Автор рисунка: BonesWolbach
13. Размышления 15. Твой новый мир

14. Недопонимание

Я лежал, положив голову на передние ноги и прикрыв глаза. Правое крыло с внутренней стороны приятно щекотала кудрявая грива Пинки, что со счастливой улыбкой устроилась под ним, прильнув к моему боку.

Разговор заглох сам собой. Я просто наслаждался уютом в компании розовой поняши, которая своим сочувствием и участием рассеивала весь тот негатив, что висел у меня на душе как тяжёлая гиря.

Теперь, когда я успокоился, мне было даже немного стыдно за свою недавнюю вспышку. Сначала в Кантерлоте разговор с Тией не задался, а потом ещё здесь с самой посадки всё шло не так, вот и не выдержал… Хреново как-то вышло.

И всё же, такого наезда именно от Твайлайт я никак не ожидал. А от Пинки Пай, что осторожно возилась под крылом, устраиваясь поудобнее, я никак не ожидал, что она сама, специально отыщет меня просто чтобы мне не было грустно и одиноко!

— Пинки? — негромко позвал я кобылку.

— Да? — с готовностью отозвалась она, высунув мордочку из-под крыла.

— Слушай… Почему ты меня не боишься? От меня весь город по подвалам забился, а ты сама пошла меня искать! И это после нашей первой встречи, которая прошла, скажем так, не особенно мирно…

— Ты же не та злюка, которая напала на принцессу и пыталась испортить праздник! Ты другая, хорошая — зачем тебя бояться? — как само собой разумеющееся объяснила Пинки.

Я подавился воздухом и закашлялся, вонзив в поняшу дикий взгляд. Откуда?! Как она?.. Меня же…

— Д… Другая? — кое-как выдавил я спустя десяток секунд, когда вновь обрёл способность говорить.

— Ага! — радостно подтвердила розовая кобылка. — Я не знаю, как объяснить… Просто чувствую, что ты изменилась и теперь не хочешь делать всем плохо и портить праздники! Ну, а раз ты теперь не та злобная злюка, значит, тебе нужны друзья! Тем более, если тебе плохо и одиноко!

Я бездумно уставился на воду озера. В голове царила звенящая пустота. Ну, что она ещё про меня знает? И как мне с этим быть?

— Эй, Найт! Ты в порядке? — аккуратно потыкали меня копытцем в плечо.

— Сложно сказать, — медленно отозвался я, всё так же глядя в одну точку. — Ты про всех так много знаешь, интересно?

— Не-а! — радостно, как мне показалось, мотнула головой собеседница, пощекотав меня пышной гривой. — Это всё моё Пинки-чувство! Оно иногда работает, иногда — нет… На тебя вот — сработало!

Дискордова дочь эта Пинки… Ну не может же она в реальности быть такой же, как в мультике! Впрочем, не мне, крылатой и рогатой лошади со способностями к магии, говорить о логике… Примем за аксиому, что Пинки — маг-провидец. Это хотя бы звучит более серьёзно, чем «она как в мультике может»…

— Хи-хи, щекотно! — выдернул меня из размышлений задорный голос Элемента Радости. Я обнаружил, что задумавшись, принялся на автомате поглаживать кобылку крылом. Смутившись, я отдёрнул конечность к себе, уже почти привычно складывая её вдоль тела.

— А мне понравилось! — снова хихикнув, заявила Пинки, поднимаясь на ноги. — Но, пожалуй, мне действительно пора уже: надо вернуться к Твайлайт и остальным, а то они, наверное, волнуются, куда я пропала. Расскажу им, что ты хорошая и вы обязательно помиритесь! — заверила меня розовая поняша. — А потом я устрою супер-мега-улётную вечеринку! — подскочила она на месте. — Ладно, Найт, пока-пока! Скоро увидимся! Приятно было познакомиться! — Пинки, широко улыбнувшись, помахала мне передним копытцем на прощание.

— И мне, — краем губ улыбнулся я в ответ. — До встречи, Пинки. И спасибо ещё раз.

— Всегда пожалуйста! — отозвалась та и вприпрыжку направилась к городу. Отбежав на некоторое расстояние, она обернулась и, помахав мне вновь, продолжила свой путь.

Я, некоторое время последив за удаляющейся фигуркой пони, опять обратил взгляд на озеро. Признаться, мне не очень верилось в её успех: извиняться никто не любит, а сделать меня крайним в этой истории — проще пареной репы. Заодно и извиняться не надо будет…

С другой стороны, единогласно повесить на меня всех собак уже не выйдет — Пинки не даст. А уж в том, что принцесса, случись чего, не проигнорирует её возражения, я почти уверен. Селестия, как мне показалось за время нашего общения, не из тех, кто станет рубить с плеча, она постарается разобраться, что к чему. А крайней, со слов Пинки, получается как раз таки ученица принцессы, по какой-то причине озаботившаяся подготовкой к моему визиту лишь сегодня утром, когда я уже был на полпути в Понивилль, и, закономерно, не успевшая предупредить всех.

Подытоживая: ситуация для меня неприятная, но, благодаря Пинки Пай, вряд ли фатальная. Будем надеяться, что по крайней мере в основе своих выводов я окажусь прав…

Что мне со всем этим делать? Сидеть тут, не провоцировать, не отсвечивать, ждать Тию. Подозреваю, Твайлайт уже отправила ей письмо с красочным изложением произошедшего и та вряд ли оставит это без внимания. Скорее всего, она уже в пути, так что ожидание не затянется. Ну, а я, чтобы не скучать, попрактикуюсь в магии пока. Как там Найтмер на луне кирпичи формовала?

Какое счастье, что строительные заклинания можно уточнить из памяти ещё до предательства Луны — тоже не больно-то приятно туда нырять, но хотя бы не…

Я, не додумывая мысль, усилием воли выкинул её вон. Что хотел — посмотрел, более ничего не требуется, вопрос закрыт.

Шипя и тихо ругаясь, кое-как поднялся с травы — повреждённый бок немедленно напомнил о себе, стоило начать проявлять активность — и, прихрамывая, спустился ниже к озеру, туда, где начинался песчаный пляж. Ну что, попробуем навалить на берегу горку кирпичей, а? Я коротко усмехнулся и зажёг рог.

Да уж. Не скоро я доберусь до уровня Найтмер Мун…

Почему единороги в каноне редко использовали что-то кроме телекинеза и, может, ещё магических фонариков? Потому что проклятые кирпичи оказались сложнее пресловутого телекинеза как бы не на порядок! Да ещё и затратнее в разы!

Передо мной на песке стояла небольшая модель Стоунхенжа из кирпичей — не исполинских каменных блоков, а вполне обычного размера, — а сам я, помимо бока, брови и щеки, теперь мучался ещё и головной болью, мерзейшим образом отдающейся в рог. Я совершенно точно понимал, что делаю что-то неправильно — такой нагрузки быть не должно, — но опыта понять, что именно, у меня не было. Определённо, нужно уделить внимание книгам по магии и разобраться, как будет возможность. Или, в качестве альтернативы, можно детально покопаться в памяти, чтобы подробнее разобраться, как именно нужно сотворять все части заклинания — и через полчаса-час кирпичи перестанут представлять из себя проблему. Вот только я лучше убью месяц на книги и набивание собственных шишек, чем полезу в память Найтмер лишний раз. Порой хочется поискать тут менталиста и стереть её к лешему…

Я переключил внимание на действительность, вновь окинув взглядом результат своего труда. И всё-таки моделька Стоунхенжа из аутентичных серых каменных кирпичей — или, вернее сказать, цельных гранитных параллелепипедов в форме кирпичей — грела душу: пусть это пока ещё кривая и неумелая магия, но это — магия! Моя собственная! Да ещё и, как ни крути, достаточно сложная, чтобы далеко не все смогли повторить!

Я фыркнул. Архимаг, блин, нашёлся. Вот башню каменную себе отгрохаешь, метров на пятьдесят, из того, что под ногами валяется — тогда и будешь нос задирать. А пока — рожей не вышел. Идея-то, кстати, хорошая — дом своими руками… Вернее, копытами теперь уже. Да уж…

Кстати говоря, времени-то сколько уже прошло? Я мельком бросил взгляд на солнце и досадливо поджал губы. Ну да, конечно, чего ещё можно было ожидать от Эквестрии? Термоядерная лампочка неподвижно висела на небосклоне там же, где и несколько часов назад, когда меня только высадила колесница. И да, лучше не думать, как это работает — здоровее будешь…

Прошёлся, разминая затёкшие от длительного стояния в одной позе ноги. Не меньше часа же тут строительством занимался — и что-то до сих пор меня никто не посетил. Странно, но мало ли у принцессы неотложных дел может быть?

Я приложил к гудящей голове прохладный металл накопытника. С магией на сегодня всё, однозначно. Мой взгляд, бездумно скользящий по окрестностям вновь остановился на озере. А, собственно, почему нет? Заняться всё равно больше нечем… Несколько минут ушло на то, чтобы понять, как избавиться от брони и сумок и вскоре я уже неспешно шагал к воде, занимаемый необычными ощущениями от песка под копытами: только сейчас в полной мере обратил внимание на то, что твёрдые копыта оказались ещё и довольно чувствительными. На пару секунд остановившись у кромки воды, я взглянул на своё отражение. Отражение устало уставилось на меня в ответ, щеголяя заметной даже на водной ряби шишкой на левой брови. Врёшь ты всё, я не настолько плохо выгляжу! — плюхнул я копытом по отражению, превращая его в размазавшийся по расходящимся волнам нечёткий силуэт. Вода была вполне приятной температуры, так что, более не задерживаясь, я двинулся дальше, наслаждаясь тем, как она холодит повреждённый бок. Дно, на удивление, оказалось песчаным и пологим, что, по моему опыту, для озёр несколько нехарактерно.

Зайдя в воду по шею я резко остановился. Погоди-ка, я плавать-то умею вообще? Поджал ноги и попытался удержаться на плаву. Ну… В принципе, получалось, но с устойчивостью были серьёзные проблемы — чтобы не заваливаться на бок и не клевать носом приходилось всё время работать ногами, а работать ногами сейчас было довольно неприятно. Активное плаванье проверять я пока не рискну. Вот приду в себя сначала, тогда и буду пробовать…

— А-а, ё!..

Задумавшись, я перестал грести, удерживая себя на плаву, потерял равновесие и таки опрокинулся, от неожиданности хлебнув воды.

Спустя пару минут, откашлявшись и отдышавшись, я подумал было возвращаться на берег, но… Вылезать из воды не хотелось совершенно. В конце концов, решив, что состояние вполне позволяет, я предпочёл остаться и поэкспериментировать ещё немного: задержал дыхание и погрузился под воду. Любопытное открытие поджидало меня почти сразу: огромные понячьи глаза замечательно чувствовали себя под водой, хотя видимость была как и у человеческих — отвратительная. А ещё вода приятно остужала закипевшую от занятий магией голову. Ка-айф…

Вынырнув и сделав вдох я аккуратно, стараясь не взбаламутить песок, погрузился вновь и припал ко дну, пытаясь разглядеть, что на нём, удерживая себя от всплытия осторожной работой крыльями. Так и не обнаружив никаких занятных камешков, собирать которые любил… раньше, я выбрался из воды, с неудовольствием отмечая налипший на мокрую шёрстку ног песок и неожиданно сильно потяжелевшие крылья.

Добравшись до травы, я энергично отряхнулся, разбрасывая вокруг блестящие на солнце брызги и взвыл, когда больная голова напомнила, что трясти ей неполезно, а раненный бок охотно с ней согласился. Кривясь от набора «замечательных» ощущений, я плюхнулся на круп рядом со своими вещами. Ладно, что по результату? Плаванию, полагаю, нужно будет ещё подучиться, но кое-что я всё же умею, да и на воде вполне держусь. До тех пор, пока не отвлекусь, м-да… Самое интересное, конечно, глаза. Громадные гляделки пони явно имеют какую-то защиту от внешнего воздействия, что, в принципе, логично, при их размере и важности. Интересно, у всех так или эта черта присуща только аликорнам?

Обсохнув и, с горем пополам, избавившись от песка на ногах, я принялся влезать в своё снаряжение. Поправив нагрудник, навесив поверх сумки и удостоверившись, что всё сидит ровно и красиво, я поднял взгляд и вздрогнул от неожиданности: передо мной в нескольких шагах мялась лавандовая единорожка.

— Я… Ну… — неуверенно начала она, заметив, что завладела моим вниманием.

А ты-то что здесь забыла, чучело рогатое?! Принесло же, мать её за ногу…

— Свали отсюда, а? — мрачно оборвал я кобылку.

— Н-но… — закусила губу та.

Её попытка что-то возразить, однако, была прервана самым неожиданным образом.

Раздались ритмичные хлопки, резкий порыв ветра бросил мне в лицо пыль и мелкие травинки, а когда я, переждав, открыл глаза, то обнаружил между собой и Твайлайт принцессу Селестию. И выглядела она — вполне ожидаемо, пожалуй — не очень дружелюбно. Мягко говоря.

— НАЙТМЕР МУН!!! — от акустического удара «Кантерлотским гласом» зазвенело в ушах, заныли зубы и адски разболелась и без того не сильно здоровая голова. На автомате отступив на пару шагов я, болезненно шипя, приложил прохладный накопытник ко лбу, пережидая вспышку боли.

— Я тоже рада тебя снова видеть, принцесса, — немного придя в себя, подал я голос, стараясь, чтобы он прозвучал бодро, несмотря на самочувствие: сейчас нужно сбить её с настроя решить проблему радикально, скинув затем моё тело в озеро, и перевести всё в плоскость диалога. — Но прошу тебя — чуть потише, пожалуйста. Надеюсь, хоть ты захочешь действительно разобраться во всём этом бардаке…

— В каком таком бардаке? Объяснись! — сурово потребовала Селестия, сверля меня тяжёлым взглядом. — По какому праву ты…

— Ваше Высочество! — неожиданно прервал разгневанную аликорну голос Твайлайт. Тия недоумённо обернулась на ученицу. Я тоже с прищуром окинул единорожку взглядом. Ну давай, расскажи принцессе, как жестокая злодейка Найтмер пыталась захватить город и какой дорогой ценой её удалось остановить. Вперёд. Ты же не случайно одна пришла, без остальных, правда ведь? Оспорить твои слова здесь сейчас некому…

— Что, Твайлайт? — подбодрила замявшуюся кобылку принцесса. Та почему-то не торопилась меня топить — вся её фигура выражала отчаяние, в глазах стояли слёзы. Хм?

— Принцесса Селестия! — собравшись с духом, обратилась к Тие Твайлайт. — Найтмер не виновата в случившемся! Это… Это всё… моя вина. — Подавленно закончила поникшая единорожка и тихонько шмыгнула носом.

Ого. Вот это сильно сейчас было. Я по-новому взглянул на Твайлайт, чувствуя, как негатив к ней испаряется, уступая место уважению. Далеко не все способны признать свою вину, особенно в том случае, когда не поймали за руку, когда есть шанс всё скрыть — и никто не узнает. Да ещё и перед кем признать! На душе стало неловко за свои недавние мысли.

— Ты? — изумилась принцесса и, кинув на меня быстрый взгляд, развернулась к своей ученице. — Но что произошло, Твайлайт?

— Я… — кобылка душераздирающе вздохнула. — Я вчера засиделась за книгами и увлеклась настолько, что когда меня попытался отвлечь Спайк, то я, кажется, просто отмахнулась — завтра, всё завтра! — ну и… и я… — всхлипнула единорожка. — Я ужасная учени-ица! Я всех подв… подвела! Простите меня, принцесса Селестия, п… пожалуйста, прости-и-ите-е! — не выдержав, горько разрыдалась выглядящая абсолютно несчастной Твай, опустившись на траву.

Тия, подарив ученице жалостливый взгляд, устроилась на траве рядом с ней и, поглаживая крылом, стала утешать, рассказывая что-то на ушко. Я отошёл на несколько шагов и отвернулся в сторону, не зная, куда деть себя в такой ситуации. Вид чужих слёз всегда вводил меня в ступор, попутно вызывая неприятное чувство, будто это я и только я во всём виноват. Терпеть не могу это парадоксальное ощущение вины пополам с беспомощностью. Никогда не понимал, что делать в такие моменты…

Хмуро озираясь, чтобы хоть чем-то занять себя пока принцесса успокаивает Твайлайт, я заметил троицу пони, приближающуюся к нам. Эпплджек и Рарити походя наградили меня неприязненными и настороженными взглядами, очевидно, увидев во мне причину слёз своей подруги. «Спасибо, что верите в меня», — мысленно хмыкнул я. Пинки же, чуть задержавшись рядом со мной, приветливо кивнула, а потом нагнала своих подруг, остановившихся чуть поодаль от принцессы и теперь с сочувствием глядящих на заливающуюся слезами единорожку.

Усилия Тии, тем временем, дали результат: безутешный плач Твайлайт постепенно сменился всхлипами, а вскоре затихли и они. Селестия мягко отстранилась от ученицы и, поднявшись на ноги, кивком поприветствовала подошедших хранительниц Элементов, тут же жестом попросив всех подойти поближе. Кобылки, учтиво поклонившись правительнице, приблизились. Подошёл и я, встав чуть поодаль от дружной компании.

— А теперь я бы всё же хотела понять, что здесь произошло. — Вернула аликорна на лицо беспристрастное выражение и оглядела собравшихся, на мгновение задержав взгляд на мне.

— Ну… Проснувшись поздним утром, я с удивлением обнаружила ваше письмо на столе, а уж когда его прочитала… Ох… — горестно вздохнула Твайлайт. — Пришлось срочно, безо всякого плана, срываться в галоп и пытаться успеть сделать хоть что-нибудь! Я надеялась для начала хотя бы собрать подруг и оповестить мэра… Но не успела даже этого! — убитым голосом закончила кобылка и шмыгнула носом. — Когда улицы города начали пустеть, — продолжила она после небольшой паузы, — а встречные прохожие призывать прятаться и нас тоже, стало ясно, что уже поздно и Найтмер здесь. Мы встретили её на полпути к Рейнбоу Дэш — она стояла над нашей подругой, придавив её телекинезом к земле и мы сразу подумали… — замялась рассказчица.

— Что злодейка Найтмер заявилась грабить, жечь и устраивать вечную ночь, — криво ухмыльнувшись подсказал я, заработав мрачный взгляд от принцессы и грустный вздох от Твайлайт.

— Эпплджек попросила её отпустить Дэш и отойти, — собравшись с духом, продолжила рассказ единорожка. — Честно говоря, я не думала, что это поможет и уже размышляла, каким образом мы сможем остановить Найтмер без Элементов, но она просто отошла, позволяя нам приблизиться. Рейнбоу сильно досталось… — грустно закончила Твайлайт и вновь взяла паузу, чтобы перевести дух.

— Что с ней? — поинтересовалась принцесса, одарив меня долгим холодным взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Я ответил своим, теперь уже спокойным и уверенным: отчаянное признание лавандовой единорожки едва ли оставляло возможность что-то мне предъявить. Блин, столько про неё навыдумывал, а она… Параноик хренов.

— Как сообщили нам в больнице, Ваше Высочество, — подменяя совсем расклеившуюся подругу взяла слово Рарити, — у бедняжки трещины в двух рёбрах и обширный ушиб мягких тканей. Из-за такой травмы рядом с крылом несчастная Дэши не сможет летать больше месяца! — поджав губы, одарила меня осуждающим взглядом белая единорожка.

— Найтмер, я слушаю, — кивнув Элементам, развернулась ко мне Селестия. Её голосом, кажется, можно было замораживать воду, зато она, по крайней мере, была готова выслушать все точки зрения, что радовало.

— Что ж… — начал я, собираясь с мыслями и прокручивая в уме события этого дня. — Колесница высадила меня вон на том холме примерно через час после нашего с тобой расставания в Кантерлоте…

— …После этого пришла Твайлайт, а затем, почти сразу, появилась ты, — завершил я свой рассказ. Даже с учётом того, что в подробностях я пересказал лишь наше столкновение с Дэш, описав всё остальное предельно сжато и односложно, повествование заняло у меня как бы не полчаса.

— Пожалуй, я могу понять твои действия… — после продолжительной паузы задумчиво проронила Селестия. — Однако такая жёсткость была излишней, Найтмер. Ты могла остановить Рейнбоу не причиняя ей таких травм, — укорила меня принцесса.

— Могла бы, знай заранее, что это ошибка, а не преднамеренное нападение, — возразил я. — На неспровоцированную агрессию такой ответ был оправданным.

— Чем оправданным? — резко отреагировала принцесса. — Ты могла справиться с ней иначе, а предпочла этому насилие!

— Дэш тоже предпочла насилие, — напомнил я. — А если на меня кто-то нападает, он, тем самым, оправдывает мою самозащиту.

— И всё же я очень прошу тебя впредь воздержаться от таких «оправданных» ответов, Найтмер. Особенно в тех случаях, когда реально обойтись без них, — чуть прищурив свои розовые глазищи пронзительно глянула на меня её высочество.

— Учту, — коротко ответил я принцессе, заработав от неё долгий внимательный взгляд и медленный кивок.

Ух, ё… Что-то устал я… Терпеть не могу подобных разговоров, да ещё и на больную голову.

— Твайлайт, — обратилась Тия к единорожке, весь мой рассказ просидевшей понуро уткнув взгляд в землю, — что было после того, как вы… расстались с Найтмер Мун?

— Ну… — подняла та заплаканные глаза на принцессу. — Первым делом мы доставили в больницу Дэш, после чего собрались в библиотеке, чтобы написать вам о произошедшем и решить, что нам делать дальше. Если честно, то я надеялась, что вы вскоре поможете мне советом…

— Извини, Твайлайт, — Тия, виновато улыбнувшись, чуть склонила голову. — Как видишь, принцессы тоже не всегда получают важную информацию вовремя.

— Вам не за что извиняться, Ваше Высочество… — досадливо вздохнула единорожка. — Вы рассчитываете на меня, а я только и могу на каждую проблему писать вам письмо и ждать ответа с готовым решением! — звенящим голосом закончила она и, всхлипнув, смахнула слезу с мордочки.

— Успокойся, Искорка! — обняла подругу подошедшая Пинки Пай. — Не нужно так переживать, всё будет хорошо!

— Не будет! — выдавила та в ответ. — Всё, на что я оказалась способна без помощи — запаниковать!

— Не нужно быть столь категоричной, Твайлайт, — обратилась к единорожке наставница. — Ты, в конце концов, сумела взять себя в копыта и разобраться в ситуации, верно?

— Не сумела, — буркнула кобылка хмуро. — Меня с горем пополам успокоили подруги. А потом Пинки предложила навестить Рейнбоу и расспросить её о произошедшем. Так мы и сделали. Дэш рассказала, что заметив, как Найтмер что-то делает с пони, по описанию — Хони Флёр, немедленно бросилась ей на выручку. После визита к Рейнбоу, мы решили опросить так же и Флёр, чтобы она рассказала нам о том, как встретилась с Найтмер. Из рассказа Хони мы узнали, что она недавно в Понивилле и ещё не очень хорошо знает город, поэтому когда поднялась тревога, перенервничала и не смогла вспомнить дорогу домой. Вот на незнакомом перекрёстке её и настигла Найтмер. К сожалению, Флёр была настолько перепугана, что саму встречу толком не запомнила и смогла рассказать лишь то, что Найтмер, похоже, старалась не причинить ей вреда. А когда Дэш сбила ту с ног и сказала Хони бежать — она предпочла последовать совету. Тогда-то я и поняла, что всё из-за меня так произошло… — убито закончила Твайлайт снова смахнув слезу. — Если бы я вовремя прочла письмо и всё подготовила!.. — душераздирающе вздохнула она, на что снова была приобнята Пинки.

— Когда мы вернулись в библиотеку, Твайлайт ужасно переживала, Ваше Высочество, — продолжила рассказ за подругу Рарити. — Едва мы её успокоили, как Пинки вдруг сказала, что ей срочно нужно уйти и торопливо нас покинула, прежде чем мы успели узнать, в чём дело! Когда мы уже было собрались её искать, она сама нашла нас и рассказала что уходила утешить Найтмер Мун! — в голосе белой единорожки прозвучало неприкрытое изумление. — Мы, конечно, уже поняли, что этот инцидент — неприятное недоразумение, но… — сделала кобылка неопределённый жест.

— Но всё равно удивились преизрядно, — подхватила Эпплджек, весь разговор до этого хранившая молчание. — Мы быстренько обошли город, предупредили всехпони, чутка подготовились, значит… Ну и порешили заодно, раз Пинки просит, значит, сюда всем идти… Ток вот пока Пинки нас собирала, Твайлайт сбежала сюда одна! Мы, конешн, её в одиночестве не могли остаить и пришли следом, поддержать. Извиняться — оно всегда непросто, а уж совсем одной чтоб… Не боись, сахарок, мы тя не бросим, — фермерша тепло улыбнулась Твайлайт, которая уже немного пришла в себя и теперь стояла рядом с тоже улыбающейся Пинки Пай.

— Спасибо вам, — на мгновение мило потупилась единорожка. Выдохнув и решительно подняв голову, она сделала шаг в мою сторону, — Найтмер Мун, я должна была показать тебе всё с наилучшей стороны, а вместо этого всё испортила, да ещё и, не разбираясь, обвинила тебя… Прости меня, пожалуйста!

Честно, никогда не слышал, чтобы люди вот так извинялись друг перед другом в подобной, может и весьма нехорошей, но бытовой ситуации. Искренне, с каким-то трепетом к тому, что им ответят, простят ли… «Извини, не хотел», «прости, накладка вышла», «блин, извиняй, мой косяк» — обычно как-то так и всё без надрыва, спокойно — даже чуть отстранённо. С другой стороны, лить кровь в драке из-за чужих косяков мне раньше тоже не доводилось…

— Хорошо. Без обид, — уголками губ улыбнулся я кобылке.

Я и правда уже не держал зла на Твайлайт: меня, конечно, сильно задело брошенное ей обвинение, но и признание перед Селестией весьма впечатлило, вдобавок, здорово упростив мне разговор с принцессой, который иначе неизвестно ещё, чем бы закончился. Да и просто стало немного жаль её: это я знаю, что Тия ничего с ней страшного не сделает — улыбается стоит, манипуляторша, — а вот сама единорожка во всепрощении своей наставницы явно далеко не столь уверена.

— Спасибо, — с облегчением улыбнулась Твайлайт и обернулась к аликорне. — Принцесса Селестия! Я подвела вас… Я… — замолчала Твай на полуслове, не в силах продолжать.

— Всем нам, увы, свойственно порой совершать ошибки: неверно оценивать происходящее, не придавать значения чему-то важному… — взяла слово Селестия, задумчиво и немного печально глядя куда-то вдаль. — Какие-то из этих ошибок можно предотвратить, если знать, как. К сожалению, это знание нередко получаешь лишь на собственном опыте, делая выводы из результатов своего неверного решения. Уметь учиться на своих ошибках — важный, пусть и неприятный, навык, и я надеюсь, что ты сделаешь правильные выводы из этой ситуации, — строго взглянула принцесса на ученицу и… тут же аккуратно обняла её. — Сегодня тебе пришлось нелегко, но я рада, что ты смогла разобраться в случившемся недоразумении и нашла в себе силы признать ошибку и постараться её исправить. И… Знай, Твайлайт: я никогда не прогоню тебя и не брошу одну.

— Правда? — чуть отстранясь, устремила единорожка неверящий взгляд на наставницу.

Принцесса, тепло улыбнувшись, кивнула в ответ.

— Спасибо! Спасибо вам! — вновь прильнула Твай к аликорне. Бросив быстрый взгляд вокруг, я, увидев как поняши искренне радовались за подругу и сам не смог сдержать улыбку.

— Что же, я рада, что всё так разрешилось, — спустя минуту отстранилась от ученицы Тия.

Принцесса отошла в сторону, чтобы видеть нас всех. На мгновение мне почему-то показалось, что это простое действие далось ей с некоторым напряжением. Подруги, тем временем, выстроились рядом, практически касаясь друг друга и немного поодаль от меня.

— Найтмер, — я перевёл взгляд на Селестию. — Это неприятное проишествие, к сожалению, показало тебе пони не в лучшем свете, но надеюсь, что ты дашь нам второй шанс. Также я надеюсь, что здесь ты найдёшь себе друзей, научишься доверять другим и быть мягче в своих решениях, — прозрачно намекнула мне принцесса на «превышение необходимой самообороны». — Ну и обязательно посети больницу: твоим травмам нужен должный уход. Осваивайся, если что — пиши мне, я постараюсь помочь.

Я молча кивнул Селестии в ответ.

— Твайлайт, — обратилась она к ученице. — Найтмер может понадобиться твоя помощь, чтобы вжиться в наш современный мир, так сильно изменившийся за эти века. Я рассчитываю, что ты не бросишь её в этой непростой ситуации и, помогая ей, сама больше узнаешь о дружбе. Я буду ждать твои письма о дружбе как обычно, каждый вторник, но, разумеется, ты всегда можешь написать мне и в другое время, если тебе понадобится мой совет.

— Хорошо, принцесса Селестия! — с энтузиазмом кивнула Твайлайт наставнице.

— Тогда до свидания, мои маленькие пони… — Тия неожиданно поморщилась, знакомым мне на личном опыте жестом приложив накопытник ко лбу под рогом. Она, похоже, не в лучшей форме сюда сорвалась — то-то мне её улыбка какой-то ненатуральной казалась…

— Принцесса Селестия!

— Ваше Высочество, вам нужна помощь?

Обеспокоенные кобылки бросились к Тие.

— Нет-нет, спасибо, всё хорошо, — вымученно улыбнулась она, отняв копыто от головы. — Мне лишь нужно немного отдохнуть.

— Любая из нас будет рада принять вас в своём доме, Ваше Высочество! — изящно поклонилась Рарити. — Пускай, быть может, наша пища не столь изысканна, как в Кантерлоте, а наша мебель не столь богата и удобна, но мы будем счастливы угодить вам всем, чем сможем!

— Благодарю за предложение, Рарити, — краями губ улыбнулась Тия. — Но, боюсь, я не могу его принять.

— Но почему, Ваше Высочество? — расстроилась единорожка. — Н-неужели наши дома столь убоги, а… а…

— Нет-нет, дело совсем не в этом! — поспешно прервала едва не плачущую модельершу Селестия. — Я лишь не желаю сейчас привлекать к себе внимание горожан, а это неизбежно, если я пойду с вами. Мне нужен лишь спокойный здоровый сон, хотя бы на час, после чего я сразу вернусь в Кантерлот.

— Но где же вы будете спать? — удивилась Твайлайт.

— Вспомню молодость и посплю на облаке, — улыбнувшись каким-то своим воспоминаниям кивнула аликорна на плывущее мимо со стороны Вечнодикого леса облачко. — До свидания, мои маленькие пони. Сейчас мне и правда нужно отдохнуть.

Выслушав ответные прощания, принцесса взмахнула крыльями, подбросив себя в воздух, и медленно, с явным напряжением, взлетела к упомянутому облаку, на котором и устроилась под моим ошалевшим взглядом. Я мотнул головой и отвернулся. Картина того, как немаленькая лошадь весом, навскидку, килограмм триста, спокойно ходит по облаку водяного пара в сознание решительно не помещалась. Это же, блин, не мультик! Как это взаправду может быть?

Сумасшедший мир.

...