Оборотная Сторона Монеты (Rebooting)

История поведает о жеребце и его младшей сестренке, которые приняли тяжелое решение - покинуть родною страну и глядя в лицо опасности, добраться до Эквестрии, чтобы поведать всем о страшной участи их мест...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Принц Блюблад Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Дискорд Стража Дворца

Тепло наших тел

Зима. Замечательное время года. Но не стоит забывать о том, что прежде всего, зима — это жестокая стихия.

Лира ОС - пони Карамель

Улыбка ценой в целую жизнь

Когда окружающая действительность начинает давить, а все цвета превращаются в оттенки серого, начинаешь задумываться о смысле жизни. Но что делать, если его нет?

Другие пони ОС - пони

Моя маленькая Флатти

Сказки о волшебном мире никогда не умрут, пока есть те, кто ими наслаждается, их пишет, в них живет.

Флаттершай Человеки

Очередной гость

Порой так приятно побыть обычным посетителем какого-нибудь заведения, оставив за его порогом длинные титулы, бесчисленные достижения и извечные проблемы. Ничем не отличаться от очередного гостя.

Принцесса Селестия

Месть интернов

Интерны. Множество больниц по достоинству ценит их тяжёлый труд. Бесстрашные, они идут туда, где не ступало копыто доктора. Ничто не в силах испугать их. Незадачливые любовники, летающие на авось пилоты, истеричные сиделки и жеребята, мечтающие стать супергероями – медсёстры Рэдхарт и Райм достойно ответят на любой вызов. Внимание: содержит картофель. Лицам с аллергией на крахмал стоит читать этот рассказ на свой страх и риск.

Другие пони Сестра Рэдхарт

Странник

Он ничего не помнит о своём прошлом, даже имени... Что будет, если человеку считающему себя выше законов морали дать шанс поступать так, как он хочет, не боясь ничего? Действуя не оборачиваясь на последствия своих решений, очень легко не заметить под своими ногами судьбы абсолютно разных существ, затянутые водоворотом событий, виною которым является простая человеческая недальновидность.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Тысяча лет сновидений

Вижу, тебе хочется узнать, что мне снилось, пока я была луне. Ладно, как хочешь, устраивайся поудобнее, я тебе всё расскажу.

Принцесса Луна

Закат мерцает, праздник омрачается

В преддверии наступающего торжества праздничный дух Кантерлота наполняет всех пони мыслями о тепле, любви и дружбе. За исключением одной маленькой кобылки.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

За краем света - Бесконечность

Спустившись в свой погреб, Флаттершай никак не ожидала, как изменится её жизнь и жизнь всего мира, когда она нашла странную металлическую дверь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: BonesWolbach
Действие XI - Единорожка мертва. Да здравствует единорожка! Действие XIII - Дочь Раздора

Действие XII - Праздник к нам приходит...

Жизнь подшутила над ней. Но Пинки было совсем не до смеха.

Мерзкий, приторно-сладкий привкус плоти витал в искаженном безумной гримасой рту. Остекленевшие глаза безумно метались из стороны в сторону, в то время как обратившаяся бледно-розовым дождем грива тряслась на попутном ветру, создаваемым несущимся в неизвестность телом.

Она не могла так поступить. Никогда бы не поступила. Но глаза не обманывали жизнерадостную кудряшку. То была её гордость и её же проклятие — зрить в саму суть проблемы, даже если решение последней оставалось загадкой для всех.

В этот раз она не нашла ответа. У неё попросту не было времени искать. Да и нужен ли был он сейчас, когда сделанного не обратить вспять?

Пинки Диана Пай — хладнокровный убийца, не во что не ставящая жизни своих ''подруг''. Подумать только, стоило ей остаться наедине с самой близкой из них, как расчлененное тело последней окрасило лес в бардовые тона. Это не могло быть правдой, хотя стекавшая с губ мозговая жидкость говорила об обратном.

Безумный хохот сотрясал чащу, распугивая даже самое смелое зверье. Он шел нога в ногу с истошными воплями и надрывным плачем, терзавшим искалеченную душу, которой уже никогда не будет покоя.


— Оу-у-у! Осторожнее! — прошипела скривившая морду пегаска, одно из крыльев которой обматывали плотные бинты из белоснежного хлопка. Разматывавший их жеребец устало зевнул, оканчивая свою работу и любуясь результатом. Изначально предполагавшийся переломом вывих порядком зажил за последние дни, более не стесняя Рэйнбоу в передвижениях.

— Потерпи, чай девочка не маленькая...- Беглец устало вздохнул и отодвинулся от кровати, дабы посмотреть на плод своих трудов,- Да, теперь тебя можно выпустить на свежий воздух. И это, в отличии от остальных твоих попыток, даже тебе не навредит.

— Мгхм...нашелся мне тут, врач недоделанный,- фыркнула Рэйнбоу, перевешиваясь через постель и осторожно ступая на пол. Едва не потеряв равновесие, она все же смогла совершить несколько шагов и оглянуться назад, рассматривая собственную спину,- Летать еще нескоро смогу?..

— Можешь попробовать хоть сейчас,- ответил протиравший копыта жеребец,- Пойдем.

Лесная свежесть пьянила. Стряхнув нахлынувшее головокружение, узница горелой избы вновь оказалась на плаву. Это не могло не интриговать — удастся ли ей полететь на этот раз, учитывая, что прочие попытки оканчивались...мягко говоря скверно. За это время она даже успела смириться с вечным надзором со стороны странного незнакомца, сначала пытавшегося лишить её жизни, а теперь эту жизнь неистово охранявшего.

— Забавно...сколько дней как съехались, а я все еще имени твоего не знаю.

— У меня его нет.

— Мне и дальше уродом тебя называть?

— Беглец.

— И от кого бежишь?

— Видимо — судьбы,- жеребец поравнялся с Рэйнбоу, посмотрев на проглядывавший сквозь плотную листву клочок чистого синего неба,- Сможешь подлететь над деревьями и вернуться обратно?

— Еще спрашиваешь...

Этого пони было бесполезно о чем-либо спрашивать. Да и не сильно хотелось, после такого то бурного знакомства. С другой стороны...а что он может теперь, когда лишь несколько метров отделяют пегаску от долгожданной свободы? Почему бы просто не оторваться от земли и унестись как можно дальше отсюда? И вправду.

Одного взмаха хватило, чтобы Рэйнбоу взмыла наверх, устремившись прямо к свету. Однако чем ближе она подлетала к нему, тем сильнее накатывала на неё безумная усталость, не дававшая достигнуть даже крон. Окончательно в своей беспомощности она убедилась когда крылья согнулись прямо в полете, заставляя пегаску подобно мешку с картошкой рухнуть в грязь.

— Да чтоб тебя! — рявкнула она, поднимая столпы пыли ударами забивших по земле копыт.

— Спокойно...- начал было жеребец.

— Спокойно?! СПОКОЙНО?! Да если бы не ты, идиот, я бы давным давно встретилась со своими друзьями! Как ты не понимаешь, Эквестрия в опасности! Я нужна им!

— Мы уже обговорили этот момент. Признаю — был неправ. Но теперь нам остается лишь ждать, пока ты окончательно не встанешь на ноги. До тех по...

В этот раз он увернулся от удара. Копыто схватило устремившуюся в его лицо ногу и резко рвануло ту обратно к спине, зажимая пегаску в полусогнутой позе.

— Помни — я помогаю тебе исключительно из собственных убеждений,- вытянув голову поближе к скорчившейся от боли пегаске прошептал жеребец,- И в любой момент могу передумать,- закончил он, отпуская ту.

— ...откуда ты только свалился?..


Дерево, а это определенно было оно, встретило Пинки всей своей тяжестью. Упав на круп и потешно зашатав головой, та попыталась унять своё дыхание. Неудачно, ведь сердце её так и норовило вырваться из груди, прихватив с собой и остальные органы.

Земнопони начала яростно отплевываться, но поняв, что привкус никуда не исчезает, приняла куда более разумное решение — беспорядочное битье головой.

— Плохая Пинки...дура! Грязная, нехорошая, дурочка! — визжала Диана, силясь проломить вековой ствол.

Когда силы оставили её, земная пони медленно сползла вниз, погружаясь в абсолютную тишину, острыми иглами пронзавшую её разум. Собрав все силы воедино, она испустила последний, самый отчаянный крик — только для того, чтобы затихнуть насовсем.

— Ох, что же мне теперь делать...- прошептала она перед тем, как окончательно лишиться чувств.


Рэйнбоу состроила недовольную мордочку. Сил есть ту трехомуть, которой и исключительно которой потчивал её нежданный опекун, у пегаски уже не осталось. Не смотря на спортивный образ жизни она привыкла к жирной, высококалорийной пище, главным образом потому, что та была гораздо вкуснее своих ''полезных'' аналогов. Эта же бурда состояла из ''целебных'' кореньев и трав чуть более, чем полностью. Вкус, как не трудно догадаться, был соответствующим.

— Не хочу.

— Тебе пять лет? — с отсутствующей интонацией спросил сидящий напротив жеребец.

— Мне двадцать четыре...

— Пиздец,- заключил Беглец.

— Что?

— Bullshit.

— Еще лучше...

— Не то слово как. Ну так ты будешь обедать или решила сесть на внеплановую диету?

Пегаска испустила долгий, полный страдания вздох. А потом взяла ложку и сунула ту в тарелку.


Что-то щекотнуло её носик. Пинки раскрыла глаза, скосив взгляд на опавшем листочке. Однако совсем скоро нечто иное привлекло внимание удрученных глаз. Синий силуэт, подобно мотыльку летящий на далекий свет и подобно ему же бьющийся о неведомую преграду.

Глазные зрачки пони сузились до размеров двух чёрных точек. Широкая лыба растянулась во все лицо, а пронзивший тело шоковый удар вновь вернул тому насыщенный розовый цвет, заставляя волосы ''взорваться'' завихренными кудрями.

Ожившая молния прорезала лесную чащу, в мгновение ока оказавшись у почерневшей толи от старости, толи от огня веранды. Покосившаяся крыша стоящей над ней избушки не внушала никакого доверия, словно готовясь в любую секунду упасть на Пинкину голову. Однако охватившее земнопони безумие влекло ту вперед не смотря ни на какие угрозы и препятствия.


— Ты не из разговорчивых,- заметила довершавшая трапезу пегаска.

Сидящий напротив не ответил, тщательно дожевывая некие коренья, после чего сглотнул и протер рот салфеткой.

— Никогда не любил пустой трепотни,- ответил он с полузакрытыми глазами, на деле же не сводя тех с вынужденной содержанки.

— Ой-ой, весь из себя серьезный такой...аж зубы сводит, небось.

— Разве что тебе, от едкости собственных комментариев.

— Ну уж прости, я не фанатка столь близких ''отношений''. Тем более с каким-то хреном с горы.

— Может тогда просто помолчим?

И только когда он уверился в том, что пегаска в кои-то веки восприняла его слова, жеребец заметил странные изменения на её морде. Ехидно прищуренные зерцала ныне открылись двумя фиолетовыми зеркалами, чёрные круги по центру которых переместились влево.

Не медля ни секунды Беглец обернулся, столкнувшись лбом с розовым существом, подобно вихрю закружившему вокруг стола, не переставая издавать отвратительный писк и смеяться во всю голосину.

Пытаясь уследить за этим существом жеребец не заметил, как второе тихо подкралось к нему из-за спины и подобно рыси набросилось на ошарашенного ''спасителя'', повалив того на пол и заведя ноги за спину.

— ПИНКИ ПАЙ!

Существо дрогнуло подобно маятнику и застыло как вкопанное, обратившись розовой земной пони.

— Веревку,- спокойным тоном попросила пегаска, будто и не боровшаяся с оригинальным ухажером.

Отдав честь к непокрытой голове земная крутанулась на 180 градусов и впилась зубами в первый похожий на веревку объект, по счастливой случайности ей и оказавшийся.

Несколько минут отчаянной возни спустя жеребец вновь сидел на стуле, правда на этот раз к стулу этому плотно привязанный. Ну, хотя бы без кляпа во рту.

— Так мы настроены на серьезный разговор...- он не пытался вырваться из пут.

— Еще как. Не думай, что попытавшись убить Рэйнбоу Дэш ты зальешь свою вину каким-то супчиком. Весьма неплохим, стоит признать, но все же сути это не меняет. Ты пытался меня придушить. Меня. Ты негодяй. А что мы делаем с негодяями, Пинки?

— Ммм...понимаем и прощаем?

— Наказываем, Пинки.

— Оу, я само внимание,- Беглец вздернул одну из бровей.

— Однако для начала...- морда пегаски приблизилась к морде жеребца,- Ты расскажешь мне всё.

— А стриптиз тебе часом не сплясать?

Ощутимый удар по морде отчетливо намекнул на отказ.

— Поверь, это лишь малая часть из того, на что я способна.

Вряд ли легкая оплеуха могла подействовать на Беглеца. Тем не менее, он решил подыграть, собравшись усыпить внимание очередных своих пленителей.

— Хм...в таком случае — слушай внимательно.


— Мистер Строук? — обратился к удивленно смотрящему на него вошедший в комнату белоснежный жеребец в золотых доспехах.

— Да? Чем я обязан столь...неожиданному визиту? — спросил отошедший в сторону домовладец, наблюдая как еще несколько стражников оказываются в гостиной.

— Мы бы хотели побеседовать с одним из ваших постояльцев. Если вы не возражаете, конечно.

— Простите, но это какая-то ошибка...у нас тут не таверна или что-то вроде постоялого двора.

— Нам это известно. Как и то, что помимо вашей чудесной пары в доме проживает еще один субъект.

— Ну...да. Его зовут Нейт. Он совершил какое-то преступление?

— О нет-нет...не подумайте,- в разговор вмешался коричневый жеребец с тёмно-коричневой гривой и песочными часами на боку, вошедший последним,- Нейт абсолютно безвреден. По крайней мере пока что...

— В каком это смысле?

— Говоря кратко — в интересах короны и лично вас, мистер Строук, попросить вашего гостя поговорить с нами.

Сверху раздался скрип дерева. На лестнице показалась испуганная Мэри.

— Дорогой, что происходит? Откуда здесь столько стражи?

— Все в порядке, солнышко. Возвращайся к себе — скоро все закончится.

Недоумение и страх смешались на мордочке кобылки. Однако она не стала противиться просьбе мужа, скрывшись на втором этаже.

— Ну так?..- проводив кобылку взглядом вопросил коричневошерстный.

— Ладно, ждите здесь. Сейчас...

Стук отвлек его, заставляя отложить книгу в сторону и открыть дверь своему учителю. Тот выглядел взволнованным, что было совсем не типично для этого вечно спокойного как удав пони.

— Нейт, там...в общем кое-кто хочет с тобой поговорить. Будь добр, спустись вниз и объяснись с ними.

— Забавно,- глянув за спину домовладельца процедил жеребец,- Они что-то вроде местной полиции?

— Поли...что? Это стражники. Поверь, я уверен в твоей невиновности, в чем бы там не было...но мои слова вряд ли что-то сейчас решат.

— У меня плохое предчувствие насчет этого,- Нейт протяжно вздохнул,- Но раз так надо — значит надо.

Копыта вновь застучали по брусчатке. Нейт предстал перед ночными гостями.

— И? — смеряя последних недружелюбным взглядом протянул он.

— О, а вот и вы,- пони с песочными часами вышел вперед,- Разрешите представиться — Хувс. Доктор Хувс.

— Нейт. Просто Нейт,- в голосе жеребца слышался плохо скрываемый сарказм.

— Прекрасно — вот и познакомились. И так...господин Нейт. Мне бы хотелось побеседовать с вами касательно вашего...ммм...прибытия в данное место.

— Что вы имеете в виду?

— Хе-хе, думаю, мы оба понимаем что.

Этот разговор явно шел куда-то не туда.

— И все же я прошу пояснить...

— Ну как же. Внезапная вспышка. Яркий белоснежный свет. И тот факт, что ты вряд ли помнишь хоть что-то до этого.

Нейт нахмурился. Этот ''доктор'' определенно начинал его раздражать.

— Позвольте спросить, а какое отношение ко всему этому имеете вы?

— Ох, уважаемый, самое, что ни на есть, прямое,- песочнобочный говорил быстро, балансируя между криком и превращением своей речи в неразборчивую тарабарщину,- Однако мы вряд ли сможем прояснить все детали, оставаясь в этом месте...видите ли...

— Я не говорил, что согласен куда-то идти с вами. Это всё?

Глаз Хувса дрогнул.

— Нет-нет, вы не понимаете. Вы обязаны пройти с нами. В ином случае...я буду вынужден использовать грубую силу.

— Вот как. Я уже кому-то должен. А не пойти ли тебе...

Один из стражников встал между ними.

— Мистер Нейт, не осложняйте нам работу. В ней и так достаточно трудностей и никто здесь не хотел бы видеть вас в роли одной из них.

Жеребец отстранился назад. Боковым зрением он заметил стоящий по правое копыто светильник. Интересно, а что будет при соприкосновении его с мордой кое-какого нахала? Ответ не заставил себя ждать.

Звон стекла продолжился отчаянным криком. Охваченный огнем страж грохнулся под ноги своих сослуживцев, выхвативших клинки из ножен и ринувшихся за давшим деру беглецом. На бегу высматривая легкие предметы, тот интуитивно швырял оные себе за спину, стремясь добраться до бокового прохода. Стражи же были вынуждены рассредоточится по небольшому помещению, сыгравшему свою роль когда Нейт внезапно обнаружил, что бежит на месте, охваченный фиолетовой аурой.

— Ну, раз уж ты не хочешь по хорошему...- на лбу песочнобокого словно из ниоткуда появился рог,- Будем говорить по плохому.

В это время пламя перекинулось со свечи на паркет, языками расползаясь по комнате. Из-за суматохи сей факт был замечен лишь когда из-за гари стало нечем дышать.

— Там чёрный вход! Скорее! — раздался командирский крик.

Беглеца потянуло обратно — неумолимая и на редкость настойчивая сила лишила его всякой возможности к сопротивлению. Но так просто он сдаваться не собирался. Едва подлетев к Хувсу, тот лягнул его что есть сил, вновь оказываясь на земле и посылая в морду того удар с разворота. Жеребец отлетел куда-то на веранду, не сумев удержаться на той и покатившись по ступеням с гулкими всхлипываниями.

Отряхнувшись, Нейт ринулся обратно в дом.

— Строук! Мэри!

Сверху раздался оглушительный грохот. Пылающие доски рухнули прямо перед ним, перегородив всякий проход.

— Проклятье! — оставаться тут было слишком опасно. Кашляя и отмахиваясь от дыма, жеребец рванул назад.

Весь мир превратился в игру сверкающих лучей и мрачных теней. Он бежал не разбирая дороги — мимо мечущихся силуэтов и высоких деревьев, чьи кроны скрывали небеса. Не смотря на ночь, он видел всё будто днем. И чем дальше бежал беглец, тем ярче становилось вокруг. Свет пылающей избы словно преследовал его, дыша в спину и заставляя копыта биться в безумном исступлении. Он потерял счет времени. Забыл и что такое реальность. Ничто не имело значение среди вездесущего сияния.

— Каждый сам выбирает свою судьбу. Но всегда ли верен наш выбор? — задался некто риторическим вопросом.

Дальше — была лишь темнота. И два раздражающих голоса...