Fallout Equestria: Масштабы привлекательности

Аликорны хотят жить. Одиночество, для существ, познавших близость как часть коллективного разума, подобно гибели. Богиня и Красный Глаз мертвы — магическое размножение больше не вариант. Вельвет Ремеди и зебры-алхимики — отнюдь не гарантированная возможность. Одинокая Лиловая Сестра, очнувшись в некоем уголке Пустоши, решила провести собственный эксперимент. Но такой, для которого нужны двое. Короткая романтическая ( в Пустошном понимании этого слова) зарисовка.

Другие пони ОС - пони

Самый лучший фик

Ты хочешь написать свой самый лучший фик, и Твайлайт тебе в этом поможет.

Твайлайт Спаркл Человеки

Сюрприз, Сюрприз

Пинки была вне себя от счастья, когда встретила очень похожую на себя Пегаса. То есть... что же может пойти не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош

Пыль / Dust

Десять столетий Найтмер Мун скитается по луне в поисках истинного совершенства. Но находит лишь пыль.

Найтмэр Мун

Клятва

Кто мог предположить, какое чудовище скрывается под маской самой веселой пони Понивилля? И что же порождает таких чудовищ в душах совершенно обычных пони? Теперь Пинкамине Диане Пай предстоит нелегкий путь к искуплению своего страшного греха. *** Самое страшное наказание последует от твоей совести.

Пинки Пай ОС - пони Мод Пай

В поисках вечной гармонии

Мысли о глобальном помогают нам духовно развиваться. Только задающий вопросы способен искать ответы. И именно вечные вопросы приведут искателя к неожиданным и практически невыносимым результатам.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Экспедиция

Катаклизмы... Непредсказуемые стихийные бедствия, возникающие спонтанно, неожиданно, по причине естественных процессов на планете. Но все-ли они являются результатами капризов природы? После прошедшей серии землетрясений в Сибири в горах происходит что-то странное. Туда направляется группа археологов и исследователей с целью выяснить, что же произошло на самом деле...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Последний закат

через тысячу лет, та, что была запечатана в лике луны вернется, и мир вновь окажется под угрозой вечной ночи. Так звучит пророчество. Кто-то в него верит, и считает что оно правдиво, а кто-то думает, что это просто сказка. Но одна знает наверняка...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Хребет Хаоса

Рейнбоу Дэш по праву претендует на звание лучшего летуна всей Эквестрии и даже сами ВандерБолты обратили на неё внимание, но по некоторым причинам всё ещё не пригласили её к себе в команду. Когда ей было 12 лет, её родители отправились в кругосветное путешествие и пропали. Это должно было стать страшным ударом для пегаски. Но вместо этого, она лишь ещё больше утвердилась в своих целях в жизни. С тех пор прошло много лет. Теперь она работает в Понивилле и наконец-то поступила в Академию ВандерБолтов. У неё есть верные друзья, питомец, народная любовь и даже собственный фан-клуб. Её характер позволил ей многого добиться в этой жизни. Всё в ней казалось, было прекрасно. Но кое-что по-прежнему не давало ей покоя. Родители. В этом году она закончит академию. И теперь, когда почти все её заветные мечты сбылись, она отправится их искать. Ей не нужна ничья помощь. Никто не смог помочь тогда, никто не поможет и теперь. Она сама их найдёт… Живыми или мёртвыми.

Рэйнбоу Дэш Зекора Другие пони

Тени

Все- ли нам известно об Эквестрии? Вот одна из вариаций вселенной.

Автор рисунка: aJVL

Легенда о Королевских Сёстрах

В наше время "Легенду о Королевских Сёстрах " можно найти практически в любой хоть немного уважающей себя библиотеке. Она может оказаться в отделе детской литературы, будучи заключённой в красочный переплёт и обогащённой яркими иллюстрациями, усиливающими воспитательный эффект для маленьких жеребят. Может оказаться в отделе просвещения, внутри свежевыпущенного "Сборника Легенд и Сказаний", что нередко оказывается в копытах учеников старших классов, желающих поглубже изучить свою историю и обычаи старины. А может покоиться в самом далёком, пыльном, неорганизованном уголке архивов, спрятанная за неказистым, потёртым переплётом, верно защищавшем своё содержимое на протяжении не одной сотни лет. И многие аристократы-коллекционеры были бы рады отдать большие деньги, чтобы заполучить одно из подобных ранних изданий в свою фамильную коллекцию.

Но помимо библиотек существуют и другие интересные места, где можно обнаружить эту легенду.

Например, записанную на свёрнутом в свиток листе старинного пергамента, лежащем среди других древних свитков и книг на аккуратной книжной полке, расположенной в богато обустроенной спальне, находящейся в одной из центральных башен Кантерлотского замка.

Башне, на балкон которой изо дня в день по утрам и вечерам выходит величественная, белоснежная аликорна, чтобы принять участие в церемониальной смене дня и ночи.

И если бы какой-нибудь любопытный пони сунул свой длинный нос в эту версию легенды, то его глаза обнаружили бы немало занимательных деталей.

Красивый размашистый почерк. Большие пропуски между абзацами, в некоторых из которых мелкой прописью выписаны какие-то заметки. Многочисленные помарки и исправления. Немного отличающийся от места к месту цвет чернил…

А если бы этот пони ещё и понимал древнеэквестрийский, на котором всё записано…

…то он всё равно бы не понял бы, чего такого особенного в этой версии всем известной легенды.

И какие воспоминания способны оживлять простые, наивные слова сказки для маленьких жеребят.

– Принцесса Луна.

Раскрывшиеся в страхе глаза.

– Прошла тысяча лет с последнего раза, когда я видела тебя такой, – приближающаяся величественная поступь. – Настало время оставить наши разногласия позади.

Приседание на колени.

– Мы должны были править вместе, младшая сестра, – добрая улыбка. – Примешь ли ты мою дружбу?

Напряжённая пауза.

– Мне так жаль! Я так по тебе скучала, старшая сестра!

Тёплые сестринские объятия и счастливые слёзы.

– Я тоже скучала.

Тёмные створки тронного зала раскрылись, пропуская внутрь повелительницу ночи в столь непривычно ранний для неё час. Вечер за окном только начинался. Солнце медленно склонялось к горизонту, удлиняя тени от сторожевых башен, а в каменных коридорах замка только-только зажигались первые факелы.

– Ты как раз во время, – встретил вошедшую величественный голос повелительницы дня, что восседала на своём солнечном троне в окружении нескольких парящих свитков. – До прибытия послов меньше получаса. Я как раз успею ввести тебя в суть дела.

– Было бы неплохо, – ночная принцесса подавила зевок и направилась к своему лунному трону. – Потому что я решительно не понимаю, зачем тебе могла понадобиться моя помощь. Ты обычно сама прекрасно справляешься со всеми этими дипломатическими штучками.

– Не всегда.

– Почти всегда, – ночная принцесса уселась на своём троне.

Дневная подписала два из парящих свитков, свернула их, и опустила на серебряный поднос вместе с остальными.

– Я посчитала, что было бы невежливо, если бы главу другого государства встречал только один из диархов.

– Главу государства? – вся усталость во взгляде ночной принцессы исчезла без следа. – Арабийского Султана? Верховного князя из Як-Якистана?

– Короля из Грифонии.

Повелительница ночи нахмурилась.

– Этого надутого индюка, не знающего чести?

Принцесса дня громко вздохнула и потёрла копытом висок.

– Я очень надеюсь, что ты не будешь так выражаться в его присутствии. Если встреча пройдёт успешно, мы обзаведёмся полезным союзником на восточной границе.

– Но это правда! Его послы обещали нам вечную дружбу и взаимовыгодную торговлю, но наши караваны постоянно подвергаются нападениям грифонов-разбойников! А взымаемые на границах пошлины…

– Не стоит верить всему, что рассказывают по вечерам в барах после пары кружек крепкого сидра. Эта торговля на самом деле способствует процветанию наших народов. Но Королевство Грифонов устроено совсем не так, как наша Эквестрия. Тот факт, что мы "друзья" с королём не означает, что мы "друзья" с герцогом Поющего Мыса, из земель которого и совершается большинство разбойничьих вылазок. Но всё это изменится, когда наши народы заключат военный альянс.

– Альянс с грифонами? Тия, ты в своём уме? Они же попытаются выжать из него всё, что смогут! Я слышала, что они давно мечтают расширить территории за счёт населённых дикарями приморских лесов.

– Нам этот альянс тоже принесёт немалую выгоду. Возможно, нам даже удастся, наконец, выстроить нормальные дипломатические отношения с Драконьим Лордом, – сказала принцесса дня и продолжила немного раздражённым голосом: – И сколько раз я тебе повторяла! Не называй меня Тией! Не стоит смущать наших подданных этими глупыми, детскими прозвищами.

Принцесса ночи в замешательстве оглядела пустой тронный зал.

– Мы же здесь одни.

– И у стен бывают уши.

Тут створки тронного зала открылись повторно, пропуская пегаса в блестящих доспехах солнечной гвардии.

– Принцесса… Ваши величества, – поспешил поправиться гвардеец, обнаружив, что лунный трон не пустует. – Делегация из Грифонии прибыла.

– Отлично, мы их ожидали. Проводите наших гостей в этот зал со всем возможным почтением.

– Будет сделано, – отдал честь пегас.

– Луна… – повернулась к сестре повелительница дня, когда тёмные створки опять закрылись.

– Да-да, знаю, – отмахнулась повелительница ночи. – Помалкивать. Улыбаться. Если ко мне обратятся – отвечать односложно и вежливо. Позволить тебе вести дела так, как ты считаешь правильным…

– И, даже если тема дискуссии будет тебе совсем не интересна, постарайся не выказывать явных признаков незаинтересованности.

Ночная принцесса закатила глаза.

– …И не отворачиваться со скучающим видом  к окну подперев щёку копытом.

Понивиль – удивительный городок.

Всего несколько часов назад местные жители дрожали в страхе, поражённые внезапным возвращением легендарной Лунной Кобылицы. А теперь они устраивали праздник в честь её возвращения!

Конечно, всё и так уже было приготовлено для праздника Дня Летнего Солнцестояния, и присутствие принцессы Селестии прибавляло уверенности маленьким пони, но в направленных на младшую аликорну взглядах не было ни следа страха или презрения!

Они искренне радовались возвращению родной сестры своей любимой правительницы! Словно они не могли даже мысли допустить о том, что всё может закончиться плохо! Что солнце больше не взойдёт! Что они больше никогда не увидят Селестию!

Принцесса Луна старалась держаться поближе к старшей сестре, неловко улыбалась, помалкивала, а, если к ней обращались, отвечала сухо и односложно.

И её лицо не покидало выражение удивления.

Как же сильно всё изменилось за время её изгнания!

Поселение не окружал никакой даже самый хиленький частокол! Никаких сторожевых вышек, или, хотя бы, работающих кузниц!

Повсюду стояли аккуратные ухоженные домики. Раздавались беззаботные разговоры о любимых десертах или радужных планах на будущее. Какая-то почтенная земнопони с серой гривой увлечённо рассказывала Селестии о том, какой замечательный урожай выдался в этом году, и каковы её планы по дальнейшему развитию города.

Земнопони – мэр!

В старые времена это было бы неслыханно!

Максимум, на который мог тогда рассчитывать земнопони – стать старостой деревеньки, населённой исключительно земнопони. Ну или быть избранным земельным советником и заседать в королевском совете, где его голос приравнивался бы к одной пятой голоса небесного советника-пегаса или одной десятой голоса магического советника-единорога.

Здесь же группа из нескольких пони разных видов могла спокойно общаться на отвлечённые темы так, словно между ними нет вообще никакой разницы!

Словно не было экспериментально доказано ещё во времена Старсвирла, что умственные способности единорога в среднем на двадцать процентов превосходят способности других видов пони! Что скорость реакции и сила при нападении с воздуха делает пегаса непревзойдённым для других видов пони воином! Что невероятная выносливость и выдержка земнопони позволяет им выполнять самую тяжёлую работу в самых неблагоприятных условиях!

Поток мыслей младшей аликорны был прерван, когда к ней вдруг подлетели несколько птичек и надели на неё ожерелье из полевых цветов.

Луна неловко улыбнулась.

Неловко, но искренне.

– Двадцать пять тысяч… – произнесла восседающая на лунном троне повелительница ночи.

Дипломатический приём только что закончился. Довольный грифон в нелепых одеяниях и огромной металлической короне покинул зал вместе со своею свитой. Подписанное двумя державами соглашение парило перед внимательными глазами повелительницы дня, что перечитывала его в четвёртый раз, чтобы убедиться, что ничего не было упущено.

– Двадцать пять тысяч лучших эквестрийских воинов незамедлительно придёт на помощь королевству грифонов… в час нужды…

Принцесса на солнечном троне немного повернула голову и приподняла уши.

– На данный момент численность наших военных сил насчитывает примерно одиннадцать тысяч воинов, – продолжала принцесса ночи. – Если мобилизовать все наши резервы, наберётся тысяч восемнадцать. Чтобы набрать двадцать пять нам придётся объявить срочный призыв, набирая всех, от малых юнцов, только получивших метку, до почтенных старцев. И у нас не будет времени, чтобы как следует их обучить.

– Именно поэтому, мы так долго обговаривали, что именно подразумевается под словами "в час нужды", – наконец отложила в сторону соглашение принцесса дня. – У грифонов нет серьёзных противников по соседству. Таких, что могли бы угрожать самому существованию королевства. Все эти слова и цифры – простая дипломатическая вежливость.

Глаза ночной принцессы прищурились. Конечно, небольшое приукрашивание реалий было обычной вещью в дипломатических отношениях. Вот только…

– Ты дала обещание, которое не собираешься выполнять.

– Вовсе нет, – ответила дневная принцесса со снисходительной улыбкой. – Я действительно… буду внимательно следить за тем, чтобы "час нужды" никогда не настал. По крайней мере, пока не сменится король.

Несколько секунд прошло в тишине.

Хотя нет, не в тишине. В напряжённом молчании.

– Знаешь, Селестия, меня не покидает чувство, что когда-то я уже слышала подобные речи, – произнесла принцесса ночи, смотря прямо в глаза принцессе дня.

Глаза дневной владычицы недобро прищурились.

– Пожалуйста, скажи, что ты не имела в виду то, что я думаю, ты имела в виду.

– Боюсь, именно это я и имела в виду, – спокойно ответила повелительница ночи. – Что его тень по-прежнему направляет твои решения. Хоть прошло уже больше десяти лет с нашей победы.

– Победы? – горько усмехнулась принцесса дня. – Ты считаешь это победой? Мы тогда проиграли, сестра! Проиграли!

– Мы не могли ничего изменить.

– Могли! Я могла! Я могла внимательней прислушиваться к тревожным слухам из-за границы! Я могла настороженней относиться к его сладким речам! Я могла не поддерживать его опасные исследования! Я могла не предлагать его кандидатуру на роль регента Кристальной Империи, в конце концов!

Ты не могла ничего изменить… Иначе бы это была уже не ты

...

–…Это всё не важно. Уже не важно, – ответила дневная принцесса. – Главное, что теперь я могу кое-что изменить. И я позабочусь, чтобы то, что произошло, больше никогда не произошло.

...

– И для этого тебе нужен союз с грифонами?

– Союз с грифонами лишь ступень. Одна из многих.

Принцесса Луна стояла перед золотой колесницей, что должна была отвезти её и старшую сестру в королевский замок, и внимательно осматривала запряжённых в неё гвардейцев-пегасов.

Гвардейцы-пегасы бесстрастно смотрели прямо перед собой, не обращая на родную сестру Селестии никакого внимания.

Сама же Селестия прощалась со своею верной ученицей, оставляя той новые поручения, преисполненные "божественной мудрости".

Любопытный взгляд младшей аликорны беспардонно изучал жеребцов. Безупречно начищенные доспехи, строгая дисциплина, отличная физическая форма… Было очевидно, что в королевский эскорт брали только лучших из лучших. Интересно, сколько лет у них ушло на то, чтобы стать такими?

– Сколько лет в гвардии? – решила просто спросить вторая принцесса Эквестрии.

И не получила ответа.

– А, ну да, – Луна сама встала по стойке смирно и командным тоном сказала: – Вольно!

Ноль реакции. Луна удивлённо моргнула.

– Как законная принцесса Эквестрии я приказываю вам ответить на мой вопрос!

Ноль реакции. Жеребцы по-прежнему бесстрастно смотрели вперёд не обращая на тёмно-синюю аликорну никакого внимания.

– Вы вообще знаете, кто я такая? И что я могу с вами сделать за подобное неповиновение?

– Всё они знают, – раздался из-за спины голос старшей сестры. И прежде, чем развернувшая Луна успела высказать своё возмущение: – И нет. Я не меняла законы о воинской субординации. Ты на самом деле имеешь полное право наказать их, как только пожелаешь.

– Тогда почему…

– Потому что, если бы они начали отвечать на твои вопросы, то нарушили бы Кодекс Почётного Караула. И тогда бы их наказание могло бы оказаться гораздо страшнее всего того, что ты можешь придумать.

– Да? – коварно улыбнулась Луна – И что же может быть страшнее, чем марш-бросок на сорок километров в полном полевом  обмундировании со связанными крыльями?

– Увольнение.

Луна захлопнула свой рот.

Затем с удивлением посмотрела на "по-прежнему бесстрастных" жеребцов.

Хоть их кьютимарки и скрывались под элементами доспехов, их жизненное призвание безошибочно читалось в их позах, в их взглядах, в том, как беспрекословно они следовали Кодексу…

Они решили стать гвардейцами не ради красивых, сияющих доспехов! Не ради почётного звания и высокого положения! Не ради звонких золотых монет!

А ради возможности защищать пони.

Как же сильно всё изменилось.

– Два наряда вне очереди. Каждому, – проворчала Луна, занимая своё место в колеснице.

За её спиной раздался короткий звонкий смешок старшей сестры.

– Твой капитан Стронг Хуф опять устроил дебош в нижнем квартале, – две аликорны стояли на балконе башни и направляли свои взгляды и свою магию в сторону горизонта. Небесные светила медленно, словно неохотно, сменяли друг друга.

– Что на этот раз? – вздохнула белоснежная аликорна.

– Он и несколько его офицеров решили отпраздновать День Победы Над Хаосом. И выбрали для этого бар Три Подковы. Всех подробностей я не знаю, но там определённо имели место быть несколько бочек крепкого сидра, громкий испуганный визг молодой дочки хозяина заведения, раздавшийся из какой-то подсобки, многочисленные родственники земнопони, сбежавшиеся на помощь, разбитые окна и гора сломанной мебели.

– Какие-нибудь серьёзные ранения?

– Ничего серьёзней разбитого в кровь носа и пары внушительных синяков. Родственники  хозяина бара были крепкими жеребцами. Способными на равных противостоять разгулявшимся воякам.

– Значит боеспособность второй дивизии не пострадала.

– И ты не собираешься ничего предпринимать по этому поводу?

– Собираюсь, конечно. Думаю, День Победы Над Хаосом давно пора упразднить. Всё равно он не слишком популярен среди наших подданных.

– А тебе не кажется, что проблема заключается не в самом празднике, а в личности одного конкретного пони, дослужившегося до звания капитана и возомнившего, что ему всё дозволено?

– Мне кажется, что Эквестрии нужны сильные, умелые бойцы. И что иногда этим бойцам можно немного и расслабиться.

– Кан-тер-лот, – медленно произнесла Луна, словно смакуя каждый слог. – Думаю, мне здесь понравиться.

Селестия попросила гвардейцев совершить два полных круга вокруг столицы Эквестрии прежде чем пойти на посадку. К большому удовольствию младшей аликорны.

– Эти стены, эти башни… Всё кажется таким… игрушечным…

– Несмотря на внешнюю хрупкость, уверяю тебя, в прочности они не уступают суровым каменным сооружениям древности.

– С такими-то следами магической обработки? Не сомневаюсь. Как и в том, что эту прочность никто никогда по-настоящему не испытывал.

– И не испытает, – сказала Селестия.

Большой, сказочный замок, построенный на склоне горы, с изящными арками и яркими золотыми крышами, гордо и величественно возвышающийся над долиной на всеобщее обозрение…

– Знаешь, хоть я и любила всем сердцем наш старый замок, должна признать, что меня всегда немного беспокоила его… как бы это сказать…

– Боязливость?

– А знаешь? Да! Он ведь прятался в тени леса, маскируясь своими невзрачными серыми стенами и ощетинившись сторожевыми вышками. Словно дикая мантикора, защищающая свою территорию и своё потомство. Этот же замок всем своим видом говорит: "Я сильнее всех. Не веришь – рискни проверить." Но говорит это просто как факт. Как истину. Без намёка на горделивость или вызов!

– Его строительство было серьёзным испытанием для лучших архитекторов и магов своего времени. Один из ранних планов строительства предполагал превратить вершину горы Кантор в идеально ровное плато и построить замок на нём. Но я посчитала, что так он будет ощущаться "оторванным от земли", что хорошо для пегасов, но плохо для земнопони.

– Значит, гору Кантор ты выбрала изначально, – хитро улыбнулась Луна.

– Должны же были мои маленькие пони стремиться куда-то вверх, – ответила хитрой улыбкой Селестия.

– К звёздам…

– И к солнцу…

Завтрак. Он же поздний ужин для ночной принцессы. Один из немногих моментов в течение суток, когда две правительницы могут побыть вместе, не нарушая своих режимов.

И просто совместно поесть.

Повелительница ночи устало мучила столовыми принадлежностями свой королевский салат, на шестьдесят процентов состоящий из сена и на сорок из свежих овощей.

Повелительница дня аккуратно левитировала к себе чашку со своим любимым чаем и отпила, и её аккуратное лицо неаккуратно поморщилось.

Затем золотистая аура приподняла золотой колокольчик и аккуратно позвонила в него, чтобы призвать слуг.

Тут же в помещение из служебной двери вбежала кобылка-земнопони в форме служанки.

– Вам что-то нужно? – торопливо поклонилась она белоснежной аликорне.

Стоит отметить, что её бегающие глазки, её чуть взлохмаченная грива и её чуть помятая форма выглядели очень неаккуратными.

– Можешь, пожалуйста, позвать пони, что сегодня готовила мой чай? – спросила принцесса дня.

– Эт-то была я, – немного смутилась служанка.

– Да? Тогда ответь мне, пожалуйста, на один вопрос, – продолжал аккуратный голос принцессы. – Как ты думаешь, сколько ложек сахара в этой чашке? – и золотистая аура приподняла обозначенный элемент сервиза.

– Д-две, – неуверенно ответила служанка.

Тяжёлый вздох вырвался из дневной повелительницы.

– Я не спрашивала, сколько ложек сахара там должно быть. Я спрашивала тебя, как пони, приготовившую этот чай, сколько, по твоему мнению, ложек сахара было положено.

– Я-я… – лицо служанки заметно побледнело, – Я думаю, я положила две ложки… потом отвлеклась на салат… забыла… и положила ещё две ложки… И того… четыре…

– От-влек-лась, – прикрыла глаза солнечная принцесса. – Ты уволена.

Глаза служанки широко раскрылись, рот пару раз беззвучно открылся и закрылся, по телу прошла мелкая дрожь, после чего она бросилась прочь и исчезла за служебной дверью.

Повелительница дня аккуратно отставила злосчастную чашку в сторону и принялась за суп с тёртой морковью, желая поскорее забыть этот досадный инцидент.

К её несчастью принцессе ночи было что сказать по этому поводу:

– Блоссом Сид.

– Хм? – подняла глаза на тёмную аликорну светлая.

– Так зовут служанку, которую ты только что уволила. Блоссом Сид, – тёмно-синие копыта отодвинули тарелку с салатом в сторону. Всё равно аппетита нет. – Она из западных беженцев. С её мужем произошёл несчастный случай на стройке восьмой сторожевой вышки, из-за которого он не может сейчас работать. Плюс у неё есть маленькая дочка. Что не даёт ей высыпаться по ночам. И теперь ты лишила её единственного достойного места работы, на которое может рассчитывать пони её происхождения и статуса.

– Из западных беженцев, говоришь? Значит надо пересмотреть систему отбора служащих в замок. Чтобы пони с таким ненадёжным социальным положением не получали такие ответственные должности, – и внимание принцессы дня вернулось к морковному супу.

Принцесса ночи же встала из-за стола и пошла на выход.

И ей стоило больших усилий сдержать свой тяжёлый вздох.

Кантерлот оказался гораздо более понятным и привычным городом, чем опасалась Луна. Всё-таки городки навроде Понивиля ещё не успели стать повсеместной нормой. Здесь же Луну встретили хорошо ей знакомые заносчивые аристократы, придирчивые к каждой букве закона бюрократы, жадные до каждого бита торговцы и…

– "Школа одарённых единорогов принцессы Селестии", – прочитала вслух вывеску учебного заведения младшая аликорна. – Прямо напротив Королевского Казначейства.

– Раньше здесь находились квартиры высших чинов армии… – подсказала из-за спины устраивающая сестре экскурсию Селестия, – …но со временем их становилось всё меньше, и я решила переквалифицировать здание.

– И перестроить заодно, – добавила Луна, отмечая в фундаменте строения неиспользуемый в других частях замка тёмный камень, – Ты, кажется, говорила, что твоя верная ученица, Твайлайт Спаркл, обучалась в этой школе?

– Разумеется. Она настоящая гордость школы. Давно я не встречала пони, с такой страстью вгрызающуюся в гранит науки. Не раз и не два мне докладывали о случаях, когда она засыпала прямо в библиотеке над раскрытой книгой. Вот только… – беззаботный тон голоса Селестии сменился на задумчивый.

– Да? – спросила Луна.

– …Она уже взяла от моей школы всё, что могла. Всё, что я́ могла ей дать.

– И ты… Неужели ты её отпустила? – широко раскрыла глаза младшая аликорна.

– Не совсем, – улыбнулась старшая.

Тут характерная зелёная магическая дымка подлетела к Селестии по воздуху и обратилось в запечатанный красной лентой с золотой печатью свиток.

– Это… то, о чём я думаю? – подошла поближе Луна.

– Это… отчёт от моей верной ученицы об успехах её изучения магии дружбы, – ответила Селестия, распечатывая свиток.

– И ты сама читаешь отчёты этой единорожки?

– Я всегда сама читаю все свои письма.

Ночь.

Ночь подходила к концу.

Лунный диск медленно, словно неохотно, спускался к горизонту, чтобы уступить место солнцу.

Тишина и покой готовились смениться ежедневными хлопотами и шумом под грамотным руководством единственной и неповторимой повелительницы дня.

Ведущей свой народ к светлому будущему.

...

Повелительница ночи стояла на балконе и смотрела на ночное светило.

...

Как бы ей хотелось быть такой же, как её сестра!
Не бояться
Не сомневаться.
Следовать своим путём, невзирая на препятствия…
Даже если этот путь ведёт в никуда…
Рог тёмно-синей аликорны окутала тёмно-синяя аура. Движение ночного светила замедлилось и остановилось незаметно для взгляда простого пони.

И очень даже заметно для взгляда одной очень непростой пони.

Не прошло и двух минут, как позади принцессы ночи раздался стук обутых в золотые накопытники ног.

– Лу́на? – сонный голос ещё не до конца проснувшейся сестры. – Ты не потеряла счёт времени? Луна́ уже должна находиться у горизонта. Сколько раз я тебе рассказывала о том, как плачевно эти твои игры могут сказаться на благополучии прибрежных городов?

Ноль реакции.

Принцесса ночи даже ухом не повела.

– Слушай. У меня вчера был очень тяжёлый день. Назревающий конфликт между зебрами и арабийцами грозит серьёзно ударить по нашей торговле.

Снова не увидев никакой реакции, принцесса дня тяжело вдох…

– Красивая получилась ночь, не находишь?

Принцесса дня моргнула.

Затем посмотрела на ночное небо.

– Полная луна, застывшая между созвездиями единорога и быка, – мерным, спокойным голосом продолжала ночная повелительница, – прохладная ночная свежесть и умиротворяющая предрассветная тишина… Эта ночь почти что… идеальна.

–...И вправду, – медленно ответила дневная принцесса. – Очень красиво.

– И знаешь что? – тёмно-синяя аликорна, наконец, оторвала свой взгляд от неба и хитро улыбнулась белоснежной. – Я знаю, как можно сделать её ещё лучше.

Принцесса дня хотела нахмуриться и продолжить свои нравоучения… но что-то в этой улыбке было не так. И эти пляшущие в глазах искорки…

– Я просто не дам ей закончиться ещё какое-то время, чтобы поделиться этой красотой с нашими маленькими пони.

– Нарушение цикла! – поразилась дневная принцесса. – Мы же сто раз это проходили! Смена дня и ночи это тебе не игрушки. Один лишний час без солнца может серьёзно сказаться на здоровье растений и пони.

– Да, да, я помню, – улыбка тёмно-синей аликорны стала ещё шире. – Поэтому я предлагаю отказаться от смены дня и ночи. Совсем.

Селестия смотрела на сестру неверящими глазами. И с открытым ртом.

– Конечно, на адаптацию к новым условиям уйдёт несколько поколений, – продолжала сладким голосом Луна. – И некоторые виды растений, почти наверняка, не выживут. Но зато моя ночь станет по-настоящему идеальной, – тёмно-синяя аликорна развернулась к старшей сестре и наклонила голову набок, не прекращая улыбаться. – В конце концов, кто, как не принцесса ночи, должна взвалить на себя всю ответственность такого решения?

Белоснежная аликорна встряхнула головой и уставилась на сестру испепеляющим взглядом. Что был встречен беззаботной улыбкой.

– Луна. Ты опустишь луну. Сейчас же.

Громкий, уморительный и потому жуткий смех был ей ответом.

И когда принцесса ночи отсмеялась, то ответила:

– Нет. И не называй меня Лу́ной. Не стоит смущать ночную тишину такими звонкими прозвищами. Отныне я Найтмер Мун!


То, что произошло дальше, хорошо задокументировано в Кантерлотских архивах. У этого происшествия было множество свидетелей. И все они наперебой пересказывали, откуда прогремели первые магические взрывы. Как именно рухнули вторая и четвёртая сторожевые башни. Каким жутким смехом разразилась Лунная Кобылица, когда ей удалось сбить Селестию. Как ярко сияла радужная магия от использованных Селестией Элементов Гармонии.

И как это удивительно, что в таком жутком происшествии не пострадал ни один случайный пони.

Но всё же, один очень важный факт в архивы не попал.

Факт того, что, когда всё закончилось, и принцесса Селестия после долгого дня успокаивания обитателей замка и его окрестностей вернулась в свою спальню, то она обнаружила на прикроватном столике свиток.

Свиток ещё не старинного пергамента, исписанный красивым размашистым почерком с большими пропусками между абзацами, без помарок и исправлений, только один абзац был полностью перечёркнут, и одним единственным цветом чернил.

Свиток, который лежал здесь, когда она проснулась в ту роковую ночь, и который она проглядела.

– Луна, можешь мне кое-что прояснить?

– Конечно, Тия.

– Тебе дважды довелось побывать целью элементов гармонии… На что это было похоже?

Задумчивое выражение на лице.

– По правде говоря, первый раз я помню очень смутно. Я тогда изо всех сил старалась держать мысли и эмоции под полным контролем, чтобы идеально исполнить свою роль. Но я помню, что мне было очень холодно… и как-то… пусто…

Опущенные из-за чувства вины глаза.

– Зато, когда элементы поразили меня во второй раз! – мечтательная улыбка. – Второй раз я не забуду никогда. Хотя, слово "поразили" будет не совсем точным. Магия элементов тогда окружила меня в несколько радужных колец и… обняла...

Пойманный взгляд.

– И я ощутила такую теплоту! Такую нежность! Такую радость! Такую… любовь! Помню, у меня перехватило дыхание, и я чуть не потеряла сознание от переизбытка чувств!.. А потом я услышала твой голос.

Ответная неловкая улыбка.

– Голос, которым ты выписывала на страницах истории идеальное окончание для моей дурацкой, жеребячьей легенды.

– Твоей восхитительной легенды. У меня самой ни за что бы ни получилось создать что-то подобное.

Крепкие сестринские объятия.

– Прости свою глупую, импульсивную младшую сестру, не знающую, как объяснить словами, что именно её тревожит.

– И ты прости свою глупую, честолюбивую старшую сестру, не замечающую чужих проблем, даже когда ей суют их под нос.

И объятия стали ещё чуточку крепче.

Свиток(png)

Свиток(jpg)

Свиток(doc)

Комментарии (1)

+1

Интересная интерпретация, хотел бы увидеть разговор между сестрами перед изгнанием если бы Селестия заметила свиток когда проснулась.

Doctor_Den
Doctor_Den
#1
Авторизуйтесь для отправки комментария.