Автор рисунка: MurDareik

1. Получилось!

По правде говоря, я была поражена, когда впервые увидела её.

Вы знаете. После всей этой истории с Найтмер Мун.

Маленькая принцесса-аликорн, вышедшая из обгоревших останков этой призрачной брони, напуганная, под взглядом своей сестры, когда ей предложили ещё один шанс дружить, как она была далека от кошмарного облика её бывшего "я". Достаточно милая, чтобы сыграть на сердечных струнах любой кобылки.

И Селестия милостивая, как же она была восхитительна!

Позже я поняла, что меньший рост Луны был результатом того, что Элементы Гармонии лишили её силы, но вряд ли можно обвинить меня в том, что я заметила, как хороша маленькая принцесса Ночи. Как эта нервная, неуверенная улыбка заставила моё сердце трепетать, когда она склонилась и почти спряталась за чёлкой, заметив на себе взгляд какой-то пони.

А её внешность?

Если Селестия напоминала нам о тёплых солнечных днях, то Луна пробуждала чувство прохладных зимних ночей с этим полуночным окрасом шерсти и пышной синей гривой. Когда я подумала об этом немного, её окрас слегка напомнил мне об отце. Хотя он был на несколько полутонов темнее, совершенно определённо. Её крылья, конечно, были сильными, но с перьями, как облачный пух, которые я, с тех пор, научилась ласкать так же нежно и обходительно.

Но что привлекло моё внимание, эта мысль может показаться глупой, были те маленькие чёрные пятнышки, стелющиеся по её шёрстке. Они начинались у кончика морды, всего в нескольких дюймах от кончика носа, и расходились по скулам, обрамляя эти пронзительные бирюзовые глаза. Затем, спускаясь от задней части шеи, вплоть до чёрных пятен с серповидной луной, украшающих её бёдра с обеих сторон, они блуждали, словно издеваясь над моими глазами. Я не могла от них оторваться.

Пятнышки. Луна была пятнистой.

Да, я была на седьмом небе от счастья, о, да, и продолжайте смеяться, она была пятнистая. И что? Это редкий окрас пони!

И Луне он чертовски шёл.

Итак, когда я снова увидела её на Найтмер Найт, когда она появилась в ожидании какого-то грандиозного приветствия и осталась в замешательстве от своего собственного наследия, пока нам не удалось заставить её немного повеселиться и насладится возможностью поиграть, во мне была какая-то маленькая часть, которая была немного разочарована.

Нет, не то, чтобы мне пришлось придержать свою увлечённость. Скорее я заметила, что её пятнышки исчезли.

Вместо этого она носила длинную гриву чистого звёздного света, которая текла и мерцала в прохладном осеннем ветре, а её шёрстка казалась лишённой тех прекрасных отметин, которые я так обожала.

Это не уменьшило мою привязанность к ней — я та, кто сделала первый шаг после того, как более года мы ходили вокруг да около наших чувств, гневя Кейденс — но я не буду притворяться, что не скучаю по ним.

Или, что я не начала задаваться вопросом, играли ли мои глаза шутки со мной той первой ночью.

Пока я не проснулась одним невинным утром в её спальне и не поймала её с поличным.

Утренняя Операция “Пятнышки” была приведена в действие.

***

Ну, называть это "утром" было бы немного натяжкой. Только сумасшедший мог проснуться в то время, что большинство могло бы назвать приличным после адаптации к графику Луны.

Так что, действительно, то, что мы проснулись в одиннадцать или в полдень — доброе утро было не чем иным, как чудом.

Это был почти единственный раз, когда тяжелые синие шторы Луны, те самые, с падающими звёздами и созвездиями, которые сверкали при свете свечей, не могли помешать непоколебимому солнечному свету моей наставницы просочиться внутрь, чтобы омыть комнату тёплым светом. Любого такого прикосновения к моей спине, когда я спала, привыкнув к прохладному ночному воздуху, было достаточно, чтобы заставить меня передвинуться.

Тогда бы свет ударил мне прямо в лицо и заставил подняться и повернуться, пытаясь сбежать.

И уж точно я не заслужила тихий смешок от кобылы, прижимающей меня к своей груди.

— Ты никогда не прекращаешь своих попыток избежать её команды: всем проснуться, — прошептала Луна мне на ухо. Я почувствовала, как её зубы ущипнули его и взвизгнула, выгнув спину. Её копыта сжались вокруг моего живота. — Глупенькая маленькая кобылка.

Я фыркнула, и открыла глаза, чтобы повернуться и взглянуть на неё через плечо.

— Говорит кобыла, которая держалась за меня всю ночь, — выпалила я в ответ. Улыбка, как у меня, выдаст любого, кто пожелал бы симулировать негодование.

— Ах, я не помню, чтобы ты жаловалась, — ответила она мудростью на мои уловки. Ещё один укус моего уха с резким вздохом, и поцелуй, украденный прямо под подбородком, и мои перья встали дыбом от волнения. — Это не вовремя. Тем не менее, мы обе знаем, что нужно что-то делать.

Это было правдой. И если бы я выпила кофе и легла спать тем утром, я, возможно, не испустила бы такой дурацкий жалобный вой и попыталась прикрыть лицо крылом.

Я говорю, попыталась, только потому, что Луна знала мои привычки достаточно хорошо, чтобы заблокировать его копытом и прижаться носом к изгибам моей шеи.

— Давай, давай, не надо. У тебя есть образовательный устав, который надо переписать, а у меня будут довольно продолжительные дебаты с Тией, относительно определённого законодательного акта против уровней шума в ночное время. — Я почувствовала, как её губы скривились в ухмылке. — Я ни в коем случае не хочу пропустить это.

Конечно, нет.

У неё были пони, которые любили её ночи и радовались вечеринкам, пока они не падали с ног, а законодательство, заставляющее их снижать громкость, разрушило бы атмосферу, к которой они привыкли. Почему бы ей хотеть их подвести?

И, к её чести, мне действительно нужно было приступить к работе, чтобы прояснить некоторые детали нашего образовательного устава. На самом деле, вы понятия не имеете, в каком он беспорядке. Пытаясь получить нацию, пронизанную традициями каждого племени и объединённую в гармонии разных культур…

Давайте просто скажем, что я попросила подключиться Дискорда в какой-то момент. Он взглянул, засмеялся и пожелал мне удачи, прежде чем вернулся к Флаттершай на чай.

Глупый дух Хаоса.

Вздохнув, я встала и стряхнула свою спутанную чёлку с лица. Быстрый взгляд на мои крылья заставил немного нахмуриться. Мне опредёленно нужно как следует прихорошиться, прежде чем я начну свой день.

Всё больше и больше дел, всё больше и больше причин вылезти из нашей тёплой постели.

Пару лет назад это было бы немыслимо для меня, и у Спайка была определённая причина созвать девочек, чтобы они пропесочили меня за то, что было не так.

Луна ткнулась носом мне в шею, удовлетворённо мурлыкнула и соскользнула с кровати небольшим гибким движением, что я должна была оценить. Она порысила в ванную, её бёдра покачивались, а хвост помахивал в идеальном ритме — гипнотический маленький танец, который она довела до совершенства, чтобы дразнить меня, прежде чем проскользнуть через дверь и начать свою утреннюю рутину.

Шалунья.

Теперь, вещи приняли немного странный оборот для Луны. Видите ли, её рутина состоит в том, чтобы отправиться в ванную, почистить зубы, пока нагревается вода, а затем приступить к мытью. Я принимаю душ по ночам, и обычно мне нужно пару минут, чтобы посмотреть в свой ежедневник и наметить всё, пока я выпиваю свою первую чашку кофе. Этим утром, желая поддразнить Лунную принцессу, я задумала пару проделок, и, быстренько поправив шторы, потащилась в ванную.

И вот, когда я толкнула дверь, я как раз успела увидеть легкую рябь света на спине моей подруги и, вместе с ней, лишь мельком разглядела эти маленькие пятна на её шёрстке, прежде чем она заметила меня в зеркале.

— Пятнышки? — я выдохнула.

— Т-твайлайт! — вскрикнула она. Снова прошла рябь, отняв у меня эти пятнышки. Луна повернулась и прижалась к стойке, её губы изогнулись в слабой нервной улыбке. — Т-ты меня напугала!

Я моргнула. Её пятнышки исчезли. Снова. Я схожу с ума?

— Извини, — ответила я, симулируя застенчивую улыбку. — Я не хотела разрушить твое, эм,  заклинание.

Редко мне предоставлялась возможность увидеть застигнутую врасплох Луну, особенно когда мы лишь вдвоём.

Поэтому, когда её улыбка дрогнула, и её взгляд метнулся в сторону, я поняла, что что-то произошло.

— Заклинание? Что за заклинание? — пробормотала она. — Я ничего не кастовала, ты уверена, что тебе не показалось?

Я изогнула бровь.

Луна рассмеялась:

— Ну же, только посмотри! Вода тёплая, и тебе, вероятно, нужно кофе! Может быть, это поможет тебе проснуться! — её рог вспыхнул блестящим бирюзовым.

Я едва успела потянуться и закричать:

— Луна, даже не…

С потрескивающей магией и оглушительным хлопком от воздуха, заполнившего пространство, я исчезла и обнаружила себя, сидящей за столом в своём кабинете, одно копыто всё ещё вытянуто, а в другом чашка дымящегося кофе.

Два коридора от ванной комнаты.

— … думай об этом, — сказала я невозмутимо. Прищурившись, я резко вздохнула. Она что-то скрывала.

И я была той кобылой, которая выяснит, что именно.

— Очень хорошо, Луна. Пусть игра начнётся. — Я сделала глоток кофе и напела. — Сексуальная чертовка. Именно так, как я люблю, даже когда она не в своей тарелке.

Кофе сваренное Луной. Идеальный напиток, чтобы с наслаждением, составить план из двенадцати тестов, определяющих пределы этого заклинания.

Я поклялась, что увижу его развеянным. Развеянным, во имя пятнышек.

Заткнись, я принцесса счастливых, волшебных пони, а не злой гений. Хотя однажды я была таким, когда мы играли в “Огры и темницы”.

***

Мой первый план имел мало шансов на успех. Тем не менее, так и было задумано.

Как и Селестия, Луна, вероятно, больше забыла о магии, чем я узнала за всю свою жизнь — хотя, уверяю вас, не из-за отсутствия трудностей. Но она выучила их в эпоху, когда большую часть Эквестрии ещё нужно было укротить, и монстры бродили более свободно.

Хотя я сомневалась, что она воспользуется каким-нибудь древним ритуалом, чтобы спрятать эти милые пятнышки, я чувствовала, что это намного сильнее заклинания "Пожалуйста, не замечай меня".

Итак, первый план — просто тестирование этого заклинания с помощью простого разрушителя. Едва заметного даже для обученных пони.

Я подождала, пока она по колено не завязнет в довольно оживленной дискуссии с Селестией насчёт этого закона о шуме. Они не кричали — на этот раз — но было определённо жарко, когда в игру вступали некоторые предубеждения.

А именно, что Селестия имела тенденцию отдавать предпочтение тем, кто должен был бодрствовать в течение дня, в то время как Луна яростно спорила против ограничения ночной деятельности, особенно в выходные дни.

— Я получила несколько жалоб на громкую музыку в течение недели, Лулу, — упрекнула Селестия, обходя вокруг стола и пробираясь к своей цели. — Леди Кварцит, в частности, утверждает, что они играли и в дневные часы.

— Мои охранники говорят иначе, — ответила Луна ровным тоном. — И, пожалуйста. Я слышала, как старая кляча жаловалась на лучи солнечного света, просачивающиеся в её комнату каждое утро. Что дальше? Мы отменим восход солнца, в угоду её чувствам?

— Я никогда не говорила, что она не может быть легкомысленной, но в сочетании с другими жалобами…

— Я заметила, что это не относится к музыке в будние дни. И мы обе согласились с тем, что клубам разрешено работать с большой громкостью до часа ночи.

— Это было на пробной основе.

— Неужели. И я нахожу интересным, что из всех жалоб ни одна не исходит от пони, живущих по соседству.

Они были так сосредоточены, что не обращали на меня внимания. Я думаю, Селестия слегка кивнула мне, когда слушала контраргументы Луны, но кроме этого, с таким же успехом я могла быть призраком. Как один из доверенных охранников Луны.

Услышав мой голос, они, наверное, засмеялись бы и кивнули головами, так же, как я, когда Метконосцы рассказывают мне о своих исполненных, но всё же злополучных идеях.

Тем не менее, то, что они не обращали на меня внимания, было хорошо. Горячие дебаты были увлекательней.

Это означало, что мой тест не будет замечен вообще.

Заклинание, которое я соткала, было всего лишь пробником против заклинания. Примерно так же деликатно, как провести одним из моих маховых перьев вдоль книжной полки, чтобы проверить на пыль. При этом, в нём был слой базового заклинания отмены очарования школьного уровня.

Иллюзия Луны не так сильно мерцала. На самом деле, я почувствовала малейшие потрескивания магической обратной связи, когда вторичное заклинание отбросило моё, как играющего жеребёнка. Опять же, как и ожидалось.

Но теперь я знала, что оно там было. Не менее важно, что она не повела и ухом в мою сторону. Просто ответ, который я и хотела — ничего другого.

Толика смелости проникла в мою грудь, достаточно, чтобы я почувствовала себя немного безрассудно. Она даже не отреагировала на зонд, поэтому пришло время посмотреть, сможет ли что-то более сложное выполнить эту задачу. С этой целью, я наложила изящное маленькое заклинание, оно не так уж сильно отменяло магию, сколько действовало как разрушитель. Похоже на нуль-камни, в некотором смысле.

Я прикусила губу и сконцентрировалась, осторожно протягивая магию, чтобы коснуться её спины, идеальное место для начала эффекта пульсаций от разрушителя.

Идеальное место, так что даже если бы это не удалось, я бы знала, была ли я права или схожу с ума.

Как только моё заклинание коснулось, я увидела это. Малейшее мерцание, как будто я отодвинула занавеску, чтобы увидеть какой-то сокрытый приз.

На этот раз этот маленький толчок был более сильным, и вместе с ним дёрнулись тёмные уши. Она заметила. Конечно, она заметит что-то большее, чем простое заклинание.

Луна оглянулась, её брови нахмурились. Без сомнения, она хотела сказать пару слов своему противнику.

Когда она обнаружила меня стоящей неподвижно, с видом "пожалуйста, не обращай на меня внимания", на расстоянии слишком близком, я увидела замешательство:

— Ты что-то ищешь? — спросила она.

— Нет, просто гуляю, — соврала я. Неудачно.

— Мне показалось, что я чувствую магию…

— Хм! Надо же. — Ладно, увиливать уже не было смысла. Настало время для некоторых альтернатив. К сожалению, в замке нет достаточного запаса естественной проточной воды, чтобы попытаться смыть её заклинание.

— И ты должна заниматься реформами образования. Тем не менее, ты здесь, и я чувствую действие заклинания. — Моя подруга подозрительно прищурилась. — Что ты задумала?

— Правда, Луна? — Селестия вздохнула и откинулась на подушку.

— Не похоже, чтобы у твоих доводов было больше веса, чем у моих.

— Тогда, я полагаю, ты просто хотела бы, чтобы я послала какого-нибудь пони для измерения шума случайными ночами, и мы отложим это?

— На самом деле, это великолепная идея. — Её глаза не отрывались от меня. Ни разу. — Докажи, что они превышают разрешенную громкость, и я изменю свою позицию.  

Селестия остановилась, обдумывая.

— Ну, мы не могли просто пойти сами, — призналась она. — Хотя и признаю, это бы очень хорошо помогло с нашими предубеждениями. Кого бы нам отправить?

— Попроси Октавию. Я уверена, она будет в восторге, если это означает, что она сможет надрать уши Винил Скретч.

— Поправь меня, если я ошибаюсь, но разве они не встречаются? И обе твои любимые пони?

Эти бирюзовые глаза сузились до щелей. Она смотрела сквозь меня глубоко в самое моё существо.

— Да, и если ты так считаешь, она бы не стала подталкивать Винил к чему-то вроде этого, ты действительно должна принять моё приглашение и встретиться с ними. Они отличная пара. — Голос Луны дрогнул. — И кто-то определенно что-то замышляет. Разве это не ты, крошка?

Вот тебе и на.

Крошка.

Определённо проблемы. Что означало, что мне нужно было раскрыть эти пятнышки, прежде чем она сможет… э-э… убедить меня забыть.

Да, это отличный способ выразить это.

Селестия обдумывала эту идею мгновение или два, маленькую вечность для того, кто попал в ловушку пронзительного взгляда Луны, как я. Затем она, наконец, кивнула и сказала:

— Очень хорошо. Если это то, что решит нашу маленькую проблему, тогда воспользуемся твоей идеей. — Её губы изогнулись в заговорщической улыбке. — Я думаю, что оставлю вас обеих… за… тем, чем Твайлайт хочет заняться.

Во вспышке блистающего золота и хлопка воздуха, заполняющего пустоту, она исчезла.

Луна наклонилась ближе, её крылья распахнулись.

— Что, — повторила она, — ты задумала, крошка?

— О, просто, знаешь… — я сделала шаг назад. — Проверка одной теории.

— Понятно. — Она начала медленно подниматься, её звездный хвост слегка стегнул. — Рискованно проверять свои теории тайно

Я приняла самый насмешливый вид, какой только могла:

— Что? Рискованно? Мои теории?

— Чрезвычайно, особенно, когда ты начинаешь вести себя так хитро. Уклончиво.

Она сделала шаг назад, её полуночные крылья расправились достаточно широко, чтобы отбрасывать огромную тень. Истинная принцесса Ночи, готовая раскрыть всё секреты, которые могут от неё скрывать.

— Итак, — продолжила она. — Какие теории ты могла проверять, применяя на мне заклинание, смею спросить? Развеивающее магию, если моё предположение верно.

Ну, конские яблочки. Она смогла определить по ощущению.

Я махнула хвостом и сжала челюсти. Почему бы и нет, можно попробовать. Есть ли что-нибудь ещё, что я пропустила, чтобы перейти к плану тринадцать.

—  Н-ну, — начала я. — Знаешь, это довольно интересно. В основном… это включает замечание одного или двух несоответствий.

Её брови изогнулись.

— Несоответствия с чем, скажи на милость?

То, как она понизила тон, вызвало у меня дрожь в спине. Предостережение. И просто намек на её собственную шалость.

"Тонкий" маленький способ  Луны напомнить мне, что она управляла гораздо большей силой, чем я знала, и что она с радостью использовала бы её, чтобы увидеть, как я извиваюсь и корчусь под её контролем, если  это то, что требуется, чтобы вытащить это из меня.

Как такая блистательная кобылка как я, позволила этой общепризнанной угрозе разжечь огонь в своей груди.

Хватит на меня так смотреть. Ты знаешь, что я смогу добиться.

Нет, серьёзно. Послушай, я полюбила её пятнышки в тот момент, когда увидела их, столкнувшись с Луной, когда она хотела укрыть мир бесконечной ночью. Неужели это так удивительно, что я решила запустить в это свои копыта?

Я посмотрела ей в глаза и ответила:

— Я видела твои пятнышки этим утром. Я видела их в ту ночь, когда ты вернулась.

Внезапное изменение выражения её лица было просто драгоценным. От сильной, могущественной принцессы Ночи, нависшей над подругой с обещанием полного поражения и беспощадных мучений, к широко раскрытым глазам — крылья расправлены, а копыта в ужасе несут её назад на несколько шагов.

Очень похоже на ту нервную маленькую принцессу, которая вышла из обломков своей старой брони.

— Я…. я понятия не имею, о чём ты говоришь! — пискнула она.

Бинго.

Я сделала шаг вперед, а она отступила.

— Ты позволила своему заклинанию дрогнуть сегодня утром в ванной, — обвинила я. — И когда ты поняла, что я это видела, ты телепортировала меня через замок!  

Она пискнула, её крылья широко распахнулись:

— Н-нет, совсем нет! — пробормотала Луна, улыбнувшись, — Я… э-э… думала, что тебе нужно помочь попасть туда?

Забавно, что её талант к уловкам настолько ослаб, что мне удалось переломить ход игры.

И в этот самый миг мои мысли были чем-то вроде: в Тартар всё, покажи мне пятнышки.

Это единственный способ, которым я могу адекватно объяснить, почему я сделала что-то настолько смешное — как будто ничего из этого не было — как прыжок на мою подругу с воинственным криком, который звучал:

— Брехня! Покажи мне пятнышки или дай мне умереть!

Я предпочитаю думать, что это была просто ещё одна часть хитрого плана, который был тринадцатым планом и включал в себя ошеломление её чем-то настолько глупым, что она не сможет остановить меня.

На самом деле, я просто хотела снова увидеть её пятнышки. Кроме того, план тринадцать был намного проще.

Как я уже и сказала, это была последняя попытка. Я просто пошла бы ва-банк, если бы Луна приглядывала за мной и попыталась поймать меня или сделать что-то, чтобы я могла грубо заставить её заклинание отступить.  

Поэтому, когда я прыгнула на неё и повалила нас обеих, растянувшихся на полу клубком ног, крыльев и хвостов, у меня это уже было в голове. Всё, что мне было нужно — это стать хозяйкой положения, прежде чем она бы пригвоздила меня и следила за моим рогом, чтобы остановить заклинания.

Я не совсем уверена, как мне это удалось в этой безумной схватке, но я поскользнулась и приложилась всем своим весом прямо к её спине, прямо между лопатками.

Мой рог засиял, я наложила немного чрезмерное заклинание "Развеять маскировку", заклинание разорвало эту иллюзию, обернутую вокруг моей подруги, как подарочная упаковка.

Воздух пошёл не просто рябью. Это выглядело буквально так, будто я только что разорвала одно из платьев Рэрити.

И в тот момент, когда я хорошо рассмотрела её шёрстку, без этой проклятой иллюзии, — мои усилия окупились. Даже когда Луна внезапно сдвинулась, выскользнула из-под меня и набросилась, прижав мои лопатки к полу.

— Я говорю тебе, нет! — Воскликнула она, без намёка на иронию. Я не думаю, что Луна могла бы пойти дальше, если бы она попыталась. Её глаза вспыхнули огнём, она наклонилась и зарычала — Подчинись, дорогая. Ты проиграла.

Ничто не могло удержать улыбку на моём лице:

— Битву, конечно. Но я выиграла войну. — При виде охватившего Луну замешательства, я хихикнула и наколдовала карманное зеркало, чтобы показать ей её лицо.

Её полуночное и пятнистое лицо.

Уши Луны прижались. Скуля, она откинулась назад на корточки и закрыла лицо копытами и крыльями. Те пятнышки на её спине, к сожалению, просто не могли быть спрятаны:

— Нееееееет! — простонала она.

— О, да ладно. Не надо так! — я села и отодвинула её копыта и крылья — это была задача не из лёгких — чтобы я могла уткнуться носом в её нос. — Они хорошо смотрятся на тебе! Ты выглядишь мило!

— В этом и проблема! — Она опустила голову. Её щеки вспыхнули темно-синим. — Как я могу относится к себе серьёзно, если мои подданные смотрят на меня и умиляются? Они уже смотрят на меня, как на младшую сестру!

Да уж. Иногда я забываю, насколько чувствительна Луна к своему положению. Продукт того, какой стоической она пытается казаться.

Я обхватила её щеки копытами:

— Луна, я не хочу подшучивать над твоим возрастом, но я думаю, что ты прошла стадию умиления милой принцессой некоторое время назад. — Лёгкий намёк на смех был тем, чего я и ждала: признаком того, что мой план сработал. — Они великолепно тебя дополняют, и ты прекрасно выглядишь. Я думаю, что скучаю по ним с тех самых пор, как я увидела тебя впервые.

Она испытала неловкость — моя скромная, поддразнивающая подруга на самом деле испытала неловкость!

— Правда? — прошептала Луна.

— Я просто бросила заклинание, предназначенное для того, чтобы сорвать изменчивую маскировку, чтобы я могла доказать, что ты в пятнышку, и я не схожу с ума. Да, правда!

Её щёки горели от похвалы. Клянусь, если бы она ещё больше покраснела, мне бы пришлось одолжить рукавицы для готовки у Спайка.

— Ты не дразнишь меня из-за них? — спросила она тихим голосом.

Я ухмыльнулась хитрой усмешкой, такой же, какой она одарила меня в ту ночь, когда узнала, что мои уши очень чувствительны.

Глупая тысячелетняя кобылка.

— Теперь, Луна. — Я медленно облизнула её нос, поцеловав в том месте, где начинаются пятнышки. Её собственные слова той ночью, когда она узнала о моих ушах, стали моим ответом. — Не проси меня давать обещания, которых я не смогу выполнить.

Хотя она захныкала и попыталась снова скрыть своё лицо, она не была достаточно быстрой.

Я видела эту улыбку.

Я до сих пор её вижу, каждый раз, когда шепчу ей на ухо, как мило её пятнышки заставляют её выглядеть. Всегда, когда она меньше всего этого ожидает.

Комментарии (9)

+10

Любимый шиппинг! От милоты рядом заспавнились два кота :)
Фанфик как раз для утреннего чтения на выходных за чашкой какао.

Спасибо!^~^

Orhideous #1
+6

Пятнышки и смущающаяся Луна. Милота — 10 микрофлаттершай в секунду!

Кайт Ши #2
+6

Да, вот эти арты с веснушчатой Луной у меня всегда вызывали чувство ня. :) Оказывается, у них ещё и текстовая сторона имеется.

dahl #3
+4

Очень приятный расссказ, добрый :)

Oil In Heat #4
+6

Веснушколуна? Милота-а-а…

GORynytch #5
+4

Самая офингенная Луна с веснушками: тыц

repitter #6
+3

кобыка
Ох уж эти шиперы :) но рассказ и вправду милый

Fogel #7
+1

Мой кютиметр зашкаливает.

Sparklix #8
+2

Мило, но приторно. Слишком приторно.

Dt-y17 #9
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...