Автор рисунка: Noben

Идеальная

by Pegasus Rescue Brigade
translated by Arsus

Посол грифонов ударил кулаком по столу, издав при этом одобрительный крик.

– Ей-богу, я думаю – это может сработать, – произнес он. – Если мы разделим новые земли по этому варианту, то Эквестрия и Грифония смогут вместе извлечь выгоду!

– Забавно видеть как все складывается, когда мы работаем вместе, не так ли? – спросила Селестия.

Грифон расхохотался.

– О да, Ваше Высочество, ваши навыки переговоров позволяют обеим сторонам остаться довольными. Я не могу понять, как вам это удается.

Селестия заставила себя улыбнуться.

– Я тоже, посол, я тоже.

Посол, напевая про себя, направился к балкону замка. Он расправил крылья и, мощно взмахнув ими, взмыл в воздух.

– Еще увидимся, Селестия! – прокричал он. – Надеюсь, все наши встречи будут такими же дружественными как эта.

– Я уверена, что так и будет, – пробормотала она вслед исчезающему в небе послу.

Когда минуло несколько секунд, и Селестия была уверена, что грифон уже достаточно далеко, она развернулась и поспешила в замок. Фальшивая улыбка таяла на ее хмуром лице.

Оказавшись в коридоре, Селестия едва не столкнулась с принцессой Луной, но ее сестра вовремя отступила, тем самым избежав конфуза.

– Луна? – спросила Селестия. – Сейчас еще только полдень. Чем ты занимаешься в такое время?

Луна прищурилась.

– Мы страстно желаем этой удивительной современной сладости, известной как «шоколад», – призналась она. – И мы направлялись на кухню, чтобы заполучить его.

Луна присмотрелась к сестре более внимательно и поморщилась.

– Ты выглядишь огорченной. Можем ли мы предположить, что переговоры с послом грифонов прошли не так как планировалось?

– О, нет. Все закончилось благополучно, – равнодушно произнесла Селестия. – На самом деле, все прошло просто идеально.

Луна приподняла голову.

– Тогда что же тебя беспокоит?

Селестия вздохнула.

– Эта та тайная проблема, которую я обсуждала с тобой раньше, – произнесла она угрюмо.

Ее сестра закатила глаза.

– Ох, пожалуйста, не говори нам, что речь идет о твоей убежденности в собственной идеальности.

– Но это так, – настаивала Селестия. – Не важно в насколько трудные ситуации я попадаю, все всегда заканчивается абсолютно идеально.

Луна усмехнулась.

– Давай не будем об этом снова, – простонала она. – Нам все еще трудно поверить, что твоя так называемая «проблема» реально существует.

– Тогда как ты объяснишь, что переговоры о новых территориях завершились приемлемым результатом для обеих сторон, – парировала Селестия.

Луна приподняла бровь.

– Мы можем предположить, что это случилось потому, что и ты, и посол грифонов, оба достаточно цивилизованы и способны решить проблему с помощью компромисса, – с сарказмом ответила она.

Селестия нахмурилась.

– Твои аргументы не серьезны и бессмысленны, – продолжила Луна. – Нам сложно поверить, что ты абсолютно не способна ошибаться, даже если ты сама в это веришь. И почему ты так отрицательно к этому относишься?

– Ты не знаешь, каково это, – возразила Селестия. – Если у меня важная встреча, то она всегда заканчивается самым наилучшим образом. Если я общаюсь с кантерлотскими пони, то я всегда знаю, что мне нужно сказать. Если я пишу новый декрет, то все пони в Эквестрии принимают его буквально с распростертыми объятиями.

– Мы по-прежнему в упор не видим проблемы, – отрезала Луна.

– И это еще не все, – снова продолжила Селестия. – Я абсолютно идеальна вплоть до мельчайших деталей. Я могу пройти сквозь страшную бурю, даже не растрепав гривы. Я могу прогуливаться по самым опасным и острым скалам, и я не споткнусь. Мне никогда не нужно прилагать даже чуточку усилий, потому что буквально все закончится благополучно, независимо от того пытаюсь я или нет. Это просто скучно.

Луна по-прежнему не выглядела впечатленной.

– Нам кажется – это большая удача, что тебе не пришла в голову мысль поделиться своей теорией с кем-нибудь еще, — сказала она. – Но если тебя это так расстраивает, то почему бы тебе просто не попытаться что-нибудь сделать плохо. Не может же все идти как надо, если ты осознано пытаешься этому помешать.

Лицо Селестии просияло.

– Великолепная идея, – призналась она. – Увидимся позже, Луна. Я должна начать планировать мой самый худший день прямо сейчас.

Селестия почти сломя голову пронеслась по коридору. На это Луна только пренебрежительно покачала головой, прежде чем продолжить решение своей шоколадной проблемы.


Принцесса Селестия открыла глаза. Она перевернулась в кровати и взглянула на часы. Сейчас было ровно шесть часов утра, она просыпалась в это время каждый день, последние несколько тысяч лет. Принцесса не обратила на это внимание. Однако она привыкла вставать вовремя. Это то, что делают идеальные пони.

Но она больше не собиралась быть идеальной. И ей было, что сказать по этому поводу. Она схватила свиток со столика рядом с кроватью. Это был составленный ею прошлым вечером список вещей, которые она могла сделать плохо.

В тот же момент, хотя еще было слишком темно, что бы что-нибудь разглядеть, Селестия выглянула в окно и увидела Луну, опускавшуюся за горизонт, сигнал, что сестра собиралась отправиться в постель. Вспышкой магии принцесса подняла солнце на положенное ему место, и солнечный свет залил все вокруг, дав возможность прочитать первый пункт ее списка.

Пункт первый: Не поднимать солнце.

Селестия поглазела на листок несколько секунд и затем решила, что будет лучше, если она просто перейдет к следующему пункту.

Пункт второй: Нарушить процедуру приготовления завтрака.

– Хорошо, это будет легко, – пробормотала Селестия. – Все что мне нужно сделать – это поджарить пару тостов. Любой пони справится с подобным.

Принцесса не могла избавиться от ощущения, что испортить завтрак будет сложнее, чем она ожидала. Но она была по-прежнему уверенна в себе и отправилась на кухню.

– Доброе утро, Принцесса, – произнес Парсли, дворцовый шеф-повар. Земной пони низко поклонился сразу же, как только Селестия появилась в дверях. – Чем я могу порадовать вкус Вашего Величества этим великолепным утром.

– Вообще-то, Парсли, сегодня я сама себе буду готовить завтрак, – сказала Селестия.

Парсли, понимающе кивнул.

– Конечно, Принцесса, – сказал он уважительно. – Вам ведь не нужна помощь, не так ли? Просто, должен заметить, навыки обращения с плитой у вашей сестры … недостаточно высоки, но я не могу вообразить, что у вас такая же ситуация.

– Ох, все будет просто прекрасно, – произнесла Селестия улыбаясь.

Парсли снова поклонился.

– Очень хорошо. Я уверен, что все будет отлично, но вы в любой момент можете позвать меня, если вы захотите, чтобы я что-нибудь приготовил для вас, Ваше Величество.

– Я так и сделаю.

Парсли кивнул и покинул помещение.

Как только шеф-повар исчез, Селестия принялась за работу. Она закинула несколько кусков хлеба в тостер, перемешала овсянку и с помощью магии нарезала ломтиками помидоры, которые затем положила на сковороду.

«Ну вот, – триумфально подумала Селестия, – все, что мне нужно делать – это ждать, и завтрак очень скоро сгорит».


Тем временем дворцовый садовник шел по своим утренним делам, не зная о вторжении Принцессы на кухню. Сегодня он должен был подравнять скульптуры в изгороди, чтобы они снова стали похожи на пони. Весело напевая, он обрезал листья с крыла скульптуры пегаса. Он повернулся к следующей изгороди и, нахмурившись, осмотрел ее.

– Нет, так дело не пойдет, – объявил он пустому саду. – Только взгляните на эти спутавшиеся внизу ветви.

Щелкнув ножницами, садовник начал обрезать лишние ветки. Одна темная ветка поддалась так легко, словно она не была деревянной, издав при этом скрипящий звук.

Садовник присмотрелся повнимательнее и внезапно понял, что это была не ветка, а кабель, который запутался в нижней части куста.

– Блин, я надеюсь это не было чем-то важным, – пробормотал он. Быстро оглядевшись вокруг, он поспешно направился в другую часть сада, насвистывая так беспечно как это только было возможно.


Задним числом Принцесса Селестия решила, что она не должна была удивляться, когда на кухне внезапно погас свет. Еще меньше она удивилась, когда поняла, что плита и тостер отключились в тот момент, когда тосты как раз подрумянились, овсянка приготовилась, а нарезанные томаты приятно шипели.

Парсли ворвался на кухню.

– Ваше Величество, похоже, целое крыло замка было обесточено, – произнес он, словно Селестия еще сама не поняла этого.

Он быстро окинул взглядом кухню.

– Хорошо хоть ваш завтрак успел приготовиться до того как отключилось электричество, – продолжил он. – Надеюсь, это было легко?

– Легко – это не то слово, – произнесла Селестия, стараясь скрыть раздражение в голосе.

Парсли быстро приготовил и подал принцессе завтрак и, поклонившись еще раз, удалился.

Селестия вздохнула, вычеркнула второй пункт из списка и в угрюмом настроении проглотила свой идеальный завтрак.


Пункт 3: Сорвать Парад Дня Гармонии.

Селестия направилась к балкону и окинула сверху взглядом улицы Кантерлота. Они выглядели даже более праздничными и оживленными чем обычно, когда горожане готовились к Параду, к празднованию годовщины дня, когда Принцессы одолели Дискорда и принесли мир в Эквестрию на тысячу лет.

Сколько Селестия себя помнила, Парад Дня Гармонии был самым хорошо организованным мероприятием; месяцы тщательного планирования каждого действия, так, чтобы каждый год он мог впечатлить Эквестрию удивительным представлением из звука и цвета.

И конечно это значило, что в нем было великое множество деталей, которые могли пойти не так.

Принцесса, стоя наблюдая за ее подданными, искала самые простые пути для диверсии. Заметив несколько уязвимых точек, она хитро улыбнулась. Она шагнула вперед, чтобы подать сигнал к началу праздника. Сотни пони приветствовали ее появление. Она послала яркий луч света в небо, и тот вспыхнул красочным фейерверком, и парад начался.

Играла музыка, пони распевали песни, а разноцветные платформы медленно двигались по улицам Кантерлота, но Селестия не сводила глаз с неба, словно ожидала чего-то еще.

И скоро они появились: пять маленьких фигурок, оставляющих за собой след из дыма, они летели над толпой, идеально держа строй. Некоторые из зрителей приветствовали появление Вандерболтов.

Селестия, осторожно используя свою магию, направила в небо поток ветра и затаила дыхание, когда он нарушил построение пегасов. На мгновение могло показаться, что воздушное выступление было безнадежно сорвано.

Но как только Вандерболты справились с ураганом и восстановили построение, оставленные ими дымные следы начали складываться в знакомый образ. Толпа почти сразу же приняла этот форс-мажор за выдающееся мастерство, но Селестия знала, что они нарисовали Кантерлотскую печать, когда кувыркались в небе, лишь по чистой случайности – это просто удачное стечение обстоятельств.

Наконец Вандерболты восстановили строй. И, услышав восторженные крики зрителей, оглянулись, чтобы посмотреть на неожиданный результат своего конфуза, пожали плечами и продолжили шоу.

Принцесса Селестия стиснула зубы, но она не собиралась останавливаться из-за странных совпадений, она сосредоточилась на следующей цели: приближающемся оркестре.

Это должно было быть просто. Оркестр достигнет площади перед дворцом, где они остановятся и исполнят Национальный Гимн Эквестрии. Ну или, по крайней мере, это то, что они собирались сделать.

Рог Селестии снова вспыхнул, и она сотворила сложное, изящное заклинание, которое перепутало все ноты на страницах у каждого участника группы. Но пони были так заняты, маршируя в квадратном строю, что даже не заметили этого тонкого волшебства.

Наконец оркестр прекратил свой слаженный марш и приготовил инструменты. Селестия улыбнулась и заткнула уши, ожидая грядущую какофонию.

Но вместо этого раздался веселый мотив. Это точно не было Национальным Гимном Эквестрии, но чем бы это ни было, пони из толпы начали качаться в такт музыки.

Селестия закатила глаза. Ей стоило ожидать того, что ноты превратятся в привлекательную мелодию. И ей придется сильно постараться, если она хочет расстаться со своим совершенством.

Но парад еще не закончился. Селестия сосредоточила все свое внимание на последней цели: одной из платформ участвующей в параде.
До сих пор я была слишком непоследовательной, – поняла Селестия. – Сейчас не время для трюков или иллюзий я должна просто сжечь ее”.

Селестия взмахнула крыльями и воспарила в небо. Когда она убедилась, что она так высоко в небе, что даже самые зоркие пони не смогут ее увидеть, она создала огромный огненный шар и швырнула ее в цветное пятно, которое было парадной платформой.

– Давай поглядим, как теперь все будет замечательно, – маниакально засмеялась она.


Платформа начала замедляться.

– Йо, – воскликнул коричневый пегас, который управлял огромной украшенной машиной. – У нас снова заканчивается энергия. Открыть солнечные панели.

– Открываю солнечные панели, – бодро ответил ярко-желтый земнопони.

Медленно, несколько крупных отражающих панелей были развернуты на крыше платформы. Некоторое время они, как и задумывалось, поглощали солнечный свет. А затем с неба упал ревущий огненный шар, отскочил от блестящей поверхности и безвредно унесся в сторону горизонта. От пылающего шара разлетелось множество искр, и некоторые из них попали на запалы фейерверков и пушек с конфетти.

– Что это было? – спросил пегас, управлявший платформой. Земнопони позади него только пожал плечами.

– Я не знаю, но мне кажется, что фейерверки запустили чуточку раньше.


– Ооооох!

– Ааааах!

Удивленная толпа кричала, в то время как разноцветные фейерверки расцветали огромными взрывами в небе над Кантерлотским дворцом. Каждый пони запомнил этот Парад Дня Гармонии как самый зрелищный из тех, что он когда-либо видел.

Каждый пони, за исключением Принцессы, которая потрясенная, и все еще не веря в происходящее, парила в небесах.


День продолжался, но как ни старалась Селестия, всякий раз все обращалось к лучшему. Она приказала пегасам, впряженным в ее карету, лететь прямо сквозь мощный шторм, но ветер вокруг нее стихал, и молнии били куда угодно, только не в нее. Она пыталась написать Твайлайт Спаркл оскорбительное письмо, но чернила растекались, и письмо наполнялось положительным смыслом. Она даже пыталась нарушить правила поведения за столом во время светского банкета, используя вилку для салата вместо обеденной вилки, но на ужин подали салат, который можно было есть любой вилкой.

Наконец, наступил вечер. Проверив каждый пункт в своем списке, Селестия устало побрела в спальню. Когда она проходила мимо комнаты Луны, Принцесса Ночи высунулась из-за двери.

– Добрый вечер, сестренка, – весело произнесла она. – Ты справилась со своей маленькой проблемой?

– Нет, – невозмутимо ответила Селестия. – Я испробовала все, что мне только могло прийти в голову. Целый день я старалась испортить любое дело, за которое я только бралась. Но… как-то так получалось... что все оборачивалось к лучшему.

Селестия уперлась головой в стену и закрыла глаза.

– Похоже, мне всегда и во всем предстоит быть идеальной, – призналась она.

Луна усмехнулась:

– Не торопись, сестренка. Мы думаем, ты кое-что упустила из виду.

Селестия приоткрыла один глаз.

– Да? И что же это может быть?

– Если мы правильно все поняли, то ты проснулась сегодня утром с твердым намерением сделать что-то неправильно, – продолжила Луна. – Ты пыталась снова и снова, но ничего не вышло. Не значит ли это, что ты не смогла выполнить цель, которую поставила перед собой?

Селестия прищурилась.

– Это… это значит, – призналась она. – Я потерпела неудачу в попытке потерпеть неудачу. И я полагаю, что это само по себе неудача.

Луна в раздумье наморщила лоб.

– Конечно, – продолжила она. – Если неудачу в достижении провала можно считать настоящим провалом, то это значит, что все-таки ты преуспела в достижении провала. Так чем считать успешный провал в попытке достижения провала — успехом или провалом?

Селестия еще раз стукнулась головой о стену – на этот раз чуть сильнее.

– Понимаешь, интересно выходит, – рассеянно продолжала Луна. – Ведь если неудача в попытке достижения провала считается успехом, то, чисто технически, ты преуспела во всем, что сделала. Но тут нужно учесть, что ты все-таки потерпела неудачу в попытке достижения провала, потому что тебе удалось достигнуть успеха даже в провале, который не произошел только потому, что ты просто потерпела неудачу в попытке его достигнуть.

Луна, казалось, была собой горда – но только миг; она вдруг поняла, что задача не так проста.

– Разве что… – продолжила она неуверенно, – неудача в попытке достижения провала, которая постигла тебя в результате успешного провала попытки достижения неудачи, по сути будет провалом, верно ведь? Поэтому в конечном итоге тебе все-таки успешно удалось потерпеть провал, просто потому, что ты потерпела неудачу в достижении провала, которая явилась следствием твоего успешного провала попытки потерпеть неудачу в достижении провала.

Внезапно ее глаза расширились:

– Нет, подожди.

– Луна, – тихо сказала Селестия, – а тебе не нужно поднимать Луну?

– Точно, – проговорила Луна, поспешив вниз по коридору. – Доброго вечера, сестренка! И постарайся не думать слишком много о верном результате, мы полагаем, потребуется немного времени, чтобы определить была ли твоя попытка успешна или нет.

Застонав, Селестия направилась к себе в спальню. Там ее ждало письмо от Твайлайт Спаркл.

Дорогая Принцесса Селестия!

Сегодня я не могу поделиться с вами уроком дружбы, но я чудесно провела время в этот День Гармонии. Празднества в Понивилле были просто великолепны, но я слышала, в Кантерлоте они были еще более восхитительными!

А что насчет вас? Как прошел ваш День Гармонии?

Твайлайт Спаркл.

Селестия вздохнула, взяла перо и свиток и, написав одну строчку, отправила его после подписания.

Дорогая Твайлайт.

Мой день прошел идеально. Абсолютно идеально.

Принцесса Селестия.

Продолжение следует...

Комментарии (26)

0

Странно, что ей не удалось идеально налажать.

Кайт Ши #26
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...