S03E05
Глава 45 Глава 47

Глава 46

Луна, накрывшись невидимостью, проследовала за Меркуловым и Шверником. Нарком, в свою очередь, тоже шел вслед за провожатым-офицером. Зайдя в один из кабинетов, глава НКГБ заявил, что ему нужно сделать несколько звонков, и вышел. Невидимая для остальных принцесса осталась с партийным боссом.

Николай Михайлович, посмотрев на закрывшуюся за Меркуловым дверь, начал беспокойно расхаживать по помещению из угла в угол. Человек явно о чем-то раздумывал. Правда, он, видимо, не имел привычки проговаривать мысли вслух, будучи наедине с самим собой. А жаль, аликорн не отказалась бы от лишних сведений.

Хотя мысли Шверника ей были примерно понятны. Этот партаппаратчик являлся первым заместителем Калинина, которого она вылечила от смертельной болезни. И Николай Михайлович, наверняка до этого рассчитывавший занять место начальника, умершего от недуга, скорее всего, уже понял, что воплощение этих его планов затягивается. Так что Луна вполне обоснованно посчитала, что заместитель Всесоюзного старосты мог решиться поторопить события. Ведь не зря же он примчался к маршалу Мерецкову…

У заговорщиков, как она уже знала, имелись и свои войска, но их явно было немного. И поэтому им крайне необходимо было заручиться поддержкой командующего столичным гарнизоном. Вот только почему они были так уверены, что маршал поддержит их, если Мерецков на самом деле был верным сторонником главы НКГБ? Вероятно, нарком заранее предпринял какие-то меры по распусканию ложных слухов. Что же, это пришлось кстати.

Аликорн, размышляя, продолжала наблюдать за Шверником. Но, немного отвлекшись, она в какой-то момент обнаружила, что партаппаратчик застыл на месте и с беспокойством, которое вот-вот готово было перерасти в ужас, уставился в ту точку, где находилась она сама.

Луна тут же проверила маскировку и успокоено выдохнула, обнаружив, что все работает. Тогда она отвела взгляд от человека. Тот через некоторое время немного успокоился, но все равно иногда продолжал тревожно озираться.

Когда вернулся Меркулов, Шверник поспешил покинуть комнату, но принцесса последовала за ним. Нарком, похоже, догадывался о ее присутствии, поэтому специально придерживал двери, в которые они проходили. Так они вышли во двор, где уже стояла, прогревая мотор, шикарная машина. Маршал Мерецков, похоже, не скупился, обеспечивая себе комфорт. Луна вспомнила, что сама она, скрываясь в образе полковника, ездила на обычном серийном автомобиле, хоть и с водителем.

Глава НКГБ забрался внутрь, пропустив туда Шверника и оставив время и для принцессы. В салоне, который был отделен от водительского места звуконепроницаемой и непрозрачной перегородкой, он начал подробные расспросы партийного деятеля. Тот рассказывал уверенно и вдохновенно. Если бы аликорн не знала подоплеки, она могла бы решить, что едет в компании верного сторонника, а не случайного союзника. Впрочем, именно сейчас опасаться Николая Михайловича им, похоже, уже не следовало. Тот хорошо понимал, что с провалом ареста Меркулова успех всего их предприятия повис на волоске. А уж увидев, что и глава Московского военного округа выступит против них, партийный функционер мигом сменил сторону, наверняка радуясь, что оказался в нужное время в нужном месте. Его бывшие сообщники-то еще ни о чем не подозревают… Вот в будущем с ним могут быть сложности, но это будут уже не ее проблемы.

— Вот я и отправился к товарищу Мерецкову, — закончил излагать свою версию событий Шверник. — А к кому я еще мог пойти!? А эти все там, в Кремле остались заседать…

— Вы все сделали верно, — одобрил его действия Меркулов. — В наше время такие политические грамотность и сознательность, к сожалению, встречаются все реже, — он вздохнул. — Очень многие в первую очередь думают о своей выгоде…

— Что есть, то есть, — вздохнул Николай Михайлович. — Многие лезут наверх по головам. А порядочных людей задвигают…

— Кстати, — хитро посмотрел на собеседника Всеволод Николаевич. — Не кажется ли вам, что вы слишком засиделись в замах у Калинина?

— Пока Михаил Иванович болел, я много в чем ему помогал, — уклончиво ответил партийный деятель. — Но сейчас, благодаря нашим докторам, товарищ Калинин снова полон сил, чему я очень рад. Но, действительно, иногда я ощущаю, что делаю меньше, чем мог бы…

Луна, слушая его, только презрительно фыркнула. Калинину помогли не человеческие докторишки, а ее магия!

— Так почему бы вам не занять один из освободившихся постов? — невинно поинтересовался глава НКГБ. — Когда мы искореним предательство и выведем на чистую воду всех скрытых врагов, многие высокие кресла окажутся пустыми.

— Я всегда готов послужить стране Советов там, где мне будет указанно! — с затаенным интересом произнес Шверник. — Вот только я хотел бы знать… — он замялся.

— Не стесняйтесь, Николай Михайлович, — подбодрил его нарком.

— Я — старый материалист, — произнес, явно подыскивая слова, партийный деятель. — Но я привык доверять своим ощущениям. И не всегда я могу их объяснить. Может быть, это мое воображение разыгралось от переутомления и волнения. Но меня не перестает преследовать ощущение, что за нами кто-то наблюдает! И здесь, и в кабинете маршала, и тогда, когда вы ходили звонить…

— Вы точно хотите это знать? — нахмурился Всеволод Николаевич.

— На самом деле, я кое о чем догадываюсь, — вдруг заговорил более уверенно Шверник. — Может быть, вам и так это известно, но среди некоторых партийных кругов некоторое время назад ходили слухи о некоем проекте, который вы реализуете в Смоленской области. Причем, информация была иногда довольно фантастичной.

— И кто распускал эти слухи? — прищурился нарком.

— Ныне покойный товарищ Жданов, — ответил заместитель Калинина. — Впрочем, меня эти домыслы мало интересовали. Но я подумал, что в свете текущих событий эта информация окажется вам полезной.

— Ну что же, спасибо за сведения, — кивнул Меркулов. — Информации из такого авторитетного источника, как вы, я могу доверять. А что известно конкретно вам?

— Никакой конкретики, — быстро ответил партийный деятель. — В основном всякая чушь, не заслуживающая доверия. Просто, когда вы в кабинете появились буквально у меня за спиной… Необразованный человек сказал бы, что без колдовства здесь не обошлось. А я не могу так сказать, но и объяснить не могу… Да и сейчас в машине мне почему-то кажется, что на сиденье рядом с вами кто-то сидит. Оно прогибается… И еще запах. Такой едва уловимый, но приятный… Будто женские духи. Чушь, конечно! Это все переутомление…

— Отчего же чушь? — улыбаясь, поинтересовалась Луна, резко сняв полог тишины. Невидимость она снимала постепенно — от головы вниз. Так что сначала сидевший напротив Шверник увидел ее улыбку. Тут, стоило признаться, аликорн позаимствовала чужую идею из случайно прочитанной книжки. Собственно, эта книга попала к ней случайно вместе с другими работами этого же автора по математике. (1)

— Ее Высочество Луна, принцесса Эквестрии, — как ни в чем не бывало, представил ее Меркулов, который еле сдерживал ухмылку, наблюдая за вылезшими на лоб глазами партаппаратчика. — Шверник Николай Михайлович, — указал он на спутника. — Заместитель Председателя Президиума Верховного Совета союза ССР.

— Рада знакомству, — аликорн снисходительно вытянула вперед правую переднюю ногу.

— Я тоже… — партийный деятель протянул правую руку и пожал ее за накопытник. — Весьма польщен оказанной честью!

— Так что вы там говорили о магии, товарищ? — невинно поинтересовалась принцесса, телекинезом подняв и повертев лежавшую на пустом сиденье шляпу Шверника.

— Я в этом деле не специалист… — завороженно наблюдая за процессом, произнес тот. — Так, значит, это с вами под Смоленском наладил взаимодействие товарищ Меркулов?

— С нами, — оставив в покое шляпу, согласилась Луна. — У нас было, что предложить друг другу. А как насчет вас?

— Все, что в моих силах! — щедро пообещал Николай Михайлович. — Разумеется, если не придется злоупотреблять служебным положением, — смутившись, добавил он.

— Теперь обратной дороги нет, Николай Михайлович, — строго посмотрев на него, произнес Меркулов.

— Обратная дорога? — нервно рассмеялся заместитель Калинина. — Зачем нам она? Мы ведь идем только вперед, товарищи! К светлому будущему!

— Отлично сказано! — похвалила его Луна.

Она, честно говоря, до сих пор раздумывала, стоило ли посвящать сидевшего напротив человека в тайну существования Эквестрии. Хотя теперь этот хитрец еще отчетливей поймет, что еще раз безболезненно сменить сторону у него уже не выйдет. А это в их ситуации хорошо.

В это время машина заехала на территорию каких-то казарм, где их уже ждали. Аликорн вернула себе невидимость и с интересом понаблюдала за тем, как Меркулов и Шверник рассказывали солдатам об антинародном заговоре, который угрожал всей стране Советов. Следом выступил какой-то полковник, заявивший, что уже получен приказ маршала Мерецкова о выдвижении на заданные рубежи.

После этого их автомобиль, сопровождаемый несколькими военными грузовиками и даже одним броневиком, направился, как сказал Меркулов, в сторону Кремля.


Улеглась спать Твайлайт в расстроенных чувствах. С одной стороны, заговор был раскрыт и разгромлен. С другой же стороны, ничего до сих пор не было известно о Селестии. Хотя, принимая во внимание слова Кейденс, она все же склонна была полагать, что с правительницей все было в порядке. Но, не имея к этому достаточных доказательств, принцесса все равно переживала.

Заснула она быстро. Видимо, сказалось напряжение последних дней.

Однако Михаил, встретивший ее в неизменной беседке, сегодня выглядел несколько растерянным.

— Признаю, ты был прав, — поздоровавшись, заявила аликорн. — Я ничего не предпринимала, но и без этого мятеж был подавлен.

— Все так… — кивнул человек. — Вот только, видишь ли… — он замялся. — Столь активного участия Кейденс в свержении заговора не предполагалось. Мы планировали сделать все сами…

— Значит, она вас опередила? — удивилась Твайлайт.

— Не совсем так, — ответил гость сна. — Мы, насколько я знаю, не собирались громить этих предателей сразу же. Они должны были поправить месяц другой. Чтобы все жители страны в полной мере насладились их некомпетентностью. А уж потом мы бы их убрали.

— А я что, все это время должна была бы поднимать и опускать светило!? — вознегодовала принцесса. — Кстати, ты обещал мне, что с Селестией все будет в порядке! Но ее не нашли там, где ее оставили заговорщики! Я могу предположить только один вариант развития событий! Вы, пользуясь ее беспомощным положением, похитили ее!

— Опять ты бросаешься глупыми обвинениями, — притворно обиделся Михаил. — Как будущая правительница, ты должна учиться следить за языком. Это я добрый, мне можно и нагрубить, пойму и прощу. А кто другой может и не оценить…

— Да, извини, — стушевалась аликорн, поняв, что ее обвинения пока безосновательны. — Что-то на меня нашло… Что будем смотреть сегодня? — решила она побыстрее сменить тему.

— Продолжим с того момента, на котором закончили в прошлый раз, — изрек гость сна и щелкнул пальцами.

Принцесса снова окунулась в свою жизнь полугодичной давности. И, спустя секунду, она резко перевела взгляд с нарисованных на плакате людей на их реального сородича.

Уже в который раз Твайлайт в уме отругала себя за то, что совершенно забывает про опасность, когда ее одолевает исследовательский порыв. А в том, что стоявший у входа, прислонившись к косяку, человек представляет собой угрозу она, после знакомства с Кребсом и его подручными, не сомневалась. Тем более что из-за спины у него явно торчал приклад винтовки. Поэтому аликорн сразу же сформировала защитное поле, прикрыв себя и Лиру.

— Настоящий живой человек! — воскликнула за ее спиной единорог, которая, похоже, не осознавала всей серьезности происходящего. — Невероятно! Я даже и мечтать не могла!

— А ну, не двигайся! — потребовала принцесса. — Кто ты? Зачем ты пришел сюда и что тебе от нас надо? — добавила она.

— Да ты не горячись, — совершенно спокойно и даже как-то снисходительно ответил человек. — Если уж на то пошло, то это вы забрались в наш бункер, взломав замок… Зовут меня Михаил Тынов, а от вас мне вообще ничего не нужно. Я хочу из своей машины взять ящик с инструментами.

Нынешняя Твайлайт не сомневалась, что видела перед собой своего странного гостя — ефрейтора Красной Армии и весьма специфического мага разума. Но тогда она ничего этого не знала. Поэтому нешуточно напряглась, получив в ответ на свое жесткое требование столь мягкую, снисходительную и даже слегка пренебрежительную реакцию.

— Не пытайся заговорить мне зубы! — не собиралась расслабляться аликорн. — И лучше не приближайся!

— Ой, ну хватит, — поморщился человек. — Если бы я хотел вашей смерти, то просто отозвал бы группы, обеспечивавшие все эти дни вашу безопасность на болотах!

— Что это значит? — опешила аликорн. — Так ты следил за нами все это время… Не верю! Я ничего такого не чувствовала! Да и зачем?

— Следил, представь себе! Потому что командиру ты нужна была живой и здоровой, а не в качестве утопленницы или ужина местной живности, — ухмыльнулся Михаил. — Делал я это не в одиночку, разумеется! Если ты ничего не заметила, то мне, пожалуй, стоит лишний раз похвалить подчиненных. Работы у нас было немало. Вообще, мы все тут вымотались, за вами приглядывая! То лягушку спугни, чтобы она тебе на трясину указала, то очередного хищника прогони. И все это так, чтобы вы не заметили!

— То есть, ты еще и оберегал нас? — уточнила Твайлайт, вспомнившая тот эпизод с очень кстати выпрыгнувшей лягушкой.

— Вот конкретно ты должна была, если верить отчетам, минимум пять раз провалиться в трясину, — указал на нее пальцем Тынов. — Причем, не по колено, как в начале. Два раза тобой собирался пообедать кайман, а один раз ты могла стать добычей гигантской сколопендры. Или ты думала, на этих болотах только комары и лягушки водятся?

— Но я ни разу не видела… — задумалась принцесса, но была прервана Лирой, которая выпрыгнула из-за защитного поля и подбежала к человеку.

— Да хватит тебе нервничать, Твайлайт, — на ходу прокричала она. — Он же совершенно мирный. Ты только посмотри! Настоящий человек! А это у тебя руки? — поинтересовалась она, подбежав вплотную к Тынову. — Дай посмотреть! — тут же левую верхнюю конечность человека окутало телекинетическое поле, заставившее ее приподняться.

— Эй! Я тебе не наглядное пособие по анатомии! — запротестовал тот, явно не ожидавший такого панибратского обращения. — Отдай руку!

— Не переживай! Я только посмотрю! — утешила его единорог, и не думая ослабить хватку. — Так! Раз, два, три, четыре! Четыре основных пальца и один вспомогательный! Все, как и описывалось! А сколько фаланг?

— Все так говорят: «Посмотрю и верну», — спародировал ее Михаил. — А потом запасные части пропадают! А мне эта рука еще пригодится!

Не дождавшись реакции от впавшей в исследовательскую эйфорию Лиры, он поднес свободную руку к кончику рога волшебницы и дал ей щелбан одним пальцем.

— Ой! — собирательница тайн подскочила и затрясла головой. Ее заклинание при этом нарушилось, и Тынов освободил свою конечность. — Так не честно! — заявила раздосадованная единорог.

— А вот если ты будешь себя хорошо вести, — строго посмотрел на нее Михаил. — И не будешь лезть под руку, то я познакомлю тебя еще с парочкой моих сородичей.

— Я буду сама аккуратность! — восхищенно прошептала Лира. — Клянусь!

— Ну, вот и хорошо, — Тынов перевел взгляд на принцессу. — В общем, ты как хочешь, а я пошел за инструментами, — заявил он и, не обращая больше внимания на аликорна, направился к черной повозке. — Вот она, моя ласточка, — произнес человек, погладив агрегат по корпусу. — Сколько мы вместе проехали. Эх, как давно это было… — открыв заднюю дверь, он залез в салон и начал копаться внутри, явно что-то разыскивая.

— Как давно? — тут же начала допытываться Лира, просунув голову внутрь и пытаясь разглядеть, чем же занят человек. — Куда ты ездил? И что приводит ее в действие? Тут двигатель, как у паровоза? Или магический?

— Да я уж и не помню, куда, когда, с кем ездил, — уклончиво ответил Михаил. — Говорю же, давно это все это было… Так! Я же просил не лезть под руку! — судя по восклицанию, забывшаяся единорог получила очередной воспитательный щелбан, заставивший ее отпрыгнуть от машины на пару шагов. — А, вот они! — странный гость, или все же хозяин, вылез наружу и достал компактный зеленый ящик. — Сейчас будем генератор запускать! Хочешь посмотреть?

— Конечно! — воскликнула единорог, пританцовывая на месте.

— Только близко не подходи! — погрозил ей пальцем человек. — Там вода на полу стоит. Мы-то в резиновых сапогах и перчатках. Хотя… — он обратил внимание на непромокаемые болотные сапоги единорога. — Не. Все равно будешь издали смотреть. А то жахнет разрядом! Мама не узнает!

Произнеся эту поучительную речь, он повернулся спиной к Твайлайт, приглашающе махнул Лире и направился к выходу. Единорог один раз виновато оглянулась на спутницу, но потом любопытство в ней пересилило, и она устремилась вслед за человеком.

— Роман, нашлись инструменты, я ж говорил! — у самого выхода крикнул куда-то в пространство Тынов.

— Здорово! Тащи сюда, надо сначала насос проверить, — раздался откуда-то искаженный эхом голос. — А то здесь все подтоплено.

— Уже иду! — откликнулся Михаил и вышел из помещения, единорог последовала за ним.

— Круто! Еще один человек! — раздался через несколько мгновений восторженный вопль Лиры. А еще через полминуты она, судя по недовольному возгласу, сунула нос еще куда-то, куда не следовало, и получила новый воспитательный щелчок. Люди же, судя по звукам, начали возиться со своей машинерией в подтопленной части подземелья. Похоже, она развернули там насос и теперь активно откачивали из помещений воду.

 Твайлайт же осталась одна. От неправильности ситуации у нее заболела голова. Она все пыталась уложить в мозгу случившееся, но это никак не удавалось. Как так получилось, что человек просто проигнорировал ее!? Сначала совершенно не испугался и даже не попытался взяться за оружие, а потом просто пригласил с собой только Лиру, а ее, принцессу дружбы, оставил стоять здесь!

Она так и застыла у стены с плакатом, накрывшись защитным заклинанием. А в это время откуда-то из недр бункера раздавались голоса людей и Лиры, чем-то увлеченно занимавшихся. Результат их деятельности аликорн ощутила приблизительно через полчаса. К этому моменту аликорн уже немного успокоилась и зацепилась за фразу Тынова о том, что она была нужна некому командиру.

От обдумывания этого факта ее отвлекли торжествующие возгласы Лиры, Михаила и, вероятно, неизвестного Романа. Следом появилось низкое ритмичное гудение, сопровождавшееся небольшой вибрацией. А еще через минуту в зале вдруг появилось освещение. Тусклый свет испускали закрепленные под потолком и ранее не замеченные ею в темноте стеклянные грушевидные сосуды. Что характерно, никакой магии, кроме пресловутой консервации, в них не было. Но не успела принцесса рассмотреть их как следует, как от входа раздались шаги. Спустя пару секунд, в помещении появился еще один человек.

Вошедший встал у входа и, слегка щурясь, внимательно оглядел помещение, остановив взгляд на принцессе. Она, в свою очередь, разглядывала визитера. Он выглядел гораздо старше, чем заходивший недавно Тынов. Волосы неизвестного, кое-где торчавшие из-под фуражки с синим верхом, были почти седыми, а лоб, в углу которого виднелся старый шрам, пересекали морщины. Одежда его напомнила Твайлайт форму людей Руперта, хотя и отличалась по цвету. И у этого человека она была какая-то более вычурная. Блестящие черные сапоги отражали свет, испускаемый странными грушами, синие штаны и зеленый мундир из дорогой ткани выглядели новыми. На каждом рукаве кителя имелась нашивка в виде переплетения меча, серпа и молота, а на его воротнике блестели красные ромбики, по два с каждой стороны.

Нынешняя Твайлайт только удивленно выдохнула, поняв, кого увидела перед собой тогда, полгода назад. Благодаря воспоминаниям Онуфриева, она тут же узнала старшего майора Никулина, которого невезучий артиллерист считал без вести пропавшим задолго до своего печального конца. Тогда же она просто удивилась, заметив знакомый знак. Такие два красных ромба она видела на неподписанном конверте у Селестии…

На боку гостя, что заставило принцессу напрячься, висел на ремне кожаный чехол, в котором могло уместиться одноручное оружие, однотипное тому, из которого Кребс ранил Роланда. Ее визави, будто специально стоял некоторое время молча, давая себя осмотреть. Но потом он все же заговорил первым.

— Здравствуй, Твайлайт Спаркл, — сверля ее колючим взглядом, произнес человек. — Настала нам пора познакомиться лично…

Внезапно все вокруг пошло рябью и аликорн снова оказалась в беседке.

— Что случилось? — посмотрела она на взволнованного Михаила. — Я думала, ты сегодня покажешь больше.

— Я так и планировал… — развел руками гость сна. — Но тут от начальства пришел срочный приказ. Он хочет с тобой поговорить.

— Надеюсь, после этого я не потеряю память… — проворчала Твайлайт.

— В это раз все будет нормально, — серьезно посмотрев на нее, произнес гость сна. После этого он щелкнул пальцами и исчез.

Погрузившись в сон без сновидений, принцесса проспала еще сколько-то, прежде чем почувствовала, что ее будят. Протерев и открыв глаза, аликорн увидела рядом Михаила, который подсвечивал себе небольшим артефактом.

— Ну что, идешь? — поинтересовался он.

— Здравый смысл отговаривает меня, — призналась Твайлайт. — Но любопытство гонит вперед. Совсем как Лиру тогда, в бункере.

— О да… — усмехнулся ефрейтор Тынов. — Эта особа была просто невыносима. Но ее энтузиазм вызывает уважение. Ладно, не будем отвлекаться. Идем.

Твайлайт шагнула в уже знакомый ей тайный ход. Идя вслед за проводником, принцесса вдруг задумалась над тем, что этот ход перестал быть тайным с тех пор, как она про него узнала. Ведь, если она знает, то какой же он тайный? Для непосвященных да, тайный. А для нее теперь просто потайной.

Так, за раздумьями, она чуть не врезалась в остановившегося перед глухой стеной человека. Тот охлопывал карманы, что-то разыскивая. Но принцесса уже догадывалась, что именно — ключ-активатор для стационарного телепорта, перед которым они стояли.

Михаил быстро нашел искомый артефакт, и через несколько мгновений аликорн оказалась, судя по всему, в тех же катакомбах, куда они забирались с Рэйнбоу. Только в другом их участке.

Темный коридор, несколько раз изгибавшийся, вывел их в большой зал, куда, похоже, приходило еще больше десятка коридоров. Видимо, они оказались в некоем коммуникационном центре, куда сходились выходы сразу многих телепортов. Впрочем, Михаил тут прекрасно ориентировался, ведь он, не задумываясь, двинулся к одному из проемов и повел Твайлайт по очередному коридору, который предсказуемо закончился глухой стеной с телепортом.

После нового перемещения принцесса оказалась в явно гораздо более обжитой части подземелий. Коридор был хорошо освещен магическими люстрами, а откуда-то спереди слышались даже голоса.

Через полминуты она вслед за провожатым вошла в хорошо обставленную комнату, с приглушенным освещением.

Осмотревшись, аликорн первым делом обратила внимание на стоявший в центре стол, уставленный большим количеством посуды с закусками и бутылками с напитками. За ним сидели трое.

Первым был уже знакомый ей Роман. Старшина Елецкий, как она знала, благодаря воспоминаниям Онуфриева, сидел, отодвинувшись от стола, и что-то писал карандашом в блокноте. Он лишь на миг оторвался от письма, посмотрев на Михаила, потом, неприязненно скривившись, на Твайлайт. После чего вернулся к своему занятию.

На диване напротив входа, полулежа в изящной позе, расположилась темно-зеленая единорог в изысканном платье, вся усыпанная украшениями. Леди Флай занималась сразу несколькими делами, левитируя вокруг себя целый набор предметов. Перед собой она держала колоду карт, которую в данный момент, даже не глядя на них, активно тасовала. Где-то под потолком волшебница левитировала полную бутылку, в которой, похоже, было что-то крепко-алкогольное. Еще дворянка удерживала где-то в стороне бокал с рубиново-красным напитком. Кроме этого, она полировала край правого переднего копыта затейливой пилочкой. Ну, и в довершение ко всему, взглядом аристократка следила за револьвером, который своим темно-зеленым телекинетическим полем в данный момент разбирала на составляющие.

Краем глаза она посматривала на третьего участника этой странной компании. Человека в дорогой и явно не обношенной гражданской одежде, сидевшего боком ко входу, аликорн узнала, но далеко не сразу. С первого взгляда она поняла, что видела его где-то. Вот только ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, кого же она наблюдает перед собой. Этого сородича Михаила и Романа она уже видела наяву. Причем, не так давно. Вот только тогда он был каменной статуей, к которой ее привело письмо Дэринг. А еще, благодаря воспоминаниям артиллериста, аликорн сейчас знала и его имя. За столом, набычившись, сидел, недовольно посматривая то на летающую под потолком бутылку, то на свой превратившийся в кучу деталей револьвер, то на устроившую все это дворянку, Кирилл Мастюков. Младший лейтенант танковых войск СССР.

— Что, Флай, провалился твой заговор? — весело поинтересовался Михаил вместо приветствия.

— С треском! — улыбнулась леди. — Даже раньше, чем мы планировали. Правда, мне и самой уже начали надоедать эти чванливые тупицы.

— Смотри, разжалуют тебя в секретарши! — захихикал ефрейтор. — Кейденс-то вон как всех мятежников повязала!

— А ей уже дали новое назначение, — ненадолго оторвавшись от бумаг, хмыкнув, заявил Роман. — Поставили воспитательницей. Вон ее новый подопечный сидит, — он указал на Мастюкова.

— Как вы, товарищ младший лейтенант? — участливо поинтересовался Тынов.

— Паршиво! — угрюмо зыркнув на сородича, отозвался танкист. — Тоска тут смертная. Да еще и эта вон, — он кивнул на леди Флай. — Издевается. А я вам так скажу! — стукнул Кирилл кулаком по столу. — Или дайте напиться, или сажайте за рычаги! Ведь для этого вы меня опять разморозили… Или зовите эту сволочь рогатую. Пусть опять в стазис вводит! Уж лучше так, чем в этом проклятом мире среди четвероногов валандаться…

— Что-то у тебя плохо получается, — обратился к аристократке Михаил. — Товарищ Мастюков совсем невеселый. Чем вы тут вообще занимаетесь?

— Мы играем в карты, — обворожительно улыбнулась леди Флай, похоже, ничуть не огорченная ни провалом дворцового переворота, ни тем, что ее подопечный явно был не в духе.

— Спроси у нее, на что и во что они играют, — еще раз оторвавшись от блокнота, подсказал ефрейтору Елецкий.

— И на что же? — поинтересовался тот. — И во что же? — добавил он, откровенно ухмыльнувшись.

— Во что леди может играть с офицером, если его мозги не способны осилить правила преферанса? — наигранно вздохнула дворянка. — В дурака, конечно. Спасибо, что хоть в подкидного… А ставки… Я пообещала Кириллу, что за каждую выигранную у меня партию он будет получать по рюмке напитка из вон той замечательной бутылки, — волшебница взглядом указала вверх, где под потолком по-прежнему плавал сосуд с алкоголем.

— Офицеры все в Париже… — процедил младший лейтенант и тоже посмотрел на вожделенный сосуд с алкоголем, сглотнув. — А у нас командиры!

— И как результат? — спросил, явно подыгрывая аристократке, Михаил.

— Пока что он в крайней степени трезв, — указала на Мастюкова единорог. — И до отвращения уныл. Честное слово, от древнего существа, пусть и проведшего значительную часть своей жизни в состоянии булыжника, я ожидала большего.

— Вот доберусь я до своего Нагана, — еле слышно пробурчал танкист. — Тогда и повеселимся…

— А что ты получаешь за выигрыш? — поинтересовался Тынов.

— Если бы у меня были пальцы, — дворянка вытянула правую переднюю ногу и оглядела результат полировки копыта. — То я бы давала ему щелбаны. Но, поскольку лишних отростков у меня на конечностях не имеется, то я играю на интерес!

— Да что здесь происходит? — наконец смогла выдавить из себя Твайлайт, до этого с открытым ртом наблюдавшая за общением этой странной компании.

— Это еще кто? — обернувшись, Мастюков хмурым взглядом осмотрел принцессу. — На Шелест чем-то похожа, — заключил он. — И крылья, и рог есть. Правда, эта пожиже будет, сразу видно…

После этого он потерял к аликорну интерес, отвернувшись и уставившись в карты, которые как раз сдала ему аристократка.

— Третьей будешь? — запросто поинтересовалась единорог у Твайлайт. — А то надоело мне его одного обыгрывать.

— Хватит вам дурачиться, — прервал их, что-то черкая карандашом, Елецкий. — Командир ждет, — добавил он, посмотрев на Твайлайт. — Смотри, не осрамись, как в прошлый раз.

— Она еще не досмотрела! — поспешил вставить Михаил.

— Тогда не бери в голову, — хмыкнул Роман, вновь сосредоточившись на письме.

— Тебе туда, — Тынов указал на дверь в дальнем углу помещения, на которую принцесса поначалу не обратила внимания.

 Пройдя мимо стола, аликорн толкнула дверь и вошла в еще более темное помещение. Это ее не удивило. Твайлайт вспомнила слова Михаила о том, что его начальник страдает от какой-то проблемы с глазами.

— Здравствуй, Твайлайт Спаркл, — произнес человек, сидевший за рабочим столом в центре этой полутемной комнаты. — Настала нам пора познакомиться лично. Еще раз…


Услышав про подземный транспорт, Старлайт не удивилась. В Мэйнхеттене тоже было метро. Как-то ей даже удалось там побывать. И, честно говоря, та подземка единорога не впечатлила. Сейчас, подходя к станции, волшебница предположила, что у людей, в целом более склонных к аскетичному рационализму, метро окажется еще непригляднее. Голый бетон, кирпич, может быть, металл — вот что ожидала увидеть волшебница.

И каково же было ее удивление, когда самодвижущаяся лестница, каких она не видела в Мэйнхеттене, опустила ее на станцию. Правда, перед тем, как ступить на эскалатор, им с Дэринг пришлось нагло пролезть без билета.

Бегло осмотревшись, Старлайт удивленно выдохнула. Да уж! Эта станция, пожалуй, могла бы поспорить красотой оформления с некоторыми залами Кантерлотского дворца. Пол здесь был выстелен мрамором, свод загибался идеальной полуокружностью, а под ним в затейливом порядке были развешаны люстры. И еще статуи. Десятки литых статуй, изображавших разных людей. Единорог заметила и крестьянку с петухом, и, вероятно, спортсмена с мячом. И солдата с собакой. Эта фигура навеяла волшебнице не самые приятные воспоминания о том, как такая же вот собака едва не помогла пограничным стражникам схватить их с Твайлайт…

В общем, Старлайт, хоть и не считала себя знатоком искусства, была приятно удивлена. Поезд, в пустой вагон которого они сели, тоже вызвал живейший интерес. К платформе его притащил вовсе не паровоз. Волшебница, правда, знала про специальный состав, которым распоряжалась принцесса Кейденс. Его приводил в движение экспериментальный локомотив, работавший, вроде бы, полностью на магической тяге. Но ей никогда раньше не приходилось его видеть. Да и существовал он, как она знала, в единственном экземпляре. А поезд, на котором они ехали сейчас, явно был серийным образцом.

Конечно, она бы с гораздо большим удовольствием рассматривала интерьеры и раздумывала о необычных достижениях людей, если бы им снова не приходилось убегать. Да, сейчас за ними никто не гнался, но только потому, что из захваченного здания они эвакуировались непривычным для людей способом.

Поезд, тем временем, остановился, двери открылись, а диктор объявил о прибытии на станцию «Курская». Единорог собралась уже шагнуть вслед за вышедшими из вагона людьми, как вдруг ее неожиданно сильно дернули назад.

— Ты что, всерьез собираешься бежать дальше с лейтенантом и компанией? — недовольно поинтересовалась Дэринг. — А мне вот кажется, что нам с ними больше не по пути!

— Мне тоже не нравится удаляться от портала, — кивнула Старлайт. — Но мы должны держаться вместе!

— Зачем? — вопрос археолога, честно говоря, поставил волшебницу в тупик.

— Как зачем? — удивилась она. — Зуев знает город. И у него есть какой-то план.

— План того, как сбежать подальше и залечь поглубже, — презрительно фыркнула пегас. — Пусть бегут. Не будут мешаться под ногами. Мы, если ты забыла, не за этим сюда были направлены!

Единорог собралась было возразить спутнице. Она все же не собиралась отделяться от группы. Но тут двери закрылись, чуть опередив объявление диктора, предупреждавшего об их закрытии. Старлайт только мысленно вздохнула, смотря на то, как зал станции «Курская» сменяют за окном стены туннеля. В Мэйнхеттене поезда задерживались на станциях сильно дольше.

— Ну и дернул же тебя Дискорд на подвиги! — высказала она свое возмущение искательнице приключений. — Сейчас выйдем на следующей станции, сядем на встречный поезд и поедем на эту «Курскую»! Может быть, еще и догоним остальных.

— Не думаю, что нам стоит это делать, — строго посмотрев на нее, произнесла Дэринг. — Эти люди нам больше не нужны!

— А как ты собралась выживать в этом мире, где почти нет магии, — силой воли заставив себя успокоиться, сказала Старлайт. — Да еще без тех, кто знает о нем гораздо больше нашего!

— Пф… — отмахнулась археолог. — Вы с Твайлайт прошли по нему шестьсот с лишним миль, перешли линию фронта и госграницу. И ничего с вами не случилось.

— Да ты знаешь, сколько раз мы были на грани провала!? — воскликнула единорог.

— Ну, так это потому, что с тобой была эта недотепа, которая шагу не может ступить, чтобы не вляпаться в передрягу, — заявила пегас. — У меня, поверь, с этим нет проблем. Кстати, ты хотела выходить. Вот и станция!

Состав, тем временем, действительно выехал из тоннеля и голос из динамика объявил о прибытии на станцию «Бауманская».

— Выходим, — процедила Старлайт, понимая, что, даже если они прямо сейчас сядут на встречный поезд, то уже все равно не догонят основную группу. — Нам нужно серьезно поговорить, а в этом вагоне слишком шумно.

Выйдя из поезда и пройдя в центральный зал, волшебница осмотрелась. Здесь, как и на предыдущей станции, было много мрамора и статуй, правда, на этот раз гипсовых. Но сейчас гостье столицы было не до созерцания достопримечательностей. В одном конце зала виднелся подъем на поверхность, так что она направилась в другую сторону, где располагалась глухая торцевая стена с не до конца еще доделанным мраморным панно с портретами усатого вождя людей и еще какого-то лысого человека с острой бородкой. Вероятно, предшественника нынешнего правителя.

— Дискорд тебя побери! — лишний раз убедившись, что пологи невидимости и тишины работают, дала волю чувствам единорог. — И вот что нам  теперь делать?

— Успокоиться и подумать головой, — ответ Дэринг был неожиданным. — Теперь, когда основная часть тех, кто здесь знал о нашем присутствии, в относительной безопасности, мы можем действовать. Они уже не расскажут захватчикам о нас. Собственно, ради их удаления из здания ГБ я все и затеяла. А теперь вспомни основную задачу нашей группы.

— При чем тут она? — опешила волшебница.

— А при том, что Рэрити, как ты понимаешь, еще не дома, — укоризненно посмотрела на нее искательница приключений. — А наша главная цель — вернуть ее домой. Из прошлого мы ее уже забрали. Правда, вот незадача, забыли взять ее с собой, когда дали стрекоча из подвала здания ГБ.

— Ты права… — вздохнула Старлайт. — А ведь там и Луна осталась.

— Если Ее Высочество не будет кидаться боевыми заклинаниями, как она любит, а решит поработать головой, то с ней ничего не случится, — ответила пегас. — За нее я бы не переживала.

— Ты как-то слишком пренебрежительно настроена по отношению к ней, — удивилась единорог. — А до этого о Твайлайт также отозвалась. Мне странно это слышать от тебя…

— Это самое важное из того, что тебя сейчас волнует? — скривилась Дэринг. — Мое мнение — это только мое мнение. Я его никому не навязываю и, более того, оно может меняться. Но заметь, ты и сама считаешь Твайлайт недотепой, просто не хочешь в этом признаться, даже себе! Сколько раз ты выручала ее, пока вы добирались до Бреста?

— Каждый хорош в своей области, — нейтрально ответила Старлайт, попутно удивившись, как точно угадала ее мысли авантюристка. — Скрытность — не та область, где хороша Твайлайт. Но я не могу ее в этом винить…

— Так и я не виню, — фыркнула пегас. — Просто констатирую факт… А теперь, если с рефлексиями закончено, то послушай, что я предлагаю, — сменила тему она. — Мы должны вернуться в здание ГБ и на месте разобраться с тем, что там происходит.

— И как ты собралась делать это, когда там чуть ли не полк солдат вокруг!? — волшебница, мягко говоря, удивилась, услышав подобное предложение.

— Раньше тебя это не останавливало, — хмыкнула Дэринг. — Даже, когда ты не имела вот этого, — она слазила в карман и достала еще один полный накопитель. — Слушай, разве тебе самой не интересно? Мы же в столице человеческого государства! Одни, без какого-либо контроля! Представляешь, сколько всего здесь можно узнать. Правда, сначала нужно убедиться в безопасности Рэрити.

— Хорошо! — кивнула, принимая кристалл, волшебница. — Вот только я не помню, как мы шли от здания до метро.

— Я помню, — уверенно заявила авантюристка. — Ну, так что? Едем?

— Поехали! — решилась Старлайт.

Зайдя в подошедший поезд, следовавший в обратном направлении, спутницы проехали два перегона, и вышли на «Площади Революции». Перед выходом из метро случилось небольшое происшествие. Пышный хвост волшебницы едва не зажевало гребенкой при сходе с эскалатора. Хорошо, что стоявшая сзади Дэринг вовремя заметила неладное и предупредила ее.

Вышли из подземки они очень вовремя. До ее закрытия на ночь оставалось совсем немного времени, о чем несколько раз пассажиров уведомили по громкой связи.

Остановившись, Старлайт огляделась, попутно проверяя свой хвост на наличие повреждений, которые, к счастью, отсутствовали.

— Туда! — указала направление авантюристка.

Через полчаса сообщницы под невидимостью подошли к зданию ГБ, вокруг которого по-прежнему суетились солдаты.

— Ну, и что ты предлагаешь делать дальше? — поинтересовалась единорог. У нее, конечно, уже были кое-какие соображения, но также она хотела услышать, что задумала пегас, втравившая ее в эту авантюру.

— Попробуй отыскать поблизости Рэрити или Луну, — произнесла та, в точности предугадав намерение волшебницы. — Ты же можешь почувствовать повышенный расход магии?

— Могу, — кивнула она. — Кроме того, на Рэрити и Титова я специально настраивала поисковое заклинание еще перед отправкой в экспедицию. Это моя собственная разработка.

— Тогда не будем терять времени, — решила авантюристка.

На всякий случай, отойдя в сторонку, Старлайт скастовала поисковое заклинание, которое вернуло отрицательный результат. Искомых объектов в зоне поиска обнаружено не было.

— Тогда попробуй найти Титова, — предложила, узнав ответ, Дэринг. — Похоже, принцесса ночи тоже не теряла зря времени и эвакуировалась отсюда. Будем надеяться, что Рэрити с ней. Но неплохо будет узнать подробности того, что здесь происходит.

Титов, судя по отклику заклинания, обнаружился где-то в подвале здания. Туда сообщницы и отправились. Дождавшись, когда очередному солдату понадобится зайти внутрь, они проникли в дом, пока дверь за человеком не закрылась. Перед этим они выбрали неприметное место, где должны будут встретиться завтра в полночь, если придется разделиться.

Немного поплутав по коридорам, спутницы, наконец, достигли комнаты, где расположилось несколько солдат и офицеров, напряженно следивших за входом, судя по всему, в чей-то кабинет, где и находился Титов. Оттуда раздавались неразборчивые напряженные голоса, но дверь была плотно закрыта.

Пока Старлайт раздумывала, как бы им пробраться внутрь, не используя энергоемкую телепортацию, Дэринг остановилась где-то сбоку и уставилась на человека с погонами капитана, который был старшим по званию среди присутствующих.

Через минуту офицер заерзал на своем стуле, потом встал, подошел к двери и, открыв ее, зашел в кабинет. Сообщницы тут же просочились следом.

Здесь, кроме сидевшего на стуле со связанными за спиной руками испуганного Титова, обнаружилось еще два человека. Один, носивший, судя по погонам, звание подполковника, нависал над сержантом. Второй человек — толстый генерал-майор с усиками щеточкой, кривясь, сидел на диване, прикладывая одной рукой холодный компресс к набухавшей у него на лбу здоровенной шишке. Другой верхней конечностью он держался за живот так, будто недавно получил туда хороший удар.

— Ты чего ввалился без доклада? — злобно посмотрев на капитана, поинтересовался подполковник. — Говори, поймали Меркулова!?

— Никак нет… — растерянно ответил офицер. — Я сам не знаю… Просто вдруг заволновался, подумал, может быть, вам помощь какая-либо требуется…

— Что толку в вашей помощи! — оскалился его собеседник. — Не смогли наркома арестовать, так бегайте теперь, ищите, где он спрятался! Из здания он сбежать не мог. Он должен быть где-то здесь! Так что ломайте стены, вскрывайте полы. Что хотите делайте, но достаньте его из той норы, куда он забился! И чтобы больше без приглашения ни ногой сюда. Пошел вон! Если понадобишься, сам вызову!

Обескураженный капитан козырнул, четко развернулся и поспешно скрылся, захлопнув дверь.

— Ну, а теперь вернемся к тебе, голубчик! — подполковник криво улыбнулся, наклонившись к лицу Титова. — Еще раз тебя спрашиваю! Куда мог подеваться Меркулов!? Кто помог ему бежать!? Ну! Колись, морда уголовная!

— Знать ничего не знаю, гражданин начальник! — выпалил, уставившись на офицера, старший сержант. — Чтоб я сдох!

— Это мы тебе запросто устроим! — подключился к допросу генерал. — Говоришь, не знаешь ни чего? А почему на твоей карточке печать секретности ОГВ стоит? И что ты делал в специальной комнате для особо ценных свидетелей? Говори, скотина, как ты связан с тем, чем занимался Меркулов под Рославлем!?

— Этот генерал слишком хорошо информирован… — смотря на человека, изрекла Дэринг.

— И слишком ретив, — добавила Старлайт. — Похоже, именно эти двое командуют нападавшими.

— Я вообще не при делах! — заголосил, тем временем, Титов. — Я — переводчик всего лишь!

— Заг, бастард! Во бист дер фолькскомиссар Меркулов?! — похоже, мигом перейдя на другой язык, выдал подполковник. При этом он взял сержанта за воротник и встряхнул. — Заг!

— Ихь вайс нихь! — залопотал на том же языке допрашиваемый. — Ихь хабе гешлафен! (2)

— Смотри-ка ты, и вправду говорит, — скривившись сильнее прежнего, выдал генерал, держась за живот. — Зараза! Что-то я себя плохо чувствую!

— Что? Фигурально уже обделался, упустив наркома, решил еще и буквально? — злобно посмотрев на толстяка, грубо высказался подполковник. — Иди уж, посети фарфорового друга. В живот тебе, действительно знатно прилетело!

— Вот найдем этого бериевского прихвостня и тех, кто с ним, я с этого шутника, что в меня башкой Дзержинского запулил, шкуру спущу! — зло сверкнув глазами, генерал по какой-то причине не решился прямо ответить своему подельнику, спустив злость на другого своего обидчика. — Займись пока этим подонком. И кончай уже с ним нянчиться!

Встав, человек, держась за живот, направился к выходу.

— Очень удачно, — высказалась Дэринг. — Проконтролируй этого следователя. А я пойду, прослежу за генералом!

— Куда ты собралась!? — воскликнула Старлайт. — Там же полно народа, а мои маскирующие пологи работают только вблизи. Да и дальше туалета он не уйдет. Ты же слышала.

— У меня есть амулет Цекелькана! — выпалила археолог и, прежде чем единорог успела ее остановить, выскользнула наружу вслед за генералом.

Впрочем, из-за двери не раздались крики ужаса и удивления, какие бы точно издали солдаты, если бы среди них ни с того ни с сего из-ниоткуда появилась пегас. Да и к тому же волшебница задумалась, что та легкость, с какой Дэринг лазила, где хотела, что в Кантерлоте прошлого, что в этом здании, должна была чем-то объясняться. Похоже, этот амулет действительно обеспечивал ее невидимость. Этим объяснялось и наличие у нее накопителей. Похоже, артефакт периодически требовал подзарядки. Вот только почему она, руководитель группы узнает об этом в последний момент!?

— Ну что, паскуда, будешь дальше отпираться!? — тем временем, подполковник, засучивая рукава, вновь подступился к Титову. — Знаешь что-нибудь про расширенные методы ведения допроса?

— Да что от меня нужно-то, гражданин начальник? — сжался сержант. — Я ж готов! Я только не скумекаю, что случилось-то?

Волшебница, глядя на офицера, который явно задумал поколотить только что спасенного ее отрядом Титова, начала перебирать в уме варианты того, как бы ей нейтрализовать драчуна. Активно вмешиваться явно не стоило, ведь вот-вот должен был вернуться неожиданно захворавший животом генерал, а в соседней комнате сидели солдаты.

Начала она с малого. Аккуратно ухватив телекинезом край висевшего на стенке неизменного портрета усатого вождя, единорог сняла его с гвоздя и отпустила. Картина с громким стуком упала на пол, улегшись изображением вниз.

Подполковник, находившийся на  взводе, резко развернулся и, мигом определив источник шума, уставился на картину.

— Плохой знак, гражданин начальник… — осмелился заговорить Титов.

— Ты еще про народные приметы мне расскажи! — вызверился на него офицер. — Как по делу, так ты ничего не знаешь. А без дела болтать ты мастак! Ладно, я тебе сейчас мозги-то вправлю! Через одно место!

Теперь волшебница слегка потянула на себя дверку одного из книжных шкафов. Ей повезло — петли оказались несмазанными. С противным скрипом дверца распахнулась.

Командир налетчиков снова резко обернулся и уставился на новый отвлекающий фактор.

— Что за чертовщина… — пробормотал он, потихоньку открывая кобуру. — То же, что и в кабинете Меркулова.

Подполковник начал тревожно озираться, а Старлайт отметила, что, судя по всему, Луна была вместе с министром в тот момент, когда его попытались схватить. И этот офицер, вероятно, воочию наблюдал магию принцессы. Поэтому и сейчас так насторожился. Учитывая, что они до сих пор ищут Меркулова, но не разыскивают непонятную для них рогато-крылатую кобылу, аликорн, скорее всего, изначально использовала невидимость.

В это время дверь открылась, и на пороге появился генерал, за спиной у него толпились солдаты. Выглядел он теперь гораздо лучше. Похоже, посещение уборной пошло на пользу. Вот только зачем он привел подчиненных?

— Ты зачем всех притащил? — судя по всему, такая же мысль посетила и голову подполковника.

— Бойцы! — произнес, неожиданно дав петуха, генерал. Впрочем, тут же он откашлялся и продолжил нормальным голосом. — Этот гад обо всем предупредил Меркулова! И поэтому тот смог от нас ускользнуть! Приказываю арестовать этого предателя!

— Ты что, Кулик, с ума сошел!? — пришел в ярость его сообщник.

— Оружие! — ухмыляясь, потребовал, делая шаг вперед, давешний капитан. Он был явно доволен тем, что получил приказ задержать недавно унизившего его офицера.

Допрашивавший Титова попытался выхватить пистолет. И это бы у него получилось, если бы единорог телекинезом не придержала оружие, намертво заклинив его в кобуре. В итоге, на подполковника навалилось несколько солдат. Его уложили на пол, скрутили руки, а потом снова подняли, поставив напротив генерала.

— Ты за это ответишь, Кулик! — исподлобья смотря на предавшего его сообщника, выпалил офицер.

— Заткните ему пасть, — распорядился толстяк. Один из солдат достал из кармана арестованного носовой платок, а потом неожиданно двинул тому кулаком в живот. В разинутый от неожиданности рот боец засунул импровизированный кляп. — В камеру его, — удовлетворенно наблюдая за действиями подчиненного, распорядился Кулик. — А этого, — он кивнул на удивленно хлопавшего глазами Титова. — Посадить в соседнюю камеру, развязать и выдать ему две порции горячей еды и сто грамм. Мы с тобой, солдат, еще пообщаемся, — пообещал он переводчику.

Несколько человек, толкаясь, вывели из кабинета обоих задержанных. Старлайт даже пока не пыталась проскользнуть наружу. Ведь сидеть тут уже не имело смысла. Но пока здесь было слишком людно.

— Где командиры подразделений? — строго поинтересовался Кулик у оставшегося капитана.

— Держат под контролем здание и подступы, — доложил тот. — А так же ловят предателя-Меркулова!

Волшебница мысленно усмехнулась. Похоже, что большая часть бойцов, являвшихся ударной силой заговорщиков, искренне полагали, что сами они и борются с изменой.

— Зови их сюда, — распорядился генерал-майор. — В связи с кое-какими открывшимися обстоятельствами вводные изменились!

Единорог, услышав это, передумала покидать кабинет. Поприсутствовать на военном совете заговорщиков будет полезно. Если бы еще Дэринг не потерялась где-то… Ведь пегас не вернулась вслед за генералом, за которым отправилась шпионить. Но и обнаружена она явно еще не была. Решив, что авантюристка и сама сможет о себе позаботиться, Старлайт устроилась в углу помещения, ожидая сбора вражеских офицеров.


В течение пары часов ничего серьезного не происходило. Рэрити спокойно сидела в кабинете маршала, потихоньку поедая его закуски. Сам хозяин кабинета в это время, отвечая на звонки, регулировал деятельность своих подчиненных. Впрочем, те, видимо, справлялись и сами, так как беспокоили начальника не слишком часто.

Когда человек был свободен, волшебница поддерживала с ним светскую беседу. Кирилл Афанасьевич был с ней безупречно вежлив и предупредителен, так что волшебнице не в чем было упрекнуть его. Наконец-то она оказалась в компании кого-то приятного. А то за последнее время, общаясь со всякими грубыми сержантами и хитрыми воентехниками, Рэрити совсем извелась. А с маршалом она могла, например, поговорить об опере или балете. Это же гораздо приятнее, чем обсуждать параметры какого-нибудь вала!

Но в какой-то момент очередной звонок сильно озаботил Мерецкова.

— Ну, что вы там, сами не можете? — недовольно поинтересовался он в трубку. — Ах, подтверждения требуют! Лично моего! — вознегодовал он, услышав ответ. — Ладно. Я им сейчас подтвержу так, что надолго запомнят! — заявил маршал и завершил разговор. — Мне нужно ненадолго отлучиться, — виновато произнес он, переведя взгляд на Рэрити. — Видите, какое время неспокойное. Можете не волноваться, в мой кабинет без спросу никто не зайдет.

— А как же звонки? — волшебница указала на установленные на столе аппараты.

— Их переключат на другие телефоны в том месте, куда я направляюсь, — успокоил ее человек. — Так что не переживайте! Но главное, не покидайте кабинет, если хотите сохранить инкогнито!

— Можете идти спокойно, — улыбнулась единорог. — Я не причиню неприятностей.

Еще раз извинившись, Мерецков, плотно закрыв за собой дверь, удалился. А Рэрити, посидев в одиночестве с четверть часа, заскучала. Нет, она не собиралась, нарушая обещание, покидать помещение, как наверняка сделала бы, находись не ее месте, та же Рэйнбоу Дэш. Постепенно появилась легкая тревога. Конечно, волшебница понимала, что в кабинет командующего гарнизоном никто не посмеет ворваться. Кроме, разве что, заговорщиков. Но их, как она надеялась, уже всех должны были обезвредить. Но все равно сидение в неизвестности и тишине не добавляло приятных мыслей.

Рэрити встала со стула, прошлась до окна и выглянула. Ничего интересного. Ничем не примечательная картина обычной ночной городской улицы. Немного поразглядывав дом напротив, она решила вернуться на свое место.

Неожиданно со стороны стола маршала раздался звонок телефона. Единорог вздрогнула и посмотрела на аппараты, стоявшие на столешнице. Они не подавали признаков активности. Откуда же тогда шел этот надоедливый дребезг?

Волшебница решила не выяснять. Она пошла к стулу, уселась и, подхватив телекинезом последний оставшийся соленый грибок, отправила его в рот. Вызывают явно не ее, так что и беспокоиться не о чем. Когда Мерецков вернется, она просто передаст, что ему кто-то звонил. Вместо этого она лучше посмакует эту весьма неплохую закуску.

Но аппарат продолжал противно и требовательно звенеть где-то в столе военачальника. В конце концов, Рэрити поняла, что не может больше слушать это бренчание. Обойдя стол, она прислушалась и, определив, откуда точно идет звук, открыла верхний ящик. Правда, для этого ей пришлось усесться в хозяйское кресло.

Перед собой она увидела странный аппарат без диска с цифрами, с помощью которого, как она знала, можно было набрать номер вызываемого абонента. Этот же телефон, судя по его конструкции, соединял только с кем-то одним. Волшебница предположила, что, вероятно, Кирилл Афанасьевич сделал выделенную линию домой, а значит, наверняка звонит его жена, которую человек несколько раз упоминал в разговоре. Наверное, она не очень обрадуется, услышав, вместо мужа, незнакомый женский голос. Но единорог решила, что, по крайней мере, сможет успокоить супругу маршала, скажет ей, что тот просто отошел и перезвонит, как только вернется.

— Здравствуйте. Слушаю вас, — произнесла Рэрити, телекинезом поднеся трубку к уху. К счастью, габариты устройства почти подходили ей, так что и динамик, и микрофон располагались практически там, где надо. — Говорите.

В ответ на нее обрушились многоэтажные затейливые ругательства. Из приличного волшебница разобрала только то, что ее обвиняли в том, что она долго не поднимала трубку спецсвязи. Терпеть подобное обращение, единорог, естественно, не собиралась.

— Воспитанные люди не разговаривают в подобном ключе! — строго отчитала она неведомого собеседника. — Ни по телефону, ни в очной беседе. Всего хорошего! — после этого гостья маршала положила трубку, удовлетворенно выдохнула и собралась закрыть ящик стола.

Телефон зазвонил снова.

— Слушаю вас, — сняв трубку, как и в прошлый раз, начала она разговор.

Следовало признать, что ругались на другом конце провода виртуозно. Правда, Рэрити, как настоящая леди, всегда считала ругательства признаком плохого воспитания и никогда не терпела, когда при ней некультурно выражались.

— Когда научитесь разговаривать вежливо, тогда звоните! — произнесла она. — С удовольствием вас выслушаю.

— Кто это? — удивленно поинтересовались на той стороне, но единорог, не став ничего отвечать, положила трубку.

Через полминуты аппарат затрезвонил опять. Вздохнув, Рэрити подняла трубку.

— Приветствую вас! — обозначила она начала разговора. — Кто говорит?

— Исполняющий обязанности наркома обороны маршал Ворошилов! (3) — наконец-то представились на той стороне. — Командующего Московским военным округом мне! Срочно!

— Его тут нет, — честно ответила волшебница, мимолетно подивившись количеству маршалов, с которыми ей за сегодня пришлось общаться. Этот был уже вторым.

— А с кем я говорю? — как-то растерянно спросил собеседник.

— Меня зовут Рэрити, — представилась она. — Рада знакомству.

— Да что они там, на коммутаторе белены объелись что ли? — раздосадовано проронил маршал. — Третий раз неправильно соединяют! Бардак! Прошу прощения, гражданка, за беспокойство!

В этот раз он сам завершил разговор. Странный аппарат больше не беспокоил волшебницу, и она, довольная собой, задвинула ящик с ним обратно в стол. Похоже, исполняющий обязанности кого-то там военачальник в итоге смог дозвониться тому, кому хотел.

За время разговора волшебница удобно устроилась в маршальском кресле, поэтому идти обратно на стул не захотела. Придет хозяин, тогда она и пустит его на место.

Еще полчаса она откровенно скучала, ожидая возвращения Кирилла Афанасьевича. Но того, похоже, где-то задержали неотложные дела. Что же, это она понимала. Такой большой военный начальник и должен был быть в ее представлении очень занятым человеком.

В какой-то момент до волшебницы донеслись звуки из прихожей, приглушенные толстой дверью. Кто-то, видимо секретарь маршала, сидевший в приемной, говорил так робко, что его слов было не разобрать. Зато отвечал ему уверенный и громкий голос, похоже, очередного высокого командира.

— Что значит, нельзя? — возмущенно заявил посетитель. — Дозвониться, понимаешь, невозможно! На прием не попасть! Я тебе что, лейтенантик какой-то? Ну-ка, пусти!

Тут же в кабинет ворвался человек. Правда, он сразу же развернулся и захлопнул дверь перед носом секретаря. Так, стоя к ней спиной, военачальник начал снимать шинель и одновременно говорить.

— Бардак, Кирилл Афанасьевич! — заявил он. — Срочно вызвали! Только примчался из Венгрии (4) принять пост наркома обороны, пока Вождь болеет. А тут бардак! До тебя не дозвониться, хотя эти черти на коммутаторе утверждали, что верно соединяли. Но, хуже того. Кто-то штурмует главное здание наркомата обороны! Что вообще тут происходит!?

Пока нежданный посетитель снимал свою верхнюю одежду, Рэрити заметила у него на плечах погоны с теми же знаками различия, что и у Мерецкова. Похоже, день встреч с маршалами продолжался. Хотя, судя по жалобам на связь, это был ее недавний собеседник.

А еще она лихорадочно соображала, что ей делать. Прятаться под стол? Какая глупость! Разве так должна действовать настоящая леди? Если этот человек не в курсе о существовании Эквестрии, то только невозмутимость и естественность могут ей помочь. Только вежливость и обаяние покажут этому нежданному гостю, что она находится здесь легально.

Наконец, посетитель изволил обернуться. Волшебница, восседая в маршальском кресле, мило улыбаясь, осмотрела немолодого уже гостя. Тот тоже, подавившись началом новой фразы, уставился на нее. Его круглое лицо с небольшими усиками вытянулось, показывая крайнюю степень удивления.

— Доброй ночи, товарищ маршал! — поздоровалась единорог. — Проходите, присаживайтесь! — она широким жестом указала на стул, на котором недавно сидела сама. — Чем могу быть полезна?

— А где… — выдавил из себя посетитель.

— Маршал Мерецков временно отлучился по важным государственным делам! — поняв, что хочет узнать гость, ответила Рэрити. — Но он обещал вернуться в ближайшее время. Можете подождать его здесь.

— А ты кто, лошадка? — ошалело поинтересовался военачальник.

— Меня зовут Рэрити, если вы забыли, — напомнила она. — И я не лошадка, а единорог! И если вы, товарищ Ворошилов, — волшебница очень надеялась, что правильно произнесла не самую простую фамилию. — Обещаете не ругаться, как делали это по телефону, то я готова попытаться ответить на имеющиеся у вас вопросы! — говоря это, она открыла граненый сосуд и налила в чистый стаканчик прозрачной жидкости, после чего телекинезом поднесла его к удивленно наблюдавшему за всем этим человеку. — Угощайтесь! Мне все ваши сородичи говорят, что это помогает снять стресс! Я так понимаю, вы первый раз встречаете представителя моего вида? — посетитель машинально взял стаканчик и растерянно кивнул. — Вероятно, находясь в далекой Венгрии, вы не были информированы о последних событиях, — гостья мира людей знать не знала, где находится эта Венгрия, но продолжала импровизировать. — Так что прошу простить, если мое присутствие вызвало у вас шок.

— Шок!? — глядя на нее, повторил Ворошилов. — Мы и не такое видали! Нет, ну какой бардак! — он посмотрел на стаканчик и залпом выпил содержимое, не поморщившись. — Выдернули из Венгрии! Ничего не сказали! В курс дел не ввели! Я тут бегаю, как дурак! Выходит, это с тобой я по телефону говорил?

— Со мной, — кивнула Рэрити.

— Значит, зря я там, на коммутаторе разнос устроил! — усмехнулся он, но потом резко перешел на деловой тон. — Так! Не буду интересоваться, откуда ты тут взялась! Чувствую, на это нет времени! У Мерецкова всегда с охраной туго было. Так что, если ты здесь, то это согласовано… Назови свое звание и функции, которые ты выполняешь у командира округа. И где он сам?

— Я, в силу непреодолимых обстоятельств, просто гощу здесь, наблюдаю за процессом. А Кирилл Афанасьевич вместе с наркомом Меркуловым и товарищем Шверником отправились бороться с антиправительственным заговором! — обрадовала Ворошилова единорог. — А звания в вашей военной системе я не имею. На родине я — Элемент Щедрости, но, если честно, не могу провести аналогии с вашими рангами. Правильнее всего будет сказать, что это чисто гражданское звание… — она в какой-то момент хотела приравнять себя к какому-нибудь высокому рангу, например, полковнику. Но потом решила, что ее собеседник отнесется с куда большим подозрением к офицеру непонятной армии, которая еще и заседает в штабе гарнизона. Поэтому волшебница с чистой совестью призналась в отсутствии звания.

— Наблюдатель, значит. Занятно… И еще заговор… — усевшись на стул, маршал уже сам налил себе еще стаканчик и выпил его тем же способом, что и первый. — Рассказывай, что знаешь о мятеже.

Через десять минут в кабинет, запыхавшись, вбежал маршал Мерецков. Там он застал удивительную картину. В его кресле сидела единорог, которая совершенно спокойно рассказывала маршалу Ворошилову о подробностях произошедших событий. А тот, что характерно, так же спокойно и сосредоточенно ее слушал.

Кирилл Афанасьевич точно знал, что Климент Ефремович не был посвящен в тайну существования Эквестрии, поэтому, узнав о том, что первый маршал прорвался в его кабинет, поспешил туда. К счастью, его вмешательство не потребовалось. Его гостья уладила все сама.


(1) — Существует легенда, что королева Виктория, прочитав про Алису, распорядилась доставить ей другие произведения Льюиса Кэрролла. И очень удивилась, когда большая их часть оказалась трудами по математике. У Луны вышло наоборот. Читала о детерминантах, а наткнулась на сказочку.

(2) — Говори, ублюдок! Где народный комиссар Меркулов? Говори! — Я не знаю! Я спал! — немецкий, искаженно воспринятый на слух Старлайт.

(3) — Ворошилов был главой военного ведомства дольше, чем кто-либо, занимавший этот пост в советское время — с 1925-го по 1940-й годы. (Название ведомства менялось). В РеИ с 1941-го по 1946-й годы наркомом обороны был Сталин. Поскольку в произведении Вождь не может исполнять свои функции, должен был быть назначен И.О. наркома обороны. Ворошилов, занимавший ранее эту должность пятнадцать лет, выглядит неплохим кандидатом.

(4) — В РеИ Ворошилов был председателем Союзной контрольной комиссии в Венгрии в 1945 — 1947 годах. Поэтому говорит, что примчался из Венгрии.