Автор рисунка: Noben
Глава 4. Как я дожил до такого? Эпилог

Глава 5. Решения

Пикник получился замечательным. Шайнинг отвёл меня на пруд на уединённом лугу в паре миль от дворца, где мы и провалялись в тени под деревом, наслаждаясь хорошей погодой и любуясь пейзажем. Кажется, Шайнинг догадывался, что мне много о чём надо поразмыслить, потому и молчал большую часть времени, позволив мне остаться наедине с мыслями. Когда солнце было уже высоко, и день перевалил за середину, мы перекусили, а после Шайнинг оживился и поделился забавными историями о сослуживцах. В целом, день и правда выдался приятным — возможно, самым лучшим на моей памяти.

Мы вернулись во дворец к ужину, а после я на пару часов засел за книгу заклинаний Твайлайт, пока не овладел магией телекинеза окончательно. Я напрактиковался поднимать предметы рогом! Прошло полчаса, а я до сих пор бегал по дворцу, подхватывая новые и новые попадавшиеся на пути предметы — очень уж забавно получалось.

Шайнинг нашёл меня на кухне, где я левитировал дюжину бананов разом. Застыв при его появлении, я утратил контроль, и все фрукты упали на пол; на губах сама собой появилась дурацкая улыбка — как у пятилетнего мальчишки, застуканного за воровством печенек.

— Ой, любимый, что ты делаешь здесь так поздно?

Шайнинг с недоумением посмотрел на пол.

— Я мог бы спросить тебя о том же, но ладно уж, веселись дальше со своим банановым хороводом. Я вообще заглянул, чтобы просто сказать, что иду в спальню. Надо ещё прочитать отчёт стражи перед тем, как придавить подушку. Ты собираешься пойти спать? Уже довольно поздно.

Я подошёл и смахнул непослушную прядь гривы с его глаз.

— Буду чуть позже, не волнуйся. Только сначала закончу с хороводом бананов.

— Хорошо, удачи, — усмехнулся Шайнинг. — Увидимся утром.

— Спокойной ночи, милый.

Я шагнул вперёд и поцеловал его на ночь, заодно помахал вслед, когда он направился дальше в спальню. Мысленно я улыбался: он правда нравился мне, но хотелось бы всё-таки не кувыркаться в кровати с ним ради сохранения рассудка. Конечно, если он захочет, то я выполню его просьбу, но мне самому не пристало бегать за ним с задранным хвостом и упрашивать. Текущее положение дел меня устраивало, и я вполне мог придерживаться его в последующие недели.

Я посмотрел вниз на бананы и, снова подняв их в воздух, заставил кружиться и вращаться вокруг меня. Как же потрясающе владеть магией! С чего бывшей Кейденс отказываться от неё и уходить на Землю? Обязательно спрошу, когда найду её.

Тут же я припомнил, что пони и люди не способны общаться друг с другом. Английский и эквестрианский отличаются друг от друга, как небо и земля. Найдётся ли в книге Твайлайт заклинание-переводчик? Стоит поискать перед тем, как я открою портал.

* * *

Примерно десять минут спустя я отправился в ванную, жуя на ходу банан, второй летел сзади. Так я продолжал практиковаться в магии, да и фрукты были изумительны на вкус — одного мне точно не хватило бы.

Я миновал спальню и заметил, что в ней горит свет: должно быть, Шайнинг до сих пор читал. Придётся как-то убить время, пока он не заснёт до моего возвращения. Я перебрал в уме варианты и решил, что могу просто принять душ. Зайдя в ванную, я опустил второй банан на полочку и включил воду (только магией!). Утром я уже освежался, но где чистота тела, там и благочестие духа. Кстати о благочестии, если я аликорн, то выходит, я ещё и богиня? Или такое относится только к Селестии и Луне?

Я встал под воду и позволил сознанию расслабиться. Сегодня был хороший день, и почти жаль, что под конец не будет… Мысли о сексе застали меня врасплох, заставив растерянно заморгать. Я постарался думать о чём-то другом, но успел сильно возбудиться, и оказалось непросто перевести мысли в иное русло. По-видимому, сыграло свою роль, что меня крыли две прошлых ночи подряд, и теперь моё тело ожидало похожего сегодня. Я выключил душ и принялся вытираться, надеясь как-то унять возникшую нужду.

Но не сработало; я мог думать только о одном: что вытворял вчерашней ночью. Прикусив губу, я повернулся задом к зеркалу и отодвинул хвост.

Да, моя киска уже «подмигивала» от мыслей о возможном сексе. Я опустил хвост и принялся нарезать круги по ванной. Мне ни в коем разе нельзя поддаваться — может, тогда просто поработать копытом? Уж в этом-то ничего такого нет.

Я сел перед зеркалом и, раздвинув задние ноги, не без восторга порассматривал свою раскрывшуюся, мокрую щёлку. Мне уже почти хотелось родиться мужчиной, чтобы узнать, каково покрыть кобылку и отлизать у неё.

Да что за дурацкие мысли, ведь я и так родился мужчиной, фу ты!..

Посмотрев на киску, я опустил на неё копыто и в момент прикосновения закрыл глаза. Ощущения действительно оказались приятными: я простонал тихонько сквозь сжатые губы. Даже не знаю, почему раньше не сообразил — ведь сплошное же удовольствие. После полуминуты массажа сознание решило подкинуть мне сексуальную фантазию для разнообразия. Машинально я начал думать о жеребцах, но одёрнул себя. Ну уж нет! Что я там обычно воображал, когда был парнем? Я думал о девушке — как вариант, сойдёт.

Я представил свою роскошную подружку, как она раздевается до белья, затем бросает в меня лифчик. Соблазнительно покачивая бёдрами, подходит ко мне и говорит, что хочет сделать минет. Я смотрю, как она берёт мой человеческий член в ладошку и…

На этом моменте я заржал, начисто расколов фантазию. Человеческий член в воображении показался до смешного маленьким — вообще девушки чувствуют его? Изумлённо покачав головой, я начал собирать фантазию снова. Моя подружка, Анджелина Джоли, Эмма Уотсон, Джессика Биль, мисс Ноябрь из «Плейбоя»… Всё было бесполезно; моё возбуждение улетучивалось, пока я перебирал в памяти то, на что у меня раньше бывал гарантированный стояк. Я открыл глаза и посмотрел на мою лошадиную киску — и немедленно завёлся снова, припомнив, что с ней вытворяли жеребцы прошлой ночью. С участившимся дыханием я невольно облизал губы, когда воспоминания наполнили разум. Мне оставалось только признать поражение и продолжить тереть себя копытом. Похоже, я взаправду стал кобылой как снаружи, так и внутри. С этих пор я буду спускать пар, думая о жеребцах пони и их восхитительных членах…

И я думал о них. С минуту потеребив себя копытцем на воображаемое мужское естество Шайнинга, я быстро вошёл во вкус. Просто тереть киску казалось уже недостаточным, мне нужно было больше: вставить что-нибудь внутрь. Я встал на все четыре и метнулся взглядом по ванной в поисках — чего угодно. Заметив на полочке давешний банан, я даже не успел до конца сформулировать мысль, как магией подхватил его. Приподнял зад, приставил продолговатый фрукт к набухшим губкам — и тихонько простонал, когда он скользнул в мокрую щёлку. Да, вот оно, вот что я хотел почувствовать!

Закрыв глаза, я принялся магией медленно вталкивать и вытаскивать банан, представляя вместо него член Шайнинга. Конечно, муж мог похвастаться большим размером, но и банана хватало для примерного ощущения. Очень примерного ощущения, которому недоставало дыхания Шайнинга на спине и аромата могучего жеребца. Не считая, что Шайнинг целовал бы меня, а я чувствовал бы его перекатывающиеся под шкурой мускулы. И конечно же, его член сам по себе был потрясающим, и он просто…

Я остановился и недоумённо огляделся. Какого чёрта я занимаюсь этим в ванной? С чего пытаюсь наедине трахнуть себя, да ещё долбанным бананом? Я вынул его из себя и швырнул в мусорное ведро, затем открыл дверь и направился в спальню. В самом деле, зачем мне использовать жалкое подобие, когда прямо под боком есть настоящий член!

Распахнув дверь, я увидел читающего в кровати Шайнинга, который при моём резком появлении поднял голову.

— О, любимая, собираешься спать?

Удивительно, как я вообще мог идти прямо, когда мой пах буквально истекал похотью. Я подошёл к кровати и магией откинул одеяло, открыв вид на заднюю часть тела мужа. Мой взгляд замер на конском члене, который изо дня в день казался мне лучше и лучше. Просто дико, что ещё недавно он вызывал у меня отвращение; как я вообще мог испытывать нечто подобное? Ведь он был таким… потрясным.

Я посмотрел на лицо Шайнинга.

— Милый, твоей жене нужно, чтобы ты трахнул её. Сейчас, пожалуйста, — я развернулся и поднял хвост, показав ему блестевшую киску.

Челюсть Шайнинга отвисла, и я видел, как его член твердеет и растёт с каждым ударом сердца. Он облизнулся и начал приближаться ко мне.

— Ну, знаешь, раз уж моя жена настаивает, то я вполне смогу удовлетворить её. Не то, чтобы это доставит удовольствие мне самому… — поддразнил он.

Я рассмеялся и почувствовал, как его передние копыта опустились мне на спину.

— Шайнинг, дорогой?

— Хмм? — он прижался членом к щёлке и замер. Как и я, благодаря богов, наградивших меня киской, которая так идеально подходит его конскому достоинству.

— Что ты скажешь, чтобы, м-м-м, во благо нашего брака, мы начнём трахаться каждый день, начиная с сегодняшнего? Пожалуйста, — я повернул шею и поцеловал его в губы.

Шайнинг ответил тем, что медленно втолкнул член в меня. Я вскрикнул от удовольствия, а он прошептал мне на ухо:

— Неужели всего лишь раз в день, милая?

Он улыбнулся, и я ухмыльнулся в ответ, а затем стал насаживаться киской на него. Эти три месяца будут лучшими в моей жизни.

* * *

На следующее утро я открыл глаза; уже четвёртое утро, когда гляжусь в зеркало и вижу отражение Кейденс. Но впервые я ему обрадовался. Мы с Шайнингом спали в обнимку, сплетя наши ноги вместе. Я посмотрел на свои покрытые розовой шёрсткой копыта и улыбнулся. Обожаю розовую шерсть.

Я повернулся к жеребцу рядом со мной. Он ещё спал, но это ненадолго. Я потыкался в него мордой, затем пощипал его ухо, пока он не начал открывать глаза. Тогда я чмокнул его в щёку:

— Доброе утро, милый.

— Привет, — улыбнулся он.

Я тоже улыбнулся и придвинулся ближе к нему, чтобы тут же страстно поцеловать. Спустя несколько секунд я отстранился и заглянул ему в глаза.

— Люблю тебя, — в первый раз я говорил совершенно серьёзно и оттого чувствовал себя хорошо.

— И я люблю тебя, — Шайнинг вернул мне поцелуй. — Не знаю, что вселилось в тебя, но новая «ты» совершенно точно нравишься мне.

Я обнял его крепче, чувствуя. Как его естество прижимается к шерсти на животе. Невзначай я начал тереться о него, ухмыляясь.

— Работаешь сегодня?

— Ага, — кивнул он. — И мне надо довольно скоро идти.

— Ну, пока ты не ушёл, может накормишь меня завтраком? — я посмотрел ему в глаза.

— Конечно! Два блинчика будут готовы сию минуту, — он начал поднимать одеяло, но я протянутым копытом остановил его.

— Я не хочу блинчиков.

— Тогда омлет? — его морда сделалась озадаченной.

— Я думаю кое о чём… получше, — я начал сползать вниз по кровати.

— Получше? Ну, я могу… Ах! Кейденс! — Шайнинг ухватился за кровать и во все глаза уставился, как я заглатываю его член до горла. — Ого, это же… ого. Да что в тебя вселилось?

Я вынул член изо рта и несколько раз облизал, потом поднял голову.

— Я решила перестать размышлять о том, кто я такая, и просто наслаждаться жизнью.

Шайнинг откинулся обратно на подушку и тихонько присвистнул, пока я продолжил отсасывать ему.

— Слава Селестии, это я удачно проснулся.

* * *

Когда я закончил, то снова улёгся в обнимку с Шайнингом. Не думаю, что когда-либо в жизни чувствовал себя таким удовлетворённым; всё шло просто идеально.

И мы оба подняли головы на раздавшийся стук в дверь.

— Э, да? — неуверенно заговорил я.

— Мне очень жаль отвлекать вас, принцесса, — раздался по ту сторону голос Гам Дроп, — но я только что получила письмо, которое вы ожидали!

Мы с Шайнингом переглянулись, и я соскочил с кровати и открыл дверь спальни. Гам Дроп держала единственное письмо во рту, которое незамедлительно положила мне на копыто.

— Оно немного задержалось в пути, хотя и неудивительно, учитывая его странный маршрут до Эпплузы и обратно сюда.

Я посмотрел на письмо, потом обратно на Гам Дроп.

— Я не поняла, так кто его послал?

— Вы и послали, — удивлённо изогнулись брови моей помощницы.

Сердце застучало быстрее, когда я поднял письмо магией и вчитался в имя отправителя.

«От: Принцесса Кейденс

Кому: Принцессе Кейденс»

Шайнинг заглянул мне через плечо.

— С чего тебе посылать письмо самой себе?

— Ох, я просто хотела напомнить себе… кое о чём, — я придвинул письмо ближе к себе, закрывая от любопытных глаз мужа. — Не волнуйся об этом, милый.

Кивнув, он повернулся к Гам Дроп.

— Спасибо, мы спустимся к завтраку через минуту.

На что помощница медленно подняла копыто.

— На самом деле я должна передать кое-что ещё, принцесса.

— Да? — кое-как я сумел оторвать взгляд от конверта.

Гам Дроп показала копытом куда-то позади себя.

— Селестия прислала колесницу, она призывает вас в Кантерлот… немедленно.

— Королевский вызов? — удивился Шайнинг. — Милая… что ты натворила?

Я нервно сглотнул и прижал письмо к груди.

— Похоже, я довольно скоро выясню, — я повернулся к Гам Дроп. — Могу я позавтракать сначала?

Гам Дроп сконфуженно посмотрела на моего мужа, который ответил за неё:

— Лучше не стоит, милая. Если Селестия послала колесницу и велела немедленно прибыть, то ты действительно должна немедленно прибыть.

— Что ж, хорошо, — я вздохнул. — Похоже, Шайнинг, настала пора нам попрощаться.

На что он хохотнул, когда я быстро поцеловал его.

— Попрощаться? Не сгущай тучи, ты не сделала ничего неправильного.

— Ну как бы да, — я сдавленно рассмеялся и, прижимая письмо к себе, позволил Гам Дроп отвести меня к колеснице.

* * *

Едва мы оторвались от земли, как я уставился на конверт и на минуту задумался. «С чего бывшая Кейденс заставила меня ждать четыре дня? Предполагаю, что теперь понятно, почему я ничего не нашёл вначале, но почему не передать его мне в первый же день? Чёрт бы побрал эту женщину, что у неё в голове творится?!» — встряхнувшись, я открыл письмо, одновременно желая и боясь прочитать послание.

«Обезьяну, который сейчас разгуливает по дворцу вместо меня. Вне всяких сомнений, ты несчастен и смущён. Так и должно быть, ведь нельзя ожидать особенно многого от твоего вида. Честно сказать, весьма прискорбно, что никто из твоей расы до сих пор не овладел искусством магии, но что ж, можно ли проклинать камень за его тупость? В любом случае, если вкратце ввести тебя в курс дела, то мне вконец надоел мой всюду следующий хвостом муж, поэтому я решила отдохнуть на Земле. Я выбрала человеческого мужчину на своё место, зная, что ему — то есть тебе — будут несомненно противны приставания якобы обыкновенной лошади, к тому же самца. Поэтому я более чем уверена, что к настоящему моменту ты отвадил его, и он прекратил ежесекундно признаваться в любви — вот чего я давно добиваюсь. И обмен телами показался мне наилучшим способом. Ты выполняешь всю грязную работу и отталкиваешь его, пока я несколько дней побездельничаю в твоём причудливом мирке и повеселюсь.

Теперь, когда отпуск подходит к концу, мы вернёмся обратно в наши тела. Поскольку ты явно не представляешь, как пользоваться элегантной материей магии, я устроила всё так, что тебе и не придётся. Помнишь кристальные сферы, изменившие наши тела? Они способны на большее. Будучи активированными, два кристалла создают портал, соединяющий их. Мне было трудно переправить один из них на Землю, но теперь, когда он там, будет весьма элементарно активировать связь и заново открыть портал. Просто коснись кристалла своим рогом, и портал откроется. Я буду ждать на другой стороне. Как только ты увидишь меня, положи передние ноги на кристалл, и мы обменяемся обликами. Довольно простое поручение, даже для твоего ограниченного интеллекта.

Что касается времени, я намеревалась погулять по Земле четыре дня: более чем достаточно для тебя, чтобы покинуть Шайнинга, и для меня, чтобы побездельничать на этой планете. Если я рассчитала правильно, ты должен прочесть это письмо утром четвёртого дня. Поэтому сегодня ночью, когда луна будет в зените, подойди к кристаллу и коснись его рогом. Я буду ждать на другой стороне, и ты вернёшь себе прежнюю жизнь».

Я поднял взгляд от письма, не зная, что и думать. Я возвращаюсь домой! Ура! Мне не придётся ждать три месяца и дальше сходить с ума! Это потрясающе!

…Но вот только радости не ощущалось, и я опустил голову. Мне начинало нравиться быть Кейденс, и я предвкушал, как проживу эти три месяца. И полный отстой, что всё так резко заканчивается сегодня. С другой стороны, я здесь всего лишь гость, живущий не своей жизнью и не в своём теле. Сегодня я обменяюсь телами и вернусь к прежней жизни. Было забавно побыть кобылой, но я не могу оставаться ею.

И вообще, позволит ли мне Селестия выбрать?

* * *

— Принцесса Кейденс, благодарю за столь скорое прибытие!

— Разумеется, — поклонился я белой монархине. — Вы призывали меня?

Я поднял взгляд и увидел, что лицо Селестии стало серьёзным, когда она сразу перешла к делу.

— Мы выследили и поймали самозванку!

— О? — только и смог ответить я удивлённо. — Кого же?

Она указала в дальний конец зала на клетку с маленькой пони внутри.

— Вот, это младшая сестра бывшей соседки по комнате спутницы на выпускном балу партнёра по лаборатории соседа по площадке друга бывшего владельца кота кузена племянника брата отца Гам Дроп! Она носит имя Свити Белль!

Сердце ухнуло куда-то в живот, а глаза расширились. Один из стражников подкатил клетку, внутри которой я увидел рыдающую Свити Белль.

Я немедленно развернулся и свирепо посмотрел на Селестию.

— Отпусти. Её. Сейчас. Же!

Селестия удивлённо распахнула глаза, а два стражника медленно повернули головы, чтобы посмотреть, кто осмелился поднять голос на богиню.

Солнечная богиня моргнула.

— Но она пришелец, ты сама привела мне доказательства.

— Она не пришелец, — я указал на клетку. — Я попросту сморозила тебе длинную околесицу. Кобылка невиновна, и ты чертовски хорошо знаешь это.

Селестия подняла копыто:

— Если я отпущу её, ты назовёшь мне настоящую подозреваемую?

— Да.

Она отперла клетку магией, и Свити Белль тут же была препровождена до двери.

— Тогда, принцесса Кейденс, кто же это? Кто самозванка?

— Перестань валять дурака. Мы оба знаем, что я не Кейденс.

Она неотрывно смотрела на меня несколько секунд, прежде чем её морда приоткрылась в улыбке.

— Ну-у-у, так совсем не весело. Хотя ты и не без неожиданностей. Настоящая Кейденс нипочём бы не подставила шею под топор ради обычной кобылки. Довольно иронично, что случайный человеческий жеребец оказался смиреннее одной из наших принцесс.

— Э… э… постой-ка, — я почувствовал, как мозг набухает в голове. — А откуда ты… вы… ты догадалась, что я жеребец? И что человек?

— Ты сказал «мы оба», — ещё шире улыбнулась Селестия. — Будь ты кобылой от рождения, и неважно, какого вида, то фраза прозвучала бы как «мы обе». А насчёт человека… наши миры не так уж далеки друг от друга, и я попыталась угадать.

— Туше, — я огляделся по сторонам. — И… что же теперь будет со мной?

— Ничего, — передёрнула крыльями Селестия. — Да и зачем что-то делать? Если Кейденс оставила этот мир и отдала тебе своё тело, то по всем эквестрийским законам теперь ты и есть настоящая Кейденс, и имеешь все королевские привилегии и права. В прошлую встречу я всего лишь притворилась — на самом деле у нас нет никаких законов против пришельцев.

Я не знал, то ли улыбаться, то ли смущаться; и тогда снова указал на клетку.

— Тогда зачем было арестовывать Свити Белль?

Селестия засмеялась:

— Я просто хотела испытать тебя, поскольку всегда интересовалась людьми. И не беспокойся о кобылке, она добровольно вызвалась. Хотела проверить на практике свои актёрские навыки, что-то вроде такого. Но я уже болтаю попусту. Так скажи мне, как тебе жизнь пони? Вижу, ты научился кое-чему с нашей последней встречи. Например, от тебя больше не разит охотой. Хотя немножечко жаль, в тот раз ты сделал день всей смены стражников.

Я позволил себе рассмеяться вместе с Селестией.

— Ну да, я ещё выучил кое-какие базовые заклинания вроде левитации. Всё самостоятельно.

Едва ли впечатлённая монархиня кивнула:

— Левитация, как мило. Итак, ты всё-таки получаешь удовольствие? У тебя нет никаких проблем?

— Никаких проблем, мадам, — кивнул я. — Я вполне довольствовался тем, что оставался дома и проводил время со своим мужем, выясняя, как вернуться домой.

Она приподняла бровь.

— Что-то изменилось? Ты говоришь в прошедшем времени.

— Да, — я вздохнул. — Мне пришло письмо от бывшей Кейденс… извините, от настоящей Кейденс, и она сообщила, что мы поменяемся обратно сегодня ночью.

— Ты будто бы расстроился.

— Просто всё произошло внезапно, — я потёр шею. — Что могу сказать, ваше высочество, вы управляете чудесным королевством, и мне очень понравилось здесь.

— Так оставайся, — сказала она как нечто само собой разумеющееся.

— Что? Нет, — я отвёл взгляд. — Думаю, я хочу вернуть прежнюю жизнь. И кроме того, я не могу просто оставить Кейденс на Земле.

— Мне нравится Кейденс, — взгляд Селестии устремился в пустоту. — Но за последние годы она невероятно озлобилась. Сказать по чести, из тебя может получиться лучшая Кейденс, нежели она когда-либо была.

Я вскинул копыто, предупреждая следующие слова:

— Спасибо за столь лестную оценку, но нет, я не хочу провести остаток жизни миленькой розовой пони-принцессой, — однако даже под конец фразы я не смог придумать более-менее весомой причины. Мне нравилось быть пони, быть особой королевских кровей, да и в розовом цвете я выгляжу весьма миленько и нравлюсь Шайнингу…

Селестия прервала мои размышления:

— Тогда мы прощаемся с тобой. И благодарю, что оставался славным человеком, даже угодив в историю с обменом тел с Кейденс. Я полагаю, некоторые люди в такой ситуации не выдержали бы и убили себя.

Я поклонился и приготовился уйти.

— Мне было приятно. Думаю, я и правда получил удовольствие от прошедших дней, как только разобрался во всём. Благодарю, что разрешили погостить в вашей стране.

— Прощай, человек.

* * *

Я вернулся в свой дворец и остаток дня до вечера снова пролистывал книгу заклинаний. Хотя большого смысла в том не видел, ведь в конце дня всё перестанет иметь значение, но мне нужно было как-то заполнить остававшееся время.

Ужин наступил и прошёл довольно обыденно. После Шайнинг захотел поговорить о планах на грядущие выходные, и я не набрался духу сказать, что меня уже не будет здесь. Я слушал его и вымученно улыбался, отсчитывая часы до конца.

Когда пришла ночь, я вынул письмо бывшей Кейденс и, улучив момент, ещё раз проверил время. И понял, что не совсем уверен, о каком лунном времени идёт речь, поэтому я направился к Шайнингу. Он нашёлся в столовой, где читал очередные отчёты; войдя, я постарался унять колотившееся сердце, прежде чем подошёл к нему и присел рядом, положив письмо на соседний стул.

— Шайнинг, ты знаешь, когда в Эквестрии луна находится в зените?

— В десять вечера, — он усмехнулся. — Перестань, об этом ещё в начальной школе рассказывают.

— Ну как бы да, — я тонко хихикнул. — Просто проверяла.

Я бросил взгляд на настенные часы, которые уже отмерили половину десятого. Что удручило меня: хотелось бы иметь больше времени.

— Что-то случилось, милая? — Шайнинг прочёл мою вытянувшуюся морду.

Меня окатила волна эмоций. Одно дело — разбираться со своей грустью, но меня не оставляла в покое мысль, как бывшая Кейденс будет обходиться с Шайнингом. В эти дни он так старался, чтобы расположить меня к себе, и теперь он искренне верит, что Кейденс любит его снова. Но через полчаса… бедняга.

Мне на плечо легло копыто, а когда я поднял взгляд, то увидел стоящего рядом Шайнинга и сообразил, что глаза у меня на мокром месте. Не в силах дальше сдерживаться, я зарылся мордой в его шерсть на груди.

— Я правда люблю тебя. Но скоро… ну… прости, как я буду действовать в скором времени.

Шайнинг обнял меня.

— Я не понимаю, но не волнуйся, я всегда буду любить тебя, милая.

— Нет, — я отодвинулся от него, — если я опять стану стервой, не бойся просто покинуть меня. Ты заслуживаешь кого-то лучше меня, если я веду себя так.

Шайнинг нахмурился:

— Но с чего тебе вести себя так?

— Потому что не мне выбирать, — я обнял его ещё раз напоследок, прежде чем развернуться к нему хвостом и пойти прочь. У двери остановился и оглянулся. — Я люблю тебя… и сожалею о том, что случится.

* * *

Я сел рядом с кристаллом, настенные часы показывали без одной минуты десять, и последний раз посмотрелся в зеркало в своём нынешнем теле. Безумно думать, что я провёл в нём всего четыре дня, но оно уже казалось родным. Мне даже начало нравиться ощущать вымя и прочие женственные части тела между ног — это было так естественно, так правильно. И мне также нравится розовый цвет…

Со звоном часы отметили десять вечера. Я глубоко вздохнул и коснулся рогом кристалла. Низко загудело, и все до единой волосинки в гриве встали дыбом. Ветер начал кружить по комнате, и когда я поднял взгляд, то увидел знакомый голубой портал, возникший перед зеркалом. Я отошёл от кристалла и сквозь голубое сияние вгляделся в свою старую гостиную. И почувствовал, как в ужасе разевается рот: вся комната являла собой беспорядок из опрокинутых книжных полок, разбитого стекла и разбросанных по полу пустых коробок из-под пиццы. Посреди бардака, на диване сидело моё голое человеческое тело, почёсывая яйца. Я отступил ещё на шаг в ужасе, а человек просто махнул мне и подошёл к кристаллу перед собой; положил на него руки и взглянул на меня.

Я хлопнул себя по лицу копытом: прежде, чем поменяться обратно, мне нужно поговорить с ней. Для чего повторил по памяти заклинание, почёрпнутое из книг Твайлайт: оно позволяло несколько минут любым двум существам общаться мысленно друг с другом. И мне надо поговорить с этой… личностью. Как только я закончил заклинание, рог ярко вспыхнул, и затем в моей голове раздалось эхо.

«…что это за хрень была?»

«Привет, Кейденс, я сотворил заклинание, которое позволит нам поговорить!»

«С какой стати ты творишь заклинания в моём теле? Мой рог не игрушка!»

«Ну, оно было моим четыре дня, и я могу делать с ним, что захочу. Кстати говоря о телах, какого чёрта ты сделала с моим?!»

«С чего тебя волнует? Я повеселилась, потратила твои деньги, но всё равно это не твоё дело».

«Ещё как моё, и это моя жизнь!»

«Ага, но какое мне дело до тебя? Я знатный аликорн, а ты человеческий простолюдин.»

«Погоди-ка, принцесса! Прямо сейчас я в твоём теле, так что как раз ты «человеческий простолюдин»!»

«Хорошая точка зрения, а теперь давай, положи копыта обратно на кристалл и исправь всё. Я устала от этого тела».

«Придержи коней, я хочу поговорить о Шайнинге. Почему ты ненавидишь его?»

«Шайнинг ещё рядом? Ты должен был порвать с ним, идиот! Ох, какой же ты бесполезный».

«Да, он по-прежнему рядом, и я не отдам это тело, пока мы не поговорим о нём».

«Не отдашь моё царственное тело? Это не тебе решать, человечишко».

«Да-да, конечно. Я не положу копыта на кристалл, пока…»

«Тогда как вот это придётся тебе по вкусу?!»

Я глянул вбок и увидел, что человек направил на меня зажатый в руке электрошокер. Не успел я даже моргнуть, как он выстрелил, и пронёсшиеся через портал две стрелки с проводками вонзились мне в бок. В тот же миг в глазах потемнело, а из груди одним могучим ударом вышибло воздух; я рухнул, как подкошенный и забился в судорогах.

«Вы, люди, создаёте очаровательное оружие для самых разных случаев. Конкретно вот это способно свалить медведя и других крупных зверей. Уверена, ты оценишь научные знания, вложенные в него людьми».

«Сука».

«От того же слышу, мой дорогой человек».

Я с усилием поднял взгляд и увидел, как она прошла через портал, наклонилась и положила мои вялые конечности на кристалл. Удовлетворённая, она вернулась обратно и направилась к сфере на своей стороне. Морщась, я отодвинул потяжелевшие передние ноги и соскользнул копытами с кристалла как раз перед тем, как она положила ладони на свой. И когда она снова посмотрела через портал, я по-идиотски улыбнулся ей.

«Упс, ты хотела, чтобы я оставил копыта?»

«Хочешь всё только усложнить? Я не против».

Она снова щёлкнула электрошокером, и на несколько секунд я снова забился от боли. Когда же всё кончилось, я увидел, как бывшая Кейденс схватила бейсбольную биту из-за дивана и подошла обратно вплотную к порталу.

«Вот что я предлагаю. Положи свои грязные копыта на кристалл, или я приду и переломаю тебе передние ноги. Мы не меняемся телами в прямом смысле слова, поэтому я могу сломать каждую кость в твоём теле, и мне это ничуть не навредит. А теперь клади копыта на долбанную сферу!»

«Отлягай себя».

«Ха-ха, неправильный ответ!»

Она шагнула через портал снова и, покручивая битой, посмотрела на мою вялую тушку. Затем с садисткой улыбочкой она примерилась к моим ногам и подняла руки.

— Убирайся от моей жены, — волоски на загривке встали дыбом от неимоверного количества злости в голосе Шайнинга. Я повернул голову и увидел его с оскаленными зубами в дверном проёме. В другом конце комнаты человек расхохотался.

«О, как мило, мистер очаровательный принц пришёл за тобой. Какая шутка!»

Шайнинг посмотрел на человека и портал.

— Кейденс! Ты в порядке?!

Я помотал головой и слабо выкрикнул:

— Уходи отсюда!

Тем временем человек потянулся к шокеру.

«Как же давно мне хотелось сделать что-нибудь подобное с ним».

Я увидел, как человек целится из оружия в Шайнинга. Я не успел ничего сказать, как он выстрелил, и мгновением позже мой муж с коротким воплем боли рухнул.

Человек оглядел нас обоих и рассмеялся, затем ухватил биту и мягко потыкал меня в голову.

«Посмотри, что ты наделал. Если бы ты просто отвадил его, ничего бы не случилось, и ты вернулся бы на Землю проживать дальше свою жалкую жизнь».

— Я сказал… убирайся… от моей жены.

Мы оба повернулись к Шайнингу и увидели, как он медленно встаёт на ноги и через силу шагает к нам. Я только рот разинул: сам я сразу после удара током не мог даже глазами пошевелить, но Шайнинг как-то стоял и по-прежнему пытался защитить меня. Никогда и никто прежде не волновался обо мне так сильно.

«Хмм, типичная человеческая технология, никогда не срабатывает с первой попытки. Что ж, посмотрим, как тебе придётся по вкусу вторая порция».

Я стиснул зубы; нет, она не сделает этого с моим мужчиной. У меня не получалось двигаться так же хорошо, но я вполне мог воспользоваться магией. Правда, хорош я только в телекинезе, но чисто случайно я знаю слабое место на моём старом теле.

Мой рог засиял, и секундой позже тяжёлая кристальная сфера взмыла в воздух и врезалась прямо в яйца человеку, сбив с ног и заставив заверещать от жуткой боли.

Даже Шайнинг поморщился:

— Небо, Кейденс, я понимаю, что ты защищаешься, но это как-то низко. Ты хоть представляешь, каково почувствовать такое?

— Лучше тебе не знать, милый, — я несколько раз глубоко вздохнул и попытался встать. Неудачно поборовшись несколько секунд, я увидел улыбку Шайнинга и его протянутое копыто, которым я и воспользовался, чтобы подняться.

— Ты в порядке? — осмотрел он меня.

Я кивнул, а затем огляделся, чтобы оценить ущерб. Заодно мне не давало покоя, что на Шайнинга только что напала его настоящая жена, и то, что он откуда-то знает про портальное устройство в её гардеробной. Я прочистил горло:

— Итак, Шайнинг, это довольно долгая история.

— Прибереги её на потом, оно ещё живо! — он указал на свою настоящую жену, корчащуюся на полу от боли.

— Да, это человек, — я кивнул. — Хмм, думаю, этого должно хватить, — мой взгляд упал на валявшийся неподалёку электрошокер. Вынуть стрелки с проводками из меня и Шайнинга и воткнуть их в грудь человека оказалось плёвым делом; разряд на пару секунд — и он уже валяется бесчувственным. Только после я вздохнул и уронил шокер. Мне нужно было увести Шайнинга отсюда, чтобы я мог превратиться обратно. Мне нисколько не хотелось сражаться с этой женщиной и так жёстко сопротивляться. Я просто хотел поговорить и выяснить кое-что. Ну что ж, похоже, я не получу никаких ответов. Однако мне по-прежнему надо вернуть своё тело; видит бог, я не хочу ходить с киской и копытами остаток жизни. В смысле, это было бы нечто…

Я замер, задумавшись о таком раскладе. Вся жизнь пони-девушкой? Не то, чтобы я возражал, просто у меня нет права быть ею. Поэтому действительно должен превратиться обратно.

Шайнинг подошёл ближе к человеку:

— Хочешь снова ударить его молнией?

— Шайнинг, тебе правда не стоит желать ему смерти… это твоя жена, — Шайнинг ничего не сказал, продолжая смотреть на распростёртого человека, поэтому мне пришлось уточнить. — Видишь ли, она поменялась телами со мной, и…

— Я знаю, — прервал он меня, затем повернулся мордой ко мне. — Ты оставила её письмо на стуле в столовой, и я прочёл его прямо перед тем, как пришёл сюда.

— Ой… Тогда ты понимаешь, что с тех пор, как ты отнёс меня в кровать четыре дня назад… с того события пони рядом с тобой не была твоей женой.

Шайнинг помотал головой:

— Ну да, я должен был догадаться. Кейденс, которая мило обращается с дворцовой прислугой? Которая развлекает мою сестрёнку? Которая целует меня утром? Которая говорит, что любит меня? Она никогда бы не сделала ничего подобного.

Я опустил взгляд и усмехнулся:

— Я так полагаю, из меня получилась ужасная Кейденс?

— Ровно наоборот, — Шайнинг искоса посмотрел на меня. — Я обожаю тебя как свою жену, и ты была лучше, чем старая Кейденс.

— Ну, что могу сказать, — я уже смеялся в голос. — Тайна раскрыта, и всё кончено.

— …что кончено? — Шайнинг посмотрел прямо на меня и с нажимом добавил. — Кейденс?

— Я не Кейденс! — взметнул я копыто. — Я не твоя жена!

— И кто это говорит? — он медленно улыбнулся.

Я раздражённо вздохнул:

— Ты не понял, я не она, а вот он, — я указал на бесчувственного человека. — Мне нельзя быть пони, нельзя быть девушкой и уж совершенно точно нельзя быть твоей женой.

По-прежнему улыбаясь, он наклонил голову:

— Нет, я понимаю. Я знаю, что ты пробыла кобылой всего четыре дня.

— Да, всего четыре дня, — я уставился в пол.

Моего подбородка коснулось копыто, и я поднял голову.

— Ты лучшая Кейденс, чем моя прежняя жена, — заговорил Шайнинг. — Пони, которая находилась рядом со мной последние дни, именно с ней я хочу быть! Как раз ты не понимаешь, что ты и есть та пони, в которую я влюблён теперь. Меня не волнует, кем ты была раньше или как угодила сюда. Я хочу тебя!

Мои щёки точно налились свекольно-красным цветом, и я забормотал:

— Но мне надо вернуться. Я не могу оставаться здесь, я не Кейденс…

Продолжая смотреть мне в глаза, Шайнинг передёрнул плечами.

— Ты можешь. Ты можешь остаться здесь, со мной! Прими новую жизнь, навсегда войди в роль Кейденс! Никто больше не узнает.

Я осознал, что он говорит серьёзно, и попросту не нашёл слов.

— Я не могу оставить себе это тело. Ты просишь меня провести всю жизнь кобылой? — при такой мысли сердце забилось быстрее от восторга.

— Почему нет? Тебе же понравилось. Ты сказала, что любишь меня.

Я задышал чаще и облизал пересохшие губы. Всё вышло за грань разумного, зачем я вообще говорю с ним?

— Ну да, и ещё раз да. Но…

— Но что? — улыбнулся Шайнинг.

Я не смог не рассмеяться: быть того не может, что я на самом деле рассматриваю возможность… но так оно и было! Я действительно хотел остаться! Никогда до сих пор я не желал чего-либо сильнее. Смогу ли я так поступить? Смогу ли взаправду жить дальше как пони? Смогу ли навсегда стать женой жеребца?

Я поймал себя на том, что возбудился от одной лишь мысли.

— Но у меня есть друзья там, на Земле, есть девушка.

Хотя, скорей всего, все ненавидят меня, повстречавшись с Кейденс в моём теле.

Шайнинг обнял меня.

— Милая, у тебя есть друзья здесь. И ещё любящий муж.

Я обнял его в ответ, чувствуя желание остаться с ним каждой шерстинкой моего понячьего тела. Потом я глянул на человека.

— А что же с Кейденс?

Шайнинг наклонил голову.

— Милая, ты и есть Кейденс, и всегда ею будешь. Ты хотела сказать, что мы будем делать с этим случайным человеком на полу?

В который раз за вечер меня пробило на нервный смех.

— Да, что мы будем делать с ней? Вернее, с ним?

Он мотнул головой в сторону портала.

— Оставь его там, где он должен быть, на Земле. И забери кристалл, чтобы он застрял там навсегда, с нулевым шансом выбраться с этой скалы.

Я посмотрел через портал и приметил сферу с той стороны, затем пролевитировал её к себе в гардеробную, забрав с Земли единственный магический артефакт. Портал задрожал, явно потеряв стабильность.

— Как же он разозлится, когда очнётся и поймёт, в какой жизни и в каком теле застрял.

Шайнинг подобрал человека магией и перенёс его через портал.

— Ну и хорошо. Как пони, она была той ещё сукой.

Человек грохнулся на пол на другой стороне, и я плюнул вдогонку.

— Наслаждайся жизнью, человечишко, — я снова рассмеялся, не в силах поверить в происходящее — и в то, что я действительно хочу такого.

Шайнинг повернулся ко мне.

— Знаешь, я всё-таки спрошу, ты совершенно уверена? Ведь пути назад не будет. Как только мы закончим, ты и сама застрянешь здесь такой, какой есть.

Я посмотрел вниз на своё розовое тело пони.

— Шайнинг… мне нравится это тело, мне всё в нём нравится. Мне нравится чувствовать копыта и помахивать хвостом. Мне нравится моя магия и мой новый пол. А знаешь, что мне нравится больше всего?

Шайнинг шагнул вперёд и поцеловал меня в лоб.

— И что бы это могло быть?

Я подобрал магией два кристальных шара, с которых всё началось.

— Мне нравится быть твоей женой.

Обе сферы с разгона врезались в стену, разбившись на миллион осколков. Портал позади нас немедленно схлопнулся, и меня накрыла волна чистого счастья, когда я осознал, что теперь навеки остался кобылой.

Шайнинг резко подался вперёд, и мы сомкнули губы. Слезы счастья бежали по моему лицу, пока мы целовались, и я понял, как сильно буду наслаждаться жизнью с этим жеребцом каждый божий день. Мы разорвали поцелуй, и Шайнинг ласково вытер мои слёзы передней ногой.

— Ну, Кейденс, как нам начать твою новую жизнь?

Я пристально взглянул в его глаза и улыбнулся:

— Что ж, раз я только что официально вступила в брак с тобой… — я замолчал… вернее — замолчала; да, теперь так будет правильно. — Думаю, нам нужно скрепить наш союз.

— Думаю, это можно организовать, — ухмыльнулся Шайнинг в ответ.

...