Автор рисунка: Noben
Глава 17

Глава 18

После возвращения из экспедиции к Понивиллю все для Манфреда складывалось хорошо. Подозрительно хорошо…

Само возвращение было тяжелым. Ригеля неплохо тряхнуло током из проклятого артефакта того непонятного унтера, которого хотел задержать старший лейтенант. Восстанавливаться пришлось несколько часов. Потом они, периодически меняясь с Зуевым, вели под руку Селиванова, которому досталось еще сильнее. Как они залезали в поезд, Манфред вообще боялся вспоминать.

Зато уже в родном мире русское командование очень высоко оценило действия унтер-фельдфебеля. Его даже официально зарегистрировали в какой-то воинской части в звании младшего сержанта и поставили на довольствие.

Свободы передвижения Ригель, конечно же, не получил. Все последнее время он жил в каком-то доме в большом городе, а основной задачей, которую ему поставили, было изучение русского языка. Каждый день ему приходилось, ломая язык, разучивать слова под руководством какой-то старой девы.

После уроков он либо валялся, бездельничая, либо общался с тем же Селивановым. Выздоравливающего Федора, которого повысили до старшины, прикрепили к нему, видимо, для присмотра. И, неожиданно для себя, Манфред с этим русским сдружился. Кто бы мог подумать еще год назад, что он будет вот так приятельствовать с коммунистом?!

Но Ригель понимал, что долго так продолжаться не будет. И вскоре его опасения подтвердились. Все началось с вызова к какому-то следователю, где ему дали ознакомиться со странным письмом. Унтер-фельдфебель легко узнал почерк своего бывшего командира, о чем и сообщил хозяину кабинета. Но вот текст послания и его адресат были совершенно бредовыми.

Вызывавший его офицер, лучась довольством, записал его показания и отпустил. А вечером Манфреду сообщили, что от него требуется еще раз подтвердить перед какими-то персонами авторство Кребса.

Войдя в кабинет какого-то явно очень большого начальника, Ригель оторопел. Помимо трех человек в очень высоких званиях здесь находилась принцесса Луна. Увидев ее взгляд, направленный на него, он похолодел, но, взяв себя в руки, поставленную задачу выполнил. И большим шишкам и принцессе он подтвердил, что автор письма — Руперт Кребс. После этого он поспешил выйти из кабинета.

Следующие полдня Манфред грустил. Понятно, что русские решили использовать его в каких-то своих играх, а значит, ничего хорошего это новоявленному младшему сержанту не сулило. И в этот раз он так же оказался прав. На следующий день за ним пришли.

— Поступаешь в распоряжение принцессы Луны, — приказ прозвучал, как приговор.

И вот, уже спустя час, одетый по-походному Ригель сидел в комнате, ожидая аликорна. Компанию ему составляли старые знакомые. Зуев и Селиванов. Оба они участвовали в том же мероприятии, что и он. Но подробностей не знали и они. Или знали, но не хотели рассказывать…

Увидев зашедшую в помещение Луну, Манфред насторожился. Принцесса была облачена в полные доспехи. Такие же, только, разумеется, сделанные для человека, он видел когда-то давно в музее. Смотрелась она грозно и… красиво. Части брони были идеально подогнаны и друг к другу и по фигуре принцессы, многие из них были украшены гравировкой. Оставалось только отдать должное мастеру, создавшему такое.

Но любовался Ригель недолго. Очень быстро ему в голову пришла мысль, что если уж способная телепортироваться и скакать по снам лошадь надела защиту, то место, куда они отправляются, уж точно не курорт… А оружия ему так пока и не выдали. И главное, он так и не знал, зачем понадобился этой особе. На человека в дорогом гражданском костюме, пальто и шляпе, который вошел следом за аликорном, он внимания почти не обратил.

— Наша цель следующая, — не соизволив поздороваться произнесла принцесса. — Я переношу вас в город, где нам нужно будет найти Руперта Кребса. Ты, — она посмотрела на Манфреда. — Поможешь мне в его поиске. На время операции подчиняешься лично мне. Ваша задача — она перевела взгляд на Зуева и Селиванова, которые, кстати, были вооружены старыми довоенными ППД. — Сопровождение. Ваш командир — товарищ Деканозов.

— Есть ли вопросы, товарищи? — поинтересовался спутник принцессы.

— Никак нет! — ответил Селиванов. Зуев повторил то же самое спустя секунду. Похоже, они оба уже были заранее проинструктированы. Манфреду же никто ничего объяснить не удосужился. У Ригеля была куча вопросов, но, судя по всему, сейчас был совсем неподходящий момент для них. Поэтому он тоже сказал «Никак нет!»

— Сейчас ничего не бойтесь и ничему не удивляйтесь, — произнесла принцесса. — Если все готовы, то мы отправляемся…

Не успел Манфред подумать о том, каким образом они куда-то отправятся, как сверкнула вспышка, а через секунду он понял, что стоит в каком-то подвале. Здесь было темно и только зеркало портала стояло у стены и испускало свет. То самое зеркало, которое должно было быть вдребезги разбито перевернувшимся бронетранспортером! Но оно было цело и невредимо. И работало…

— Вы уже все ранее проходили через портал, — обведя людей взглядом, произнесла Луна. — Так что, не задерживайтесь.

Первым в зеркало шагнул Селиванов. За ним Зуев и таинственный спутник принцессы, сложную фамилию которого Манфред с первого раз не запомнил. Поняв, что очередь за ним, младший сержант поглубже вдохнул и шагнул в портал.

Выйдя, он огляделся. Место было знакомо. Все та же поляна, те же руины, в которых они прожили несколько дней. От дальнейшего созерцания его отвлекла принцесса. Она появилась у него за спиной и портал потух. Но скоро он загорелся вновь. Луна еще несколько секунд, прикрыв глаза, что-то настраивала, а потом произнесла.

— Идем на ту сторону. И не удивляйтесь, когда увидите там совсем другой пейзаж!

В том же порядке, в каком они шли первый раз, люди и аликорн снова прошли через переход.

Комната, где они оказались, была разгромлена, а дом, похоже, недавно горел. Но вышедшую последней принцессу обеспокоило не это.

— Кто-то истратил почти всю магию в округе, — произнесла она, обращаясь в первую очередь к своему спутнику.

— Как это повлияет на ход операции? — поинтересовался он.

— Никак, — спокойно ответила Луна. — Моих резервов хватит на все с запасом. — Манфред, — она повернулась к Ригелю. — Ты мне понадобишься, что бы найти Кребса.

— Ладно, — буркнул младший сержант. — Только я, например, не представляю, как могу тебе помочь.

— Ложись, — аликорн указала на стоявшую у стены закопченную кровать. — Сейчас ты заснешь. Дальше будешь выполнять мои команды. И ничего не бойся…

— Да мне вообще уже все равно, — махнув рукой, Манфред подошел к кровати, поправил на ней матрас и улегся сверху. Он успел увидеть только синее марево, которое протянулось от рога принцессы к его голове. Тут же глаза его закрылись и он заснул.

Снова открыв глаза, он огляделся и ужаснулся. Это место бывший унтер-фельдфебель помнил и ни за что на свете не хотел бы снова здесь оказаться. Его окружали снег и холод. Битый кирпич и скрюченный металл. Смерть и опустошение.

— Сталинградский котел… — прошептал Ригель.

— Вижу, место тебе знакомо, — произнесла появившаяся рядом Луна.

— Ясное дело, оно мне знакомо… — выдохнул Манфред. — Мы торчали здесь около месяца. Это завод «Красный октябрь»! Но сам бы я никогда… — он посмотрел на совершенно спокойную принцессу и понял, насколько сильно взволнован сам по сравнению с ней. — Никогда не увидел бы его во сне! Так что это твоя работа… Но откуда? Откуда ты знаешь об этом месте?

-Из сна Кребса… — ответила аликорн. — И я не ошиблась. Ты был здесь вместе с ним. А значит, ты мне поможешь.

— Если я помогу тебе, то ты уберешь меня отсюда? — спросил Ригель.

— Даю слово! — произнесла Луна.

— Хорошо, — несколько успокоился человек. — Тогда что мне нужно делать?

— Найди здесь Кребса! — потребовала принцесса.

— Но как это тебе поможет? — не понял смысла задания Манфред.

— Я не буду объяснять тебе законы мира снов! — сверкнув глазами, ответила аликорн. — Вы двое были рядом довольно долго. Так что связь между вами есть. Это место крепко засело в памяти у вас обоих, поэтому здесь связь сильнее. Остальное, человечек, ты просто не поймешь… А теперь просто найди здесь Руперта!

— Не больно-то и хотелось вникать во всю эту муру, — буркнул Ригель и направился к пролому в стене разрушенного большого здания. Когда-то это были склады готовой продукции, это он помнил.

Зайдя внутрь, человек осмотрел нагромождение железных балок, конструкций, упавших сверху и кусков бетона, бросил взгляд на серое небо, почти не скрытое немногочисленными уцелевшими фрагментами крыши. Кое-какие помещения на первом этаже еще оставались целыми, но он вдруг понял, что время, когда они держали эту позицию, уже прошло. Значит, нужно было искать в другом месте.

Развернувшись и выйдя из развалин, Манфред снова огляделся. Обвел взглядом небольшую площадку перед зданием заводоуправления, само здание справа от себя и сборочный цех с огромной дырой в крыше напротив него. На площадке среди обломков и мешков с песком застыла покореженная пушка Pak-40 (1), уставившаяся стволом в обгорелый остов русского легкого танка, закрывавший проход между стенами склада и сборочного цеха.

Вспомнив, как этот самый танк, непонятно как прорвавшийся через руины, едва не раздавил его гусеницами, Ригель передернулся и поспешил отвести взгляд. Глядя на пробитую бомбой крышу сборочного цеха, он задумался. Здесь у них было несколько укрепленных пунктов после того, как красные заняли склады. Но в основном они держались за тот самый сборочный цех, за заводское депо и четырех этажное здание заводоуправления, делившее депо не две части, южную и северную. Если Кребс вообще здесь есть, то найти его можно будет где-то там.

Сперва Манфред пошел к цеху. Войдя внутрь, он огляделся. В центре огромного зала стоял остов тягача СТЗ-5 (2), который еще красные пытались здесь ремонтировать. По углам лежал какой-то полузасыпанный снегом мусор. Но никого живого здесь не было.

Подумав, Ригель развернулся и направился к заводоуправлению. Пройдя через площадку, он направился вдоль здания. Пробравшись мимо занесенных снегом почти до половины грузовых вагонов, стоявших на тупиковом пути, он добрался до внешней пожарной лестницы. Забравшись по ней на второй этаж, бывший унтер-фельдфебель прошелся по пустым, выстуженным кабинетам. Кое-какая мебель здесь еще была. Еще не вся она отправилась в костер. В угловом кабинете он нашел Руперта. Тот сидел возле рации и ничего не делал. На старого приятеля он тоже не обратил внимания.

— Отлично! Теперь и я его вижу! — произнесла появившаяся рядом Луна. Она коснулась своей магией призрака Кребса и, ухмыльнувшись, обернулась к Манфреду. — Ты прекрасно справился. Можем возвращаться! — сказала она и, не дожидаясь ответа, выстрелила в него синим лучом.

Спустя секунду, Ригель открыл глаза. Он лежал на матрасе в разгромленной комнате.

— Все в порядке, — сообщила остальным принцесса. — Я нашла его. Приготовьтесь, я телепортирую нас!

Услышав это, младший сержант поспешил встать. Перемещаться в лежачем положении он совсем не хотел. Луна, правда, это тоже поняла, поэтому подождала с заклинанием.

Вспышка на этот раз не ударила по глазам, так как он заранее зажмурился. Открыв глаза, Манфред увидел, что они стоят на крыше многоэтажного дома. Возле парапета он увидел человека в полевой офицерской форме, который стоял к ним спиной. А рядом с ним расположились трое пони.

***

Всеволод вошел в свой кабинет в хорошем настроении. Только что он был у личного врача, который обследовал его травмы, полученные при покушении. По словам медика, выздоровление шло хорошо и через пару дней он сможет безбоязненно пользоваться пострадавшей рукой, не ограничивая себя.

На этот час у наркома была намечена встреча с первым заместителем и секретарь, действительно, вскоре доложил о приходе генерал-полковника.

Пройдя к своему месту, Кобулов уселся и весело посмотрел на начальника.

— Судя по твоему виду, — вместо приветствия произнес Меркулов. — Ты принес хорошие новости.

— О да! — подтвердил догадку шефа Богдан Захарович. — И они касаются нашей маленькой провокации! Она удалась на славу!

— Рассказывай! — потребовал нарком.

— Наш ход с подставным исполнителем полностью оправдал себя! — ухмыльнувшись, начал замнаркома. — СМЕРШ вцепились в него и полностью раскрутили. В итоге Абакумов теперь убежден, что заказчиком покушения на вас был Хрущев!

— Отлично! — хлопнул здоровой рукой по столу Всеволод. — Этого нам и нужно было добиться! Абакумов слишком осторожен. Получив такие сведения, он больше не будет иметь с этой партийной группой никаких дел! А значит, и метить в мое кресло ему будет сложнее! Но ты все-таки выбрал в подставные Никиту Сергеевича. Почему его?

— Он больше всего подходит, — пожал плечами генерал-полковник. — Дурная энергия из него иногда так и прет! Да и некоторые свои решения он недостаточно продумывает, что уже, бывало, приводило к катастрофам.

— На Харьков намекаешь? (3) — нахмурился Меркулов. — Тогда товарищ член военного совета выкрутился. Ну, да это и неважно сейчас. Главное, что Абакумов на нашу приманку клюнул!

— Еще как клюнул! Заглотил по самые жабры! — подтвердил Кобулов.

— А что партаппаратчики? — поинтересовался нарком.

— Затаились, — ответил генерал-полковник. — Наверняка, пропесочили Хрущева почем зря.

— Думаешь, они знают о выводах СМЕРШ? — уточнил Всеволод. — Ведь официальная версия была другая… Хотя… Да. Наверняка знают. Представляю, как удивлен был Никита Сергеевич! Но этот и не такое переживал… Ты мне еще вот что скажи! — сменил он тему. — А что с настоящим заказчиком покушения? Нашли?

— Следы ведут за границу… — несколько поникнув, доложил Богдан Захарович. — И там теряются… Причем наглухо.

— Ясно… — постучав пальцами по столу, протянул Меркулов. — Тогда продолжай поиски. Привлекай всех, кого надо. Я хочу знать, кто покушался на меня! А за нашими заговорщиками продолжим присматривать. Посмотрим, к чему они там придут…

Следующим нарком принимал Влодзимирского.

— Как проходит взаимодействие с Луной? — поинтересовался он.

— Принцесса отправилась вместе с Деканозовым и еще тремя людьми, — ответил главный следователь. — Думаю, целесообразней будет дождаться доклада самого Владимира Георгиевича.

— Ты прав, подождем, — согласился Всеволод. — Что у тебя еще?

— Уже не так важно в свете текущих событий, но тоже интересно, — Влодзимирский положил перед начальником несколько потрепанных листов бумаги.

— Так, — Меркулов вчитался в текст. — Сентябрь тридцать девятого… Предотвращена попытка проникновения на погранзаставу… Слуцкий погранотряд… Преследование результатов не дало… В месте потери следа найдено странное большое фиолетовое перо!

— Еще один след младшей принцессы, — произнес генерал-лейтенант. — Накануне Освободительного похода. Восточнее того места, где она потеряла хвост. К сожалению, никого из участников событий найти не удалось. Пограничники, вы же понимаете… Ту заставу перенесли под Ломжу (4). Все они там и остались в сорок первом…

— А перо? — поинтересовался нарком.

— Здесь вот так, — Влодзимирский достал еще один лист и передал начальнику.

— Вещественное доказательство изъято, — вслух прочитал Всеволод. — Подпись — старший майор Никулин… Опять он!

— Коллега тогда провел хорошую работу, — произнес главный следователь. — Не удивлюсь, если он и еще какие-нибудь случаи нарыл.

— Молодец, ничего не скажешь! — Меркулов бросил листок на стол. — Собрал все доказательства, что бы они пропали без вести вместе с ним под Белостоком!

— Так уж получилось, — хмыкнул Влодзимирский. — Мы бы тогда ему все равно не поверили. Да и он сам, думаю, не понимал сути происходящего… Но я тут еще один вопрос хотел обсудить.

— Что именно?

— Вспоминая тот намек Луны на магическое лечение, я нашел нам хорошего кандидата, — произнес генерал-лейтенант. — Я подумал, что рисковать кем-то, чье здоровье еще на приемлемом уровне…

— Например, Самим, — перебил его нарком.

— В первую очередь Самим, — согласился главный следователь. — Опасно. Но! Мы можем рискнуть помочь тому, кто уже одной ногой в могиле! Если Луна подлечит его, то мы получим влиятельного сторонника. Если же нет… Ему и так уже недолго осталось. Вы понимаете о ком я?

— Я тебя понял! — подтвердил Меркулов. — Интересная мысль. Стоит ее обдумать.

— Тогда, у меня пока все, — завершил доклад Влодзимирский.

Отпустив заместителя, Всеволод задумался. Последнее предложение было весьма заманчивым.

***

Впервые за последние дни Флаттершай покинула приютившую ее квартиру. Но сейчас она была относительно спокойна. Ведь кроме зачастую непредсказуемого Руперта с ней были Твайлайт и Старлайт.

Сегодня ночью она была напугана, когда человек внезапно собрался и ушел на улицу, весьма грубо приказав ей сидеть дома. Все то время, что он отсутствовал, пегас провела в состоянии, близком к панике. И тем сильнее была ее радость, когда она увидела, кто вошел в дверь вместе с вернувшимся Кребсом.

Ее подруги нашлись! И главное, они успели вовремя!

Помогая Твайлайт отмыть накопленную в пути грязь, пегас рассказала подруге историю своих приключений. Про то, как она случайно попала в портал, про страшных солдат, обстреливавших дом, где она находилась, про свое житье здесь и про помощь Кребса. Единственным, про что она умолчала, было использование ей Взгляда. Пегасу внезапно стало стыдно, что она нарушила когда-то данное самой себе обещание.

Принцесса с интересом ее выслушала и пообещала рассказать свою историю, когда они окажутся дома. Ее путь был намного длиннее. И рассказ о нем, соответственно, тоже вышел бы отнюдь не коротким.

В итоге, пегас легла спать впервые за последнее время не волнуясь за следующий день.

Днем все встали поздно, отоспавшись после ночных переживаний. Поев, Твайлайт напомнила Руперту о каком-то мероприятии, которое они обсуждали с утра. И человек, который все эти дни был весьма строг в вопросах маскировки, неожиданно согласился на посещение некоего парада, который должен был, по слухам, сегодня состояться.

Заклинание Старлайт работало стабильно, несмотря на почти полностью исчерпанную вчера магию. Единорог уверенно накрыла одним куполом всю четверку, после чего они вышли из квартиры. Спускаясь, Кребс сказал, что представляет, как пройти к одному месту, откуда будет открываться хороший вид. Он и так бы смог туда пройти, а уж с невидимостью никаких проблем на пути вообще возникнуть было не должно.

Пегас, тем не менее, не очень понимала, какой парад может пройти сейчас в этом городе, разграбленном и опустошенном чужой армией. В другой ситуации она бы могла засомневаться в честности ведущего их человека. Но после всех дней, которые он помогал ей здесь, начала ему более-менее доверять.

На улице она с удивлением услышала музыку где-то вдалеке. Играли какой-то марш. Похоже, Руперт был прав! Вскоре она вслед за Рупертом и подругами вышла к улице. Судя по всему, ее нужно было перейти, но сделать это было не так-то просто. По улице двигались одна за другой, грохоча и ревя моторами, страшные на вид огромные машины. Они были чем-то похожи на ту, что расстреляла особняк, где висело зеркало. Такие же угловатые и несимметричные, с такой же нелепой нашлепкой сверху. И из этих нашлепок так же торчали трубы, которые, как теперь знала пегас, могут извергать огонь. Снизу, как и у той повозки, у этих было много маленьких колесиков, обернутых лентой. Отличались они только окрасом. Эти были выкрашены в цвет пожухлой листвы.

Наблюдать эти штуки вблизи, хоть они и просто ехали мимо по своим делам, было страшно. Помимо своего вида, они отталкивали еще и тем, что выбрасывали из труб противно пахнущий дым от которого у пегаса запершило в горле. И Флаттершай очень обрадовалась, когда Кребс, ругнувшись, развернулся и повел их другим путем. Вскоре они вышли к высокому зданию, из-за которого и звучала музыка. Руперт, зайдя в подъезд, прислушался и велел подниматься. Так они попали на крышу.

Отсюда открывался хороший вид на длинную и широкую улицу, на которую и выходил фасад данного здания. Подойдя к ограждению, пегас взглянула вниз и тут же спряталась обратно. Внизу стояли солдаты! И их было очень много!

Но тут она вспомнила о невидимости, наложенной Старлайт, и, как могла, успокоилась, продолжив осматриваться. Сосредоточившись на направлении, откуда раздавалась музыка, она нашла взглядом оркестр. Он, к ее удивлению, весь так же состоял из солдат. Чуть поодаль от них, на противоположной стороне дороги находилась небольшая трибуна, сейчас пустовавшая. Собравшись с духом, пегас еще раз осмотрела ряды солдат. Эти люди так же были одеты в форму цвета увядающей зелени. Стояли они ровными рядами и даже держали знамена. В стороне стояло несколько машин, аналогичных тем, что она только что видела. Возле них выстроились, видимо, их команды, одетые в черные комбинезоны и странные шлемы.

— Руперт, что же здесь все-таки происходит? — поинтересовалась тем временем Твайлайт.

— Парад в честь передачи города красным… — ответил Кребс. — Нам про него тогда много рассказывали. Так что будет интересно посмотреть. Как там наша невидимость? — спросил он, повернувшись к единорогу.

— В порядке, — ответила Старлайт.

— Смотрите! — воскликнула аликорн, указывая на трибуну. — Кажется, начинается!

Флаттершай посмотрела в том направлении и увидела группу солидно выглядящих военных. Они подошли к трибуне и четыре человека взошли на нее. Двое вышли вперед, другая пара осталась позади. Похоже, это были местные начальники. Пегас пригляделась к ним. Оба были одеты в форму. Один в длинную серую шинель с отвернутым ярким воротником, второй в черный кожаный плащ. Оба были в фуражках и сапогах. Больших подробностей из-за отдаления было не разглядеть.

— Вон тот, что на трибуне — Гудериан! — указал на первого Руперт. — Кто от русских, не знаю (5).

Тем временем, оркестр заиграл что-то парадное и в отдалении послышался слитный топот множества ног. Вдоль улицы шел квадрат из людей. Все это были солдаты, одетые в одинаковую форму. И двигались они совершенно синхронно! Флаттершай знала, что в Кантерлоте иногда тоже проводятся подобные парады с участием городской стражи, но никогда не ходила на них. И здесь четкость, с которой действовали люди, поразила ее. Музыканты, как заметила пегас, специально изменили ритм марша, подстроив его под скорость шага людей. Строй солдат казался единым организмом. Какой-то неестественной многоножкой, ощетинившейся поднятыми вверх штыками, неумолимо ползущей вперед. И чем дольше пегас смотрела на него, тем страшнее ей становилось. Тем временем, первый строй почти подошел к трибуне и командующие отсалютовали ему. Стоявшие вдоль дороги солдаты в зеленом так же приветствовали проходящих мимо. За первой коробкой солдат в сером, тем временем, показалась следующая.

Пегас, словно загипнотизированная, смотрела на шествие, пытаясь понять, что же в нем такого завораживающего. Несколько серых коробок уже прошли мимо. Перед каждой шел выделенный человек, державший знамя. Слитный звук шагов дробью отзывался в ушах гостьи мира людей, заставляя дрожать в такт. И она бы запаниковала, если бы не посмотрела на своих друзей и не увидела, что они совершенно спокойны. Старлайт с интересом осматривала колонну, а Кребс глядел на соотечественников с явной гордостью, периодически давая Твайлайт какие-то комментарии.

Но вот последняя коробка скрылась из виду и Флаттершай уже подумала, что парад кончился, как вдруг рев в небе заставил ее пригнуться. Несколько серых крылатых машин пронеслись, казалось, прямо над ней. Рассмотреть их пегас не успела, так быстры они были.

Шум моторов теперь раздавался и с земли. На улицу выползала колонна серых самодвижущихся повозок. Отсюда они не казались такими страшными, какими только что были для пегаса вблизи. Поэтому она даже рассматривала эти причудливые машины. Они были разными. Большими и маленькими, открытыми сверху и закованными в броню, на обычных колесах и на маленьких, обмотанных железной лентой. Некоторые везли в кузовах солдат, а к другим были прицеплены какие-то совсем непонятные механизмы. Но все они шли четким строем, а их командиры приветствовали своего командующего. И тот отвечал им. Машин было так много, что пегасу даже стало казаться, что это одни и те же механизмы проезжают мимо них, заворачивая где-то за гранью обзора на новые круги (6). Но, наконец, и они закончились.

— Я не понял, — удивился Кребс, глядя на конец колонны. — Это все? А где красные? Они что, не пойдут? Тогда это ни черта не совместный парад! Наши парни просто прошли перед строем русских!

— Все верно, гражданин Кребс! — внезапно произнес сзади незнакомый голос. — Это мероприятие и не являлось совместным парадом!

***

Зрелище, за которым наблюдала Твайлайт, было по-своему захватывающим. Да, принцесса и раньше видела марширующих стражников в Кантерлоте. И так же она видела людские войска, колоннами шедшие через границу. Здесь же она впервые смотрела на человеческое торжественное мероприятие.

И по мере просмотра у нее накапливалось все больше вопросов к происходящему. Судя по всему, сейчас германцы и русские проводили празднование совместно! И именно это вызывало путаницу в мыслях аликорна. Она помнила, как впервые услышала о СССР от Вальтера и Руперта еще в джунглях. Как они с нескрываемой неприязнью рассказывали об этой стране. Потом она общалась уже с советскими людьми и выслушала от них несколько аналогичных историй, только злодеями были уже германцы. Из всего этого она сделала вывод о долгой и закоренелой вражде между этими народами. Но здесь и сейчас происходило что-то немыслимое!

Она посмотрела на очередное каре немецких солдат, которых приветствовали с трибуны генерал Гудериан, на которого указал ей обер-фельдфебель, и так и остававшийся для нее безымянным советский командующий, имени которого Руперт ей подсказать не смог.

— Через какой срок должна начаться война между Германией и Советским Союзом? — спросила она у стоявшего рядом Кребса.

— Год и девять месяцев, — ненадолго задумавшись, видимо подсчитывая, ответил обер-фельдфебель. — А пока что мы с русскими дружим.

 - Дружите? Чудовищно… — выдохнула принцесса. — Неужели все эти приветствия, которые солдаты передают друг другу, ничего не стоят? Неужели само это общее мероприятие не объединило ваши народы?

— Как видишь… — хмыкнул Руперт. — Но даже здесь и сейчас нас с красными заставляет дружить только победа над общим давним врагом — Польшей.

— Дружба не может строиться на ненависти к кому-то третьему! — озвучила очевидную для нее истину Твайлайт. — И дружить нельзя заставить!

Неожиданно принцессу осенило. Она поняла Кребса. Теперь она видела, что этот человек стал лжецом и злобным типом не из-за своих отрицательных качеств, а потому, что мир вокруг него не дал ему другого выхода! Аликорн посмотрела на стоявшего рядом человека, с гордостью смотревшего на проходящих внизу солдат. И ей стало жалко его.

— Что это ты так на меня уставилась? — заметив ее взгляд, спросил обер-фельдфебель. — Да еще так жалостливо?

— Просто… — Твайлайт решила пока ничего не говорить человеку. Свою идею она хотела обдумать до конца.

Поведение Руперта за все последние дни говорило, что он не безнадежен. Ведь обер-фельдфебель помог выжить Флаттершай. И их со Старлайт прикрыл от солдат. В конце концов, аликорн решила, что должна помочь ему в ответ.

Отрешившись за своими мыслями от происходящего, она, как оказалось, пропустила что-то важное. Незнакомый голос из-за спины застал ее врасплох.

Появление нового действующего лица на их крыше оказалось неожиданным для всех. В том числе и для Твайлайт. Она рывком развернулась и с удивлением увидела немолодого человека в дорогом костюме и шляпе.

Магию по всей округе они истратили еще вчера и теперь ее хватало только на купол невидимости Старлайт. Так что атаковать этого странного человека ей было нечем. Правда, он, казалось, был не вооружен. И, что более важно, свою фразу он произнес на эквестрийском.

— Он что, нас видит? — Руперт потянулся к кобуре, но был остановлен незваным визитером.

— Отлично вижу, можете мне поверить, — улыбнулся гость. — Но я не советовал бы вам доставать оружие! — он показал свои руки, в которых ничего не было. — Во-первых, лично я пока не собираюсь предпринимать против вас каких-либо агрессивных действий…

— А во-вторых? — набычившись, спросил обер-фельдфебель, тем не менее, остановивший руку возле клапана кобуры.

— А во-вторых, уважаемый гражданин Кребс, — еще шире улыбнулся визитер. — Вы уже на прицеле! — он щелкнул пальцами и в нескольких шагах в стороне от него появился русский солдат, державший в руках автомат. — Исключительно ради общей безопасности! — тут же пояснил гость в гражданском.

— Кто вы такой? — аликорн решила вмешаться в ситуацию. — И что здесь происходит?!

— Ваше высочество! — человек повернулся к ней. — Разрешите представиться! Деканозов Владимир Георгиевич! — он приподнял шляпу и слегка наклонил голову. — Заместитель наркома госбезопасности союза ССР по внешнеполитическим вопросам. Думаю, важно дополнить, что я из сорок пятого года.

— Прикажите вашему солдату опустить оружие! — потребовала принцесса. Этот внезапно возникший русский генерал ей совсем не нравился. Как он смог увидеть их и как сам оставался до этого незамеченным, ей было непонятно. — Руперт! — она повернула голову к Кребсу. — Тебя я тоже попрошу вести себя спокойно!

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — процедил обер-фельдфебель, опуская руку.

— Селиванов! — скомандовал заместитель наркома и тут же его подчиненный опустил оружие. — Что ж, — продолжил он, обращаясь к Твайлайт. — Теперь, полагаю, мы можем поговорить.

— Думаю, да, — заключила аликорн. — Как и зачем вы здесь оказались? — она решила не упускать инициативу в разговоре с этим непонятным человеком.

— Мы прибыли сюда в поисках человека, отправившего отсюда письмо генералу Паулюсу, — его взгляд переместился на Кребса. — С информацией о будущем.

— Руперт! — опять обернулась к обер-фельдфебелю Твайлайт. — Это правда?

— Да, — кивнул Кребс. — Глупо отрицать, если уж по мою душу явился целый заместитель министра!

— Но я же рассказывала тебе, чем это может закончиться! — вознегодовала принцесса.

— Я все сделал еще до нашего разговора! — ответил обер-фельдфебель. — К тому же, раз за мной явились эти русские, письмо не сработало! Я прав?

— Совершенно верно, — кивнул Деканозов. — Но сам факт… С учетом того, что гражданин Кребс ранее совершил побег из мест заключения, я думаю, что ему следует не совершать больше опрометчивых поступков, а пройти с нами. Я могу вас уверить, — он улыбнулся. — Что мы во всем разберемся.

— Он с вами не пойдет! — с неожиданной даже для самой себя резкостью ответила аликорн, притопнув ногой.

— При всем уважении к Вам, — еще шире улыбнулся Деканозов. — Я буду вынужден настаивать! К моему огромному сожалению, — он заметно погрустнел. — Мы не можем позволить себе оставить человека, совершившего столь необдуманное действие, — кивнул он Кребсу. — На свободе.

— Руперт помог нам всем! — заявила Твайлайт, с трудом найдя среди витиеватой речи визитера его основную мысль. — И я тоже помогу ему! Я беру над ним шефство!

— Очень благородный поступок! — казалось, впечатлился заместитель наркома. — Но в чем конкретно это шефство будет выражаться?

— Я обучу его всему, что знаю о дружбе! — ответила, смотря в глаза Деканозову, принцесса. — И, я могу вас уверить, что воспитательный эффект от этого в разы превысит тот, что получился бы от ваших методов! Руперт? — она перевела взгляд на обер-фельдфебеля.

 - Ну, в общем-то… — медленно произнес Кребс, похоже, шокированный тем, куда свернул разговор. — Несколько уроков дружбы — это как раз то, что мне необходимо! — быстро добавил он.

— Я ручаюсь за Руперта! — заявила Твайлайт, снова переведя взгляд на незваного гостя. — Все это время он помогал нам и я не намерена отдавать его вам из-за его ошибки. Тем более что она прошла, как вы сказали, без последствий!

— Я и не собирался требовать его наказания, — разведя руками, улыбнулся заместитель наркома. — Мне достаточно того, что вы обязываетесь взять этого человека на поруки! Нам известно, что вы хорошо перевоспитываете бывших злодеев! — он сделал пару шагов в сторону принцессы и продолжил. — И раз уж мы разрешили этот досадный инцидент, то давайте перейдем к другой теме.

— К какой же? — прищурилась аликорн.

— Твайлайт, — тихо произнесла у нее за спиной Флаттершай. — Того человека с автоматом я знаю. Это он приходил с Зуевым к порталу и потом подрался с Вальтером, из-за чего я и оказалась здесь.

— Ваше высочество! — перешел на официальный тон Деканозов. — Я от имени руководства союза ССР рад приветствовать вас на советской территории. Так же позвольте выразить вам соболезнования в связи с происшествием, из-за которого вы оказались здесь и… сейчас.

— Советской? — переспросила Твайлайт. Недавний парадокс немецко-советской ложной дружбы и последующий разговор с Деканозовым сильно подпортили ей настроение. Так что с этим советским представителем она собралась поговорить начистоту. — Мне кажется, что этот город только что принадлежал другому государству, которому вы объявили войну!

— Вас кто-то ввел в заблуждение, Ваше Высочество! — улыбнулся заместитель наркома. — Никакой войны между Польшей и СССР не было и быть не могло (7)! Польское государство официально перестало существовать после бегства правительства. И Советский Союз был вынужден, — он развел руками, как бы подчеркивая безальтернативность ситуации. — Вести войска для предотвращения беспорядков на территориях, оставшихся без верховной власти. Территориях, подчеркну, населенных преимущественно этническими белорусами и украинцами. Территориях, насильно отторгнутых панской Польшей от нашего государства два десятка лет назад…

Он, улыбаясь, говорил что-то еще, а Твайлайт, слушая его начала понимать, что в голове у нее образуется какая-то каша. Этот человек говорил с одной стороны понятным языком, но с другой стороны, ей приходилось прикладывать усилия, что бы не потерять смысл сказанного. Принцесса помотала головой, пытаясь переварить речь Деканозова, а тот, тем временем продолжал.

— Так что, как видите, — все так же улыбаясь, говорил он. — Советское государство действовало исключительно в интересах жителей данных областей, угнетаемых польскими магнатами и фабрикантами. Кроме того, Ваше Высочество, вы знаете что-нибудь про линию Керзона (8)?

— Нет, — только и успела вставить аликорн. Никакой более толковой фразы она заготовить просто не успела.

— Ничего страшного! — продолжил человек. — Я готов по первому же требованию предоставить всю необходимую информацию!

— А как же ваш совместный парад с германцами? — решила поддержать подругу единорог. — Ведь Германия и Польша в состоянии войны!

— Старлайт Глиммер? — перевел на нее взгляд Деканозов и, дождавшись утвердительного кивка собеседницы, продолжил. — Очень рад знакомству! Но! Никакого совместного парада, как вы и сами могли видеть, не было. Была лишь торжественная церемония передачи города советскому командованию. Ничего более! Но, я полагаю, такие вопросы не должны решаться в таком месте, — он повел рукой в сторону края крыши. — Оно хорошо только для просмотра. Кстати об этом… — он повернулся куда-то в сторону. — Зуев! Ну, как там? Все заснял?

— Так точно, товарищ комиссар госбезопасности третьего ранга, — произнес Павел Зуев, возникший так же неожиданно возле ограждения крыши. В руках его была переносная кинокамера. — С самого начала!

— Ой! — только и сказала пегас, рядом с которой возник человек.

— Здравствуй, Флаттершай, — обратился к ней старший лейтенант. — Я должен извиниться перед тобой за тот досадный инцидент возле портала. Рад видеть тебя живой и здоровой!

— Да как вы это делаете? — воскликнула принцесса. — Мы же потратили здесь почти всю магию!

— Для этого есть накопители, — произнесла Луна, появившаяся сбоку от Деканозова. Принцесса ночи была облачена в полный доспех за исключением шлема. Позади них Твайлайт к своему удивлению, увидела Манфреда Ригеля. — И внутренний резерв… Здравствуй, Твайлайт! — она улыбнулась. — Весьма приятно, что разыскивая Руперта, мы нашли так же и тебя.

— Так это ты держала их под невидимостью! — догадалась младшая принцесса. — Зачем?

— Владимир Георгиевич попросил, — кивнула на заместителя наркома Луна. — Да и мне было любопытно посмотреть на ваш разговор…

— Но, если ты здесь, — вмешалась Старлайт. — То, полагаю, нам не нужно ждать полуночи, что бы вернуться домой?

— Верно! — согласилась темно-синий аликорн. — Здесь нам незачем больше оставаться… — она подошла к ограждению крыши и взглянула вниз. — Парад окончен! И ваш поход тоже! Пора домой!

***

От автора:

Уважаемые читатели! Путешествие Твайлайт через 1939-й год, которое было основной сюжетной линией данной части, подходит к концу. Тем не менее, еще осталось много неразрешенных вопросов. Продолжение частично готово и будет так же выкладываться. Но прошу Вас описать свое мнение вот по какому вопросу: стоит ли продолжать добавлять новые главы в это произведение или стоит начать новое?

***

(1) — Pak-40 (7.5 Panzerabwehrkanone 40)- немецкая противотанковая пушка калибра 75 мм.

(2) — СТЗ-5 — советский гусеничный тягач, выпускавшийся на Сталинградском Тракторном Заводе.

(3) — Киевская катастрофа 1941 года — окружение и разгром советского Юго-Западного фронта. В результате были потеряны Киев и значительная часть УССР. Потери РККА составили более 700 000 человек.

Харьковская катастрофа 1942 года — наступательная операция РККА, окончившаяся окружением и разгромом большей части сил Юго-Западного фронта. В результате дорога на Сталинград для немцев, фактически, была открыта. Потери РККА составили 270 000 человек.

В обоих случаях Хрущев был членом военного совета (одним из командующих) Юго-Западного фронта.

(4) — Ломжа — город в окрестностях Белостока. С сентября 1939 отошел к СССР. Находился возле вершины так называемого Белостокского выступа. После ВОВ возвращен в состав Польши.

(5) — Представителем РККА на трибуне являлся командующий 29-й танковой бригадой комбриг Кривошеин С.М.

(6) — Это же заметил и комбриг Кривошеин. Гудериан таким образом пытался пустить пыль в глаза руководству РККА, зрительно увеличив количество своей техники.

(7) — Советский Союз не объявлял войну Польше в 1939 году. На момент ввода войск официально польское государство перестало существовать после бегства правительства. Главнокомандующий войсками Польши отдал приказ не вести боевых действий с РККА. Бои, тем не менее, возникали, но уже по инициативе польских командующих на местах.

(8) — Линия Керзона — демаркационная линия, предложенная главой МИД Великобритании лордом Керзоном и рекомендованная Антантой в качестве восточной границы новообразованной Польши в 1920 году. Была проведена по этническому принципу. К западу от нее оставались земли с преимущественно польским населением, к востоку с преимущественно белорусским и украинским. В ходе войн с Украиной, Литвой и РСФСР поляки продвинули свою границу сильно на восток. В 1939 году линия раздела Польши прошла в основном вдоль линии Керзона за исключением Белостокского и Львовского воеводств, находившихся западнее, но отошедших к СССР. Белостокское воеводство после ВОВ было возвращено в состав Польши.

Продолжение следует...

...