Автор рисунка: MurDareik
Перекресток Смерти

Шахты Скории

— Ладушки, слушайте все, — огласил Боун Мэрроу, стоя на крыльце, ведущем в ратушу. — Мы все должны работать сообща и постараться не напугать кого-нибудь всей этой… вашей костлявостью.

Почесав щеку, Боун Мэрроу все размышлял, как он будет объяснять это родителям. Он просто мог сказать, что это абсолютно нормально, так как у него такая кьютимарка, но в то же время Боун Мэрроу знал, что ни у кого нет такого таланта, схожего с его. Или, возможно, это был просто очень редкий род занятия; кьютимарку ведь не выбирают?

Глубоко вздохнув, Боун оглядел окружающую его молчаливую скелетную публику. Если он мог возвращать любое существо из мертвого состояния в костлявое… означало ли это, что им больше никогда не придется есть? Боун очень надеялся, что нет. Он бы просто не смог найти столько сэндвичей для такой толпы! Если, конечно, это вообще нравилось скелетам. Или может им нравится нечто экзотическое, например салями?

— Ну, — задумчиво моргнул Боун, — наверное, мне следует подыскать вам какую-нибудь одежду? Я не думаю, что скелеты могут мерзнуть и все такое, но выглядело бы очень здоровски, если бы на вас были надеты всякие накидки с капюшонами и прочее.

Представляя на секунду выражение знакомых ему лиц, когда они увидят мрачную армию, идущих на них, скелетов в капюшонах, Боун призадумался.

— Хотя ладно, забудьте. Давайте лучше выясним, как заставить вас обыскивать окрестности, хорошо? — вслух озвучил свои планы Боун. Спустившись по ступеням и встав перед толпой, Боун Мэрроу попытался вытянуться в полный рост, дабы скелеты грифонов и Алмазных Псов позади всех смогли увидеть его.

— Слушайте сюда! — крикнул Боун своим пронзительным жеребячьим голоском. — Мои родители в шахтах Скории, города, в котором вы все сейчас находитесь. — Неуклюже указав свои передним копытом в главном направлении, ведущем к шахтам, скелеты последовали за ним. — Мне понадобится ваша помощь в высвобождением всех пони из шахт и в избавлении города от всех бандитов и плохих существ, удерживающих моих родителей и друзей, и сделать с ними то же, что и они с нами!

Чуть не упав на спину, Боун Мэрроу поспешил встать на четвереньки. Небольшое облако пыли поднялось от его приземления, привлекшее внимание весь город. Скрипучий и разрушенный, и ни одной живой души, кроме самого Боуна Мэрроу.

— Вы поможете мне? — громко спросил толпу скелетов Боун, и их внимание еще раз переключилось на него. Жеребенок смотрел на ряды скелетов, молча смотревших на него. Скривив губы в раздражении, Боун начал усердно думать над тем, как можно убедить этих костлявых наконец внять его словам.

Когда ворон воскрес, он держал часы своего отца магией, и он также использовал их, чтобы породить всех этих скелетов. Неужели это его магия, или все это сотворили карманные часы?

Закрыв глаза и, концентрируясь, прикусив губу, рог Боуна Мэрроу начал светиться ярко-голубым. Стараясь почувствовать, где были скелеты, Боун чувством наткнулся на многочисленные тела на своем пути. Открыв глаза, чтобы посмотреть в чем дело, он заметил, как несколько скелетов светятся от его магии, их глаза зажглись синим цветом. Рассмотрев их внимательно, он приметил, что они, кажется, стали более живыми, чем прежде. Грифон разминал свои когти и крылья, двое пони смотрели друг на другу, как показалось, с явным удивлением, их рты клацали и стучали при каждом захлопывании челюстей.

Усиливая свою магию, Боун Мэрроу закрыл глаза и сосредоточился, выискивая тела, преграждающие путь его магии. Все больше и больше скелетов, как в расширяющемся круге, приходили к жизни и создавали суматоху, сталкиваясь с другими и тупо озираясь по сторонам. Боун Мэрроу с резким выдохом открыл глаза на всю костлявую толпу, ставшей полностью живой. Первых счастливчиков, которых он одарил своей магией, кажется, впервые заметили его и начали осторожно к нему приближаться.

— Воу! А ну-ка назад, — быстро призвал к ним Боун Мэрроу, делая шаг назад. Скелеты сделали то же самое, держа дистанцию и бросая на него косые взгляды. — Просто помогите мне выяснить, что произошло, ладно?

Скелеты, видимо, были в смятении, как посудил сам жеребенок. Некоторые ошивались около запятнанной кровью грязной кучи снаряжения, усыпанной пеплом. К его удивлению, скелеты начали снаряжать самих себя.

— Так это значит, что вы поможете мне? — задал полный надежды вопрос Боун Мэрроу. — Если да, получается мы все еще можем спасти моих родителей!

Скелеты встали, как вкопанные, чтобы посмотреть на улыбающегося им белого жеребенка с большими голубыми глазами. Переглянувшись между собой, скелеты продолжили снаряжаться не только оружием, но и своей старой поврежденной броней, в которой они и умерли. Когда подготовка закончилась и все скелеты были вновь в строю, Боун Мэрроу стоял перед небольшим костлявым гарнизоном, вооруженным до мозга костей жезлами, мечами и луками.

Довольно странно, что Боун Мэрроу до сих пор не заметил того, что его ворон куда-то запропастился во время его нового учебного опыта. Его голова скучала по пернатому компаньону, вынуждая Боуна заволноваться. — Прошу меня извинить! Я должен отыскать своего ворона, — объяснил он, разворачиваясь ко входу в ратушу.

Встреченный все тем же запыленным интерьером, Боун заметил одинокий солнечный луч, вырвавшийся из потолка и драматично опустившийся на кучу костей. — О, нет! — запаниковал Боун, подбегая на своих крохотных копытцах к останкам своего пернатого друга. — Давай вставай, мы же неплохо ладили!

Загребая кости своими копытами, Боун осознал, что может обратить все вспять. Может он распался, потому что он не подпитывал его магией? Вполне возможно, но сейчас нужно было проверить теорию на практике. Закрыв глаза и сфокусировав магию перед собой, Боун Мэрроу ощутил небольшую судорогу маленького тельца на его копытах. Открыв глаза, он был награжден пристальным взглядом своего друга.

— Прости за это! — извинился Боун с взволнованной улыбкой. — Вот, подкрепись, — добавил Боун, посылая птице еще одну магическую волну. Теперь глаза птицы горели голубым, и вся она стала более живой, чем раньше. Прыгая по его телу, птица решила отдохнуть и пригнездиться на его голове, конкретно в гриве.

— Знаешь что? — заявил Боун. — Я знаю, какое имя тебе дать.

Шея птицы с любопытством вытянулась посмотреть на Боуна.

— Отныне, ты — Зубоклюй, — с явным энтузиазмом и широкой улыбкой продекларировал Боун.

Как и полагается к своему имени, Зубоклюй клюнул Боуна в зуб, вынудив его удивленно закричать и прикрыть рот. — Эй, не делай так больше!

Позже в тот же день, с солнцем в зените, Боун стоял подле своей новой дружной армией скелетов общей численностью в шестьдесят голов. Боун, чувствуя себя в полной безопасности среди скелетов, смог отважиться пойти дальше ратуши к еще большему числу новых гор мертвецов, которых он вскоре тоже наградил новой жизнью в качестве скелетов. К его облегчению, старые скелеты, казалось, общались и стукались друг c другом так, что новенькие точно было в курсе происходящего.

Боун Мэрроу, наверное, прождал целую вечность, перед тем как получить свою кьютимарку, и теперь был награжден сполна самой лучшей из них! Вороний череп не означал ничего плохого, как раз-таки напротив, это означало, что его особый талант — давать пони второй шанс в жизни. Ис-туп-ление или как-то так. Он был уверен, что слышал раньше это слово, и что оно звучало, как довольно важное.

Звук скелетов позади звучал совершенно не как марш королевской стражи, а больше как еле идущая беспорядочная массовка, время от время напоминающая ему о городе, когда он счастливо забывался. Пони носились туда-сюда, шли туда, где они были нужны, за исключением всех этих скелетов, следующих за ним, пять в колонне и шесть в шеренге.

Это не было каким-то там метанием огненных шаров, или владением мечом, ведь Боуну сейчас ничего из этого не было нужно. У него может быть столько друзей, сколько он пожелает заиметь, но до тех пор, пока они добрые. Он было подумал воскресить свою старую кошку, но сразу же решил, что это не очень-то хорошая идея.

Маршируя к шахтам, Боун Мэрроу столкнулся с жутким зрелищем. Алмазный Пес часовой был грубо разорван пополам, пятна запекшейся крови устилали пыльную землю, пока туловище до сих пор сжимало копье мертвой хваткой. Боун, шокированный такой сценой, сделал шаг назад, чтобы перевести дыхание.

— Да уж, понимай теперь это как хочешь… — сказал Боун сам себе. — С одной стороны, одним Алмазным Псом меньше. А вот с другой стороны, его ведь что-то убило, правильно?

Перекидывая взгляд то на скелетов, то на труп, Боун собрался с духом и пожал плечами. — Ну, я полагаю, один труп еще никому не навредил, верно?

Постояв пару минут у входа в шахты, Боун Мэрроу ничего, кроме упорного звука ходьбы его скелетов в гулкой пещере, не услышал. Кирки усеивали землю, как будто их выронили в спешке, на поддерживающих деревянных балках сверху можно было заметить тонкие рубцы. Туннели были достаточно широкими, чтобы вместить три пони поперек, и скелеты поспешили перестроить свою формацию. Создавалось ощущение, как будто они к чему-то готовятся, и Боун тоже это чувствовал, вынуждая их каждый раз останавливаться, заслышав неожиданный шорох.

Крысы, капающая сверху вода, странные звуки впереди — все это играло на нервах Боуна Мэрроу. Ему было запрещено находиться в шахтах, поэтому он начал беспокоиться, что может вскоре заблудиться в ней.

— Я уверен, что некоторые пони знают, как отсюда выбраться, так ведь? — неубедительно утешал себя Боун. — Они же не будут бродить здесь целый день, ради того, чтобы просто заблудиться. Это было бы бессмысленно.

Когда-то эти темные коридоры освещались факелами и лампами, теперь же большинство этих незамысловатых устройств были либо сломаны, либо валялись на земле. Голубое сияние, исходящие от скелетов, значительно упрощало Боуну обзор, без этого была бы непроглядная тьма. Жеребенок про себя думал, была ли идея громко звать своих родителей или друзей, чтобы они его нашли, хорошей, ведь с другой стороны они могут попасть из-за этого в неприятности. Он и вправду не имел ни малейшего понятия, что случилось с Алмазными Псами и с остальными пони.

Извилистые туннели и неприятно пахнущая земля были всем, что Боун Мэрроу мог почувствовать здесь, казалось, уже часами бродя по шахтам Скории. Он уже начал терять надежду, что все пропали в шахтах, или, возможно, он просто не знал, что Алмазные Псы забрали его родителей копать в другой точке далеко отсюда.

Входя в большую круглую комнату с деревянным краном в центре, Боун решил сделать перерыв. — Сколько уже ходим, а никого еще не встретили. Либо мы ходим кругами, либо здесь никого нет, — насупился Боун.

Заглянув в яму, Боуну показалось, что он заметил что-то блестящее. Прищурившись и присмотревшись поближе, он осознал, что это было своего рода ожерелье, которое отсвечивалось голубым сиянием, исходящем от скелетов позади него. Потянувшись своей магией, Боун Мэрроу пролевитировал ожерелье к своим протянутым копытам. В центре цепочки было маленькое серебряное сердечко с такой же маленькой кнопкой сбоку. Когда он открыл сердце, внутри было выгравировано имя.

Сильвер Лайнинг

Боун Мэрроу, которому имя ничего не сказало, осторожно спрыгнул в яму на поиски других улик. Его посадка была смягчена влажным хрустом зарытых там черепов. Немедленно отшатнувшись назад и споткнувшись об очередное тело, Боун Мэрроу вскоре оказался лицом к лицу со знакомой ему пони. Мэром Города.

— А-а-а! — завизжал Боун Мэрроу, в темпе нащупывая выход от окровавленных трупов. С его страхом росло и голубое сияние, его рог инстинктивно среагировал, подсвечивая тела вокруг. Пекарь, почтальон, городской слесарь, список тянулся все дальше. Он оказался в самой большой могиле, в которой он знал каждого пони, и все, что ему сейчас хотелось больше всего, так это поскорее вылезти из нее.

— Вытащите меня! — завопил Боун Мэрроу, и не успели эти слова слететь с его губ, как костяной грифон достал его когтистой лапой и расположил у края. Одна его часть желала зажмурить глаза, чтобы всего этого не видеть, а другая отчаянно искать или своих родителей, или подтверждения, что их не было в той яме. Глаза метались из угла в угол и, в конце концов, остановились на знакомом лице.

Если быть точнее, то на знакомых лицах. Его отца и матери. Боун Мэрроу в шоке застыл, его тело пробил озноб. Его глаза наполнялись слезами, пока разум пытался составить полную картину увиденного. Они стали больше не нужны бандитам? Сделали ли они это за какую-то их провинность, или им просто стало скучно?

Его глаза расширились, когда Боун Мэрроу пришел к иному умозаключению. Возможно, их убили за то, что он сказал, чтобы Алмазные Псы ушли? Их определенно здесь больше не было, и ничто их не держало здесь, чтобы вернуться.

Командир, я, кажется, вижу что-то впереди! — раздался голос, эхом отразившийся по туннелям и дошедший прямо к Боуну Мэрроу. Спасибо, Селестия, подумал Боун Мэрроу, наверное это королевская стража! Он будет готов все им объяснить, а они в свою очередь исправят ситуацию в нужное русло. Они были стражниками как никак, лучшими из лучших Принцессы Селестии!

Звук лязгания пластинчатых доспехов приближался вместе с порывом Боуна Мэрроу встретить их. В этот момент его ум ничего не волновало. Если он поговорит со стражей, то сможет вернуть своих родителей назад. Не как скелетов, а как по-настоящему живых. Плоть и кровь! Они вылечили его ранку, когда он поцарапал колено своей магией, он видел раны от тренировок и похуже, так почему бы им не суметь вылечить эту? Все это казалось очень простым для жеребенка, и он с нетерпением ждал встречи с командиром.

— Селестия милосердная! — прошипел стражник, обнажая свой меч. — Скелеты!

Резко затормозив, глаза Боуна Мэрроу полезли на лоб. Он совершенно забыл о скелетах, и как на них отреагирует стража. — Стойте! — воскликнул жеребенок. — Они хорошие!

Стража посмотрела сначала на Боуна Мэрроу, затем на упрямо идущую на них стену смерти, вооруженную жезлами, мечами и луками.

— Отступаем! Некромант!

— Некромант! — раздались еще крики, идущие от самого первого стражника и до самого хвоста, которого Боун Мэрроу уже не мог разглядеть вдалеке. — Окружить его!

— Сияющая Корона защитит нас от зла! — громко и дружно повторили стражники, звук обнажения мечей и колдования заклинаний притуплял чувства Боуна Мэрроу. Все пошло наперекосяк! Они же стража, а значит должны помогать, мог ли он объяснить им это?

— Подождите! Не делайте им больно! — выкрикнул Боун Мэрроу, когда его скелеты проносились мимо. Разумеется Боун Мэрроу почувствовал исходящую угрозу, и без ведома жеребенка скелеты под его командованием стремились искоренить все, что вызвало это чувство.

Боун Мэрроу попятился подальше от стены стражников и скелетов, напирающих друг на друга, и вскоре понял, что находится рядом с огромной братской могилой его близких, пока скелеты с голубым огнем в глазах боролись с сияющим золотом королевской стражи. Не достаточно места для маневра, недостаточно пространства для тактики. Это была самая настоящая резня, и к его страху, до него долетело больше чем пара криков боли и стенаний стражников, убитых или раненных в первые секунды боя.

— Прекратите драться! — крикнул Боун Мэрроу. Лишь его скелеты подчинились приказу, и их одного за другим в скором времени срезали и разбросали по полу, как только они рассыпались на части. Окруженный со всех сторон, Боун Мэрроу был загнан в угол у одного из краев братской могилы.

— Гадкий Некромант! — заявил командир стражи. — Даже несмотря на свой юный возраст, это должно быть ты убил весь народ города. Вся темная магия запрещена Сияющей Короной!

— Но я никого не убивал! — запротестовал Боун Мэрроу, направившись к командиру со слезами на глазах от всего этого кавардака. — Я не делал этого!

— Не лги нам, Некромант! Сейчас ты умрешь! — покричал командир. — Слава Сияющей Короне!

Боун Мэрроу видел, как вокруг него вздымаются клинки, к которым он когда-то относился с благоговением, теперь же они вводили его в крайний ужас. Секунду назад он видел клинки, проходящие сквозь кости, как нож по маслу, и уже потерял всякую надежду пережить этот момент.

Время, казалось, остановилось, когда клинки рванулись вниз, меч командира прошелся точно по центру его лица. Стражники по бокам метили в ребра, а полэкс рухнул ему на позвоночник.

— Идиоты! — раздался голос сразу после удара. Копья боли пронзили маленькое тело Боуна Мэрроу, когда он почувствовал, что оно распадается на части. Его глаза были разрублены золотым клинком командира, прошедшее ровно по центру его головы, ребра раздробились на мелкие кусочки от удара стоящего рядом стражника. Он почувствовал, как позвоночник разделился пополам, когда его тело рухнуло на пол, кровь хлынула из его живота, как только лезвие топора прорвалось с другой стороны.

— Не убивайте некроманта! — прокричал голос, когда размытый силуэт вышел из-за угла. Зрение Боуна Мэрроу стало ярко-голубым, и он уже не мог никого различить.

— Уходите! — зашипел голос, отпихивая ближайшего стражника. — Уходите, уходите, уходите!

Все заволокло голубым, и Боун Мэрроу был мертв.

Но затем, к его удивлению, он больше не был мертв. Оружие, которыми его убили, лежали рядом с ним, а сам он был весь покрыт кровью. Ощупывая свое лицо, Боун Мэрроу обнаружил, что оно было целее некуда. Его бока были тоже в порядке, и органы были там, где они и должны быть. Оглянувшись, жеребенок заметил, что все стражники исчезли. Кости его бывших друзей пропали. Его внимание переключилось на дно ямы, но и там он приметил, что ничего, кроме пепла, не осталось. Боун Мэрроу был серьезно озадачен, даже когда его неспокойный ум побеспокоил знакомый голос.

— Некромант.

Трясущийся жеребенок быстро обернулся, чтобы встретиться лицом к лицу с самым золотым королевским стражем, которого он когда-либо видел.

— Не подходите ко мне! — прокричал Боун, пятясь по кромке некогда заполненной могилы.

— Успокойся! — громко скомандовал стражник, и Боун Мэрроу обнаружил, что его ноги больше не принадлежат ему. — Я не причиню тебе вреда, Некромант. Только выслушай меня.

Боун попытался что-то было сказать, но все попытки сводились лишь к бессмысленной тарабарщине и мычанию. В этот момент он был еще больше сбит с толку.

— Королевская Стража здесь под моим командованием. Я не вел никаких расследований в шахтах и не предполагал, что найду такого пони, как ты, в этим городе. Жалобы на дым оторвали наше внимание от столицы, только чтобы обнаружить, что все находится в руинах. Это твоих копыт дело? Говори честно.

— Нет! — выпалил Боун. — Это все Алмазные Псы!

Жеребец проворчал, — Оставь мертвых на своих местах, Некромант, и следуй за мной.

— Ваши стражники снова меня убьют! Подождите-ка, почему я вообще жив? Я ведь чувствовал меч в своем лице! — запротестовал Боун, одновременно все мигом осознав. — Я не должен быть жив! Я же умер!

— Ты некромант, паренек. Ты не можешь умереть. — Последовал зловещий ответ стражника.

— А откуда вы это знаете? У кого-то еще есть такой талант, как у меня? — вслух поинтересовался Боун.

— Я — Рыцарь Селестии, крестоносец всего сущего в этом мире. Мой долг — знать все о нечисти, с которой мне предстоит бороться за защиту Эквестрии, ваше существование обыденно среди них, — ответил крестоносец.

— Как вас зовут? — спросил Боун.

— Деус Вульт.

Продолжение следует...

...