Автор рисунка: Noben

Цена ошибки

Аликорн, ха! Что ты можешь без своих друзей, один на один, жалкая принцесска? Ничего! Не будет больше никакого Радужного Удара, не будет вашей гадкой и лживой дружбы! Вы все заплатите за то, что разрушили мою мечту о равенстве!

Старлайт коварно улыбнулась, когда её соперницу, вновь потерпевшую неудачу, втянуло во временной разлом. Скоро она вернётся… Чтобы проиграть вновь. Пусть. Пусть она почувствует всю горечь поражения! А когда она будет сломлена и уничтожена, можно будет разорвать свиток, чтобы всё осталось вот так, теперь уже навсегда!

Принцесса всё не сдавалась, утверждая, что её дружба, видите ли, очень важна для Эквестрии. Жалкая чушь! Дружба шести пони не может повлиять на жизнь целой страны!

Твайлайт просила её остановиться, утверждая, что менять прошлое — это чрезвычайно опасно. Для такой неумехи, как она — может быть. Но не для Старлайт, которая лично сумела закончить заклинание перемещения во времени самого Старсвирла!

Внезапная короткая дезориентация — и перед глазами единорожки вновь возникает уже привычная картина Рейнбоу Дэш, защищающей Флаттершай от хулиганов, а из нового временного разлома вываливается Твайлайт.

Одна, без своего дракончика. Седая, как лунь. С чудовищным кривым шрамом на мордочке. С потухшим тяжёлым взглядом, в котором нет ничего.

Это… страшно. Старлайт добивалась чего-то подобного, но всё же оказалась не готова к такому конечному результату. Что же там видела принцесса? Не может же быть такого, что эти приторные слова о важности именно её с подругами дружбы — правда? Так не бывает! Но что тогда?..

— Старлайт, — вместо звонкого голоса аликорна ухо волшебницы режет какой-то скрипучий скрежет. — Ты увидишь всё, — выносит вердикт он. Единорожка поднимает взгляд и встречается с жутким пустым взглядом Твайлайт.

Невероятно мощный телекинез аликорна хватает её, сдавливая со всех сторон как толща воды. Ещё в прошлое возвращение отбиться от молодой принцессы не составило большого труда, но теперь ничего не работает — Старлайт неудержимо тащит к ещё открытому временному разлому, несмотря на всё отчаянное сопротивление.

Ещё миг — и единорожку всасывает в туннель, перебрасывая в будущее. В то будущее, что она создала сама, разрушив дружбу Элементов Гармонии.

Старлайт вываливается из портала, едва успевая применить на себя левитирующее заклинание, чтобы не рухнуть на каменный пол с почти четырёхметровой высоты. Аккуратно опустив себя на пол единорожка осматривается, стараясь понять, куда же она попала. Помещение кажется отдалённо знакомым.

Да это же зал с картой в замке Твайлайт! Немного другой, но узнаваемый. Круглое помещение с высоченным потолком, огромные двухстворчатые двери, стол-карта и вокруг шесть тронов, спинки которых украшены кьютимарками владелиц.

В зале довольно мрачно, прохладно и царит полумрак: вместо светлых серо-синих кристаллов стены состоят из почти чёрных и, вдобавок, помещение освещено лишь немногочисленными жаровнями, горящими неприятным зелёным пламенем, от которого на стенах пляшут жутковатые тени. Да и сами троны, кажется, несколько другие…

Чёрный кристалл, из которого они сделаны, причудливо преломляет свет, кьютимарки на спинках кажутся объёмными и даже будто живыми.

Восемь радужных молний, направленных в разные стороны. Молнии переливаются, меняя цвет и длину.

Три воздушных шарика… Скалящихся жуткими зубастыми улыбками.

Три летучих мыши, чьи глаза мерцают в темноте красными огоньками.

Три драгоценных камня тёмно-синего, почти чёрного цвета, в которых то проступают, то исчезают пугающие, гротескные силуэты.

Единорожка вздрагивает и отступает на несколько шагов, когда созданный ей луч света выхватывает из полутьмы очередной трон. Этот трон, более массивный, чем другие, чуть блестит в лучах света, на его спинке красуется кьютимарка, похожая на кьютимарку Твайлайт: восьмилучевая фиолетовая звезда. А выше, на торчащих из спинки острых штырях… возвышаются два черепа. Левый, более округлый, явно принадлежащий кобыле, скалится острыми клыками-иглами, устремив в потолок очень длинный и кривой, будто изломанный, рог. Правый, вытянутый череп жеребца, примечателен саблевидным рогом, который к кончику переходит в красный цвет.

О, ужас…

Старлайт поспешно отводит глаза, натыкаясь взглядом на последний трон. С изображённой на его спинке кьютимарки за ней внимательно наблюдают три красных глаза…

Заклинание света гаснет от потери концентрации, когда волшебница, в попытке отскочить назад, поскальзывается на гладком полу и падает со сдавленным всхлипом. От крика её удерживает молнией мелькнувшая мысль: с хозяевами этого замка лучше не встречаться.

Нужно выбираться отсюда! Каким образом это делала Твайлайт? С помощью свитка… который остался с ней же, в прошлом.

Сердце пропустило удар, а ноги, только поднявшейся Старлайт, подкосились от ужаса, снова роняя владелицу на холодный пол. Единорожка до боли закусила губу, стараясь не разреветься. Свитка, чтобы сбежать отсюда, у неё не было.

Мобилизоваться и остановить надвигающуюся истерику помог дробный звук приближающихся шагов за дверью. Глиммер, смахнув слёзы, поднялась и спешно отошла в самый тёмный закуток зала, попутно накидывая на себя купол незаметности.

Что делать — придётся придумывать позже, а пока лучше спрятаться. Желания встречаться с теми, кто украшает трон черепами, не было никакого. Остаётся надеяться, что этого заклинания хватит, так как прятаться здесь больше негде… О том, что с ней будет, если хозяева этого жуткого места её обнаружат, единорожка старалась не думать — от такой перспективы мороз шёл по коже.

Створки дверей с грохотом распахнулись от удара телекинезом, жаровни вспыхнули ярче, освещая вошедшего.

Старлайт с трудом поверила своим глазам, когда зеленоватый свет жаровен выхватил из темноты… Твайлайт. Впрочем, чуть приглядевшись, единорожка быстро поняла, что перепутать эту принцессу с оригинальной можно разве что в темноте.

Гулко грохали по каменному полу накопытники массивного чёрного доспеха, украшенного шипами, какими-то то ли узорами, то ли письменами и крупной золотистой восьмиконечной звездой Хаоса на груди. На боку вошедшей висел немалых размеров том, зачем-то перемотанный цепью, — Старлайт на мгновение показалось, что книга подёргивается и пытается открыться, но это, скорее всего, была лишь игра теней от неровного пламени жаровен.

Вошедшая аликорна также имела нетипичные для пони кожистые крылья, длинный саблевидный рог и глаза с вертикальным зрачком, светящиеся зелёным светом тёмной магии с характерной фиолетовой дымкой. Точнее, один глаз, вздрогнув, поправила себя кобылка, когда жуткое отражение Твайлайт чуть повернуло голову. Вместо второго глаза у вошедшей была перечёркнутая уродливым шрамом пугающая пустая глазница, которую та, похоже, даже не считала нужным ничем прикрывать.

Кошмарная аликорна, тем временем, засветила рог и телекинезом внесла в зал огромный, почти с неё размером, череп с рогами. Между его длинных изогнутых рогов была закреплена сфера, светящаяся мягким оранжевым светом. Водрузив череп на стол, "Твайлайт" заперла двери и подошла к своему трону, разглядывая уже "украшающие" его головы.

— Ах, королева Кризалис, король Сомбра! — небрежно обозначив поклон, издевательским тоном обратилась аликорна к черепам. Единорожка вновь содрогнулась от мимолётного чувства леденящего ужаса: несмотря на радикально другую внешность, голос этой страшной пародии на принцессу дружбы оказался абсолютно идентичен оригинальной Твайлайт. И это пугало ещё сильнее.

— Мне здесь попался ещё один жалкий неудачник, Тиреком звали, — продолжала тем временем хозяйка замка, кивнув в сторону черепа на столе. — Жил грешно и помер смешно, прямо как вы. — Аликорна усмехнулась, демонстрируя полную треугольных зубов пасть. — Так я о чём? Есть возражения тому, что он присоединится к вашей милой компании? Не слышу возражений! Чудно!

Кивнув сама себе, Твайлайт подхватила череп Тирека телекинезом и стала пристраивать его на штырь между двумя уже имеющимся чудовищными "украшениями".

Старлайт, сама того не замечая, до боли вжалась в стену и дышала через раз. Что же она наделала? Неужели всего лишь отсутствие друзей у Твайлайт могло к… к этому?! Она же была принцессой дружбы! Как она могла убить кого-то, а потом насмешливо это комментировать, вешая череп убитого на спинку трона в качестве трофея?! Так не может, так не должно быть! Это невозможно!

"Старлайт. Я покажу тебе всё" — вспомнился скрипучий голос седой Твайлайт, закинувшей её в портал. Та ведь пыталась убедить её не менять прошлое! Она, Старлайт Глиммер, не послушалась — и вот результат. Того мира, родного и любимого, больше нет — она стёрла его собственными копытами… Сжавшуюся в комочек единорожку трясло.

— А, Ластлайт! Возишься с очередным черепом? Какая вульгарная безвкусица! — звук манерного голоса, так и сочащегося высокомерием, вернул её в действительность, не позволив ужасу осознания взять верх.

— Завидуй молча, Рейджити. Эти трофеи — наглядная демонстрация моей мощи и величия, которых тебе никогда не достичь! — не менее высокомерно ответила собеседнице хозяйка замка. С голосом принцессы дружбы это звучало совершенно дико.

— О, не будь столь самоуверена, дорогуша.

— Я отнюдь не самоуверена, Рейдж. Моя невероятная мощь — это не хвастовство, а неопровержимый научный факт.

Элегантная белая единорожка со сложной причёской и глазами, светящимися тёмной магией, одетая в богато украшенный мундир и диадему, раздражённо фыркнула, усаживаясь на трон с изображением трёх камней, под снисходительным взглядом лавандовой аликорны. Когда она вошла в зал — Старлайт не заметила.

Вообще, это было странно. Ведь этот мир, по идее, результат отсутствия у Твайлайт друзей… Но вот Рарити, да и тронов в зале шесть — не для красоты же. С другой стороны, как-то и не похоже, что эта Твайлайт дружит с этой Рарити… Старлайт едва удержалась от вздоха. Всё вокруг было так странно и непонятно, так… жутко и мрачно.

— Да, ещё… Когда ты закончишь работу над моим топором? Ковыряешься уже больше недели! — удовлетворившись, наконец, висящим идеально ровно рогатым черепом, аликорна повернулась к белой единорожке.

— Зачарование — небыстрый процесс, дорогуша. Ты же не хочешь, чтобы я что-то перепутала, правда? — мило хлопнула ресничками та. С кислотно-зелёными глазами тёмного мага, из которых вытекала фиолетовая дымка, смотрелось это инфернально.

— Ага. Я охотно верю, что ты тогда абсолютно случайно "перепутала" полярность "Пожирания жизни" и то, что топор в бою жрал меня и лечил противников — это совершенно случайная ошибка! — мрачно уставилась Ластлайт на колдунью единственным глазом.

— Никто не застрахован от ошибок, увы, — притворно вздохнула та.

— Смотри у меня. Ещё одну такую "ошибку" ты рискуешь не пережить, "дорогуша", — зло пообещала ей аликорн.

— Или ты, если новая ошибка окажется более серьёзной, чем эта, — коротко рассмеялась Рейджити звонким, как колокольчик, смехом. — Кстати, с тебя ещё камень душ. На зарядку твоего грубого и убогого рубила.

Старлайт прошиб холодный пот. Чем дальше — тем хуже всё становилось. Она боялась черепов на троне, чьи владельцы, похоже, были хладнокровно убиты Тва… Ластлайт? Ничего ведь не может быть хуже убийства, так? А здесь, в этом чудовищном мире, оказалось, что может. Фиолетовая единорожка уже не помнила, где и когда наткнулась на информацию о камнях душ — артефактах древних зебриканских некромантов, предназначенных для вырывания души из тела и её последующего использования в качестве источника энергии, но она потом долго жалела о том, что вообще решилась с ней ознакомиться. И уж точно она не ожидала того, что эта жуткая мерзость может спокойно создаваться и применяться здесь, в Эквестрии! Как, вот как отсутствие друзей у одной-единственной пони могло привести к… такому? Что же она наделала…

За дверью раздался дробный перестук множества копыт, и скоро она отворилась, впуская в зал ещё четырёх пони. Старлайт уже почти не удивилась, увидев, что вошедшие – знакомые ей старые друзья Твайлайт, такие же пугающие и искажённые, как и всё в этом мире. Мире, который она сама создала…

Первой, с силой впечатывая накопытники доспеха в пол, шла бледно-жёлтая пегаска с коротко стриженой розовой гривой. На её боках были сложены кожистые крылья, голову венчали мохнатые уши с кисточками. Злой взгляд багровых глаз с узкими зрачками раздражённо скользил по помещению, а на мордочке, выставляя на обозрение игольчатые клыки, застыл недовольный оскал, напоминающий кривую усмешку из-за пересекающих край губ четырёх параллельных шрамов от когтей.

Следом за ней легко шагала оранжевая земнопони, цвет которой угадывался лишь по передним ногам, показывающимся из-под плаща и краешку мордочки, выглядывающему из-за широких полей низко надвинутой на глаза шляпы. На её боку висел свёрнутый в кольцо длинный кнут с блестящим в свете жаровен металлическим кончиком. На входе она приподняла шляпу, цепким взглядом зелёных глаз окидывая помещение. Старлайт показалось, что взгляд отражения Эпплджек на мгновение задержался на ней.

Отстающая на пол-шага голубая пегаска, отражение Рейнбоу Дэш, носила обтягивающий комбинезон с звёздами Хаоса на плечах. Единорожка почти не обратила внимания на её лицо, полностью занятая рассматриванием жестокого увечья радужногривой. У пегаски не было крыла, вместо него металлом блестел искусный протез. Ей вдруг подумалось: смогла ли она бы жить без рога, как эта пегаска — без крыла? Ведь это, получается, тоже её вина…

Старлайт до боли стиснула зубы. Если бы была возможность всё исправить! Если бы… Впрочем, додумать эти безрадостные мысли волшебница не успела.

Последняя вошедшая пони одним своим видом заставила Старлайт судорожно вжиматься в стену в тщетных попытках оказаться как можно дальше от неё. Ярко-розовая земнопони со спокойным выражением лица, щеголяющая длинной прямой гривой, на первый взгляд, не выглядела страшной или опасной, но только до тех пор, пока не посмотришь ей в глаза. Совершенно безумные, остекленевшие, с сузившимся в точку зрачком, неподвижно и не моргая глядящие перед собой. Она шла чуть пританцовывая и её неестественные, дёрганные, как у марионетки, движения делали её ещё страшнее. Внезапно её зрачки расширились, губы растянулись в жутковатой улыбке и розовая кобылка тихо засмеялась.

Старлайт титаническим усилием удержала концентрацию, не дав развеятся скрывающему её заклинанию, одновременно до боли прикусывая копыто, чтобы не закричать. Так страшно ей не было никогда в жизни.

— Вас только за смертью посылать, — тем временем "поприветствовала" вошедших Ластлайт.

— Посылай! Я с удовольствием тебе её принесу! И даже не одну, если тебе одной не хватит! — оскалилась жёлтая пегаска.

— Эвридай, не провоцируй меня… — угрожающе практически зашипела аликорна.

— А то что? — набычившись, перебила её на полуслове пегаска.

— В КНИЖЕЧКУ ТЕБЯ ЗАПИШУ! — рявкнула Кантерлотским Гласом хозяйка замка, красноречиво хлопнув крылом по замотанному цепью фолианту у себя на боку.

— Рискнёшь вызвать гнев повелителя? — прищурилась Эвридай.

— Видишь ли, в чём дело… — протянула Ластлайт. — Я — личная ученица повелителя. Я его гнев как-нибудь переживу. А вот ты мой — нет. Поэтому молчи и делай, что я говорю, ясно? Сядь, — одноглазая кивнула на трон с летучими мышами.

Розовогривая, метнув на аликорну испепеляющий взгляд, молча заняла своё место. Откуда-то из-под её брони ей на плечо выполз громадный паук, которого пегаска принялась аккуратно поглаживать, вызывая гадливые взгляды сидящей рядом белой единорожки, которая демонстративно отодвинулась подальше.

— Итак… — начала было Ластлайт, когда все заняли свои места, но была перебита тихим, чуть с хрипотцой, голосом голубой пегаски:

— Здесь есть кто-то лишний.

Взгляды собравшихся скрестились на однокрылой. Старлайт забыла, как дышать, затравленно глядя на шестёрку пони за столом и неосознанно сжимаясь, словно пытаясь стать меньше.

— И кого же из нас ты считаешь лишней, дорогуша? — поинтересовалась белая единорожка, рассматривая копытокюр на левом переднем копытце. — Открой свой секрет.

— Да есть тут одна затейница… — вместо пегаски ответила пони в шляпе и пристально посмотрела своими зелёными глазами прямо на Старлайт.

Под её взглядом фиолетовую единорожку колотила крупная дрожь, насквозь промокшая шёрстка неприятно липла к телу, сердце бухало в висках паровым молотом. «Заметили…» — панически металась в голове мысль.

 -…Но я вам её не назову. Вы ж опять не поверите, — зеленоглазая подмигнула насмерть перепуганной волшебнице и поудобнее развалилась на троне.

— Тебе верить — себя не уважать, "коллега", — выделила голосом последнее слово голубая пегаска. Пони в шляпе не удостоила её ответом.

— Хайджек хитрая. Много видит, много говорит, но всё — туман. Ей хорошо, она видит в тумане. Никто не видит, а она видит, — розовая пони тихо засмеялась в безмолвии зала, вызывая у Старлайт желание вскочить и бежать без оглядки, лишь бы оказаться подальше от неё.

— Кончай тешить свою паранойю, Пейнбоу Смэш. Посторонние сюда попасть бы не смогли, — подвела черту Ластлайт.

— Паранойя неплохо продлевает жизнь. Доверие, оно, знаешь, всегда плохо кончается. Поверь моему опыту, — возразила Пейнбоу.

— Доверие — шаг на пути к отчаянию. Я люблю отчаяние! — восторженно воскликнула жуткая пародия на Пинки Пай.

— Всё, заткнулись все! Время! — зло оборвала все разговоры одноглазая аликорна.

Она сконцентрировалась, и в центр карты ударил ярко-зелёный луч тёмной магии. Мгновение — и из неё выросла голограмма высокого нескладного существа, будто слепленного из разных частей. На нём красовался мундир попугайской расцветки и массивная корона, а в лапе он держал скипетр со звездой Хаоса на навершии.

— Что? Чего? А, это ты, Ластлайт Дарк… Чего тебе? Надеюсь, ты по делу, не так ли? — странный тип снял с себя корону и принялся с нескрываемым интересом её разглядывать, словно видел в первый раз.

— Повелитель Дискорд! — почтительно склонила голову Ластлайт, жест повторили остальные.

— Не нужно кланяться! — небрежно отмахнулся тот. — Это так… скучно и старомодно! Кто вообще придумал эту глупость? — внезапно возмутился драконикус. — Почему кланяться? Почему, скажем, не подпрыгивать?

Сидящих за столом разом передёрнуло.

— Ладно, вижу, мои замечательные идеи никому опять не приходятся по душе! — нахмурился Дискорд, похлопывая навершием скипетра по лапе.

— Ваши идеи лишь опережают своё время, мой повелитель! — поспешно возразила Ластлайт. — Закостеневшее за века правления консервативных принцесс общество пони пока что просто не готово с восторгом их принять! Но я уверена, это непременно…

— Достаточно славословий! — резко оборвал её враз посерьёзневший повелитель Хаоса. — Ты, кажется, отвлекала меня по очень важному и неотложному делу? Я внимательно тебя слушаю.

— Прошу прощения, повелитель! Да, я связалась с Вами доложить: задание выполнено! Странная деревня, на которую указала Ваша карта Хаоса, найдена, её жители приведены к покорности, а лидер захвачена живой и сейчас брошена в каменный мешок в моём замке. Немногочисленные оказавшие сопротивление схвачены и подвергнуты профилактическим пыткам на площади, для поднятия духа и уровня верноподданнических чувств у населения! – доложилась аликорна.

— Тупой бред, а не задание! Даже не убили никого! — вставила Эвридай.

Голограмма повернулась к ней. К удивлению Старлайт, драконикус не выглядел раздражённым, скорее даже наоборот.

— Ничего, милая Эвридай, не расстраивайся. Задания, которые тебе понравятся, тоже непременно будут! Кстати, как ты смотришь на совместное чаепитие сегодня вечером?

— Если с кексиками нашей подруги, Блоди Край, то нормально смотрю. Заваливай, отдохнём! — криво улыбнулась ему жёлтая пегаска. Паук у неё на плече предвкушающе потёр передние лапки.

— Так на чём мы остановились? — потёр подбородок Дискорд, вновь обращая внимание на Ластлайт.

— Жители приведены к покорности, их лидер захвачена. Что с ней делать? И каковы наши дальнейшие задачи?

— Мне всё равно. Она талантливая, но неинтересная. Так что развлекайся с ней на своё усмотрение. А задачи… Знаешь, пока — никаких. Вы, мои чемпионы Хаоса, пока что радуете меня, так что можете отдохнуть. Моя карта даст вам знать, если мне понадобится ваша служба, — повелитель Хаоса картинно щёлкнул пальцами и исчез.

— Лайти! Отдай её мне! — тут же подскочила безумная кобылка к аликорне.

— Перестань меня так называть, Блоди Край! — рыкнула та в ответ, но розовая земнопони не обратила на это ровным счётом никакого внимания, продолжая скакать вокруг Ластлайт.

— Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Я из неё кексиков понаделаю — не оторвёшься, обещаю! Отдай! Ну отда-ай! Да-а-ай! — розовая пони с остекленевшим взглядом вновь расхохоталась, подёргиваясь, будто её било током.

"Из неё понаделаю"?! Старлайт с трудом проглотила вставший поперёк горла ком. "Что я натворила? Что я натворила? Что я натворила?" — набатом билось в голове. Это чудовищно — и это всё из-за неё и её дурацкой мести! Пони убивают и едят друг друга потому, что она, Старлайт Глиммер… Она всё уничтожила… Волшебница болезненно прикусила губу, чтобы не разрыдаться в голос и, смахивая слёзы, вновь обратила взгляд в зал.

— …послушай доброго совета. Те, кто слушает моих советов — добиваются успеха. Те, кто нет — редко, — со снисходительной улыбкой объясняла что-то аликорне белая единорожка. Остальные, похоже, успели разойтись, пока Старлайт была занята своими мыслями.

— Ты забыла уточнить, что те, кто слушается твоих советов, Рейджити, добивается успеха для тебя. Сама разберусь. Проваливай, — "попрощалась" Ластлайт.

— Зря, зря. Многое теряешь, дорогуша, — притворно вздохнула та и исчезла во вспышке телепортации.

Аликорна задумчиво обошла зал по кругу — Старлайт едва не забыла, как дышать, когда та прошла мимо буквально в двух шагах — и, видимо что-то решив, снова устроилась на троне.

— СТРАЖА! — ударил по ушам единорожки Кантерлотский Глас. В распахнувшиеся двери вбежал единорог в чёрных латах и закрытом рогатом шлеме, в телекинетическом захвате рядом с ним парил массивный меч со странным пилообразным лезвием.

— Госпожа! — низко поклонился он.

— Приведите мне заключённую-единорога из каменного мешка. Быстро! — бросила стражнику Ластлайт.

— Как прикажете, госпожа! — снова поклонился тот и почти галопом выбежал из зала.

Ждать долго не пришлось, скоро двери вновь отворились, впуская пару стражей, буквально втащивших в зал пленницу и, со звоном сковывающих ту цепей, швырнувших её на пол, перед аликорной.

— Свободны, — коротко приказала та, и медленно обошла вокруг заключённой, изучая её взглядом. Старлайт силились разглядеть её получше, но единственное, в чём она была уверена — это то, что несчастная — единорог с фиолетовой гривой, почти как у неё самой.

Ластлайт рывком подняла пленницу с пола, одновременно освещая её своим рогом.

Сердце Старлайт пропустило удар, во рту моментально пересохло. Дикий ужас сковал единорожку, не позволяя ей даже отвести взгляд.

Перед жуткой Ластлайт Дарк стояла она сама.

Старлайт Глиммер.

Избитая, истощённая, грязная, с трудом держащаяся на ногах. Сверлящая аликорна тяжёлым взглядом, полным ненависти.

Похожая, как две капли воды.

— Чего тебе, чучело одноглазое? — прохрипела её копия хозяйке замка.

— Обрадовать пригласила, — недобро ухмыльнулась та. — Повелитель, наконец, решил, что твоя жалкая жизнь ему не нужна и я могу делать с ней всё, что пожелаю.

— Не обольщайся. Твоих мозгов всё равно не хватит ни на что серьёзнее пыток! — буквально выплюнула слова пленница. Однако Ластлайт лишь улыбнулась в ответ.

— Какой в них смысл? Это Пейнбоу может достать из тебя всё, что ты знаешь, а Блоди просто получить от процесса удовольствие. А мне это ни к чему.

— Будто вам, слугам Дискорда, смысл нужен… Убийцы ненормальные!

— Мне — нужен. Иногда. Я, кстати, в последний раз спрошу тебя: не желаешь присоединиться к нам? Твой талант мог бы прекрасно проявить себя на службе Хаосу и его повелителю.

— Я до вашего уровня падать не собираюсь! А Хаос без моих талантов перебьётся! — вскинулась единорожка, звякнув цепями.

— Хорошо подумала? — прищурилась аликорна единственным глазом. — У твоего отказа будут последствия.

— Какие это? — насмешливо фыркнула пленница. — Убьёшь меня? Эка невидаль.

— В книжечку тебя запишу, — многообещающе улыбнулась ей Ластлайт.

— Чего? — удивилась та.

— Увидишь сейчас. И прочувствуешь, — улыбка аликорны стала шире. С этими словами, она отцепила со своего бока книгу и стала сматывать с неё цепь. Теперь Старлайт стало ясно, что ей тогда не показалось — книга действительно дёргалась и вырывалась.

— Только не это… — одними губами прошептала побелевшая, как мел пленница, тоже глядящая на освобождаемый от оков фолиант. — Госпожа, прошу… Я не…

— Поздно, Старлайт. Выбор сделан и исправить ничего нельзя, — Ластлайт злорадно рассмеялась, глядя на подавленную единорожку, упавшую перед ней в низком поклоне.

"Выбор сделан, исправить ничего нельзя" — отдались слова в голове другой Старлайт, прячущейся под куполом скрывающего заклинания. Почему-то казалось, что эти страшные слова адресованы именно ей, а вовсе не пленнице.

Тем временем, аликорна отошла от скулящей от ужаса пленницы на пару шагов и направила на неё открытую книгу.

Душераздирающий вопль эхом заметался по залу.

Старлайт, прижав уши копытами, широко распахнутыми от ужаса глазами, смотрела, как тело выгнувшейся дугой фиолетовой единорожки – Старлайт, её самой! – медленно осыпается чуть светящейся пылью и, закручиваясь маленьким смерчем, втягивается в книгу.

Облетела шёрстка, начала обсыпаться шкура, обнажая красные мышцы…

Старлайт зажмурилась. Смотреть на происходящее было выше её сил. Она старалась выкинуть из головы все мысли и просто дождаться, когда всё закончится. Когда страшный крик затих, перестав отдаваться в зажатых ушах, она ещё несколько секунд не решалась открыть глаза.

Аликорна с довольным видом изучала новые страницы в книге, а у её ног лежал чистый, снежно-белый скелет единорога. Перелистнув ещё пару страниц, она захлопнула книгу и, перемотав цепью, вернула на место.

— Вот так, Старлайт. Ну и чего ты добилась своим упрямством? – вопросила та у скелета на полу и шагнула к нему. Спрятавшаяся единорожка вздрогнула, когда под копытом Ластлайт хрустнула какая-то кость. Одноглазая, с довольной улыбкой, подняла череп убитой и направила в него какую-то магию. На лбу черепа проступила кьютимарка Старлайт.

— Вот так. Ты у меня в коллекции двести сорок девятая. Прости, надо было перед тобой убить кого-то ещё. Думаю, тебе понравился бы круглый номер «двести пятьдесят»… — аликорна нежно поцеловала череп в нос.

Старлайт, окончательно перепуганная и измученная происходящим, надрывно всхлипнула.

Уши Ластлайт дёрнулись, улавливая звук.

Череп исчез во вспышке телепортации, а по залу разошлась концентрическая волна какого-то заклинания аликорны.

Она медленно повернула голову в сторону Старлайт.

Единорожка смотрела на жуткий оскал и не могла пошевелиться от дикого, животного ужаса, затопившего разум.

— Так-так… в прятки играем? – усмехнулась Ластлайт, неспешно шагая к волшебнице.

Казалось, что жуткий глаз и пустая глазница аликорны заняли всё поле зрение. Это конец – молнией пронеслась единственная мысль.

Старлайт, рванувшись в сторону, пронзительно закричала…

…И кубарем скатилась с кровати, больно ударившись рогом о каменный пол.

Сердце часто бухало где-то в висках, норовя выпрыгнуть наружу, пересохшее горло саднило от собственного крика, сырая от пота шёрстка противно липла к телу. Выпутавшись из мокрого одеяла и кинув его на смятую простыню, единорожка на дрожащих ногах вышла на балкон. Порыв вроде бы тёплого летнего ветра заставил её поёжиться, но Старлайт не обратила на него внимания, прикрыв глаза и просто наслаждаясь предрассветной тишиной и свежим воздухом.

— Сон… Это был сон… — с невероятным облегчением вздохнула, наконец, она.

Снова сон про схватку с Твайлайт и путешествия во времени. Снова понимание того, что её эгоизм и жажда мести могли обойтись Эквестрии дорого, очень дорого. Но таких жестоких и чудовищных кошмаров ещё никогда не было. Она, конечно, сама просила принцессу Луну не вмешиваться и дать ей самой со всем разобраться, но теперь… Старлайт снова вздохнула. С того боя прошёл почти месяц, но чувство вины и ощущение того, что она прошла по лезвию ножа никак не отпускало.

В коридоре раздались торопливые шаги, и вскоре дверь распахнулась, впуская в комнату посетителя.

— Старлайт, ты в порядке? Ты где? – озабоченно поинтересовался голос Твайлайт.

Единорожка непроизвольно вздрогнула от её голоса. Перед глазами снова встал образ чудовищной Ластлайт, чемпиона Хаоса и ученицы Дискорда. Она мотнула головой, стараясь отогнать его.

— Я здесь, Твайлайт, — ответила она. Голос предательски дрогнул.

— Старлайт! Что произошло? Ты так кричала… — почти влетела на балкон лавандовая кобылка. Старлайт облегчённо выдохнула, увидев её прямой витой рог и чистые фиолетовые глаза, переполненные искренними беспокойством и заботой.

— Просто сон… — замялась единорожка, понимая, что от «просто снов» так не подскакивают. Но…

Твайлайт молча шагнула ей навстречу и неожиданно обняла её. Что? Как?.. Старлайт замерла, не зная, как реагировать.

— Всё будет хорошо, — крылом погладила её аликорночка. – Все мы, бывает, ошибаемся…

— Ты не понимаешь, Твайлайт! – не выдержала нервного напряжения единорожка. – Моя ошибка едва не обернулась гибелью всей Эквестрии! Желая отомстить тебе, я едва не уничтожила вообще всё! – Старлайт всхлипнула, обмякнув в объятиях принцессы. – Тв… Твайлайт… Прости меня!.. – выдавила она и, наконец, разрыдалась.

— Конечно, Старлайт. Ты же мой друг, — робко улыбнулась принцесса дружбы, покрепче обнимая плачущую подругу и ученицу.

Старлайт вошла в библиотеку замка, левитируя с собой книгу. «Тьма над Зебриканией: Марш мёртвых», «Лав Крафт» — гласили надписи на обложке. К счастью, Твайлайт оказалась на месте.

— А, Старлайт! Ты как? – подняла голову от стола принцесса.

— Более-менее. Спасибо, Твайлайт. Не знаю, что бы я без тебя делала…

— Я всегда готова тебе помочь, Старлайт, — серьёзно посмотрела на неё принцесса. – Кстати… Извини меня, но я собираюсь написать письмо принцессе Луне, чтобы она помогла тебе с кошмарами. Я знаю, что ты хотела справиться сама, но…

— Да, ты права, спасибо ещё раз. Может, мне и хотелось бы справиться самой, но… Но увидеть что-то подобное ещё раз – это выше моих сил, — вздохнула единорожка.

— Не хочешь рассказать, что тебе приснилось? Может, станет легче?

— Не то что рассказать – даже вспоминать не хочу. И на тебя это вываливать – тоже, — передёрнулась Старлайт.

На некоторое время в библиотеке установилось молчание, нарушаемое лишь скрипом пера по бумаге.

— Ты, я смотрю, с книгой? Вернуть принесла? – поинтересовалась Твайлайт, свернув дописанное письмо в свиток и запечатав его своей печатью.

— Да. Вот, держи, — единорожка опустила книгу на стол перед принцессой.

— «Тьма над Зебриканией» Лава Крафта? – подняла брови та. — Читала как-то. В магии он, как земнопони, не разбирается совершенно, но в таланте красочно и правдоподобно выдумывать всякое — ему не откажешь. Из-за этого таланта, к слову, немало пони от зебр шарахаются, как от мантикоры. Мы как-то с подругами у Зекоры спрашивали, что из всего этого — правда. «Зебры полосаты – в этом не соврал он» — был её ответ. И всё. Ладно, вторую часть будешь брать?

— Нет. Я и эту-то не стала дочитывать…

— А… Понимаю, — задумчиво пробормотала принцесса, делая запись в карте читателя и возвращая книгу на полку. – Ладно. Чем-то ещё могу помочь?

— Нет, наверное… Я пойду, пожалуй.

— Хорошо. Кстати, Старлайт! Не забудь, ты сегодня собиралась к Пинки Пай, печь кексики с Рейнбоу Дэш! – с улыбкой взмахнула копытцем принцесса дружбы.

«Кексики с Рейнбоу Дэш».

Старлайт вздрогнула.

Имена чемпионов Хаоса:
Lastlight Dark
Ragety
Everydie
Painbow Smash
Hijack
Bloody Cry
Какие-то выбраны чисто по созвучности, какие-то — по смыслу. Эпплджек сломала мозг, но, вроде бы, справился и с ней. К сожалению, не всем этим интересным личностям удалось уделить достаточно внимания :(
Интересно узнать ваше мнение, насколько качественно получилось написать этих персонажей и получилась ли передать "тёплую" и "дружескую" атмосферу между ними.
Жду отзывов!

Комментарии (8)

+2

Я увидел здесь не логичное развитие персонажей, а сборник мемчиков-отсылочек-фансервиса, начиная с кексоты и заканчивая Лавкрафтом и вархаммером, причём последний откровенно притянут за дискордовы уши.

Что же касается конкретно злых М6, то это как в "разделённой Эквестрии" — припиханы на всякие роли чтобы были, а как они там оказались и как именно стали настолько непохожи на себя, осталось за кадром — а это объяснение при таких вопиющих различиях просто необходимо. Ну вот как Эпплджек попадёт в эту тёмную армию? Или Рэрити? А кексопинки тут вообще зачем?

SMT5015 #1
0

Развитие персонажей здесь, скорее, свойственно только Старлайт — как-никак, это — её сон, навеянный собственными переживаниями и размышлениями о том, насколько плохо всё могло закончиться, не согласись она с доводами Твайлайт.
И именно поэтому не стоит искать тут железной, неопровержимой логики — её тут и не должно быть :)
Кексопинки тут — скорее в качестве отсылки. Просто использовал широко известный образ. В планах было раскрыть его несколько полнее, как и Эпплджек, показав, что "похожий, да не тот!" но, к сожалению, не вышло и Пинки, увы, смотрится достаточно клишировано.

WerWolf_54 #2
+1

Сон сном, но поскольку ты позиционировал этот рассказ как опыт на тему образов злых М6, то вот...

SMT5015 #3
0

С размышления на их тему всё началось, но они тут не главные. Сделать их главными, и чтобы при этом никто не погиб, не получалось :)

WerWolf_54 #5
+3

Не думаю, что Дискорд сделал бы такое. Он дух Хаоса, а не Смерти, в конце-концов. "Я считаю, что нет вещи скучнее, чем труп" — сказал бы Дискорд. Но написано неплохо, четвёрочка обеспечена)

Бандюган_из_3-го_подъезда #4
0

Вот именно — хаоса. Сегодня — "нет скучнее", завтра — "а что, прикольно" :)
Я, всё-таки, исходил из того, что сидение в статуе ему характер не улучшило, а совсем даже наоборот.

WerWolf_54 #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...