Два глупых (или не очень) брата

Все знают Брони-Музыкантов? А WoodenToaster и dBPony (CookieSoup)? Конечно знаете. А теперь допустим, что они братья. Что они делают каждый день? Играют на музыкальных инструментах? Создают всё больше и больше всеми долгожданных песен? Может, их преследуют вечные ссоры между собой? Так давайте же заглянем поглубже в их историю...

ОС - пони

Разбитая верность

Дэши - Элемент верности. Что будет, если предать ее? Предать саму верность? "Мое имя – Мидхарт, и я – самый глупый пегас во всей Эквестрии".

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия ОС - пони

Радужная бесконечность

Твайлайт Спаркл осознает себя Аликорном

Твайлайт Спаркл

Стажировка Габби

Габби, собираясь стать почтальоном, спешит на свою стажировку. Что может пойти не так в первый день?

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз

Новые стражники элементов гармонии

Фанф посвящён 6 пони( осы которые автор сам придумал).Не обращайте внимание на столь маленькое количество слов в главах, зато я постараюсь сделать много глав.

Принцесса Луна ОС - пони

Безграничная Международная Гвардия Брони

Аннотация: когда в Понивиле появилась Международная Гвардия Брони, Лира думала, что все её мечты сбылись. Наконец-то у неё появились доказательства, которые ни один пони не оспорит. Но что-то не так с этими существами, называющими себя «брони». И это не их странный юмор или причудливое поведение. У них есть секреты от пони и, похоже, только Лира замечает это. Исследования этой тайны не давали никаких результатов, но, возможно, с приходом новых подразделений, у неё появился шанс…

Твайлайт Спаркл Спайк Лира Бон-Бон Доктор Хувз Человеки

Сближение

К чему могут привести шалости с жеребятами

Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Хроники Зубарева (ветка "Спасти Эквестрию!")

Что же случилось с тем алчным человеком, который едва не нанёс Эквестрии непоправимый урон? Жизнь в Грозовых холмах была не такой, как в остальной части волшебной страны. Куда же попал бывший гений и с какими трудностями ему предстоит столкнуться?

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Дружба это оптимум: День благодарения

Просто история о парне, который решил купить Понипад во время распродажи.

Другие пони Человеки

Стрелы Амура

Главное оружие пони - дружба... и любовь. А кто нам об этом лучше расскажет, как не принц любви? И что может быть лучше, чем провести праздник с любимым капитаном стражи... Точнее - с капитаншей? Правило R63.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: Siansaar
День 2: MaKING sense?

День 1: Madness! Madness everywheeeeee!

Хь!

Автор: just_wolf aka Chayn

День 1: Madness! Madness everywheeeeee!

Сознание неохотно возвращалось к нему, тупая боль притаилась в виске, ныла в зубах, пела свою песнь меж стенок черепа, не давая провалиться вновь в блаженство бессознательного. С трудом, мало-помалу, словно проявляющиеся фотографии, возвращались воспоминания. Смутное, размытое пятно. Тысяча лет… возвращение изо льдов, и атака на Империю, на Империю, которая должна была принадлежать ЕМУ… атака, которая потерпела фиаско. Не хватило мелочи тогда, тысячу лет назад, каких-то дней, или может даже часов, чтобы напитать Сердце тем, что угодно ему, и… и… что? Что он планировал делать дальше? Пустота… и боль. Обида. Ярость. Грусть…

Из потока воспоминаний его вырвал чей-то негромкий кашель. Точнее, громкий. Ну, или, может статься, не слишком тихий. И ещё один. Кажется, кто бы ни кашлял, делал он это намеренно, и явно не в первый раз, тщетно пытаясь привлечь к себе внимание, и теряя от этого терпение.

Наконец, он нашёл в себе силы открыть глаза, и невольно вздрогнул, всего лишь от удивления, ибо было чему удивляться. Пред ним стояла дева, возвышающаяся на добрую голову, даже когда он нашёл в себе силы подняться, и, пошатнувшись, едва не упал. Её шерсть была черна, в то время как грива и странного вида пластина на спине оказалась причудливого цвета, напоминающего морскую волну в пасмурный день, когда не видно ни единого луча солнца. Копыта были странны. Казалось, что неведомый творец, уже когда фигура сего существа подходила к завершению, обнаружил, что у него не хватает материала, и спешно изъял какие-то «лишние» куски из передних и задних конечностей, не нарушая, но дополняя общую эстетику незнакомки. Она, а это была именно она, тем временем, внимательно разглядывала его. В подобном молчании прошла минута, другая, прежде чем у незнакомки наконец-то иссякло терпение:

-Ну, ты говорить умеешь или как?

-Умею… — в горле было сухо, словно в пустыне. – Умею.

-Прекрасно. – Кивнула собеседница. – Как насчёт имени? Можешь назвать его?

-С…

-С?

-Сомбра.

-Ну, я бы тебя так не назвала, но раз это твоё имя, значит это твоё имя. Меня зовут Кризалис, добро пожаловать в Холлоувилль.

Разговор, начатый в местности, лишенной каких бы то ни было характерных признаков, продолжался в ней же, но в движении, не иначе как обоим действующим лицам, или хотя бы одному из них, не терпелось сменить декорации.

-Что такое Холлоувилль? Спрашивал Сомбра. — Где он… находится?

-В середине ничто. Ну, или в середине ничего, как тебе больше нравится. – Последовал ответ. – Это не фигура речи, это правда.

-Что… но… как?

-Не малейшей идеи. – Откликнулась Кризалис со вздохом. – Но прибавим шагу, мы почти пришли.

-Пришли…

Он не завершил вопроса. Если сказанное Кризалис было правдой, то они были в нигде, и в нигде же пришли. Однако, если так, то двигались ли они или это был просто мираж? Шедшая впереди, зеленоглазая обернулась, и понятливо улыбнулась, ни сказав ни слова.

Едва заметная тропа петляла меж высоких камней и мёртвых, распростёрших свои лапы-ветви во все стороны, деревьев. Редкие порывы ветра проносили палую сухую листву, но ни единого живого растения не нарушало уныние пейзажа. Небо было затянуто тучами, чёрными, низкими, мрачным… злобными.

-Даже не думай. – Не оборачиваясь, заметила Кризалис. – Мы уже пытались изменить здесь погоду, бесполезняк, она не управляется. Слышал когда-нибудь про Вечнодикий лес?

-Читал. – Уклончиво ответил он. – Здесь то же самое? Неконтролируемый погодный феномен, не поддающийся даже пегасам?

-Ты всегда такой умный?

-Нет, — мрачно ответил он, — иногда я сплю.

-…Знаешь, а ты не так туп, как показался поначалу. – С иронией во взоре произнесла Кризалис. — Я, если честно, почему-то ожидала, что ты будешь рычать, обещать мстить, и нести прочую околесицу, прямо как я, когда… забудь. Кстати.

-М?

-Мантия дебильная.

Мысленно поморщившись и решив внешне никоим образом не выдавать своего смущения, Сомбра продолжал осматриваться вокруг. Ни единого живого существа не было видно, ни единого живого растения. Тропа была бы еле заметной, если бы не редкие камни, с выбитыми на них символами, стоявшими тут и там.

-Кто их сделал?

-Мы.

-Кто эти «мы»?

-Увидишь. Пришли.

Они остановились на холме, где пара пожухлых пучков травы тщетно пыталась изобразить наличие флоры в этом странном месте, а с каменистого холма открывался вид на самого что ни на есть мирного вида деревушку, какую можно было встретить в Эквестрии. Аккуратные одно- и двухэтажные домики, крытые соломенной крышей, а местами даже и черепицей, чистые фасады… самым главным, однако же, было то, что на улицах не слишком большого поселения были пони. Земные, пегасы, единороги, не слишком много, но были, и занимались какими-то своими повседневными делами.

-Кризалис, ты видишь то же, что и я?

-Да… — Спокойно ответила та. – Не думай, что здесь обитают пони.

-Но кто тогда?

-Мы.

-Мы?

-Да, мы. Рой. Те, кому, как и мне, не повезло.

-Я… не понимаю

-Сейчас поймёшь. Эй, ты! – Неожиданно резко рявкнула она, обращаясь к серебристому пегасу. – Ко мне, живо!

Единорог с нарастающим, но тщательно скрываемым недоумением, наблюдал, как приблизившийся пегас молча склонился пред Кризалис, и лишь затем позволил смиренно вопросить:

-Чего желает королева?

-Истинный облик. – Буркнула Кризалис, поморщившись. – Поживей, неохота стоять здесь весь день.

-Слушаюсь.

Это произошло меньше чем за мгновение. Пегас вспыхнул зелёным пламенем, которое опало тут же, и явило пред очи Сомбры существо, несомненно, имеющего схожесть с Кризалис, правда, сделанного, будто бы более топорно. Шёрстки не было, но был панцирь, и были крылья, и рог, и фасеточные глаза, без зрачков. Но, что интереснее, были и клыки, и это сочетание совершенно не желало укладываться у короля в голове. Особенно на фоне того, что точно такие же клыки были и у него самого…

-Нет. – Проговорила его спутница, делая ленивую отмашку существу. – Ты не один из Роя. Я знаю всех своих спящих агентов, но, согласись, ошарашивает, верно?

-Да… подменыши? Кажется, я читал о вас… когда-то.

-Мой Рой. Рой Кризалис. Королевой Кризалис звали меня, пока я не оказалась здесь.

-Я был королём… но что теперь? Почему звали?

-Потому что здесь титулы не имеют значения. Идём, король… ты всё увидишь сам. Пригнись!

Он не успел, и что-то промелькнуло, едва коснувшись, но сила удара была такова, что его отнесло на добрый десяток метров, лишь каким-то чудом не впечатав в булыжник с неясным символом. Что-то синее и частично светящееся взмыло в небеса, и затихал крик «Я УЖАС, ЛЕТЯЩИЙ НА КРЫЛЬЯХ НОЧИ!». Проследив взглядом за направлением нежданного гостя, Сомбра хотел было поморщиться, но обнаружил, что тело его ничуть не болит, и даже жажда куда-то пропала за время пути. Обнаружившаяся почему-то напротив Кризалис мрачно хмыкнула, видя замешательство на его лице:

-Наконец-то ты понял. Здесь нет голода и жажды, и… ты думаешь, что дышишь воздухом? Это ложь. Здесь нет в этом нужды. Здесь нет нужды ни в чём… и именно этим Холлоувилль опасен.

-Что за существо сбило меня?

-Найтмер Мун, одна из нашего клуба, клуба злодеев. Вступай, всё равно делать тебе нечего.

-И чем вы занимаетесь?

-Играем в карты по пятницам, общаемся, и стараемся найти, чем бы заняться… а, и конечно действуем один-другому на нервы.

-Ты хотела сказать «друг…»

-НЕТ! – Огрызнулась Королева.- Я сказала именно то, что хотела сказать! Здесь каждый сам по себе и вынужден уживаться с прочими! Ничего… ты поймёшь. Поймёшь…

Конец пути наступил. Это стало ясно из двухэтажного неприметного здания, над дверью которого висела деревянная табличка с нацарапанной кем-то когда надписью. Не обращая внимания ни на кого, Кризалис зашла внутрь и затащила Сомбру следом.

-Эй, Ди,у нас новенький!

-Привет, Криззи, соскучилась по мне? – С усмешкой откликнулся стоящий за стойкой бар… пони? На пони существо не походило ни разу. Козлиная бородка, разного размера глаза, различные части тел, сшитые или сращенные воедино невесть как и неизвестно когда. Драконикус! – Впрочем, о чём это я? Ты всё ещё злишься на последнюю партию в покер.

-Ты ЖУЛЬНИЧАЛ! У тебя было ЧЕТЫРЕ туза!

-Что я могу сказать? Мне везёт! Что есть удача как не хаос…

-ЧЕТЫРЕ ЧЕРВОВЫХ ТУЗА!

-…упс? Ты относишься к этому слишком серьёзно. Улыбнись, Криззи! – Краткая вспышка, и драконикус, за миг до того протиравший за стойкой стаканы, оказывается позади Кризалис и растягивает той губы в клыкастой ухмылке. – Тебе так идёт эта улыбка!

-Фефи фофе… тьфу. – Едва не отгрызя барконикусу(а как ещё назвать драконикуса-барпони?) когти на двух лапах, глава подменышей всё же высвободилась из неловкого положения, и фыркнула, чуть успокаиваясь. – Хочешь кого-нибудь доканывать? Доканывай его.

-С удовольствием! А, юноша!

-…мне больше тысячи лет. – Выдавил из себя Сомбра. – Я уже не юноша.

-Мне больше полутора. – Отмахнулся драконикус. — Так вот, юноша, ты новенький, а это значит, что тебе придётся пройти ритуал… примкнуть, так сказать, к нашему обществу…

-Зажми уши, если тебе дорог твой разум. – Мрачно посветовала Кризалис, устраиваясь за стойкой. – Это… влияет. Хотя, даже и заткнёшь, то не поможет.

-Что влияет?

-Услышишь.

Краткая вспышка, сопровождаемая клопком копыт незримых зрителей, и таинственный Ди оказывается на самой стойке, но уже в ином обличье. Белая мятая рубашка, покрытая рыбной чешуёй, пурпурный пиджак, зелёный галстук, и, почему-то, напомаженные губы вместе с зелёной гривой.

-И раз, и два, и три, и пятьсот…

Из ниоткуда зазвучала музыка. Не было инструментов и не было исполнителей, а воздух потемнел, оставляя драконикуса в луче света, в то время как он, взмахнув тростью и, сняв с головы цилиндр, начал петь:

Повсюду хаос, боль и страх,

Весь мир купается в слезах,

А в новостях разруха, голод и война.

Но я готов вам дать совет,

Как убежать от этих бед.

Сомнений нет — моя концепция верна...

Слети с кату-ууу-ушек -

Изящно как аэроплан,

Слети с кату-ууу-ушек -

Пустив слюну, станцуй кан-кан!

Дальше было что-то ещё, но Сомбра не слушал, не мог, не хотел. Мир вокруг закрутился волчком, картины смешивались причудливый калейдоскоп. Менялись цвета, менялись измерения и расстояния. Здесь не было ничего постоянного, всё было шатко и зыбко, и реальность казалась неотличимой от сна, от фантасмагорического кошмара, главным героем в котором и действующим лицом в котором был он сам, кошмар. Кошмар пел о себе и мире и мере и тире, а песня обретала плоть и пурпурно-малиновые строки становились раскалёнными кексиками и плавленым сыром, облеплявшим разум, подобно плесени на том же сыре, а плесень галопировала и распевала свою, шипящую песнь о том, как прекрасна жизнь на гниении и свободе…

Щёлк. Кто-то выключил свет.

Щёлк. Лестница.

Щёлк. Дверь. Постер. Великая И…

Щёлк.

Щёлк.

Щёлк. Щёлк. Что-то мягкое вокруг.

Щёлк.

Шёлк.

Шёлк. Сознание исчезает, мир исчезает, и он, Сомбра, проваливается в нормальный, спокойный сон без сновидений.

Королева подменышей вновь вошла через дверь под угасающее сияние своего странного рога, и, устроившись на любимой табуретке у стойки, устроила мордочку на деревянной поверхности. Помолчав с минуту, она устало обратилась к драконикусу, как всегда дежурившему за стойкой.

-Ты жесток.

-Ничуть.

-Я ничего не успела объяснить.

-Не хотела, скорее. Он поймёт.

-Возможно.

-Поймёт, особенно теперь. Привыкнет.

-Как Муни?

-Возможно. Стакан крекеров?

-Нет.

-Кастаньеты?

-…не уверена, что всё должно быть именно так.

-Знаю. Но это даст ему какую-то опору.

-Знаю… не легче. Завтра… я попробую объяснить.

-Вишнёвую ложку?

-Ложки нет… и это он должен понять тоже. Нужно было выиграть эту партию.

-Увы, моя дорогая. Так, хочешь чего-нибудь?

Подняв голову от стойки, Кризалис окинула драконикуса странным взором, и со вздохом кивнула:

-Твоего шоколадного молока. Самого лучшего.

Дискорд молча улыбнулся и исполнил заказ, и все обитатели Холлоувиля могли слышать громкий рёв, донёсшийся со стороны единственного в Холлоувилле паба:

-НЕ НА МЕНЯ, А В СТАКАН, ТЫ КОПЫТОДЕЛИЕ ХАОСА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ, В СТАКАН! ДИСКОРД, ВЕРНИСЬ, Я УБЬЮ ТЕБЯ, СЛЫШИШЬ?!!

P.S. В эпизоде использован кусок переведённой песни Джокера из комикса The Killing Joke, выпущенного в марте 1988 года. Перевод за авторством Wanker.