Клубок Спаркл

Началось с того, что Твайлайт Спаркл втянулась в изучение специфического вида магии. А выбраться назад оказалось намного сложнее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Делай что должно

Прошла пара сотен лет после изгнания Найтмер Мун. Нравы и обычаи в мире Эквестрии куда жёстче нынешних. Сообщество пони, всё ещё сильно разобщено внутри, а гармония понимается иначе — в соответствии с нравами и обычаями.

Принцесса Селестия ОС - пони

Малютка ЭйДжей

Сборник маленьких историй в стихах из детства яблочной пони)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Другие пони

Повесть юных лет

Вы мечтаете оказаться в Эквестрии? И если да, то как именно: в виде пони или, быть может, захотите сохранить свою человеческую натуру? Желания трех друзей внезапно исполняются, но не совсем так, как им бы того хотелось. По крайней мере, одному из них...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Лабиринт Хаоса

Этот фанфик означает начало приключений одного пони, с кличкой Слепец. Этот пони не с рождения был слепой, а только из-за несчастного случая, который, как он думал, испортил ему жизнь, но первая встреча с Дискордом, означала, становление кем-то особенным в Эквестрии. На чью сторону он встанет, это уже будет решать он сам. Будет ли он творить добро, помогая хранителям элементов гармонии, или же наоборот, он примкнёт к главным злодеям и будет вместе с ними творить разруху

ОС - пони Дискорд

Помощник коваля

Повесть о человеке - помощнике коваля в Понивилле.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Прибор

Не столь давно Эквестрия вступила с чейнджлингами в открытое вооружённое столкновение, знаменуя тем самым начало издревле закипавшей в жилах и сознании обеих сторон неизбежной войны. Но ведётся она во многом не на полях брани, а в кулуарах и закоулках, заставляя власть имущих постоянно распутывать многочисленные клубки шпионских интриг и тайных диверсий. Так, за одним из передовых достижений эквестрийской науки, неким "прибором", о котором хитрым путём прознали агенты королевы Кризалис, теперь ведётся беспрестанная охота, а потому молодой учёной по имени Синди совсем скоро придётся вступить в прямую конфронтацию с одним из лучших шпионов Улья, дабы, возможно, кардинально переломить ход всей военной кампании.

ОС - пони Чейнджлинги

Fallout Equestria: Война с прошлым

Неделя прошла с Нового Года, и рейдеры пришли... отпраздновать. Рэйзор должен доказать, что он изменился. Его новая семья полагается на это.

Другие пони ОС - пони

Почесушки

Пони обожают, когда их чешут за ушком, все пони.

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

По ком мы голодаем

Ты помнишь Кантерлот. Ты помнишь вкус победы. В течение тысячи лет и сотни жизней это было самой великой для тебя радостью. А потом, в вспышке жара и нестерпимого света, это закончилось. Теперь ты один. Остальные из твоего рода либо убиты либо рассеяны по всей Эквестрии, и ты не можешь услышать их мысли. Внутри тебя бездна. Грызущий, бесконечный голод, который ты не можешь утолить. Он убивает тебя. Чтобы выжить, тебе нужна любовь, но здесь ее нет. Не для тебя. Ты только можешь украсть ее у них, у тех пони, по ком мы так сильно голодаем.

Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2

Глава 3

В бывших Соединенных Штатах было семь королев разного ранга. Не то чтобы большинство из тех, кто жил там сейчас, когда-либо слышали это название, и, конечно же, никто из них не захотел бы его признать. Эти королевы знали друг друга под многими именами на протяжении многих лет, не исключая и саму Эволи. В течении длительного времени их договор о самоубийствах обеспечивал стабильность в их владениях, так что конкретные имена больше не имели значения.

Вместо этого они привыкли пользоваться титулами и обозначать территории друг друга по этим названиям. Для Эволи, или Аджны, как она называла себя среди равных ей великих королев, остальные восемь территорий были границами обитаемого мира. На севере земля становилась слишком суровой для чейнджлингов, и поэтому ее не имело смысла захватывать. На юге население чаще всего было слишком малочисленным, по крайней мере, настолько далеко, насколько представители ее вида могли чувствовать очаги цивилизации.

Из шести оставшихся великих королев у нее было только пять достойных целей. Короева Анахата не присутствовала на последнем большом собрании, и среди чейнджлингов не было секретом, что ее дроны умерли от какой-то новой болезни. Ее прибрежная территория пока была недосягаема, поскольку простиралась вдоль южного побережья, но со временем все изменится.

Последовательно две королевы стояли между ней и этой ничейной землей. Ближайшая из них будет не самой простой мишенью для нападения, и ей придется действовать быстро. Манипура уже давно сдерживала ее попытки продвижения вдоль восточной границы, и располагала сетью шпионов, настолько надежно внедренных в население городов пони, что невозможно было совершить сколько-нибудь серьезное перемещение сил, не будучи обнаруженным.

Манипура была слишком молода, чтобы помнить великую эпидемию, она была рождена в этом мире ужасной нищеты королевой, которая отдала себя льду почти сразу же, как только Манипура оказалась способна принять бразды правления. «Весьма вероятно, она слаба», подумала Эволи. «Глупо так плохо использовать кормовые территории».

Молодость может принести энергию, но она также приносит неопытность. Когда Эволи направила новых разведчиков к своей восточной границе, установив над своими дронами более надежный контроль, чем она когда-либо могла мечтать столетие назад, она обнаружила то, что ожидала. Манипура хорошо подготовилась к проникновению враждебных перевертышей.

Вторгшаяся армия подменышей будет держаться населенных пунктов пони точно так же, как армия в пустыне должна держаться оазисов и рек. Требовалась огромная энергия, чтобы обеспечить перемещение армии, тем более, ей были необходимы многочисленные разумные ченджлинги, исполняющие роль офицеров, или опытные королевы, способные в руководить армией в бою.

Но у войска Эволи не было командиров, теперь у нее была только горстка самцов, и она не собиралась рисковать ими в столь опасном предприятии. Если армия подменышей была готова нести потери, до трети численности если расстояние было очень велико, то ей не нужно было беспокоиться о том, чтобы останавливаться в населенных пунктах и питаться.

Эволи знала, что долго двигаться ей не придется. Та изысканная любовь, которую она получила от своей первой покоренной королевы, не спасет ее от вечного голода. Она нуждалась в лучшей пище, от добычи, которая владела хорошей кормовой территорией. Жаль, что Манипуре придется умереть.

Ни слова не должно было ускользнуть о том, что она сделала, или о том, что она задумала, иначе оставшиеся четыре великие королевы объединятся и раздавят ее совместными усилиями. Их разумы все еще были порабощены старым договором Райли. Возможно, когда их станет меньше, Эволи попытается вразумить их.

А может, и нет. Может быть, им всем придется умереть.

Райли обеспечила свою армию оружием, которое Манипура не могла помнить. Она снова задействовала старые производства, чтобы сделать доспехи из прочного металла, дюралюминия. Он был легче, чем тонкие стальные пластины, которые, когда-то много лет назад, носили ее офицеры. Но у стали просто не хватило долговечности, чтобы просуществовать настолько долго. У Эволи не было времени построить инфраструктуру, чтобы снова наладить ее производство.

Кроме того, строительство на самом деле не было обычным делом для чейнджлинга. Строительство было уделом пищи. Хозяева мира могли взять то, что хотели, независимо от того, кто создал это.

Пока ее армия готовилась физически, она как следует использовала ресурсы своей подчиненной королевы. Эволи могла производить очень много яиц, но, как оказалось, она также могла управлять дронами, которые физически не были ее собственными. До тех пор, пока она будет давать им несколько капель любви, они будут служить ей, а не тому, кто их породил.

Ей понадобился всего лишь год, чтобы довести численность своей армии почти до десяти тысяч. Это были невероятные числа, числа, о которых она и мечтать не могла. Но это не имело значения. Большинство из них не переживет войны.

Как оказалось, ее оценка была ошибочной. Чуть больше половины из них умерли от голода, в руинах города, когда-то называвшегося Остином, когда они пересекали самую необитаемую часть пустоши между центром ее владений и ульем Манипуры.

Эволи наблюдала, как они умирают, оставляя за армией громадный след из трупов, усеивавших землю, там, где они пролетели. На мгновение она почувствовала замешательство. Было что-то еще, что ее старое "я" должно было чувствовать. «Bono malum separate». (Лат. Хорошое и плохое разделяются.) Она почти чувствовала, как тень мертвой королевы возвышается над ней. Конечно, это было невозможно, потому что ее мать никогда не была так внушительна, как ей представлялось сейчас.

 «Cura te ipsum». (Лат. Исцели себя сам.) Сказала Эволи в ответ призраку. Он исчез, не сказав больше ни слова, оставив ее одну созерцать жуткий след из мертвецов. Она не взяла с собой в этот поход ни одного из своих самцов, ни одного из своих последних разумных дронов, еще остававшихся в улье. Они понадобятся, чтобы присматривать за пленницей. Это было хорошо, вероятно, таким эмоциональным и слабовольным созданиям, как мужчины, не следовало видеть цену, которую рой должен был заплатить за победу.

Ночью они добрались до большого улья. Это ничего не значило для улья перевертышей, поскольку любой крупный улей был бы активен и охранялся независимо от времени суток. Только во владениях слабой королевы с бедными охотничьими угодьями улей мог иногда закрыться хотя бы на короткий промежуток времени, давая дронам отдохнуть, чтобы сохранить свои силы.

Передовые разведчики Эволи доложили лишь о нескольких сотнях охранников, летающих вокруг. «Манипура полагается для защиты на договор и многочисленных шпионов. Она большая дура». Тем не менее, Эволи знала, что она сможет использовать это преимущество только один раз. Независимо от того, насколько хорошо Эволи скрывала свои намерения от других великих королев, все скрыть было бы невозможно. Даже если бы она убила каждого дрона в улье, все, что нужно было сделать любой другой королеве, — это поймать одного дрона и узнать, кому он служит. Все выражения «защитить себя от Внешних» и «предотвратить истребление кормовой базы», сформулированные в договоре, были просто вежливым способом сказать: «мы позаботимся о том, чтобы не убивать друг друга».

Эволи все еще могла развернуться, хотя это, вероятно, стоило бы ей большей части ее армии. Она могла сохранить прошлое, которое ее мать так старательно создавала. У нее скрутило живот, казалось, там была жуткая пустота, которая, казалось никогда не сможет заполниться. Она едва помнила тот день, когда полгода назад чувствовала себя сытой. Он не придет снова, если она не будет бороться.

Поэтому она боролась. Ее большой возраст и опыт делали каждого из ее дронов ужасающим воином. Они стремительно атаковали, волной захлестывая оборонительные рубежи, убивая каждого дрона, которого находили. У разумных чейнджлингов был только один шанс сдаться и большинство сдалось. «Переменчивые создания. Не стоящие той магии, которой они питались». Но ее дроны пощадили их, хотя бы потому, что это была в обычаях той война, которую она когда-либо знала. Дроны были солдатами этой войны, ценой, которую они платили, и основными целями. Даже самые безжалостные королевы обычно признавали разумных перевертышей ценным ресурсом, который нужно по возможности сохранить.

Некоторые,в основном самцы, отказались сложить оружие. Улей оказался настолько неподготовленным, что некоторые из них даже не были вооружены и пытались сражаться голыми копытами. Они умерли.

Сама Эволи захватила Королеву Манипуру, пытавшуюся бежать, когда стало ясно, что силы Эволи превосходят ее и у нее нет шансов на победу. Манипура не была настолько глупа, чтобы полагаться только на расстояние и слова, чтобы защитить себя, у нее было подготовлено заклинание телепортации, спрятанное в тайной части ее логова, она намеревалась в одиночку найти убежище переместившись в какой-нибудь отдаленный уголок мира.

Эволи так и не узнал, куда должен был отправлять этот телепорт. Один из ее дронов ворвался в дверь, когда готовилось заклинание. Прежде чем чейнджлинг был убит, верными самцами окружавшими Манипуру, Эволи использовала его местоположение для своей собственной телепортации.

Как только она вступила в бой, все это перестало быть битвой. Она не соблюдала старые обычаи ведения войны. Эволи просто направляла свой рог на врагов по одному и высасывала из них магию, пока они все не превратились в пустые оболочки. Она была слишком голодна для проявления благородства и соблюдения ритуалов.

Конечно, королева Манипура не была противником, которого можно сокрушить таким простым заклинанием. Вот почему Эволи пришла вооруженная и закованная в броню, настоящую броню королевы, с рунами, вырезанными на металле, которые повышали его защитные свойства. Возможно, у нее и не было старого опытного пони мастера, для такой сложной работы, только ее мать когда-либо пользовалась его услугами, но она могла ее скопировать, основываясь на результатах реверсинжиниринга.

 «Ты такая худая», — сказала Манипура, и ее голос странно отозвался эхом под сводами комнаты. Даже когда ее заклинания были разрушены, а слуги мертвы, она сумела сохранить спокойствие. Замечательная черта для врага.

И все же эти слова привели ее в ярость. «Как ты думаешь, тебе удастся убедить меня остановиться?» С этими словами Эволи двинулась на нее. Теперь в комнате было почти совсем темно, но у королев чейнджлингов были дополнительные органы чувств. Она чувствовала магию Манипуры, яркую светящуюся искру. Больше магии, чем у нее было за все последние месяцы. Шведский стол по сравнению с тем, чем ей приходилось питаться в последнее время. «Ты меня даже не видишь».

«Я чувствую это», — сказала Манипура. «Ты должна была уйти в лед, кузина. Все в точности так, как писали классики. Безумие и голод могут уничтожить все, что мы создаем».

Но она не просто бросалась пустыми словами. Прежде чем Эволи успела сказать что-то еще, Манипура сделала выпад. Королева владела шестью клинками, все они были невидимы в темноте, но магия, которой она их левитировала, невидимой не была. Эволи отбила их дюжиной своих собственных, каждый из которых был в свою очередь виден Манипуре. Поначалу больший запас магии другой королевы давал ей преимущество, но это было ненадолго. У Эволи был больший опыт. Манипура поскользнулась на одном из трупов и замешкалась. Возможно, ее охватила секундная скорбь по этому самцу, о котором она так заботилась.

Но это не имело значения. Секунда — все, что потребовалось Эволи, чтобы рассечь одну из ее ног. Рана была глубокой, и на пол сочилась темно-зеленая кровь, которую никто из них не мог видеть.

Манипура закричала от ярости, наполнив комнату градом брошенных предметов. Летели мечи, камни, гвозди и другие строительные материалы. Менее опытная королева, возможно, не смогла бы справиться с таким числом предметов, потому что, как только объекты оказывались, брошены, их магическая сигнатура исчезла, делая их невидимыми.

Эволи было достаточно интеллектуальных сил, чтобы отследить траекторию каждого. Она знала, как быстро они были брошены и под каким углом. От большинства она уклонилась, а несколько парировала своим щитом. «Хорошо, что именно ты была здесь, Манипура», — сказала Эволи, когда другая королева начала слабеть. «Не знаю, хватило бы у меня сил сразиться с кем-то более сильным. Но ты была слишком молода. Твоя мать могла бы остановить меня».

Манипура выплюнула в нее полный рот крови и слизи. «Не говори о ней. Моя мать хотела увидеть то, что она построила. Сколько из того, что ты построишь, выстоит, Аджна? Какое наследие ждет твоих детей?»

Эволи вонзила ей в шею сразу два клинка. Оружие Манипуры выпало из ее магической хватки, с лязгом упав на землю вокруг них. «Мне все равно», — сказала Эволи. «После того, как я умру, ничто не будет иметь значения. Ты и другие великие королевы погнались за миражем. Тебя не ждет Сердце Времени. Наши души не получат ни какого воздаяния». Она начала питаться, она не могла позволить Манипуре забрать такое магическое пиршество с собой за порог смерти. Она втягивала магию быстрее, чем когда-либо прежде, собирая каждую ее каплю.

Тело королевы иссохло перед ней, лишившись и крови, и всех запасов магии. Она упала на землю пустой облочкой. «Они не нуждаются в воздаянии», — сказала она мертвой. «Мы могущественны. Мир принадлежит нам, и мы можем его забрать». У нее закружилась голова, нахлынули вспышки красок и прилив сил, а внутри больше не было пустоты. Ее мысли могли снова обратиться к вещам, выходящим за рамки следующей трапезы. Что еще важнее, ее магия возвращалась.

Времени на то, чтобы основать здесь новые владения и постепенно расширить кормовую территорию, не было. У Эволи оставалось еще четыре великие королевы. Ей придется сделать так, чтобы запаса магии хватило до тех пор, пока она не получит следующую порцию.

Продолжение следует...