EQUESTRIA 1033

Бойся будущего...

Другие пони ОС - пони

"Ишак".

Повелитель Империи Зебр получает анонимный донос, уличающий в предательстве его единственного друга. Сможет ли гордый владыка найти в себе силы узнать истину или всё закончится топором палача?

Этот манящий блеск

Даже сейчас, спустя несколько недель, Твайлайт всё ещё не могла взять в толк, что заставило её тогда откусить тот первый кусочек. Она дважды, трижды, четырежды проверила заклинание и оно сработало идеально. Ну, настолько идеально, насколько это возможно при полном превращении в дракона. Но она просто не ожидала, что драгоценные камни окажутся такими вкусными...

Твайлайт Спаркл Другие пони

Звездная ярость. Кризис двух миров.

Логическое продолжение рассказа звездная ярость. Его можно найти тут http://tabun.everypony.ru/blog/stories/55549.html Чтобы понимать о чем речь советую сначала прочесть его.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Tiberian Twilight Sparkle

Падение метеорита, вызвавшее распространение смертоносного зелёного минерала, стало катастрофой для Эквестрии. Но никто из пони не мог и представить, что вслед за этим из глубин космоса явится страшное наследие великой войны, в ходе которой погибли обе её стороны. И что ещё ужаснее, Селестия и Луна вдруг вспоминают, что всё это предрекал их наставник в давно забытом пророчестве о кончине мира…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Повесть юных лет

Вы мечтаете оказаться в Эквестрии? И если да, то как именно: в виде пони или, быть может, захотите сохранить свою человеческую натуру? Желания трех друзей внезапно исполняются, но не совсем так, как им бы того хотелось. По крайней мере, одному из них...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Берри Панч и подруги

Берри Панч как всегда сидела в своем баре в Понивилле и вдруг встретила старых знакомых.

Трикси, Великая и Могучая Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Прекрасные заграничные рассказы. Избранное.

Изумительные рассказы западных пейсателей в моём переводе. Перевод макисмально близок к оригиналу,хоть и адаптирован. И таки да, разрешения на перевод добиться мне удалось.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Лира Человеки

Новый помощник

Этот рассказ был написан спонтанно, будучи навеян одной веселой песенкой. И больше редактировался, чем писался. Итак, один земнопони издалека (очень издалека) проделал долгий путь, чтобы, наконец, встретиться с воплощением своей мечты. Но что ждет его у цели, не может предугадать никто, и уж точно не он сам...

Эплджек ОС - пони

Последние секунды Эквестрии

Лишь крошечная вероятность. Крошечная вероятность того, что это закончится.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Гильда Другие пони

Автор рисунка: Siansaar

Загадочное происшествие в Понивилле

Летний утренний ветерок играл в кронах деревьев, запрыгивая на крыши. Иногда он прятался в переулках, чтобы неожиданно выпрыгнуть оттуда, как какой-то страшный зверь, и растрепать гриву идущего мимо жителя Понивилля. В такие моменты хотелось подпрыгнуть и схватить вредный ветер, повалить на землю и не отпускать, пока он не извинится! А еще лучше, чтобы из переулка вместо ветра выскочил какой-нибудь настоящий жуткий монстр! Можно даже и не из переулка – отлично подойдет кустик, дерево, лавка, вон тот странный деревянный забор или даже окно той сварливой старушки. А вдруг она и есть страшный монстр? Не зря жеребята ее боятся, особенно когда лазают по ее огороду в поисках слив. Да, брать чужое нехорошо, но они же такие вкусные! И даже если это не старушка, то пусть хоть кто-нибудь страшный появится вон из той подозрительной лужи, которую обязательно нужно проверить…

— Август! – раздался мягкий кобылий голос. – Я понимаю, что тебе не терпится, но, пожалуйста, не убегай далеко. Иначе пойдешь рядом со мной.

Жеребенок с желтой шерсткой и короткой гривой небесного цвета, взъерошенной нелюбовью малыша причесываться, остановился в паре метров от той самой подозрительной лужи, которую готовился «проверить» одним единственным способом. Взгляд голубых глаз Августа устремился к вишневой пони со светло-розовой гривой. Каким-то непонятным для малыша образом, мисс Чирили всегда всё-всё видела, всё-всё знала и укрыться от ее зоркого взгляда было попросту невозможно. Когда-нибудь, жеребенок разгадает тайну, как у нее это получается.

— И вернись к остальным, — добавила Чирили.

Надув щеки, Август повернулся и поскакал к веренице малышей. Сегодня самый младший класс мисс Чирили, в котором были жеребята не старше шести, отправился к Белохвостому лесу. Тут, по рассказам учительницы, водятся очень интересные животные и растут красивые цветы. Отличное место для проведения урока, если бы не одно очень-очень важное «но» — смотреть на цветы и бабочек для Августа было очень скучно. Вот лучше бы на них во время прогулки напал древесный волк! Или два! Нет, целая огромная стая с большим пребольшим вожаком, размером с дом! Вот это настоящее веселье!

— Ави! – чуть громче, но уже с улыбкой, добавила Чирили.

Август замер. Фантазии опять отвели малыша от просьбы учителя и почти вынудили атаковать ближайший куст смородины, а потому он опять отстал от остальных.

— Да-да, мисс Чирили! – опомнился малыш.

Став в легкий галоп, Август ринулся догонять хвост колонны из дюжины разноцветных жеребят. Группа почти вышла к окраинам Понивилля, миновав площадь. В просветах между домиками впереди виднелся лесок и бескрайнее голубое небо, в которое вела дорожка, стелющаяся по зеленым лугам. Очередное скучное топанье, вместо которого можно было сделать много чего куда более веселого.

— Мисс Чирили, а мы уже пришли? – спросил салатовый жеребенок.

Он шел как раз следом за Чирили. На боках малыша висели седельные сумки, из которых торчали всякие линейки, карандаши и скрученная бумага.

— Руби, потерпи немного, — ответила учительница. – Мы скоро придем.

— Мисс Чирили, а мне надо было взять транспо…пос…поспортир? – вновь спросил жеребенок.

Чирили мило улыбнулась, повернувшись к малышу.

— Я тебе уже говорила, что ты взял всё, что нужно, — кивнула она. – Не переживай, если вдруг ты что-то забыл, у меня всё есть.

— Мисс Чирили… — всё не унимался Руби.

Этот Руби всё время бегает вокруг учительницы и что-то спрашивает. На уроках первым тянет копыто и хочет отвечать. Очень странный жеребенок. Августу он никогда не нравился, потому что заниматься такой скучной ерундой, это просто ужасная трата времени. А ведь его можно потратить куда лучше и интереснее!

— А-А-А-А-А!

Внезапный крик спугнул несколько птиц, сидящих на крыше дома.

– Мисс Чирили, а Шотти дергает меня за косички! – сердито крикнула кобылка.

Учительница обернулась к источнику шума в середине стайки шагающих жеребят. Пара малышей – фиолетовая кобылка и серый жеребенок сердито смотрели друг на друга.

— Ничего я не дергал! – крикнул Шотти. – Фис всё придумала, Мисс Чирили!

Он посмотрел на учительницу.

— Он всё врёт, мисс Чирили! – Фис показала копытцем на обидчика. – Он врун!

— Это ты вруха! – Шотти возмущенно затопал ножками.

перепалка происходила на ходу, что вынуждало двух ссорящимся постоянно скакать с места на место, чтобы оставаться в группе.

— Фис, Шотти, успокойтесь, — лицо Чирили стало серьезным. – Иначе, пойдете рядом со мной.

Малыши принялись сверлить друг друга взглядами.

— Ванючка, — буркнул Шотти.

— Шотти, быстро сюда! – голос Чирили стал строже. – Пойдешь рядом.

Малыш поджал губы и, обиженно надув щеки, поскакал к учительнице. Пройдя чуть вперед, он быстро развернулся, нашел глазами Фис. Малыш изо всех сил зажмурился и показал ей язык. Август, как раз догнавший хвост группы во время перепалки, разочарованно вздохнул. Жаль, что перепалка Шотти и Фис закончилась так быстро. Было бы хоть какое-то развлечение!

— Скорее бы мы уже пришли, — тяжело вздохнул малыш, идущий перед Ави.

Жеребенок имел лазурную шерстку и короткую белую гриву с челкой. Малыш повернулся к своим седельным сумкам, которые прикрывали его упитанные бока, и, сглотнув, прикусил губы.

— Февраль! – тут же шикнула кобылка, что шла рядом с ним.

Вскинув голову, малыш надул щеки. Серые глаза Февраля устремились на свою обидчицу – кобылку с нежно-розовой шерсткой и гривой цвета распустившейся сирени, заплетенной в забавно торчащие косички. Сама же она была высокой, с длинными худыми ногами, что позволяло ей смотреть на жеребчика фиолетовыми глазами сверху вниз.

— Мама сказала, не давать тебе есть! – кобылка насупилась.

— Враки! – парировал Февраль. – Мама так не говорила! Мама сказала «Май, отстань от брата и не мешай ему»! А папа вообще сказал, что мне можно кушать всё! Я слышал!

На этот раз уже щеки кобылки возмущенно надулись, а глаза сердито сузились.

— Вот это ты врака! – Май фыркнула. – Мама сказала, не давать тебе есть, пока мы не придем! А мы еще не пришли!

— Мы уже почти вышли из Понивилля! – брат продолжал защищаться. – А значит почти пришли!

Он указал копытцем вперед, где между домов виднелись лесок и луг. Малыши старались спорить вполголоса, чтобы Чирили не услышала их, иначе жеребятам могла быть уготована судьба Шотти. Оглянувшись на уши учительницы, парочка продолжила сверлить друг друга взглядами.

— Прийти – это значит прийти, а не выйти! — не унималась Май.

— Много ты понимаешь! – щеки Февраля надулись еще сильнее и, казалось, вот-вот лопнут. – По мне уже почти пришли! А почти – значит уже почти можно!

Кобылка сердито вскинула подбородок и состроила рожицу. Ее брат не остался в долгу и показал ей язык.

— Ну и ешь! – Май отвернулась. – Если съешь всё, я с тобой делиться не буду!

— Ну и ладно! – фыркнул Февраль. – Всё равно это лес! Там есть всякого вкусного!

Кобылка резко повернулась, впившись глазами в брата.

— Нельзя! – топнула она. – Наешься всякого ф-е-е-е, а потом у тебя живот болеть будет!

— Ну и пусть болит! – Февраль гордо задрал голову. – Зато это вкусно!

Возмущенная Май хотела что-то ответить, но количество того, что она хотела бы сказать брату, было слишком велико. Мысли толкались в голове и спорили, кто же будет первым, не давая ей выбрать нужную. Раздосадованная кобылка повернулась к хихикающему Августу.

— А ты чего ржешь?! – насупилась она. – Вот скажу, что ты мне не помогал!

Улыбнувшись еще шире, Август помотал головой.

— Ну и рассказывай! — парировал Ави. – Я точно не буду завиноватен. Папа сказал, чтобы я никуда не забегал от мисс Чирили. Да и она вон на меня постоянно смотрит! Мне же нельзя уходить нивоткудова…

Это было одно из важных условий похода, и Августу теперь всё время нужно было быть у учительницы на виду. И это было нечестно! Подумаешь, убежал разик, другой… третий с этих скучных занятий. Или принес разукрашенную курицу. Или влез в мэрию, вывалявшись в муке. Эх, круто было, когда все там перепугались! Но Ави же не виноват, он просто шутил! А эти глупые взрослые не поняли ничего! Ох, как же тогда ему влетело…

Май, не найдя помощи у Августа, решила попробовать свой последний шанс. Она повернулась к еще одному жеребенку, что шел чуть позади нее. Малыш имел шерстку древесного оттенка, кудрявую гриву цвета осенних листьев и веснушки под большими алыми глазами. Всё время это время от самой школы, пока они шли, он не проронил ни слова.

— Окти! – Май ткнула жеребенка в бок. – Октябрь!

Малыш не ответил, продолжая настороженно смотреть перед собой. Это не было похоже на Октября, который никогда не упускал момента поправить Августа, когда тот начинал придумывать слова или когда Май и Февраль спорили. Сейчас он почему-то молчал.

— Эй! – продолжила Май. – Э-э-й! Слышишь?

Она сильнее потрясла Окти за плечо. Октябрь тут же пришел в себя, сильно вздрогнув и почти подпрыгнув. Его удивленные глаза начали бегать по лицам остальных.

— Ты чего? – подключился Февраль. – Не покушал?

Май сердито фыркнула и бросила взгляд на брата, после чего опять повернулась к Окти.

— А?! – тот удивленно таращился на друзей. – Ч… чего?

— Нос через переседло! – хохотнул Ави.

Хихикая, малыш поравнялся с Октябрем.

— Нет такого слова! – опомнился Окти. – Правильно «седло»!

— Так ты чего такой? – продолжила Май.

Жеребенок мгновение смотрел на друзей, после глубоко вздохнул и оглянулся.

— Мне страшно… — ответил тот.

Малыши переглянулись, после чего три пары глаз опять устремились на Октября.

— Сегодня… сегодня, когда мама вела меня в школу, — продолжил малыш, — я… я увидел… Твайлайт Спаркл!

Имя пони жеребенок проговорил шепотом, словно опасаясь, что их кто-нибудь услышит. Октябрь всегда так делал, когда речь заходила про его кумира. Единорожка им стала после повторяющейся череды странных и очень веселых событий, которые нарушили размеренную жизнь деревушки. Август даже подозревал, что всё это приехало вместе с ней. Вот бы в Понивилль почаще приезжали такие пони! Однако из всех, кого Ави знал, больше всего она приглянулась Октябрю. Тот прямо загорелся жаждой тратить свое время на пыхтение за книжками, учебу и вот это вот всё скучное и нудное, чем мисс Чирили заставляла заниматься в школе. Хотя, с другой стороны, если Окти станет таким же, как эта Твайлайт Спаркл и с ним тоже будут приключаться все те крутые вещи, то Август был всеми копытами, хвостом и кончиками ушей за!

— И чего? – Февраль наклони голову в бок. — Мы с Май ее тоже вчера видели.

Жеребенка это откровение не сильно впечатлило.

— Не-не! – Октябрь помотал головой. – Сегодня она была… какая-то не такая!

Малыши удивленно переглянулись.

— Это как? – спросил Август. – Она заобхохотала, как бешеная? Она бегала по потолку? Она обкидывалась во всех волшебной куклой? Она ела козявки?

— А козявки вкусные… — протянул Февраль.

Май вместе с Октябрём поморщились.

— Фев ты фу! – его сестра высунула язык. – ФУ!

— Сама ты фу! – парировал малыш. – Попробовала бы!

Мордочка кобылки пзеленела, однако она совладала с собой, продолжая сердито смотреть на брата.

— Нет, Твайлайт Спаркл не такая! – Октябрь повернулся к хихикающему Августу. – Но… сегодня она была не такая!

— Так говори уже! – Май нашла в себе силы оторвать суровый взгляд от брата.

Жеребенок несколько секунд смотрел вниз, о чем-то напряженно думая.

— Сегодня, — продолжил Октябрь, — в книжном магазине я увидел седьмой выпуск «Наука и Пони»! Новый, самый-самый новый! Я даже попросил маму его купить!

Август закатил глаза и высунул язык. Скучный журнал про скучные штуки.

— И Твайлайт Спаркл его вжрала? – Ави с улыбкой посмотрел на друга.

— Она не такая! – Октябрь надул щеки. – И нет такого слова! И вообще Твайлайт Спаркл не стала бы его есть! Это ее любимый журнал! И мой тоже!

Октябрь протестующе топнул ножкой. Веснушки, словно передавая настроение хозяина, подпрыгнули и еле заметно увеличились, сообщая всем вокруг, что они тоже очень-очень сильно возмущены.

— Да не мешай ты ему рассказывать! – вступилась за друга Май.

Кобылка сердито нахмурилась, что сделало улыбку Августа еще шире. Но жеребенок промолчал, ведь кто знает, вдруг история про эту пони-заучку и кумира Октября действительно будет интересной.

— Так вот, — продолжил Окти. – В магазин тоже зашла Твайлайт Спаркл! Я подождал, пока она не увидит новый выпуск и не обрадуется! Тогда я бы подошел и сказал, что мне мама тоже его купила! Но… но… но!..

Малыш запнулся, начав тяжело дышать.

— Но она даже на него не посмотрела! — выпалил Октябрь. – Просто пришла, отдала что-то и ушла! ВСЁ!

Жеребенок возмущенно вскинул копытце. Губы Окти надулись, словно он готовился то ли заплакать, то ли закричать, а может быть всё сразу.

— Ну и чего тут такого? – Февраль наклонил голову вбок.

— Как чего?! – возмущенный Октябрь обернулся к другу. – Это же «Наука и Пони»! Самый новый выпуск про квантовую запутанность магических маним… манимпу… манимпуляций!

Август почувствовал, как ему захотелось зевнуть.

— Мы с ней ждали его! – продолжил Октябрь. – А она просто!.. Просто!.. Пришла и ушла!

Жеребенок раздосадовано фыркнул и тряхнул гривой.

— Не, не понятно, — Февраль покачал головой. – Ну не взяла этот твой журнал и чего? Подумаешь, журнал. У нее этих журналов… ВО!

Малыш показал копытцами что-то очень большое. Май повернулась к брату. Ее глаза сузились, а взгляд стал едким.

— Ага, ничего, — она ухмыльнулась. – Это как будто она пришла в «Сахарный Уголок» и не купила вишневый пирог с посыпкой. Это же всего лишь пирог. У нее их «ВО»!

Май передразнила жест брата. Брови Февраля подпрыгнули, глаза возмущенно уставились на сестру

— Это самый вкусный пирог! – топнул Февраль. – Да еще и с посыпкой! Это же самое вкусное во всей-всей Эквестрии! Нельзя его не покупать! Как можно прийти в Сахарный Уголок и не купить!..

Малыш запнулся, а его глаза словно стали еще больше. Осознание проникло в голову жеребенка, словно скорый поезд Кантерлот – Понивилль, что привозит почту. Ошеломленный и полный ужаса взгляд Фева повернулся к Октябрю.

— С ней точно что-то не так! – на одном дыхании выпалил он.

— Вот и я о том же! – Окти закивал.

Жеребята принялись возбужденно гарцевать, словно хотели побежать куда-то, но куда еще пока не решили.

— Точно! – подхватил Август. – Ее похитили какие-то монстры и разменили! Теперь это не Твайлайт Спаркл, а запрятанное жутчилище!

Ави хотел захохотать, но его остановили ошарашенные лица Октября и Февраля. Малыши с ужасом смотрели на него, как будто он сказал сейчас что-то невероятно ужасное.

— Страш… страшилище? – пробормотал побледневший Февраль.

— Не верьте вы ему! – между жеребчиками вклинилась Май.

Кобылка сердито посмотрела на брата и Октября.

— Не обманывай! — она повернулась к Августу. – А то я расскажу мисс Чирили!

В ответ Август показал язык. Угроза со стороны подруги его не пугала, наоборот, подначивать друзей было очень забавно и куда веселее, чем просто топать в сторону Белохвостого леса.

— Ой, как будто ты у нас всё знаешь? – на защиту Августа неожиданно встал Февраль.

— Да! – топнула кобылка. – Я знаю, что это всё враки! Он вечно что-то придумывает!

Довольный Август сделал круглые глаза и сложил губы трубочкой, пытаясь казаться невинным, что еще больше рассердило кобылку.

— Но ведь Окти видел Твайлайт Спаркл в магазине! – Фев вытянул шею. – А не Ави! И она не купила журнал! Ей было всё равно на вишневый пирог с посыпкой! Кто нормальный не захочет вишневый пирог с посыпкой?!

Май демонстративно задрала голову и хмыкнула.

— Вы выдумщики! – не унималась малышка. – Вы всё это придумали! А ты вообще злюка-вонюка!

Кобылка показала язык Августу.

— А ты завреднятина-понятина! – Ави скорчил рожицу.

Жеребята так старались перекривлять друг друга, что чуть было не оказались в клумбе. Обойдя ее, парочка продолжила кривляния в попытке показаться наиболее правым в этом споре.

— А вдруг… вдруг это действительно так? – Октябрь сглотнул.

Настороженный голос жеребенка заставил друзей прекратить. Троица повернулась к Окти. Малыш настороженно почесал затылок.

— Когда Твайлайт Спаркл приехала, — голос Октября напрягся и стал тише, — то у нас начали твориться всякие штуки…

Малыш осторожно оглянулся вокруг, словно убеждаясь, что их никто не подслушивает. Группа жеребят во главе с Чирили продолжали свой поход через Понивилль, не обращая внимания на хвост колонны.

— Волшебные куклы, от которых взрослые с ума сходили, параспрайты, — продолжил Окти, — возвращение этой жуткой Найтмэр Мун!

— А еще дракон! – добавил Август.

Малыши согласно закивали.

— Вдруг… — добавил Октябрь, — вдруг это всё правда! Твайлайт Спаркл действительно украли и сейчас там страшилище?

Он повернулся к Май. На лице кобылки уже читалась другая эмоция. Ее недоверие под весом сильных и взвешенных аргументов Окти сменилось сомнением. Скорее всего, если бы это сказал Август или ее брат, она бы не поверила. Но Октябрь совсем другое дело и, судя по лицу малышки, его предположение тоже ее напугало.

— Тогда надо сказать взрослым! – Февраль указал на Чирили. – Пусть вон Май скажет, ей они поверят!

Май громко фыркнула.

— Угу, поверят сразу! — хмыкнула кобылка. – «Ох, хо-хо, ты такая выдумщица, хо-хо! Иди, поиграй, малышка. Хо-хо-хо!»

Она демонстративно приложила копытце к подбородку и наигранно хохотнула, пытаясь пародировать единорогов-выскочек из Понивилля, что старались подражать таким же из столицы. Май достала язык и протянула «ф-е-е-е-е».

— Да, взрослые нам не поверят, — закивал Октябрь. – А потому…

Малыш вновь принялся озираться, после чего посмотрел вперед, на кончики ушей мисс Чирили.

…сбежать, — добавил Окти, не отрывая взгляда от ушей учительницы.

Малыши охнули. Февраль поджал губы, Май вскинула брови, а Август ошеломленно уставился на самого спокойного и рассудительного жеребенка из всех, что он знал.

— Чего-о-о-о-о?! – в один голос шепнули малыши.

Октябрь смущенно прижал ушки к голове и съежился, но уже через мгновение нашел в себе силы и выпрямился.

— Да! – продолжил малыш. – Ведь если Твайлайт Спаркл украли, только мы можем ей помочь! Взрослые нам не поверят! А вдруг этих чудищ там много, и скоро они всех сожрут! Вообще всех! И маму с папой!

Последний аргумент был крайне веским, заставив всех жеребят затаить дыхание. Август, которому до этого момента все это казалось классной и веселой шуткой, уже так не считал. В горле малыша пересохло, а внутри похолодело.

— Мне нельзя, чтобы меня сожрали! – пискнул Февраль. – Если я вечером не буду дома, меня накажут!

— Если эти страшилища всех сожрут, — пристальный взгляд Окти впился в друга, — накажут всех!

Глаза Фева почти выпали из орбит, а сам он закрыл рот копытцем.

— Нет, ерунду вы придумали! – топнула Май. – Куда вы собрались?! Вас еще до вашего страшилища поймают и накажут!

— Ну и оставайся тогда! – надул губы Февраль. – А мы пойдем спасать Понивилль!

Малыш воинственно поднял копытце и гордо топнул. Май громко фыркнула и выдохнула. Секунду она сердито посмотрела на брата, затем  на остальных.

— Ерунду придумали! – не унималась кобылка и, зыркнув на брата, добавила: — А тебя вообще нельзя одного оставлять! Я иду!

Май указала на голову колонны, где шла их учительница.

— Но Мисс Чирили с нас глаз не спустит! – добавила Май. – А еще эта вредная Северити!..

Она кивнула на лимонного цвета кобылку с фиолетово-пурпурной гривой, на спине и груди которой красовалась белая ленточка. Знак того, что она сегодня дежурная и во всем должна помогать учителю. Малышка была крайне дотошной и пыталась всячески угодить, и случись вдруг что, она как обычно поднимет такой вой, что на него сбегутся все. Август очень-очень не любил эту пони, ведь каждый раз приходилось придумывать что-то новое, чтобы шалость удалась.

— И что же нам тогда делать? – Февраль озадаченно посмотрел на Октября.

— Нам нужен тот, кто сбежит откуда угодно, — твердо ответил малыш.

Троица жеребят повернулась к Августу. Малыш не сразу понял, что случилось, но через мгновение стрела осознания угодила в самое мягкое и незащищенное место. Лицо Ави вытянулось, а глаза округлились.

— Не-не-не! – он замотал головой. – Нет! Я и так занаказан уже до конца жизни! Меня вообще выпустили из дома только из-за вот этого вот вобхода в лес и потому, что мисс Чирили сказала, что всё это очень преважно! Мне опять влетит от папы!

— Но, Ави, только ты сможешь! – Октябрь сделал грустное лицо.

Он указал копытцем на друга.

— Только ты излазил весь Понивилль и точно знаешь, где всё-всё! — добавил жеребенок. – Без тебя мы не найдем Твайлайт Спаркл!

Жеребята согласно закивали.

— А еще только ты придумаешь, как нам победить этих монстров! – Февраль показал копытцами что-то большое.

— И только ты знаешь, как нам успеть убежать от вредной Северити, — добавила Май. – Больше некому!

Встревоженные и полные надежды лица друзей все сильнее оттесняли страх грядущего наказания. Он все равно бы не смог от него сбежать, ведь рано или поздно придется вернуться, а за этим и последует страшная кара. К тому же, чего уж тут, жеребенок сам хотел, чтобы сегодняшний скучный день стал веселее и интереснее. А что может быть интереснее этого?

Жеребенок поочередно посмотрел на друзей и стиснул зубы. Ему это еще ой как аукнется.

— Хорошо, – уверенно кивнул Август. – Тогда, обслушивайте меня!

— Нет такого слова! – топнул Октябрь.

Класс Чирили как раз подходил к окраине Понивилля. Тут располагался домик Коппер Вуд. Темно-зеленая пони в больших очках и с фиолетовой гривой, обычно заплетенной в хвост, была местным исследователем всяких жуков, мух и прочего маленького и кусачего. Именно благодаря своей профессии, она была отличным знатоком Белохвостого леса, а также всех его секретов. И именно ими сегодня эта пони должна была поделиться с классом Чирили.

— Малыши, подождите меня тут, — скомандовала учительница.

Она поднялась на крыльцо домика с дубовой дверью, выкрашенной в бордовый цвет. На ней красовался медный дверной молоток, выполненный в виде большого майского жука.

— И ведите себя хорошо, — добавила Чирили. – Я сейчас вернусь с мисс Вуд.

С этими словами она постучала в дверь, услышала короткое восклицание «войдите!» и скрылась в дверном проеме. Момент для расследования Августа и его друзей настал.

— Делай, как я! – шепнул Ави.

Друзья утвердительно кивнули. Август сощурился и окинул взглядом класс, расположившийся прямо около двери. Одни жеребята что-то бурно обсуждали, другие ссорились, а кто-то удивленно таращился на дверной молоток. Август оглянулся на переулок прямо около дома мисс Вуд, бросил взгляд на друзей, коротко кивнул и начал пятиться вбок. Целью был куст в большой вазе, что стоял в паре метров от переулка. За ним можно было спрятаться, а потом, двигая вазу к переулку, подкрасться ближе и сбежать.

Малыши успели пройти буквально пару шагов, как из-за этого самого злополучного куста выскочила Северити.

— Ага, я так и фнала! – громкий голос малышки прервал побег.

Это был самый неприятный и ненужный голос, который сейчас хотел бы услышать Ави. Особенно с этим противным присвистыванием, которое появилось, когда у Северити выпал молочный зуб. Теперь она носила его на шее, словно трофей, который должен приносить удачу. В голове у Августа роились сотни колкостей и издевок, но говорить такое Северити было очень опасно. Она бы тут же рванула к Чирили и всё рассказала, многократно  «приукрасив». Это знали все жеребята в классе, потому с ней старались не ссориться.

— Тепель тебе Флетит еффе больфе! – просвистела Северити, а ее ухмылка стала еще шире.

— Иди, усматривай за другими! – насупился Август. – Я тут ничего не подмышляю!

Глаза малышки сузились.

— Ага, так я пофелила! – голос кобылки стал едким. – Я фсё фишу! Куда ты так клалфя?

Ехидный взгляд Северити поочередно прыгнул на Февраля, Май и Октября. Жеребята потупили взгляд и попятились, пытаясь как-то спрятаться за Августом.

— Потгофолил длугих ушеникоф? – победоносно захихикала Северити. – Тофно Афгуст фто-то замыфляет! Мифф Чилилли фсё уфнает! И тогфта тебя пофадяд под фомок нафечно!

Жеребята принялись гневно сверлить друг друга взглядами. Сейчас Северити, как обычно, начнет кричать и звать учителя, а значит весь план побега провалится. Но ведь не только план побега будет провален. Страшная мысль закралась в голову Августа. Если они не сбегут, то страшное чудище, которое превратилось в Твайлайт Спаркл, будет безнаказанно творить всё, что захочет! Августу после этого точно никто не поверит, а на любые попытки Февраля или Октября вступиться, взрослые просто скажут, что Ави им запудрил мозги. Действовать нужно было быстро и наверняка. И тут в голову пришла одна неимоверно сумасшедшая мысль. Но только она могла сейчас помочь. Август чуть повернул голову к друзьям.

— Как побегу, — шепнул он, — рымпайте за мной!

— Что ты задумал?! – испуганно пискнул Февраль.

Глаза Северити подозрительно сузились. Август заметил, как она набирает воздух в легкие, чтобы заверещать, как сирена Понивилльской пожарной бригады.

— А ты, — злобный взгляд Августа впился в Северити. – А ты…

Малыш набрал как можно больше воздуха.

…ЖОПА! – выпалил Август.

Челюсть Северити упала на землю, глаза стали больше головы, а набранный ей воздух, скорее всего, ушел куда-то в круп и там остался.

— Пошли! – Август обернулся к друзьям.

Жеребята рванули в переулок, оставляя ошеломленную Северити позади.

— Она же сейчас всем расскажет! — Май поравнялась с Августом.

Благодаря длинным ногам, бежать ей было куда проще остальных.

— Пока она отчухируется, пройдет кучища времени! – ответил Ави. – Пару кучищ минут у нас точно есть!

— Нет таких слов! – рыкнул, но через мгновение взмолился Февраль. – А потом нас будет искать весь Понивилль! И нас накажут!

Всё нутро Августа вопило от страха и осознания того, что он сейчас сделал. Сказал запрещенное слово, да еще и опять сбежал. Особенно после того, как обещал папе и мисс Чирили! Это конец, провал и еще куча ужасных слов, которыми называют окончание всего и всей жизни. Это последнее, что Ави успел сделать в ней, потому что когда их поймают, папа закроет его в своей комнате и выпустит только в старости.

— Весь Понивилль важнее, чем какое-то наказание! – неожиданно сказал Октябрь.

Жеребята удивленно обернулись к нему. Лицо малыша было уверенным и сосредоточенным. Да, он прав! Помочь друзьям, нет, всему Понивиллю, сейчас было важнее! Эта мысль воспарила и засияла над остальными в голове Августа. Накажут его потом, сейчас – надо спасти всех!

Ави почувствовал, как Октябрь коснулся его плеча.

— Мы не забудем твою жертву! – малыш серьезно посмотрел на Августа.

Жеребята свернули в подворотню и миновали несколько клумб. Хоть время еще не перевалило за полдень и на улице вряд ли были бы пони, но опыт озорника подсказывал, что лишний раз на глаза лучше не попадаться. А для этого Август как раз знал несколько отличных путей, которые он подсмотрел у других любителей пошутить в городе.

Миновав еще несколько домов и улочек, жеребята выбежали к речушке, текущейчерез Понивилль. Малыши притаились около большого дуба, вокруг которого раскинулось несколько кустов.

— Так… и… что дальше?.. – выдавил из себя Февраль.

Малыш тяжело дышал после пробежки. Остальные повернулись к Августу. Тот, тряхнув гривой, озадаченно взглянул в ответ. А действительно, и что дальше? Об этом малыш, к сожалению, как-то не успел подумать.

— Я думаю, нам сперва надо найти Твайлайт Спаркл, — предложил Октябрь.

— Да, но… где нам её искать? – Май взглянула на жеребят.

Те потупили взгляд.

— Точно не бегать туда-сюда! – Фев поднял копытца. – Это всё! Нас поймают! И накажут!

Август уселся на траву и почесал затылок. В голову ничего не приходило, да и Февраль был прав – просто бегать по городку не выйдет: первый же взрослый, и дальше только одиночество в комнате до старости.

— Тогда может нам надо… — попытался сказать Октябрь.

— АГА!

Неожиданно с верхушки дуба на жеребят обрушилась тень и замерла вплотную к малышам. Октябрь испуганно замер. Май и Февраль, громко пискнув, попадали на спины. Что же до Августа, то единственное, что он успел, это вскочить. Однако запутался в своих ногах, и завалился на бок. Испуг быстро отступил и незнакомая фигура, звонко расхохотавшись, превратилась в голубую пегаску с разноцветной гривой.

— Рэйнбоу Дэш! – одновременно вздохнули малыши.

— Да, это я! – та гордо вздернула подбородок.

Дэш заметила Августа.

— О, а я тебя знаю! – улыбнулась она, указав на малыша копытом. – Классный розыгрыш в мэрии!

Пегаска подмигнула малышу. Ави гордо выпятил грудь и задрал голову. Ну хоть кто-то по достоинству оценил его идею!

Рэйнбоу сделала шаг к малышам.

— Но об этом потом! – она поочередно посмотрела на всех.

Склонившись к жеребятам, Дэш вытянула шею навстречу малышам и, прищурив один глаз, пристально посмотрела на каждого.

— Так, малышня, а вы что тут делаете? – рот пегаски задумчиво скривился. – Вы же должны быть сейчас в вашем «очень-важном-походе»! Именно для него я и разгоняла всё утро тучи!

Рэйнбоу показала копытом на чистое небо, после чего скрестила копыта на груди и приподняла бровь. Октябрь закусил губу и настороженно посмотрел на остальных. Торжество Августа после похвальбы тоже прошло, сменившись осознанием. Это же сейчас перед ними сидит и требует ответа ни кто-нибудь, а сама Рэйнбоу Дэш – самая быстрая пони во всем Понивилле. А это значит, что вся выходка и план спасения только что улизнул от малышей, как масло из копыт.

— Ну-у-у-у?.. – протянула Дэш.

Пристальный взгляд пегаски прыгал от малыша к малышу, заставляя прятать глаза или отворачиваться.

— Мы должны сказать! – шепнул Октябрь.

— Тихо! – шикнул на него Февраль.

Он приставил копыто к губам.

— А какая разница? – возмутился Окти. – Она нам не поверит!

— Вот тогда сам и скажи! – сердито шепнула Май.

Окти надул щеки.

— Нет, ты скажи! – Фев повернулся к сестре. – Тебе верят!

— Вот еще! – кобылка замотала головой. – Сам говори!

Малыши не заметили, как голубая пегаска оказалась у них за спиной и вытянула шею так, чтобы её голова оказалась около Октября.

— А что ей нельзя рассказывать? – шепотом спросила Рэйнбоу.

— Да подожди ты! – отмахнулся Февраль, продолжая глядеть на сестру. – Вот ты…

Осознание огрело малыша по самому мягкому месту. Он, громко пискнув, подскочил и спрятался от пегаски за сестру. Рэйнбоу опять захихикала, однако через мгновение ее лицо вновь стало серьезным, а взгляд пристальным. Пегаска выпрямилась, нависнув над малышами, как неотвратимое будущее.

— Либо вы сейчас рассказываете, либо через 15 секунд вы все будете стоять и рассказывать это мисс Чирили, — твердо сказала пегаска.

Малыши настороженно переглянулись, после чего все взгляды сосредоточились на Августе, словно спрашивая у него, что же сейчас делать. В таких ситуациях, когда он уже попался, можно попытаться сбежать… Но попробуй убеги от Рэйнбоу Дэш! Вариантов не было, и Ави начал думать о том, как проведет вечность в своей комнате. Может быть, стоит прочитать ту книгу, которую мисс Чирили задавала на лето? Или убрать в комнате? Или…

— Твайлайт Спаркл монстр! – неожиданно выпалил Октябрь.

Малыши оцепенели, повернувшись к Окти. Жеребенок тяжело дышал, подняв копытца. Его взгляд впился в Рэйнбоу Дэш, словно сейчас именно она решает, будет ли Понивилль спасен или нет. Однако больше всех удивилась сама Рэйнбоу. Пегаска нахмурилась и слегка отпрянула назад.

— Вернее… не сама она! – поправился Октябрь. – Вернее не она!.. А оно!.. Да!..

Малыш пытался остановить тот хаос из мыслей, что танцевал внутри его головы, и найти что-то внятное.

— Чего? – протянула Дэш.

Голос пегаски стал удивленным и низким.

— Мы думаем, что Твайлайт Спаркл подменили! – в разговор подключилась Май.

Кобылка шагнула к Рэйнбоу, вытянув к ней шею.

— Какое-то страшилище подменило Твайлайт Спаркл! — добавила она. — Оно хочет сожрать весь Понивилль!

— Вы с чего это?.. – Рэйнбоу попыталась что-то сказать, но не смогла.

В этот момент на помощь к сестре подскочил Февраль и так же, как и она, вытянул шею в сторону Дэш.

— Твайлайт Спаркл отказалась от своего вишневого пирога с посыпкой! – выпалил малыш. – Она так раньше никогда не делала!

— А-а-а?.. – протянула Дэш.

Пегаска попыталась отстранится от напирающих на нее малышей, но рядом с Февом появился пришедший в себя Октябрь.

— Сегодня она пришла в книжный магазин и не взяла новый выпуск «Наука и Пони»! – он тоже вытянул шею. — Самый новый выпуск про квактовую задуманность магических мананимпупляций!

— Это… это то место, где собираются яйцеголовые? – осторожно спросила Дэш.

Жеребята одновременно кивнули, от чего пегаска чуть не уселась на траву, но смогла удержать себя в копытах.

— Это! Мой! И её! Любимый! Журнал! – Октябрь впился взглядом в Рэинбоу. – А она не взяла новый выпуск!!!

В подтверждение своих слов малыш сурово топнул и нахмурился.

— И вы решили, что… ее что-то подменило?.. – Рэйнбоу приподняла бровь.

— Да! – ответили малыши.

Пегаска попятилась.

— Нам нельзя к мисс Чирили! – добавил Октябрь. – Нам надо спасти всех, пока их не сожрали!

— А мне нельзя, чтобы меня сожрали! – испуганно вздохнул Февраль. – Меня накажут!

Май одернула брата.

— Сожрут не только тебя, а всех! – фыркнула малышка.

— Так! – Дэш подняла копыта. – Стоп, стоп, стоп, стоп!

Пегаска жестом попросила малышей успокоиться, после чего тряхнула гривой и выдохнула.

— То есть, вы хотите сказать, — начала она, — что из-за того, что Твайлайт не купила какую-то книгу для каких-то там яйцеголовых…

— «Наука и Пони»! – тут же поправил ее Октябрь.

Покрутив копытом, пегаска закатила глаза.

— Да-да, вот это вот, — она продолжила. – Так вот, она не купила эту книгу, и вы решили, что ее подменил страшный монстр, а вы должны вывести ее на чистую воду, чтобы всех спасти?

Дэш удивленно посмотрела на малышей.

— Да! – хором ответили жеребята.

— Вы хоть понимаете, — пегаска помассировала лоб, — как это…

Внезапно глаза Рэйнбоу распахнулись. Пегаска секунду сидела неподвижно, после чего ее рот начал медленно открываться. Глаза Дэш прыгнули на Августа, а уголки ее губ поползли в сторону. За несколько секунд ее выражение лица сменилось несколько раз, пока не остановилось на одном – широкой ехидной улыбке.

— …гениально! – шепнула пегаска, продолжая смотреть на Августа.

Малыш удивленно наклонил голову на бок.

— Мисс Дэш? – осторожно спросила Май.

Пегаска тут же приняла серьезный вид, резко повернувшись к остальным малышам.

— Вы правы, ребята! – твердо сказала она.

Дэш опустила голову и осторожно оглянулась.

— Если это всё — правда, то мы не должны терять ни минуты! – полушепотом добавила пегаска.

Жеребята, как один, засияли и запрыгали на месте от радости что кто-то им все же поверил.

— Слушайте сюда, мелюзга! – Дэш обхватила жеребят копытами и подтянула их ближе. – Мы должны разоблачить этого монстра!

Малыши с энтузиазмом  закивали.

— И Вы нам поможете, мисс Дэш?! — Октябрь посмотрел на пегаску большими глазами.

– Пойдете и поможете прибить это чудище? – добавил Февраль.

Изобразив несколько нелепых ударов копытами, он тоже посмотрел на Рэйнбоу.

— Э-э-э-э… — протянула та и почесала затылок. – Почти!

Пегаска отвела взгляд и неуверенно покрутила копытом в воздухе.

— Если этот монстр захватил Твайлайт… — голос Дэш стал тише, заставляя всех прислушиваться.

Она подняла голову и осмотрелась, после чего опустилась еще ниже, заставляя малышей пригнуться.

— …значит, он всё легко поймёт и сбежит! – добавила она. – И потому мы не можем рассказывать остальным! Ведь тогда мы не сможем поймать его и выяснить, где тётя Твайлайт!

Переглянувшись, жеребята утвердительно закивали.

— Потому вы должны его заставить показать, кто он такой! – Рэйнбоу указала копытом на малышей. – А как только он это сделает, то я!..

Дэш встала на дыбы и ударила копытами землю. Малыши нетерпеливо затопали и закивали. Наконец в этом сложном и авантюрном деле появилась слабая надежда на успех!

— Я буду рядом! – добавила Рэйнбоу.

Однако Октябрь не разделял общего ликования. Улыбка быстро сползла с лица жеребёнка.

— Но мы не знаем, где ее искать, мисс Дэш… — грустно добавил малыш.

— Не переживай! – та махнула копытом. – С вами я, самая быстрая пони во всей Эквсетрии! Твайлайт…

Пегаска остановилась и прокашлялась, прищурив глаза.

— …вернее тот, кто выдает себя за Твайлайт, — она указала куда-то в сторону. — Пошел сейчас на ферму «Сладкое Яблочко»! Там вы его и найдете!

— Мис Дэш, а что нам делать? – спросил Февраль. – Как мы заставим чудище себя показать? Вдруг он просто скажет голосом мисс Твайлайт Спаркл, чтобы нас наказали! И не покажет себя!

Дэш поджала нижнюю губу и приставила копыто к подбородку.

— Хм… — протянула пегаска. – Это верно… О!

Она подняла копыто и ударила им о второе.

— Монстра же тоже можно неожиданно напугать! – сказал она. – И он сразу же потеряет свою маскировку! Нужно только сделать это неожиданно и очень-о-о-о-очень страшно! Справитесь?

Жеребята переглянулись и одновременно кивнули.

— А теперь вперед, не теряйте времени! – добавила Дэш. – Бегите на ферму, а я за вами! Мне надо… э-э-э… сделать одно важное дело! Не подведите!

С этими словами она взлетела в небо, оставив жеребят одних. Вот он заряд уверенности, которого так не хватало. Довольные и воодушевленные малыши посмотрели друг на друга.

— А я говорил, что надо было рассказать! – Февраль выпятил грудь.

— Ничего ты не говорил, врун! – насупилась Май.

Брат в ответ надул щеки.

— Потом подспорите! – Август замахал копытцами. – Забежали быстрее! Времени мало!

— Правильно «побежали»! – не удержался Октябрь.

Малыши встали в галоп, рванув в сторону фермы «Сладкое Яблочко». Благо, яблочный рай был в паре шагов от речушки и дерева, у которого жеребята повстречали Рэйнбоу Дэш. Потому нужно было лишь перелезть через забор и, двигаясь по кустам, добраться до внушительного дома семейства Эппл. Он, как большой ориентир, возвышался над всем яблоневым садом. Сам же сад, казалось, был бесконечен, и уходил за самый край горизонта и скрывался там. Если бы не дом, в этом саду можно было бы легко потеряться. Август сам, порой, думал, что было, если бы он во время своих чудачеств, убегая сюда в какой-нибудь из дней, не смог бы отыскать дом Эпплов. Скорее всего, пришлось остаться в саду и бродить тут очень-очень долго, жуя только яблоки. Наверное, тоже до старости.

— А как мы будем ее пугать? – спросил Октябрь, скачущий позади Августа.

— Может, выпрыгнем и закричим? – предложил Февраль.

Май фыркнула.

— Это ж чудище! – голос кобылки стал поучающим. – Они же сами выпрыгивают и так пугают. Оно может вообще нас сожрать! Ну, или прибегут все взрослые…

— Ой, вот много ты понимаешь в чудищах! – возмутился Февраль.

Жеребята принялись сверлить друг друга взглядами, и чуть было не споткнулись о корни. Май помогли длинные ноги, а Февраль успел отпрыгнуть в сторону.

— Но что-то же делать нам надо! – возмутился Октябрь. – Нам же надо как-то ее напугать!

Вдруг Август почувствовал, как взгляды всех друзей сосредоточились на нём. Понятное дело, если об этом спрашивать, то именно его. Но если раньше эта мысль порадовала бы жеребенка, сейчас малыш был в растерянности. Пусть они бегут спасать Понивилль и вообще всех, но он только что опять сбежал и сказал одно из «запретных слов» самой главной ябеде. Назад дороги нет…

— Не знаю… — Август оглянулся. – Добежим — засмотрим!

Малыши обогнули несколько яблонь, миновали пару сотен метров между саженцами и остановились около забора, чтобы перевести дух. Сложнее всего было Февралю, ведь его упитанные бока и любовь к сладкому никак не способствовали бегу.

— В следующий… раз… — малыш глотал ртом воздух, — если у нас… появится чудище… идите без меня!..

Перед жеребятами высился огромный дом семьи Эппл – бордовое высоченное здание с амбаром и флюгером наверху. Рядом в нескольких шагах виднелись крохотные домики для кур, кажущиеся просто смешными на фоне этого гиганта. несмотря на то, что во дворе было много разных фермерских штук от тележки, до каких-то чудаковатых палок, никого рядом не было.

— Там! – вдруг произнес Октябрь и указал куда-то копытцем.

Жеребята взглянули в сторону, куда показывал их друг. Там, в проеме открытой входной двери стояла лавандовая единорожка с фиолетовой гривой. Твайлайт Спаркл собственной персоной! Или, вернее, страшный монстр. Но именно для этого сюда и пришли четыре жеребенка, чья цель спасти всех в Понивилле, а, быть может, и во всей Эквестрии. Твайлайт секунду постояла у порога, после чего зашла внутрь.

— Ну и чего теперь? – Октябрь поочередно посмотрел на остальных.

Февраль и Май повторили за ним, после чего три пары глаз сосредоточились на Августе. Поняв, что решение и придумывание очень хитрых планов в любом случае на нем, малыш глубоко вздохнул. Скривив задумчивую рожицу, Август посмотрел в сторону двора. Глаза отчаянно искали что-нибудь, из чего можно быстро соорудить что-то жуткое и напугать. Бросить мешок ей под ноги? Слишком долго и тяжело тащить на крышу, а еще и опасно – с крыши же можно упасть! Нарядиться в пугало и побежать на нее с вилами? Опять же до пугала еще нужно добежать, снять одежду и напялить на себя. А она ужасно неудобная и после неё всё чешется. Просто резко выскочить и закричать? Тоже не вариант, это уже обсуждали…

— А что если яблоки? – Февраль вывел Августа из раздумий.

— Чего? – переспросил тот.

Фев встал рядом с ним и показал на тележку с яблоками, что стояла в паре метров от входа в дом. Август вопросительно посмотрел на друга.

— Ты хочешь напугать ее яблоками? – малыш наклонил голову набок.

Февраль помотал головой.

— Мы рассыплем яблоки перед дверью! – ответил он. – Она выйдет, поскользнётся, упадет и та-а-а-к напугается!

Сияющее лицо малыша говорило, что план очень надежный.

— Ты уверен? – около Февраля появился Октябрь. – Яблоками?

— Ну, меня же на дне Солнцестояния напугало! – возмутился Фев.

Май фыркнула.

— Это потому, что ты не смотрел под ноги, а смотрел на сахарную вату! – подбоченилась сестра.

Февраль скорчил рожу в ответ и показал язык.

— Других идей у нас всё равно нет, — пожал плечами Август. – Давайте запробуем!

Малыши переглянулись и одновременно кивнули.

— За мной! – шепнул Август.

Жеребята пригнулись и, как заправские шпионы, зарысили в сторону тележки. Миновав двор, малыши притаились около колеса. Февраль тут же попробовал влезть наверх, но сестра одернула его, усадив на землю.

— Ты чего?! – шикнула Май.

Облизывающийся Февраль сердито посмотрел в ответ.

— Как чего?! – возмутился Фев. – Нам надо выкинуть яблоки ей под ноги!

— Ага, только сперва ты их все сожрешь! – насупилась Май. – Лучше откроем, и они сами упадут!

Раздосадованный Февраль сердито вздохнул и уже хотел что-то ответить сестре, но ничего не придумал, потому остановился на возмущенной мине с сердито вытаращенными глазами. Но идея Май была хорошая. Опытный взгляд Августа принялся выискивать какие-нибудь приспособления или штуки, которыми можно открыть задний борт тележки. И вот глаза нашли маленький крючок, удерживающий гору яблок внутри.

— Вон! – Август указал на него копытом.

Кивнув, Октябрь обошел тележку с другой стороны.

— Давай! – шепнул Август.

Короткий удар двух копыт, и борт открылся. На землю с приглушенным стуком хлынул красный поток спелых яблок. Завораживающее зрелище! Теперь осталось только спрятаться и…

— Вы чего тут удумали?!

Резкий возглас позади жеребят заставил их буквально подскочить. Малыши обернулись, с ужасом обнаружив рядом кобылу с оранжевой шерстью, длинной желтой гривой, заплетенной в хвост, и алыми глазами. На боках у нее виднелись седельные сумки и пара бидонов.

— Ф…Ф…Фолл?! – пискнул Октябрь.

— Именно я! – кобыла сердито сузила глаза.

Внутри Августа всё замерло. Именно в такой важный и ответственный день, когда всё поставлено на кон, старшая сестра Октября зачем-то свалилась им всем на круп!

— Вы должны быть в школе! – сердитые глаза Фолл проскользили по малышам.

Когда взгляд остановился на Августе, внутренности малыша похолодели.

— Ох, я надеюсь, что тебе так влетит, что ты сидеть не сможешь! – едко добавила она. — И твой отец оторвет тебе уши!

От этих слов ушки Августа прижались к голове. Хотелось сделаться очень маленьким и куда-нибудь пропасть.

— Фолл, ты не понимаешь!.. – попытался возразить Октябрь.

— Да конечно! – перебила его сестра. – Я всё прекрасно понимаю!

На ее лице появилась ядовитая улыбка. Фолл была сейчас похожа на тех хищных зверей из книжек, которые порой листал Август. Да чего греха таить, она сейчас отлично подходила на роль того жуткого монстра, который сожрет всю Эквестрию!

— Я отлично понимаю, что ты, маленькая заноза в крупе, полностью себя показал! – топнула она. – Теперь все вокруг увидят, что наша прилежная миленькая тихоня на самом деле маленький вредный засранец! Как и его дружок!

Последнюю часть фразы она сказала низким и злым голосом, посмотрев на Августа. Хотелось убежать, но Фолл бегала куда лучше Августа, это он знал прекрасно. Октябрь же, даже если убежит, то всё равно рано или поздно вернется домой. Что до Февраля, то он сидел на попе и трясся, закрыв копытами глаза. Убежать сейчас могла только Май, но она тоже не двигалась.

— Вы крупно попали! — Фолл вытянула шею и победоносно задрала подбородок. – Сейчас вы у меня!..

Договорить она не успела. Позади с характерным скрипом отворилась амбарная дверь, и во двор вышел огромный земной пони красного цвета. Здоровяк жевал колосок в зубах и, ни о чём не подозревая, тащил за собой тележку с сельской утварью. Это заставило Фолл переключиться с малышей на жеребца. Это был шанс!

Август мгновенно схватил Октября и потянул его в сторону. Май, словно читая мысли малыша, подхватила оцепеневшего брата и рванула к Ави. Жеребята успели притаиться около створки амбарной двери в самый последний момент, когда жеребец заметил Фолл. Он удивленно приподнял бровь.

— Э-э-э, привет? – низким голосом поздоровался Биг Мак.

Фолл дрогнула. Судя по лицу кобылы, она забыла, как говорить, двигаться и, наверное, даже дышать. Вытаращенные глаза, открытый рот, дергающееся ухо и поджатая правая передняя нога, совсем не были похожи на ту злобную и победную Фолл, которая только что была готова сдать малышей народному суду и стать героем – почетным ловцом хулиганов Понивилля.

— Б…Б…Биг… М…Ма…Мак!.. – с трудом выдавила из себя кобыла.

Она уселась на землю, поджав и второе копыто. Видимо, из-за того, что сумки и бидоны были пустыми, она не завалилась на спину. На ее лице появилась глупая улыбка, а рот принялся судорожно ловить воздух. Говорить Фолл сейчас хотелось куда больше, чем дышать. Щеки кобылки начали настолько быстро набирать краску, что казалось, еще чуть-чуть, и ее лицо станет похожим на свеклу.

— Здр… здрас… здрасьте!.. – она хихикнула и неуклюже поставила передние копыта на землю. – А… а… а ч-что вы тут д-делаете? Не ожидала В-вас… встре… встретить тут! Р-работаете?

Биг Макс несколько раз удивленно моргнул.

— Э-э-э, агась? – осторожно ответил жеребец.

Копыта Фолл неловко топтали землю перед ней, однако ее вытаращенные глаза продолжали смотреть точно на Биг Мака. Видимо, от этого взгляда жеребцу становилось уже не по себе. Он осторожно осмотрелся вокруг.

— Я слышала, ч-что у… у Вас тоже есть с-сестра! – маниакально хихикнула Фолл. – В…вы значит брат! У м-меня тоже… есть брат! Я тоже… немного брат!..

Кобылка поставила передние ноги крест-накрест, а ее улыбка стала еще шире, обнажив зубы.

— А… ага-а-ась? – кивнул Биг Мак.

Колосок выпал изо рта жеребца, а сам он судорожно искал место, куда бы спрятаться, или кого-то, кто мог бы помочь. Внезапно входная дверь отворилась, и на пороге появилась Твайлайт Спаркл. Она осторожно поставила копыто на землю, удивленно взглянув на творящийся беспорядок.

— Э-э-э, Эпплджек? – она обернулась. – У тебя тут яблоки упали. Видишь, я же говорила!

На пороге появилась оранжевая пони с желтой гривой в ковпоньской шляпе. Эпплджек окинула взглядом беспорядок и фыркнула.

— Шо за?.. – нахмурилась она.

Взгляд Биг Мака устремился на сестру, пока Фолл, игнорируя всё вокруг, смотрела только на жеребца. Это был еще один шанс, который судьба подкинула юным спасителям Эквестрии. Август помахал копытом друзьям.

— За мной! – скомандовал он.

Малыши осторожно обошли створку и, пока взгляды взрослых были отвлечены, скользнули под тележку Биг Мага.

— Биг Мак, это ты раскидал яблоки? – Эпплджек посмотрела на брата.

— Н-н-неа! – как можно громче отозвался тот.

Август нашел глазами ближайшие кусты у забора.

— Тогда кто тут устроил это бедлам?! – сердито добавила Эпплджек.

Короткая отмашка копытцем, и малыши рванули к единственному спасению. Четверка перелезла через забор и рванула прочь по яблоневому саду в сторону деревушки.

Короткие копытца Февраля уже начинали высказывать недовольство своему хозяину. Последний раз малыш столько бегал, когда узнал о новой сахарной пудре и помадке с «особым» вкусом, которую придумали в Сладком Уголке. Но сейчас малышу было всё равно на нытье ножек, ведь ужас вместе с сестрой, бегущей позади, подгоняли его вслед за остальными. Все мысли о том, как его наградят за спасение Понивилля огромным вишневым пирогом с посыпкой размером с дом, улетучились в один миг. Бежать, только бежать за остальными.

Вот впереди показался забор, отделяющий территорию яблоневого сада и деревушки. Август с легкостью перепрыгнул его и встал на дорогу. Оглядевшись вокруг, он поманил остальных копытцем и ринулся к кустам около небольшого клёна. Оказавшись в относительной безопасности, жеребята попадали на траву, тяжело дыша.

— Это… это было… ужас!.. – первым подал голос Февраль.

Он задрожал. Ужасные мысли о грядущем наказании за всё, что они тут натворили, нависали тучей страшных воронов-поедателей сладкого из сказок, что жеребенку рассказывала мама. Малыш осторожно поднял голову и осмотрел остальных. Май сидела рядом и, как и Октябрь, тяжело дышала, упершись копытцами в землю. Что до Августа, то он уже отдышался и осторожно выглядывал из-за куста. Февралю всегда казалось, что Ави вообще никогда не устает, и сейчас эти мысли находили подтверждение. Остальные уже просто валились с ног после такой пробежки, а Августу было хоть бы что.

— Фолл… она меня… меня видела!.. — запричитал пришедший в себя Октябрь. – Видела всё!.. Она точно расскажет маме и папе!.. И тогда…

Он помотал головой и окинул взглядом остальных жеребят, словно ища поддержки.

— Да какая уже разница? – Май тряхнула гривой. – Этот вредный круп Северити нас и так видела. И уже сидит и рассказывает всё мисс Чирили!

Кобылка скорчила рожицу и высунула язык. От этого зрелища и «вредных крупов», что часто можно услышать от мамы, Февраль прыснул. Это чуть подняло настроение и остальным.

— Всё верно, — подключился Август. – Бежать нам уже некуда, только вытянуть этого злобнячего монстра! Тогда…

Ави посмотрел на остальных.

— …тогда все и перевидят, — добавил он, — что это было не просто так. И, наверное, не отнакажут.

— Правильно говорить «накажут»! – поправил Октябрь, но тут же осекся. – Это как «наверное»?..

Ави лишь пожал плечами.

— Вот только понять бы, — продолжил Август, — где подыскать этого…

— Эй, мелюзга! – раздался голос сверху.

Малыши тотчас напряглись, задрав головы. Около них приземлилась голубая пегаска и окинула взглядом малышей, сияя едкой ухмылкой.

— Не вышло? – спросила она с наигранным интересом.

Жеребята грустно покачали головами.

— А где были Вы? – спросила Май. – Вы же говорили, что тоже будете там?

— Э-э-э… я… — протянула Дэш.

Пегаска почесала затылок. Под пристальным взглядом четверых малышей, на ее лице появилась кривая ухмылка.

— Я… проверяла, нет ли еще таких монстров поблизости! – выпалила Дэш. – Да!

Малыши испуганно переглянулись. Все, кроме Май. Кобылка насупилась и свела брови. Это не осталось незамеченным голубой пегаской.

— Но вы не переживайте! – тут же добавила она. – Всё в порядке! Под подозрением у нас только Твайлайт Спаркл!

— Вы так быстро выяснили всё это? – Май прищурилась.

Выражение лица Дэш стало озадаченным.

— Да! – она подняла копыто. – Я же самая быстрая пони во всей Эквестрии!

Последнюю часть фразы она произнесла пристально глядя на нахмурившуюся Май. Февраль слишком часто видел это выражение, потому сам тут же насупился. Тот взгляд, когда сестрице хотелось поумничать и сказать что-то, на ее взгляд, очень важное, что она слышала от мамы. Февраль выпятил грудь, став похож на очень злого цыпленка, и шагнул к сестре.

— Да! – вступился Фев за пегаску. – И ты это прекрасно знаешь!

Малыш попытался как можно сильнее скривить мордашку, пародируя лицо сестры. Май тут же надула щеки и хотела что-то ответить, но не успела. Дэш опустилась перед малышами так, чтобы ее взгляд был на уровне их взглядов.

— Сейчас не время спорить! – пегаска посмотрела на каждого из малышей. — Да, пусть пока у вас не получилось, но ведь кто, если не мы… вернее ВЫ! Способны помочь Понивиллю?

Дэш посмотрела на каждого из жеребят.

— Наша Твайлайт сейчас где-то заперта! – ее лицо стало жалостливым. – Моя дорогая подруга! А этот монстр ходит тут в ее облике! Мы должны остановить его, пока еще не поздно!

Пегаска топнула. Волна воодушевления прокатилась по малышам, придавая им сил.

— Вы готовы продолжать? – лицо Дэш стало серьезнее. – Вы готовы помочь спасти Понивилль от жуткого монстра в облике Тв…

Вдруг лицо Рэйнбоу Дэш скривилось, словно она съела лимон, а из глаз выступили слезы. Пегаска поперхнулась, громко прокашлялась и, сделав глубокий вдох, вернула себе суровое лицо.

— Эмоции! – икнула Дэш. – Извините. Так, вы готовы помочь спасти Понивилль от жуткого монстра в облике Твайлайт Спаркл?!

Малыши уверенно закивали.

— Да! – четыре голоса подтвердили свои намерения.

— Отлично! – Дэш подпрыгнула. – Я знала, что на вас можно положиться!

Октябрь поднял копытце, желая что-то спросить.

— Мисс Рэинбоу, а где нам ее искать? – спросил малыш после того, как пегаска к нему повернулась.

Дэш указала копытом в сторону Понивилля.

— Сейчас фальшивая Твайлайт идет в сторону Сахарного Уголка! – ответила она. – Попробуем там вывести этого монстра на чистую воду!

От слов про Сахарный Уголок внутри Февраля всё запело и заплясало. Но в тот же момент малышу стало страшно: монстр идет в самое священное место в Понивилле. С этим надо что-то делать!

— Но у нас не получилось ее напугать, — Февраль замахал копытцами. – Она не пугается! Это же чудище!

Острый взгляд пегаски уткнулся в землю. Несколько секунд она о чем-то думала, приставив копыто к подбородку.

— Точно! – Дэш дарила копыта друг о друга. – Монстры же не любят сладкое! Они же монстры!

Май скрестила передние копытца на груди, недоверчиво нахмурившись. Это тут же заметил Февраль.

— ДА! — малыш вытянул шею в сторону сестры. – Потому что они МОНСТРЫ! А все ЗЛЫЕ и СТРАШНЫЕ не любят сладкое!

От этих слов Май сердито насупилась, задрала подбородок и сузила глаза. Малыши принялись сверлить друг друга взглядами. Сейчас Февраль чувствовал прилив сил, полученный от Рэйнбоу Дэш. Впервые за долгое время малыш ощущал, что теперь это он тут главный и всё-всё понимающий, а Май надо молча и надуто сидеть и слушать. Потому что Февраль прав!

— Верно, малыш! – Дэш поддержала своего союзника. – Поспешите в Сахарный Уголок! Вам нужно будет бросить в нее торт! А лучше два! Или нет! Обсыпьте её мукой и…

— Мисс Рэинбоу, мы же маленькие… — Август потянул пегаску за крыло.

Дэш на пару секунд замерла и посмотрела на малышей.

— А… ну да, — он неловко почесала затылок и усмехнулась. – Тогда просто попробуйте кинуть в нее пирожное или тортик! Монстры не любят сладкое и тут же превращаются в себя!

— Откуда вы это знаете? – Май не сдавалась.

Ухмылка Рэинбоу потускнела, но пегаске тут же помог Февраль.

— Потому что Рэинбоу Дэш давно дерется с монстрами! – малыш топнул.

Возмущенная сестра поджала губы, но ответить опять не успела.

— Я рассчитываю на вас! – добавила пегаска и взлетела.

Малыши вновь остались одни. Однако Февраля это не сильно волновало. Сейчас, глядя на сестру, он довольно ухмылялся, ведь ему удалось ее не только переспорить, а оказаться совершенно правым! А единственное, что она могла в ответ – дуться!

— Побежали, я знаю, как подзалезть в Сахарный Уголок! – махнул копытцем Август. – Там заодно и найдем, чем взакиновать в этого монстра!

Жеребята дружно встали в галоп. Бежать Февралю стало куда проще. Недавняя победа, да и место, куда они направились, наполняли маленькие ножки энергией. Но, увы, запала надолго не хватило, и когда до Сахарного Уголка оставалось всего улица, Февраль уже сильно запыхался. Ножки подкашивались, а самого жеребенка начало кренить на  бок. Однако на помощь брату пришла Май, легонько толкнув его в нужную сторону, чтобы он не завалился. Это возмутило Фева. Малыш демонстративно задрал голову, насколько хватало сил, и с надутыми щеками побежал дальше. Удивительно, но это негодование придало ему сил, которые были нужны на последнюю часть пути.

Оказавшись на месте, жеребята притаились около бочки с яблоками на углу. И вновь перед Февралем предстало красивое здание, больше похожее не на дом, а на пирог, пирожное или всё это сразу под толстым слоем шоколада. Во рту жеребенка выступила слюна, а зрачки начали расширяться. Даже недавняя пробежка и усталость ничего не могли поделать с Февралем, когда он добрался до самого лучшего места во всей Эквестрии и за ее пределами.

— Как мы туда пролезем? – шепнул Октябрь.

— Через кладовку, — ответил Август. – Я знаю место, подбежали.

Малыши, оглядываясь, рысью двинулись к Сахарному Уголку. Оказавшись около окна, жеребята заглянули внутрь. Там было пусто, лишь только у прилавка сидела розовая пони с кудрявой гривой, которая этой самой гривой играла с ракеткой и мячиком на резинке. По мнению взрослых Пинки Пай всегда вела себя странно. Но Февралю нравилась эта задорная пони, которая может ни с того ни с сего начать петь или достать из ближайшего куста что-то огромное, цветастое и определенно очень вкусное! Вот бы сам Фев умел так…

Мяч так быстро бился о ракетку, что казалось, он вот-вот оторвется. Сама же пони пристально смотрела на него, как будто считая удары. А вот Твайлайт Спаркл нигде видно не было.

— Отлично, она пока не довзашла! – шепнул Август. – За мной!

Малыш пригнулся, пролез через клумбу и направился к задней части Сахарного Уголка. Август остановился около небольшого прямоугольного окошка, которое вело в подвал. Ави оглянулся, ища что-то глазами, после чего увидел палочку. Взяв ее в зубы, жеребенок прислонился щекой и копытцами к окошку, и начал что-то делать. Чем именно занят Август, видно было плохо, но через несколько секунд в окошке что-то щелкнуло, и оно открылось внутрь.

— А как ты так сделал? – Февраль с интересом смотрел на друга.

Малыш удивленно хлопал глазами, ведь тот, кто мог пройти в самое замечательное место в мире и мог рассказать Феву, всё это время был рядом.

— Это тайнища! – Ави приставил копыто к губам и шикнул. – Так что никому! А то мне неоткуда будет брать похлушки!

— Хлопушки! – не выдержал Октябрь.

Жеребята оказались в просторном помещении. В нескольких местах на складе горели лампы, освещая тусклым светом множество стеллажей, полочек и ящиков, внутри и снаружи которых можно было разглядеть всё, чем постоянно пользовалась Пинки Пай — от серпантина и шариков, до мешков с мукой, сахаром и другими вещами, которые нужны для изготовления сладостей. Февраль бы с удовольствием тут потерялся, наверное, навсегда.

— Ого! – вздохнул Октябрь. – Ничего себе он большущий.

— А снаружи и не скажешь… — кивнула Май.

Август первым нашел дверь, поманив остальных копытцем. Идти через полумрак было достаточно страшно, а каждый шаг отдавался эхом, словно малыши очутились в подземелье. Однако стоило повернуть голову, то можно было увидеть что-то смешное или сладкое, благодаря чему у жуткой атмосферы не было ни шанса.

Оказавшись около двери, Август прислонил к ней ухо. То же сделали и остальные малыши. Снаружи был слышен только стук мячика о ракетку и хихиканье Пинки Пай.

— Тридцать-восемь-тысяч-семьдесят-два, — тараторила себе под нос Пинки. — Тридцать-восемь-тысяч-семьдесят-три…

Пони делала это настолько быстро, что едва удавалось разобрать хоть что-то. Вдруг раздался звоночек и звук открывающейся двери.

— Тридцать-восемь-тысяч-девяносто-девять, — Пинки затараторила еще быстрее, — Тридцать-восемь-тысяч-девяносто-десять… ТВАЙЛАЙТ!

В комнате что-то звякнуло, громко упало а потом разбилось. От этих звуков малыши поежились.

— ПРИВЕТ! – звонко поздоровалась Пинки. – Я уже заждалась тебя и почти побила рекорд!

Послышались характерные звуки прыжков, когда пони проскакала ко входу мимо двери, за которой притаились малыши.

— Пр… привет Пинки… — осторожно поздоровалась Твайлайт.

Услышав голос единорожки, малыши тут же отпрянули от двери, с ужасом переглянувшись. Вот он, момент истины.

— Он тут! – шепнул Август. – Отвыщите что-нибудь сладкое!

Жеребята кивнули и разбежались в поисках того, что поможет вывести монстра на чистую воду. Поначалу склад Сахарного Уголка казался большим, но когда малыши разбежались в поисках сладостей, для Февраля он стал выглядеть просто невероятным. Глаз то и дело цеплялся за баночки, коробочки и мешочки с неимоверно вкусными надписями «какао», «корица», «ваниль» и много чего еще. Непроизвольно рот малыша начал заполняться слюной, а живот предательски урчать. Мысли о вкуснейших кексах, тортах, пирогах и пирожных вытеснили всё остальное, погружая малыша в сладкие думы.

Февраль свернул около аппетитного стеллажа с «сушеными фруктами» и перед его глазами появилось то, ради чего жеребенку стоит жить. Среди других ингредиентов стоял большой желто-оранжевый мешок, освещаемый лампой, словно софитом, на котором большими буквами было вышито «ПОСЫПКА». Верхушка была раскрыта, а из нее горка крохотных разноцветных шариков, которые просто тают во рту во время каждого укуса. Зрачки Февраля расширились, а рот открылся. Вот он тот момент, та награда, тот триумф, ради которого Февраль сегодня проделал весь этот жуткий путь.

— О-о-о-о-о!.. – протянул малыш.

Жеребенок шагнул к мешочку, осторожно протянув к нему копытце.

— Фев, нашел чего? – из-за стеллажа показался Октябрь. – Фев?

Увидев блаженное выражение на лице Февраля, Окти слегка нахмурился, пока не увидел причину.

— А, ну да, — кивнул малыш. – Точно! Мы же можем обсыпать монстра посып…

Договорить жеребенок не успел. Февраль тут же подскочил к нему и вытянул шею. Щеки малыша надулись, грудь выпятилась вперед, а глаза впились в Октября.

— НЕТ! – фыркнул Фев. – НИ-ЗА-ЧТО! Это же ПОСЫПКА! Нельзя тратить посыпку на всяких монстров! Это НЕ правильно!

— Но ведь это же чудище! – возмутился Октябрь.

Но его друг был непреклонен.

— Нет, нет и еще раз нет! – Февраль замотал головой. – Не дам портить посыпку!

Спор малышей привлек Августа, который держал в копыте несколько конфет и пастилу.

— Вы тут чевойта? – он посмотрел на друзей.

— Он хочет испортить посыпку! – топнул Февраль.

Ави лишь пожал плечами.

— Ее тут вон скольково, хватит и на монстра, и на тебя! – малыш указал на мешок.

— НЕТ! – Фев опять затряс головой. – Как вы не понимаете?! Нельзя портить то, что делает пироги и торты супер вкусными! Это как отобрать у единорогов их рог, а у пегасов крылья!

Ави хихикнул.

— А у Окти — башку! – жеребенок скривил рожицу.

Октябрь закатил глаза и глубоко вздохнул. Внезапно он замер, а его взгляд окаменел. Через мгновение это заметил и хихикающий Август. Малыш удивленно поднял брови и взглянул туда, куда смотрел его друг. Глаза Ави тут же поползли на лоб. Февралю же это всё показалось знаком того, что он переспорил и сумел отстоять посыпку.

— Поняли, да?! – он победно выпятил грудь. – А я говорил, что посыпка – это важно!

— Сз… — голос Окти задрожал. – Сз…

Февраль удивленно нахмурился.

— Фев, сзади… — Август указал копытцем куда-то за спину друга.

— Чего? – жеребенок обернулся и тут же замер.

Из темноты на малышей смотрели два фиолетовых глаза. Они неодновременно моргнули, после чего раздался глубокий вздох и чавканье. Существо сделало шаг, который отозвался на складе шлепком. Затем еще один. Его поступь отзывалась гулким эхом. Оно рождалось в глубине склада, делало круг по нему и устремлялось к малышам. С каждым таким шлепком Февраль чувствовал, как ледяные тиски ужаса все сильнее сжимают внутренности, заставляя тело буквально цепенеть. Ножки онемели, а дыхание попросту пропало. Словно это самое жуткое эхо отобрало его у жеребенка и унесло в глубины склада Сахарного Уголка.

Из-за стеллажа показалась Май, тянущая за собой несколько кексов.

— Вы чего тут?.. – спросила она, но тут же замолкла.

Фиолетовоглазый монстр еще раз глубоко вздохнул и чавкнул.

— ДУРНИ, БЕЖИМ!!! – рявкнула Май.

Жеребята сорвались в галоп. Все, кроме Февраля. После выкрика сестры Фев пришел в себя, однако мысль о побеге от чудища из темноты была вытеснена совсем другой. «Монстры не любят сладкое» — сказала недавно Рэйнбоу Дэш. А значит, если малыш убежит, монстр уничтожит посыпку! И больше в Эквестрии ее не будет…

— НЕ ОТДАМ! – крикнул малыш.

Зубки жеребенка схватили мешок и потянули его за остальными. Трудно было сказать, что придавало сил упитанному и коротконогому тельцу Фева – страх или великая вселенская ответственность за всю посыпку в Эквестрии. Однако тяжелый на вид мешок поддался и пополз следом за жеребенком.

Февраль с усилием затянул мешок между стеллажей, рассыпав часть присыпки. Предательский мешок тут же уперся во что-то и застрял. А страшный шлёпающий монстр неумолимо шел следом.

— Брось его! – крикнула Май.

— НЕФТ! – фыркнул Февраль.

Февраль напрягся и потянул мешок. Тот поддался и, освободившись, чуть толкнул Февраля вбок. Часть содержимого рассыпалась позади, а малыш плюхнулся на попу. Разноцветные вкусные шарики упали прямо перед монстром. Глаза Февраля увидели раздвоенный алый язык, который выполз из тени и слизнул часть посыпки. Разноцветные шарики скрылись в темноте, став навсегда потерянными для Эквестрии. Сердце жеребенка сжалось.

— Ну уж нет! – рыкнул Февраль.

Схватив мешок зубами, малыш вновь потянул его к спасению. Жеребенок тащилсвою ношу, ориентируясь по топоту друзей и крикам сестры. Спустя пару поворотов между стеллажами, он и Май оказались недалеко от того окна, через которое сюда залезли.

— Сюда, быстрее! – Октябрь помахал копытом.

Он и Ави уже успели добежать сюда и, пока Август пытался открыть створку, Окти суетился рядом.

— Брось ты этот вонючий мешок! – рыкнула Май.

— НИЗАФТО! – фыркнул жеребенок.

Хоть малыш сейчас и был ответственен за всю посыпку в Эквестрии, но усталость начала брать свое. Тащить мешок было всё тяжелее и тяжелее, копытца словно попали во что-то вязкое. Дышать было сложно из-за мешка в зубах, и легкие грозились выпрыгнуть наружу через нос.

Когда до окна осталась пара метров, предательская ноша вновь на что-то напоролась. Тяжело дышащий Февраль собрал все силы и, зажмурившись, потянул её. Раздался неприятный звук рвущейся ткани. Похоже что мешок зацепился за что-то и намертво застрял. Как малыш ни пыхтел, как ни старался, тяжелый груз посыпки не поддавался. Обессиленный Февраль сел рядом, тяжело дыша.

— Ну что там?! – Октябрь посмотрел на Августа.

— Я пытаюсь! – ответил тот. – Окно не открывается!

Окти взялся копытцами за гриву и запищал.

— Сейчас всё будет! – запыхтел Август.

Из-за дальней части стеллажей, откуда недавно выбежали малыши, раздалось знакомое шлепанье. Из тени медленно показались два бледно-фиолетовых глаза и неодновременно моргнули. По помещению пробежало громкое чавканье.

Увидев это, Февраль вновь схватился за мешок и принялся тащить его. Но тщетно.

— БЫСТРЕЕ! – взмолился Октябрь.

— Сейчас, сейчас! – голос Августа тоже задрожал.

Май подскочила к брату, схватив его копытами.

— Фев не дури!!! – крикнула она. – Пошли!

— НЕФТ! – фыркнул малыш. – Я не фам ефму пофыпку! Я тофшен ее фпафти!

Еще усилие, еще рывок. Но мешок не поддавался. А два фиолетовых глаза, сопровождаемые шлепаньем и чавканьем, подбирались все ближе…

— Есть! – крикнул Август. – Бежим!

Однако Февраль не услышал призыва. Он вцепился зубами и копытами в мешок с посыпкой, не желая его отпускать.

— ФЕВ! – Май потянула его к себе. – ФЕВРАЛЬ! ХВАТИТ! БЕЖИМ!!!

— НЕ ОТФАМ!!! – малыш еще сильнее вцепился в мешок. – ПОФЫПКУ НЕ ОТФАМ!

Фиолетовоглазому монстру осталось всего несколько метров до жеребят.

— Май, Февраль! – крикнул Ави. – Бегите!

— Он не хочет! – крикнула Май. – Да что же это такое?!

Кобылка сильнее вцепилась в брата и попыталась оттянуть его. Но хватка малыша была слишком сильна.

— Ефли тефе нато – фыркнул он, — ФАЛИ!

— Да что у вас там происходит?! – топнул Октябрь.

Май попыталась потянуть, но вновь неудача. На глазах кобылки выступили слезы.

— Пошли уже! – шмыгнула она. – Хватит! Не оставайся тут! Пожалуйста!..

Февраль повернулся к сестре, продолжая держать мешок копытцами.

— Не пойду! – он замотал головой. – Я не отдам этому монстру посыпку! Пусть лучше он сожрет меня с ней!

— Да почему?! – разрыдалась Май. – Это вонючая посыпка! Не нужна она тебе!

Малыш надул щеки, прижавшись к мешку.

— Сама ты вонючая! – закричал он. – Посыпка всегда меня любила! Всегда!

Его гневный взгляд уставился в заплаканные глаза сестры.

— Присыпка никогда не говорила мне, — продолжил малыш, — «убери в комнате» или «слушай свою вредную сестру»! Посыпка не запрещала мне кушать сладкое!

Шлёпающие шаги звучали всё ближе и ближе, а дыхание и чавканье – все отчетливее.

— Она не ябедничала на меня маме! – добавил Февраль. – И не прятала мои игрушки от меня! И всегда делилась самым вкусным! Я не брошу ее! Если ее сегодня сожрут, пусть жрут и меня!

— Но мы тебя тоже любим! – шмыгнула Май. – И мама и папа! И я!

Февраль помотал головой и повернулся к мешку.

— Нет! – он зажмурился. – Ты всё врёшь! Посыпка меня любит, а вы все – нет!

Кобылка вцепилась в брата еще сильнее. Слезы уже ручьем текли из глаз Май. Существу осталось пройти всего ничего, и для Февраля всё будет кончено.

— Любим! – закричала Май. – И я! И мама с папой! Мы все! Пойдем, Фев, не надо! Пожалуйста!

Еще несколько шлёпающих шагов. На глазах Февраля от ужаса тоже выступили слёзы. Плачущая сестра опять потянула его к себе.

— Пожалуйста! – кобылка шмыгнула носом. – Если пойдешь, я обещаю, что никогда больше не буду жаловаться маме! И буду отдавать всё самое вкусное! Только пойдем!

Услышав это, Февраль вновь повернулся к сестре. Его заплаканные глаза встретились с глазами Май.

— Честно? – малыш сглотнул. – Честно-пречестно?

На заплаканном лице Май появилась слабая улыбка. Малышка утвердительно закивала.

— И если найдем еще посыпку, — добавила она, — всю отдадим тебе!

Февраль с болью на сердце повернулся к мешку, за который держался копытцами. Фиолетовоглазый монстр уже почти добрался до малышей. В тени уже можно было рассмотреть его раздвоенный язык. Фев сглотнул и шмыгнул носом.

— Прощай… посыпочка… — шепнул он.

Малыш отпустил мешок. В эту же секунду Май схватила брата и рванула к окошку, где их ждали Август и Октябрь. Мгновение, и жеребята оказались на улице. Август тут же захлопнул окно, отскочив от него как ошпаренный.

— Вы чеговоно там?! – возмущенно зашипел Октябрь. – Совсем что ли?!

Но Май и Февраль не обращали на него внимания. Жеребята обнимали друг друга и тихо плакали. Внезапно входная дверь в Сахарный Уголок отворилась.

— Прячемся! – шепнул Август остальным.

Малыши тут же вскочили, прижавшись к стене.

— Ладно, я тебя поняла! – сказала Пинки Пай. – Я подумаю! Ты точно не хочешь остаться?

— О, нет-нет, — ответила Твайлайт Спаркл. – Надо еще успеть к Флаттершай. Увидимся!

Помахав копытом, пурпурная единорожка поскакала вперед. Жеребята настороженно переглянулись. Все в классе прекрасно знали, где находится домик Флаттершай, потому что мисс Чирили иногда водила свои классы туда. Малышам было весело знакомиться с местной флорой и фауной, однако сейчас придется идти в это радостное место с совершенно нерадостными мыслями.

— Нам надо за ней! – кивнул Октябрь.

— Знаете… — Февраль уже пришел в себя. – Мне уже как-то не хочется всё это делать…

Малыш сглотнул и поежился.

— Да, — согласился Окти. – Но кто, если не мы?

— Не знаю… — покачал головой Фев и шмыгнул носом.

Май положила ему ножку на плечо и улыбнулась. Малыш несколько секунд смотрел на копытце сестры, после чего посмотрел на нее и улыбнулся в ответ. Невооруженным глазом было видно, как Февралю всё это уже не нравится, однако именно сейчас поддержка сестры придала ему уверенности.

— Мы должны! — твердо сказала она. – После всего этого…

Она покачала головой и тяжело вздохнула. Внезапно лицо Фева стало серьезным. Малыш топнул ножкой.

— Верно! – добавил он. – Мы должны! Ради всей Эквестрии!

— И посыпочки! – Май приобняла брата.

Жеребенок улыбнулся еще шире.

— И посыпочки! – кивнул он.

— Тогда мы знаем, куда бежать! – Август махнул копытцем.

Малыши встали в галоп и устремились в сторону коттеджа на окраине Понивилля. Быстрее всего это было сделать вдоль речки, однако также и был шанс, что их заметят. Но Август, отлично знавший все тайные пути в городке, уверенно вел друзей сквозь кусты и под мостами. Жеребята спешили, ведь неизвестно, что может натворить скрытый за обликом Твайлайт монстр. Особенно в таком милом месте, где они все любили играть со зверьками.

Не сбавляя темп, малыши пробрались через широкие кусты и нырнули под мост. Как только они вышли наружу, сверху спустилась какая-то тень. Она быстро догнала их и приняла очертания голубой пегаски. Летя на бреющем полете, Дэш поравнялась с жеребятами.

— Ну, как справляетесь, мелюзга? – подмигнула она.

Пегаска выставила крыло и коснулась им водной глади.

— Мы не замогли! – ответил Август. – Ей помогло другойное чудище!

— Оно пряталось в подвале Сахарного Уголка! – добавил Октябрь.

Дэш подняла брови.

— Вы пролезли в подвал Сахарного Уголка? – пегаска несколько раз моргнула.

Ее взгляд остановился на Августе, а лицо расплылось в ухмылке.

— Неплохо, — кивнула она. — Очень неплохо!

Жеребята нырнули под следующий мост, тогда как Дэш облетела его сверху, вызвав негодование идущей мимо старушки. Пегаска теперь выставила другое крыло, и вновь коснулась им воды.

— Теперь она идет к зверькам и Флаттершай! – продолжил Окти. – Мы бежим туда!

— Мисс Дэш, а вы нашли настоящую Твайлайт? – к разговору подключилась Май.

Пегаска чуть не свалилась в воду, но вовремя расправила крылья и выровнялась.

— Я… э-э-э… еще нет! – ответила она. – Но я ищу!

В подтверждении своих слов она несколько раз размашисто кивнула. Острый взгляд Май впился в пегаску, вынудив ее отвести глаза куда-то вверх.

— Нам надо придумать, как заставить монстра появиться! – добавил Август.

Услышав, что разговор меняет русло, Дэш сразу уставилась на малыша и утвердительно закивала.

— Верно! – она указала копытцем на Ави. – Вам нужен план!

Взгляд пегаски по неосторожности прыгнул на Май. Глаза малышки всё также пристально и сурово глядели на Дэш. Рэинбоу громко прокашлялась и посмотрела поочередно на остальных, словно ища, кто бы сменил тему.

— Может… — Август продолжил после недолгого раздумья. – Мы попробуем разозлить монстра?

На жеребенке сосредоточились все взгляды.

— В смысле? – спросил Октябрь.

— Обольем ее водищей! – ответил Ави. – Никому не нравится, когда его прольют водой!

Дэш громко хихикнула и зааплодировала.

— Вот это мой парень! – пегаска указала копытом на Августа. – Отличный план! Вперед, ребята! У вас… У нас всё получится! Я дальше искать настоящую Твайлайт!

С этими словами Дэш крутанулась вокруг своей оси и рванула вертикально вверх.

— Эх… вот бы мы тоже умели летать, — грустно вздохнул Октябрь.

— Да ну, — фыркнул Август. – Летать слишком скученно!

Малыши миновали большую часть города вдоль русла и в месте, где река изгибается, свернули в противоположном направлении. До коттеджа Флаттершай оставалась всего пара минут, однако для коротких ножек и упитанных боков Февраля это приключение становилось всё тяжелее и тяжелее. Жеребятам даже пришлось замедлиться, потому что их товарищ начал отставать.

Однако на помощь малышу пришла сестра. Май не давала Февралю упасть и помогала ему поддерживать темп. Ей еще с самого утра вся эта затея показалась очень странной и неправильной, но остальные убедили её в том, что она ошибается. Хотя вот после встречи с Рэинбоу Дэш, а мама всегда говорила, что эта пони иногда ведет себя как хулиганка, в мысли малышки закрались сомнения.

И даже сейчас, когда Май была рада, что Февралю удалось избежать страшной участи, эти мысли не покидали её. Всё это очень не правильно, а как говорит мама – если что-то не правильно, надо узнать, как сделать правильно. Но сейчас было не у кого спросить, где это самое «правильно», потому оставалось помогать друзьям. Малышке хотелось верить и надеяться, что задумка Августа поможет и все сегодняшние злоключения будут не напрасны.

Малыши преодолели кусты, и вышли к большому дому. Внешне он был похож на зеленую горку или курган – вся его крыша была покрыта густой зеленью, и если сильно не присматриваться, то издалека легко можно было перепутать. Тут и там, что на самом коттедже, что вокруг, стояло множество домиков для птиц, из-за чего еще на подходе всё вокруг начало наполняться щебетанием и трелями. Воздух тут был казалось, еще чище и приятнее, чем в самом Понивилле.

Май сразу вспомнила, как она вместе с остальным классом смогла познакомиться с медведем! Он был большой и грозный, а еще, если судить по книжкам и рассказам мамы – очень опасным. Однако медведь, что жил в домике Флаттершай, был добрым и, самое главное — очень мягким. Пусть весь класс его поначалу жутко боялся. Определенно, если спросить Май, какие места в Понивилле ей нравятся больше всего, она ответила бы, что домик Флаттершай.

— А я помню, как задрался тут с енотом! – мимоходом хихикнул Август.

Фраза Ави заставила Май поджать губы и скривить кислую мину. Все прекрасно помнят, как во время очередного урока у Флаттершай, Август по непонятной для всех причине умудрился рассердить енота, после чего опрокинуть на него таз с водой. Самый плохой урок за всё время! Ави должно быть стыдно за это!

Остановившись около куста рядом с дорожкой, малыши огляделись. Существа, выдающего себя за Твайлайт Спаркл, рядом видно не было. Кроме снующих туда-сюда птиц, вокруг было совершенно пусто. Август махнул копытцем и первым устремился к домику. Оказавшись рядом с ним, он заглянул в окно и покрутил головой.

— Пусто! – он опустился к остальным.

— Может Флаттершай уже сожрали? – предположил Октябрь и с ужасом закрыл рот копытцем.

Рядом с малышами сел тяжело дышащий Февраль. Кому-кому, а ему сейчас точно было всё равно. Май осторожно погладила спину измотанного брата, пока тот ловил ртом воздух, пытаясь прийти в себя. Вдруг Август навострил уши.

— Тише! – он приподнял копыто. – Слышите?

Май с остальными прислушались. Среди трелей птиц и дуновения ветерка малышка услышала что-то еще – чей-то голос.

— Задний дворик! – первым спохватился Октябрь.

Окти и Ави первыми устремились туда. Май осталась помогать брату. Февраль уже отдышался, однако весь его вид говорил о том, что всё это ему уже жутко надоело.

— Мы можем уйти, если тяжело, — сказала Май.

Малыш посмотрел в ответ. Несколько секунд в глазах Фева читалась усталость, потом страх и, наконец, надежда. Лицо малыша стало серьезным.

— Нет! – он помотал головой. – Мы… должны! Кто, если не… мы?..

Фраза заставила Май улыбнуться. Пусть для неё всё это сейчас казалось очень глупым и лучше, как говорит мама, всё рассказать взрослым, пусть они разбираются, но уверенный вид брата придавал сил и веры во всю эту затею.

— Пойдем, — Февраль тряхнул головой и встал.

Жеребята двинулись вдоль стены, ища глазами Октября и Августа. Голоса двух пони становились всё отчетливее, пока среди них не стало возможно различить тихий мягкий голос Флаттершай, и более громкий голос Твайлайт Спаркл.

— Туда! – Февраль указал копытцем на кусты.

Это были пышные белые пионы, из-за которых виднелись хвост Августа и ухо с рыжими кудрями Октября. Малыши нашли хорошее место около невысокого забора, откуда отлично просматривался весь дворик. Убедившись, что Февраль не отстал, Май уселась рядом с остальными и присмотрелась сквозь листву. Малышка вновь оказалась в этом просторном дворике с вымощенной камнем дорожкой, которая делила территорию напополам. Напротив малышей, с другой стороны от дорожки, в окружении сине-белых цветов, стоял деревянный столик с парой стульев, а чуть дальше, в другом конце виднелся маленький домик с оградкой. Как и на самой постройке, вокруг висело множество домиков для птиц, откуда то и дело вылетали пернатые обитатели. Всё пространство было в прямом смысле заполнено зверьками – почти на любой вкус и размер. От обычных куриц, кроликов и белочек до разноцветных и экзотических птиц, вроде грациозных фламинго или орлов, ласк и прочих обитателей леса. Май всегда было интересно, как они уживаются тут все вместе, ведь ей порой было трудно поладить с одним братом.

В самом центре дворика стояли две пони, Твайлайт Спаркл и желтая пегаска с розовой гривой, в которой легко узнавалась Флаттершай. На спине у пегаски сидел белый кролик и пристально смотрел на существо, расположившееся около кобылок на камешке. Такого Май никогда не видела. Это было что-то похожее на ящерицу, но во много раз больше, размером примерно с небольшую собаку. Длинный хвост, короткие лапы с внушительными когтями и острая, треугольная голова с двумя черными, как бусинки, глазами. Шкура существа тоже была черного оттенка с завораживающими желтыми линиями на спине и лапах, которые складывались в необычный узор – желтая линия шла от центра головы до самого кончика хвоста, а на спине разделялась на четыре других линии, что шли до самых лап. Существо выглядело достаточно опасным для кобылки. Если бы на одном из уроков у Флаттершай ей предложили погладить его, она точно бы отказалась. Огромная ящерица переставила лапки и поочередно посмотрела на пони, что стояли около нее.

— О-о-о, не бойся, Дымок, – улыбнулась ящерице Флаттершай. – Твайлайт наш друг.

Тихий и убаюкивающий голос подействовал, и экзотический зверь расслабился.

— Ого! – с трудом сдерживая радость, пискнула Твайлайт. – Так вот что ты хотела мне показать?

Полные восторга глаза единорожки смотрели на подругу, пока она сама пыталась сдержать эмоции и ненароком не напугать необычного гостя. Пегаска мило кивнула.

— Это же!.. — Твайлайт возбужденно гарцевала на месте. – Нет, не может быть! Это же «ignis lacertae»! Один из самых редких видов гигантских огнедышащих ящериц, которых во всей Эквестрии осталось чуть больше сотни!!!

По единорожке было видно, что она очень хочет сорваться в крик и бегать вокруг с радостными воплями, как Февраль, когда открыл свой подарок на День Согревающего Очага. Но Твайлайт держалась, хоть и с большим трудом.

— Мх-м! – кивнула Флаттершай. – Только он больше любит, когда его называют просто «Дымок». Верно?

Пегаска мило потерлась носиком о макушку ящера. Тот в свою очередь вновь переставил передние лапы и еле заметно дернул хвостом.

— Это не может быть правдой! – Твайлайт буквально подпрыгнула. – Говорят, что их огонь обладает особыми свойствами и обжигает только тех, кто им не нравится! Мне не терпится выяснить это!

Взгляд Флаттершай с улыбкой переместился на подругу.

— Не спеши, Твайлайт, — она чуть приподняла копыто, словно хотела остановить единорожку. – Такие, как Дымок, очень чувствительные и осторожные. Нельзя на него давить, ведь мы же не хотим, чтобы он чувствовал себя некомфортно?

Твайлайт кивнула. Она встала чуть ровнее и перестала гарцевать на месте.

— Да, я знаю, – добавила единорожка. — когда они сильно боятся, они притворяются мертвыми. Но наш друг сидит смирно, значит пока всё хорошо!

Пони улыбнулась ящеру, а тот в свою очередь вновь потоптался на одном месте, быстро высунув несколько раз свой раздвоенный язык.

— М-хм, — подтвердила Флаттершай и кивнула в сторону домика. — Пока пойдем внутрь. У меня для тебя есть еще кое-кто! Он тебе тоже понравится! А потом мы вернемся сюда.

— Кажется, что после такого мне понравится всё что угодно! – Твайлайт опять принялась гарцевать на месте. – У меня сегодня День Рождения?

Пегаска в ответ хихикнула, и пони шагнули к двери.

— И как мы будем ее злить? – первым подал голос Октябрь.

Жеребята задумались. Вдруг Август указал куда-то копытцем и хитро улыбнулся. Май хорошо знала эту ухмылку, которая говорила, что малыш что-то задумал. Она повернулась и посмотрела туда, куда указывал Ави – на ведро около забора, наполненное водой.

— Когда она выйдет наружу, мы обольем ее водой! – добавил Ави.

— Отлично! – Октябрь утвердительно кивнул.

Май поморщилась, но возражать не стала. Еще одна дурацкая затея, но, с другой стороны, если кого-то облить водой – он точно рассердится. Как говорит мама, если альтернативы нет, придется пользоваться тем, что есть.

Вдруг кролик, сидящий на спине Флаттершай, резко обернулся. Его острый взгляд на суровой мордочке впился в рыжие кудри Октября. Малыши, увидев это резко пригнулись. Страх пробежал по спине Май, вынудив кобылку сжать губы. Кролик тут же принял барабанить по спине своей хозяйки и показывать в сторону куста, где сидели малыши. Не добившись реакции, он потянул гриву пегаски и вновь застучал лапами по ее спине.

— Эйнджел, подожди, — она слегка обернулась. – Сейчас я покажу Твайлайт ее сюрприз и мы вернемся.

Кролик помотал головой, вновь указав в сторону кустов. Его хозяйка не отреагировала. Флаттершай подошла к двери и, открыв ее, пропустила Твайлайт, после чего шагнула следом. Перед тем, как скрыться в дверном проеме, кролик выставил два пальца на лапке, указал ими сперва на свои глаза, после чего показал в сторону малышей. Чувство страха не отпускало, пока суровая мордашка питомца Флаттершай не скрылась за дверью.

— Мне никогда не занравился этот кролик!.. — сглотнул Август.

Малыши покинули свое укрытие, осторожно оглядываясь. Двор был пуст, а зверюшки, снующие тут и там, пока не обращали на них внимания.

— Фев, к окну, Окти и Май – за водой, — махнул копытцем Август, — а я буду переслушивать дверь!

— Слушать! – фыркнул Окти. – Правильно «слушать»!

Малыши ринулись выполнять свои задачи. Когда Май и Октябрь были на полпути к ведру, Окти неожиданно остановился около того самого большого ящера. Май не успела этого заметить, ведь ее сердце бешено колотилось от волнения. Если подумать, это был первый раз, когда она приняла участие в подобном безобразии, и малышке очень хотелось, чтобы всё это побыстрее закончилось. Добравшись до ведра с водой, она подхватила ручку зубами и направилась обратно. Тут глаза малышки наткнулись на Октября, который молча смотрел на ящера. Тот, в свою очередь, время от времени высовывал свой раздвоенный язык и не сводил глаз с жеребенка.

Вдруг Октябрь ни с того ни с сего показал ящеру язык. Тот в ответ только наклонил голову вбок, видимо не понимая, что вообще происходит и за что с ним так.

— Глупая толстая ящерица! – буркнул Окти.

Малыш надул щеки, после чего опять показал язык. Видимо решив, что этого мало, Октябрь зажмурился и решил подуть с высунутым языком, издав характерный звук. Ящер, наверное, не выдержав подобного издевательства и провокаций, зашипел и шагнул к малышу. Окти тут же отпрыгнул назад, но не удержался и споткнулся, сев на попу.

Май так и не поняла, что произошло. Кобылка парой широких шагов, не обращая внимания на тяжелое ведро, подскочила к Октябрю и вылила всю воду на ящера. Может, это было связано с тем, что она пережила в Сахарном Уголке, а может просто общая атмосфера хулиганства и нарушения всех возможных правил начала пагубно влиять на поведение малышки.

Ящер подскочил, издал крякающий звук и завалился на спину, задрав лапы и перестав двигаться.

— Ты его убила!.. – сглотнул Октябрь.

Он посмотрел на кобылку. Май тоже отошла от шока и часто заморгала. Взгляд малышки прыгал от неподвижно лежащего ящера к Окти и обратно. Что же она наделала? К немой сцене подоспели Август и Февраль.

— Что вы тут заделываете? – Ави посмотрел на остальных.

— Май убила ящерицу… — Октябрь показал на неподвижное тело.

Ошарашенные взгляды двух только что подошедших жеребят уставились на Май.

— Я… я… – она попыталась что-то сказать.

— Ты прибила его ведром? – спросил Февраль.

Кобылка сердито топнула.

— Да нет! – фыркнула она. – Я облила его водой! Вдруг бы он сожрал Окти!

Май повернулась к Октябрю.

— Зачем ты его дразнил, дурилка?! – малышка надула щеки.

— Я… я не люблю… ящериц… — виновато буркнул Окти.

Сердце бешено колотилось пуще прежнего. Дыхание Май стало неровным, а в голове вертелся вопрос «что же делать?». Флаттершай, да и остальные, будут не очень рады тому, что случилось.

— И чего нам теперь делать? – испуганный взгляд Октября запрыгал между друзей.

Как говорит мама, если сделала что-то плохое, надо исправлять это самой.

— Надо его спасти! – твердо сказала Май.

Малыши уставились на подругу.

— Чего?! – одновременно пискнули малыши. — Как?!

— Надо сделать искусственное вдыхание! – ответила Май. – Мне мама рассказывала!

Февраль негодующе нахмурился.

— Исскуственночего? – одновременно спросили остальные жеребята.

— Я в книге прочитала! – добавила Май. – Так мы ему поможем!

Октябрь помотал головой.

— Я к этой вредной штуке не подойду! – малыш сделал шаг назад. – А вдруг он притворяется?!

Малыши посмотрели на неподвижно лежащего ящера. Тот не подавал признаков жизни. Махнув копытом, Май первая подскочила к валяющемуся существу. За ней последовали Август и Февраль.

— Ты точно знаешь, что деловать? – осторожно спросил Ави.

Май помотала головой.

— Нет… — ответила она.

— Тогда делай осторожно то, чего не знаешь! – добавил Февраль.

Кивнув, кобылка внимательнее посмотрела на брюшко ящера. В отличие от остального тела, тут чешуя была светлее. Малышка осторожно коснулась копытцем чешуи. На ощупь ящер был теплым, мягким и очень гладким. С близкого расстояния стало видно, как его чешуя переливается на солнце.

— Делаем искусственное вдыхание! – твердо сказала Май.

Позади с громким «Буэх» поежился Октябрь. Сейчас, как говорит мама, надо собраться и сделать всё возможное!

— Да, вдыхание! – добавила она. – И массаж сердца!

Август и Февраль переглянулись.

— А как делается искусственное вдыхание? – осторожно спросил Ави.

— А где у этого вообще сердце? – Фев указал на ящера.

Май сердито потеребила гриву.

— Да подождите вы! – отмахнулась она.

Кобылка пыхтела и пыталась вспомнить, как же делаются все эти массаж, вдыхание и что вообще такое сердце и как оно выглядит. Вихрь мыслей вертелся в голове, и было тяжело выбрать нужную. Высунув язык, Май смотрела на брюшко ящера и пыталась вспомнить, как там было написано в книге.

— Надо поставить вот так… — Май сделала глубокий вдох.

Малышка поставила копытца на брюшко между передними и задними лапами ящера, после чего начала надавливать.

— Теперь вдыхание! – скомандовала она.

Кобылка вспомнила, когда что-то сильно болит, мама обычно дует на это. Если Май и Февралю это помогало, то поможет и ящеру.

— Берите и дуйте на него! – добавила кобылка.

Февраль и Август озадаченно переглянулись, однако сомневаться было некогда, и жеребята, сев вокруг ящера, принялись одновременно дуть на него.

— Давайте еще! – добавила Май.

Пока она «массировала» брюшко ящера, давя на него своими копытцами, Ави и Фев усиленно дули на зверя.

— У нас всё получится! – подбадривала друзей малышка. – Еще!

Спустя примерно минуту издевательств над собой, ящер не выдержал. Громко заскрипев и раскрыв рот, полный маленьких и острых зубов, он изверг в воздух струю голубого пламени. Она слегка опалила гривы малышам, вынудив отпрянуть.

— Ура! – закричала Май. – Получилось!

— Да! – захохотали Ави и Фев.

Однако ящер их радости не разделял. Он вскочил на ноги, после чего громко шипя и скрипя, ринулся прочь от жеребят, поливая всё струей огня. Это мгновенно вызвало панику во всем дворике. Птицы и звери с ужасом бросились наутек, спасаясь от обезумевшей от жеребячьей пытки ящерицы. Малышам лишь оставалось смотреть, как напуганный зверь бежит в сторону леса, поджигая всё вокруг струями огня.

— Прячемся! – крикнул Август.

Он указал на дверь, откуда вот-вот могли появиться пони. Жеребята вскочили и ринулись к ближайшим кустам. Задняя нога Февраля в последний момент скрылась в ветвях, как на территории дворика появились Флаттершай и Твайлайт.

— О, Божечки! – ахнула Флаттершай. – Что тут произошло?

Кобылок встретил локальный хаос в виде множества напуганных зверей и черных отметин на земле, ведущих в сторону леса.

— Тише, тише все! – пегаска пыталась успокоить животных. – Спокойно, всё уже позади!

Пегаска принялась летать от одной напуганной кучки питомцев к другой. Благо, источник страха уже убежал, и щебечущий и пищащий хаос начал утихать, и Флаттершай удалось погасить панику. Взгляд пегаски прыгнул на камешек, где недавно сидел ящер.

— Я так и знала, что нельзя было его оставлять надолго одного! – Флаттершай закрыла лицо копытами. – Нужно его найти! Эйнджел!

К ней тут же подскочил белый кролик, несущий корзинку. Зверек ловко запрыгнул на спину хозяйке и передал ношу.

— Это точно не из-за меня? – осторожно спросила Твайлайт.

— О, нет-нет, — пегаска покачала головой. – Он же хорошо к тебе отнесся. Наверное, испугался… Я найду и успокою Дымка! Спасибо, Твайлайт.

Пегаска взлетела, принявшись высматривать, куда ведут следы.

— Я могу помочь? – спросила единорожка.

— Спасибо тебе большое, — пегаска покачала головой, — но не нужно. Он сейчас, наверное, очень напуган. Лучше я попробую сама. Спасибо еще раз за то, что пришла, и извини, что так получилось.

Флаттершай виновато улыбнулась.

— Не переживай, всё будет хорошо, — кивнула Твайлайт. – Я тогда пойду к Рэрити, у меня осталось к ней дело. Тогда до встречи! Надеюсь, у тебя получится найти и успокоить беглеца!

Попрощавшись, пони двинулись в разные стороны. Жеребята, прячущиеся в кустах, проводили их взглядами. Май, как и остальных, одолевала тревога, но помимо этого, кобылке было радостно, что они смогли спасти необычного ящера. Пусть и такой ценой.

— Это было… жутко, — Февраль посмотрел на чуть подпаленную гриву.

— Ну, мы хотя бы не подпались! — заключил Август.

Малыш выглянул из-за куста, найдя глазами Твайлайт.

— Вон она, – он указал копытцем на единорожку.

Твайлайт Спаркл миновала мостик. В ее магическом захвате появился пергамент, который она раскрыла, отметила там что-то пером и убрала.

— Отмечает тех, кого будет жрать первыми! – сделал заключение Октябрь.

— Но мы ей не дадим! – согласился Февраль. – Вперед!

Малыши дружно кивнули. Жеребята уже хотели было двинуться, однако Август поднял копыто, остановив всех.

— Я должен вам досказать, ребята, — жеребенок поочередно посмотрел на друзей. – Это наша последнящая попытка…

— С чего ты взял? – нахмурился Октябрь.

Май и Февраль согласно кивнули.

— Считайте это… — Ави покрутил копытцем. – Я не знаю, «Чутьем»! Во! Чутьем, да! Мы уже долго забегиваем за этим чудищем, но нас пока не впоймали. Северити уже давно рассказала всё мисс Чирили, как и Фолл! Так что да, я начувствую, что скоро нас запоймают…

В глазах жеребят появилась растерянность вперемешку со страхом.

— Но время же еще есть! – вдруг добавил Февраль. – Ты сам сказал!

Август кивнул.

— Тогда у нас должно получиться, — Октябрь указал в сторону Понивилля. – Теперь никаких пуганий или обливаний! Сделаем все правильно!

— Да! – подтвердили остальные.

Выстроившись гуськом и прижавшись к стене, жеребята обошли дом и нырнули в ближайшие кусты. Весь путь от домика Флаттершай малыши провели в молчаливой слежке за единорожкой. Она то и дело оглядывалась, словно чувствовала, что за ней кто-то наблюдает.

Добравшись до Понивилля, Твайлайт Спаркл еще раз остановилась и обернулась. По лицу единорожки было видно, что она как будто ощущает на себе четыре пары глаз, молчаливо наблюдающих за ней из ближайших кустов. Не найдя подтверждения своим опасениям, кобылка двинулась дальше.

Октябрь, как ему казалось, нервничал сейчас больше остальных. В голову малыша то и дело забирались всякие жуткие мысли про то, как всех сожрет этот монстр, если у них ничего не выйдет. А потом как всех из-за этого накажут. Жеребенок несколько раз тряхнул головой, пытаясь отогнать это наваждение. Сейчас важнее была вон та лавандовая пони, вернее то, что прячется под ее личиной.

Внезапно из кустиков, прямо около прячущихся жеребят, появилась голова Рэинбоу Дэш. В ее гриве торчало несколько веточек и листьев. Пони бросила взгляд на уходящую Твайлайт Спаркл, после чего повернулась к малышам. Те, в свою очередь, пристально смотрели на единорожку, словно пегаски тут и нет.

— Ну как успехи, мелюзга? -  шепнула Дэш и хихикнула. – Я виж…

— Да подожди ты! — отмахнулся Февраль. – Не до тебя сейчас.

В этот момент Твайлайт свернула за угол. Август тут же махнул копытцем, после чего жеребята пригнулись и рысью рванули следом.

— Ну… ладно?.. – Рэинбоу Дэш несколько раз удивленно моргнула.

Оставив голубую пегаску позади, жеребята скользнули за прилавок и прижались к стене домика. Ави осторожно приблизился к краю, после чего заглянул за угол. Через несколько секунд он ухмыльнулся и поманил остальных копытцем, давая сигнал следовать дальше.

Острое чувство быть впереди и закончить начатое все сильнее и сильнее одолевало Октября. Мысль о том, что именно он всё это и затеял, подговорив остальных, служила своего рода мотивацией. Как говорят взрослые: это было что-то вроде взятия на себя ответственности. Разоблачить этого жуткого монстра, который испортил такой замечательный день, когда в магазинчике появился свежий номер журнала. Для любопытного Октября это был именно праздник, но тут эта вредина захватила пони, которая прекрасно понимает жеребенка и также радуется каждому новому выпуску. Окти должен был с этим покончить!

Но бежать впереди Августа не давал здравый смысл, ведь в подобной суматохе, которую жеребенок пережил с остальными, Октябрь точно не нашел бы даже дорогу домой. Ави же сохранял трезвость мысли, сказывался его опыт озорника. Проведя малышей закоулками и кустами, Август вывел жеребят к бутику Карусель.

Своим сходством с каруселью трехэтажный дом очень выделялся на фоне остальных. Октябрю даже иногда казалось, что верхушка действительно вращается и играет музыка. Большие круглые окна были обрамлены замысловатыми сиреневыми и голубыми узорами, крыша, разделенная на две части, была украшена ромбиками сиреневого и светло-розового цвета, а над входом виднелась вывеска в виде поникена. Было сразу видно, что тут знают толк в красоте.

Около входа стояла Твайлайт. Она еще раз подозрительно оглянулась по сторонам, после посмотрела вверх, прищурилась и постучалась. Через несколько секунд дверь отворилась, и единорожка скрылась внутри.

— Вперед! – шепнул Август.

— Ты и сюда знаешь, как пролезть?! – Февраль поднял брови.

Ави лишь пожал плечами и ухмыльнулся.

— Вот поэтому нас и не берут на экскурсию в Кантерлот! — надула щеки Май.

Малыши несколькими короткими прыжками добрались до бутика. Хорошо, что тут были большие окна, и заглянуть внутрь не составляло труда. Внутри бутик был еще более ярким и цветастым, чем снаружи. Стены просторного помещения были украшены светло-алой тканью, которую в нижней части украшал розовый узор. Этой же тканью были огорожены некоторые части комнаты, деля ее на несколько частей. Тут и там вдоль стен стояло множество поникенов, некоторые из которых были совершенно голыми, а некоторые были одеты в такие наряды, которые нечасто встретишь не то, что в городе, даже на картинках. Часть из них находилась в тени, и выглядела достаточно жутко.

В самом центре комнаты располагалось несколько внушительных зеркал, а прямо перед ними – большой подиум, на котором стояла Твайлайт Спаркл. На нее уже было накинуто несколько кусочков ткани, а саму единорожку заставили поднять переднее копыто. Вокруг неё суетилась другая единорожка – светло-серого цвета с длинной, пурпурно-синей гривой. В ее магическом захвате летало множество предметов – от ножниц и иголок, до кусочков ткани. Обе пони выглядели очень занятыми.

— Наш шанс! – шепнул Ави.

Малыш пригнулся и приблизился к входной двери. Он легким движением копытца приоткрыл маленькую дверцу для кошки и поманил остальных.

— А вон оно что! – хмыкнул Февраль.

Дверца оказалась достаточно просторной, чтобы через нее пролез даже Фев. Пока взрослые пони были отвлечены, малыши укрылись в тени среди поникенов. Вблизи они казались еще более жуткими. Октябрь представил, каково оказаться тут ночью. Жеребенок поежился и сглотнул.

— Рэрити, ты уверена, что это необходимо? – Твайлайт посмотрела на подругу. – И прямо сейчас?

Весь ее вид говорил о том, что единорожке приходится прилагать серьезные усилия, чтобы не упасть.

— Ой, дорогуша, не смеши, — хихикнула Рэрити. – Для красоты ВСЁ время подходящее! Тем более, ты же все равно тут!

— Я так и знала, что это ловушка… — вздохнула Твайлайт.

В ответ ее подруга лишь хихикнула, продолжая замысловатый танец ножниц, иголок и ткани. Октябрю это показалось очень интересным – то, как Рэрити работает иголкой, нитками, примеряет тот или иной цвет и на глазах создает необычный и красивый наряд. За этим можно было наблюдать часами.

— Эй! – шепнул Ави. – Есть идеи?

Малыши оглянулись. Они опять забыли самое главное — как именно они собрались выводить монстра на чистую воду. Озадаченные взгляды жеребят пропутешествовали по всей комнате и вернулись обратно. Видя погрустневшие лица друзей, Август почесал макушку.

Вдруг взгляд Октября вернулся на Рэрити. Глядя на то, как единорожка управляется со швейными принадлежностями, в голове у малыша созрела одна сумасшедшая идея. Но, по сравнению с этим днем, она уже не казалась такой уж безумной.

— Игла! – Окти повернулся к остальным.

— Что «игла»? – наклонил голову Февраль.

Октябрь указал копытцем на Твайлайт.

— Мы уколем иглой! – ответил он. – Монстр точно разозлится и станет большим и злым!

Лица малышей начали наполняться радостью и надеждой.

— Тогда надо вместе! — предложил Февраль. – Там прятаться негде. Выбежим все сразу!

— Нет! – Октябрь поднял копыто.

Удивленные взгляды жеребят сосредоточились на друге.

— Я это начал – я и закончу, — твердо добавил малыш. – Я пойду, а вы сидите тут. Это чудище забрало Твайлайт Спаркл! В день выхода нового выпуска нашего любимого журнала! Это пора закончить!

Жеребята осторожно переглянулись.

— А вдруг оно тебя сожрет? – спросил Февраль.

Октябрь опешил. Вот об этом он не подумал. Страх отозвался внутри малыша, а по спине побежали мурашки. Окти сглотнул, ведь быть сожранным страшным монстром – это ужасная вещь, но если он сожрет всех остальных, то это будет еще ужаснее. Он сжал губы.

— Тогда вы расскажете всё, как было, — Октябрь топнул.

Напуганные малыши вновь переглянулись, после чего повернулись к Окти. Они несколько секунд смотрели на друга. На лицах каждого читались разные чувства – от ужаса до гордости. Пауза продлилась несколько секунд, после чего друзья поочередно кивнули. Февраль и Май молча обняли Октября, а Август стянул с ближайшего поникена иголку и вручил её другу.

— Ты заправишься! – добавил Ави и улыбнулся.

— Справишься! – буркнул Окти. – Правильно говорить «справишься!»

Октябрь набрал полную грудь воздуха и подхватил иголку копытцем. Он внимательно посмотрел на каждого из друзей – гордо улыбающегося Августа, озадаченную Май и обалдевшего Февраля. Вспоминая сегодняшний день и то, через что они прошли, Фев понимал, что всё это не напрасно. Сейчас малыш как никогда был готов разобраться с этим жутким монстром, который украл Твайлайт Спаркл, а скоро украдет и остальных. А поддержка друзей придавала ему сил.

Октябрь еще раз глубоко вздохнул и повернулся к Твайлайт и Рэрити.

— Ни пуха! – шепнула Май.

Игла в копытце выглядела как маленькое, но очень мощное оружие. Именно им и будет решена судьба Понивилля или даже всей Эквестрии. Собравшись с силами, Октябрь прищурился. Твайлайт Спаркл как раз сейчас стояла к нему боком. Малыш увидел её метку – пурпурную звезду. Сейчас Она напомнила ему звезды, по которым древние моряки ориентировались в своих плаваниях, и о которых Октябрь читал недавно. Эта звезда направляла его и говорила, куда нужно нанести удар.

— Ну, я пошел! – шепнул себе под нос Октябрь.

Собрав оставшиеся силы, жеребенок рванул вперед. Малыш успел пробежать буквально пару метров, как внезапно копытца Окти наступили на что-то мягкое и белое, лежащее среди ткани и поникенов. Мягкое тут же мерзко завопило и издало истошный кошачий крик. Последнее, что успел увидеть Окти, это обезумевшие глаза. Пушистое пятно набросилось на жеребенка, начав драть спину и шею когтями. Боль и ужас тут же заставили Окти забыть какой сегодня день, свою цель и даже своё имя.

— А-А-А-А-А-А!!! – завопил малыш.

Жеребенок рванул в сторону, не разбирая дороги. Но уже через пару шагов с визжащей кошкой на спине Окти встретился с поникеном. Впечатавшись в него на полном ходу, малыш повалил его. Поникен с грохотом свалился на стоящего рядом, вызвав цепную реакцию. Поникены начали падать друг на друга. Волна падающих пластмассовых пони покатилась на остальных.

— БЕЖИМ!!! – закричал Февраль.

Малыш ринулся к входной двери, но зацепился за кусочек ткани. Потеряв равновесие, жеребенок сделал несколько неуклюжих шагов. Копытца Фева нашли еще ткань и начали запутываться в ленточках. Разноцветные щупальца сковали ножки жеребенка, и он кубарем покатился к открытому сундуку. Места там хватало как раз на Февраля. В панике Фев умудрился себя стреножить, после чего плюхнулся точно в сундук. Крышка от удара скрипнула и захлопнулась.

— ПОМОГИТЕ!!! – завопил из сундука малыш. – ОНО МЕНЯ СОЖРАЛО!!!

Но помощи ждать было неоткуда. Поникены начали падать рядом с Май. Оцепеневшая малышка не могла даже пошевелиться. Прямо перед кобылкой упал поникен, на котором лежал внушительный лиловый плащ. При падении он сполз и «набросился» прямо на малышку. Оцепеневшая Май не успела среагировать, как плащ укрыл её с ног до головы. Малышка закричала и попыталась бежать, но лишь сильнее запуталась. Лиловый комок ткани истошно завопил, словно бесформенный слизень, забывший как двигаться.

Всё это произошло буквально за несколько секунд. Единственное, что успели сделать две взрослых пони – ошеломленно захлопать глазами и осмотреться.

— О, Богиня! – спохватилась Рэрити. – Опалесэнс, нет!

Пони тут же бросилась к своей кошке, которая шла уже на второй круг верхом на Октябре. Твайлайт тоже попыталась помочь, но накинутые на нее куски ткани с нитками и сильно затекшие ноги сковали движения кобылки. Единорожка чуть не завалилась на бок, но все же смогла сохранить равновесие.

— Вот ведь!.. – рыкнула она.

Внезапно входная дверь распахнулась, и на пороге появилось несколько пони. К беде юных охотников за чудовищами, это были мисс Чирили, сестра Октября Фолл и родители Май и Ферваля.

— А я говорила что они т!.. – крикнула Фолл, но осеклась.

Перед пони предстала картина полного Хаоса – Твайлайт в центре бутика, обвешанная разного цвета ленточками и кусочками ткани и пытающаяся изо всех сил не свалиться на бок; Рэрити, бегающая за своей кошкой, что сидела верхом на Октябре; вопящий голосом Февраля сундук и бесформенная лиловая копна ткани, которая уже кричала голосом Май. Плач трёх напуганных малышей слился в унисон, заполняя каждый уголок. И посреди этого великолепия сидел Август, ошеломленно хлопающий глазами.

— О, Селестия! – вздохнула мисс Чирили.

Неожиданные гости бутика ринулись помогать малышам.

— Опалесэнс, хватит! – скомандовала Рэрити.

Единорожка подхватила телекинезом свою кошку. Разъяренный таким к себе отношением, питомец никак не желал прекращать, однако магический захват был все сильнее. Кошке лишь оставалось злобно шипеть и терзать когтями воздух.

— Малыш ты в порядке? – осторожно спросила Рэрити.

Расцарапанный ревущий Октябрь сейчас мало что мог ответить, однако стоило ему увидеть свою сестру, он тут же бросился к ней в объятия и еще сильнее зарыдал. Кобылка, казалось, была напугана не меньше, чем брат. Она посмотрела на царапины, покачала головой и, осторожно приобняв брата, погладила его по спине.

— Ну, ну, тише, тише, — шепнула Фолл.

— Ох-ох, как не хорошо! — зацокала Рэрити, глядя на жеребенка. – Я принесу аптечку!

В этот момент родители Февраля и Май освобождали своих жеребят. Первой распутали Май, и она, как только освободилась, сразу же бросилась к плачущему брату. Февраля отец как раз вынул из сундука. Обняв ревущего Фева, малышка принялась реветь уже вместе с ним, являя перед родителями очень необычную и довольно милую картину.

В творящемся вокруг бардаке только Август сидел неподвижно. Жеребенок испуганно озирался по сторонам, пытаясь придумать, что же делать. Бежать уже не было смысла, все взрослые тут, а друзья точно не смогут помочь. Да и, честно говоря, им самим нужна помощь больше, чем кому-либо. Вдруг краем глаза Август заметил иголку, лежащую на полу. Вот он, спасительный лучик надежды! Если у него всё получится, то монстр в облике  Твайлайт явит себя, и никого сегодня не накажут! Может даже и его, но это не точно. Сжав губы, малыш собрал последние силы и ринулся к иголке. Подхватив её, он устремился к Твайлайт.

— Куда это ты собрался?! – раздался голос сбоку.

Перед Августом встала мисс Чирили. Ее сердитые глаза вынудили малыша замереть и выронить иголку.

— Август, что ты опять творишь? – грозно добавила учитель.

Рядом с ней появилась Твайлайт, успевшая освободиться из тканевого плена. От ее вида внутри Ави всё похолодело, а сам жеребенок поежился. Цель так близко и так далеко. Но мисс Чирили не даст ему так просто уколоть монстра.

— Что тут происходит? – спросила Твайлайт.

Она взглянула на мисс Чирили, но та как будто бы и не слышала вопроса. Ее суровый взгляд устремился на Августа и, казалось, буквально держал его за горло. К кобылкам подошла Рэрити вместе с открытой аптечкой.

— Кому-нибудь еще нужна помощь? – спросила она. – Больше никто не пострадал?

Теперь рядом с замаскированным монстром и Августом была еще одна кобыла. Малыш испуганно задрожал, принявшись искать глазами хоть какой-нибудь шанс.

— А теперь объясните и мне тоже, что же тут происходит? – Рэрити посмотрела на пони вокруг, после чего ее взгляд замер на Твайлайт. – И дорогая, почему ты сняла с себя набросок?

— Давай может не сейчас? — насупилась та.

Рэрити повернулась к Августу. Рассерженная кошка единорожки лежала на спине хозяйки и хищными глазами смотрела на Ави. В глазах питомца читалось острое желание растерзать жеребенка также, как и его друга.

— Нечего тут объяснять, — покачала головой Чирили. – Август решил устроить очередную шалость!

Одного взгляда Чирили было достаточно, чтобы держать малыша на месте. А что будет, когда она расскажет…

— Вы… вы не понимаете!.. – пискнул Август. – Мы должны были!..

— Конечно, не понимаем! – Чирили нахмурилась.

Твайлайт подняла копыто, привлекая внимание учителя.

— Пусть скажет, мисс Чирили, — добавила она. – Вдруг это что-то важное.

Монстр дал шанс Августу? Это было странно и необычно. Он точно что-то задумал даже сейчас, но делать было нечего. Нужно попробовать хотя бы убедить этим пони. Три пары глаз смотрели на Августа в ожидании объяснений.

— Ну расскажи, Август, что же случилось, — Чирили недоверчиво подняла брови.

— Я… мы… — начал Август.

Слов не было, да и откуда им взяться в водовороте страхов и паники, что сейчас бушевал внутри малыша. Провал, это всё был один сплошной провал, и как из него выбраться – непонятно. Он уже много раз бывал в таких ситуациях, и было совершенно не важно, что он скажет. Результат всегда был один. Однако тут результатом может быть не наказание, а злое чудовище, которое скоро сожрет весь Понивилль! Ави начал крутить головой из стороны в сторону, пытаясь найти подсказку. Хоть что-нибудь, что могло бы ему сейчас помочь. Вдруг взгляд нашел знакомую радужную гриву, чья хозяка висела вверх ногами у открытой входной двери и за всем наблюдала. Глаза Ави широко распахнулись.

— Мисс Рэйнбоу Дэш! – радостно крикнул Август.

Малыш замахал копытцами, привлекая внимание пегаски. Остальные пони повернулись к входу.

— Дэш? – переспросила Твалайт. – А она тут при чем?

До этого лицо Дэш было прикрыто копытом, однако как только на неё обратили внимание, ухмылка сползла с лица пегаски. Рэинбоу закатила глаза и элегантно крутанулась в воздухе, влетев внутрь. Она попыталась сменить кислую мину на нейтральное выражение.

— Э-э-э… привет! – хихикнула пегаска и непринужденно помахала копытом. – Я тут мимо пролетала!.. Что у вас тут творится?

Для Августа это было спасение. Она точно поможет. Дэш же помогала им, значит может помочь и сейчас.

— Мисс Рэйнбоу! – крикнул Ави. – Мисс Рэинбоу! Вы должны отколоть ее иголкой! Тогда монстр станет внастоящим!

Август указал копытцем на Твайлайт. Три кобылы напротив Августа одновременно моргнули, посмотрели на малыша, после чего уставились на Рэйнбоу. Взгляд Дэш уплыл вверх, принявшись изучать узоры на потолке. Пегаска почесала затылок, издала несколько нервных смешков, после чего посмотрела на подруг и мисс Чирили. Еще раз нервно хохотнув, пегаска пожала плечами. На лице пони появилась кривая улыбка.

— Зачем меня колоть иголкой? – спросила Твайлайт. – Я же… АЙ!

Твайлайт резко повернулась к Рэрити. В магическом захвате единорожки парила маленькая иголочка, а сама пони улыбалась.

— Прости, я не удержалась, — хихикнула Рэрити. – Вдруг это очень важно, малыш же сказал!

Глаза Августа распахнулись еще шире.

— Он… не перевратился! – малыш вскинул копытца.

— Кто… не превратился? – спросила Чирили.

Мгновение, и замешательство на лице Твайлайт и Рэрити сменилось суровым выражением. Обе кобылки строго посмотрели на Рэинбоу. Вот теперь пегаска была похожа на провинившегося жеребенка. Дэш опять нервно хихикнула, и, прикусив губы, старалась не смотреть на подруг. Вместо этого она посмотрела на Августа.

— Ого! – подпрыгнула на месте пегаска. – Вдруг это настоящая Твайлайт! Ура!..

Малыш радостно улыбнулся и закивал, после чего повернулся к Твайлайт. Сейчас Ави был рад, что с настоящей всё хорошо, но уже через мгновение радость покинула его. Точно ли это настоящая? Напугать монстра или разозлить у них не получилось, разве какая-то иголка могла? Сейчас жеребенок серьезно задумался, что вообще может сделать маленькая иголка большому и страшному монстру? И чем больше он смотрел на Твайлайт, тем больше сомнение крепло.

— Мисс Рэинбоу Дэш! – вскинул копытца Август. – А если иголка не запомогла? Вы должны что-то сделать! Вдруг монстр еще тут! Надо его развоблачить!

Жеребенок замахал ножками, глядя на пегаску в поисках поддержки. Нужно было действовать быстро! Сейчас ему может помочь только Дэш. Но она просто отвела взгляд прочь, принявшись искать что-то на потолке.

— Малыш, какой еще монстр? – спросила Рэрити. – Откуда ты это взял? И что значит «настоящую»? Тётя Твайлайт же настоящая.

Она указала на подругу, которая сердито смотрела на Рэинбоу. К ее взгляду присоединились Рэрити с мисс Чирили. Сейчас ответ почему-то требовали у Дэш, а не у Августа. Ну и отлично! Пусть уже Рэинбоу сделает что-нибудь, и все увидят монстра.

— Ну… это… — Дэш постучала копытами друг о друга. – Всё не так, как кажется… Я сейчас объясню!

Пегаска подняла копыта, словно пыталась остановить мчащийся на нее поезд. Но вместо слов, она лишь глупо хихикала и чесала затылок, стараясь не встречаться взглядом с подругами. Видимо, сейчас Дэш нужна помощь, чтобы всё рассказать!

— Мы хотели заоблачить монстра! – крикнул Август. – Монстр запревратился в мисс Твайлайт! Мы хотели его зараз…запере…тфу! Запереоблачить его!

Удивленные взгляды взрослых пони вернулись к Августу. Все, кроме взгляда Дэш, который пытался что-то найти на потолке.

— Меня? – Твайлайт удивленно захлопала глазами.

— Да! – кивнул малыш. – И сейчас Вы все равно можете быть монстром! Все будьте насторожней! Мисс Рэинбоу Дэш, мы должны что-то сделать! Вдруг монстр еще тут!

Август так энергично замахал ножками, словно пытался взлететь. Его действия заставили всех взрослых пони повернуться к Дэш. К сожалению, пегаска так и не нашла на потолке места, куда можно спрятаться, и лишь раздосадовано фыркнула.

— Я?! – Твайлайт нахмурилась. – Монстр?!

— Подожди, дорогая, – Рэрити остановила подругу и повернулась к Ави. — Продолжай, малыш. Расскажи нам всё.

Волна облегчения и воодушевления наполнила жеребенка. Ну наконец-то можно не скрывать!

— Сегодня утром, — малыш указал Октября, — Окти увидивал, как ненастоящая Твайлайт Спаркл не ухватала этот журнал… Как его там?.. Пони с чем-то там! А Окти рассказывал, что настоящая Твайлайт всегдашне покупает этот журнал! Тогда мы запоняли, что Твайлайт заподменили страшным монстром! Но взрослые бы нам незаверили! Потому мы сами решили добраться до чудища! И развоблочить его! Иначе оно бы всех–всех объело!

Малыш говорил быстро и жестикулировал ножками, пытаясь выразить бурлящий поток мыслей если не словами, то хотя бы жестами. Словно сейчас Август играл в самые важные в своей юной жизни шарады с особыми правилами.

— Мы не знали, что же нам заделать, — продолжил малыш. – Как развоблочить монстра? Но тут нам на помощь пришла мисс Рэинбоу Дэш!

Жеребенок показал копытцем на пегаску, словно представлял ее на вручении приза жеребячьих симпатий, не меньше. Странно, но судя по выражению лица Дэш, она не сильно радовалась своему триумфу.

— Мисс Рэинбоу Дэш засказала, где нам искать чудище! – добавил Август. – И просказала, что монстра надо попробовать занапугать! Мы перебежали на ферму с яблоками! Там мы хотели насыпать яблок под ноги, чтобы монстр завалился! Но не получилось! Появилась превредная сестра Окти и всё испортила!

Позади раздался слабый всхлип.

— Правильно «вредная»! – подал голос Октябрь.

— Эй, я всё слышу! – возмутилась Фолл.

Ави этого не заметил. Сейчас малыш был полностью поглощен рассказом. Ведь в кои то веке его слушают!

— Потом мы пытались задать монстру сладостей! — продолжил жеребенок. – В Сахарном Уголке! Ведь монстры не любят сладкое! Это мисс Дэш еще говорила! Но там на нас напал другой жуткий монстр! Такой страшнючий! С глазами и шлёпает всё время! Это точно один из тех, кого привел с собой главный монстр!

— Посыпочка… — неподалеку всхлипнул Февраль.

В комнате воцарилась полнейшая тишина. Все сейчас слышали только Августа, который, задыхаясь, пытался пересказать всё сегодняшнее приключение.

— Оно чуть не залопало Фева! – Август показал на Февраля и Май. – Мы еле убежали! Потом мы хотели подпролить монстра водой у тети Флаттершай! Но там злая ящерица чуть не напала на Окти! Май заоблила ее водой, и ящерица сдохла!

— Но мы ее оживили! – поспешила поправить Май.

Август вновь энергично закивал. Твайлайт сложила губы трубочкой.

— А после мы подошли сюда, идя за монстром! – Август указал на бутик. – Мы хотели уколоть монстра иголкой! Тогда монстр бы точно завратился в себя! Но Вы не отобратились!

Лицо малыша с радостного вдруг стало серьезным.

— Но в поразапрошлые разы мы не смогли напугать или заразозлить монстра! – добавил он, глядя на Твайлайт. – А значит, Вы можете быть еще монстром!

Жеребенок вскочил на ножки и опасливо сделал шажок назад. Взрослые пони переглянулись. Больше всех сейчас была обеспокоена именно Твайлайт.

— Значит, не совпадение… – вздохнула она. – Так, Август. Ты же Август, верно? Успокойся и давай по порядку. Что за «журнал»? Про «пони-с-чем-то-там»?

Ави почесал макушку. Как же он умудрился забыть название?

— Тот! – Август указал копытцем куда-то вверх. – Который Вы и Окти читаете! Его берут в книжном магазине. Там про заскучные штуки, которые пони заделывают, про науку и что-то там еще! И монстр сегодня его не купил!

— И ничего он не скучный! – сквозь плач возмутился Октябрь.

Твайлайт задумалась. Несколько мгновений она напряженно сидела, пока вдруг ее брови не прыгнули вверх.

— А-а-а! – протянула единорожка. – «Наука и пони»! Этот журнал?

Август закивал.

— Так я получила его еще вчера, — Твайлайт пожала плечами. — Ну… чуть раньше, чем он появился в общей продаже.

— Иногда хорошо быть лучшей ученицей Селестии, да, дорогая? – подмигнула подруге Рэрити.

Единорожки переглянулись. Выражение лица Твайлайт вновь стало озадаченным.

— Так значит из-за того, что я его не купила, — она вновь повернулась к Августу, — вы подумали, что я – это не я? Что меня подменили? Что я — монстр?

— Да! – радостно ответил Август. – И сейчас можете им быть! Я вам не заверяю!

Малыш воинственно надулся, после чего показал копытцем на Рэинбоу Дэш.

— А мисс Рэинбоу нам запомогла! – добавил Ави.

По лицу Дэш сейчас было понятно, что она бы предпочла тут вообще не находиться, ну или хотя бы, чтобы жеребенок ее не впутывал.

— Мисс Рэинбоу не отсдала нас, когда мы сбежали с урока мисс Чирили! – Август посмотрел на учительницу.

Выражение лица Чирили было очень сердитым, но часть этого недовольства теперь предназначалась Рэинбоу. Она сурово смотрела на пегаску, добавив к взглядам Твайлайт и Рэрити еще и свой, усилив тем самым давление. Но для Ави Дэш сейчас была тем самым героем, который, пока все им не верили и отворачивались, решилась и помогла в трудную минуту. Его сияющие глаза смотрели на пегаску. Она заметила это и ответила слабой улыбкой, но уже через мгновение стыдливо отвела взгляд куда-то в сторону.

— Мисс Рэинбоу подсказывала нам всё это время, что переделывать! – Ави повернулся к остальным пони. – Куда пошел монстр, как его отпугать и рассыпать яблоки! Как кинуть в монстра тортом! Монстры не любят сладкое! И как перевылить на него воду! Это чтобы рассердить монстра! Мисс Рэинбоу Дэш нам всё позаподсказала!

— А уколоть? – вдруг спросила Рэрити.

Август покачал головой.

— Не, мы сами! – ответил малыш. – А еще мисс Рэинбоу Дэш летала и искала пронастоящую Твайлайт Спаркл! Рэинбоу Дэш крутая!

Последние слова Август выговорил как можно громче. Пока малыш рассказывал, он почти забывал дышать, потому ему пришлось сделать паузу, чтобы отдышаться. Сердце бешено колотилось, но жеребенок был счастлив. Он прошел через целый марафон слов, где рассказал всё, как было. И судя по удивленным лицам пони, Ави сделал всё правильно.

— Так, позволь я уточню, — Твайлайт подняла правую ногу и указала на себя. – Сегодня утром вы решили, что я – не я, а страшный замаскированный монстр. После этого вы пытались насыпать мне под ноги яблоки, испачкать тортом, облить водой и уколоть. Всё это для того, чтобы монстр вылез наружу, и вы всех спасли. Я всё правильно сказала?

Август уверенно закивал. Губы Твайлайт Спаркл вытянулись, а глаза слегка прищурились. Единорожка повернулась к Рэинбоу Дэш и чуть наклонила голову.

— А в этом всё вам помогала Рэинбоу Дэш, — добавила она. – Да?

Ави вновь энергично закивал.

— Дело обрело совсем неожиданный поворот, — Рэрити посмотрела на свое копытце и похлопала ресницами.

— О, да… — согласилась Твайлайт.

Взгляды всех взрослых пони, в том числе родителей Фева и Май и сестры Октября, смотрели точно на голубую пегаску. Дэш насупилась, закатила глаза и скрестила передние ноги на груди.

— Да-да, хорошо! – фыркнула пегаска. – Не надо так на меня смотреть. Я признаюсь! Я помогала мелюзге! Но я только помогала! Всё остальное они сами придумали!

Твайлайт не выдержала и топнула. Она вытянула шею в сторону подруги.

— Дэш, чем ты только думала?! – вскипела единорожка. – Это же жеребята! Это же всё ужасно опасно! Почему ты их просто не вернула в класс?

— Это очень безответственно, дорогая, — кивнула Рэрити. – Даже для тебя.

Август удивленно захлопал глазами. О чем взрослые пони сейчас говорили, он не понял. Они же просто теряют время! Нужно сейчас ведь надо бежать ловить монстра!

— Нам надо заловить! – крикнул жеребенок. – Вдруг это всё еще монстр!

Ави поднял копытца, пытаясь привлечь внимание.

— Дорогой, нет никакого монстра, — улыбнулась Рэрити.

Единорожка подошла к малышу и села рядом. Ави напрягся, не зная, чего ожидать, однако её добрые глаза и улыбка выглядели успокаивающе. Рэрити нежно погладила его по спине.

— Вам просто показалось, — продолжила она. – Вот, смотри.

Пони поманила копытом Твайлайт, предлагая ей сесть. Как только та присела рядом, Рэрити взяла ее ногу и поднесла ближе к Августу. Малыш напрягся, настороженно посмотрев на ногу единорожки.

— Вот, смотри, — Рэрити дотронулась до копыта Твайлайт. – Совершенно настоящая! Потрогай!

Ави боязливо посмотрел на пони.

— Не бойся, малыш, — единорожка указала на ногу подруги. – Если вдруг она что-то сделает, я тут же тебя защищу!

В подтверждение своих слов Рэрити гордо подняла голову и копыто, воинственно им махнув. Это подействовало, отогнав опасения Августа. Во всяком случае, даже если это будет злой монстр, то он все равно сидит близко ко взрослым пони. А они точно помогут. Жеребенок осторожно поднял копытце и дотронулся до шерстки Твайлайт. Это оказалась нога обыкновенной пони. Совершенно обычная. Ави почувствовал, как ему стало неимоверно легко, словно до этого момента он тащил что-то тяжелое. Жеребенок улыбнулся.

— Я же говорила, что это точно не страшный монстр! – Рэрити тоже дотронулась до ноги подруги. – К тому же, вы все ее сегодня сильно напугали! А монстры точно не могут бояться, ведь они же монстры!

Ави поднял голову и посмотрел на Твайлайт.

— Это точно! – подтвердила та. – А еще сегодня меня кое-кто меня очень сильно разозлил!

Сердитый взгляд скользнул на Рэинбоу, от чего пегаска поморщилась.

— И я уколола ее иголкой! – хихикнула Рэрити.

Поймав на себе шутливый взгляд осуждения от подруги, светло-серая единорожка приставила копыто к подбородку.

— Сладким, правда, в нее сегодня еще не кидали… — задумчиво добавила Рэрити. – Но глядя на ее бока…

— Извините? – выпалила Твайлайт.

Она вытянула шею и сердито нахмурилась.

— …которые пока в отличной форме! – улыбка Рэрити стала еще шире. – Если, конечно, она не будет так часто бывать у Пинки.

— В… В каком смысле?! – Твайлайт подбоченилась.

Осмотрев себя со всех сторон, она недовольно посмотрела на подругу. Та ответила лишь милой улыбкой, которая была сильнее наигранного возмущения подруги.

— Ну… может чуть-чуть… — Твайлайт прикрыла копытом румянец.

Рэрити вновь повернулась к Августу и погладила его по спине.

— Вот видишь, – добавила она. – Совсем настоящая и совсем не монстр.

На лице единорожки мелькнуло сомнение.

— Ну, кроме, разве что, выбора одежды… — быстро вполголоса добавила она.

Грациозно взмахнув гривой, словно отбивая очередной недовольный взгляд подруги, Рэрити прокашлялась.

— Так что ни тебе, ни твоим друзьям, нечего бояться, — продолжила единорожка. – Верно?

Август посмотрел на копыто Твайлайт, после чего взглянул на лицо единорожки. Вроде бы всё так, как говорила Рэрити. Те же глаза, та же грива, тот же цвет шерстки. Даже на ощупь она была обычной пони. Малышу странно было осознавать это. Получается, что весь сегодняшний день – это просто напрасная ерунда? Они зря сегодня так рисковали? А особенно он сам, ведь он нарушил уговор и все правила папы и мисс Чирили. Нет, это не могло быть так! Жеребенок просто отказывался в это верить.

— Но ведь мисс Рэибоу Дэш… – на глазах Ави выступили слезы. – Она сама зарасказала… Что это монстр!.. И мы должны помочь!..

— Ну-ну, всё хорошо, — Рэрити успокаивающе погладила малыша по спине.

Рядом с ней села Чирили. Она тоже погладила Августа по голове и улыбнулась. Ее лицо больше не было сердитым, скорее грустным. Это было странно.

— Не расстраивайся, Ави, — сказала Чирили, продолжая гладить малыша. — Никто на вас не сердится. Главное, что вы все в порядке. Ты не представляешь, как мы все перепугались, пока искали вас!

Малыш шмыгнул носом, вытерев ножкой влажные глаза. Слова учительницы родили робкую надежду, что он не останется в своей комнате до старости.

— Так… вы не монстр?.. – Август посмотрел на Твайлайт.

Единорожка покачала головой, после чего наклонилась и обняла малыша. Объятия оказались приятными и теплыми. Прямо как у обычной, и, самое главное, совершенно настоящий пони. Отстранившись, она широко улыбнулась и потрепала гриву малыша.

— Конечно, нет, — хихикнула Рэрити. – А мисс Дэш просто чуть-чуть вам подыграла.

Глаза Твайлайт выпрыгнули из орбит.

— Подыграла?! – фыркнула единорожка. – Да она чуть не покалечила их этим своим дурацким розыгрышем!

Рэинбоу громко рыкнула и потеребила свою радужную гриву. Твайлайт и Дэш принялись сверлить друг друга сердитыми взглядами.

— Да что ты прилипла?! – Деш подняла копыта перед собой. – Тебе же сказали, что это не я!

— Ты должна была вернуть их в класс! — топнула Твайлайт. – А не пугать малышей дурацкими историями и пытаться подшутить таким образом надо мной!

Лицо Рэинбоу налилось краской.

— Ничего страшного не случилось! – продолжала защищаться пегаска. — Я следила за ними! СЛЕ-ДИ-ЛА! Всё было под контролем! ПОД КОНТРОЛЕМ! КОН-ТРОЛЬ! Он в словаре на букву «К»!

Не отрывая глаз от подруги, Твайлайт указала в сторону остальных малышей – напуганных Май с Февралем и Октября, который вдобавок ко всему был еще и расцарапан. После этого единорожка второй ногой обвела устроенный беспорядок.

— Это, значит, «под контролем»?! – сквозь зубы прошипела Твайлайт.

Рэинбоу закатила глаза, закрыла лицо и зарычала.

— Дэш! – Топнула Твайлайт. – Это же жеребята! Чем ты думала?! А что если бы случилось что-то еще более ужасное, чем это?!

— АР-Р-Р-Р!!! – не выдержала пегаска. – Ну и зануда же ты сегодня! Лучше бы ты и вправду оказалась страшным монстром!

От возмущения грудь Твайлайт выпятилась, а челка подпрыгнула, вторя негодованию хозяйки.

— Что?! – возмутилась единорожка. – Я?! Да разве это я?!..

— АВГУСТ!

По комнате пронесся строгий окрик. Не узнать его для Ави было просто невозможно. И если после слов мисс Чирили у него и была робкая надежда, то теперь всё утонуло в пучине ужаса. Этот громогласный возглас словно сковал малыша невидимыми цепями. Внутри у Августа похолодело, а ушки прижались к затылку. На пороге бутика Карусель стоял ни кто иной, как его отец.

— А ну быстро сюда! – рыкнул он.

Копыто папы показало рядом с собой. Невидимые силы подхватили жеребенка и повели его к родителю. Даже если бы Ави и хотел сопротивляться, то точно бы не смог. Пока Август шел на свой эшафот, папа посмотрел на остальных пони. Выражение его лица с сурового и сердитого сменилось на расстроенное и извиняющееся.

— Я хочу извинится за всё, что тут произошло, — голос отца стал мягче. – Я сейчас разберусь с сыном и вернусь, чтобы помочь с беспорядком.

Ави вдруг замер на секунду, не дойдя половины пути, и оглянулся на остальных.

— Август! – отец топнул.

Малыш испуганно пригнулся и зарысил к папе.

— Нет-нет, не стоит с ним так… — попыталась вступиться Рэрити.

— Я понимаю, мисс Рэрити, — перебил ее жеребец. – Не волнуйтесь, я сам с ним разберусь. Еще раз, пожалуйста, все извините.

Суровый взгляд упал на Августа.

— Пойдем! – скомандовал отец.

Больше не говоря ни слова, он развернулся и вышел наружу. Понурый Август поплелся следом. Самое страшное, что должно было случиться, только что произошло. Пришло время принять неизбежное.


Поздний вечер погружал Понивилль в безмолвие, предваряя наступление ночи. Щебет птиц умолк, с улиц стали уходить жители, а в каждом домике загорался теплый свет. Ветерок лениво трепал кроны деревьев, убаюкивая шелестом листвы тех, кто еще пока оставался на улице.

К сожалению, приятный вечер никак не отзывался внутри Августа, молча идущего позади отца. После того, что произошло в бутике «Карусель», папа с ним не разговаривал. Он отвел Ави в комнату и очень строго запретил выходить. И даже не смотря на то, что Август остался один, он не осмелился нарушить это правило. Не было даже желания полазить по дому, пока никто не видит. Чувство вины вместе со страхом сдавили малыша и не давали даже нормально дышать. Пред Августом вновь и вновь мелькали сцены разговора у мисс Чирили и долгой и неприятной беседы с отцом дома, где он обещал перестать себя вести плохо. Но не прошло и дня, как жеребенок устроил что-то гораздо хуже, чем изваляться в муке и забежать в мэрию. Конечно, можно попробовать оправдаться, сказать, что это не Август и что это не его идея. Что, как и говорила мисс Чирили, это всё они придумали, а мисс Рэинбоу Дэш им подыграла, но папа не будет слушать. Разве троица жеребят — правильная и послушная Май, ленивый и охочий до сладостей Февраль и Октябрь, один из самых тихих и успешных учеников мисс Чирили, за которыми подобного никогда замечено не было, устроили бы грандиозную шалость и поставили весь Понивилль на уши? И во всем этом им помогала Рэинбоу Дэш? Папа даже слушать не будет.

Это был финальный аккорд. После сегодняшнего дня Августу официально и бесповоротно наступил конец. Следующий раз из дома он, наверное, выйдет только когда все остальные уже вырастут, заведут своих жеребят и даже уедут из Понивилля. Август представил, как из деревеньки все-все уехали, потому что выросли, и Понивилль превратился в пустынное место. И жить в нём остался только Август, запертый в своей комнате в качестве наказания за содеянное.

Мысль заставила жеребенка поежиться. Действительно, это похоже на самое ужасное наказание. Однако внутри малыш уже начал понемногу с этим смиряться. Обида и сожаление от того, что всё сегодняшнее приключение было лишь фантазией Августа и его друзей, утонули в бескрайнем океане печали. А когда папа вернулся через несколько часов, он сказал Августу собираться. Отец хотел отвести Августа к Твайлайт Спаркл и за всё извиниться. А завтра Ави пойдет извиняться и перед остальными пони, которых он мог обидеть или рассердить своей выходкой. Но это уже не пугало. Малыш пережил сегодня все свои самые жуткие страхи, и моральных сил уже не осталось. Жеребёнок понуро шел за отцом, готовый принять всё, что он заслужил.

Копыта отца и сына ступили на мостик. Отсюда до библиотеки Золотого Дуба оставалась всего несколько минут ходьбы, но вдруг отец резко остановился прямо посередине моста. Август удивленно наклонился вбок, пытаясь разглядеть, что заставило его замереть. Однако впереди было пусто.

— Знаешь, Ави… — вдруг произнес отец.

Он глубоко вздохнул, после чего обернулся и посмотрел на Августа. Жеребенок напрягся и отвел взгляд в сторону. Сейчас, как обычно, папа начнет говорить о том, как Ави плохо поступил, не сдержал обещание, опять набедокурил и вел себя ужасно. Малыш всё ждал, когда же этот разговор начнется, но от самого дома жеребец не проронил ни слова. Видимо, этот тяжелый и невыносимый момент настал.

— Я расстроен, — добавил папа.

Он глубоко вздохнул, сел, оперся спиной на оградку моста и опять замолчал. Августу было непонятно это странное ожидание. Как будто сейчас его очередь что-то сказать или что-то сделать. Но что? Обычно всё было наоборот – Ави должен был внимательно слушать, грустить и осознавать, как плохо он себя вел, а потом принять неизбежное. Но сейчас было совершенно иначе. Малыш осторожно поднял взгляд и посмотрел на отца.

Вечерний сумрак окутал всё вокруг, однако лицо папы, на удивление, было видно очень хорошо. И, почему-то сейчас, оно не казалось рассерженным или злым. Папа выглядел совершенно не так, как после очередной выходки Августа, сейчас он был грустным. Тонкая линия губ была прямой, не такой, когда он злится – загнутой по углам, а грустный и не выспавшийся взгляд подчеркивали синяки под глазами.

Момент, казалось, превратился в вечность. Выносить печальный взгляд отца и его молчание Августу было тяжело. Но малыш не знал, что делать. Обычно это он сидел и слушал, а сейчас-то что? Может папа ждет от него какой-то ответ? Надо что-то сказать? Слишком много вопросов бились за право занять место главенствующего в голове Августа, превращая все мысли в какую-то кашу, от которой становилось еще больше не по себе. Голова начала кружиться, а в груди появилось какое-то давящее чувство, отчаянно ползущее к горлу, словно пытаясь выбраться наружу, как пленник в глубокой яме. Жеребенок сглотнул, но горло уже успело пересохнуть, родив еще больше неприятных ощущений.

Может сказать просто «извини»? Но это не казалось хорошим вариантом. Малыш раньше так часто говорил это слово, что папа сердился еще больше. Но вот почему-то именно сейчас Ави чувствовал, что он должен сказать хоть что-то. Хотя бы для того, чтобы избавиться от этого жуткого молчания.

— Из…извини… — голос Августа был тихим.

Из-за пересохшего горла получилось чуть с хрипотцой. Малыш опять сглотнул, пытаясь убрать эти неприятные ощущения. В горле закололо. Но отец ничего не сказал, а продолжал молчаливо смотреть на сына. Теперь стало еще невыносимее, и малыш отвел взгляд.

— Тебе не надо извиняться, — сказал папа.

Малыш удивленно заморгал. Если до этого было непонятно, что делать, то сейчас… А что там идет после «непонятно»? «Вообще непонятно»? Увидев замешательство в глазах сына, папа улыбнулся. Он глубоко вздохнул, зажмурился и потер глаза.

— Я знаю, что уделял тебе мало времени, Ави, — продолжил он. – Но я хочу это исправить.

Былые переживания и неприятные ощущения как будто умолкли внутри Августа. Пусть малышу было непонятно, что сейчас происходит, но вдруг стало легче. Как будто с малыша сняли что-то тяжелое и выкинули в сторону. Даже получилось вздохнуть полной грудью, от чего у Ави закружилась голова.

— Посмотри туда, — папа указал на небо.

Малыш посмотрел вверх. Темно-синяя пелена уже покрылась маленькими мерцающими точками. Их было невероятно много. Куда бы Ави не посмотрел, взгляд бы нашел огромное количество звезд. Малыш когда-то даже хотел пересчитать их все, но выдержки у него хватало на полчаса, потому что запутался, какую он уже посчитал, а какую еще нет.

— Видишь, сколько их? – спросил папа.

Август кивнул.

— Все они яркие, каждая по-своему, — продолжил отец.

Внезапно папа подхватил Августа и поднял над головой. От неожиданности малыш замер, успев только вдохнуть. Сейчас Перед собой он мог видеть только лицо отца. И он широко улыбался. Ави почувствовал, как стало теплее, и улыбнулся в ответ.

— Но для меня самая яркая звездочка из всех, — улыбка отца стала еще шире, – это ты, Ави.

С этими словами папа крепко обнял Августа и прижался щекой к его макушке. Маленький ручеек тепла, что появился внутри Ави недавно, в одно мгновение превратился в мощную реку. Тепло заполнило малыша от кончиков ушей до хвоста. Этот бурный поток как будто смыл все переживания сегодняшнего дня, и те, которые одолевали малыша от самого дома. Казалось, если бы не папа, Август бы точно взлетел.

— Я может иногда и кажусь тебе очень строгим, — усмехнулся отец, — но это потому, что я очень-очень тебя люблю. И я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Папа отстранился и, глядя малышу в глаза, погладил его по голове.

— Я очень за тебя переживаю, — продолжил он. — Потому, если вдруг что-то случится, то ты знай, что рядом есть я. И ты всегда можешь рассказать мне всё, каким бы глупым тебе это ни казалось. Всё, что ты говоришь – для меня важно.

Поток теплых чувств смыл всё самое неприятное и превратился во что-то другое. Что-то такое, для чего Август не мог придумать название, но точно его чувствовал, пока сидел в объятиях папы. К глазам подступили слёзы, а губы малыша непроизвольно сжались. Перед глазами промелькнул сегодняшний день со всеми страхами и чудищами, а также с тем, что Ави ожидало бы после того, как всё закончится. Но все это прогнала папина улыбка. Ави крепко прижался к груди отца, тихо шмыгнув носом.

— Я всегда тут и я защищу тебя, — папа погладил малыша по спине. – Не важно, от кого. Даже от самого злого и страшного чудища.

Для Ави эти слова стали чем-то необъяснимо приятным. Сейчас слушая папу малыш чувствовал, что бояться нечего.

— Ты не насердиваешься? – Ави поднял голову.

Жеребенок шмыгнул носом и вытер его ножкой.

— Сердился, — кивнул папа. – Очень сильно. Но…

Он неожиданно умолк. Папа и Ави некоторое время сидели безмолвно, пока тот молчаливо смотрел на малыша. И вот опять, это теплое чувство внутри Ави как будто бы стало еще сильнее. Вот бы оно никогда не проходило! Наконец, папа вздохнул и погладил Августа по голове.

— Но сегодня я много думал о нас с тобой, — продолжил жеребец. – И многое понял. И перестал сердиться. Ты просто такой, какой ты есть, и я люблю тебя именно таким.

Папа вновь крепко обнял малыша.

— И даже если ты задумаешь какую-то шалость, — голос отца стал задорнее, — то обязательно рассказывай о ней мне!

Август удивленно нахмурился. Вытерев глаза, жеребенок несколько раз моргнул.

— Но ты же тогда заскажешь «нет»! — жеребенок шмыгнул носом и поднял копытца. – Скажешь «Август, никуда ты низайдешь!»

Улыбка на лице папы стала еще шире, пока не превратилась в смех.

— Ну почему сразу «нет»? – он потрепал гриву малыша. – Мы с тобой как раз сможешь это заобсуждать! Вдруг я смогу переубедить тебя? Или подскажу, как сделать еще веселее!

Папа подмигнул и хитро посмотрел на Августа.

— Ты разве так любишь делать?! – малыш ошеломленно вскинул брови.

Жеребец пожал плечами и почесал затылок.

— Точно не знаю, – усмехнулся он, — но нам определенно стоит попробовать!

Папа опять засмеялся, заразив и Ави. После такого малыш не мог оставаться в стороне и тоже захихикал. Весь сегодняшний жуткий день и еще более жуткий вечер окончательно превратились во что-то пустяковое и не такое жуткое. Август вновь крепко обнял папу.

— Пойдем, малыш, — папа погладил малыша по голове. – А то уже поздно, а мы еще должны успеть в библиотеку к мисс Спаркл.

— А это заобязательно? – Август надул губы.

Лицо отца на мгновение изменилось. Он сложил губы трубочкой и приставил копыто к подбородку. Сейчас оно выглядело очень смешно, и малыш вновь засмеялся.

— Ну… — протянул папа. – Отвечать за свои поступки всё же надо. К тому же, по словам мисс Спаркл, она, тоже сильно испугалась. Ей будет приятно узнать, что с тобой всё в порядке. А еще…

Папа пристально оглянулся, после чего наклонился к уху малыша, словно их кто-то подслушивает.

— Мы возьмем у нее одну очень важную книжку! – шепнул отец.

Жеребец подмигнул и потрепал гриву Августа, заставив малыша удивленно нахмурился.

— Я знаю, что сказки ты не очень любишь, — папа пожал плечами, — но это потому, что я не читал тебе самые интересные. А я как раз знаю парочку! Эта тебе точно понравится! Только нужно зайти к мисс Спаркл, попросить у нее прощения и взять её. Идет такой план?

Август радостно закивал.

— Тогда вперед! – махнул папа.

Библиотека Золотого Дуба в сумерках казалась еще больше, чем обычно. Высокое дерево с множеством зажженных окон, часть из которых пряталась в пышной кроне, выглядело очень уютно. Там же, среди листьев на самой верхушке, виднелся балкон с подзорной трубой, куда Ави со всем классом ходили смотреть на звезды. этот урок в библиотеке малышу понравился больше всего, жаль только что было очень поздно, и он быстро завершился. Может, стоит попросить у папы купить телескоп? Идея понравилась Августу, но малыш решил отложить ее на потом.

Золотой Дуб был довольно интересным местом, даже несмотря на то, что Ави не любил все эти скучные книги. Интересен для малыша он был в первую очередь тем, что этот дуб был куда больше внутри, чем казался снаружи. Прямо какая-то вселенская загадка! С виду в него могла поместиться всего пара пони, а в действительности они с легкостью вошли туда всем классом.

— Осталось совсем чуть-чуть! — подмигнул папа, когда они оказались рядом с входной дверью. – Готов?

Ави улыбнулся и несколько раз кивнул. Путь сюда уже не казался наказанием или пыткой. Теперь, полный воодушевления и легкости Август хотел узнать, что же там за сказка такая, о которой говорил папа.

Отец постучал. Через несколько мгновений за дверью послышались шаги, после чего она отворилась, проливая наружу яркий и теплый свет. Август даже на секунду зажмурился, давая глазам время привыкнуть. На пороге показалась Твайлайт Спаркл.

— Ох, это вы! – ее лицо засияло радостью. – Добрый вечер! Честно сказать, я все же думала, что вы решите прийти завтра.

— Добрый вечер, мисс Спаркл, — поздоровался отец. – Лучше все дела сделать сразу. Мы не слишком припозднились? Пришлось чуть-чуть задержаться, чтобы поболтать.

С этими словами жеребец потрепал гриву Августа и широко улыбнулся. Ави хихикнул.

— Вдрасте! — малыш вскинул копытце и помахал Твайлайт. – А еще нам нужнова книга! Самая интересневая!

Видя улыбающееся лицо малыша, единорожка улыбнулась еще шире. Она мельком взглянула на папу и кивнула ему, после чего опять посмотрела на Августа, хихикнула и помахала ему в ответ.

— Тогда вы точно по адресу! — она шире открыла дверь, пропуская Ави с папой внутрь. – Заходите!

Отец и сын вошли в круглое, просторное и очень светлое помещение. Все стены тут были оборудованы под книжные полки, на которых этих книг, как казалось Августу, было примерно столько же, сколько и звезд. В дальнем конце виднелась витиеватая лестница на второй этаж, где была спальня и, конечно, стены-полки с кучей книг. В самом центре стоял круглый столик, на котором виднелся чайник, пара чашек с блюдцами и еще кое-кто. За столиком сидела темно-синяя земная пони с длинной голубой гривой с кудряшками на кончиках. Её голубые глаза смотрели на Августа, а сам пони улыбалась. Большинство взрослых в городе Август знал, но эту кобылку видел впервые.

— Ах так вот какая она! – она зааплодировала. – Звезда твоего сегодняшнего дня!

Пони встала со стола и направилась к Августу с отцом.

— Извините мисс Спаркл, — папа виновато почесал затылок. – Я не думал, что у вас гости.

— Ой, нет, нет, всё нормально! – за Твайлайт ответила её гостья. – Вы как раз кстати!

Твайлайт согласно кивнула и указала на пони.

— Познакомьтесь, — добавила единорожка, — это моя подруга по переписке из Кантерлота — Вайлдфловер.

— Ну, брось, уже ведь увиделись, — та подмигнула. – Значит уже не только по переписке!

Пони мило захихикали. Услышав, что кобылка не местная, папа тут же шагнул ближе.

— О, так Вы первый раз у нас? – с энтузиазмом начал жеребец. – И надолго? Я бы мог вам показать город, если хотите!

На лице папы появилась знакомая Августу улыбка, а сама фигура отца стала стройнее и подтянутее. Малыш еле слышно вздохнул и закатил глаза. Хоть бы сейчас не началось…

— О, это так мило и приятно, — Вайлдфловер чуть склонила голову набок, — и я бы с радостью согласилась! Но я в Понивилле проездом. Спешу на важную встречу в Лас Пегасусе. Вот урвала вечерок, чтобы пообщаться со своей подружкой лично.

Кобылка указала на пару внушительных чемоданов, которые стояли около дальней стенки.

— Завтра ранним утром уже всё, убегаю, — добавила она и сокрушенно покачала головой. — Так что вы уж извините.

Вайлдфловер одарила папу теплой улыбкой, но Ави не мог не заметить толику разочарования, которая промелькнула на лице жеребца. Взгляд кобылки переместился на Августа.

— Так это ты у нас Август? – кобылка помахала. – Привет, я Вайлдфловер! Но ты можешь звать меня Вайлди!

Свое имя кобылка назвала, чуть повысив голос, что показалось жеребенку забавным. Малыш засмеялся.

— Я Ави! – ответил он и помахал кобылке копытом. – Привет!

Вайлдфловер нагнулась ближе и сложила губы трубочкой.

— Ух, какой ты милашка! – добавила она. – Почти оружие массового умиления!

Странно, но Августу эта незнакомая пони показалась очень милой. Обычно когда кто-то так делал, это малыша раздражало, но почему-то сейчас это было очень забавно. Вайлдфловер повернулась к отцу.

— Знаете, а Вы больше похожи на его брата! – она прищурила один глаз.

Отец лишь усмехнулся и пожал плечами, отведя взгляд в сторону.

— Только не обижайтесь! – поспешила добавить Вайлдфловер. – Это был комплимент!

Кобылка выпрямилась и вновь одарила отца теплой и озорной улыбкой.

— Ну, если так, то спасибо, – усмехнулся папа и почесал затылок. – Очень приятно.

Его взгляд перешел на Твайлайт, а сам жеребец тронул Августа за спину, привлекая его внимание.

– Ави хочет вам кое-что сказать, мисс Твайлайт, — папа указал на малыша. – Давай, Ави.

Август сделал глубокий вдох. Удивительно, но сейчас сказать эти слова казалось очень просто. Жеребенок недолго думая сделал шажок вперед.

— Извините, мисс Твайлайт, — малыш смотрел точно на единорожку. – Я незавхочивал сделать вам неприятно. Я больше так не буду заделывать. Не сердитесь…

После этих слов малыш прикусил губу, продолжая смотреть на единорожку. С души как будто свалился еще один камень.

— Ты мой молодец! – папа погладил Ави по голове.

Твайлайт не выдержала такого взгляда Августа и еле слышно хихикнула. Она расплылась в теплой улыбке и наклонилась чуть ближе к Августу.

— Я тебя прощаю и нисколько не сержусь, — единорожка погладила малыша по голове. – По рассказам твоих друзей у вас был очень тяжелый день.

Они на мгновение посмотрела на папу, а после вновь повернулась к Ави.

— Они нам всё-всё рассказали, — продолжила Твайлайт. – И даже то, что у тебя был уговор с папой и мисс Чирили. И поэтому они очень просили, чтобы тебя не наказывали. Ведь ты, как ответственный пони, сразу отказался принимать во всем этом участие.

В подтверждение своих слов Твайлайт подняла переднюю ногу и кивнула.

— Но, зная, что твоим друзьям нужна помощь, — продолжила единорожка, — ты не побоялся и опять пошел против правил. Хоть и знал, что тебя ждет.

В магическом захвате Твайлайт появилась фиолетовая книжка с золотой подковой. Она выглядела очень необычно и сильно отличалась от обычных. В ней виднелось множество закладок разных цветов и размеров.

— Это наш Журнал Дружбы, — она поднесла его ближе к Августу. – Мы ведем его с моими подругами. Мы записываем сюда всё, что с нами происходит. Это позволяет нам учиться друг у друга тому, что же такое настоящая дружба.

Твайлайт раскрыла книгу, показав несколько страниц, которые были заполнены разными почерками, а на некоторых даже были простенькие рисунки.

— А сегодня, Август, — добавила единорожка, — ты показал одно из самых красивых проявлений Дружбы. Я не могла это не записать!

Август посмотрел на страницы, плотно исписанные аккуратным почерком. Разобрать некоторые слова было довольно сложно, потому что одни были какими-то очень умными, а другие малыш вообще видел в первый раз. Но то, с каким воодушевлением Твайлайт рассказывала о ней, говорило, что книжка очень-очень важная. Надо будет обязательно рассказать о ней Февралю! Особенно то, что Август ее видел, а он – нет! Пусть он лопнет от зависти! От этой мысль Ави захихикал.

— Потому я хочу сказать тебе спасибо, — единорожка погладила малыша по голове. – Ты большой молодец. И я думаю, что не надо сердиться за всё то, что ты сегодня сделал.

Она вопросительно посмотрела на папу. Тот, в свою очередь поднял копыта и усмехнулся.

— А никто уже и не сердится, — папа погладил Ави по спине. – Главное, что с нами всеми всё хорошо!

Подмигнув сыну, он потеребил гриву малыша.

— Спасибо! – Ави посмотрел на папу и Твайлайт.

Передняя нога Вайлдфловер приобняла единорожку, а сама кобылка положила ей голову на плечо.

— Если бы ты мне сказала, что сегодня у тебя будет так много сладкого, — она указала на Августа, — я бы не покупала эти дурацкие кексы! А взяла бы из дома свой лучший Кантерлотский чай!

Глядя на Ави, она облизнулась и укусила воздух.

— Так бы и съела! – Вайлдфловер прищурилась.

— Нивдагоните! – крикнул Ави.

Малыш помахал копытцами, после чего вскочил и прыгнул к папе. Спрятавшись за его передние ноги и жеребенок высунулся и скорчил рожицу. Вайлдфловер с Твайлайт громко расхохотались.

— Ой, я не могу! – земная пони протерла глаза. – Теперь я жалею, что не смогу остаться тут у вас чуть подольше.

— Тогда заезжайте к нам еще! – тут же добавил папа. — Как сможете, конечно!

Вайлдфловер вытерла глаза и закивала.

— Теперь уже точно! – добавила она.

В этот момент Август почувствовал, как голова почему-то начала становиться очень тяжелой. Если бы не нога папы, малыш, скорее всего, бы точно свалился. Но отец был тут как тут, подхватив сына.

— О-о, у нас тут сонная ситуация! — хихикнула Твайлайт.

Взрослые пони посмотрели на Августа, у которого сон отбирал последние силы. Глаза малыша уже начали слипаться, а стоять становилось просто невозможно. Усталость, наконец, взяла свое.

— Увы, но нам уже пора, — вздохнул папа. – Мисс Спаркл, можно книгу?

— Ой, — спохватилась она. – Конечно, конечно!

Единорожка развернулась и направилась к одному из стеллажей. Она ловко нашла нужную книгу, подхватила ее телекинезом и принесла папе.

— Всё, как Вы и просили, — Твайлайт указала на сборник. – Эти истории ему точно понравятся!

— Не сомневаюсь, — отец взял книгу. – Большое вам спасибо! За всё.

Жеребец повернулся к Вайлдфловер.

— А вас будем рады видеть вас у нас снова, — добавил он. – Заезжайте в любое время. Я с радостью покажу вам город. Он маленький, но посмотреть есть на что!

— В этом не приходится сомневаться! – Вайлдфловер показала на засыпающего Ави.

Папа осторожно приподнял падающего с ног Августа и посадил себе на спину. Малыш инстинктивно схватил его гриву копытцами, широко зевнул, после чего прижался к шее папы и тихо засопел.

— Ох, я сейчас растаю! – шепнула Вайлдфловер.

Она легонько толкнула Твайлайт, после чего обе кобылки захихикали.

— Пока, пока, – они помахали Августу и отцу. – Спокойной ночи вам!

Весь путь домой Ави уже не помнил. Сон крепко обнял малыша, забрав его с собой в мир грез. Видимо, сказку придется все же отложить на завтра.

Комментарии (7)

+4

Душевно. Очень даже, особенно если не обращать внимания на разбежавшийся кое где регистр...

repitter
repitter
#1
0

Это не я, это оно само. Я ничего не нажимал!

Archi
Archi
#2
+3

Жеребячья милота.

Кайт Ши
Кайт Ши
#3
+2

Шикарная работа. Очень зашло.

Docfu
#4
+2

А заводилой казалась девчонка — судя по иллюстрации. Такой образ Пеппи Длинныйчулок...

Кайт Ши
Кайт Ши
#5
0

Это Миссис Марпл!

Archi
Archi
#7
+5

Вот до чего доводят фанфики Арчи. Задумайтесь, люди!

doof
doof
#6
Авторизуйтесь для отправки комментария.