The New World

Группа исследователей отправляется в далёкую галактику, чтобы совершить научное открытие, обнаружив жизнь на новой планете. Но главный герой, игнорируя инструкции, поступает иначе.

Твайлайт Спаркл Лира Другие пони Человеки

Там, где кончается мир: Последняя луна

Охота. Это слово всегда навевает мысли о разгорячённой погоне за всё ускользающей и ускользающей прямо из-под носа добычи, о громком стуке крови в висках, о небывалом охотничьем азарте. Но что, если вы не охотник, а та самая добыча? Что, если на спасение есть всего один шанс?

ОС - пони

Фларри Харт чихает

Вся Кристальная империя помнит, что случилось, когда малышка Фларри Харт некстати расплакалась. А ведь ребёнок может и чихнуть!

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Флари Харт

То, о чём забыла Принцесса Луна

Принцесса Луна пытается понять, кем же она стала после возвращения из тысячелетней ссылки. Чудовищем? Страшилкой для детей? Или и вовсе лишней пони в мире гармонии и всеобщего счастья?

Принцесса Луна

То ужасное чувство

Принцесса Селестия что-то забыла. Но что?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Робинзонада Данте

Попаданец. Это и краткое описание, и сюжет, и диагноз. Всякие там Сьюшки и self-insertion'ы. Ну, вы знаете, как это бывает.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон Дискорд Человеки Сестра Рэдхарт

Пони-ниндзя

Пони-ниндзя

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Все пони развлекаются... этим?!

Две сестры, что редко встречаются из-за различий во вкусах и образа жизни. Прогулка по дворцу Кантерлота, как самому красивому месту, что может случиться там, когда настроение у них поднимается выше допустимой отметки? Конечно же приключение! Ведь двери во дворце Кантерлота скрывают порой вещи, которые могут не только удивить, но и смутить...

ОС - пони

Метро 2543

В один прекрасный день минотавру Майку предстоит провести ещё один караван сквозь одну из самых больших и глубоких искуственных пещер, когда-либо созданных человечеством.

Другие пони

Секретная служба Её высочества

Выпускник военной академии Томас Райан поступает на службу в седьмой отдел Секретной службы её Высочества. Что его там ждёт - обычная бумажная работа или что-то поинтереснее? Ну, во всяком случае найдёт он там гораздо больше, чем ожидает.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 5. "Внезапная" встреча Глава 7. Деловой завтрак

Глава 6. После Солнцестояния

Принцесса Селестия объясняет Каденс свои мотивы, подвигнувшие её перевести профессора Спаркл в свою Школу Одарённых Единорогов, а Вельвет — причины своего недовольства.

На следующий день Каденс рано проснулась и рассеянно смотрела в окно.

"Надо поговорить с тётушкой. Её решение относительно Спарклов меня беспокоит," — подумала она и начала приводить себя в порядок. Однако, едва она вышла из своих покоев, к ней обратился стражник.

— Ваше Высочество, вам просили передать это письмо, — произнёс лейтенант, в котором Каденс с удивлением узнала Стар Файнтера. Письмо, вернее записка, оказалась от Вельвет.

Дорогая Каденс

Прошу тебя как можно скорее прибыть в наш Дом, мне нужна твоя помощь.

Вельвет Спаркл

— Спасибо, лейтенант, можете идти, — сказала она, и Стар Файтер с чувством выполненного долга отправился по своим делам.

Принцесса Любви же поскакала в столовую, где её уже ждала тётя.

— Доброе утро, Каденс, — приветствовала её Селестия.

— Доброе утро, тётушка, я хочу с тобой поговорить.

— О Вельвет? — спросила принцесса Солнца — Хорошо. Я покажу тебе кое-что после завтрака.

— Но её перевод...

— После завтрака, — не допускающим возражений тоном, который тётя Тия применяла очень редко в отношении кого бы то ни было, закончила солнечная пони.

Завтрак прошёл в тишине, а затем белая аликорна повела свою племянницу в дальнее крыло. Тут редко убирались, но пыль почти не оседала на полах и картинах. Одна из них, ранее не виденная Каденс, заставила её распахнуть от удивления рот. На ней были изображены Стар Свирл Вортекс, также известный как Стар Свирл Бородатый, ещё довольно молодой, и белый пегас с розовой гривой, в котором Каденс узнала свою тётушку Тию в молодости. Более того, они явно... миловались.

— Да, это я и мой первый муж, Стар Свирл. Мне до сих пор не хватает его верного плеча. Мне не хватает всех их, — сказала она, глядя на следующую картину, где стояли девять пони, четверо жеребцов и пять кобыл. Одной из них была молодая Селестия, а та стоящая рядом с ней синяя единорожка без сомнения была Луной. Они стояли в центре композиции. Слева стояли жеребцы, один из них, глубокого синевато-зелёного цвета единорог, отдалённо напомнивший Каденс Найт Лайта, стоял чуть ближе к Селестии и Луне, чем другие, как будто дополняя пару принцесс. Остальная троица была представлена всё тем же Стар Свирлом, коричневым пегасом в шлеме и плаще и здоровенным жеребцом земнопони голубого цвета рыжевато-золотистой гривой и белыми подпалинами. Три кобылы тоже принадлежали к разным племенам: высокая царственная единорожка с платиновой гривой и голубыми глазами, голубая земная пони с красной гривой и пегаска цвета красной глины с бирюзовой гривой и хвостом.

— Это же...

— Столпы Эквестрии, первые герои нашей страны. Её основатели и хранители. И две девчонки, вся заслуга которых в том, что они родились в нужной семье.

— Но затем эти кобылки показали, что не зря носят свой титул, — произнесла Каденс, желая ободрить тётушку.

— Это будет потом. Тогда, после того, как мы прибыли Кантерхорнский оплот, мы были просто пони, которые хотели работать вместе со своим народом. А нас, ни за что, приписали к героям, хотя вся наша роль была в том, что мы чуть не сгубили настоящих героев.

— Тётушка, не накручивай себя.

— Да, ты права, Каденс. Их уже нет... — Селестия пошла дальше, бросив последний грустный взгляд на картину. Каденс показалось, что смотрела она именно на синевато-зелёного пони.

"Что-то здесь не то," — подумала она, прокручивая в голове те чувства, которые она уловила от тёти. Да, к Стар Свирлу ощущалась нежность... за которой пряталась любовь к кому-то ещё. Каденс, следуя за тётей, в последний раз бросила взгляд на грустно улыбающегося единорога в залатанном плаще, застёгнутом на его шее застёжкой в форме четырёхлистного клевера.

Однако, вскоре принцесса Солнца остановилась возле другой картины, гораздо лучшего качества, казавшейся застывшим моментом, и все мысли вылетели у Каденс из головы. На неё смотрела Королевская Семья Гиперпонеи и Олении. На удобных подушках, в четверть оборота друг к другу сидели два аликорна, у их передних ног возились два жеребёнка, очевидно, знакомых зрителю по предыдущим картинам, где они стали молодыми кобылами. Это были совсем маленькие Селестия и Луна. Синяя единорожка повалила сестрёнку и явно пыталась её защекотать. Одна из аликорн откровенно смеялась, её щерстка была солнечно-жёлтого цвета, а грива белой, как пламя в плавильной печи. Другая... и сейчас Каденс непроизвольно охнула. На неё смотрела взрослая версия знакомой ей лавандовой единорожки, только теперь обзаведшаяся царственными пурпурными крыльями. Выражение тихой радости и родительской гордости застыло на её лице, на которое лезла знакомая чёлка розовой полосой. Единственным отличием был скорее чёрный, чем синий цвет её гривы и хвоста.

Король Куормо, белый олень, скромно примостившийся на втором плане, был почти незаметен на фоне своих жён и дочерей. Он с едва заметной улыбкой смотрел на свою семью.

— Как же давно это было. И всё равно, сколько эпох не прошло, мне не забыть их лица, их родные глаза. Громкий, всегда твёрдый голос мамы Дэйлайт и тихий, волшебный Твайлайт. Да, папа наградил всех пони и многих оленей вторым именем, вообще эта традиция — его заслуга. И вторым именем, под которым мы с Луной знали нашу маму, Стари Скайз, Королеву Звёзд, было просто Твайлайт. Или Ма Твай. У моей родной матери, Бёрнинг Флейм Дэйлайт, колыбельные не очень получались, и чаще нам пел либо отец, либо мама Твайлайт. Можешь считать это безумием старой тётушки, но почему-то я чувствую её потенциал в этой маленькой пони, Твайлайт Спаркл. А я привыкла доверять своей интуиции. Единственный раз, когда я не послушала её... — Селестия сделала паузу, чтобы сделать глубокий, тяжёлый вздох — когда я потеряла Луну, мою любимую сестру. Я чувствую потенциал в этой маленькой пони. Я буду её учить. Даже если её мать против.

— Может... тебе всё прямо рассказать Вельвет? Думаю, она поймёт.

Принцесса Солнца резко перевела взгляд на племянницу.

— Ты так думаешь? Возможно, ты права. Но я занята сегодня, да и всю неделю, буду изучать отчёты Генерального Контроллера Финансов. Может, в Праздничный день1? Да, пригласи Вельвет к нам на ужин в Праздничный день, от моего имени.

— Хорошо, тётушка, она сегодня прислала записку, что хочет меня видеть.

Селестия изумленно выгнула бровь:

— Уже? Похоже, я серьёзно недооценила леди Спаркл. Ты кстати, знаешь, что мой казначей, Голден Кейв, тоже выпускник её кафедры Высшей Магии?

— Нет, в первый раз я слышу это от тебя.

— О, у леди Спаркл, как выяснилось, ученики повсюду. Поэтому я буквально жажду заполучить её к себе. Но мне уже пора, Каденс, скоро начнётся заседание Дневного Двора.

— До встречи, тётушка.


Почему-то подходя к Дому Спаркл, Каденс чувствовала постоянно усиливавшееся напряжение, но не могла понять, что или кто его вызывал. Как будто сам воздух нервничал.

Она уже занесла копыто, чтобы постучать, но дверь внезапно отворилась и её втащило внутрь. После чего раздался дружный хохот, разбивший всё напряжение.

— Велли, ну ты даёшь. Кто-нибудь ещё скажет, что ты воруешь принцесс, — произнёс с иронией Найт Лайт. — Может, сразу стащим Селестию? Тогда не нужно будет даже подбрасывать записки.

— Лайт! — сурово крикнула Вельвет, но муж с улыбкой приобнял её и потёрся о её шею.

— Велли, действительно, хватит себя дёргать.

— Но вдруг она... — матрона Спаркл хотел опять была перебита мужем.

— Расслабься. Вдохни и выдохни. Успокойся и не пугай Каденс.

— Действительно, леди Вельвет, — с удивлением Каденс узнала голос губернатора Странд, а затем повернула голову и увидела её саму. Крашинг Тайфун, стоявшая рядом с ней помахала Каденс копытом, а Странд Силк продолжила, — я узнала, что приказ был подписан буквально в течение часа после того, как мы расстались с принцессой.

— Но вдруг это ловушка? — попыталась возразить Вельвет в последний раз.

— Когда тебя это останавливало, Велли? — вопросом на вопрос ответила Флауэр, а затем откусила кусок от груши.

Вельвет Спаркл после этих слов, наконец, перестала бросать испуганные взгляды, успокоилась и сделала глубокий вдох, а затем выдох.

— Извини за эту вспышку, Каденс, — сказала матрона, обращаясь к принцессе Любви — Я так накрутила себя, что у меня началась паническая атака, и в голову полезли мысли, что ты агент ЭИС и хочешь арестовать меня за неуплату налогов, чтобы корона могла завладеть землями и акциями Дома Спаркл. Прости меня пожалуйста.

— Я прощаю тебя, Вельвет. Что случилось? Почему ты звала меня?

— О, я всё планирую уговорить твою тётю отказаться от своего решения. Через пару дней сюда приедут мои студенты, и мы с ними и губернатором Силк пойдём подавать протест.

— О, и ты хотела бы, чтобы я поддержала вас?

— Да, Кадди, я не понимаю, зачем твоя тётя это сделала.

— Я могу объяснить, но лучше пусть она сделает это сама. Она ждёт вас на ужин в Праздничный день.

Вельвет задумалась.

— Даже так... Что же. Она создала для меня очень много неудобств. Очень много, на самом деле. Дело в том, что я планировала на следующий год вообще снизить свою нагрузку как преподавателя: хотела вести для Твай и Данс специальные уроки, кроме того к ним в группу должен был поступить ещё один особый ученик. В целом я не против включить туда и Мину с Твинкл, хотя не уверена, что они потянут это. Скажу прямо, я рассчитываю, что хотя бы один из них станет действительно Великим Волшебником или Волшебницей. По сути, я планировала для этого либо уйти с должности официально, что наиболее правильно в такой ситуации, то по крайней мере фактически передать работу завкафедрой Высшей Магии Хард Хуф, моей заместительнице. Собственно, то, что она не хочет принимать место и задержало моё окончательное решение.

— Ты хочешь лично учить Твайлайт и Дансер? — чуть не запнувшись после имени своей лавандовой любимицы произнесла Каденс.

— Да. Они особенные, и я надеюсь, что они однажды станут моими лучшими учениками. В этом и суть той проблемы, которую я хотела тебе изложить... ты не голодна? — вдруг спросила её матрона Спаркл.

— Нет, Вельвет, я поела в Замке.

— Хорошо, тогда пойдём в мой кабинет. Странд, Крашинг...

— Мы подождём вас здесь, — уверенно заявила Силк Странд — А потом потащим тебя развеяться. Мы не дадим вам себя накручивать, моя дорогая леди.

— Хотя наши школьные и университетские годы остались позади, мы всё равно любим и ценим нашу наставницу, — поддержала её Крашинг, а затем, посмотрев на Мун Флауэр, добавила, излучая озорство, — и другую наставницу тоже.

— Что, опять хочешь полетать на перегонки? — почувствовав её взгляд, ответила кремовая фестралка, её эмоциональный фон сменился с флегматичного спокойствия на возбуждение, пусть она и не показала этого явно.

— Вам не помещает практика, майор.

— О, это тебе не помещает практика. Небось засиделась в канцелярии.

— Значит, договорились?

— Договорились!

Вельвет только покачала головой и сделала Каденс знак следовать за ней, что аликорна и сделала.

Кабинет Вельвет представлял собой довольно мрачное помещение с приглушёнными огнями, огромными деревянными книжными шкафами и высоким потолком.

Матрона поставила один стул для принцессы, а сама села в глубокое кресло. Вместе с ними в кабинет вошёл Найт Лайт, он встал возле супруги. Когда Каденс уселась, то Вельвет телекинезом передала ей стопку бумаг.

— Прошу тебя изучить этот договор, и если ты сочтёшь условия подходящими, принять его. Хотя я немного расстроена твоим участием в истории на Солнцестоянии, я должна была этого ожидать. Ты хотела как лучше, а я невольно стала препятствием на пути воссоединения Селестии и Сансет. Мне... нужно многое решить, и если Селестия не отзовёт свой приказ, то мне потребуется няня для моих малышек. Единственная пони в Кантерлоте, которая, насколько я знаю, может этим заниматься и которой я могу доверять — это ты. Конечно, я понимаю, что прошу очень много, но я надеюсь, что сумею отплатить за твою помощь.

— Что вы, Вельвет, я всегда готова посидеть с вашими кобылками... — начала Каденс, но Вельвет жестом прервала её.

— Я хочу не просто, чтобы ты сидела с ними время от времени, я хочу, чтобы ты занималась с ними всё время, пока меня не будет рядом. С утра и до вечера. Я предлагаю тебе постоянную работу... возможно, слишком низкую для принцессы.

— Не существует низких работ, так говорила мне тётя Ворк в моей родной деревне.

Вельвет ответила усталой улыбкой:

— Золотые слова. Я могу уже сейчас сказать, что из тебя получится великая принцесса, Каденс.

— Спасибо, — сказала аликорна и начала читать контракт. И уже скоро у неё глаза полезли на лоб.

— Вельвет, здесь ошибка, десять тысяч бит в месяц...

— Нет, всё верно. Лучшая заработная плата для лучшего из доступных специалистов. Работающего на самый богатый Дом Эквестрии, как ты, наверно, знаешь. Я прошу у тебя очень многого, и надеюсь, что полные карманы карманных денег, извини за тавтологию, будут достаточной наградой.

— А специальные уроки...

— Я не тешу себя надеждой, что я Величайшая Волшебница Всех Времён, но кое-какие мои фокусы считаются уникальными. Может быть, это дополнит твоё образование у тётушки. Кроме того, я один из немногих специалистов по магии фестралов, и думаю, что у тебя, как у аликорна Любви, вполне могут быть зачатки. Как показывает практика, магия фестралов при всей её специфичности наиболее общедоступна, фестралы просто, скажем так, в неё более погружены.

— О чём вы говорите? Я думала магия фестралов аналогична магии пегасов?

Громкий хохот Вельвет и Найт Лайта был ей ответом.

— Нет, моя дорогая, — взял слово Найт Лайт, — многие способности пегасов у фестралов есть только в зачаточном состоянии, например, хождение по облакам, а молнии и вовсе им не подвластны. Нет, магия фестралов иная, им подвластна Магия Песни. Голоса фестралов создают особые колебания, изменяющие мир вокруг них, медленнее, но вернее, чем классическая магия единорогов. С помощью этой магии, можно, например, восстановить полностью утраченные крылья и ноги. Это долгий процесс, но вполне возможный, им занимается Институт...

— ... Терапевтической Магии Медового Озера! Вот почему профессор Хонеби говорил мне побольше заниматься пением.

— О, да, ты права, — сказала ей Вельвет — Ризи всегда отличался любовью к пению, а узнав, что оно может исцелять других... Ладно, я как нибудь тебе расскажу как он учился у меня.

— И он ваш ученик?

— О, у меня было множество учеников, как и у моей трагически погибшей матери. Ну ладно, Каденс, я хотела бы получить ответ, хотя бы предварительный, сегодня. Конечно, ты можешь взять договор с собой и показать его юристам Короны. Пожалуй, будет лучше, если ты так и сделаешь, ты ещё молода и можешь что-то упустить, но первоначальную реакцию я хочу узнать сейчас.

— Я сейчас могу сказать, что в принципе согласна. Но я действительно покажу договор Королевскому юристу.

— Хорошо. И своей тётушке тоже покажи, пусть знает, на что ты подписываешься. Ты очень хорошая пони, Каденс, на тебя невозможно обижаться. Думаю, ты захочешь поговорить с Шайни и Санни перед уходом.

— Да, конечно, и ещё я должна сказать, что в Праздничный день тётя ждёт вас на чай.

— С... Принцесса Селестия? — броня Вельвет оказалась пробита и поток удивления обрушился на Каденс — Ждёт меня?

— Да.

Вельвет вдохнула, выдохнула, что-то пробормотала и продолжила:

— Я... постараюсь прийти. Но в течение этой недели многое может измениться. Да, передай ей, что я приду, если всё пройдёт спокойно. Думаю, на этом мы можем пока разойтись, Странди права, мне нужно развеяться.


Когда разговор был окончен, Каденс, Вельвет и Найт Лайт вернулись в гостинную, где к ожидающим Силк Странд, Крашинг Тайфун и Флауэр присоединился взволнованный Шайнинга. От него шли почти физически ощутимые волны страха и неуверенности. Фестралки буквально схватили Вельвет в охапку и вытащили её из дома, а за ними весело болтая на светские темы вышли и Лайт с губернатором, оставив Каденс и её кольтфренда одних.

— Кадди, здравствуй. Сансет хотела тебя видеть.

— Конечно, я как раз хотела подойти к ней. Шайни... тебя что-то гнетёт?

— От тебя ничего не скроешь... Каденс, понимаешь... я хочу, чтобы мама приняла предложение принцессы, но я боюсь, что они не сработаются.

— Почему? — спросила аликорна, и почувствовала, что Шайнинг напрягся ещё сильнее.

— На это сложно ответить. Мама она такая... На самом деле ей мало кто был указом в Ванхуфере, даже ректор. Она лучший специалист, глава самой крутой кафедры, любимый преподаватель. Мама не любит, когда ей говорят, как надо учить. Ты знаешь, что её заместитель Хард Хуф — земная пони?

— Ну в этом нет ничего удивительного... Стоп. Твоя мама возглавляет кафедру Высшей Магии, так?

— Вот именно, мама считает, что магия не ограничивается единорогами. Она всегда принимала и пегасов, и фестралов, и земнопони. Сейчас в её выпускной группе как раз по одному пони каждого вида: единорожка Лайт Тач, пегаска Пик Спид, земнопони Меджик Кэйр и фестрал Дарк Лайтинг. И вряд ли они будут довольны, из-за того, что их дипломным руководителем будет незнамо кто. Кроме того, ещё вопрос, кого принцесса Селестия отправит на замену маме. Хотя я не думаю, что миссис Хуф увидит в этом проблему.

— Подожди, но чему Вельвет может научить земного пони?

— О, это надо видеть, — резко повеселел Шайнинг, что-то вспомнив — и ты, наверное, скоро увидишь. Ладно, пойдём, а то Сансет спустится сюда сама и тогда мне несдобровать.

— Ладно, веди, мой любимый жеребчик, — с улыбкой сказала Каденс, подскакав к нему и поцеловав его в щёку — теперь веди.

Покрасневший до ушей Шайнинг Армор на пару мгновений остолбенел, но затем взял себя в копыта. Через пару минут Каденс была на пороге комнаты Сансет. Чувства единорожки, воспринимаемые ею из-за двери, были не такими яркими, как будто их что-то ослабляло. Каденс задумалась, занеся копыто для стука, но внезапно с другой стороны раздалось:

— Заходи уже.

Аликорна с виноватой улыбкой открыла дверь и вошла. На кровати лежала Сансет, однако, едва принцесса Любви пересекла порог, единорожка захлопнула книгу, которую читала, и, соскочив с кровати, подошла к Каденс и, схватив её в охапку, произнесла:

— Спасибо, Каденс. Я бы никогда не решилась... увидеть её снова. Спасибо.

— Не за что. Ты не в обиде на меня?

— Нет... по крайней мере ты хотела добра. Просто... просто я не знаю. Селестия для меня была почти как мать, единственная мать, которую я знала. И... и уже вскоре после того, как ма Вельвет подобрала меня, я поняла, что я натворила, что потеряла. Она была так терпелива со мной и просила всего лишь того же, а когда она... когда я довела её до срыва, она всё равно ничего серьёзного ко мне не предприняла. Ведь я похитила книгу из закрытой секции, меня можно было арестовать, отдать страже, но она замяла дело. Каденс, ты сможешь передать принцессе моё письмо?

— Конечно, сестрёнка.

От Сансет после этих простых слов повеяло счастьем.

— Спасибо тебе, сестрёнка.


Через пару часов Каденс вошла в чайную комнату, где её уже ждала принцесса Солнца.

— Тетушка, всё прошло лучше, чем я могла ожидать! Смотри, — сказала младшая аликорна и левитировала письмо Сансет Селестии. Та, приняв его и раскрыв, улыбнулась, хотя даже сейчас Каденс чувствовала некоторую тревогу, явно исходящую от её тёти — что-то не так?

— Всё так, как я и должна была ожидать. Мы опоздали, за Вельвет вступилась губернатор. В пятницу Дневной Двор рассмотрит жалобу регионального правительства Закатных Земель на самоуправство принцессы Солнца в отношении Вельвет Спаркл.

— Губернатор — бывшая студентка Вельвет. Да и генерал Тайфун тоже, — произнесла Каденс — ты ведь это знала?

— О, и да, и нет. Я только сейчас я поняла, сколь велики её связи по-настоящему. Гм, при таком влиянии даже удивительно, что она раньше не привлекла моё внимание, что, впрочем, лишь показывает, моё решение было верным. Похоже, изучение отчёта придётся сдвинуть. Каденс, хотя уже поздно — Селестия вызвала запечатанный конверт и левитацией передала его Каденс — я прошу тебя сейчас отправиться в Дом Спаркл и передать ей этот конверт. В нём — приглашение их семьи на завтрак со нами в Замке Кантерлот. На завтра.

— На завтра? — удивилась принцесса Любви.

— Нужно ковать, пока горячо.

— Ну, в таком случае, — Каденс вытащила из своей седельной сумки контракт с Домом Спаркл и левитировала его тёте — Вельвет настаивала, чтобы ты и юристы Короны проверили этот договор.

— Что это?

— Вельвет хочет нанять меня няней для своих жеребят... если не сможет переубедить тебя.

— Всегда есть план Б. Знакомо, — произнесла принцесса Солнца, просматривая бумаги — я начну изучать его прямо сейчас. А завтра покажем его Стауту Интерпретеру.


На этот раз юная аликорна снова не успела постучать — дверь открылась и Флауэр, сверкая глазами, произнесла:

— Кадди, ты как раз к ужину! Пошли за стол.

— Нет, я только...

— Никаких возражений, каждый приличный пони Закатных земель всегда накормит гостя, а, вообще-то, ты уже член нашей семьи. Так что, за стол! — притворно грозя произнесла фестралка, от неё без всякой эмпатии веяло дружелюбием и оптимизмом.

Младшей принцессе не оставили ни шанса, что она поняла, когда её усадили за стол под бодрые крики кобылок "Каденс пришла!" и Найт Лайт лично поставил перед ней полную тарелку горячего фрикасе из моркови.

Только после ужина Каденс смогла, наконец, переговорить с Вельвет.

— Тётушка просила передать тебе это — сказала она и протянула многострадальный конверт матроне Дома Спаркл. Та открыла его и с улыбкой пробежала открытку глазами.

— Да, за нас взялись всерьёз, но этого должно было ожидать. Каденс, уже поздно, если хочешь, ты можешь остаться у нас, я уже подготовила комнату для нашей... новой няни.

— Комнату для меня? — удивлённо переспросила аликорна.

— Извини, что давлю на тебя, но почему-то мне это показалось хорошей идеей. Тем более, что я должна показать лучшей нянечке на свете по версии сирот Дома Присмотра Кантерлота, что она будет работать в хорошей семье.

— Спасибо, Вельвет, — только и смогла вымолвить Каденс.

— Пока не за что. Может, хотя бы посмотришь?

— Думаю, у меня ещё есть время, так что, да.

— Хорошо. И Шайнинг может потом проводить тебя до Замка, если ты, конечно, хочешь этого, — произнесла Вельвет, вогнав аликорну в краску.

Комната оказалась довольно простой, покрытой деревом и напоминавшей Каденс её дом в Долине.

— Очень мило... вернее прекрасно, — с улыбкой произнесла юная аликорна.

— Конечно, ты можешь вносить изменения. В течение срока действия нашего договора — ты член семьи, и комната — твоя. По крайней мере до его истечения... — многозначительно сказала матрона, подмигнула, а затем продолжила — психология — это магия. Я знакома с твоим родным регионом, и постаралась создать тут уют деревенского жилья, чтобы ты чувствовала себя здесь комфортно.

— Вам это удалось, Вельвет, спасибо.

— Тебе спасибо. Кстати, если даже если ты откажешься, то я всё равно готова оказать тебе помощь в части изучения магии, так что не стесняйся спросить, если понадобится помощь в этом вопросе.

— Конечно, у меня бывают проблемы с некоторыми... разделами магии. Ладно, мне уже пора идти.

— До завтра, Каденс.

— До завтра, Вельвет.


1 — подразумевается Эквестрийский аналог воскресенья.