Автор рисунка: MurDareik

– Что чувствуешь? – спросил Стрейт Лайн у Магнета Койла.

– Никаких изменений. Ничего, – буркнул Магнет, не открывая глаз.

Магнет сидел в мягком глубоком кресле, откинувшись на спинку и не шевелясь. Копыта передних ног молодого жеребца упирались друг в друга и лежали на груди, а задние ноги были сжаты и свисали над полом. Такая поза, по предположению экспериментаторов, должна была закольцевать течение энергии сквозь тело наиболее оптимальным образом.

На голове Магнета была закреплена конструкция из проволочного каркаса, от которого отходило несколько проводов. Каркас держался за макушку и лоб подопытного, но концы некоторых проволочек цеплялись за уголки рта и ушные раковины. К вискам и затылку пластырем были приклеены другие провода, которые вместе с проводами от странной конструкции уходили в тихо гудящий металлический ящик, стоявший на столе рядом с креслом. Переплетение проволоки и проводов образовывало надо лбом земного пони прямой рог средней длины. На метр выше рога висело прикреплённое к потолку пёрышко.

– Магнет, ты уверен, что правильно понимаешь заклинание? – поинтересовался Стрейт, такой же земной пони.

– Я учил заклинание левитации по восьми разным учебникам. Если бы в библиотеке было больше, то их бы я тоже прочитал. Но перо даже не двигается.

– Дасти, – обратился Стрейт к суетящемуся за гудящим ящиком пегасу, – сколько мы перепробовали комбинаций длины рога, угла наклона и округлости острия?

– Сорок две, – отозвался Дасти Роуб. – Ничего.

– А полярности у питания меняли?

– Меняли на прошлой неделе, Стрейт. Ничего, ты же сам знаешь.

– Частоту подачи флюидов увеличивали ещё раньше. Кажется, тоже ничего?

– Там не ничего, там мне гриву подпалили. – вклинился Магнет. – Я так больше не хочу.

Стрейт перестал перечислять неудачные опыты. Он нахмурился, задумался и принялся рассматривать Магнета и мешанину из разных металлов на его голове. Постепенно он придвинулся к мордочке друга так близко и нахмурился так сильно, что Магнет поёжился.

– Может, в нос тоже контакты вставить? – буркнул Стрейт.

– Себе вставь! – забрыкался Магнет.

Он сорвал с головы клубок проволоки и замахнулся им в сторону коллеги.

– Постой-постой! – ехидным тоном одёрнул его Дасти. – В нашего заведующего разработкой нужно кидаться только пятым образцом! Он весит в три раза больше!

– Сперва найди этот образец! Ведь складом тоже заведую я, – с ухмылкой парировал Стрейт.

– А что его искать? Вон склад, там всё и хранится, – Дасти махнул копытом в сторону старого шкафа, обклеенного разноцветными наклейками с изображениями роботов, киборгов и пони в экзоскелетах. – Мы с третьего класса каждую неделю сидим у тебя дома. Как нам не знать?

– Да, помню, – Стрейт посмотрел на полку, где между книг, металлических деталей и мелких инструментов стояла фотография с тремя друзьями. Фотографию сделал его отец несколько лет назад, когда они ещё не доросли до магический физики и занимались обычной механикой, пытаясь сделать искусственные крылья для единорогов и земных пони. Фотоаппарат выхватил тот момент, когда Стрейт, стоя над чертежом, упоённо о чём-то рассуждал, а друзья слушали. Стрейту было не особо приятно в этом признаваться, но руководить у него получалось лучше всего — он мог до некоторой степени конкурировать с Магнетом в инженерии и с Дасти в магической физике, но особо сложные задачи в этих областях давались им быстрее, а решения выглядели проще и надёжнее. 

– Раз помнишь, то определи этот образец ко всем предыдущим, – Магнет уже выбрался из кресла и поставил металлическую штуковину на стол. – А потом подумаем, чем займёмся дальше.

– Дальше мы займёмся разработкой генератора магии. Тем же самым, чем занимаемся уже год, – невозмутимо ответил Стрейт.

– Вот именно! Раз мы убедились, что сорок третий образец не работает, нам ничего не остаётся, как собрать сорок четвёртый! – поддакнул Дасти.

– Не кажется ли вам, что исследования зашли в тупик? Я, конечно, хочу довести их до конца, но не пора ли нам отдохнуть? Особенно мне. Я, как подопытный, имею на это право, – Магнет насупился.

– Имеешь, не спорю, – ответил Стрейт. – Хоть ты и сам на это подписался. Но…

– Но дело бросать нельзя! – Дасти вспорхнул под потолок и взял со шкафа зелёный берет с пластмассовой кокардой. Берет был рассчитан на жеребят помладше, но пегас всё равно напялил его на голову с довольным и уверенным выражением на мордочке. – Дело не терпит! Так говорил Стальной Грангар!

На стене висел плакат с изображением крупного пони в металлической броне со светящимися зелёным светом вставками из неведомого материала. Этого пони окружали другие, те самые, которые были на наклейках. Пегас спустился на пол, встал спиной к плакату, с ухмылкой посмотрел на друзей, приложил правое копыто к груди, а потом звонко цокнул им о пол. 

– Дело не терпит, – согласился Стрейт, встал рядом с Дасти  и повторил его жест.

– Ох, с вами не поспоришь, – поддался Магнет и присоединился к друзьям.

Рядом с плакатом Стального Грангара — гениального изобретателя, сильного мага, опытного солдата, защитника слабых и тайного правителя нескольких стран из вселенной известных каждому маленькому жеребёнку комиксов — выстроилась шеренга одарённых и почти взрослых учеников школы Понивилля, которым совсем скоро предстояло её закончить.

В дверь постучали.

– Пап, не заперто, – отозвался Стрейт.

Дверь приоткрылась и в щель просунулась голова усатого жеребца с многозначительной ухмылкой. Однако, после того, как он оглядел комнату, ухмылка исчезла.

– А, так ты с друзьями… – сказал поникший отец Стрейта.

– Ну да… А что?

– Да так… Думал, подругу привёл.

Стрейт с прищуром посмотрел на отца и процедил:

– Папа, повторяю в шестьдесят пятый раз: пока мы не доделаем проект, никаких подруг не будет.

– А когда будут? Ты не назвал условие.

– Когда сам захочу, тогда и будут. Я знаю свои цели и возможности.

– Но не знаешь, как общаться с кобылками, – подколол Стрейта отец.

– В школе я постоянно выбиваю себе сроки сдачи долгов подольше. И не только себе, но ещё и этим двум оболтусам, – Стрейт подмигнул друзьям, – потому что у них тоже не всегда есть время на учёбу. Нашёл общий язык с директором — найду и с кобылками.

– Оболтус — это ты, потому что не думаешь о будущем вовремя, – парировал отец.

– Я думаю о будущем всей цивилизации. Как по мне, так это тоже неплохой выбор.

– Я видел ту брошюру со списком университетов, которые вам раздали в школе. Выбери хотя бы, куда пойдёшь учиться дальше.

Уставший от спора Стрейт вздохнул.

– Выберу. Время ещё есть.

– Не так уж и много, – сказал отец и закрыл за собой дверь.

– И чего он тебе покоя не даёт? – пробормотал Магнет после того, как шаги за дверью стихли.

– Не знаю. Не думал об этом. Других дел хватает, – с подавленным выражением сказал Стрейт.

Дасти стянул с себя берет и пристально уставился на него.

– Может, мы и правда делаем что-то не так? – спросил он, не отрывая взгляда от внутреннего шва.

Стрейт вздохнул и натянул на мордочку умиротворённое выражение.

– Единственное, что мы делаем не так — забываем про отдых. На улице уже темнеет, и сегодня мы точно уже ничего не успеем. Так что предлагаю отложить всё до завтра.

Магнет и Дасти кивнули. Он проводил их до двери и вернулся в свою комнату. Полежал немного на диване, пытаясь занять ум чем-нибудь, что не касалось их с друзьями исследований, но мысли раз за разом пытались найти ошибки в старых формулах и чертежах. Бросив бессмысленные попытки очистить голову для новых идей, он сел за единственное посильное в подобном состоянии дело — подготовку докладов по магической физике — предмету, который давался ему легче всего, и по которому накопилось уже немало долгов. Всё внимание Стрейта было поглощено учебниками пока он не сомкнул глаз. Забытая школьная брошюра осталась лежать на столике в гостиной.

***

Рассветное солнце поднималось из-за окружавшего Понивилль леса и освещало светло-оранжевыми лучами школьный коридор, поднятую в воздух суетой младшеклассников пыль и неподвижную фигуру Стрейта. Сквозь большое, на совесть вымытое окно он смотрел на зарю и мечтал о будущем. Мечты были самыми радужными — диплом престижного университета с отличием, работа в крупном исследовательском институте, многочисленные патенты, а если повезёт, то и своя небольшая фирма, продукция которой со временем изменит мир. Решимости для их осуществления хватало, как и способностей. Солнце согревало мордочку Стрейта, и от этого тепла он погружался в мечтания глубже и глубже. Только благодаря тяге к детальному осмыслению любых значимых вещей Стрейт заметил огрехи в своих планах. 

Юный изобретатель вспомнил, что всё ещё не знает, в какой университет будет поступать, а без этого этап с получением диплома не имел смысла, равно как и с устройством на работу. Для открытия фирмы и получения начального финансирования опыт работы и диплом были не нужны, но без подкреплённой рабочим прототипом идеи это было почти невыполнимой задачей. К тому же, он обнаружил ещё один момент, который пошатнул его грёзы наяву: в своих мечтах он был один, и все механизмы, приборы и агрегаты изобретал в одиночку, без помощи друзей.

– Что, Стрейт, многого добился? – спросил один из них.

Стрейт вздрогнул, отскочил в сторону и только потом посмотрел на озадаченное выражение стоявшего рядом Магнета. 

– А? Что? Ты о чём?

– Я о нашем проекте. Ты ведь опять над ним до ночи сидел? – поинтересовался Магнет.

Стрейт пару раз встряхнул головой и обнаружил себя в школьном коридоре. Неправильные мечты отступили, а вместе с ними исчезло и странное чувство, которое бывает, когда оказываешься в незнакомом городе и по незнанию забредаешь не туда, куда хотел.

– С тобой ничего не случилось? – задал ещё один вопрос Магнет.

– Нет, просто задумался. Всё хорошо, – ответил Стрейт. – А спать я лёг и вправду поздно — готовился к докладу.

– Ух ты! Наш заведующий учит уроки! – Дасти был рядом и, разумеется, не упустил шанса для подколки.

– Да за кого ты меня держишь! – громко и с пафосом ответил Стрейт. – Да, учу. Но только по одному предмету, – добавил он спокойным тоном. – Ты же знаешь, что я не хочу тратить время попусту. В конце концов, домашку ты делаешь не чаще моего.

– Именно! – ухмыльнулся Дасти. – Но твоя подготовка к сегодняшнему докладу — это как снег на голову.

– К сегодняшнему? – кто-то неожиданно сказал прямо у Стрейта над ухом. 

Он в очередной раз вздрогнул и повернулся в направлении голоса, увидев перед собой Шайни Флафф вместе с её пышной гривой. Её пристальный взгляд был направлен ему прямо в глаза.

– Последний раз нам задавали доклад в прошлом месяце, – продолжила она. – Ты довольно долго тянул со сдачей. У тебя появились какие-то проблемы?

Шайни Флафф в учёбе не отставала от Стрейта и была приятной в общении, но строгой единорожкой. Эти черты помогали ей выполнять обязанности старосты класса и ладить со всеми учениками. Даже со Стрейтом, который из-за своих частых прогулов и редких разговоров с кем-то, кроме Магнета и Дасти, многим казался замкнутым и отдалённым. 

– Нет. А что? – ответил Стрейт.

– Если ты с чем-то не справляешься, я могу тебе помочь, – подступила к нему Шайни.

– Спасибо, но я справляюсь со всеми предметами, просто иногда на что-то не хватает времени, а иногда желания.

– А твои прогулы — они тоже из-за того, что у тебя не хватает времени?

– Ну… Можно и так сказать, – буркнул Стрейт в ответ.

– Раз так, то я могу сделать для тебя копию конспектов с тех уроков, на которых ты не был. Я как раз выучила заклинание копирования текстов! – похвасталась единорожка и сделала ещё один шаг вперёд.

– Знаешь… У меня есть учебники, и всё, что нам рассказывают в школе, написано там.

– Зато конспекты я записываю без лишней воды, – не унималась Шайни.

Магнет и Дасти стояли рядом и с озадаченными выражениями на мордочках наблюдали за странным диалогом.

– Шайни, может быть, ты и нам сделаешь по копии? Ты же староста, – попросил Магнет.

– Возьмёте потом у Стрейта. Вам хватит одной на двоих, – Шайни глянула на него, дежурно улыбнулась и вновь перевела взгляд на Стрейта. Магнету оставалось только умолкнуть.

У Стрейта уже появилось необъяснимое желание принять помощь старосты и подозрения о том, что сейчас он отказывается от чего-то весьма существенного, но он твёрдо решил стоять на своём.

– Флафф, спасибо за заботу, но я и так знаю весь материал, просто отчётность по нему для меня сейчас не в приоритете. К тому же, мы с Магнетом и Дасти всегда читали учебники от корки до корки и выжимали из них максимум информации. 

– И сейчас ты можешь сэкономить себе кучу времени, – парировала Шайни.

– Но ты предлагаешь перейти на конспекты, в которых базовые моменты разжёваны, а остальные пропущены. Да ведь надо мной друзья будут смеяться!

– А я не буду! – выпалила староста одновременно с прозвеневшим звонком.

К тому моменту, когда у Шайни вырвались эти слова, она уже стояла так близко к Стрейту, что их мордочки едва не касались друг друга. Единорожка покраснела, поёжилась и отпрянула от собеседника. Неловкий момент подействовал и на Стрейта — он стоял изумлённый и только через несколько мгновений попытался развеять смущение их обоих.

– Я подойду к тебе, если ты понадобишься. Хорошо? – смущённо проговорил он.

– Договорились! – бросила староста и рванулась в сторону класса, едва не стукнувшись рогом о закрытую дверь кабинета, потом распахнула её и прошмыгнула внутрь.

Друзья посмотрели на Стрейта, который пытался сдержать краску. По их многозначительному молчанию Стрейт понял, что у него это не удалось.

***

Мел в зубах Стрейта покрывал формулами и вычислениями то небольшое пространство доски, которому повезло остаться чистым после двадцатиминутного доклада юного вундеркинда. Все тезисы и гипотезы о магической физике, которые знал Стрейт, в его голове были свалены в большую кучу, которая давно потеряла форму и какую-либо согласованность. Эта разрозненность знаний скорее вредила исследованиям, чем наоборот, но вчерашний вечер и несколько наспех прочитанных учебников помогли навести порядок в мыслях. К тому же, с такой подготовкой молодой жеребец мог рассчитывать на заслуженно высокую итоговую оценку.

Стрейт Лайн закончил писать и отложил мел.

– Таким образом, можно утверждать, что малое количество направляемых рогом единорога флюидов может быть компенсировано частицами Скоупа-Мунлайта, поданными из внешнего источника на окружающие рог кольца из балтимэрия или меди. Благодаря своим высокоассоциативным свойствам частицы создадут вокруг каждого флюида микрополе, которое увеличит его мощность при применении любого заклинания. Этот эффект используется в усилителях магических способностей для пожилых пони, или же для тех, кто с рождения не обладает достаточными силами, – уверенно отчеканил Стрейт.

Миссис Чирили слушала своего ученика прикрыв глаза и с несколько отстранённым выражением на мордочке. Её поседевшая грива покрывала лоб и незаметные морщины на нём, а шаль на плечах была придвинута к самой шее, так, будто её хозяйка спасалась от холода. Постороннему могло бы показаться, что учительница дремлет, но класс знал, что именно с таким выражением она тихо радуется успехам доверенных ей жеребят. 

– Ты забыл про то, что уровень ассоциативности частиц зависит от плотности поля флюидов с пиком в районе шестнадцати миллионов на кубический дюйм! – выкрикнул с последней парты Дасти, раскачиваясь на стуле.

– А ещё я не рассказал про то, что микрополе вокруг флюидов можно пробить направленным потоком отрицательно заряженных люкофосионов. Ведь надо хоть немного пожалеть наш класс! – с довольной улыбкой ответил Стрейт.

– Хорошо, ты меня убедил насчёт своих знаний, – заговорила пришедшая в себя Шайни Флафф, сидевшая за передней партой. – Вот только класс ты всё равно неплохо так загрузил — материал школьной программы ты закончил рассказывать десять минут назад и забегать вперёд было необязательно.

– Да, Стрейт, Шайни права, – тихим голосом проговорила миссис Чирили. – Надо было вовремя остановить тебя, но я заслушалась. Не волнуйся, по магической физике ты получишь хорошую оценку за этот год. 

– На это я и рассчитывал, миссис Чирили. Спасибо, – ответил Стрейт, выпрямившись и высоко подняв голову.

– А я хотела бы рассчитывать на то, что по остальным предметам у тебя будут оценки не хуже этой. Ты ведь помнишь, сколько тем тебе нужно закрыть?

– Помню. Вот только, понимаете ли… 

– Да, я понимаю, что у тебя есть все способности для этого. Не ленись.

За годы работы в школе Чирили научилась одновременно и подбадривать учеников, и твёрдо требовать от них результатов. Стрейт, которого друзья признавали руководителем их проектов, мечтал когда-нибудь научиться тому же, однако сейчас он был в положении руководимого.

– Нет, я не про то. Тут такое дело… – снова промямлил он.

– Мы собираем генератор магии! – снова подал голос Дасти и выскочил к доске. – У нас уже есть цепь, источник и разгонный модуль! И всё это почти работает! Почти работает!

– А ещё у нас есть фокусировщик и обмотка, – сказал Магнет и, стеснительно оглядываясь по сторонам, присоединился к друзьям у доски. – Дасти, я ведь тоже с вами занимаюсь генератором.

– Вот именно! Мы все им занимаемся. Миссис Чирили, знаете, как много времени нужно? – не унимался Дасти.

– А что это за генератор? Если вы хотите создавать флюиды, то на данный момент это невозможно. Да и ни к чему, потому что в окружающей среде их столько, что хватит всем и на любые цели, – задумчиво сказала Чирили.

– Генератор магии — это временное название, – вступил в разговор Стрейт, – Мы хотим сделать прибор, с помощью которого пользоваться заклинаниями смогут не только единороги и аликорны, а любые пони.

– Даже пегасы и земнопони? – ахнула Шайни.

– Все пони, у которых нет рога. Как у нас, – Стрейт посмотрел на друзей.

– Это же круто! Это же откроет столько возможностей! – радостно затараторила Шайни. – Я и сама подумывала о чём-то таком, конечно, но не воспринимала эту идею всерьёз, а вы не побоялись за неё взяться. Молодцы!

– Да, стремление похвально и открывает множество возможностей перед всей нашей цивилизацией, – начала Чирили. – Однако множество возможностей открыто прямо сейчас именно перед вами, ребята.

– Конечно! Если у нас всё получится, то мы будем величайшими учёными в мире! – Дасти так ярко представлял себе успех, что не смог устоять на полу, и подлетел в воздух, громко хлопая крыльями..

– Я имела в виду другие возможности. Скоро вы закончите школу и сможете поступить в университет. Вы одарённые ребята, вам многое по плечу, но об этом знаем только я и ваши одноклассники. Приёмной комиссии нужны ваши оценки из выпускной грамоты, а из-за ваших прогулов они по большинству предметов незавидные. Если вы не успеете их исправить, то возможности поступить в хороший университет у вас не будет.

Стрейт перестал улыбаться.

– Мисс Чирили, мы не можем откладывать наш проект в долгий ящик. Можно остаться на следующий год и исправить оценки потом. Насчёт поступления в университет вы тоже можете не переживать, я смогу сдать вступительный экзамен в любой — я уверен в своих силах.

– Конечно, у тебя всегда будет следующий год. Но ты уже достаточно долго откладывал старые долги, и у тебя их накопился целый ворох. Вспомнишь ли ты о них в следующем году или опять увлечёшься чем-нибудь новым и останешься без образования? Прости, я уверена в твоих силах, но я не уверена в твоей дисциплине.

– Но ведь поступить в университет можно и без экзаменов и грамот, – вдруг заговорил Магнет. – Можно сдать исследовательский проект.

– Да. И нашим проектом может стать генератор магии, – закончил мысль Стрейт.

– А может и не стать, если вы не успеете доделать его, – возразила Чирили. – Ребята, я не буду указывать, что вам делать, но решение завершить генератор слишком рискованное. Я не разделяю его.

– Миссис Чирили! – внезапно заговорила Шайни. – А можно мне проконтролировать Стрейта, Магнета и Дасти, чтобы они были готовы к поступлению в университет? Я староста, и это, всё-таки, моя обязанность.

Дасти посмотрел на неё с недоверием, а Магнет с испугом. Стрейт сказал:

– Но зачем? Уж об этом мы сможем позаботиться самостоятельно. Ведь мы уже не дети. 

– Иногда вы настолько упрямые, что похожи на детей больше всех в классе, – ответила Шайни. – Не упрямься хотя бы сейчас. После уроков нам надо будет поговорить. Вас тоже касается! – кивнула она в сторону Магнета и Дасти.

– Флафф, подожди. Я… – открыл рот Стрейт.

– Стрейт Лайн, – оборвала его Чирили. – Если ты не хочешь слушать меня, то послушай хотя бы её. Пожалуйста.

С этими словами Чирили добродушно улыбнулась, поправила шаль и вернулась за свой стол. Прозвенел звонок и все ученики — а в первую очередь староста — устремились к выходу.

Стрейт с друзьями собрались у дверей.

– Что выберем: грамоты с образцовыми оценками или работающий генератор? – спросил Дасти.

– Напомни, сколько времени у нас есть в запасе? – поинтересовался Стрейт.

– Двадцать два дня до получения грамот и двадцать четыре до выпускного. И сорок пять до окончания приёма исследовательских работ во всех университетах,  – отрапортовал Дасти.

– Мало. Для генератора, конечно. 

– Значит, будем сдавать долги? – предположил Магнет.

– Конечно же, нет. Мы поторопимся доделать генератор, – без раздумий ответил Стрейт.

– А ты уверен, что мы успеем?

– Конечно же, нет. Я понимаю, что это сложно, но генератор интересует меня куда больше каких-то там долгов по скучным предметам.

– Значит, ты тоже не уверен? Хорошо, что я такой не один, – тихо сказал Магнет.

Стрейт пристально посмотрел на него и ответил:

– Я не уверен, но надеюсь. А ты?

Магнет помолчал несколько секунд и напряжение исчезло с его мордочки.

– Я тоже. – сказал он.

– Тогда жду вас обоих у себя через час, – тоном руководителя распорядился Стрейт.

– А как же Шайни? – забеспокоился Магнет. – Будем её ждать?

– Она решила за нас одно, а мы решили за себя другое. Извинимся перед ней завтра, а сегодня у нас будет много работы. – сказал Стрейт, когда друзья выходили из школы.

***

Послеобеденное небо было ясным, ветерок мягким, улицы тихими, и даже лёгкая духота в такой обстановке воспринималась как нечто приятное. Не обращая внимания на замечательную погоду, трое друзей решительно шагали по улице, выбивая облака пыли из-под копыт.

– Давайте снова пройдёмся по идеям, – сказал Стрейт, не сбавляя ход. – Магнет, что можешь предложить?

– Заменить никелевый фокусировщик на сплав меди и балтимэрия. Ещё можно закрутить спирали фокусировщика в обратном направлении. Но материалы для первого варианта нам не по карману, а второй вариант меняет только полярность флюидов, которую мы и так можем изменить ещё на подаче.

Магнет вздохнул и повесил голову.

– Дасти, а у тебя что? – нахмурившись, продолжил Стрейт.

– У меня есть предложение остановиться и перевести дух. Вы уже совсем запыхались, – ответил пегас и, взмахнув пару раз крыльями, опустился на траву около дороги.

Оба земнопони подошли к нему и встали неподалёку от молодого дуба, который был раза в два выше их самих. Когда-то давно на месте этого дуба рос другой, большой и крепкий, но он не пережил всех напастей, которым подверглась Эквестрия за последние десятилетия. В то время старый дуб вмещал в себя целую библиотеку, а сейчас его молодой сменщик мог разве что укрыть трёх пони тенью своей листвы. Стрейт временами жалел, что не застал ту библиотеку, но хотел казаться самому себе реалистом, который понимает, что прошлого не вернуть. Поэтому он отгонял все подобные мысли, а растущий сейчас дуб воспринимал как защиту от солнца в жаркий день, которая может превратиться в нечто большее только стараниями других пони, или, возможно, его самого.

– Фух, – выдохнул Стрейт и начал. – Когда я готовился к урокам, я читал не только школьные учебники, но ещё и справочники с журналами по магической физике. Везде написано, что мозг любого пони, даже земнопони и пегаса, показывал реакцию на попытку сотворить заклинание. Флюиды есть повсюду, как вы знаете. Однако мозг единорога собирает флюиды в концентрированные пучки и выбрасывает их в лобной доле, рог их просто подхватывает, фокусирует и придаёт разгон. Иными словами, на первом этапе сотворения заклинания мозг единорога активен, а рог пассивен. У всех остальных мозг пассивен всегда, поэтому пучки флюидов не выбрасываются через лобную долю, а вытекают через всю поверхность мозга. Это вы, конечно, тоже знаете.

Друзья кивнули.

– Наша главная проблема, – после небольшой передышки продолжил Стрейт, – сделать наш рог активным. Информации об этом нет ни в одном учебнике. В пятой версии проекта мы уже пробовали собирать пучки флюидов со всей поверхности головы, но это дало только кашу из разных пучков на фокусировщике. Мы не можем собрать считывающий модуль, который будет достаточно эффективным, чтобы улавливать цельные пучки флюидов через череп, поэтому моё первое предложение — это внедрение контактов в кору мозга через трепанацию.

– Даже не надейтесь! – судорожно вскрикнул Магнет. – Я и так натерпелся такого, что на всю жизнь хватит, – пробормотал он и потёр ожог на лбу, уже, впрочем, незаметный.

– Магнет, ты слишком рано начал протестовать, – огорчился Дасти. – Я давно ждал шанса посмотреть на кого-нибудь своим фирменным зловещим предвкушающим взглядом.

– У тебя для этого есть заведующий разработкой, – парировал Магнет. – Вон стоит с довольной мордой.

– Подождите, подождите, – попытался успокоить друзей Стрейт. Выражение на его морде было не очень довольным. – У нас всё равно нет хирурга в команде, я сам не видел перспектив в первом предложении. А вот второе вы не выслушали.

– И какое оно? – с опаской спросил Магнет.

– Нам ничего не остаётся, кроме как попросить помощь со стороны.

– Не ожидал от тебя такого, – озадаченно проговорил Дасти. – И к кому же ты обратишься? Разве у тебя есть на примете кто-то, кто мог бы решить задачу, над которой мы работаем уже год?

– Ну… – растерялся Стрейт, но его перебил хлопок и мелькнувшая вспышка. Прямо рядом с ним появилась Шайни Флафф.

Стрейт резко отскочил от неё, как только увидел.

– Вашу задачу я не решу, но могу помочь кое-с-чем другим, – строгим тоном начала она. – Но только после того, как услышу ваши объяснения, почему вы не стали меня дожидаться. В первую очередь твоё, – она покосилась на Стрейта.

Стрейт потряс головой, приходя в себя.

– Извини, но объяснений не будет. Мы знаем, чего хотим. И знаем, чего не хотим: сидеть за кучей домашних заданий. И твоей помощи тоже.

– Мы? – Шайни вопросительно подняла бровь. – Если ты говоришь за всех, то получается, что с остальными ты уже всё обсудил? – Она посмотрела на его друзей. – Вас грамоты тоже не интересуют? Вы точно согласны с таким планом?

Дасти и Магнет приобрели задумчивый вид, но ничего не ответили.

– Да, Флафф, мы уже всё решили и распланировали, – заговорил Стрейт. – Извини ещё раз, но твоей помощи в виде контроля за исправлением наших долгов у нас в плане нет.

– Если бы ты меня выслушал сразу же, то знал бы, что твои долги мне безразличны настолько же, насколько и тебе. 

– Хорошо. Ты староста, которая всегда волнуется за результаты одноклассников, но мои оценки тебя не беспокоят. Чего же ты добиваешься?

– Я за то, чтобы вы завершили проект генератора магии. Я уже говорила, что мне интересна эта идея. А ещё мне было бы приятно посмотреть на вас, когда вы добьётесь успеха. И я собираюсь сделать всё от меня зависящее, чтобы вы успели в срок, – с гордостью сказала Шайни.

Глаза всей троицы округлились.

– Да, всё так. Можете не утруждать себя рассказами о том, что я слишком долго буду вникать в проект и в итоге просто потрачу ваше время. Я это понимаю сама. Однако могу организовать для вас условия получше, чем те, что у вас сейчас.

Стрейт тихо порадовался тому, что уже решился на подобную поддержку.

– Тогда выкладывай, – решительно сказал он, посмотрев Шайни в глаза.

– Мой отец работает астрономом в Центральном Кантерлотском институте. Лично он вам не поможет, конечно же, но в половине эквестрийских университетов у него есть друзья со специализацией в вашей области. Если нужен доступ к материалам ещё не опубликованных исследований, то можете сказать мне и копии нужных материалов вам отправят. Даже если сделать поправку на почтовые задержки, на всё уйдёт не больше недели.

Стрейт обрадовался — по сути, он может соприкоснуться с серьёзной научной работой уже сейчас. Может почувствовать, что занимается наукой, передовой, официальной и построенной на проверенном фундаменте. И всё это — ещё будучи школьником. Ему настолько понравилась идея о причастности к серьёзным исследованиям и его потенциальное положение в них, что и мордочку он тоже сделал серьёзную, постаравшись задавить все признаки радости.

– Хорошо. Мы составим список областей, нужной информации о которых мы не нашли в учебниках, и если у друзей твоего отца найдутся какие-нибудь подходящие материалы, то будем рады их получить, – официозно ответил он.

– Кроме того, в Центральном Кантерлотском институте есть архив с результатами всех исследований и экспериментов. Удачные и подтверждённые уже опубликованы, но вам могут пригодиться и неудачные. Вы же хотите заранее знать, какой из ваших экспериментов уже проводили и какую гипотезу в результате опровергли?

– Да, было бы неплохо, – буркнул Стрейт, ещё не отошедший от новости о новых возможностях.

– Архив огромный, и копировать даже небольшую его часть вам никто не будет. Но если решите сгонять ненадолго в Кантерлот, то отец организует вам доступ.

Друзья кивнули.

– И ещё. Помните, как в школу пару лет назад привезли новое оборудование для экспериментов? Я попросила учителей разрешить вам позаниматься в лаборатории одним после уроков, но никто на такое не согласился. Видите ли, за техникой безопасности следить будет некому. Даже Чирили была против, но в её случае вы знаете, почему.

– Ну да ладно, проживём без школьных приборов, на них всё равно можно проверить только то, что и так есть в учебниках. Надеюсь, материалов твоего отца хватит, чтобы собрать генератор и протестировать его в настоящей лаборатории. Ведь в Кантерлотском институте нас не только в архивы пустят, да? – с надеждой спросил Стрейт.

– Ещё чего. Приборы из настоящей лаборатории вам точно никто не доверит. А вот со школьным оборудованием ты ошибся — новые приборы позволяют делать очень и очень много всего интересного: разгонять частицы, питать катушки, изменять плотность флюидов в среде…

– Плотность флюидов? – вскрикнут Дасти. – Так у нас в школе есть такие компрессоры? Ведь они!.. Ведь они!..

– Эм… Да? – с прищуром посмотрела на него Шайни. – Ты хоть раз был на уроках в лаборатории за эти два года?

Дасти замолчал и начал удивлённо моргать глазами, переводя взгляд с друзей на Шайни и обратно. Друзья моргали не менее удивлённо.

– Ну… Не были, – признался Стрейт. – А надо было? Флафф, ты же видела сегодня, что я и по учебникам неплохо ориентируюсь в теме.

– Ох, вы меня поражаете, – вздохнула Шайни и опустила голову.

– Стрейт, ты понимаешь, что компрессоры флюидов можно использовать как часть нашего улавливателя? Мы поймаем флюиды и сформируем из них пучки, а потом отправим на рог!

От прилива чувств Дасти не находил себе места ни на земле, ни в воздухе. Он то беспорядочно хлопал крыльями, то гарцевал на траве. В конце концов он совладал с собой и посмотрел на Шайни.

– Шайни, нам нужно туда попасть. Позарез! Выручай!

– Тихо, тихо, – сказала она, немного отшатнувшись от Дасти. – Я всё предусмотрела.

С этими словами она достала связку ключей и левитацией кинула Дасти. Тот поймал их зубами и вопросительно посмотрел на Шайни.

– Это ключи от класса физики и от лаборатории. Ещё там есть ключ от чёрного хода. Хотя чего стесняться — в этой связке ключи от всей школы. Не буду же я за спинами половины учителей выбирать нужные?

– То есть ты… – неуверенно подался вперёд Магнет.

– Ага. Стянула их из учительской. Я же не просто так просила вас подождать после уроков.

– Значит, ты предлагаешь пролезть в школу и провести все опыты, пока нас никто не видит?

– Да. Ключи потом вернёте в учительскую. Это запасная связка, но и её могут хватиться.

– Нет, – в голосе Магнета откуда-то появилась уверенность. – Нам нельзя. Так делать нехорошо.

– Ты чего! – опешил Дасти. – Мы же не будем ничего ломать! Мы просто попользуемся немного, а потом всё уберём на места.

– Ты чаще всех вспоминал Стального Грангара, а сейчас забываешь его слова: право распоряжаться чужим может дать только хозяин. Кто хозяин оборудования? Школа. Школа дала разрешение? Школа запретила. Поэтому я в этом не участвую, – сказал Магнет так, что сам удивился от своего напора.

– А ещё Стальной Грангар говорил, что ради достижения цели нужно использовать любые шансы! – протестовал Дасти. – Так что пошли, без тебя всё равно ничего не сможем сделать.

– Почему это? Надевай генератор на себя и экспериментируй сколько хочешь.

– Заклинание выучил только ты. Помнишь, как много времени у тебя на это ушло?

– Ничего, ты сам справишься. Ты же здесь самый умный, – не сдавался Магнет.

– А ты чем будешь заниматься, если ты умеешь только ковыряться в железячках? – уколол друга Дасти.

– Это тебе кажется. Я знаю, чем себя занять, и это не только железячки, как ты выразился. Со скуки не пропаду, не переживай, – съязвил в ответ Магнет.

– Стальной Грангар? – покосилась на Стрейта Шайни, когда двое друзей уже стояли друг напротив друга, фыркали и сучили копытами по земле.

– Да так, персонаж один. Мы комиксы читаем. То есть они. То есть мы. Да, мы. Вот, – стеснительно ответил Стрейт.

После того, как слова вымышленного персонажа немыслимым образом превратились в аргументы реального спора, Стрейт почувствовал себя маленьким наивным жеребёнком. Жеребёнком, который твёрдо следовал идеалам, но только потом заметил, что идеалы выдумал он сам и они не имеют ничего общего с реальной жизнью.

– Вы меня поражаете, – снова вздохнула Шайни и прикрыла мордочку копытом.

– Ребята, успокойтесь, – обратился к друзьям Стрейт. – Магнет, я вижу, что ты уже отчаялся. Но мы потратили на этот проект целый год. Ты сам взялся за него с горящими глазами и работал не меньше, чем мы. Ты сам решил, что опыты мы будем ставить на тебе, и только ты знаешь заклинание левитации. Ещё я понимаю, что вот-вот у нас кончатся идеи и мы упрёмся в тупик. Поэтому я предлагаю провести последний опыт. Если он удастся, то мы продолжим исследования. Если нет — откажемся от этой затеи до лучших времён. Согласны?

Магнет нахмурился.

– Ладно, я согласен. Но эксперимент будет только один!

– Да, только один. Дасти?

– Что ж, ничего не поделаешь. Один так один, – ответил остывший после спора Дасти и улыбнулся слегка виноватой улыбкой.

Управленческое настроение вернулось к Стрейту.

– Тогда решено. Сколько времени вам понадобится, чтобы переделать улавливатель и добавить туда разъёмы для компрессоров?

– Два дня, не больше, – ответил Дасти, прищурившись и глядя куда-то в сторону. – Это если вместе с сегодняшним.

– Значит, в школу мы заглянем завтра ночью. Отлично, – Стрейт прошёлся по поляне, прикидывая что-то в уме. – Магнет, Дасти, начало эксперимента я назначаю на полночь. Присутствовать обязательно. Шайни?

– Приятно, что ты впервые назвал меня по имени, но я всё же откажусь. Привыкла ночевать дома, – ответила та.

– А, понятно, – осёкся Стрейт. Неожиданно для себя он расстроился, услышав отказ, – Но мы тебе расскажем, что у нас вышло.

– Не забудь, Стрейт, не забудь, – ответила Шайни и телепортировалась.

***

Копыта трёх друзей тихо цокали по дощатому полу школьного коридора. Звёздный свет, проникавший сквозь окна, был достаточно ярким, чтобы можно было разглядеть таблички на дверях кабинетов, но в то же время достаточно тусклым, чтобы изменить коридор до неузнаваемости. Крики и галдёж учеников исчезли, их место заняла уютная тишина. Стрейт, Магнет и Дасти знали здесь каждый угол, но здание школы, знакомое им с детства, предстало перед ними настолько умиротворённым в первый раз. Скорое окончание учёбы намекало, что и в последний.

– Стрейт, а помнишь, как ты хотел спрыгнуть со школьной крыши, чтобы испытать искусственные крылья? – в полный голос спросил Дасти. – Вовремя я тебя отговорил!

– Тише ты! – шикнул на него Магнет. – Здесь можно и не кричать.

– Но почему? Мы же тут одни.

– Ну и что. Пробираться в чужое здание ночью нужно не так. И вообще, я, может, согласился пойти с вами только потому, что хотел побродить по школе в тишине. И в темноте, – проворчал Магнет.

– Пришли, – оборвал его Стрейт и звякнул связкой ключей.

Ключ щёлкнул в замке, и дверь открылась. В лаборатории было темнее, чем в коридоре — одно окно, хоть и широкое, пропускало меньше света, чем множество коридорных окон. Стрейт аккуратно опустил на пол перемётные сумки и достал из них фонарь, потом подошёл к окну и опустил жалюзи. Дасти к тому времени уже закрыл дверь, и Стрейт поставил фонарь в угол кабинета, направив луч на противоположную от окна стену. Теперь с улицы будут видны только слабые блики, а если не подходить вплотную к стенам школы и стоять за растущими у окон деревьями, то вообще ничего.

Пока Магнет разгружал сумки, а Стрейт ставил ещё один фонарь в другой угол, Дасти уже начал шарить по ящикам и шкафам. Целеустремлённый взгляд не отвлекался на те агрегаты, которые показались бы Дасти интересными в другое время, и искал знакомые по фотографиям из журналов очертания. Компрессоры частиц обнаружились быстро. Чёрные прямоугольники из плотного матового пластика были размером с пол-копыта и были плотно уложены в одном из выдвижных ящиков. Дасти подхватил зубами пару из них и подлетел к столу, на котором друзья уже разложили кучу проводов, переделанный каркас с рогом и большой регулируемый аккумулятор, который питал рог.

– Вот они! – сказал Дасти, положив компрессоры на стол. – Стрейт, поставь фонарь поближе, сейчас я их установлю.

Пока Дасти прикручивал чёрные приборы к креплениям на оголовной раме, Магнет не спеша расхаживал по кабинету, рассматривая полки с учебниками и наглядными пособиями.

– Стрейт, ты помнишь, как в февральском выпуске Стальной Грангар объявил войну Уберхангсту, который был его соратником в борьбе с Подземной ордой? – спросил он.

– М-м… Нет. Я не читал февральский выпуск.

Отмахнувшийся от вопроса Стрейт только сейчас понял, что давно не прикасался к комиксам.

– Вот как… Я просто задумался, как общая цель может объединить двух пони, которые явно не сходятся характерами. И как они снова могут разойтись, когда цель будет достигнута.

– Но ведь они победили Подземную орду? – неуверенно предположил Стрейт. – Если так, то разве не это главное?

– Мне казалось, что не только. Грангар и Уберхангст добились нескольких мирных лет для своих стран, но отказались поддерживать этот мир и пустили дела на самотёк. Но дело даже не в этом. У меня не укладывается в голове, что можно вот так просто выкинуть все свои перспективы, которых ты так долго добивался.

– Получается, что можно, – сказал Стрейт и тут же затряс головой, удивившись своим собственным словам. – Сегодня Грангар хотел достичь одного, а завтра другого. Может быть, он почувствовал, что занимается не тем, чем ему хочется. Или придумал себе новую цель. Ведь пони меняются. Каждый день меняются.

– Но ведь Грангар всегда был одним и тем же. Я перечитывал старые выпуски, и там он вёл себя так же, как и в новых. Ведь не может же он в один момент превратиться в кого-то другого. 

– Знаешь, Магнет… – Стрейт задумался. – Возможно, мы просто не понимаем всех причин. Наверное, мы ещё слишком малы. Ведь они взрослые пони, которые многое прошли, а мы даже не довели до конца ни единого проекта.

– Да, и в этих проектах у нас была целая прорва проблем. И мы смогли решить большую часть. Разве этого мало, чтобы всё понять? Разве этого мало, чтобы считаться взрослыми? А если достаточно, то изменимся ли мы так же, как Грангар? – говорил Магнет, глядя куда-то в пустоту.

– Этого мало, чтобы собрать рабочий образец, – подал голос Дасти. – И если вы будете молоть языками, то мы его так никогда и не соберём. У меня всё готово. Давайте по местам.

Когда друзья повернули головы в сторону лабораторного стола, за которым корпел Дасти, рядом с ним уже висело прикреплённое к потолку перо. Магнет неохотно подошёл к столу с разложенным оборудованием и, колеблясь, посмотрел на выключенный генератор. Друзья надели генератор Магнету на голову и усадили его рядом со столом. Магнет сжал копыта и попробовал устроиться поудобнее на жёстком школьном стуле.

– Чего стоишь? Командуй, – прикрикнул на Стрейта Дасти. – Заведующий всё ещё ты.

Стрейт моментально опомнился и собрался с мыслями.

– Командую: включи аккумулятор и подай на рог питание в тридцать флеров, полярность положительная. А потом успокойся и расскажи, почему ты такой заведённый.

– Вы не думаете о проекте, – с места в карьер начал Дасти. – Вместо того, чтобы искать новые подходы, вы просто рассуждаете о том, что с вами случится, когда генератор заработает.

– Ну… Да. Разве ты никогда не думал о будущем? – нахмурившись, спросил Стрейт.

– Я думал о проекте. А ты думал о том, на кого бы свалить работу. Помощь со стороны — твоя идея. Ещё бы, зачем нам свои мозги, если есть чужие? – негодовал Дасти.

Стрейт смотрел на реакцию рога и выражение на мордочке Магнета, и в то же время пытался уловить всё то, в чём пытался убедить его Дасти. Слова последнего вызывали явное раздражение.

– Командую: увеличь частоту питания на пять флеров. И прекрати. Дасти, ты прекрасно понимаешь, что мы упёрлись в стену. И мы не смогли бы её пробить за месяц с небольшим.

– Если бы кое-кто не тратил время на домашние задания, чтобы повыпендриваться на уроках, то у нас было бы больше шансов! – треснув по аккумулятору, крикнул Дасти.

Пререкания экспериментаторов не оставили от уютной тишины ни следа. Магнет мог бы остановить спор, но он пытался сконцентрироваться на пере и применить заклинание.

– Если бы кое-кто меньше читал комиксов, то мог бы воспользоваться своими шансами самостоятельно! – огрызнулся Стрейт.

– Ты упрекаешь меня в том, что я читал комиксы? Грангар вдохновлял нас, – продолжил злиться Дасти. – Грангар мотивировал нас несколько лет подряд. Несколько лет подряд мы начинали один проект за другим, положили на это столько сил и времени. А теперь вы хотите, чтобы Грангар учил вас как жить, о чём думать, кем быть и как ходить на четырёх копытах! Не слишком ли вы многого хотите?

– Ты ничего не понял! – не выдержал Магнет и прикрикнул на Дасти, глядя из-под нагромождения проволоки и железяк. – Думать о своей жизни — нормально. Для меня Грангар — это просто намёки, это просто список возможных проблем, с которыми я столкнусь в будущем. И если я приготовлюсь сейчас, то смогу с ними справиться! А ты видишь в нём только указания, как нужно поступать. Да, я сам был похож на тебя, но я задумался над своими идеалами. Я посмотрел на Грангара и всех остальных героев, и увидел их теми, кем они были с самого начала — вымышленными персонажами.

Перо над головой Магнета закачалось, но не благодаря магии, а из-за колебаний воздуха от его выкриков. Ни Стрейт, ни Дасти никогда не видели его таким бойким и разговорчивым. Настолько живое поведение довольно замкнутого друга могло бы остаться для Стрейта ярким воспоминанием, но он не мог решить, плохим или хорошим.

– Дасти, поменяй полярность, – скомандовал он опешившему пегасу. 

Дасти щёлкнул переключателем. Он то и дело открывал рот, будто собираясь что-то ответить, но в итоге не произнёс ни слова.

– Вы остыли? – спросил Стрейт, немного погодя.

– Нет, – хором проворчали друзья.

– И чего вам не хватает на этот раз?

Магнет и Дасти промолчали. Они старались не смотреть друг на друга. Молчание и отведённые взгляды держали обстановку накалённой не хуже открытой перепалки. Один сердитый и усталый экспериментатор сидел на стуле с зажмуренными глазами, другой, не менее сердитый и усталый, смотрел на стрелки датчиков аккумулятора. Рядом стоял заведующий разработкой, на мордочке которого появлялась то растерянность, то вялые попытки собраться с мыслями. За окном уже начинало светать.

– Что чувствуешь? – спросил Стрейт Лайн у Магнета Койла.

– Ничего, – ответил тот, сорвал с головы генератор и со всей силы швырнул его в стену.

***

Стрейт вошёл в класс, когда остальные ученики уже собрались. Шайни разноцветными мелками вырисовывала на доске узор из звёздочек, солнечных бликов и дуновений ветерка. По центру образцово ровным почерком были выведены слова «Последний школьный день». Одноклассники переговаривались друг с другом о чём-то, но не так, как в обычные дни — никто никого не перекрикивал, не пытался судорожно выучить урок или привлечь внимание подаренной вчера безделушкой. Каждый ученик стремился прочувствовать этот день. Каждый ученик хотел запомнить этот день таким же солнечным, каким он был. Каждый ученик был готов к следующему шагу в жизни, спокоен и расслаблен.

Каждый, кроме двух. Магнет сидел в ряду, который был ближе к стене, а Дасти – рядом с окном. Отчуждение не бросалось в глаза, но они сели порознь, а это явно намекало на то, что за три предыдущих недели конфликт так и не разрешился. Стрейт посмотрел на них и решил сесть на средний ряд. При других обстоятельствах он, конечно же, заговорил бы с друзьями, но разговаривать о науке не хотелось, а другие темы не шли в голову. К тому же, Стрейт к своему стыду заведующего разработкой сомневался в способностях к примирению сотрудников.

С Шайни Флафф он поговорил на следующий день после эксперимента. Признаваться в неудачах кому-то, кроме себя было неприятно, но он уверенно переступил через свои слабости, которые на поверку оказались не такими уж и внушительными. Сухо отчитавшись о результатах опыта, Стрейт получил в ответ от Шайни немного расстроенный взгляд, подбадривающую улыбку и извинение за то, что она не смогла помочь чем-то более подходящим. Стрейт надеялся, что Шайни снова накинется на него с поучениями и советами и тем самым растянет разговор, но этого не случилось. Когда тема эксперимента была закрыта, слова у обоих иссякли, и они какое-то время стояли, молча глядя друг на друга. Стрейт не нашёл, что сказать, и просто попрощался.

Всё оставшееся до выпускного время он провёл закрывая долги, и теперь у него была грамота с достойными оценками, боль в спине от еженощного сидения за учебниками и красные глаза. Он догадывался, что придётся постараться, но не думал, что настолько сильно. Однако недосып и беготня по кабинетам обеспечили достаточно высокие оценки для того, чтобы подать документы в любой университет Эквестрии, и заодно порадовать миссис Чирили.

– Привет.

Шайни подошла незаметно. Стрейт встрепенулся.

– Привет, – ответил он.

– Я вот что подумала… Я тебя с самого эксперимента не видела вместе с друзьями, да и сейчас вы сидите порознь. Поругались? – спросила Шайни.

– Встретили непреодолимые разногласия, – понуро ответил Стрейт, глядя перед собой.

– Я видела в лаборатории вмятину на стене, которой раньше не было. Догадываюсь, какие это были разногласия, – Шайни выделила последнее слово шутливым тоном, и Стрейт слегка взбодрился. – Но… Разве ты больше не будешь общаться с ними? Разве у тебя есть ещё друзья? Ты не боишься остаться совсем один?

– Насчёт общения с Магнетом и Дасти я всё обязательно объясню, – ответил Стрейт. – А насчёт того, останусь я один или нет… – продолжил он задумчиво и перевёл взгляд на Шайни, которая уже заняла место за одной с ним партой и внимательно рассматривала его.

Но тут в  класс зашла миссис Чирили и легонько прокашлялась, оборвав их разговор.

– Сегодня вы заканчиваете школу, – начала она, хлопая влажными глазами. – Школу, где вы провели на данный момент половину своей жизни. Здесь вы пытались познать мир — и мы с другими учителями сделали всё возможное, чтобы вам помочь. Здесь вы искали друзей — и нашли их. Здесь вы строили планы на будущее и ждали момента, когда можно будет их воплотить. Вы не просто учились в этой школе, вы здесь взрослели. Вы пробыли друг с другом бок о бок несколько лет подряд, но я знаю, что у каждого из вас есть какая-нибудь мысль, неважно, насколько мелкая, которую он не успел высказать. Вы дружны, но очень скоро жизнь раскидает вас по всем уголкам мира. Никто не знает, увидитесь ли вы когда-нибудь. Поэтому сейчас самое время поделиться этими мыслями. И не надо торопиться, вы ещё успеете на бал, – мягко улыбнулась она.

Чирили произнесла эти слова на одном дыхании. Когда она закончила, то казалась помолодевшей несмотря на свой возраст. Не став поправлять шаль, она села за свой стол и уступила место у доски ученикам.

– Можно я? – без колебаний спросил Стрейт и, не дожидаясь ответа, встал из-за парты.

Одноклассники удивлёнными глазами смотрели на него, пока он шёл к доске. Стрейту было интересно, как отреагировали Магнет и Дасти, но он решил не смотреть по сторонам. Он повернулся к классу, вздохнул и собрался с мыслями.

– Недавно я стоял у этой самой доски и пытался убедить миссис Чирили и всех вас, что мы сможем выполнить задуманное. Сможем заставить генератор магии работать. Вынужден признать, что те, кто мне не поверил, были правы. Наши замашки оказались нам не по зубам. Миссис Чирили, я виноват, что не послушал ваших советов. Они могли бы сэкономить мне много времени, – на этих словах Стрейт легко поклонился учительнице.

Миссис Чирили кивнула.

– Стоит указать на причины нашего провала. Я говорю «нашего», но исследовательская команда из трёх пони уже перестала существовать. Мы не смогли найти общий язык, мы думали о разном. Не понимали, зачем именно мы занимаемся тем, чем занимаемся. Большая часть вины за это лежит на мне, потому что мне отводилась роль стабилизатора отношений. Впрочем, я не буду жадничать и забирать себе всю вину. Вы, ребята, тоже хороши.

Тут Стрейт всё-таки глянул на друзей и обрадовался, когда не увидел на их мордочках непонимания или неприязни. Оба смотрели на него в упор, но своими открытыми взглядами, как ему показалось, подталкивали его говорить дальше.

– У нашей ссоры, однако, есть и положительные стороны. Я понял, что для нас уже настало время, когда нам придётся решать не только задачи из учебников, но ещё и проблемы отношений. Не знаю, что из этого будет сложнее. Если бы я оставил идею генератора раньше, то ещё долго не был бы готов ко взрослой жизни. Извините, миссис Чирили, но я рад, что не послушал вас.

Чирили согласно улыбнулась, и эта улыбка была шире предыдущей.

– Дасти, Магнет, – Стрейт впервые за сегодняшний день обратился к друзьям напрямую. – Мы не общались все эти дни, и как-то раз я задумался, почему. Единственный ответ, который пришёл мне в голову, был самым неожиданным для меня. Когда мы занимались генератором, мы были вместе. Когда проект генератора провалился, мы перестали даже разговаривать друг с другом. Да, мы, бывало, ссорились, но продолжали работать. Работа — это единственное, что нас связывало. Ещё вы можете назвать комиксы, но их, как видите, не хватило, чтобы собрать нас вместе. 

Стрейт перевёл дух. Другие ученики слушали его, открыв рты. Они явно не были готовы к такой речи. Они ожидали чего-то более добродушного и светлого, но выступающий у доски решил, что в их жизнях подобных вещей уже достаточно.

– Магнет Койл, Дасти Роуб. Я не думал, что когда-либо скажу такое, но мы не друзья. Единомышленники — да, но не друзья.

Стрейт хотел было зажмуриться, чтобы не видеть разочарованных или разгневанных взглядов двух пони, вместе с которыми он провёл несколько лет, но вместо этого они закивали головами. Одобрительно и не сговариваясь.

Первым к доске вышел Дасти. Вышел походкой пони, у которого гора свалилась с плеч.

– Знаешь ли, мистер Стрейт Лайн, – за именем последовала ироничная ухмылка. – А ты довольно неплохой заведующий. Не скажу за Магнета, но меня ты точно освободил от надобности стоять здесь и рассказывать накопившиеся мысли. Потому что мысли у меня были примерно те же, что и у тебя, – сказал Дасти и повернулся к классу, несколько раз цокнув передними копытами, изображая аплодисменты.

Аплодисменты, впрочем, никто не подхватил, зато к доске вышел Магнет.

– Мы не друзья, но угадали мысли друг друга. Это ли не парадокс? – спросил он у самого себя. – Но я соглашусь с вами. Признаюсь, подобная мысль была у меня уже давно, да только говорить стеснялся. Простите.

– Ничего, Магнет, всё хорошо, – подбодрил его Стрейт. – Кстати, раз уж мы решили, что не сможем сойтись друг с другом, то не хотели бы вы получить гарантии этому?

– В каком смысле? – озадачено заморгал Дасти.

– Скоро надо будет подавать документы в университеты. Их в Эквестрии много, есть из чего выбирать. Чтобы у нас больше не было скандалов, предлагаю разъехаться по разным городам, а связь поддерживать по переписке. Редкой. Если захотите, конечно.

– Хм-м, – хитро задумался Дасти. – Да, сейчас я вспоминаю, как Магнет со всей дури швырнул наш генератор, и что-то мне не хочется оказаться у него на пути. Я согласен, Стрейт. Куда собираешься?

– В Мейнхеттен. Университетов, нацеленных на одну только науку там нет, зато есть Мейнхеттенский университет прогрессивных дисциплин. Там есть специальности по менеджменту в научной сфере, а это как раз для меня. Я же неплохой заведующий, – довольно ухмыльнулся Стрейт.

– Тогда мне прямая дорога на Кантерлот, – с гордостью сказал Дасти. – Не оставлять же тамошнее оборудование пылиться на полках! А ты, Магнет?

– Эх… Я остаюсь здесь, – неуверенно ответил тот.

– Но почему? – удивился Стрейт. – Ведь ты тоже хотел в Кантерлот!

– Я тоже думал эти три недели. И понял, что все эти провода, формулы и прочее — не моё. Когда-то мне нравилось ковыряться в сложных системах, но сейчас меня уже подташнивает от этого. Извините, но я обрадовался, когда генератор разлетелся на куски. Ещё одной ревизии я бы не вынес.

– Но ведь у тебя талант! А ты берёшь и зарываешь его в землю! – запротестовал Дасти.

– Лучше зарыть в землю талант, чем самого себя, – меланхолично ответил Магнет. – Надеюсь, что вы добьетесь больших успехов, чем я.

– И чем ты будешь заниматься в Понивилле? – спросил Стрейт.

– Комиксы рисовать. Я вам не рассказывал, но я на досуге учился рисованию, и у меня неплохо получалось.

– А когда нам покажешь? – Дасти от неожиданности подлетел в воздух и захлопал крыльями.

– Рисунки увидишь в переписке. Редкой, – с прищуром улыбнулся Магнет.

Выступление Стрейта у доски незаметно переросло в междусобойчик теперь уже единомышленников, но остальные одноклассники не скучали и не торопили их. Наоборот, они внимательно следили за развитием это сцены и старались уловить каждое слово. Миссис Чирили по своей традиции сидела недвижимо, слегка прикрыв глаза. Стрейт хотел увидеть учителя такой ещё раз, и теперь стеснялся потревожить её.

– Миссис Чирили, – сказал он немного погодя. – Мы… Я закончил.

– Я тоже, – присоединился Дасти.

– И я, – добавил Магнет.

Чирили встрепенулась и внимательно поглядела на них.

– Спасибо вам. Я провела много выпускных и проводила целую толпу учеников, но это выступление оказалось особенным.

– А вы были особенным учителем, миссис Чирили, – сказал Стрейт. – Спасибо вам за все эти годы.

После этих слов он низко поклонился. Магнет и Дасти замешкались, но присоединились к нему.

– Когда я буду возвращаться в Понивилль, то обязательно буду заглядывать сюда, – пообещал Стрейт и троица заняла свои места за партами. На щеке учительницы, в поблекшей с возрастом шёрстке скрылась незаметная слезинка.

Когда выступления остальных учеников закончились и все направились в зал школы, где должен был начаться бал, Стрейт неспешно зашагал в сторону выхода. Шайни догнала его уже на улице, где он дышал тёплым весенним воздухом и глядел на первые вечерние звёзды.

– Ты уверен, что вы с друзьями больше не друзья? – спросила единорожка.

– Скорее да, чем нет. Было бы неплохо помириться окончательно, но, боюсь, всё опять кончится очередным разбитым генератором.

– И из Понивилля ты твёрдо решил уехать?

– Да, ещё давно. А ты тоже хочешь?

Шайни закивала.

– Тогда поехали вместе, – ляпнул Стрейт не подумав.

– Ну… Я подумаю, – пробормотала Шайни. – На бал идёшь?

– Нет, мне не с кем, – ляпнул Стрейт во второй раз, но насупившаяся мордочка Шайни тут же переубедила его. – Ладно, ладно. Я плохо танцую, но… Ты же не будешь надо мной смеяться?

Комментарии (4)

0

Попросить принцессу выдать показательный поток магии — при её мощностях можно выявить все моменты незаметные у обычных пони

Fogel #1
0

Мда, печальная история про неудачу и личностный слом. В общем, в одиночку работать удобнее.

glass_man #2
0

Это не неудача.
Это взросление.

Mordaneus #3
+3

Давно понял: взрослеть — отстойно. Я отказался. Люди любят придумывать всяким гадостям благопристойные названия. Снижать планку, учиться врать, учиться отказываться от самого себя, вот что часто на самом деле скрывают за словом "взрослеть". "Вот повзрослеешь — поймёшь." Если я что и понял, то это то, что это сволочное общество, и каждый, кто в нём участвует, в той или иной мере творит зло.
А уж этот душевный стриптиз в финале, и упоминание выпускного бала совсем покоробило. Зачем это всё? И людей, и места следует оставлять единым духом, так, как будто их не было вовсе.

glass_man #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...