S03E05
Работа Шерифа Предложение

Признание

Прошел уже год как Алан живет в Билл-Райт. Алан полностью освоился в городе, а его первая книга пошла не плохим тиражом и ему хватило средств, чтобы выкупить дом у его хозяйки. Теперь он считался полноценным гражданином городка.


-Эй, Ал, ты не видел Эллис? – спросил пьяным голосом Энди.

-Нет, не знаю, а тебе зачем?

-Да вот, хочу немного денег одолжить на прибыльное дело.

-Ага, прибыльное, опять все пропьешь! Энди, Эллис моя лучшая подруга в этом городе и мне больно смотреть на нее, как она мучается, чтобы помочь тебе стать нормальным пони.

-Что!? Да я… Я не … Ты думаешь, что она все за меня делает? Без меня она никто, это я помог ей получить ее кьютимарку, это я ее лучший друг на веки, это даже на дереве высечено, а ты тут только год и уже возомнил себя ее другом? Не бывать этому, ты понял? – Энди пытался изобразить угрожающий взгляд, но из-за его пьяной рожи это вышло скорее смешно, чем страшно.

-Эллис нужна поддержка, ты только и думаешь о себе, попомни мои слова, Энди, когда-нибудь ей это надоест и она перестанет тебе помогать, и ты останешься один.

-Ой-ой-ой, напугал, да такие, как она, пуд прудит… Короче, мне пора, аривидерчи, шериф.

Алан отвернулся от пьяного земного пони и принялся писать отчет.


-Берегись! – прокричала Эллис и свалилась на Алана сверху. Они лежали друг на друге, и Эллис повернулась к Алану, он сделал точно так же и они прикоснулись носами. Их щеки покраснели и Эллис быстро отвела взгляд от Алана.

-Куда так спешим? – поинтересовался Алан.

Пегаска быстро встала и подняла Алана: – У тебя закончилось дежурство?

-Эм… Ну да, а что?

-Замечательно! Алан, пойдем к нам домой, у нас сейчас съезд семьи, некоторые наши родственники приехали сюда и отец предложил пригласить тебя к нам, – протараторила она.

-Я не знаю, Эллис, может они не захотят меня видеть, или я им не понравлюсь.

Эллис тупо посмотрела на него, а затем нажала копытом на нос: – *ПИП* Алан, думаешь они не захотят увидеть местного героя Билл-Райта? И автора книги «Крохотное убийство в большом городе»? Знаешь, иногда ты ведешь себя замкнуто, тебе надо раскрепоститься, – Эллис стала толкать Алана в спину, и он послушно потопал.

-Эллис, я хотел поговорить про Энди.

-Ал, я знаю, он много пьет, буянит и тунеядец, но прошу, дай ему шанс, он скоро исправится.

-В том то и дело, Эллис, он не хочет исправляться, ты его опекаешь, даешь ему денег, он давно понял: «Зачем меняться, если моя Эллис все исправит?»

Пегаска немного поводила глазами: – Знаешь, он не всегда был таким. Когда я еще училась в школе, со мной мало кто хотел дружить и общаться, одноклассницы меня дразнили за мое произношение слов, родители тогда начали учить эквестрийский и меня учили ему, с примесями Сталлиноградского диалекта это выходило смешно. И вот как-то он подошел к ним и сказал, чтобы они отстали от меня или он опрокинет на них мусорный бак, так мы стали лучшими друзьями, мы ходили в походы, рыбачили, мы даже написали на дереве, что мы лучшие друзья.

-Правда? Так он не врал?

-Ага, вон оно, – Эллис ткнула копытом в сторону дерева, а на нем было написано: “Эллис и Энди, лучшие друзья навеки”

-И что дальше?

-Ни с того ни сего он стал меняться, стал агрессивным, начал общаться с плохими ребятами. Затем начал пить и он стал таким, каким мы видим его сейчас, но я верю, что внутри он такой же добрый и хороший Энди, что был со мной в школе, – она немного призадумалась. – Ведь каждый заслуживает второй шанс, верно? – она посмотрела на Алана с надеждой, что он что-то скажет.

-Да, ты права.

-Спасибо, что меня понял. Я уверена, что ты когда-нибудь простишь и… ее.

-Может быть, Эллис, может быть. Хотя вряд ли я ее когда либо еще увижу, мне не особо хочется появляться в Клаудсдейле.

-А я думала, что ты меня туда однажды свозишь, чтобы ты смог показать город на облаках или

Кантерлот, или Мэйнхеттен.

Алан призадумался, затем взял пегаску за копыто, что заставило ее покраснеть: – Я сделаю это ради тебя.

Пегаска опустила лицо, чтобы Алан не видел ее застенчивый взгляд: – Ой, мы уже пришли.

За домом Авько уже повсюду бушевало празднование. Висели разноцветные гирлянды, стол был накрыт закусками и пуншем, некоторые из родственников играли на музыкальных инструментах.

Алан был поражен: – Вау… Я не думал, что у тебя такая большая семья.

-Да, наша семья живет по всему Сталлинограду, и наша первая, кто покинул его пределы, теперь наша очередь принимать родственников на съезд семьи.

Тут Алана и Эллис заметил Ивиел.

-Оооо… Какие пони, дамы и хаспада! – публика не откликнулась. – Товарищи! – все пони посмотрели на хозяина дома. – Позвольте представить вам нашего гостя, и героя нашего города — Алан.

Все пони посмотрели на песочного пегаса. Они плохо понимали по-эквестрийски и говорили по нему тоже не очень, но Алан что-то понимал, они жали ему копыта, говорили какие-то слова на своем языке. Из-за всей этой толпы Алан потерял из виду Эллис, он долго осматривался, но ничего не видел из-за большого количества пони, которые были вокруг него.

Вскоре все пони разошлись по своим делам, мамаши что-то готовили с Вафлей, Ивиел болтал с жеребцами на сталлиноградском, судя по интонации, он шутил, и когда он заканчивал, то табун жеребцов разрывался смехом.

Алан искал Эллис, пока не заметил ее. Она стояла с кобылками и показывала как правильно надо играть в резиночку. Алан смотрел на нее. Ее волосы развевались, когда она прыгала, ее радостный смех был такой, словно ей только девять лет. Свет заходящего солнца подчеркивал красивые контуры ее лица и шерстки, Алан не мог отвести взгляда.

-Она нравится тебе? – спросил Роунд.

-Что я... Эм? – этот вопрос завел Алана в тупик.

-Не отвечай, я вижу, когда кто-то влюбляется в мою сестру, они ведут себя почти так же, но ты другой.

-Почему?

-Большинство просто хотело, чтобы она была их собственностью, на ночь или на год. Но ты, ты другой, ты ни разу не вел себя как какой-то хрен из Мэйнхеттена, который хотел с ней переспать, а потом свалить обратно в свой город. Ты не просто стал ее другом, даже если бы она крутила перед тобой своим крупом задравши хвост, ты бы ничего такого не сделал, и она тоже видит в тебе опору и поддержку, видит того, кто ее примет такой, какая она есть. И это вас сближает.

-То есть ты считаешь, что из нас могла бы выйти хорошая пара?

Пони усмехнулся: – Хорошая? Да не то слово.

Алан посмотрел на веселящуюся Эллис и стал осмысливать то, что ему сказал Роунд, затем из толпы опять вы крикнул Ивиел: – Товарищи! Делитесь на пары, сейчас будем танцевать! – после этого Ивиел схватил свою жену, и они пустились в дикий пляс.

-Пойдем, – подбежала Эллис, схватила Алана за копыто и стала тянуть в танцующую публику.

-Но, Эллис, я не умею танцевать!

-Ой, не будь занудой, у нас всего четыре ноги, просто повторяй за мной и пытайся идти в такт музыке, – Эллис потащила Алана, и они принялись танцевать.

Алан танцевал плохо. Он вечно путал ноги и падал, Эллис все над ним подшучивала, что если бы у нее были ступни, то он бы ей их все отдавил. Затем Ал немного освоился и стал танцевать намного лучше. Сначала была быстрая музыка, затем все перешли на медляк. Алан и Эллис взялись за передние копыта и встали на задние, Эллис положила свою голову на плечо Алана.

-Знаешь, мне никогда не было так хорошо, Ал, все эти годы я жила тут, моя жизнь была однообразна, тут появился ты и все пошло по-другому, ты словно всколыхнул струны жизни на гитаре.

-Знаешь, Эллис, а ведь ты мне тоже помогла. Я уехал из города, который был моим домом, я оставил пони, которую любил, и тут появилась ты. Ты подарила мне больше: ты стала моей семьей, твой отец, мать, брат, сестра, все они. Когда я тут, я чувствую тепло, оно наполняет мою душу, и заставляет мое сердце биться чаще.

Алан посмотрел Эллис в глаза. Это были два больших океана спокойствия, доброты, помощи, небольшой вечерний ветерок растрепал ее гриву и не которые волоски попали на лицо. Алан нежно убрал их, щеки Эллис покраснели. Вокруг толпы ходил Роунд с камерой, он снимал этот вечер на пленку и остановился около пары кобылки и жеребца, которые танцевали под медленный мотив. Алан коснулся носом о нос Эллис, они закрыли глаза и затем поцеловались. Поцелуй был долгим, и они не хотели останавливаться, они гладили друг друга копытами по спине, затем их губы разомкнулись, и пегаска положила свою голову ему на грудь, а он крепко обнял ее. Из ее уст вырвались четыре слова:

-Я люблю тебя, Ал…