Самое Заветное Желание

Чего мы хотим больше всего на свете? Любить и быть любимыми своими родными, близкими и друзьями. Особенно остро мы понимаем это тогда, когда волею обстоятельств остаёмся совсем одни или не можем себе позволить ни друзей, ни любимых. Взгляд из-за кулис на бытие тех, кто не единожды благословил и проклял свою вечную жизнь. Тысяча лет попыток Селестии вернуть свою сестру глазами того, чьё желание и мечта сбылись самым причудливым образом.

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Грани одного города

Мы все в детстве мечтали стать кем-то, например полицейским или пожарным, врачом или ветеринаром. Но лишь единицы встают на тот путь, который связан с детской мечтой. Молодой единорог по имени Спрей Реп один из таких. Однако не все просто как кажется. Когда, казалось бы, все текло по своему руслу, произошло нечто, которое заставило сменить его свой маршрут в совершенно иное направление. Жизнь потеряла свой смысл? Как бы не так, это стало только ее началом. В этой истории Спрею предстоит столкнуться с тяжелыми жизненными трудностями. Его путь полон развилок и неожиданных поворотов. И все это происходит в огромной мегаполисе, где, как оказалось даже один незначительный пони, способен изменить уклад жизни всего города.

ОС - пони

День летнего солнцестояния

Почему Луна не любит этот день?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Жизненное течение

Спокойная жизнь может быстро смениться на насыщеную и беспокойную. Что и происходит с героем из нашего мира, который внезапно попадает в Эквестрию.(да, это заезженный сюжет с попаданцем)

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Дракон над Кантерлотом

Твай пьёт с принцессой Селестией чай, затем несколько часов валяется в кровати, ничего не делая, и, наконец, обедает с обоими царствующими сестрами. Кажется, всё.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Заключённая

Нет никакой причины. Нет никаких объяснений. Она понимает лишь одно - она одна. Не видя никого и ничего, кроме белых стен и одного-единственного карандаша, она всё-таки сохраняет рассудок, оставляя записи на стенах. Но надолго ли?

Лира

По образу и подобию своем

По образу и подобию своему: Подчас даже добрые поступки и благородные устремления могут пойти во вред. Рерити хочет сделать как лучше, получится ли у нее?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Звездная ярость.

Прошлое не всегда такое каким кажется и иногда надо обернуться назад чтобы не попасть в ловушку обстоятельств снова.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Принцесса Селестия в твоей стиральной машине

Прошло три месяца с тех пор, как принцесса Селестия появилась в твоей постели. Три месяца назад она взяла эту постель вместе с простынями и подушками. Три месяца, как она чуть не увела твою девушку от тебя. Но всё уладилось и теперь шло довольно гладко. Жизнь даже начинала налаживаться. До сегодняшнего дня.

Принцесса Селестия Человеки

Дружба это оптимум: Маленькие кусочки Небес

У СелестИИ нет права загрузить тебя и превратить в пони, без прямого на то согласия, и она не может принудить к этому... однако оба этих пункта оставляют довольно много пространства для манёвра. Разумеется, для тех, кто твёрдо решил умереть человеком, Эквестрия навсегда останется вне досягаемости; они предпочтут получить свою истинную и вечную награду на Небесах. Верно?

Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 3

Глава 4

Если верить дешевым книжонкам, вроде историй о Дэринг Ду, ни один корабль не может достигнуть своей цели, не нарвавшись на пиратов, ураган, морских чудовищ или любую комбинацию из них. К счастью, вояж Девы Мистмейн был ничем не примечателен. Кто-то из моряков даже отмечал, насколько хороша погода.

Не то, чтобы я мог это оценить. Всю поездку я страдал либо от любви, либо от морской болезни. Виной всему было одиночество, так как на борту Девы Мистмейн было совершенно нечего делать, кроме как сидеть и жалеть себя (ну, еще и блевать за борт).

Опять же, если верить дешевой писанине, где-то там должен был настать момент, когда я начну писать плохие стихи или петь печальные баллады звездам. К счастью, у меня сохранилось немного достоинства, и мои потуги в сентиментальной поэзии вам не грозят.

То, что вид появляющегося из-за горизонта Коулуна я встретил с облегчением, кое-что говорит о моем эмоциональном состоянии. По мере приближения становилось больше и судов в море. Капитан погудел в гудок, и Дева Мистмейн встала в очередь из разнообразных рыболовных траулеров и грузовых барж, выходящих и входящих в порт Коулуна, несмотря на близящийся закат Солнца.

Когда корабль причалил к пирсу, мои седельные сумки были уже упакованы. Твердая земля под копытами воспринималась… смешанно. То есть, мир больше не качался туда-сюда из-за волн – и это означало, что тяжесть в животе была виной Кэррот Топ.

Город Коулун был пестрой коллекцией домов, сгрудившихся у основания высокой, зеленой горы, нависающей сверху. На переполненных улочках можно было встретить существ любого вида – ожидаемых, конечно же, минотавров и пони, а также разнообразных грифонов, гиппогрифов и даже случайного яка.

На самом деле, если привыкнуть к всепроникающему запаху рыбы, то Коулун был идеален для проходимца, вроде меня. Нельзя было и квартала пройти, чтобы не наткнуться на полдюжины таверн, казино и других злачных местечек, каждое из которых лишь слегка отличалось от другого. Я выбрал пристойно неблагопристойную наливайку и нырнул внутрь, собраться с мыслями. А если и не получится, то крепкая рисовая водка, которую там подавали, отлично смоет вкус горького рома, на котором, казалось, команда Девы Мистмейн жила.

Сидя там и потягивая то, что, как я надеялся, не было растворителем краски, я осознал, что не имею ни малейшего понятия, чего делать дальше.

Мне подумалось, что лучше будет придерживаться оригинального плана. Я засяду тут на какое-то время, а потом бесстыдно навру принцессе Твайлайт. Проблема в том, что я понятия не имел, сколько мне прятаться. Я был в достаточной безопасности от Кьюти Кью — на другом-то конце света – но не знал, сколько времени понадобится властям, чтобы ее поймать. Если они смогут, конечно. Кьюти Кью отдубасила Кэррот Топ – смертоноснейшую из известных мне пони. Теоретически, предположил я, ее может остановить кто-то из принцесс, с их-то космической магией и бессмертием, но они, обычно, заняты иными делами.

Не то, чтобы меня это волновало. Пока Кьюти Кью за полмира от меня, я справлюсь. Фактически, пока я держусь подальше от кого угодно важного, я выкарабкаюсь. Принцессы, спецагенты, профессиональные убийцы – я понял, что буду в безопасности, пока не стану общаться с кем-либо более интересным, чем скучающий барпони.

Тут-то и вошла Темпест Шэдоу.

Я подавился выпивкой и уставился на нее. Темпест была самой крупной единорожкой из всех, кого я видел, по сложению приближаясь к принцессам. Но не обладала характерной теплой, притягивающей аурой Принцесс – она, скорее, несла себя гордой, выверенной поступью, словно сдерживаясь, чтобы не сорваться во внезапное насилие. Она могла бы быть даже милой. Когда-то. Глубокая рана бежала от ее виска к щеке, и из-за шрама ее правый глаз постоянно казался неодобрительно щурящимся. Рог ее выглядел еще хуже – зазубренный и неровный, словно сломанная кость. На его конце постоянно играла искра магического разряда[9].

Увидев ее, я тут же погрузился в стакан, в надежде, что она меня не узнает. Не то, чтобы она могла – хоть я причинил немало проблем во время вторжения короля Шторма, лично мы не встречались. Наверное, первый раз в жизни моя репутация меня не обогнала – взгляд Темпест просто скользнул по мне, как по мебели.

Я смотрел уголком глаза, как Темпест помахала барпони. Они о чем-то пошептались, после чего он вынул маленький кошелек и положил его на стойку перед кобылой. Мое ухо дернулось, услышав звон монет – но, к моему удивлению, Темпест не приняла очевидную взятку. Она просто покачала головой и оттолкнула кошелек обратно. Я поморщился и начал высматривать заднюю дверь – Темпест Шэдоу, очевидно, была недовольна тем, что предложили мало, и она скоро начнет разносить тут все вдребезги, пока не получит, сколько хочет.

Но она не стала.

Вместо этого единорожка оставила деньги – и, обменявшись парой кратких фраз с барпони, вышла из бара в ночь.

Я, конечно, последовал за ней.

Если вы читали сколько-то моих мемуаров, то сейчас, скорее всего, будет момент, когда вы начнете обвинять меня в приукрашивании воспоминаний. Вы имеете право быть подозрительными, учитывая, какой я трус в глубине души. Будь я моложе, то поднялся бы на крыло при первом взгляде на Темпест, и летел, пока не оказался в Клаудсдейле. Но за годы, то и дело влипая в леденящие кровь опасности, я кое-что выучил (хотелось мне этого или нет). Первый из этих тяжко давшихся уроков заключается в том, что знать, кто тебя хочет убить – полезно, не говоря уже о том, где они сидят. В идеале, эту информацию можно использовать, чтобы оказаться где-то в другом месте – но, в противоположность этому, я сообразил, что если смогу следить за Темпест с расстояния, то она не станет охотиться за мной. И будет к лучшему, если я смогу собрать достоверную информацию о ней и передам принцессе Твайлайт (подобающе приукрасив, конечно).

Потому я быстро допил свой напиток, бросил на стойку несколько монет и выскользнул в коулунскую ночь. Там я сразу поднялся в воздух, хотя лететь было сложно из-за многочисленных бельевых веревок, кабелей и других препятствий, натянутых между домов. Я бы сказал – тот, кто задумывал Коулун, совершенно не принимал во внимание существование пегасов. Но это бы означало, что Коулун кем-то целенаправленно спроектирован. Судя по тому, как вились улицы и переулки, можно было подумать, что город не столько строился, сколько рос. Однако Темпест Шэдоу шла не торопясь, и следовать за ней было просто. Она вышагивала уверенной походкой – не торопясь, но и не лениво волочась. Несколько попавшихся по пути агрессивно выглядящих коулунцев решили обойти ее по широкой дуге. Не то, чтобы я их винил, конечно, но предположил, что Темпест пробыла в городе достаточно долго, чтобы заиметь репутацию.

Шрамированная единорожка вскоре вышла на окраины города, где тесные улочки уступили место бамбуковым зарослям и рисовым полям. Начался вечерний дождь (то есть, у этих варваров не было погодного патруля), который промочил мои перья, но, по крайней мере, обеспечил мне дополнительную маскировку.

Путь Темпест наконец закончился на каменистом холме, на вершине которого стояла небольшое, но хорошо выстроенное поместье. Она постучала в тяжелую дубовую дверь, которая распахнулась и впустила ее без проблем. Я сделал круг вокруг здания, изучая детали – поместье было построено в традиционном восточном стиле, с изогнутой крышей, затейливой резьбой и всем таким. Честно говоря, оно было бы похоже на любой другой дом, построенный в предместьях Коулуна, если бы не герб на воротах.

Четыре прямоугольника, образующие квадрат.

Не доверяя своим глазам (точнее, не доверяя выпитой недавно рисовой водке), я слетел вниз, чтобы посмотреть получше и тихонько подобрался к дубовым воротам поместья. И, конечно же, даже в темноте я мог сказать, что герб идентичен тому рисунку, который был в письме, что передала мне Дитзи Ду прежде, чем я покинул Эквестрию.

Тут я решил, что пора мне валить.

Я расправил крылья и развернулся – оказавшись лицом к лицу с никем иной, как Темпест Шэдоу. Она, должно быть, вышла через боковую дверь и подобралась ко мне под прикрытием дождя, прямо как я. Дождь этот начал лить еще сильнее, и с подобающей драматичностью ударила молния, подсветив изувеченное лицо Темпест.

Гром поглотил мой крик ужаса – и тогда Темпест ударила меня.

Мне ужасающе повело пережить больше нападений, чем мне хотелось бы. Но все же никто из нападавших не был настолько же ужасающе быстр, как Темпест Шэдоу. Вот я в один момент стою и смотрю на нее – а через секунду обнаруживаю себя лежащим на земле с обжигающей болью в челюсти и смутным воспоминанием о размытом движении.

Прежде, чем я успел разобраться в конечностях, Темпест схватила одну из моих передних ног и изогнула под болезненно (хоть и необычно) знакомым углом, угрожая вывернуть ее из сустава. Она сильнее прижала мое лицо к мокрому камню дорожки и наклонилась прорычать мне в ухо:

— Чего тебе надо? Зачем преследуешь меня? Кто тебя послал?

Я пробурчал чего-то неразборчивое в ответ, да кто бы смог лучше, когда агрессивная и искалеченная кобыла вжимает лицом в гравий? Но внезапно сквозь дождь раздался третий голос.

— Убери от него копыта!

Я услышал позади тяжелый удар и внезапно копыта, гнущие мою ногу, пропали. Узнающий возможность при первой встрече, я перекатился и встал на ноги, несмотря на боль в плече, и приготовился сматываться при необходимости. Пока не увидел земную пони, смотрящую на Темпест Шэдоу. Ее рыжая грива оставалась непокорной кудрявой копной несмотря даже на льющий дождь. Темпест много превосходила ее ростом и сложением, но моя спасительница крепко стояла на земле в боевой стойке.

— Ты, должно быть, Голден Харвест, — заметила Темпест, стирая с носа каплю крови. – Думала, ты будешь выше.

— А я думала, ты будешь лучше, — ответила Кэррот Топ.

— Тебе повезло. Второй раз не получится, — единорожка хрустнула шеей. – Я знаю, что это не по традиции, но готова начать и раньше, если желаешь.

— Нет, — Кэррот не напала, но и не вышла из готовности к бою. – Все будет… как полагается. Потом. Но пока что тебе стоит знать, что он со мной.

— Он? – изогнула бровь Темпест. – Тебе стоит держаться компании получше, Харвест.

— Ой, кто бы говорил. Это не я служила королю Шторму.

Темпест дернулась, как от удара и мрачно посмотрела на Кэррот.

— Мне надоело тратить тут свое время, — заявила она, развернулась и направилась к поместью. – Увидимся на похоронах.

С этими словами она скрылась за тяжелыми дубовыми дверями.

Как только двери закрылись, так на меня обрушился ледяной взгляд Кэррот Топ.

— Я сказала тебе, не искать меня, Сентри.

— Ну да! – возразил я. – А я и не искал! Ты поверишь, что вся эта ситуация – результат ряда ужасных совпадений?

— Я… Да, на самом деле, — Кэррот Топ застонала и потерла переносицу.

— Меня прислала принцесса Твайлайт, — продолжил я и указал на поместье. – Искать ее.

— Да, она могла, — признала земная пони и покачала головой. – Уже неважно – нам надо вытащить тебя из Коулуна.

— Самая разумная вещь, какую я слышал, с тех пор, как попал сюда, — ответил я, выпрямляясь чуть больше. – У меня есть деньги, я уверен, нам хватит на билеты…

— Не «нас», Сентри. Тебя.

— Прошу прощения?

— Я не могу уехать, Сентри. А тебе – надо.

— Почему это? – возразил я, за неимением лучшего.

Кэррот раздраженно покачала головой. Гордый воин, стоявший тут совсем недавно, пропал – и едва обвисли плечи, как Кэррот превратилась во всего лишь промокшую, несчастную пони.

— Тебя не должно быть здесь, Сентри. Я говорила тебе. Я не хотела… не хочу, чтобы ты…

— Пострадал? Уже было, — потер я горящую щеку. – Ты немного опоздала.

Слушай, Сентри, — Кэррот схватила меня за плечи и посмотрела на меня своими глубокими зелеными глазами. Капли дождя текли по ее щекам, пока она, нервно дыша и пытаясь собраться, искала силы, чтобы заговорить вновь.

— Я не хотела, чтобы ты видел, как я погибну.

Из-за проблем, связанных со сломанным рогом, большая часть фотографий Темпест Шэдоу получилась слегка размытой, так как окружающий ее магический заряд влиял на съемку. К счастью, когда принцесса Твайлайт Спаркл узнала об этом, то заказала несколько картин. Не стоит и говорить, что описание Сентри серьезно расходится с официальными портретами Шэдоу. Художники ли позволяли себе некоторые вольности, или это очередная, часто признаваемая поверхностность Сентри – остается вопросом, — Дж.М.Ф.

Продолжение следует...