Превращение пони

Рассказ на несколько романтическую тему. Это немного не стандартная романтическая история,.изменена здесь завязка. Просто скажу что тема дружбы между главными героинями раскрывается под немного другим углом. А всё началось с безобидного праздника в честь Дня Основания Города.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Fallout Equestria: Масштабы привлекательности

Аликорны хотят жить. Одиночество, для существ, познавших близость как часть коллективного разума, подобно гибели. Богиня и Красный Глаз мертвы — магическое размножение больше не вариант. Вельвет Ремеди и зебры-алхимики — отнюдь не гарантированная возможность. Одинокая Лиловая Сестра, очнувшись в некоем уголке Пустоши, решила провести собственный эксперимент. Но такой, для которого нужны двое. Короткая романтическая ( в Пустошном понимании этого слова) зарисовка.

Другие пони ОС - пони

Вершина Неба

Ну, если вам совсем нечего делать, заходите сюда. По праздникам - не советую.

ОС - пони

Счастье на троих

Поняши идут на ярмарку и кое кто из них влюбляется.

Пинки Пай

Гармоничный день

Обычный день обычно существующего в вездесущей гармонии существа...

Дискорд

Ода к безумной радости

К чему может привести то, что ты вот уже три месяца не можешь нормально жить, из-за того, что ты композитор и должен написать новую мелодию к концерту, который уже не за горами? К безумию.

DJ PON-3 ОС - пони

Шах и Мат

Это второй цикл из рассказов про Файеркрекера, который мы пишем с моим другом и соавтором, H215. В этом фике у Файера появляется небольшая проблема, а также на носу поездка в Кантерлот, где он и надеется всё исправить. Но - не тут то было.

Твайлайт Спаркл Эплджек ОС - пони

Banished / Изгнанники

Я путешествовал по этому миру десятилетиями. И не видел никаких признаков разумной жизни кроме хищников выслеживавших своих жертв. Я нашёл себе дом среди зубчатых вершин почти мёртвой пустоши. Но однажды, тяжело раненое существо свалилось на меня с неба. Она звала себя Кризалис. Она была последней из своего рода. Или она только так думала.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис

Обратная сторона

Магия. Для единорогов, как и для аликорнов она упрощает многие повседневные дела. Но на события всегда есть другая точка зрения, и у каждого поступка есть обратная сторона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Кобылки дедушки Рича

Где-то далеко за Понивиллем, в богатом особняке доживает свои годы известный богач, филантроп и основатель первого в Эквестрии эротического журнала, жеребец по имени Филти Рич.

Диамонд Тиара Фото Финиш Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Интерлюдия 7. Танец судьбы Глава 75. Отсрочка от комы

Глава 74. Томление, похищение и любовь

Сидя на скамейке бок о бок с одноклассниками, Сью Ли угрюмо жевала пирог, запивая пуншем. Оба лакомства были намного лучше всего, что она когда-либо получала от домовика. В какой-то момент превращённая девочка уныло вздохнула. Если бы ей для чего-нибудь потребовалось доказательство, что Гриффиннор действительно не для неё, то сегодня она вполне успешно его нашла.

Начиналось всё довольно обыденно и невинно, и притом весьма многообещающе. Перенесённая пламенем феникса Свити Белль, Сью Ли вдруг обнаружила себя в скромном доме, где её дожидались гриффиндорские друзья Падмы и Мэнди. Однако и Сью, и Мэнди оказались немало ошарашены, когда к ним подошла мятно-зелёная единорожка и спросила, нужны ли им кольца для превращения. После кратких объяснений девочки тут же согласились — ведь тогда исполнится одно из их самых заветных желаний!

Тем не менее не обошлось без пары неприятных минут, поскольку все гриффиндорцы тут же стали делать ставки на то, в кого новички превратятся и какого они будут цвета. В итоге Мэнди стала довольно обычной ярко-бирюзовой единорожкой с васильковой гривой и хвостом. Сью Ли же повезло — или не повезло, тут как посмотреть, — куда больше, поскольку после её превращения все уставились на неё, разинув рты.

Понимая по реакции окружающих, что что-то пошло не так, Сью попросила зеркало. Ближайшее нашлось на тумбочке в прихожей, и девочка смогла себя придирчиво рассмотреть. В зеркале перед ней отразился… ну, это явно было что-то, похожее на единорога. Правда, внешность её оказалась столь необычной, что казалось, будто она вообще принадлежит к какому-то отдельному подвиду единорогов, а то и вовсе к каким-то их дальним родственникам. Для начала, её грива напоминала львиную, переходя в того же цвета бороду. Светло-коричневую шёрстку покрывали чешуйки цвета красного дерева, которые начинались от кончика носа и, проходя по макушке, затылку и спине, доходили до основания хвоста. Хвост, кстати, тоже был львиный, причём почти на всю длину кроме самого основания его нижнюю часть покрывала шерсть. Но мало того, её новообретённые копытца оказались по-козьему раздвоенными.

Вишенкой же на торте стал её более чем странный рог. Он совершенно не был похож на ровный, украшенный изящной спиралью конус, какой был у Грейнджер, Финнигана и ещё нескольких единорогов. Трейси в первый момент даже сказала, что он больше похож на обломанную ветку, которую кто-то решил украсить у основания несколькими сержантскими шевронами, и, увидев свой рог в зеркале, Сью невольно отметила, что её описание оказалось довольно точным. Глядя на словно разделяющийся на две ветки рог, Ли невольно задумалась о том, возможно ли вообще с его помощью колдовать.

Пока они шли от коттеджа до места проведения вечеринки, настроение Сью продолжало портиться. Когда они проходили мимо огромного дуба, в котором располагалась городская библиотека, Сью попыталась последовать той очаровательной традиции, которой её для подобных случаев научил отец. Однако не успела она допеть даже третью строчку хвалебной песни о книгах, когда её едва не снесло очередью полетевших со всех сторон снежков. Благодаря этому превращённая девочка сделала два важных открытия. Первое — что город, похоже, населён откровенными библиофобами. Второе же — что на льду её новообретённые раздвоенные копытца совершенно не держат и дичайше скользят.

Наконец-то оказавшись на празднике, Сью Ли обнаружила ещё один повод хмуриться. В какой-то момент к ним подошёл сводный брат Поттера, так и остававшийся в человеческом облике. В результате конфликта между ними мальчик в слезах ушёл в дальний угол комнаты, поглаживая маленькую серую девочку-единорожку. Глядя на произошедшее, Сью могла только надеяться на то, что Поттер сможет его поскорее простить, потому что пухлый мальчик казался раскаявшимся и выглядел откровенно жалко.

Однако несмотря на эту ложку дёгтя, в остальном вечеринка оказалась просто восхитительной, причём для каждой возрастной группы детей находились свои увеселительные занятия. Теперь, будучи одного роста со своими сверстниками-пони, Сью в полной мере чувствовала себя частью этой группы радующихся и веселящихся жеребят. И только она начала по-настоящему наслаждаться вечеринкой, когда из ниоткуда в комнате возникла сова с сумкой на груди. Сделав круг по помещению, птица приземлилась перед Браун.

Всё веселье как-то резко прекратилось, когда сумка совершенно бескультурно отрыгнула незнакомого Сью взрослого парня. Дальнейшее шокировало всех присутствующих.

Парень оказался гонцом с дурными вестями. На родителей Браун напали, и сейчас они находятся в Св. Мунго. По словам парня, если у миссис Браун состояние стабильное, то мистер Браун находится при смерти. Вечеринка тут же была позабыта, и парень, розовая устроительница праздника, Лаванда, Парвати, Свити и Эбигейл набились в совиную сумку.

Вскоре после отбытия совы понивилльцы тоже стали расходиться, в итоге только ученики Хогвартса остались сидеть вокруг стола с закусками. В итоге разговор перешёл на родителей Лаванды, и стали высказываться дичайшие предположения о том, что же с ними могло случиться. Однако когда Сью обернулась к Свити, желая услышать её мнение, девочка сделала ещё одно, крайне неприятное для себя открытие. Её возможность вернуться домой улетела вместе с совой.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

После долгого изнурительного рабочего дня Экстра Доуз рысила на выход, негромкий цокот её копыт эхом разносился по пустому коридору Кантерлотской многопрофильной лечебницы. Сейчас у ординатора было единственное желание — поскорее добраться до своей кровати, забраться в уютную постельку, накрывшись одеялком, и, свернувшись клубочком, предаться ночной дрёме. Даже в идеальных условиях, когда не происходило ничего неожиданного и срочного, двадцатичетырёхчасовая смена была немалой обузой. В этот же раз работа экскурсоводом для доктора Сплинта и целителя Йейтса утроила её обычную нагрузку — и вымотала её при этом тоже втрое сильнее. Эти двое совали свои любопытные морды во все дела без исключения, при этом предлагая свои методы лечения и сравнивая записи. Доуз с готовностью признала преимущества совершенно иной целительской школы, подходы которой демонстрировал человек, поскольку обе стороны предлагали самые разные неожиданные методы лечения, неизвестные или попросту недоступные другой стороне. Тем не менее нависавший над Доуз высокий человек нервировал её и казался ей немного пугающим — даже больше, чем минотавры. Клыки, которые кобыла заметила у него во рту, свидетельствовали о том, что он является хищником, отчего она начала небезосновательно побаиваться того, что им может оказаться вполне по вкусу понятина.

Яркая вспышка багрового пламени для её усталого сознания прошла практически незамеченной. Однако ощущение мягкой ладони на своей мордочке привлекло её внимание и заставило поднять взгляд. Перед ней стояла человеческая девочка с красной птицей на плече.

— Ты доктор, да? — нетерпеливо спросила девочка, выдернув Экстра Доуз из задумчивости.

— Да.

— Идём со мной.

*Вшух!*


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Обладай покоящиеся в зимней спячке яблони «Сладкого яблочка» способностью говорить, они бы наверняка сейчас вздохнули с облегчением. Снежный покров на земле усеивали сломанные ветки и сучья. Заход солнца окрашивал ферму оранжевым светом, отчего она, казалось, была охвачена заревом пожара.

— Девочки, уже темнеет, скоро совсем ничего видно не будет, — озвучила очевидное Твайлайт. — Может, всё же закончим на сегодня? Уверена, вечеринка Пинки уже в самом разгаре.

— Последний раз, — упрямо сказала Эпплджек, в очередной раз усаживаясь на метлу. — Не хочу, шоб меня в этом даж’ Бабуля обскакала.

— Ну так возьми да обругай свою метлу, как Бабуля Смит сделала со своей, — посоветовала Рейнбоу. — У неё же это подействовало.

— Рейнбоу, как ты можешь! — возмутилась лавандовая единорожка. — Уверена, она эту бедняжку до смерти застращала! Иногда Бабуля Смит бывает пострашнее Флаттершай.

— Кхем!

Три кобылы резко замолчали и обернулись, гадая, как огромный красный жеребец умудрился так незаметно к ним подкрасться.

— Ох, Селестия милостивая! — воскликнула Твайлайт. — Биг Мак, мы же совсем забыли о встрече! Прости-прости-прости!


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Всё отделение хирургии в Центре охраны здоровья и благополучия животных буквально бурлило от возбуждения и предвкушения. Салли Пенс едва могла поверить, сколь невероятны были сделанные ими открытия. Хотя, если говорить честно, открытие было одним-единственным, вдобавок порядком подзатянувшимся. Местная жительница, пожилая женщина, этим утром уже в который раз позвонила им и заявила, что её соседи держат у себя ручных единорогов.

Чтобы не возиться с целой горой бумаг, начальник отделения отправил к этой старой перечнице полевую бригаду, надеясь, что она наконец-то перестанет им названивать. В конце концов, закона, запрещающего держать дома единорогов, не существует.

Приехав на вызов, полевая бригада решила подыграть старухе и поспешила на второй этаж, окна которого выходили на соседский двор — она утверждала, что животные как раз вышли на прогулку. К немалому удивлению бригады, по соседскому двору и правда нарезали круги две миниатюрных лошадки. Будь лошадки обычными, то инцидент можно было бы считать исчерпанным — бегают у соседей пара пони по двору, ну и пусть бегают, значит, могут себе позволить, а то, что ей они единорогами кажутся — ну так старая совсем стала, глаза ничего не видят, вот и мерещится… Только вот эти две лошадки выглядели весьма подозрительно. Не бывает настоящих лошадей столь яркого жёлтого или оранжевого окраса. И тем более у лошадей не бывает подобия спирального протеза, торчащего изо лба.

Вызвавшая бригаду бабуля тут же начала ныть, чтобы они разобрались с этим делом. Неожиданно для команды, у старухи оказалась книга об уходе за лошадьми, в которой было указано, что лошадям для здорового образа жизни необходимо каждый день выходить на прогулку длиной в несколько километров, при этом она много раз подряд повторила, что, по её наблюдениям, соседские единороги вообще редко имели возможность размять ноги. Старушка настаивала на том, что правительство обязано вмешаться и взять под опеку столь уникальных животных. И хоть у полевой бригады не было легальных оснований вмешиваться, им бы попросту совесть не позволила оставить без проверки животных, тем более столь необычных, которые вдобавок могут оказаться жертвами жестокого обращения и издевательства.

В итоге бригада решила под прикрытием надвигающегося бурана забрать «единорогов» в соседский дом на осмотр, а если потребуется — то и отвезти в Центр, чтобы об их здоровье позаботились специалисты, при этом подстроить всё так, будто животные сами сбежали. Во время осмотра бригада попытаются разобраться, почему животные так выглядят — шутка ли это природы и какая-то особенная мутация обычных пони либо же их хозяева и правда издеваются над своими питомцами, крася их в неестественно-яркие цвета и цепляя всякие искусственные рога. Заодно, если животные не будут выглядеть здоровыми, появится повод серьёзно поговорить с их владельцами по поводу того, как за ними следует правильно ухаживать, в том числе и о длительности их прогулок — а то и повод забрать несчастных животных у жестоких хозяев.

Технически, то, что они собирались совершить, являлось ничем иным как похищением домашних животных, что само по себе уголовно наказуемо, так что то, что они усыпили «единорогов», уже можно было считать несущественной мелочью. Оператор настоял, что в данной ситуации разумнее всего будет использовать усыпляющие дротики, чтобы без проблем вытащить животных с заднего двора. Вдобавок, ни один суд в мире не посмеет их засудить, как только они предоставят железобетонные доказательства жестокого обращения с животными.

Беглый осмотр не выявил следов краски, на головах также не было видно ни следов клея, ни швов, ни каких-то завязок, способных держать искусственный рог. Куда более тревожным оказалось то, что корни волос гривы и шёрстки были того же цвета, что и остальная часть волоса. При этом под шёрсткой проглядывала здоровая розовая кожа.

В результате обсуждения было решено немедленно пообщаться с их хозяевами и потребовать у них ответа. Однако владельцев столь уникальных существ дома не оказалось. Было просто уму непостижимо, как столь безответственные люди просто взяли и оставили животных без присмотра. Однако бригада обнаружила, что выходящая во двор дверь была незапертой, при этом отдельная дверца для животных отсутствовала. Это вызвало у полевой бригады недоумение: не могли же единороги сами открыть дверь?

Далее они решили оставить в дверях сообщение и забрать животных в Центр для полноценного обследования. Тем более что бригада уже натворила достаточно для того, чтобы отправиться на нары, так что одним нарушением закона больше, одним меньше… И потом, кто в здравом уме откажется осматривать единорогов?

Для обследования освободили хирургический кабинет. Первыми на очереди по вполне очевидным причинам стали рога. К удивлению Салли, даже в тёплой комнате под ярким светом хирургических ламп она не обнаружила ни клея, ни швов вокруг рога. Увеличительное стекло также ничуть не помогло выявить способ, которым рога приделали к головам этих странных пони. В итоге ветеринары сгрудились вокруг рентген-аппарата, дожидаясь результатов.

Правда просто шокировала всех собравшихся.

Эти грёбанные рога не были искусственными протезами. Они были настоящими!

У Салли сразу возникло стойкое подозрение, что какая-то частная лаборатория научилась втайне от общественности манипулировать генами на глубинном уровне и, видимо, запустила в производство генетически модифицированных питомцев для богатеньких клиентов. Предположение о генетических манипуляциях подтверждалось ещё и тем, что эти необычные единороги значительно отличались от обычных мини-лошадей и по целому ряду других признаков. Для начала, у них были огромные глаза, и это наверняка в будущем вызовет немалые осложнения. Их абсурдные яркие цвета были для них естественными — или неестественными в зависимости от точки зрения. Однако самым невероятным оказались их ноги, а точнее — плечевые суставы, кардинально отличающиеся от таковых у нормальных лошадей.

Кажется, происходила какая-то чертовщина, и их отдел только что влез в неё по уши.

Однако единорогами странности не ограничились. Ветеринары только взяли у самки кровь, когда случилась следующее странное происшествие.

— Угу!

Салли подняла взгляд от единорога.

— Это что, полярная сова? — озвучила она свои мысли, ни у кого конкретно не спрашивая.

— У неё сумка на груди висит, — заметил очевидное её помощник Бобби.

— Это что, полярная сова с сумкой на груди? — поправилась Салли.

— Угу-у!

— Я тебя не спрашивала.

Похоже, сова обиделась на реплику женщины. Взмахнув крыльями, она полетела прямо в стену… и испарилась, не долетая до препятствия каких-то полметра.

— Да какого хера…

— Не матерись! — рявкнула Салли на другого своего помощника, Билла, обрывая того. — Интересно, а не связана ли она как-то с этими единорогами? — задумчиво добавила она после паузы.

— Странная сова, носящая сумку, появилась из ниоткуда чтобы осмотреть пару недокументированных единорогов, а затем исчезла в никуда, заодно ломая с полдесятка законов физики, — сказал Билл. — Вот вообще не вижу между ними связи.

— Да что происходит? — вопросила Салли, вновь обращая внимание на лежащего на столе перед ней пациента.

— Уверен, всему происходящему есть рациональное объяснение, — предположил Бобби.

— На сколько забьёмся? — с ухмылкой спросил Билл.

Прежде чем кто-то успел сказать, что в этот день уже точно не может произойти что-то ещё более странное, дверь в кабинет распахнулась, и в комнату заглянула Мерси, ещё один ветеринар.

— Народ! — позвала их женщина. — Вы не поверите, что только что рассказали в новостях.

— Дай угадаю, — хмыкнул Билл. — Они объявили, что волшебство действительно существует, а ещё реально бывают драконы, эльфы и феи.

— А-а, — поникла Мерси, — так вы уже слышали…

— Пф-ф-что? — едва не закашлялся Бобби. — Он же просто пошутил!

— Ещё скажи, что я должна поверить в то, что он эту идею из ниоткуда взял, — возразила Мерси. — Об этом сейчас по всем новостям твердят, вдруг вы это по радио услышали или ещё откуда?

— Так, стоп, — вклинилась Салли. — Они что, на серьёзных щах по телику заявляют, что волшебство существует?

— Ага, — кивнула Мерси. — Они Бог знает сколько скрывались ото всех. Маги просто брали и посылали людей, стиравших всем, кто видел магию или волшебных существ, память.

Бобби, Салли и Билл, как один, обернулись к пациенту на столе.

— Интересно, сколько раз нам уже так мозги промывали? — задался вопросом Бобби.

— Ух ты, ничего себе! — воскликнула Мерси. — Эт’ чё у вас, единорог, что ли?

— Ага, — уныло отозвалась Салли. — Правда, получили мы её несколько… сомнительными методами.

— Что ж, это объясняет, почему вы не свалили домой до начала метели — сейчас на улице по такой погоде только волков морозить, — заметила Мерси. — Кроме того, вы тогда должны уже знать, что это пришелец из другого мира. Очевидно, у этих «магов» уже какое-то время существует программа предоставления убежища для беженцев из других миров.

— А вот теперь ты просто прикалываешься над нами, — обвинил Мерси Бобби. — А я и правда на минуту тебе поверил.

— Что происходит?! — внезапно раздался возмущённый голос из клетки-перевозки, в которой лежал второй единорог. — Немедленно выпустите меня, или я вас всех тут засужу!

— Нам песец, — заметил Билл.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Эльза Бейтс осмотрела кучку жеребят, которые вывалились на пол гостиной её шикарных апартаментов из нагрудной сумки Букли, и нахмурилась.

— Здравствуйте, дети, — сказала женщина. — А где Эбигейл?

— Она вместе с Лавандой в Мунго, — ответила Гермиона. — На её родителей напали, сейчас они в Мунго на лечении.

— Какой ужас! — ахнула Эльза. — Уже известно, кто на них напал?

— Они думают, что это был оборотень, — ответил Симус, — только есть одна странность: сегодня не полнолуние.

Бейтс обернулась к одному из гоблинов-охранников:

— Можете разобраться в этом деле?

— Штурмовой отряд будет отправлен немедленно! — ответил тот, торопливо выбегая из комнаты.

— Так, я в госпиталь. Сможете сами камином добраться домой?

— Странно, мы вроде направлялись ко мне домой, — заметила Гермиона. — Не знаю, почему Букля принесла нас сюда, к вам.

— Угу!

— По-моему, у Гарри сова сломалась, — хмыкнул Симус.

Упомянутая сова надулась, распушив перья, после чего упорхнула прочь.

— Ты её обидел, — обвинительно произнесла Луна.

— Ну, ладно, потом извинюсь, — пожал плечами Симус. — Сейчас же всё, чего я хочу — побыстрее оказаться дома и проверить своих родителей.

— Мы, наверное, домой на автобусе поедем, — отзеркалил пожатие плечами Дин, одновременно махнув рукой в сторону сестёр.

— Ну уж нет, — возразила Эльза. — Позвони родителям и скажи, что будешь сидеть здесь, пока не закончится буран.

— У вас есть телефон? — навострил уши Дин.

— Да, есть, на кухне, — ответила женщина, направившись к камину. — Если что-то понадобится, просто попросите гоблинов. Вернусь с Эбигейл — устроим пижамную вечеринку.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Тем временем в суетном аду, более известном как госпиталь им. Св. Мунго, царило нечто невообразимое.

— Где она? — с опаской спросил один из целителей своего коллегу.

— Последний раз я её видел в палате для жертв необратимых последствий чар, устраивающей пациентам вечеринку. Клянусь, сам видел, как она вытащила из волос торт и кучу всяких угощений и украшений.

— Надеюсь, это хоть ненадолго займёт её внимание. У меня в кабинете после её визита крем с цветной посыпкой лезет изо всех углов и щелей, причём даже из тех, о существовании которых я даже и не подозревал! И да, полагаю, правильно говорить не «волосы», а «грива».

— Полагаю, что я не сдержусь и завизжу от ужаса, если ещё раз увижу розовую поньку.

— И почему же?

— Она поёт.

— И?..

— И все вокруг помимо воли присоединяются к песне, прямо как тогда, в банке, с теми женщинами.

— Серьёзно?

— Причём «все» — это в самом буквальном смысле: петь начинают даже те пациенты, у кого возможности петь не могло быть физически!

— Ой, не преувеличивай, не может же всё быть настолько плохо, — усмехнулся его собеседник.

— Я, кажется, потянул спину.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Ночной морозный воздух холодил шёрстку Твайлайт и Рейнбоу Дэш, идущих по улицам вечернего Понивилля. Направляясь в сторону Сладкого уголка, обе пони с необычайно сильным интересом изучали землю у себя под ногами.

— До сих пор не верю в то, что нас выругал Биг Мак! — посетовала лавандовая единорожка, уныло бредя по припорошившему улицы снегу.

— Так он же и десятка слов не сказал! — возразила её радужногривая подруга.

— От этого только ещё хуже.

В кои-то веки бредущая по земле Рейнбоу уныло кивнула соглашаясь.

— И как мы только могли забыть о встрече?

— Как мы вообще могли быть столь безответственными? — стыдливо повесила голову Твайлайт. — Она ведь так важна для всех нас, а в итоге Биг Маку пришлось со всем разбираться в одиночку.

— Нужно будет как-нибудь загладить перед ним вину, — заявила пегаска.

— Ну, по крайней мере, вряд ли меня кто-то сможет обругать сильнее, — вздохнула лавандовая единорожка.

— Твайлайт Спаркл!

Вздрогнув всем телом от внезапного громкого голоса, Твайлайт с Рейнбоу подняли головы и обнаружили перед собой Твайлайтиных родителей и брата, и судя по выражениям их лиц, они были очень недовольны — и это ещё очень мягко сказано. При этом сидящая на спине отца Клаудед Хоуп выглядела встревоженной.

— Во-первых, — сказала радужногривая пегаска, — у тебя явно талант притягивать неприятности, а во-вторых, судя по полыхающей гриве твоей матери, теперь понятно, в кого у тебя такой, хех, «пламенный темперамент».

Откуда-то издали ветер донёс заунывные звуки одинокого рожка, играющего траурный марш.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

В уютном домике, полном зверушек и птиц, словно из ниоткуда появилась полярная сова.

— Угу!

— Ма-амочки, какой ужас!

— Угу!

— Ты уверена?

— Угу! Угу!

— Спасибо, что рассказала мне об этом. Я сейчас же соберу подруг. Уверена, Твайлайт должна как можно скорее узнать о случившемся.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Столовая для стражи не могла похвастаться ни размерами, ни великолепием главного банкетного зала. Тем не менее это место было достаточно просторным и уединённым, а посему было идеальным для неформальных завтраков/обедов/ужинов вдали ото всей этой официальщины и пышной государственной атрибутики. Когда Петунию Дурсль сопроводили в это помещение, женщина уже опасалась худшего, однако все её тревоги сразу развеялись, когда Петуния оказалась лицом к мор… лицу с высокой крылатой единорожихой, стоящей бок о бок с её подругой Рерити. Всего несколько мягких слов стражам подтвердили изменившийся статус Дурслей и прояснили эту ситуацию.

Теперь, когда стражи расслабились и уже не бросали на женщину столь напряжённых взглядов, Петуния стала внимательно рассматривать трёх правительниц, которые тем временем представились. Селестией оказалась белая крылорожка посередине, Луна стояла справа от сестры, тогда как слева от Селестии находилась Кейденс. Когда до женщины донеслись ароматы десертов, она невольно подумала о том, что эти трое — неаполитанки.

Несмотря на заверения Селестии, Петуния всё равно чувствовала себя неуютно, поскольку какая-то пожилая пегаска не прекращала сверлить её злым взглядом.

— Похоже, вам приходится прикладывать немало усилий для обычной вечеринки, — отметила Селестия и отправила в рот ещё одну ложку салата.

— Она же для жеребят, — сказала Рерити. — Поверьте, счастливые выражения их лиц того стоят. И потом, это значит, что и каникулы они тоже проведут вместе.

— Логично, — заметила Селестия, сглотнув, а затем вновь повернулась к безмолвной женщине: — Не хочешь отправиться на вечеринку вместе с сыном? Думаю, это прекрасная возможность для него попытаться наладить отношения со сводным братом. Знаю, что в прошлом они, скажем так, не ладили между собой, однако это может помочь исцелить их душевные раны и благотворно сказаться на их отношениях.

Петуния опустила на стол коктейль и кивнула.

— Тётушка, — подала голос Кейденс. — Прошу прощения, если мой вопрос покажется грубым, но из-за своего небольшого опоздания я теперь не могу понять, почему она не может разговаривать.

— Доктор сказал, что она целые сутки не должна разговаривать, чтобы её обожжённое горло зажило, — пояснила Рерити.

— Какой ужас! — ахнула розовая принцесса. — Как это случилось?

— Огневиски, — отозвалась белая единорожка.

— Огневиски? — вскинулась Селестия. — А у тебя оно ещё есть? После той, первой пробы я с нетерпением жажду заполучить ещё этой изысканной амброзии.

— Мы так не думаем, сестра, — твёрдо возразила Луна.

— Ты вредина, сестра, — надулась белая крылорожка. — Мне уже нельзя иногда поддаться своим маленьким, безобидным слабостям?

— Коль Мы не можем насладиться божественным нектаром, что двойным эспрессо кличут, то и тебе от потребленья огневиски воздержаться надлежит, — отрезала её сестра.

— Вынуждена вас огорчить, принцесса, — прервала их Рерити, — однако мои подруги конфисковали все мои запасы огневиски.

— Как же ты умудрилась обжечь огневиски горло? — спросила всё ещё недоумевающая Кейденс. — Ты его случайно вдохнула или что?

— Твайлайт сказала, что это случилось из-за того, что у Петунии была заблокирована магия, — пояснила Рерити. — Ну, по крайней мере теперь она это исправила.

— О, рада это слышать, — произнесла Кейденс, и в этот момент двери в помещение распахнулись, и внутрь вошла семья земных пони, сопровождаемая парой гвардейцев.

— О, другие наши гости прибыли, — прокомментировала Луна. — Надеемся Мы, что ущерб не столь велик, сколь понесла Эквестрия вчера.

— Ваши высочества, — обратился к ним жеребец, выйдя вперёд. — Я приношу вам свои искренние извинения. Моя дочь и её подруга не желали привлечь к себе внимание и вызвать подобный переполох.

— Понимаю, — сказала Селестия, левитируя к себе свиток, который держал стражник, чтобы его прочесть. — Однако вам тоже следует понимать, что мы не можем допустить ситуации, угрожающей национальной безопасности.

— Но Меткоискатели сделали то же самое! — нажаловалась розовая жеребёнка. — Мы слышали слухи об их делах! Это нечестно, если мы дадим им нас обскакать!

— Их убедительно попросили больше так не делать, Даймонд Тиара, — сказала Рерити прежде, чем Филси Рич успел одёрнуть дочь.

— Предположить нам дóлжно было, что повторить успех их вы предпримете попытку, — молвила Луна. — Сие ошибка наша. Однако знай, что без дозволенья нашего отныне импорт из людского мира с обогащенья целью запрещён. Велим тебе Мы воздержаться от упоминания средь пони источника товаров. И более того, пошлём Мы стражей уведомить людского зельеварства подмастерьев, что сей запрет касается и их.

— Да, ваше высочество, — покорно произнёс Филси за всю их группу.

— Я смотрю, у вас чутьё на деньги куда лучше, чем у Меткоискателей, — сказала Селестия, всё ещё не отрывая глаза от свитка. — Вы, конечно, не смогли их превзойти, однако вы получали куда больше за меньшее.

— Благодарим за похвалу, ваше высочество, — отозвалась Сильвер Спун.

— Нам папочка помог! — гордо заявила Даймонд Тиара.

— Если бы вы продолжили, — в голосе старшей принцессы послышался лёд, — то могли бы обрушить всю экономику Эквестрии. Тем не менее, — её голос слегка потеплел, — жить — значит каждый день учиться чему-то новому, вдобавок вы не успели нанести реального вреда.

— Ох, где же мои манеры? — вдруг спохватилась Кейденс. — Может, присоединитесь к нам? Мы всегда рады друзьям Рерити и Меткоискателей.

— Благодарю за приглашение, — стрельнув взглядом в сторону белой единорожки, ответила Спойлед Рич — ей уже не терпелось похвастаться перед всей кантерлотской знатью, что она ужинала сразу со всеми тремя принцессами, — это огромная честь для нас.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— Спайк! — позвала Твайлайт, магией распахивая дверь своего жилища. — Спайк! Ты где?

— На кухне! — послышался ответ.

Твайлайт провела свою семью вместе с Рейнбоу Дэш в вышеупомянутое помещение и обнаружила, что вокруг стола почти не осталось свободных мест из-за наплыва гостей, с удовольствием жующих маффины, политые слегка светящейся розовой субстанцией. В кухне обнаружился Гарри вместе со своими двумя матерями и двоюродным братом, а также известная на весь Понивилль почтальонша с дочерью.

— Спайк! Почему мама мне сообщает, что я вышла замуж, а я об этом ни слухом, ни духом?

— Ты не знала? — удивился дракончик, намазывая очередной маффин розовым «мёдом».

Внезапно Клаудед Хоуп стала с отчётливо написанным на мордашке удивлением принюхиваться, и её удивление только усилилось, когда Спайк протянул ей только что смазанный маффин.

— Откуда? — фыркнула лавандовая единорожка. — Я впервые об этом слышу.

— Упс, это, кажись, мой косяк, — признался дракончик. — Видимо, Сириус решил сначала проверить записи в Министерстве, прежде чем сообщать тебе эту новость.

Тем временем Клаудед откусила предложенный ей маффин, с нескрываемым любопытством осмотрела его, кинула взгляд на отца, а затем снова посмотрела на лакомство в своих копытцах.

— Как ты умудрилась выйти замуж и не знать об этом? — поинтересовалась Лира.

— Понятия не имею, — пожал плечами Спайк, хватая очередной «голый» маффин. — Драко Малфой сказал, что магия рода Блэк признала её женой Сириуса, следовательно, по их законам они уже женаты. Я не уточнял подробностей.

Внезапно в уже битком набитую кухню влетела сова с висящей на груди сумкой, украшенной королевским гербом двух сестёр.

— Вам письмо! — торопливо провозгласила Рейнбоу Дэш.

Разговор ненадолго прервался из-за громогласной отрыжки, от которой задрожали стёкла, знаменующей прибытие Рерити и Петунии.

— Р-Ре-Рерити! — залепетал Спайк, намазывая ещё больше розовой субстанции на маффин, причём половину он умудрился размазать по своей лапке, совершенно этого не заметив.

— Здравствуй, Спайк, дорогуша, — проворковала белая единорожка.

— Наблюдать за ними никогда не надоедает, — усмехнулась Рейнбоу. — А чего это вы прилетели в совиной сумке?

— У нас был ужин с принцессами, — пояснила Рерити. — Похоже, теперь значительная часть Кантерлота принадлежит понивилльцам и поделена между табунами Меткоискателей и Даймонд Тиары.

— Э-эх, ну, думаю, сегодня уже вряд ли случится что-то ещё хуже, да? — вздохнула Твайлайт.

Всепони замерли каждый прямо посреди своего действия и уставились на лавандовую единорожку с разной степени смесью ужаса и обречённости.

Внезапно из ниоткуда возник луч чёрного света и вонзился в лоб Гарри. Синий пегасёнок тут же свалился со стула и завопил от боли.

Тут же лучший создатель защитных заклятий поколения заключил комнату в защитную сферу. Увы, каким бы крепким и непробиваемым ни был щит Шайнинг Армора, на этот раз пользы от него оказалось не больше, чем от мокрой тряпочки.

— Что это?! — крикнула Лира, вместе с Твайлайт зажигая рог и готовясь биться до последнего с тем, кто посмел напасть на Гарри.

Тем временем из начавшего кровоточить шрама на лбу пегасёнка вырывались небольшие чёрные молнии, а остальное его тело засветилось серебряным светом, словно пытаясь побороть вредоносную чужеродную энергию.

— Это чистая ненависть! — проскулила Клаудед Хоуп, испуганно отползая от кричащего жеребёнка.

— Гарри! Гарри! — в отчаянии вскрикнула Лира, собирая в роге ещё больше магии; ей уже было плевать, даже если он выгорит или треснет, если только это поможет справиться с поразившей пегасёнка напастью.

— Чистая ненависть? — хмыкнул Спайк, глядя на покрытый розовым маффин в своей лапке. — Так познакомься с чистой любовью! — и применил Гарри концентрированную любовь прямо на лицо.

Комнату заполнил новый вопль, только в этот раз он вырвался не из горла Гарри, а раздался из шрама.

— Давай же, пей! — скомандовала Твайлайт, пролевитировав блюдце к Гарри и вливая остатки розового «мёда» ему в рот.

Лира направила магию из рога на Гарри, словно пытаясь заключить его в защитный кокон. Она отдавала всю себя без остатка, действуя ради того, кого лишь недавно приняла как своего сына, так, как не каждая мать станет действовать ради родного ребёнка. Бон-Бон, всё ещё остававшаяся в людском облике, прижимала жеребёнка к себе, словно пытаясь укрыть его своим телом от всего мира. Сама не осознавая, она вложила свою волю, свою душу в эту борьбу — силу, что была столь же могущественна, как и более зримая магия Лиры. Любовь одной матери лишь укрепила любовь другой матери, и серебряная аура вокруг Гарри засияла ещё ярче.

Ненависть, высокомерие, эгоизм яростно выплёскивались безудержным фонтаном.

Преданность и самопожертвование ответили ударом на удар.

Безудержный поток столкнулся со столь же мощным встречным потоком. Сила столкнулась с силой, вызывая яростные снопы летящих во все стороны искр. Защитник поддержал защитника — и взрыв розового заполнил кухню.

Под аккомпанемент жуткого, леденящего кровь воя из шрама Гарри, словно из трубы высокого давления, стало вырываться отвратительное на вид чёрное облако, которое отчаянно завизжало, когда его чёрный цвет стал сменяться розовым. Тем временем из сияния, окружавшего Гарри, нечто неосязаемое стало собираться в розовый туман, что в итоге сформировал полупрозрачную колеблющуюся фигуру женщины. Туманная женщина грозно уставилась на плотное чёрное облако дыма, словно мечущееся на месте туда-сюда, и изрекла:

— СГИНЬ ОТНЫНЕ И НАВЕКИ!

Издав последний, самый громкий и страшный рёв, облако окончательно порозовело и через несколько мгновений развеялось, словно его никогда и не было.

— Amor vincit omnia1, — ошеломлённо прошептала Клаудед Хоуп.

В кухне вновь воцарился мир и покой — столь же внезапно, как до этого возникла опасность. Бон-Бон осторожно посадила синего пегасёнка на землю. Призрачная фигура тепло улыбнулась застывшему словно изваяние и глядевшему на неё во все глаза Гарри Поттеру.

— Я всегда буду рядом, — мягко сказала она в опустившейся на помещение тишине. — Знай, что тебя любят и всегда будут любить.

— Лили? — с трудом прохрипела Петуния, в неверии прижав ладони ко рту.

Призрак посмотрела на сестру.

— Здесь нечего прощать; ты моя сестра. — Затем женщина перевела взгляд на Лиру и Бон-Бон. — Я буду вечно вам благодарна. Прошу, позаботьтесь о моём, нет — нашем сыне.

— Обязательно, — в один голос ответили кобылки.

— Скажи Сириусу, что крыса совершила непростительный поступок и планирует поступить ещё ужаснее, — обернувшись к Твайлайт, сказало видение, уже начиная бледнеть и постепенно распадаться клубами розового, быстро пропадающего тумана. — Скажи ему, что у Хвоста, возможно, ещё есть возможность искупить свою вину. Помни, что трусов не отправляют на Гриффиндор, — женщина снова посмотрела на Гарри: — Помни, что я люблю тебя, очень, очень люблю.

Мгновение — и розовый свет иссяк, и остатки розового тумана пропали, словно его и не было. Призрачная фигура окончательно пропала.

— Мама! — вскочил на копыта Гарри. — МАМА!!! — надрывно возопил он, кинувшись к месту, над которым только что парил призрак. — Нет, прошу, не бросай меня, мама, — голос пегасёнка упал до шёпота. — Пожалуйста, не уходи…

— Она никогда не уходила, — уверенно сказала Бон-Бон, присев на корточки и положив руку ему на голову.

Лира подошла к Гарри и потёрлась щекой о его щёку.

— И никогда не уйдёт, — добавила единорожка.


Любовь всё побеждает (лат.)