Контрольная точка

Два друга Макс и Андрей, два простых парня - пилоты самолета, пресекают воздушное пространство так называемого Бермудского треугольника. Не сложно догадаться, что с ними может произойти.

Отблеск лезвия

Спитфаер устала жить ради следующего завтра, и, когда она узнала, что вся оставшаяся жизнь будет такой же, решилась на страшный шаг. Но помощь пришла с другой стороны пропасти от пони, который тоже решил пойти на это.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты

Ради Науки!

Твайлайт получает от Принцессы Селестии на исследование цветок ядовитой шутки необычного розового цвета. Обычный осмотр не выявляет в цветке ничего необычного, и она решает, что Флаттершай будет отличным подопытным, чтобы испытать на себе действие этого таинственного растения. Эффект оказывается довольно... неожиданным. Длиной около фута, если вы понимаете...

Увядание мистера О'Блума

Понификация романа И.А.Гончарова "Обломов".

ОС - пони

Встреча в роще

Эквестрия будущего. Твайлайт встречается с давней знакомой после многолетней разлуки.

Твайлайт Спаркл Другие пони

The Forgotten Phoenix

Что если бы события "Та о которой все забудут" получили несколько иной характер и Сансет не объединилась с Трикси, найдя злодея?|AU, где друзья потеряли память навсегда, а Сансет вынуждена вновь вернуть их доверие, в то время как сирены продолжают из тьмы строить свои козни.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Сансет Шиммер

Эксперименты Зекоры

Жить в Вечно диком лесу сложно. Но многое повидавшей зебре алхимику - Зэкоре всё по плечу. Она уже очень хорошо там обжилась и единственная серьезная проблема которая ее беспокоит - это отсутствие ее крепких , мускулистых земляков. Что же случится если самый беспокойный из них напросится ей в ученики? Читайте сами:) Пожалуйста оставте коментарий, а то я даже не знаю понравилось ли хоть кому то мое творчество и зацените второй мой фанфик: "Магическая фотография для чайников" или повесть об совершенно обычном пони.

Зекора ОС - пони

Сквозь розовые очки

Некоторые пони могут не так понять несколько невинных жестов, а что уж говорить о такой утончённой и романтичной натуре как Рарити?

Рэрити

Я начал всё с начала

В этом мире полно счастья и радости, а войны ведутся с помощью пирогов и кексов, но ведь так было не всегда. Еще до правления Принцесс весь мир строился на лжи, злобе и ненависти, единороги, пегасы и земнопони вели кровавые войны, да бы признали их превосходство над другими. Но что же удерживало их пыл? Что сохраняло между ними, пусть и шаткое, равновесие? Может за ними кто-то приглядывал... Хранил мир... Но кто же? Все забыли об этом. Но сегодня, возможно, вы узнаете ответ...

Другие пони ОС - пони

Fallout: Equestria - Конец и вновь начало.

Вот вам история об городе, который видел рождение пустоши.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Раннее утро в Понивилле.

Снежинки медленным вальсом опускались на продрогшую от холода землю. Рано поднявшиеся торговцы, позёвывая, открывали свои лавки. В поисках пищи туда-сюда летали снегири, короткими пересвистами общаясь между собой.

Город медленно просыпался, готовясь к новому зимнему дню.

– Вингс, Дискорд тебя побери, проснись!

Продрав глаза, Вингс Либерти, штатный почтальон Понивилля, первым делом попросил стакан холодной воды. Начальник почтового отделения или просто Босс, с неимоверным добродушием поспешил исполнить его просьбу, позволяя Вингсу вновь прикрыть глаза.

Однако, ему сразу же пришлось их распахнуть, так как вода оказалась доставлена слишком быстро, отчего лицо Вингса испытало на себе все её свойства.

Обычно, день для Вингса всегда проходил по одному сценарию: после рабочего дня он направлялся прямиком в небольшой бар, где до полуночи наслаждался компанией яблочного бренди, затем брёл домой и спал до третьих петухов, после чего оправлялся на работу в почтамт, замыкая повседневный круг. Но в последние дня три, необъяснимо для всех, Вингс стал проводить в баре гораздо больше времени, и после возвращался уже не домой, а шёл досыпать на работу. Боссу это не нравилось, но поделать с этим он ничего не мог, до вчерашнего утра…

– Вингс, это уже не в какие рамки! – начал свою заранее отрепетированную речь Босс. – На тебя уже куча жалоб. – Он демонстративно кинул пухлую папку на стол. – Мои сотрудники жалуются на твой перегар, который они вынуждены терпеть с самого утра, а твоё поведение нервирует уже не только меня, но и наших клиентов! Вот одна из жалоб, цитирую: « Я требую возврат средств, так как доставленных пироженных было вдовое меньше, заказанного мной количества… »

– А моя — то вина тут в чём? Все вопросы к кондитеру, а не ко мне. – Лениво перебил его Вингс.

– А в том… — Жилки на шее Босса слегка вздулись, сигнализируя о скором приступе ярости. – Что это Ты сожрал эти пирожные! – Воскликнул Босс. – От тебя несло, цитирую:
« спиртом и клубничным кремом », конец цитаты! Ладно бы, это был единственный подобный случай, но знаешь, сколько ещё таких бумажек пришло мне на твоё имя? Ты худший почтальон за всю мою службу, нет, за всю историю почты. Мне ничего не остаётся, кроме как уволить тебя.

– Только не это, Босс! – взмолился Вингс. – Я же буквально больше ничего не умею, кроме как доставлять почту. Крылья и навыки полёта — только они меня и кормят. Если вы меня уволите, я…я…

Босс улыбнулся, птичка попала в его клетку и начала жалобно голосить, это было как раз то, чего он и ожидал.

– Хорошо, – театрально вздохнул он. – Мне тоже не хочется подрезать твои крылья в такой день. Я даю тебе последний шанс, Вингс Либерти, и надеюсь, что ты не подведёшь меня, хотя бы в этот раз.

Босс подошёл к большому шкафу и аккуратно достал жёлтую папку, после чего позвал своего секретаря.

– Вот твоя работа на сегодня, Вингс. – Он передал папку секретарю и продолжил. – Тебе нужно будет доставить письма, много писем.

– Погодите, вы говорите про ту толстую папку, которую только что передали?

– Именно про неё. Пойдём пройдёмся, Вингс.

Босс ликовал, ни один из хитроумных планов ещё не приносил ему столько удовольствия, сколько он получал сейчас, наблюдая за вытягивающимся лицом Вингса. Надо ли говорить, что во множестве альтернативных миров, каждый Босс прославился как жестокий тиран, любящий наблюдать за отчаянием своих поданных, и только в этой Эквестрии он почему — то вырос в
« скромного » начальника почтовой службы.

– По известной причине, – говорил он, – вчера несколько почтальонов попросили отгулы, и мне пришлось их отпустить. Я же добрый босс, ведь так?

« Уж точно нет! » – подумал Вингс.

– Конечно да. – Ответил Вингс.

– Вот поэтому я и подписал их заявления, но у меня возникла малюсенькая проблемка. Кто теперь доставит всю их почту? А, Вингс, как думаешь?

– Другие почтальоны?

– Нет, дубина, ТЫ! – Босс медленно выдохнул, чтобы успокоиться. – Знаешь, иногда мне кажется, что ты специально притворяешься дурачком только для того, чтобы свести меня с ума.

У Вингса не нашлось что ответить Боссу.

Тем временем, они дошли до нужного отдела. Босс, оглядевшись вокруг, громко закричал:

– Доктор, тут срочная доставка писем!

Ответа не последовало.

– Я его приютил здесь, устроил на хорошую должность, а он ещё на работу умудряется опоздать! – неистовал Босс – Если он сейчас же не появится, я выгоню его взашей!

– А я здесь! – внезапно раздался сзади них голос.

Голос принадлежал молодому земнопони, чью неказистую внешность выделял длинный разноцветный шарф, свисающий до самой земли. Это и был Доктор. Босс устроил Доктора и его напарницу на работу примерно с неделю назад, но почему он нанял появившихся будто бы из неоткуда незнакомцев, до сих пор оставалось большой загадкой для всего почтового отдела. Сейчас же Доктор предстал перед ними полностью измазанным в чёрной саже, даже его шарф отливал черноватым оттенком.

– Где тебя носило? – поинтересовался Босс.

– Простите, но вы же сами просили прочистить дымовую трубу. Я со вчерашнего дня занимаюсь этим, и достиг неплохих успехов, поэтому ожидаю от вас хорошей надбавки. – Доктор встал в победную позу.

– А? Разве я просил о таком? Чего — то не припоминаю. – Босс на мгновение задумался. – Ладно, потом вспомню, лучше скажи, где там твоя спутница, как там её, эм… Дерпи?

– А я тоже здесь! – прозвучал сверху голос.

Задрав голову, все увидели серую пегаску, летающую под самым потолком. Дерпи, зачем — то сделав пару кругов, осторожно опустилась рядом с Доктором и незаметно подмигнула ему. Босс и Вингс сделали вид что не заметили этого, чтобы не смущать бедную пегаску.

– Дерпи, ты подготовила письма? Я отправлял тебе папку. – Строго спросил Босс.

– Ах да! – воскликнула она. – Из — за Доктора я совсем забыла об этом. Ох, если бы не этот разумный дым…

– Дерпи хочет сказать, что я попросил её проверить вентиляцию в этой части здания, пока сам разбирался с трубой. – Перебил её Доктор. – Но сейчас уже всё в порядке, так что она может вернуться к своей работе.

Дерпи, неловко кивнув на слова Доктора, полетела вглубь зала.

Как и бывает в небольших компаниях, где все не являются близкими знакомыми друг другу, Босс, Доктор и Вингс придались собственным мыслям, создав набольшую область неловкой тишины. О чём же они думали? Босс размышлял о том, успеет ли сегодня купить своей жене подарок. Доктор раздумывал, продаётся ли в этом пространстве — времени межпространственное реле. И только Вингс всеми силами старался приглушить головную боль, не думая о том, сколько ему предстоит сегодня работать.

– Эй, Доктор, планируешь сегодня праздновать День Очага? – решил первым нарушить молчание Босс.

– Нет, мы будем сегодня ночью наблюдать космическое схождение. Ради него сюда и прилетели. По словам Дерпи, такое зрелище можно увидеть только раз в жизни.

– А зачем тогда на почту устраивались? – Поинтересовался Босс.

– Наше средство передвижения чутка поломалось, и мы застряли здесь. Но переживать нечего, вскоре я закончу ремонт, и мы отправимся дальше.

– Надеюсь, ты понимаешь, что после подачи заявления об увольнении, вам ещё месяц придётся здесь проработать…

Вингс не особо следил за разговором Босса и Доктора. Все его попытки борьбы с раскалывающейся головой не увенчались успехом. Он облокотился на ближайшую стойку и закрыл глаза, чтобы хоть немного сконцентрироваться на своих мыслях. Проблема была лишь в том, что боль перекрывала все мыслительные потоки. От безысходности Вингс начал про себя произносить считалочку, некогда рассказанную ему сыном.
Дерпи не заставила себя долго ждать. Вскоре она вернулась с тремя сумками, предназначенными для писем. Дотащив их до Босса, Дерпи кинула их на пол, и облегчённо вздохнув, начала обмахивать себя концом шарфа Доктора.

– Ровно пятьсот сорок девять писем! – отчиталась она.

– Эй, забирай своё добро. – Босс поднял одну из сумок и бросил Вингсу, но тот не успел поймать её, в результате чего комично повалился на пол вместе с сумкой.

Не обращая внимания на Вингса, Дерпи продолжала говорить:

– Я распределила все письма по трём сумкам, для каждого из участков. Двести двадцать писем для Кантерлота, сто восемьдесят пять для Понивилля. – Босс кинул вторую сумку в Вингса. – И, наконец, для остальных трёх участков, представляющих собой небольшие деревеньки вокруг Кантерлота, я сложила все письма в одну сумку. – Босс кинул последнюю сумку Вингсу. – В ней сто сорок четыре письма.

Вингс, наконец, поднявшись с пола, попытался одеть все сумки разом, но Босс притормозил его:

– Одевай лучше по одной, если нацепишь все сразу, шею можешь от тяжести сломать. – Вингс послушал Босса. – Ну, так что, справишься Вингс? Всего — то пятьсот писем, участки конечно не совсем удобные, но для тебя это же выполнимая задачка.

Вингс попытался сделать несколько шагов, но тяжесть сумок постоянно клонила его вниз, поэтому его скорость была крайне невелика. Он понял, что возможно это задание будет выполнить не так просто, как описывал Босс.

Немного подумав, Вингс ответил:

– Думаю, за дня три управлюсь — по сумке в день, это будет легко. Правда, с Кантерлотом могут быть проблемы, но я же лучший почтальон, так вы меня сегодня назвали, поэтому можете не волноваться.

– Лучший? Три дня? Ха-ха-ха. – Босс искренне рассмеялся. – Вингс, неужели ты ещё не понял? Все письма ты доставишь сегодня до полуночи, иначе твоя должность почтальона превратится в тыкву, и ты мне уже будешь не нужен — я тебя просто уволю! – С улыбкой на лице закончил Босс.

Все поёжились.

– В таком случае, – решительно ответил Вингс, – мне ничего не остаётся кроме как написать заявление об уходе. Мне было НЕ приятно с вами работать, Босс.

Он начал быстро снимать с себя сумки.

– Какой пессимистичный настрой. – Покачал головой Доктор.

– Мне тоже, Вингс. – Ответил Босс. – Но я надеюсь, ты сможешь найти начальника, который также как и я, сможет терпеть все твои выходки на протяжении многих лет. Может, он даже будет платить тебе такую же большую зарплату — хотя нет, это уже фантастика.

Вингс на секунду задумался.

– Сено! Сено! Сено! – громко выругался он (на самом деле это были не совсем цензурные выражения, но Доктор вовремя успел заткнуть уши Дерпи, поэтому ей самой пришлось додумывать слова Вингса). – Я сделаю это, я доставлю эти… эти письма до полуночи. – Он одел все сумки разом, отчего его шея тут оказалась прикованной к полу потянув вниз всё остальное туловище.

– Смотри, не умри раньше времени, а то кто тогда письма разносить будет. – Вздохнул Босс. – Кстати, насчёт доставки, сегодня мне пришло извещение от Фабрики погоды – этой ночью вокруг Кантерлотской горы будет сильная метель. Я подозреваю, что кто — то из богачей заказал снежную бурю, чтобы любоваться ей во время праздника. Поэтому рекомендую тебе, заглянуть в Кантерлот как можно раньше. И ещё – часть писем срочные, и должны быть доставлены сегодня, поэтому я сразу же узнаю, если ты не успеешь всё доставить. На этом брифинг можно закончить.

– Угу. – Пробурчал Вингс, в очередной раз поднимаясь с пола.

– А разве можно заказывать вот так погоду? Разве это законно? – удивился Доктор.

Босс насмешливо фыркнул.

– Доктор, если твоё количество золотых бит превышает количество унитазов в Мэйнхэттане – ты уже становишься вне закона и можешь купить всё, что заблагорассудится.

– Верю на слово! – Ошарашенно произнёс Доктор.

Вингс тем временем уже направился прочь от этой громкой компании. Нет, он не стремился как можно скорее выполнить указ Босса — он просто хотел слегка освежить голову на свежем воздухе. Сумки тянули его вниз, но Вингс старался не обращать на них внимания и не думать о том, что ему ещё придётся летать с ними.

– Эй! Последний подарок! – Вингс обернулся на голос Босса и успел вовремя схватить зубами горнолыжные очки.

– Удачи! – прокричал напоследок Доктор.

– А он точно справится? – тихо спросила Дерпи.

– Не волнуйся. Я знаю Вингса уже давно, и уверен, что сегодня все письма будут доставлены своим адресатам. – Загадочно ответил Босс. – Его путь только начинается.

Только Босс и Дерпи знали об особом письме, ожидающем своего получателя в одной из сумок. Этому письму предстояла сегодня немаловажная роль в судьбе незадачливого почтальона.


Первым делом, выбравшись из душного здания, Вингс окунул голову в один из больших сугробов, наметённых во время ночного снегопада. Его разум хоть немного и прояснился, но голова продолжала трещать. Пожевав немного снега, Вингс только сейчас начал по — настоящему осознавать, как сильно он встрял с условием Босса. Пятьсот с чем — то писем за каких-то четырнадцать часов! Для него это было практически невозможно. И ладно бы это был только Понивилль, но Кантерлот и ещё какие-то деревни – это же совсем неизведанная территория!

– Может заскочить сначала в бар? – вслух произнёс он.

Бар. Место, где можно спокойно провести время, ни о чём не жалея. Место, где все тревоги улетучиваются и, гонимая весельем, печаль отходит на задворки сознания. Место, такое знакомое и родное. Но попав туда, выбраться будет уже не так просто. Вингс осознавал это в полной мере.

Достав случайное письмо, Вингс обратил внимание на адрес – он был понивилльским. Но что самое главное Вингс точно знал, кто проживает в этом доие. Радостно вскинув голову (но не слишком сильно), Вингс помчался в нужном направлении. Правда его галопа хватило только на пару метров, а дальше ему вновь пришлось перейти на спокойный шаг, но Вингса уже было не остановить.

Ёжась от холода (а зимний вариант почтальонской формы не очень — то сильно и согревал), Вингс брёл по Понивиллю, не обращая внимания на праздничное преображение города. А если бы он немного поднялся над крышами домов, то увидел бы целые паутины праздничных гирлянд и ленточек, развешенных вдоль улиц, огромное количество украшенных домов, а также несколько наряженных ёлок. Но Вингс шел, не видя всего этого, концентрируясь на каждом тяжело дающемся шаге — только так он мог нести три переполненные письмами сумки.

Пони вокруг не замечали бедного почтальона. Все были заняты новогодними покупками и прочими заморочками к празднику, лишь парочка жеребят кинула в Вингса снежками, но несколько раз промазав, они прекратили это бессмысленное действо.

А вот нужный дом! Украшенный гирляндами и прочей праздничной бутафорией, он совсем не выделялся среди прочих точно также украшенных зданий. Вингс причесал гриву, поправил сползшую фуражку и как можно более неторопливо постучал в дверь. Он мог бы оставить письмо в почтовом ящике, но…

– Мисс Эмеральд Эррингс, вам письмо! – стараясь звучать профессионально, произнёс он.

– Ох, не ты ли это, Вингс? Как же давно я тебя не видела! – удивлённо произнесла земнопони тёмно-зелёного окраса. Мисс Эмеральд знала Вингса ещё маленьким жеребёнком, постоянно попадавшим в неприятности из-за своего дурного характера.

– Так точно, мэм! – отрапортовал Вингс.
– Смотри как ты вырос, прям загляденье. Теперь понятно, почему ты так быстро остепенился, небось от кобылок проходу не было, а? – подмигнула она. – Кстати, почему на свадьбу меня не позвал?

– Простите, из головы вылетело. – Вингс не хотел поднимать эту тему. – Разрешите мне задать вам неудобный вопрос?

– Эм… Хорошо.

– Вы ещё продаёте ваш знаменитый огуречный рассол? Я хотел бы выпить парочку….

Он не успел договорить, как мисс Эмеральд закрыла его рот своим копытом. Пару раз воровато оглянувшись, она жестом пригласила его зайти внутрь. Вингс тоже обвёл взглядом окрестности, но ничего подозрительного так и не обнаружил. Он быстро зашёл в дом Мисс Эмеральд.

– Ух! Хорошо-то как! – блаженно произнёс Вингс, допивая содержимое кружки. Рассол оказал на него практически магическое воздействие — голова прояснилась, прошла сухость в горле, а сам Вингс почувствовал как энергия вновь струится в его теле.

– Прям ностальгия. – Проговорила Мисс Эмеральд. – Твой отец тоже частенько ко мне захаживал за рассолом после своих пьянок. Помню, однажды ты сам его привёл сюда и умолял продать вам пару кружек в долг. Ты был хоть и дурным, но заботливым жеребёнком. Кстати, как у твоих родителей сейчас дела? Они же в Бэлтимейр переехали? Как твоя мать уехала, так я и перестала и о твоей жизни узнавать.

– Да, у них всё хорошо. Они шлют мне письма, так что с ними всё в порядке. – Допив третью кружку, ответил Вингс. – Ваш дом и правда навивает воспоминания, но не очень приятные. Вы же меня всегда предупреждали, чтобы я не шёл по пути отца, а я, получается, не послушал вас, и вот — теперь я пью ваш рассол.

– Да будет тебе. – Вздохнула Мисс Эмеральд. – У тебя есть работа, семья и сожаления. У твоего отца была лишь семья, но и этого он не ценил. Ты сейчас сожалеешь, а это очень важно — сожаления принуждают нас быть лучше, хотим мы этого или нет. Другое дело если они беспробудно топят тебя, но даже так необходимо найти силы, чтобы выплыть наружу и вновь увидеть Солнце.

– А если мою ногу свело и меня тянет камнем ко дну? Тогда уже спастись не получится, сколько не пытайся. Именно так и было с моим отцом, а теперь... Теперь… – Вингс в гневе грохнул чашкой по столу.

– Кажется, ты слишком буквально воспринял мои слова. – Улыбнулась Мисс Эмеральд. – Впрочем, на этот вопрос у меня нет ответа. Спасение утопающих – дело копыт самих утопающих, слышал о таком? Вот это и могу тебе только сказать. Ох, наверное я тебя здесь от работы отвлекаю, тебе за это ничего не будет?

– Ничего. – Покачал головой Вингс. – Спасибо вам большое, и за рассол и за разговор. Мне это было нужно.

– Всегда пожалуйста, заходи сюда почаще, но не только ради рассола. – Заботливо ответила Мисс Эмеральд. – И кстати, с тебя двадцать бит.

– Сколько?! – поперхнулся Вингс. – За что такие деньги?

– Как за что? За рассол и задушевную беседу. Мне-то тоже нужно на что-то жить.

– Но… Но у меня только шестнадцать бит при себе…. – Недоуменно проговорил Вингс.

– Ладно, потом остальные отдашь. – Она забрала деньги у бедного почтальона и положила их в маленький мешочек, висящий на одной из стен.

– Кажется я теперь припоминанию почему не любил это место. – Беззлобно произнёс Вингс, заставив Мисс Эмеральд залиться смехом.
Уже перед самой выходом из дома, она прокричала ему:

– Вингс, помни! Прошлому хорошо иногда предаваться, но не жить в нём! Ты ещё можешь всё исправить. Я верю в тебя!

На улице Вингс почувствовал себя гораздо лучше, чем в доме. Его силы вернулись, а голова прояснилась. Достав сразу десяток писем и прочитав их адреса, он попробовал подняться немного над землёй. Только немного и получилось, но даже так он был гораздо быстрее, чем если бы брёл по земле. Однако, теперь он никак не мог отделаться от нахлынувших воспоминаний, вторгающихся в его работу.

Двадцать… Тридцать… Пятьдесят, пятьдесят писем доставлено!

– Наконец-то! Спасибо вам! – единорог в глуповатой праздничной шапке выхватил письмо у Вингса. – Распечатав и прочитав его, он тут же начал плясать от радости.

Когда-то Вингс с таким же нетерпением ждал письма от Неё.

Но из-за него…

– Мама, почту доставили! – из дома выбежали несколько жеребят и забрав письма из ящика, понеслись обратно в дом.

Также поступал и его сын, встречая Вингса у дома. Только ждал он отнюдь не почту, а самого почтальона.

Но из-за него…

– Ох, тяжело вам наверно работать в такой день! – посочувствовала пожилая пегаска. – Может вам вынести перекусить? – Вингс вежливо отказался.

Он не особо любил Её стряпню, но Она была так заботлива и добра.

Но из-за него…

– Хватит! Пожалуйста, прошу, не напоминай больше об этом! – Вингс был на грани срыва.

Воспоминания, что он глушил в баре, постепенно просачивались сквозь намеренно заполненную дырами память. Призраки прошлого появлялись один за одним – дом у детской площадки (Она любила гулять в этом месте), магазин сладостей (Она была ещё той сладкоежкой), Библиотека (здесь он Её впервые встретил). Каждый уголок Понивилля наполнялся образами — фантомами прошлого, пришедшими взять своё. Скорость доставки писем падала, всё быстрее и быстрее приближая Вингса к неминуемой бездне.

Бар. Там было спасение. Там было благостное забвение. Не осознавая, Вингс приближался к нему всё ближе и ближе. Его маршрут становился линейней – он и сам начал понимать, что стремиться в определённое место. Письма? Пусть его увольняют, он как — нибудь выкрутится. Главное — это вновь всё забыть…

Шестьдесят... Восемьдесят… Сто писем... Количество уже не имеет значения.

Все жители Понивилля веселились. Как же в такой день не веселиться? Как можно не любить День Очага? По всему городу звучали праздничные песни, поток которых постепенно перерастал в нечто больше, и вот уже все жители включены в Гимн Дня Очага – восхвалять единства, радость и добродетель, какой же глупец не захочет этого делать?

– Дяденька, а что вы бормочите? – Вингс повернул голову и увидел жеребёнка — пегаса, с интересом наблюдавшим за ним. Жеребёнок уже какое-то время следил за угрюмым почтальоном, перелетающим от одного дома к другому.

– Подрастёшь — узнаешь! – Буркнул Вингс. Он вновь поднялся над землёй, но тут же остановившись, вернулся к жеребёнку.

– Запомни хорошенько малец — никогда не женись! Какие бы уловки они не применяли, знай, что единственная достойная для тебя кобылка, это кобылка с этикетки грушевого ликёра. Никаких разговоров, никаких ссор – только чарующая улыбка и последующее за ней блаженство.

Жеребёнок удивлённо кивнул. До этого дня он никогда ни о чём таком и не задумывался.

– Хорошо. Но тогда и вы обещайте, что не будете грустить!

– Что? Я… Как ты? – Вингс был удивлён проницательностью жеребёнка.

– Эй, вы чему это его учите! – раздался сзади него злобный женский голос. Вингс тут же оторвался от земли и кивнув напоследок жеребёнку, полетел подальше от этого места. Но воспоминания его уже было не остановить. Вингс направился в Бар — крылья неумолимо несли его в протоптанном направлении.

Много лет назад.

Комната, полностью погрязшая во тьме. Мрак прорывает лишь слабый голос:

– Обещай, что ты больше не будешь пить!

– Извини, но я ничего не могу с собой поделать. – Холодно отвечает второй голос.

Несколько лет назад.

Полутёмная комната, освещённая маленьким ночником. Две тени колышутся на стене в такт движениям — маленький хозяин одной из них чуть ли не плача произносит:

– Папа, зачем ты столько пьёшь? Мама сказала, что нам придётся уехать от тебя, если ты и дальше будешь продолжать это делать. Я не хочу этого! Пожалуйста, обещай, что ты больше не будешь пить!

– Прости, но я ничего не могу с собой поделать. – Смущённо отвечает второй голос.

Бар.

Последняя точка Понивилля. Небольшое здание, втиснутое между несколькими торговыми магазинами. Вингс не мог сопротивляться ему. Он сделал несколько нерешительных шагов по направлению к входу. Шаг за шагом он приближался к нему. « Босс не станет увольнять тебя. Наверняка он просто решил припугнуть », — нашёптывал ему внутренний голос. « Но как же все эти письма? Я должен их разнести их, ради него… », — сопротивлялся Вингс. — « Ты никому ничего не должен. Это Она виновата во всём » — « Но это же я… » -
« Нет, ей всего лишь надо было подождать, когда — нибудь всё вновь бы наладилось. Она бы всё равно поги… »

– Нет! – завопил Вингс, желая отогнать эту страшную мысль. Прохожие с опаской начали оглядываться на него. – Это я во всём виноват! Только я.

Взмах.

– Это моя вина и я не хочу этого забывать, иначе окончательно уподоблюсь отцу.

Вингс медленно поднимался над зданием бара. Каждый взмах давался ему тяжело, но он не останавливался.

– Я не забуду этого. Это моя и я… Я, если понадобится, готов даже расстаться с алкоголем, но не с виной.

Зациклившись на внутреннем монологе, Вингс не заметил, как врезался в облако. Оно был совершенно холодным, чем и помогло привести его в сознание. Очнувшись, Вингс некоторое время смотрел по сторонам, пытаясь разобраться где находится. Только опустив взгляд вниз, он увидел знакомые крыши – он летел над городом.

Но как так у него вышло? Сумки же были тяжёлыми? В поисках ответа, Вингс открыл сумку – она была полностью пуста. Блуждая в воспоминаниях он и не заметил того что разнёс все письма в Понивилле. Ему захотелось громко рассмеяться, но он сдержался. Покружив немного над городом, он только сейчас обратил внимание на городские украшения.

– Какое же сейчас уже число?

Когда-то он водил сына на торговую площадь. В тот день город был также красив, как и сейчас, думал Вингс. Они летели вместе — Кэндл жевал сахарное яблоко, а Вингс всё спешил купить подарок, из-чего несколько раз запутывался в гирляндах. Наблюдая за попытками отца выбраться, Кэндл тихонько посмеивался, но всё-таки звал пролетающих пегасов на помощь. В тот день Вингс был по-настоящему счастлив.

Удивительно, но это воспоминание не приносило боль. Вингс поймал себя на том, что не может не улыбаться вспоминая о том дне. Крылья несли его в сторону Кантерлота, ведь ему требовалось доставить ещё очень много писем.


Полдень. Точнее, несколько часов после полудня.

– Фух, как же далеко… Этот дрянной город… От Понивилля. – Бормотал про себя Вингс. В былые времена он точно потратил бы гораздо меньше времени на полёт. Но возраст, груз и небольшая прибавка в весе тормозили его всю дорогу. Даже крылья ничего не могли с этим поделать. А ведь когда-то Вингс пробовал стать Вандерболтом, тогда ему не хватило лишь нескольких секунд, чтобы прийти третьим в одном из испытаний.

Но вот, золотые шпили Королевского Дворца становятся вполне различимыми, а значит до Кантерлота осталось каких-то пятнадцать взмахов. Покружив немного, Вингс приземлился рядом с небольшим кафе.

Решив не отвлекаться на кофе (такая баснословная цена всего за одну кружку! Да они совсем зажрались в своём Кантерлоте!), Вингс осторожно расстегнул самую тяжёлую сумку. К его удивлению, он увидел не кипу писем, а небольшой листок атласной бумаги. И уже под ней лежало множество писем. На бумаге была чётко отпечатана карта Кантерлота, видимо Дерпи, пожалев бедного почтальона, решила таким образом хоть немного ему помочь. Воздав хвалу Великой Дерпи, Вингс достал одно из писем и, прочитав адрес, начал искать его на карте.
Пролетев пару улиц, он попал в тупик. Здание, что было отмечено на карте, просто не существовало.

– Извините, а Изумрудная девятнадцать здесь находится?

– Пф, нет! – высокомерно ответил один из прохожих. – Вам бы город сначала изучить, а уже потом идти работать на почту.

В былые времена, Вингс бы нашел, что ответить этому заносчивому кантерлотцу, но сегодня он очень спешил, поэтому оскорбление пришлось стерпеть. Гораздо важнее — карта. У Вингса закралось нехорошее предчувствие насчёт неё. Он несколько раз прилетал на нужный, согласно карте, адрес, но всякий раз оказывалось, что дом находится или в совсем другом месте или же его и вовсе не оказывалось на карте.

Бедная, желающая помочь, Дерпи — она не заметила того, что подложила в сумку Вингса карту из другого времени. По-настоящему оценить эту карту Вингс смог бы только через двести четырнадцать лет.

Делать нечего, Вингсу пришлось узнавать адреса у жителей города. Как он и ожидал, большинство жителей города игнорировали его. А между прочим, кантерлотцы считались самыми вежливыми пони в Эквестрии, но их вежливость и хорошие манеры распространялась только на других жителей Кантерлота. Поэтому поговорку « вежлив как кантерлотец » они воспринимали в совершенно ином свете.

Если бы Вингса попросили описать Кантерлот парой слов, то он, несомненно, ответил бы так – холодный и величественный. Кантерлот предстал перед ним, городом необыкновенной красоты, но вместе с тем очень чуждым. Вингсу хотелось вернуться в маленький и обычный Понивилль, который хоть и не был столь вычурно красивым, но зато был гораздо дружелюбней. Даже украшений в городе было минимум – кантерлотцы не любили портить вид своего города какими — то побрякушками.

– Извините, можно вас? – кто-то окликнул Вингса, пока он засовывал письмо в очередной ящик.

Голос принадлежал единоргу бледно — голубого окраса. Его строгий фрак сильно контрастировал с белоснежно — зимним окружением. Его лицо не выражало никаких эмоций, а от него самого веяло некой сдержанностью.

– Прошу Вашего прощения, господин, видите ли, мой хозяин послал меня к Вам, чтобы я сопроводил Вас до поместья. – Чётко произнёс он. – Понимаю Ваше удивление, но всё что Вам нужно знать я расскажу по дороге.

– А…

– У нас нет времени на разговоры. – Забыв про манеры, он схватил копытом ремешок от сумки и потянул Вингса за собой.

– Постойте! Я же…

– Мой хозяин Вам хорошо заплатит, об этом можете не беспокоиться. Десять тысяч золотых бит Вас устроят?

– Вполне!– не думая ни секунды ответил Вингс.

Спустя десять минут Вингс стоял во дворе большого особняка. Дворецкий (а именно так этот единорог и просил его называть), примеривал к голове Вингса украшение в виде рогов оленя, раздумывая, какое из них больше подойдёт Вингсу. Оценив несколько вариантов, он наконец выбрал рога с небольшой гирляндой — Вингсу они очень пошли.

– Так, готово. Мистер Либерти, не могли бы вы повторить наш инструктаж? От Вас зависит моя репутация, поэтому хотелось бы точно знать, что Вы всё поняли.

– Пять тысяч золотых, в смысле, конечно я могу всё повторить. – Быстро одёрнул себя Вингс. – Работающие на вас пегасы заболели, поэтому я должен буду выполнить их роль « оленей ». Я должен отвезти хозяина к нескольким точкам Кантерлота, исполняя роль волшебного существа. Вот и всё. Но ничего если я не совсем хорошо знаю город?

– Ах да! – Единорог закрыл глаза и что — то пробормотал. С его рога вырвался маленький шарик света и тут же приземлился на лбу Вингса. Спустя несколько секунд он растаял, а Вингс почувствовал, что теперь знает нужные адреса.

– Вот и всё. – Произнёс Дворецкий. – А вот и Ваши сани.

Несколько земнопони тащили большие деревянные сани, в которые должен был впрегстись Вингс.

– Такие огромные! Но всё же, я не до конца понимаю, зачем вашему хозяину такие трудности? Почему именно олень должен нести такие сани и почему по небу? Олени же вообще не летают!

– О, это интересный вопрос. Видите ли, образ оленя, несущего сани, разработали лучшие психологи города. Они опросили несколько сотен жеребят, как должен выглядеть праздничный дух. В результате психологи пришли к выводу, что он должен ездить по небу, управляя волшебным существом и дарить подарки всем жителям Эквестрии. Почему именно олень? В этом я не разбираюсь, но кажется это как — то связано с коллективным бессознательным…

– Кстати, насчёт подарков. – Перебил его Вингс. – Что там с моими письмами?

– Об этом не волнуйтесь. Как мы и договорились, я плачу Вам половину гонорара, взамен мои подчинённые разносят все Ваши письма по городу. Осмелюсь заметить, что для того, чтобы разнести такое количество писем, потребуется немало времени — это займёт минимум несколько часов. Вас это устроит?

– Конечно, в одиночку я бы сам потратил гораздо больше времени… – Вингс внезапно поперхнулся. – Это и есть хозяин?

Открыв большую дверь, на порог особняка вышел пони. По нему было видно, что он на несколько десятков лет старше Вингса — его морщинистое лицо, чуть шаркающая походка, но вместе с тем гордая осанка и некая неуловимая твёрдость в движениях, говорили о том, что его молодые годы остались в нечётких воспоминаниях и небольших портретах, висящих по всему особняку.

– А его дурацкий костюм тоже связан с психологией? – тихо спросил у Дворецкого Вингс.

Хозяин был облачён в длинную красную шубу, расшитую серебряным орнаментом. Шуба полностью закрывала его ноги, а её конец немного волочился по земле. На голове у него была одета в цвет шубы, красная полуовальная шапка, украшенная жемчужными украшениями. Весь костюм, по мнению Вингса, выглядел нелепо и уж точно никак не мог соотноситься с Днём Очага.

– Господин Поттер! Прекрасный костюм, я думаю, он очень понравится жеребятам. – Почтительно произнёс Дворецкий. – Как я Вам и обещал, все проблемы с оленями улажены. Правда, я смог найти только одного пегаса, но не волнуйтесь – Вингс Либерти почтальон и он уже привык носить и доставлять тяжёлые вещи.

– Я в тебе и не сомневался. – Тихо произнёс господин Поттер. – Вингс, можете звать меня просто Мистер Поттер. Я рад, что вы согласились помочь мне доставить радость и счастье самым несчастным жителям этого города.

– Да, благодарю Вас за такие слова. – Вингс, зачем-то поклонился. – Мне сказали, что моя работа будет закончена в семь вечера, это так?

– Да. – Элегантно кивнул Мистер Поттер. – В семь вы уже будете свободны — я не хотел бы задерживать вас в такой день. О, кстати, а вот и наши подарки!

Из особняка вышло несколько рослых земнопони, они несли полностью набитые, огромные мешки. Мешки были настолько большими и тяжёлыми, что каждый из них несло по два земнопони.

Вингс почувствовал себя плохо. Мало того, что до этого он таскал три переполненных сумки, так теперь ему нужно будет везти один, два… Пять, шесть… Восемь! Восемь тяжеленных мешков! Если бы Мистер Поттер взглянул на лицо Вингса в этот момент, то он бы увидел странное сочетание удивления, горечи и отрешения.

– Ну что, тронулись! – Скомандовал Мистер Поттер. – Насчёт веса не переживайте, эти сани зачарованы, поэтому в воздухе весь вес уменьшится вдвое.

– Хоть за это спасибо. – Пробормотал Вингс.

Сделав шаг, и чуть не упав в обморок, Вингс нашёл в себе силы сделать ещё один шаг. Шаг за шагом, он медленно тянул сани по ровной дорожке снега. Наконец, раскрыв крылья, он начал делать взмах за взмахом, поднимая свою непосильную ношу в небеса. Каждая клетка его тела стонала от тяжести, но он продолжал махать крыльям. Спустя несколько десятков секунд сани оторвались от земли и взмыли вверх вслед за Вингсом.

В воздухе Вингс почувствовал себя гораздо лучше. Общий вес действительно значительно уменьшился, но не сказать, что ему стало легче. Даже уменьшившийся вдвое вес всё равно был гораздо тяжелее того, что он привык таскать, поэтому скорость Вингса была невелика. Тяжело дыша, он из-за всех сил махал крыльями. И хоть на улице была минусовая температура, Вингс вовсю потел, ни секунды не понижая температуру своего тела.

– Приземлись возле того здания. – Указал копытом Мистер Поттер.

Земля! Наконец, твёрдая земля! Вингс из последних сил держался, чтобы не упасть на неё. Его крылья подрагивали, а тело частично отказывалось слушаться.

– Ура! Дух прилетел, Дух прилетел! – Вингс обернулся на возгласы и увидел целую кучу жеребят, столпившихся возле Мистера Поттера. Они полностью окружили его, начав подтанцовывать и всячески голосить.

Мистер Поттер поднял копыто вверх, подавая знак, чтобы все замолчали – все сразу же безропотно замолкли. Прочистив горло, он начал говорить:

– С праздником вас! Я Дух Дня Очага и для каждого я подготовил подарок, но получат их те, кто вёл себя целый год хорошо, хо-хо-хо! – Удивительно, но тихий и немного властный голос, которым говорил Мистер Поттер превратился в громкий и по-праздничному весёлый. Вингс про себя подметил, что и движения его немного изменились – они стали рискованнее и из-за этого ощущались более старческими.

Мистер Поттер, а точнее волшебный Дух, со всей сворой жеребят направился внутрь здания, Вингс же остался на улице.

Пока он отдыхал, один из единорогов, работников приюта, с помощью магии забрал мешок с подарками. В это же время, Вингс делал специальные упражнения, чтобы дать своему телу немного расслабиться.

– Простите, я подумал, что вам сейчас это нужно. – Говорил тот единорог, что недавно забрал мешок. Сейчас же он стоял перед Вингсом, левитируя прозрачный стакан с водой.

– Ох, спасибо! – воскликнул Вингс и начал с жадностью, не упуская не единой капли, поглощать содержимое стакана – прохладную, а от того невероятно вкусную жидкость. Вода растекалась по его горлу, даруя ему небывалое наслаждение, которое можно испытать только выпив воды в невероятно жаркий день.

– Нелегко вам приходится. – Посочувствовал единорог. – Тащить такой груз в одиночку, определённо задачка не из лёгких. Хотя тут вы сами виноваты, знали же на какого пони идёте работать.

– Что ты имеешь в виду?
– О, я про Мистера Поттера. Уверен, он из вас все соки выжимает, этот жадный старикашка, чтобы он… Тьфу! — вместо того, чтобы закончить предложение, единорог смачно плюнул в снег. – Простите, я сразу начинаю злиться, как его вспоминаю. Колитесь, вы знаете, что он задумал? Такой пони как он уж точно не мог стать добреньким филантропом. Наверняка он что-то замышляет! – Единорог практически вплотную подошёл к Вингсу и начал шептать. – Я думаю, он присматривает себе участок для строительства. Он хочет уничтожить этот приют, так же как некогда уничтожил бизнес моего отца.

Вингс поднял свой взгляд на здание. Что несёт этот единорог? Мистер Поттер всего лишь выбирает участок земли? Что это значит? Зачем ему тогда переодеваться в Духа и дарить подарки жеребятам?

– Я бы на вашем месте уволился сразу бы. Деньги, это конечно хорошо, но готовы ли вы ради них продать свою совесть? Никто во всём Кантерлоте не любит Мистера Поттера, но я вам говорю, как только он сдохнет, все жители города тут же устроят трёхдневную гулянку. К счастью, нам осталась ждать недолго! – Добродушно подмигнул единорог прежде чем уйти обратно в здание.

Вингс был полностью сбит с толку. Этот старик в нелепом красном костюме может являться таким злодеем? Что же он такое совершил, раз его так ненавидят? Он сейчас просто притворяется? Вопросы неустанно кружились в голове Вингса, не давая ему чётких ответов.

Через час Мистер Поттер вышел из приюта. Все жеребята вышли его проводить – стоя на пороге они кричали ему о том, чтобы он возвращался в следующем году. Жеребята выглядели радостными и счастливыми, некоторые из них сжимали с помощью крыльев или магии только подаренные игрушки, остальные просто махали копытами. Вингс обратил внимание на взрослых — несколько работниц стояли чуть поодаль от жеребят и пристальным взглядом сверлили самозваного Духа Праздника. В их взгляде не было радости, но очень чётко читалась ненависть.

– Счастливого Дня Очага! – прокричал Мистер Поттер и залез в сани. – Вперёд, мой верный спутник!

Вингс кивнул и начал потихоньку взлетать. В этот раз получилось гораздо быстрее, оно было и не удивительно, Вингс хорошо отдохнул пока ждал Мистера Поттера, к тому же сани немного убыли в весе.

– Хорошие они жеребята, представь, угостили меня очень вкусным яблочным пирогом. – Хвастался Мистер Поттер. – Извини, тебе кусок не успел захватить. Они так быстро его съели, что даже маленького кусочка не оставили! Хм… А вот здание у них уже старое…

За следующие пару часов Вингс облетел ещё несколько детских приютов. И везде Мистера Поттера встречали практически одинаково — жеребята, громкими весёлыми возгласами и песнями, взрослые, холодными, полными горечи и злости взглядами. Когда Мистер Поттер обращался к кому-нибудь из них, ответам ему служила притворно вежливая улыбка, скрывающая их истинные чувства.

– Эй, не хочешь погрызть морковки? – обратилась одна из работниц приюта к Вингсу, пока он в очередной раз ждал возвращения Мистера Поттера.

– Не откажусь. – Ответил он. Немного подумав, Вингс решил попробовать спросить мучавший его уже некоторое время вопрос. – А Мистер Поттер правда такой ужасный? Просто я видел, как вы на него глядели и мне стало не по себе.

– Ха! – улыбнулась работница. – Ещё как ужасен! Хуже него я в жизни пони не встречала. Ты новичок у него, раз спрашиваешь такое, поэтому я могу тебе рассказать кто такой Мистер Поттер.

Её лицо помрачнело.

– Мистер Поттер — самый богатый пони в Кантерлоте, да нет, во всей Эквестрии. Если бы он захотел, он с лёгкостью мог бы выкупить дворянский статус и поселиться во дворце, но это его не интересует. Единственное, чего он желает — это золотые биты. И он готов пойти на всё ради их получения. Несколько лет назад он пытался снести это здание. – Она показала копытом на приют. – Мистер Поттер хотел построить на его месте одно из своих ночных заведений. Мне пришлось приложить огромные усилия, чтобы не допустить этого. Так что не видитесь на его облик – он сущий монстр в обличье Праздничного Духа. Я-то смогла тогда отстоять этот приют, но…

– Только потому, что я вам позволил это сделать. – Ледяным голосом произнёс Дух Дня Очага.

– Эм... Мистер Поттер, вы здесь быстро закончили. – Пробормотал Вингс.

– Что вы имеете в виду? – продолжала говорить работница. – Вы позволили? Вы? Нет! Я столько сил вложила в борьбу, чтобы изгнать подальше от приюта такового коварного змея как вы. А он опять вернулся, притворившись хорошеньким, но я-то уже знаю вашу истинную сущность. Сущность ненасытного чудовища, поглощающего мечты. Вы можете обманывать жеребят, директора приюта, других работниц, да хоть всю Эквестрию, но меня… Нет, меня вы больше не сможете обмануть! – Её голос был полон ярости. – Слышите меня, Мистер Поттер, я знаю кто вы!

– Меня это не волнует. – Спокойным голосом ответил он. – Не забывайте, вы всё ещё не выплатили мне долг. И если до конца года не расплатитесь, пеняйте на себя. Я же ненасытное чудовище — одной вас мне будет мало, поэтому готовьтесь — пожру всё, чем вы дорожите.

Вингс поёжился от его слов. Впервые, он слышал не спокойного старика, одетого в нелепый костюм, а хладнокровного и безжалостного Мистера Поттера. Контраст был столь ошеломляющим, что у него перехватило дыхание. Да и работница выглядела испуганной, её смелость пропала, уступив место слёзам.

– Как не вовремя они вышли. – Тихо пробормотал Мистер Поттер.

На пороге здания стояли жеребята они счастливо махали копытами и выкрикивали поздравления.

– Счастливого Дня Очага! – Прокричал он им. Он старался, чтобы его голос звучал беззаботно, но Вингс заметил, как сильно он дрожал. – Неси меня, мой верный спутник!

Вингс медленно поднялся в воздух, унося сани подальше от этого места.
Солнце медленно уходило за горизонт, уступая место вечерним сумеркам. На улице темнело и в это время все жители Эквестрии стремились как можно скорее попасть домой, чтобы в кругу семьи насладиться праздником.

Тук-тук-тук! Тук-тук-тук!

Мистер Поттер, не переставая, стучал копытом по саням. Вингс не видел его лицо, но догадывался, что сейчас не лучшее время для вопросов, поэтому продолжал молча лететь дальше. Ему хотелось получить ответы, но Мистер Поттер вряд ли станет что-то рассказывать обычному почтальону.

– Вингс, что она тебе рассказала? – Напряжённый голос Мистера Поттера разорвал непоколебимую тишину вечера.

– Ничего хорошего. – Глухо ответил Вингс.

– Ясно.

Он замолчал на некоторое время, но затем неожиданно спросил:

– Вингс, как ты считаешь, сможет ли такой злодей как Дискорд, стать однажды добрым?

– О чём вы говорите?

– Я и сам не знаю. – Честно ответил он. – Просто я вспомнил, как давным — давно был на экскурсии в саду Принцессы. Я отбился от основной группы, потому что заметил одну статую. Она стояла в сторонке от остальных, что и меня и заинтересовало. Это статуя, она… – Мистер Поттер задумался. – Она манила меня своей таинственностью, мне казалось, будто бы я слышал чей-то голос, призывающий меня взглянуть на неё. Я не мог сопротивляться любопытству, поэтому незаметно от всех я покинул группу и добежал до другой части сада. И что же это была за статуя? Я не знал тогда, кому она принадлежала, но увидев её впервые, я не смог сдержать смеха. Какая нелепость! Какой сумасшедший скульптор мог создать её? Химера, состоящая из различных частей животных – глупость, какую мог выдумать самый больной разум. Я смеялся так сильно, что и не заметил подошедшего стражника.

« Ты потерялся? » – спросил он.
« Нет, мне просто стало интересно », – ответил я, но затем сразу же спросил:
« Скажите, кто высек эту статую? ». « О, тебя это так интересует? Что же, знай малыш — это статуя не искусство, а тюрьма! Жестокое напоминание для всех гордецов и негодяев, созданное яростью и гармонией Принцессы. В ней заключён страшнейший из злодеев, что знала наша страна, Повелитель Хаоса и Дисгармонии Дискорд! », — таков был его ответ. Я не поверил ему – как может быть злодеем столь нелепое существо? Как он мог быть сражён Самой Принцессой находясь в такой презабавной позе? Нет, он не чудовище — он шут! Величайший шут, что знал наш мир, но которого не смог понять никто.

И тогда мной овладело неясное желание – я почувствовал, что обязан владеть этой статуей только я. Только я единственный кто сможет понять его и освободить от оков скуки, что сдерживали его похлеще камня. « Смогу ли я купить эту статую? » — вполне серьёзно спросил я, но стражник лишь посмеялся: « Нет, малыш, она не продаётся ». На этом бы всё и закончилось, но следующие его слова оказались навсегда выдолблены у меня в душе: « Хотя знаешь, может быть за много- много золотых бит, Принцесса смогла бы продать его ». Его слова были лишь глупой шуткой, но я воспринял их всерьёз.

С тех пор я копил и копил золотые биты. А знаешь, что приносило особо большой доход? Разрушение чужих судеб! Долги и банкротство, алкоголь и азарт, смерть и жизнь – ох, сколько же я на этом заработал. Но эту проклятую статую так и не смог купить, она являлась ко мне во снах, подначивала меня, шутила надо мной, причём делала это так смешно, что не раз я вскакивал в постели от собственного безумного смеха.

Моей жене это не нравилось – она считала, что эта статуя воздействует на меня, постепенно сводя с ума. Я и сам не нередко об этом размышлял. Все ненавидели меня, но в этом не было моей вины, моей волей управлял злобный дух! Жена наняла лучших специалистов, чтобы они обследовали меня на предмет магического вмешательства, и думаешь, что они нашли? Ничего. Я был абсолютно чист, так просто было обвинить во всех своих грехах древнейшего злодея, но реальность оказалась жёстче. Только я один нёс ответственность за все разрушенные жизни, в том числе и за свою. Это и была Величайшая Шутка Дискорда, которую смог понять только я.

– Так вы всё ещё хотите купить статую?

– Нет. Уже давно нет, это было просто глупой мечтой. Теперь всё что я хочу — это просто увидеть выступление своей внучки на одном из устроенных мной благотворительных концертов. После того как дочь отреклась от меня, я остался совсем один. Жены моей уже давно не было на этом свете, осталась у меня лишь внучка. Но видел я её лишь несколько раз и то мельком. Но сегодня, я наконец-то исполню своё желание и смогу поговорить с ней.

– Получается, вы не присматриваете себе новый участок для строительства?

– Какое глупое предположение. Зачем же мне тогда наряжаться в Духа и раздавать жеребятам подарки?

– Вы всё это сделали ради внучки?

– Да, поначалу всё было так. Моя дочь сказала мне, что увидеть внучку я смогу только перестав быть озлобленным скупым старикашкой. Но я не мог отринуть прошлое, ведь тогда потерял бы самого себя. Слышал историю о Сноуфолл Фрост, к которой пришли духи прошлого, настоящего и будущего? По мне полная нелепица! Нельзя измениться за одну ночь! Однако, услышав эту историю от дочери, я пришёл к внутренней договоренности с самим собой. Я останусь скупым старикашкой, но при этом попытаюсь сделать что-то хорошее. Мне предстояло измениться, но при этом остаться собой. Возможно ли такое? Это мне предстоит ещё узнать.

– Значит последний адрес…?

– Да, это концерт на котором будет выступать моя внучка, поэтому нам надо поспешить. Работы у нас ещё полно!

История Мистера Поттера потрясла Вингса. Не до конца осознавая почему, но он чувствовал, что его жизнь была в некоторых моментах схожа с этой чужой, наполненной саморазрушением, жизнью. Вингс чувствовал, что в будущем вполне может остаться таким же одиноким и всеми презираемым как Мистер Поттер. Он захотел, чтобы желание Мистера Поттера исполнилось, и тот вновь увидел свою внучку, ведь если даже у такого пони как он получится стать хорошим, то и у Вингса появится надежда.

Последний приют.

– Счастливого Дня Очага! – весёлым голосом прокричал жеребятам Дух.
Мистер Поттер был действительно рад — он совершил много хорошего сегодня, но при этом остался собой. Осталось лишь увидеть свою внучку, которая ждёт его где-то там вдалеке.

– Это был последний приют. Мы успеваем на выступление, но придётся очень сильно поторопиться. Я не очень правильно рассчитал время, но если ты будешь лететь быстрее, мы успеем точь в точь.

– Вас понял! – лукаво произнёс Вингс. Он знал, что успеет, ведь с одним мешком сани стали настолько лёгкими, что практически не причиняли никаких неудобств в полёте. – А как вы думаете, я успею посмотреть на выступление вашей внучки? Мне интересно, как…

Бам!

Кто-то с глухим звуком упал на ледяную дорогу. Это произошло на противоположной стороне от приюта.

— Ей нужна помощь! – вокруг упавшей пони собралась небольшая толпа прохожих. Мистер Поттер и Вингс тоже поспешили, чтобы узнать что случилось.

– Есть здесь доктор? – один из прохожих придерживал голову упавшей земнопони. – Она без сознания! Ей срочно нужна помощь!

– Я… Я врач. – Прокричал, выбежавший из приюта, уже не молодой единорог. Внимательно осмотрев её, он без колебаний сказал:

– Я ничем не смогу ей помочь. Её нужно срочно доставить в больницу, в противном случае она здесь погибнет. Надо спешить!

– Но в это день в Кантерлоте работает лишь одна больница и она находится в другой части города! – переговаривались между собой прохожие.

– Какая жалость. – Пробормотал Мистер Поттер. – Ладно, пойдём Вингс, а то мы и так уже опаздываем.

– Но…

– Вингс, ты же не хочешь сказать, что мы должны ей помочь. – Холодно произнёс Мистер Поттер. – Здесь много других пони, а мы сейчас очень спешим. Так что оставим это на них, ты согласен?

– Да, вы правы. – Неохотно произнёс он. Мистер Поттер был прав, кто — то помог бы ей, необязательно, чтобы это были они, но почему же тогда Вингс чувствовал, что поступает неправильно?

–У этого господина в красном костюме есть сани! – внезапно воскликнул один из прохожих. – Он может её отнести!

Тут же вся толпа переместилась к саням. Несколько единорогов с помощью магии несли пострадавшую. Оглядев прохожих, Вингс понял, что его беспокоило – среди них не было пегасов! Если больница так далеко, то по земле её быстро туда не доставить. Ждать помощь, тоже не вариант, тогда остаётся лишь…

– Вы можете отнести её в больницу? – спросил один единорогов. Вингс, к своему удивлению, узнал в нём того прохожего, что он спрашивал насчёт адреса.

– Извините, но мы спешим! – с оттенком недовольства произнёс мистер Поттер.
Толпа привлекла к себе внимание работниц приюта, вышедших посмотреть, что происходит. В стороне не остались и любопытные жеребята, следившие с порога приюта за происходящими событиями.

– Вы же можете её доставить!

– Нет, нам нужно в другую сторону! – отпирался Мистер Поттер, его злость нарастала.

– Но она может умереть!

– Мне очень жаль.

– Хватит отпираться! Если вы будете и дальше медлить, это будет стоить ей жизни.

– МНЕ всё равно! – яростно прокричал Мистер Поттер. – Вингс, улетаем отсюда. Мы и так задержались. Вингс?

Вингс не сдвинулся с места.

– Мы должны её отнести Мистер Поттер. – Решительно произнёс он.

– О чём ты говоришь, Вингс?! Больница в другой стороне, мы не успеем… Я не успею увидеть внучку.

– Я понимаю, но если я очень быстро полечу… – Вингс хватался за любые способы компромисса.

– Нет, и точка! – Воскликнул Мистер Поттер. – Я не потерплю, чтобы все мои усилия, все мои деньги были обесцененны какой-то упавшей в обморок нищенкой!

Его злость и обида были столь громки, что заставили вздрогнуть всех пони вокруг. Несколько жеребят тут же заплакало, вынуждая работниц приюта кинуться к ним, чтобы не дать распространиться плачу дальше.

Вингс отошёл от саней.

– Я один её отнесу. – Он подошёл к единорогам. – Кладите её мне на спину и закрепите чем — нибудь. Я постараюсь быстро долететь до больницы.

– Стой, что ты делаешь, Вингс! Ты бросаешь меня? Ты не можешь этого сделать! Немедленно вернись, олень ты проклятый!

– Мистер Поттер, я не могу бросить её умирать.

– Ах ты…! Если сейчас же не вернёшься ты не получишь никаких денег!

Единороги помогли Вингсу закрепить на спине несчастную пони.

– Если сейчас же не вернёшься, я сделаю так, чтобы ты всё время страдал!

Вингс готовился взлететь.

– Стой! Я прикажу уничтожить все письма!

Вингс опустил крылья и посмотрел на Мистера Поттера.

– Видишь Вингс. Не стоит выставлять из себя героя. – Обрадовался Мистер Поттер. – Мой талант заключается в том, что я вижу самую суть любого пони. Я могу догадаться о желаниях и страхах любого, в том числе и тебя. Ты боишься потерять свою работу, но ты боишься и тьмы, что живёт внутри тебя. Сегодня ты её усмирил, но это не значит, что она не сможет вернуться вновь в будущем. Всё верно, Вингс, если ты будешь на моём месте, когда у тебя шанс помочь кому — либо в ущерб себе – ты поступишь также как и я. Ты и сам это знаешь. Так что вернись, мы ещё можем успеть на выступление!

Вингс молча отвернулся.

– А вы уверены, Мистер Поттер, что ваша дочь одобрила бы это?

Он раскрыл крылья и взлетел в сумеречное небо. Где-то там внизу Мистер Поттер продолжал его проклинать, но Вингс уже не слышал его.

Нести земнопони оказалась-то не слишком лёгкой затеей.

Уже через несколько улиц она начала брыкаться, усложняя полёт. Один из её ударов пришёлся по голове Вингса, от чего он ошалел на какое-то время, но смог удержать высоту и скорость. Он понимал, что если уменьшит скорость, то может и не успеть долететь в больницу. Ему пришлось очень низко опуститься, чтобы хоть как-то её удерживать.

– Ничего, – бормотал он. – Тебе сейчас хуже чем мне, так что держись. Я справлюсь, я обязан справиться!

Но крылья становились всё тяжелее и тяжелее.

– Вингс! Вингс! Лети сюда!

Он не поверил своим ушам.

– Спускайся! – продолжал кричать знакомый голос.

Мистер Поттер!

Он ехал на санях по узким улочкам Кантерлота, минуя вздохи удивления взрослых и неся радость жеребятам. В упряжи саней Вингс узнал работников приюта, которые тогда вышли поглазеть на толпу. Как? Как Мистер Поттер смог заставить их везти сани? Да ещё и на такой скорости, чтобы догнать его?

– Мистер Поттер, как вы…? – собирался задать вопрос Вингс.

– Всё потом. – В ответ отмахнулся он. – Давай её в сани! Ты говорил, что успеешь и в больницу и на концерт, если не сдержишь своего слова, лишишься своей зарплаты! И всех премиальных!

Вингс не посмел перечить его словам.

Пока работники приюта перекладывали земнопони в сани, Вингс быстро одел упряжь и несколько секунд спустя поднял сани в небо. Он не соврал Мистеру Поттеру, на этот раз его скорость была велика — никогда раньше Вингс не развивал такую скорость.

– Почему вы передумали? – спросил он.

– Сложно объяснить. Просто подумал, что не смогу смотреть в глаза внучки, зная, что из-за меня погиб ещё один пони. В конце концов, я же дал слово своей дочери, что больше не буду уничтожать чужие жизни, только дошло это до меня, к сожалению, уже слишком поздно.

– Вы поступили правильно. – Улыбаясь, ответил Вингс.

Больница.

– Мы успели вовремя. – Облегчённо произнёс Вингс. Больную земнопони только осмотрев, сразу же повезли на операцию. Вингс радовался, что успел спасти её жизнь, теперь всё зависело от докторов. Но и у него остались ещё обязанности…

– Быстрее, Мистер Поттер! – Вингс направился в сторону выхода. – Я буду махать крыльями так быстро, что вы зевнуть не успеете как окажетесь на выступление внучки!

Но Мистер Поттер не сдвинулся с места.

– Не стоит спешить... – Спокойно произнёс он. – Давай дождёмся конца операции.

Вингс остановился.

– Понятно. – Ответил он. – Когда закончилось выступление?

– Полчаса назад.

Они молча стояли, ожидая результатов операции. Время перестало иметь для них значение, сейчас им нужно было о много подумать. Но Вингс, ощущая некоторую вину, решил заговорить первым:

– Простите меня Мистер Поттер, если бы я летел быстрее…

– В этой не твоей вины. – Тихо ответил он. – Во всём с самого начала был виноват лишь я один.

Я думал, что это наказание за мои поступки, но сейчас, обдумав происходящее, я понимаю, что это спасение. Моя
« благотворительность » была эгоистичным желанием, и если бы я успел на концерт внучки, то так и не смог бы измениться в лучшую сторону.

– Вы не жалеете, что не успели?

– Ещё как жалею! Это был мой последний шанс, но у меня есть небольшая надежда, что смогу увидеть внучку через год, на этом же благотворительном концерте. Если доживу до этого времени, конечно… Наверное, всё — таки я не заслуживаю прощения. – Вингс заметил маленькую каплю, текущую по щеке Мистера Поттера, но она очень быстро исчезла. – Ладно, хватит о грустном. Скоро сюда подойдёт Дворецкий, он отдаст тебе сумку с письмами и твою зарплату за сегодняшний день. Советую умно распорядиться деньгами.

– Но Мистер Поттер, я так и не сдержал свои слова! Зачем вы хотите отдать мне деньги?

– Глупость! – грустно улыбнулся Мистер Поттер. – Ты сегодня хорошо поработал, ты заслужил их. И не спорь, кому как не старому скряге знать цену золотых монет.

– Тогда спасибо, что-ли. – Пробормотал Вингс. – Получается, я могу распоряжаться ими как захочу?

– Он ещё и спрашивает. Вот молодёжь пошла, уже не и знают что с деньгами делать. – По-старчески проворчал Мистер Поттер.

– В таком случае, я хочу закрыть долг той работницы приюта, которая должна вам. Пяти тысяч золотых бит хватит для этого?

– Ещё как хватит! А с оставшимися битами, что ты будешь делать?

– Пусть они будут у вас. Пожертвуйте их на благотворительность. Если я оставлю себе такие большие деньги, то боюсь, могу и не сдержаться, потратив их все в баре.

– Ха-ха-ха! – впервые за долгое время рассмеялся Мистер Поттер. – А ты оказывается не так прост, Вингс Либерти. Обычно я никогда не ошибаюсь, но ты случай особый. Я…
Выражение лица Мистера Поттера внезапно сменилось на удивлённое. Вингс последовал за его взглядом.

– Фаянс! Что ты здесь делаешь?! – воскликнул Мистер Поттер.

Вместе с ночным хладом, в больницу ворвались два единорога. Они были чем-то обеспокоены, поэтому сразу и не заметили двух странных посетителей – старого единорога, одетого в красный костюм и пегаса с оленьими рогами. Но восклик Мистера Поттера заставил их обратить внимание на эту странную парочку.

– Отец! Что ТЫ здесь делаешь? – в ответ воскликнула единорожка бледно — голубого окраса. – Мы же тебя ждали на том концерте, почему ты не пришёл? – Недовольно сказала она. – Ты очень сильно расстроил Лили – из-за тебя она сбежала от нас и поскользнулась на льду! Ты хоть понимаешь, что она пострадала из-за тебя! Почему… Почему ты опять мне соврал? Я надеялась, что хоть немного изменишься ради своей внучки!

– Я… Понимаешь… Я… – не находил слов Мистер Поттер. – Как сейчас Лили? С ней всё в порядке?

– Да, она уснула пока мы ждали воздушное такси. – Второй единорог осторожно повернулся, показав свою спину, на которой мирно посапывал жеребёнок белоснежного окраса.

– Но ты так и не ответил на мой вопрос! Почему ты решил её бросить? – продолжала напирать Фаянс.

Распахнув дверь, из операционной вышел единорог – хирург. Оглядевшись по сторонам, он ровным шагом направился к Мистеру Поттеру. Его движения были спокойны и точны, отчего можно было догадаться, что всё закончилось хорошо.

– Мистер Поттер! Операция прошла успешно – она будет жить. – Его тон был радостным. – Если бы вы доставили её хоть минутой позже, мои шансы на успешную операцию стремились бы к нулю. Спасибо вам! Вы спасли ей жизнь!

Мистер Поттер выдохнул. Никогда прежде его не благодарили такими словами, так что как реагировать на них он не знал, поэтому решил ответить в привычной манере – он сощурил глаза и грозно произнёс:

– Не думайте, что я вам доплачу из-за этого! Вы выполняли свою работу и получите, столько сколько вам причитается! Разговор окончен.

Хирург остолбенел, Вингс покачал головой, и только Фаянс громко рассмеялась.

– Узнаю своего отца! Я уж подумала, что обозналась, когда услышала слова доктора, но теперь отчётливо вижу что этот скупердяй – мой отец!

Её смех разбудил мирно похрапывающего жеребёнка. Приоткрыв глаза, она сразу же спросила:

– Почему мама смеётся?

– Просто твой дедушка меня очень рассмешил. – Она аккуратно сняла Лили со спины своего мужа. – Знакомься — это Мистер Поттер.

Как учила её мать, Лили изящно наклонила голову, приветствовав незнакомого единорога:

– Меня зовут Лили! Приятно познакомиться.

Мистеру Поттеру стоило больших усилий сдержать накатывающие слёзы. Он не хотел, чтобы внучка в первую их встречу увидела его плачущим. Поэтому используя всю свою силу воли он, он в ответ поклонился и произнёс:

– Приветствую Лили. Я Мистер Поттер, но ты можешь звать меня дедушкой. – Он сразу же отвернулся от неё, чувства взяли над ним вверх и слёзы не прекращаясь, лились из его глаз. – Надеюсь, я смогу… Хлюп… Оправдать твои ожидания.

– Дедушка? Мама, а почему дедушка плачет?

У Фаянс не было ответа на этот вопрос. Но она знала, что именно этот день она запомнит надолго – день, когда она впервые увидела как её бесчувственный отец по-настоящему заплакал.

— А ты-то чего ревёшь? – обратилась она к своему нерадивому муженьку.

Вингс тихонько вышел из больницы — он не хотел портить семейную идиллию. На выходе его уже поджидал Дворецкий с тремя сумками – две из которых были пусты.

– Удивительный сегодня день, не находите? – обратился он к Вингсу. – Я никогда не думал, что в будущем господин Поттер сможет заслужить прощение от своей семьи. Наверно и правда, такое возможно только в этот день. Как вы считаете?

– Вы правы. – Ответил Вингс, одевая сумки. – Может и я смог бы заслужить прощение.

– Вы что-то сказали?

– А, просто размышляю. – Покачал головой Вингс. – Деньги оставьте у себя, Мистер Поттер знает как ими распорядиться. Ну что, прощайте!

Вингс взлетел над больницей, крылья несли его в ночное небо, но сам он был в размышлениях. Его путь лежал к деревням и вылетел он из Кантерлота как раз вовремя. Стоило ему отлететь на несколько метров, как пошёл сильный снегопад – предвестник ночной метели.

Вингсу осталось доставить сто сорок четыре письма.


Холодало.

Сквозь ночную тьму, героически махая крыльями, летел одинокий почтальон. Большая часть писем уже была доставлена, но он не спешил останавливаться. Ещё несколько деревень и его работа будет выполнена.

– Ух, холодно как! Может, вы у нас переждёте снегопад? – предлагает последовать внутрь дома старушка — единорог.

– Нет, благодарю. – Отказался Вингс.

В это трудно поверить, но у него имелись все шансы доставить оставшиеся письма.

– Никогда бы не поверил, – Пробормотал он. – Теперь я обязан выпросить премию у Босса.

В отличие от Понивилля и Кантерлота, так называемый « третий » участок, был гораздо сложнее двух предыдущих. Да, писем меньше, но эти деревни находились на приличном расстоянии друг от друга. Ещё и погода к ночи совсем испортилась – не останавливаясь шёл снег и дул ледяной ветер. Но Вингс не сдавался, упрямо продолжая лететь сквозь тьму.

К счастью, дома в деревнях расположены рядом друг с другом, поэтому за один заход можно избавиться сразу от десятка писем. Вингс хмыкнул, за такую формулировку фразы Босс бы точно оторвал ему крылья. Сумка всё пустела, а Вингс постепенно начинал чувствовать усталость. Конечно, эта усталость не сравнится с той, которую он испытывал, поднимая тяжёлые сани в небеса, но эта усталость была гораздо коварнее. Словно яд, она понемногу проникала в организм, заставляя Вингса то и дело отвлекаться на неё. Ему буквально приходилось заставлять себя лететь дальше, наперекор собственному телу.

– Спасибо хоть за горнолыжные очки. – Поблагодарил он про себя Босса. Ветер был лютый и без них, Вингсу пришлось гораздо бы труднее прокладывать дорогу. Это уже не говоря об окружающей его темноте! Подобно мотыльку, порой ему приходилось ориентироваться только по далёкому свету домов.

Ещё одно письмо доставлено. Вингс, положив письмо в очередной почтовый ящик, полез за следующим конвертом. Приятная пустота сумки радовала его. Одно письмо! Из всей третьей сумки осталось последнее письмо, лежащее на самом дне. Вингс ликовал – наконец, долгий и тяжёлый день подходил к концу.

– Вернусь домой, хорошенько отосплюсь. Завтра на работу лететь не нужно, поэтому смогу посветить весь день самому себе. – Рассуждал Вингс, в надежде отвлечься от холода и темноты.

Он выполнил задание Босса, а значит и дальше сможет просиживать свой круп на работе. Нет, летать и дальше придётся, но теперь когда Босс будет заикаться об увольнении, у Вингса найдутся ответные аргументы на его угрозы.

– Ох, Босс, как же так? Вы уволите вашего лучшего почтальона? Ещё и после того, как он разнёс пятьсот писем за какой-то один день?

– О, как я мог забыть об этом?! – Восклицает Босс. – О, мой лучший почтальон, я искренне прошу прощения. Ты прав, я не могу тебя уволить! Или могу? А ну ка быстро на улицу! – Его голос стал звучать инфернально. – Будешь работать не переставая, пока не доставишь тысячу писем! Живо за работу!

Вингс резко открыл глаза. Кажется, он слегка задремал в полёте. Как же так? Даже во сне Босс умудрялся раздавать невыполнимые приказы. Вингс из-за всех сил помахал головой, чтобы окончательно очнуться. Как вообще в такой мороз он умудрился заснуть?

Финальный пункт.

Вингс подлетел к последнему дому. Он особо не спешил, смакуя каждый взмах крыльями. Последнее письмо, а значит можно не торопиться. Вингс медленно опустился на землю и прошёл несколько шагов. Снег приятно хрустел под копытами. Он достал письмо, перечитал адрес, проверил его ещё раз и направился к почтовому ящику.

Стоп! Почтового ящика не было. Вингс почесал голову и ещё раз огляделся – почтовый ящик не появился. Проблемка. Тяжело вздохнув, он направился к двери. Звонка тоже не было, поэтому пришлось стучать. Ответа нет. Вингс посмотрел на дом – свет в окнах горел.

– Да что это такое! – Вингс прогнал всю свою злость через копыта — он из-за всей силы начал бить по несчастной двери.

– Он пришёл! – раздался голос с внутреннего двора дома. Через несколько секунд дверь открылась — на Вингса смотрел жеребенок горчичного окраса, наряженный в какой-то странный костюм с плащом.

– Вы не мой папа. – Огорчённо сказал жеребёнок.

Вингс снял горнолыжные очки и внимательно пригляделся к нему.

– Определённо нет. – Ответил он. – Я письмо вам принёс.

– А, вы всего лишь почтальон. – Не скрывая разочарования, произнёс жеребёнок.

Всего лишь почтальон! Знал бы он, сколько писем этот почтчальон сегодня доставил, чтобы тогда сказал! Вингс сам не понимал почему очень сильно рассердился. Ему показалось, что этот жеребенок оскорбил его, хотя по факту этого не было — усталость и злость давали свои плоды.

– Ну, мне долго ждать? Вы письмо отдадите? – поторопил его жеребёнок.

Вингс широко улыбнулся:

– Одну минуточку. – Он медленно достал письмо из сумки и несильно швырнул его жеребёнку в лицо. Письмо, медленно съехав по лицу, упало в снег.

– Всего хорошего! – Удовлетворительно хмыкнув, Вингс направился подальше от двери, пока жеребёнок не отошёл от шокового состояния.

– Мистер почтальон! Вы кое-что забыли. – Услышал Вингс когда уже готовился ко взлёту. Он обернулся, но сразу же пожалел об этом. Сразу десяток, свеже вылепленных с помощью магии снежков, попали ему в лицо. Вингсу понадобилась ровно секунда, чтобы прийти в себя от холодного шока.

– Ах ты…! – воскликнул он и со всей скорости понёсся на жеребёнка.

Но жеребёнок оказался проворнее – он закрыл дверь прямо перед носом Вингса, отчего тот врезался в неё на полной скорости.

– Ай!

С обратной стороны двери послышался громкий смех. Жеребёнок наверно забыл, что пегас вообще-то мог легко перелететь через забор и навалять ему. Но Вингс решил сдержаться, мало ли вдруг он мог получить штраф за проникновение на чужую территорию.
Прокричав пару проклятий напоследок, он направился подальше от этого дома.

Перед тем как взлететь, Вингс решил ещё раз проверить свои сумки. Первая сумка – совсем пуста! Вторая сумка – полностью пуста! Третья сумка – абсолютно пус… Погодите, а это что? Вингс похолодел. За подкладкой последней сумки лежало ещё одно письмо. Видимо оно туда завалилось, когда Вингс пытался выровняться в полёте после попадания в воздушную яму.

Он достал последнее письмо – небольшой белый конверт с красивой маркой. Подойдя поближе к фонарю, что стоял около очищенной от снега дороги, Вингс начал читать адрес:

– Понивилль…

Понивилль? Как это письмо могло попасть в эту сумку? Неужели Дерпи ошиблась, положив его не туда. Слава Селестии, что письмо хотя бы не из Кантерлота! Вингс наклонился ещё сильней, чтобы прочесть остальной адрес, написанный мелким почерком.

– Извините! – неожиданно окликнул его кто-то. Вингс так и не успев прочесть адрес, поспешно спрятал письмо обратно в сумку. Ему не хотелось, чтобы кто-то узнал об этом маленьком позоре.

– Да-да? – тут же спросил он.

На свет вышла довольно привлекательная кобылка — единорог оранжевого окраса. Она была одета в красивое тёмное платье, а на гриве красовался декоративный цветок. У Вингса перехватило дыхание от её изящности и красоты.

– Простите, что отвлекаю вас. – Произнесла она. Вингс был готов поклясться, что никогда раньше не слышал голоса прекрасней этого (естественно, не считая Её голос). – Вас не затруднит оказать мне небольшую услугу. Вы не могли бы…

– Извините, но я ничем сейчас не смогу вам помочь. – Кратко ответил Вингс. Ему нужно было доставить письмо в Понивилль, а дорога до города занимала где-то около часа, поэтому вылетать необходимо было сейчас.

– Я вам заплачу! Это будет быстро, вы успеете, уверяю вас! – не сдавалась прекрасная незнакомка.

– Ну если только не долго.– Вздохнул Вингс. – Чем я вам могу быть полезен?

– Спасибо! Работа правда не сложная! Вам нужно будет сыграть волшебного Духа и подарить подарок моему сыну! – Радостно ответила незнакомка.

Опять? Теперь не оленя, а Духа? Нет, второй раз он на это не согласится! Ни за какие деньги!

– Да, я ещё накрыла еду на стол, так что вы сможете вкусно поесть. Я приготовила цветную капусту, запечённую в сметанно-чесночном соусе под сыром, овощное рагу, сенный салат, а также морковную запеканку, морковные котлеты, морковный салат и моте из моркови…

Она была остановлена предательским урчанием живота Вингса. Пока она перечисляла блюда, Вингс внезапно понял, что очень сильно голоден. За весь день он и минуты не смог отлучить на еду. Эта мысль оказало сильнейшее воздействие на него и в итоге, привела к смущающему урчанию в животе.

– Много наготовили, значит? – Вингс задумался. До полуночи у него ещё есть несколько часов, точнее — три. Полёт до Понивилля в такую погоду займёт где-то около часа, может больше. У него есть ещё время. – Ладно, давайте быстрее с этим закончим.

Вингс последовал за ней, но дорога их была быстра. Незнакомка сразу же свернула в сторону дома, которого Вингс посетил несколько минут назад.

– Это же! – воскликнул он. – Только не говорите мне, что…

– Да, вы всё правильно поняли! Я увидела, что вы уже поладили с моим сыном, поэтому решила сразу же вас догнать!

– И почему такое происходит только со мной? – пробормотал Вингс.

Дверь.

Он знал, что ему нужно было сделать, но он не хотел этого. Его принудили к этому с помощью договора и вкусной едой, но тогда он ещё не знал всех условий. Он пытался соскочить, но…

– Он же уже видел меня!

…оппонент оказался не так прост.

– Да ни видел он ничего. На улице темнота, а я на вас ещё костюм надену.

Она откуда-то достала старый поношенный тулуп и сделанную из ваты бороду. Вингсу пришлось напялить всё это на себя. Причём тулуп пришлось одеть поверх формы, из-за чего капли пота ежесекундно стекали с его тела.

В итоге:

– Ладно, десять минут позора, пятьдесят минут вкусной еды. Думаю, такой расклад меня устроит. – Утешал себя Вингс.

Он опять постучал в знакомую дверь, и как в прошлый раз с крыльца дома послышался голос наглого жеребёнка.

– Вернулся! Я знал, что ты вернёшься!

Дверь открылась и…

– Ты всё правильно понял, Стронг! Я Волшебный Дух, вернулся сюда, чтобы подарить тебе подарки! – Вингс слегка изменил свой голос, сделав его ниже и гораздо глубже. Именно так в его представлении и должен был звучать волшебный дух.

– А! – у Стронга округлились глаза. – Злой почтальон вернулся!

Вот проницательная малявка!

– Нет, я Волшебный Дух!

– Нет, ты тот почтальон! – упорствовал жеребёнок. – Если ты вернулся, значит хочешь сразиться со мной! – Он вытащил из маленьких ножен игрушечный меч.

Вингсу уже всё это надоело. Его логика была проста – его раскрыли, так что ничего не поделаешь, придётся уходить.

– Ладно, малой. Бывай!

Вингс развернулся, но тут же получил сильный удар в бок. Вингс мигом метнулся в сторону – он успел заметить как игрушечный меч набирает скорость для второго удара.

– Ты что творишь!

– Я сражу вас! – по-рыцарски воскликнул Стронг.

Держа меч с помощью магии, он готовился на второй заход — одним ударом вмиг одолеть злого незнакомца. Вингс побледнел – жеребёнок был настроен серьёзно и не собирался отступать.

– Раз так, увернись от этого! – Вингс распахнул крылья и со всей силы начать махать ими, создавая сильные воздушные потоки смешанные со снегом – меч накренился вниз.

Но жеребёнок лишь усмехнулся – магическое поле левитации, начиная с рукоятки полностью объяло игрушечный меч. Рассекая воздух и снег, он направился к единственной цели – крылу почтальона. Вингс слишком поздно заметил, что его ветер бессилен против меча, в последний момент успел наклониться в сторону – меч пролетел ровно над крылом. И тут же перевернулся остриём назад – подобно бумерангу он полетел в обратную сторону управляемый магической силой.

Перегруппируясь в воздухе, Вингс отбил острие меча своим копытом, но этого оказалось мало. Отбитый меч тут же вернулся в исходную траекторию полёта, лишь невнимательность его хозяина лишила меч жертвы – он пролетел ровно над поднятым кверху животом пегаса. Если бы лезвие было настоящим, то Вингс смог бы увидеть в блестящим отражении свои глаза – меч обратной траекторией вернулся к Стронгу. Вингс, завершив сальто в воздухе, приземлился копытами на заснеженную землю.

– А ты не плох. – Отдышавшись, похвалил он жеребёнка.

– Это была лишь тренировка! – недовольно сказал Стронг. – Теперь всё по-взрослому!

Он произнёс заклинание, но теперь его магическое поле держало лишь рукоятку меча – концентрируясь, Стронг передавал большой импульс в магическое поле.

– Эй, малец, может…

– Прощайте! – улыбаясь, закончил он. В следующую секунду он отпустил магию — она была лишь тетивой. Подобно стреле, меч с огромным ускорением понёсся навстречу лбу Вингса.

Почтальон успел среагировать – наклон! Меч просвистел над головой Вингса. Но Стронг на это и рассчитывал — в мгновение ока, меч вновь остановился удерживаемым магическим полем. За секунду развернув остриё в сторону Вингса, Стронг вновь отпустил магию – меч помчался назад. Но Вингс был готов – он поднялся над землёй и выставил все четыре копыта в сторону летящего меча. Как он и надеялся, врезавшись в них, меч полностью потерял импульс. Больно, но терпимо. Стронг попытался с помощью магии вновь захватить меч, но Вингс был проворнее – мигом развернувшись к нему, он схватил зубами рукоятку и направил меч в сторону жеребёнка – это было фатальной ошибкой! Разгневанный Стронг не пожалел всей своей магии – поле левитации полностью поглотило меч, но на этом не остановилось, мгновенно перейдя на Вингса. Уже через секунду оно перевернуло почтальона в воздухе.

Вингс лежал на снегу, оправляясь от недавней битвы. Что это была за сила? Он и глазом не успел моргнуть, как сразу проиграл этому мальцу.

– Ну вот и всё! – горделиво произнёс Стронг. – Не стоит ввязываться в битву с противником, чей силы ты не знаешь!

– Мысль вполне разумная. – Произнёс Вингс. – Ты сочинил?

– Нет. Это… Мой папа. – Грустно сказал он. – Если бы он был здесь, то ты бы лежал на земле, уже через секунду после начала битвы! А сейчас, я закончу начатое и одолею врага…

– Эй хватит играться, уже можно идти есть! – раздался женский голос из дома. – И прекрати мучать Духа, а то он подарок тебе не подарит.

– Подарок? То есть, это настоящий Дух?! – поспешно пряча меч обратно в ножны, воскликнул Стронг.

– А я тебе-то что говорил! – отряхиваясь от снега, пробурчал Вингс. – Ух, бедный мой круп, как теперь Духу сидеть, а? Малец, твои шансы на получения подарку будут обратно пропорциональны моей боли.

В доме было весьма просторно. В гостиной стояла небольшая живая ёлка, украшенная всякого рода декоративными игрушками. Стол стоял здесь же и вот он действительно был волшебным – на обычном бы не поместилось такое количество чудесных блюд. У Вингса сразу потекли слюнки, его цель никогда не была столь ясна – наесться до отвала за максимально короткое время. Но хозяйка дома остановила его за один шаг до чудесной яви.

– Сначала подарок, вы же помните?

Но тут вмешался Стронг:

– А почему Дух похож на злого почтальона?

– Потому что все духи не материальные существа, они принимают форму тех, кого видят. Конкретно этот Дух, прежде чем появиться заметил улетающего почтальона и взял его внешность. – Удивительно логично объяснила она.

Вингс кивнул.

– Да! Давайте уже есть! – злобный взгляд остановил его. – То есть, сначала подарок, – Вингс откашлялся. – Стронг, буду честен, ты вёл себя… Не очень хорошо. Ты бросался снежками, использовал магию во зло, тыкал мечом в порядочных почт… Духов. Но... Всегда есть это « но » – обычно оно ничего хорошего не значит, но не для тебя Стронг. Твоя мать рассказала, что до этого ты был послушным и добрым жеребёнком, поэтому я вынужден подарить тебе подарок. Так что закрой глаза!

Стронг последовал его приказу и быстро захлопнул оба глаза.

– Открывай! – Подарок « чудесным » образом появился в копытах Вингса. – С праздником тебя!

Стронг, быстро разорвав праздничную упаковку, открыл подарок.

– Портупе́я! – радостно воскликнул он. – Это же папина портупея!

Вингс не знал что это такое. По виду эта « портупея » напоминала несколько ремешков перевязанных друг с другом. Стронг тут же попытался надеть её на себя – но на нём она смотрелась смехотворно, его рост был не достаточно высоким.

– Ты будешь носить её когда вырастешь! Она досталась твоему отцу от его отца, а ему отцу от… Думаю ты и так всё понял. Так что прими её с честью! – произнесла его мать.

– Да! – кивнул Стронг, однако с его лица почему-то сошла радость. – Но ведь папа говорил, что сам подарит мне её на праздник! Это значит, он не придёт? Он же обещал!

– Я не хотела тебя расстраивать, но он не придёт. – Недовольно ответила она, затем огорчённо вздохнула. – Ты же знаешь, что твой папа обязан быть на праздничном приёме – это его работа. Хотя он и мог хоть раз бы попытаться отпроситься у Принцессы! Но нет! Он же так называемый « рыцарь » — твой отец очень глуп. Ау, выйди уже из тёмных времён — рыцарей уже и подавно нет! Вечно он в своих фантазиях…

– А как же Вечный Рыцарь? – одёрнул её жеребёнок. – Когда я вырасту я тоже стану рыцарем!

– Но твой отец же не рыцарь!

– Так ваш муж — стражник во дворце? – набивая рот цветной капустой, спросил Вингс.

– Типа того… Эй, а когда вы успели сесть за стол?!

Вингс не смог ответить, его рот был занят пережёвыванием вкуснейшей капусты.

– Ладно Стронг, пошли тоже за стол.

На некоторое время комната наполнилось предпраздничной суматохой:

– Не передарите вот тот салатик?

– Ай, я случайно уронил хлеб на пол!

– Не ешь его, правило пяти секунд – выдумка!

– А не слишком вы много едите для бесплотного Духа?!

– А не слишком ли ты разговорчив для будущего рыцаря?

Вингс был доволен. Он отъелся до отвала и теперь был полностью сыт. Хозяйка дома постоянно хлопотала, предлагая принести добавки. И только Стронг сидел с недовольным лицом, постоянно рассматривая подаренную перевязь. Вингсу это не нравилось – его мать столько сделала, а он даже не обращает на неё никакого внимания!

– Эй малой, чего такой грустный?

Жеребёнок отвернулся от него.

– Ах так! Тогда мигом на улицу!

– Что? – удивлённо спросил Стронг.

– Бегом! Без вопросов, а то заколдую! – строго ответил Вингс.

На улице было всё также холодно, Вингс снял тулуп и бороду, затем размял крылья. Закончив с крыльями, он подошёл к жеребёнку и прежде чем тот успел что-то сделать, Вингс закинул его за спину.

– Держись крепко, мы взлетаем! – крикнул он.

– Что? Что значит взлетаааааааа…!

Жеребёнок крепко схватился за шею Вингса. Однако уже через несколько секунд полёта, его боязнь понемногу начала проходить. Заметив это, Вингс решил сделать несколько сложных пируэтов в воздухе – как он и думал, Стронгу это понравилось.

– Как весело! – радовался он.

– Мой сын тоже единорог. Ты мне его очень напомнил, он такой же непоседа как и ты. – В полёте объяснял Вингс. – Когда у него портилось настроение, я поднимал его высоко-высоко над землёй, чтобы все проблемы остались где-то внизу, а сам он мог развлечься!

– А почему вы сейчас не с сыном?

– А? А, ты про Кэндла спрашиваешь. Это долгая и грустная история – если вкратце, он сейчас очень далеко отсюда, и я уже давно не могу с ним свидеться.

– Почему?

– Его не пускают ко мне. Нет, его не удерживают злые духи, к сожалению, в этом я сам виноват. Я скучаю по нему и надеюсь, когда-нибудь он сможет меня простить.

Ещё немного покружив над домом, Вингс опустился на ближайший сугроб. Стронг быстро соскочил с его спины.

– Ну как, понравилось?

– Да. – Ответил жеребёнок, однако взгляд его был задумчив. – Скажите, вы бы не смогли отнести меня во Дворец?

Вингс поперхнулся.

– Во Дворец? Зачем тебе туда?

– Вы сказали, что скучаете по сыну. Может и мой папа скучает без меня! А вы же Дух, вы можете вмиг доставить меня во Дворец!

– Нет, не смог бы. – Резко отказал Вингс. — Видишь ли, в этой форме я не могу развивать высокую скорость. Мне... Эм… Нужно для этого перейти обратно в духовную форму, но тогда я стану невидимым и бесплотным. Так что вот.

– Но… Ведь…Духи…

– Стронг, хватит глупостями нагружать Духа, ему и так уже пора уходить. – С крыльца сказала хозяйка.

– Уходить? – встревоженно произнесли Вингс и Стронг.

– Да, уже время — без двух часов полночь. Дух спешил по своим делам, я его еле-еле уговорила, чтобы он подарок тебе подарил, а теперь ему нужно вернуться обратно домой.

– Это правда? – чуть ли не плача спросил жеребёнок.

– Прости малой, мне правда пора спешить. – С тяжёлым сердцем ответил Вингс. Письмо ещё лежало в сумке, напоминая о его обязанностях – если Вингс не успеет его доставить, то лишится работы, а значит и последнего шанса увидеться с Кэндлом.

– Значит и этот год будет таким… – Стронг сорвался с места и быстро забежал в дом. Вингс успел заметить на его лице слёзы.

– Простите его. – Грустно вздохнув, произнесла хозяйка. – Не хотите выпить чая, прежде чем улететь?

Вингс согласился.

– Мне жалко Стронга, но я ничего не могу поделать. Мой муж полоумный дурак помешанный на чести, поэтому каждый год он остаётся во Дворце, чтобы « защищать » Принцессу. Как будто кто-то ей угрожает! Небось на самом деле любуется на кобылок в платьях… В общем, из-за него Стронг и страдает — мы так ни разу и не смогли все вместе нормально отметить День Очага.

– Каждый год, значит? – Вингс погрустнел. Ему было жалко маленького жеребёнка оторванного от отца. Вингс не мог видеться со своим сыном, что очень сильно давило на него, но он хотя бы старался исправить это. А здесь, этот « отец », прикрываясь жалкой отговоркой, даже и не пытался изменить ситуацию.

– Вам уже пора, но может вы прежде чем улететь ещё раз зайдёте к Стронгу?

Он постучал в одну из самых дальних комнат.

– Уходи! – ответом был ему крик плачущего жеребёнка.

– Эй, если не откроешь дверь, я проникну к тебе в сон и буду показывать такие кошмары, что и спать больше не захочешь. – Выкрикнул Вингс.

Дверь открылась.

– Вы и это можете? – робко спросил Стронг.

– Пф, конечно нет! Дай зайти. – Вингс бесцеремонно ввалился в комнату жеребёнка. – Неплохая комнатушка. И игрушки у тебя какие, будь у меня такие в детстве, я бы из комнаты никогда не выходил.

– Это фигурки, а не игрушки. – Пробурчал Стронг. – Почему вы ещё не ушли?

– Не вежливо уходить, не попрощавшись.

– Могли и не приходить. – Стронг лёг на кровать. – Попрощались? До свидания.

Вингс замялся.

– На самом деле я хотел извиниться. Я бы остался, но у меня дела…

– Папа говорит тоже самое каждый год. Даже духи ничем не отличаются от пони. – Парировал Стронг.

– Вот не надо тут! – Вскипел Вингс. – Я как раз сейчас делаю всё возможное, чтобы вновь увидеть Кэндла.

– А почему же он тогда ушёл от вас? Может, потому что…

– Не смей! – остановил его Вингс. – Не заканчивай это предложение, если не хочешь, чтобы твой круп стал красным.

Жеребёнок отвернулся к стенке.

– Если бы вы и вправду были Волшебным Духом, то сделали бы всё, чтобы исполнять мечты жеребят.

Вингс вышел из комнаты.

– Спасибо, что побыли здесь. Прощайте! – проводила его хозяйка до двери.

Вингс вернулся на улицу. Слова Стронга крутились в его голове, но он ничего не мог поделать с собой. Ему нужно было доставить это письмо. Последний раз оглянувшись на дом, он пошёл к фонарю, чтобы разглядеть адрес.

В его голове крутился нескончаемый поток мыслей и воспоминаний:

« Все письма ты доставишь сегодня до полуночи, иначе твоя должность почтальона превратится в тыкву… », — злым голосом произнёс в его голове Босс. « Но я хотел бы помочь этому жеребёнку, Босс… » — оправдывался Вингс. « А почему же он тогда ушёл от вас? Может, потому что… », — неустанно твердил Стронг. « Да, ты прав, потому что я был плохим отцом, — грустно согласился Вингс. – Но теперь-то я стараюсь исправиться! ». « Всё верно, Вингс, если ты будешь на моём месте, когда у тебя шанс помочь кому-либо в ущерб себе – ты поступишь также как и я », – разгневанно кричал Мистер Поттер. « Вы оказались правы », — беззвучно произнёс Вингс. « Прошлому хорошо иногда предаваться, но не жить в нём! — заботливым голосом утешала его Мисс Эмеральд. – Ты ещё можешь всё исправить. Я верю в тебя! ».
« Спасибо вам за мудрые слова. Наверное… – поблагодарил её Вингс, он уже решил как поступит дальше. – Вы правы, я могу ещё хоть что-то исправить!».

« Должность почтальона превратится в тыкву… », — Вингс яростно замахал головой.

– Нет, Босс. Я сделаю это, пусть вы и уволите меня, но я просто не могу поступить по-другому. – Твёрдо произнёс Вингс в пустоту. Но у него осталось ещё одно дело.

Перед ним возник образ маленького единорога светло — пергаментного цвета. Его зелёные глаза были обращены на Вингса.

– Прости меня, Кэндл. – Произнёс Вингс. – Ты бы всё обязательно понял. Ты же всегда помогал другим, даже если они тебя и не просили об этом.

Фантом, улыбнувшись, медленно растворился в темноте, вновь оставляя Вингса одного.

Не теряя времени, Вингс помчался в сторону дома.

Перелетев через забор, он начал из-за всех сил стучать во входную дверь.

– Ну кто в такое время…? Вы?! – удивлённо воскликнула хозяйка дома.

– Я, а кто же ещё это может быть! – вбежав в дом, ответил Вингс. – Эй, Стронг, готовься. Мы летим во Дворец! Я наппадам твоему отцу хороших манер!

– Правда? – выскочил из своей комнаты жеребёнок.

– Я же Волшебный Дух, я должен исполнить мечты всех жеребят. Быстро одевайся! Дорога будет нелёгкая.

Спустя десять минут Вингс и Стронг стояли возле небольшого сарая. Хозяйка дома (Вингс так и не узнал её имя) достала детские сани.

– Как же он будет держаться на них в воздухе? – посетовала она.

– Справимся. – Ответил Вингс. – У вашего малого сильная магия. Стронг, сможешь удерживать своё тело на санях пока мы будем лететь?

– Без проблем! – ответил Стронг. – У меня ещё полно магической энергии!

– Хороший настрой — залог успеха. – согласился Вингс. – Так, теперь самое сложное. Нужно чтобы эта верёвка была более твёрдой, малой, справишься?

– Нет, здесь лучше я помогу. – Вмешалась хозяйка. Она широко раскрыла глаза и произнесла:

– Confirma te! Statim! – с её рога сорвались магические лучи и в ослепительной вспышке достигли верёвки санок. – Готово.

– Могли бы и предупредить. – Протирая глаза, сказал Вингс. – Посмотрим.
Верёвка действительно была укреплена. Она стала твёрдой и прочной, будто её оставили на несколько часов под ледяным дождём. Вингс удовлетворённо кивнул.

– Пойдёт. – Таков был его вердикт. – Малой, ты ещё понесёшь мои сумки, так что не расслабляйся.

Через несколько минут Вингс, обвязанный несколькими шарфами, стоял у санок. Стронг уже сидел на них и читал заклинание – санки вместе с ним покрылись магическим полем. Вингс одел лыжные очки, взялся зубами за верёвку, затем натянув шарфы на лицо и дав знак готовности Стронгу, слегка разогнавшись поднялся в небо. Верёвка не обвисла, а магическое поле Стронга крепко держало его в санях. Сделав пару тестовых кругов около дома, Вингс отсалютовал копытом хозяйке дома, и медленно развернувшись в полете, направился в сторону Кантерлотской горы.

– Удачи! – кричала она в темноту. – Выбей из него всю честь, Вингс!

Стронгу не верилось, что это происходит на самом деле. Он что, правда летит во Дворец? За отцом? Нет, это больше напоминало один из тех снов, которые тут же забываются после пробуждения.

Для Вингса всё было не так весело. Шарфы ограждали его рот от ветра, но не от холода. Его губы леденели причиняя большой дискомфорт. Но Вингс летел дальше, не обращая внимания на эти маленькие трудности. Крепко держась зубами за верёвку, он достаточно легко пролетел весь путь до горы. Ещё бы он этого ни сделал! После всех тех тяжестей, что он натаскал за этот день, санки показались ему пушинкой.

Но вот с горой возникли проблемы…

Вокруг горы разразилась настоящая снежная буря. Сильнейший ветер вместе с крупным снегом просто не давали Вингсу приблизиться к Кантерлоту. Каждый раз его крылья уносило в сторону, заставляя Вингса постоянно отступать.

После десятка попыток, Вингс снизился на заваленную снегом землю – он тут же неглубоко провалился в снег.

– С вами всё в порядке? – сняв магическое поле, прокричал Стронг.

– Не слазь с санок! – остановил его Вингс. – Я в порядке, в порядке! Сейчас только отдышусь и на новый круг.

Вингс вновь взлетел, но и в этот раз ничего не вышло. Его крылья мотало из стороны в сторону, плюс они начали покрываться ледяной корочкой. Снег лупил его прямо по лицу намереваясь сорвать шарфы, а губы всё продолжали кричать о холоде. В итоге, Вингсу вновь пришлось приземлиться.

– Мы не сможем попасть во Дворец? – робко спросил Стронг.

– Сможем, куда мы денемся. Осталось пролететь каких-то тридцать махов, мы справимся. – Ответил Вингс, копытами смахивая лёд с крыльев.

Он поднялся в воздух, безнадёжно сражаясь с бурей , а этот противник был очень опасен. Каждый раз она наносила удары всё сильней и сильней, Вингсу оставалось лишь маневрировать, но и это он долго не мог продолжать. Атаки бури становились точнее, а может просто он вымотался, но Вингс чувствовал, как его противник берёт над ним верх.

Одно крыло полностью оледенело – Вингс больше не мог им махать. К счастью, он вовремя заметив это, опустился на безопасную высоту для падения — вместе с санями он полетел в снег. Отряхнувшись, Вингс, начал копытами бить по льду на крыле.

– Я помогу. – Воскликнул Стронг.

Он произнёс заклинание и лёд начал таять.

– Мы ведь не долетим, да? – Произнёс Стронг наблюдая за крылом. – Может…Может, вернёмся обратно. Домой. Хватит пытаться, я же вижу как вам больно! Вы всё равно не сможете пролететь сквозь метель! Давайте вернёмся, мама наверное, тогда принесёт тёплого чая и закутает нас в пледы. А папа… В следующем году, может… Ай! – Пара снежков прилетевших в лицо оборвали его речь.

– Хватит болтать. – Сказал Вингс. – Я же говорил, что отнесу тебя во дворец. Пусть это и не вышло быстро, но не стоит сразу же сдаваться. После гибели жены, я десять раз пытался вернуть сына в Понивилль. Но каждый раз родители жены нанимали хороших юристов и прогоняли меня из его жизни. Девятый раз был год назад, десятый месяц назад: я проиграл – три дня назад мне пришло извещение об этом. Я сдался, повесил крылья и ушёл в забытие. Но сегодня я вновь понял, что хочу сражаться за него! Пусть я ещё хоть раз сто проиграю, но не сдамся! Слышал Стронг, ты ещё хочешь обратно?

– Нет. Я верю, что у вас получится. – Ошеломлённо произнёс он.

– Правильно! А теперь залазь на мою спину!

– Что вы…?

– Быстрее! – скомандовал Вингс.

Стронг послушался его приказа и быстро перебрался с санок на спину Вингса. Сам же Вингс снял очки и передал их Стронгу.

– Одевай, тебе нужно будет крепко держаться за меня, поэтому я не хочу, чтобы ты закрывал глаза. Санки придётся оставить здесь, позже заберём их на обратном пути.

– Как вы будете смотреть? – волнуясь, произнёс Стронг.

– А мне и не нужно, — подмигнул Вингс. – Тут только одна дорога — вперёд, вперёд и вперёд.

Прикрыв глаза, Вингс вновь полетел навстречу бури. Без санок полёт чувствовался легче, но буря продолжала отгонять его от Кантерлота. Вингс понял, что это его последний шанс – силы были уже на исходе.

– Вперёд! – кричал он из последних сил. – Ты меня не сломишь! Я сегодня и тяжелее препятствия преодолевал. Меня так просто не сломить. – Его крики были абсолютно бездейственны, даже чуточку вредны, так как забирали крохи сил, но Вингс продолжал кричать. По миллиметру, но он продвигался. Десять взмахов, чтобы пролететь совсем немного, но Вингса это устраивало. Он начал различать маленькие огоньки света – Кантерлот совсем близко!

Внезапно через приоткрытые веки и сквозь бьющий снег, Вингс увидел сияние. Оно было бесконечно прекрасно, и так высоко. Вингс подумал, что уже сходит с ума, но выкрик Стронга убедил его в обратном.

– Как красиво! – воскликнул он. – Свет так притягивает!

Вингс почувствовал, что хватка жеребёнка ослабла.

– Что ты творишь! – воскликнул он.

Быстро перегруппировавшись в воздухе, Вингс схватил падающего жеребёнка. Закрыв его своими крыльями, он стремительно падал вниз. Удар об снег был сильным – кажется, он сломал одно крыло. Утопая в снеге, Вингс всеми силами поднял жеребёнка над собой – с ним всё было в порядке. Облегчённо вздохнув, Вингс потерял сознание. Но перед этим он услышал странный звук — так могло звучать пение звёзд, подумал он, и последние обрывки его сознания утонули во тьме.


Вингс очнулся – он был в тёплом месте, а вокруг звучали голоса, которые он уже где-то слышал. Глаза упорно не хотели открываться, говоря о том, что он ещё не в полном порядке.

– Мы должны доставить их в Кантерлот! – настаивал женский голос.

– Но, если кто-то заметит ТАРДИС, то нас ждут неприятности! – отпирался мужской голос. – В этой вселенной и в этом времени ещё даже телефонных будок не изобрели! У них могут возникнуть вопросы.

– Док-тор! – злился женский голос.

Доктор? А второй голос, уж не Дерпи ли это?

– С ним точно будет всё в порядке? – задал вопрос третий знакомый голос.

– Да, – ответил мужской голос. – Я срастил ему все кости, так что летать он сможет. Вот ведь безрассудный пегас! Нужно как-нибудь попытаться забрать его себе в спутники.

Дальше Вингс перестал слышать – он вновь впал в небытие. И эти секунды навсегда стёрлись из его памяти.


Вингс открыл глаза. Свет с небес лился прямо на него – завораживающе и красиво высоко в небе сверкали звёзды, уничижая темноту ночи.

– Вингс, поднимайся! – привёл его в чувство Стронг.

Вингс мигом встал, сделал пару упражнений, оглянулся по сторонам и впал в ступор.

– Стронг, где это мы? – спросил он.

– Рядом со Дворцом.

– Ладно, я переспрошу по-другому. Как мы сюда попали, Стронг?

– Дядечка на волшебной летающей штуке, которая больше внутри чем снаружи перенёс нас сюда. Там ещё была добрая…

– Хватит! – остановил его Вингс. – Ты потерял меня уже на словах о волшебной штуке, которая снаружи больше чем внутри.

– Наоборот!

– Да не очень-то это и важно! – Вингс привычно почесал свою голову.

Как же они попали сюда? Может, ветер был таким сильным, что забросил их в Кантерлот? Или Сама Принцесса смилостивилась над ними и на своих крыльях доставила сюда. Обе версии были фантастичными. Но и в волшебную летающую штуку Вингс не верил – слишком уж это было похоже на сказку.

– В любом случае, нам нужно во Дворец. – Поторопился Вингс. – Запрыгивай мне на спину и понеслись!

Через пару минут они уже были около главного входа.

На их пути возникло препятствие – стражники!

– Скажем, что мы от твоего отца, и они нас пропустят.

Подойдя к ним, Стронг произнёс имя своего отца. У стражей тот час округлились глаза и Вингс вместе со Стронгом были безропотно пропущены во Дворец.

– А твой отец, я смотрю, здесь начальник! – уважительно произнёс Вингс, на что Стронг фыркнул.

– Мой папа больше чем начальник, – Загадочно произнёс он. – Он наверняка будет рядом с Принцессой!

Они быстро приближались к тронному залу. Вингс никогда не был во дворце и всё было для него в диковинку. Он осознавал, что не мог стушевать перед Стронгом.

– Сейчас малой, будет самый опасный противник, так что будь на готове!

– И кто же это? – нетрепливо спросил Стронг.

– Высшее общество! Тебе придётся вести себя очень вежливо, что для тебя может оказаться невыполнимой задачей. Но… Опять это « но »…

– За собой лучше следи! Я уже был во Дворце, а ты?

Вингс решил тактично промолчать.

Они вошли в тронный зал – Вингсу пришлось сдержаться, чтобы не уронить челюсть на пол.

Какая красота!

Большой зал был как четыре его дома. А украшен он был, как украшен – никогда Вингс не видел столь дивных украшений. Мимо него прошли пони в невероятно красивых платьях. Даже пол был так сильно начищен, что Вингс мог легко использовать его как зеркало, чтобы рассмотреть морщинки на своём лице. И не стоит забывать о музыке – невероятно прекрасная мелодия лилась от струнного оркестра. Вингс почувствовал себя в другом мире, мире которого ему никогда не достичь.

– Хватит глазеть по сторонам! – одёрнул его жеребёнок. – Ищи Принцессу!

– Принцессу? Она должна быть… – Вингс прошёл немного вперёд. Пони в нарядах то и дело бросали на него подозрительные взгляды из-за его почтальонской формы. Вингс и сам чувствовал стыд, что явился в такое место без костюма.

– Вон она! – воскликнул Стронг.

Вингс повернул голову в нужном направлении — у него тут же перехватило дыхание. Принцесса! Она возвышалась над остальными пони. Величественная и прекрасная, Она производила неизгладимое впечатление всем Своим видом. Вингс никогда не лицезрел Принцессу вживую — лишь на иллюстрациях в книжках и картинах в галерее. Но сегодня, Принцесса стала самым ярким событием в его жизни.

Этот день и вправду был необычен!
– Так, – отдышавшись, произнёс он. – И где твой отец?

Лицо Стронга приняло непонятливое выражение, оно будто говорило о глупости такого вопроса. Стронг поднял копыто и показал им на единорога, стоявшего поодаль от Принцессы. Единорог был одет в необычную красную парадную форму, а с одного из его боков свисала шпага. Когда Принцесса переходила в другую часть зала, он безмолвно следовал за ней, словно тень в один солнечных дней.

– Малой, только не говори мне, что твой отец телохранитель Принцессы. – Потрясённо произнёс Вингс.

– Так и есть! – гордо ответил Стронг.

Ситуация усложнилась.

– Что мы будем делать? – спросил Вингс. – Мы не сможем отвести твоего отца от Принцессы. А поговорить с ней я не смогу.

– Почему?

– Это же Принцесса, дубина! Я не могу просто к ней подойти! – в этот момент Вингс немного понял вечно кричащего на него Босса. Возможно, в следующий раз Вингс будет вести себя рядом с ним более благоразумно.

– Тогда я сам попрошу её отпустить папу! – решительно ответил Стронг.

Вингс остановил его поспешность.

– Так не пойдёт, малой. Нам нужно, чтобы он сам нас заметил — только сдаётся мне, что даже увидев тебя, он не оставит обязанностей, что для нас будет провалом.

В этот момент музыка остановилась. В центр зала прошёл статный единорог в строгом костюме, остановившись, он прочитал несложное заклинание и вокруг него очертился искрящий круг.

– Дамы и джентльпони!- голос единорога прозвучал по всему залу, мигом прекратив все остальные беседы и толки. – Пришло время для ежегодного пожелания Принцессе! Каждый, у кого есть что пожелать, пусть встанет в этот круг и громко скажет о Её величии! Не стесняйтесь, гости, у каждого сегодня особенный день, так сделаем же все вместе этот день особенным и для Её Высочества! Многая лета Принцессе Селестии!

— Многая лета! – в ответ прозвучали десятки голосов.

Один за другим, знатные пони выстраивались в очередь, чтобы почтить Принцессу. Каждый из них был готов высказать своё пожелание, для Вингса не было лучшего шанса обратиться к Ней.

– Стронг, я сделаю это! Я попрошу Принцессу отпустить твоего отца. Прошу, пожелай мне удачи! – нервным голосом произнёс Вингс.

– Удачи!

Вингс встал в очередь, но очень быстро заметил, что поговорить с Принцессой не сможет. Пони вокруг перешёптывались глядя на него. Никто не мог понять как на этот вечер мог попасть какой-то почтальон? Уж не очередная ли это шутка Селестии? Даже если и да, его необходимо срочно выпроводить отсюда! Своим грязным видом он только портил этот торжественный приём.

Вингс уловил в разговорах фразу
« нужно позвать стражу » и решил не медлить. Он быстро прошёл вдоль всей очереди и успел как раз на конец речи одного из гостей. Быстро отпихнув единорога в дорогом смокинге, Вингс встал в круг.

Всё внимание мигом переключилось с Принцессы на него.

Вингс занервничал, не каждый день на него глазеет столько народа. Ещё и Принцесса с любопытством ждала от него речи!

Глубоко вздохнув, Вингс для начала поклонился. Вышло не очень хорошо, он чуть не упал от собственного наклона. По рядам пони прошли немногочисленные смешки. Принцесса лишь слегка улыбнулась — происходящее веселило её.

– В.. Ваше Высочество! – Начал говорить Вингс. – Я, конечно же, желаю Вам долгих лет правления. Я надеюсь, Вы не рассердитесь на мою бестактность. – В его голосе понемногу начала проявляться уверенность. – Я раздал больше пятиста писем, прежде чем решил явиться сюда. Я летел очень долго из небольшой деревни, что около горы. Я миновал снежную бурю, свою гордость и страх, чтобы попасть сюда и воздать Вам своё почтение. – Вингс снова совершил поклон.

– Благодарю тебя за твои старания, смелый почтальон. – Эхом по залу раздался заботливый голос Принцессы.

– Но это не всё! – выдавил из себя Вингс. – На самом деле у меня будет к Вам просьба, Принцесса! Прошу не прогоняйте меня за мою дерзость! Выслушайте меня. – Он в третий раз поклонился.

Просьба? К Принцессе? Да кто он такой, чтобы просить Её? Недовольный гул голосов был повсюду. Некоторые не вытерпев такого оскорбления, пошли за стражами. Но Принцесса остановила их.

– Просьбу? – С интересом произнесла Она. – Я выслушаю тебя, но не могу обещать её исполнения.

– Более мне и не надо! – Вингс сделал глубокий вдох. Он уже давно покрылся испариной, поэтому хотел закончить с этим как можно быстрее. – Ваше Высочество, я прошу отпустить Вашего телохранителя домой!

Все ахнули.

Но более всех был удивлён сам телохранитель. Он быстро подошёл к пегасу и вытащив с помощью магии шпагу, направил острие на шею Вингса.

– Кто ты такой?! – строго спросил он. – И зачем гонишь меня отсюда?

– Я как и ты, не очень хороший семьянин, но глупости у тебя поболее будет! – смело высказался Вингс.

– Да как ты смеешь! – гневно произнёс единорог. – Принцесса, позвольте мне выкинуть этого проходимца из Дворца.

– Без тебя я никуда не пойду. Хорошо здесь прохлаждаться, пока дома страдает твоя семья?

– Молчи! – Единорог замахнулся шпагой, чтобы проучить негодяя, но его оружие внезапно остановилось. Чьё-то жёлтое магическое поле покрыло, перебив его собственную магию, шпагу и отбросило её в сторону.

– Никто в этом зале не смог бы остановить её! – ошарашенно произнёс единорог. – Разве только…

– Не трогай его, папа! – перед Вингсом встал Стронг. Он был готов защищать пегаса, даже если бы потребовалось бороться с собственным отцом. – Это я попросил его прилететь сюда! Это я хотел, чтобы ты вернулся домой! Папа я устал праздновать без тебя, мама тоже очень скучает по тебе в такой день. Ты не видишь как она плачет, закрывшись в вашей комнате, ведь ей очень одиноко. Так происходит каждый год и мне это надоело. Именно я пожелал вернуть тебя! Умоляю ради мамы полетели домой!

– Я не знал об этом. – Тихо произнёс единорог. – Но даже так, я не могу покинуть своего поста. Кто тогда позаботиться о безопасности Принцессы?

– Ваше Высочество! – вновь подал голос Вингс. – Теперь Вы видите, о чём я прошу. Искренне надеюсь на Вас! – Вингс поклонился как можно ниже.

Стронг последовал его примеру.

– Теперь вижу. Мой храбрый телохранитель, ты верой и достоинством служил мне множество лет без передышки. Однако это не значит, что я важнее твоей семьи! – Голос Её стал грустен. – Когда-то давно я поставила свои обязанности выше собственной сестры. Я не замечала её страданий и очень сильно поплатилась за это. Мне пришлось совершить очень злой поступок, причинивший мне больше боли и страдания, чем ей. Эту ношу я несу и поныне. Так что впредь, приказываю тебе, слушай внимательно! – властным голосом произнесла Она. – Никогда не отворачивайся от семьи – я отпускаю тебя на несколько дней. Повесились же и от Моего имени!

По всему залу раздались аплодисменты. Все были тронуты добротой Принцессы, она вновь доказала всем заботу о каждом из подданных. Некоторые кобылки доставали платочки и вытирали поплывший от слезинок макияж, некоторые почтительно кланялись, но большая часть просто хлопала в копыта.
Вингс незаметно вышел из круга.


Вскоре наступит восход, знаменующий начало нового дня.

Вингс сидел на очищенной от снега лавочке, поглядывая на белый конверт, вспоминал прощальный разговор со Стронгом.

– Значит, ты улетишь?

– Да. – Ответил Вингс. – День был долгим и тяжёлым, поэтому даже Волшебному Духу нужно отдохнуть.

– А ты ещё прилетишь к нам, на следующий год?

– Не знаю, малыш. Не знаю. – Тихо сказал Вингс. – Я хочу увидеться с сыном, поэтому на какое-то время улечу отсюда. Но не расстраивайся, может когда-нибудь вновь свидимся. Кстати, а как вы полетите домой-то? Путь не близкий.

– Папа договорился с Вондерболтами, они быстро донесут нас до дома! Я…

Вдалеке отец позвал жеребёнка.

– Ой, мне уже пора! – Воскликнул Стронг. – Держи! – Из под плаща, он достал небольшой белый конверт и передал его Вингсу. – Это письмо лежало в одной из сумок. Я же тогда их оставил вместе с санками внизу, но хорошо, что я нашёл это письмо, прежде чем мы улетели.

Вингс осторожно взял конверт. Небольшой белый прямоугольник – ничем не примечательное письмо, из-за которого он, скорее всего, лишится работы. Конечно, он мог ещё попробовать доставить его и потом на коленях просить Босс о ещё одной попытки, но Вингс уже всё для себя решил. Он не будет молить Босса о прощении, а сам уволиться с Почты. Так будет лучше для всех.

– Спасибо, Стронг. Давай беги уже, а то твой отец наверно заждался уже.

– Угу!

Стронг побежал в сторону Дворца, он был неутомим, ведь впереди была ещё дорога назад и празднование в кругу семьи. Может, отец даже научит его тому трюку, а котором он обещал каждый год? А мама споёт ту песню, которая всегда ему нравилась? Впереди его ждало ещё столько всего весёлого, поэтому Стронг не собирался медлить.

– Эй, малой, погодь. – Внезапно крикнул Вингс. – А откуда ты имя моё узнал? Когда я только здесь очнулся, ты назвал меня по имени, кто тебе его сказал?

Стронг не останавливаясь, выкрикнул:

– Вы всё равно не поверите! Это был До…

Но его голос потонул вдалеке.

– Вот даёт. – Вздохнул Вингс. – Какой ещё До?

Вингс окинул взглядом конверт.

– Посмотрю хотя бы, кому я его должен был доставить. – Он прочитал адрес и тут же вскочил.

Это невозможно!

На конверте мелким почерком был выведен его адрес. Сначала Вингс не поверил и ещё несколько раз перечитал эти маленькие символы – ошибки быть не могло, это письмо предназначалось ему!

Вингс поспешил открыть его. Из разорванного конверта вылетел маленький тетрадный лист, повинуясь слабому ветерку, он воспарил над промёрзшей землёй и в медленном танце опустился прямо в копыта Вингса.

« Дорогой Вингс Либерти,
Прости, так меня просили называть тебя дедушка и бабушка. Я очень долго думал, что написать тебе, но сейчас почему-то все мысли у меня в голове спутались, и я не могу ничего вспомнить. Поэтому просто спрошу, как у тебя дела? Ты ещё доставляешь почту? Я много раз ждал, что ты однажды появишься на пороге этого дома и, рассмеявшись, скажешь мне, вам срочное письмо, пожалуйста, поставьте свою подпись! А я бы в ответ тоже засмеялся, ведь я у меня ещё нет своей подписи.
Но это не главное, что я хочу спросить. Я хочу узнать, когда ты заберёшь меня? Я очень сильно скучаю по тебе. Бабушка с дедушкой, говорят, что не отдадут меня такому как ты…. Но я знаю, что ты неплохой! Я много раз им об этом говорил, однако они мне не верили. Поэтому прошу, я вёл себя хорошо весь год, я неустанно трудился в школе и дома, я был очень послушным (хотя наша классная, обо мне другого мнения), но я правда так хотел увидеть тебя снова. Я отправлю это письмо срочной доставкой, чтобы ты получил его как можно быстрее. Пожалуйста, давай встретим праздничные каникулы вместе. Я покажу тебе столько мест в городе, познакомлю тебя со своими новыми друзьями и буду защищать от нападок бабушки и дедушки.
Я буду ждать тебя, папа!
С любовью,
Кэндл Энд »

Письмо выпало из копыт Вингса. Его глаза были в слезах – он никак не мог ожидать такого. После всего, что произошло, после всех обид, Кэндл всё равно его ждал. Вингсу было сложно в это сложно поверить. Но как же так? Разве возможно такое? Вингс ещё ни раз взглянул на лежащую в снегу бумажку, осмысливая послание.

– Какой же я дурак!

Он бережно поднял исписанную жеребячьим почерком страничку. Распахнув крылья как можно шире, забыв об усталости, он поднялся над землёй и полетел навстречу поднимающемуся Солнцу. Вингс был намерен исполнить пожелание своего сына, и ничто в мире не могло остановить его.

Долгая ночь наконец подошла к концу.

Комментарии (2)

0

Что ж, фанфик мне понравился, но на будущее раздели его по главам, будет гораздо удобнее и проще читать.

Qulto
Qulto
#1
0

Спасибо за отзыв! Мне тоже пришла такая мысль, но я не захотел разбивать на главы. Мне показалось, что от этого может пострадать целостность рассказа.

Terk221
Terk221
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.