Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Fallout Equestria: Наука и Боль

Удивительно, как скоро существовавшие пони становятся легендой пустошей, которую передают из уст в уста уставшие путники в барах и салунах. Все знают дарительницу света, слышали про кобылу охраницу, кобылку с розовыми глазками застрявшую во времени, но одна легенда рассказывается намного реже других. Слышали ли вы о Призраке? Пони чьё имя до сих пор вспоминают с ужасом все, кто ступился на тёмный путь. Интересно? Тогда у меня есть для вас его Пип-Бак, где история записана из первых уст...

Другие пони ОС - пони

In Young Pony’s Life …

Книги, как много знаний они таят на своих страницах. Твайлайт, как никто другой знает цену печатному слову, и каждый раз радуется, получая новые книги. Что же преподнесёт судьба на этот раз? Какие знания скрыты в новой книге?

Твайлайт Спаркл Спайк

Всемогущий

Однажды Биг Мак нашёл на поле старый кувшин, медный такой. Что, лягать, могло пойти не так?

Биг Макинтош ОС - пони

Поэма о Воле

Простой стих о достижении желаемого.

ОС - пони

Фокус и ложь

Ещё не став той Трикси, которой мы все её знаем, молодая фокусница попадает в весьма непростую ситуацию, от которой зависит её дальнейшая судьба!

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Просто постарайся не начать войну, пока меня нет

Серьёзный разговор шерифа со своим ВРИО

Другие пони ОС - пони

Белый День Очага

Юная Сансет Шиммер, справляющая в Кантерлоте свой первый День Очага в качестве личной ученицы принцессы Селестии, с ужасом осознает, что на праздники не выпадет снег, и решает что-нибудь предпринять.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Всемогущий ужас огненных копыт

Провалив очередной экзамен в Аду, начинающая озлобленная демонесса-неудачница добивается последнего шанса проявить свой талант. Но по роковому стечению обстоятельств её закидывают в Эквестрию для выполнения, казалось бы, лёгкого задания. Как и полагается, что-то сразу пошло не так...

Другие пони

Чревовещатель

В Эквестрии все как обычно, все трудятся, работают, радуются...Но в городах один за другим происходят странные проишествия...

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 20: Хранитель леса

Часть 21 Хижина Зекоры

Эмилия начала приходить в себя после того, как почувствовала острую словно бритву боль, проходящую по её телу и останавливающуюся в районе спины. Вертясь в разные стороны и тихо постанывая, она, лежа на спине, предприняла попытку открыть слипшиеся после продолжительного сна веки. Медленно, щурясь от боли, она постепенно открывала глаза, и первым, с чем встретился её взгляд, был размытый вид какой-то комнаты.

«Что за?» — промелькнула первая на тот момент мысль в голове кобылки.

Три раза протяжно моргнув, возвращая себе зрение, она все же смогла различить очертания тёмных корней дерева, свисающих с дубового потолка, обвешанных светящимися белыми жуками, похожими на светлячков.

«Что… что происходит»? — она мысленно задала очередной вопрос сама себе, не понимая, где находится, но постепенно начиная приходить в себя. Предприняв попытку подняться, Эмилия тут же оставила эту мысль, когда жгучая боль, что её разбудила, волной пронеслась по всему её телу, заставляя вернуться к прежнему положению, упав назад на спину.

— Ой, больно-то как! — простонала Эмилия, корчась и пытаясь пошевелить перевязанными странными зелёными бинтами копытами. Попытка, к несчастью, не увенчалась успехом.

Через какое-то время, кое-как найдя в себе силы, она опустила глаза и осмотрела себя, после чего с ужасом обнаружила, что почти все её тело было полностью перебинтовано, лишь некоторые части были открыты, на них в свою очередь были видны уже более-менее зажившие шрамы и ссадины.

— Ар… — приподнимаясь, одновременно постанывая и принимая сидячее положение, держась одним копытом за ещё не зажившую рану на животе, а другим — за край виска, Эмилия принялась медленно массажировать его.— Ой, как же болит голова. — Она подняла голову, чтобы осмотреться. — Где я вообще?

Находясь в полном недоумении и живо обойдя взглядом помещение, кобылка едва сдержалась, чтобы удивлено не ахнуть, когда обнаружила себя лежащей в средних размерах кровати посреди довольно обширной и странной комнаты.
Все вокруг: полки, шкафы, предметы, отдаленно напоминающие обычную бытовую мебель, даже небольшой столик стоящий недалеко, было обвешано болотно-зелёными лианами и заставлено разноформатными колбами с дивной жидкостью внутри.
Стены даже чем-то напоминали грубую кору дерева.
На некоторых полках также стояла парочка тотемов, головы которых были изображены в виде разного вида животных. Некоторая часть этих животных была изображена в виде чучел, висящих на тех же корнях, что и на потолке.

— Что это за место такое, и как я суда попала? — Эмилия задала вопрос в пустоту, не понимая, где она находится и удивлённо вертя головой в сразные стороны.

— Туп туп туп!

Словно ответом на вопрос, со стороны двери начал доноситься громкий топот, отдаленно походивший на звук шагов. Он становился все громче, после чего на мгновение затих, пока…

— Бум!

Услышав громкий звук, будто что-то тяжелое упало на землю, Эмилия резко повернулась и устремила испуганный взгляд к источнику шума, быстро закрывая большую часть себя одеялом.

— Тум!

В ту же секунду дверь с грохотом распахнулась, и вот уже на пороге стояло нечто по фигуре напоминающие пони, мордочку которого закрывала деревянная маска, все тело укрывала одежда из листьев и палок, а на шее, качаясь, висели те же тотемы зверей, что были на полках и потолке. У молодой Эппл не оставалось сомнений, что именно этот странный пони привел ее сюда, а это месте, скорее всего, приходится ему домом.

Незнакомец принялся медленно поворачивать голову, остановив в итоге свой взгляд на Эмилии, из-за чего та рефлекторно попятилась назад. Взгляд пустых зрачков, направленных прямо на нее, до дрожи пугал кобылку, но из-за боли в теле она не могла пошевелиться, потому ей только и оставалось, что сидеть на месте и ждать исхода игры в гляделки с жутким пони, что продолжал смотреть на неё своими двумя бездомными зрачками.

— О-о-о, вижу я, что очнулась ты! — довольным громким басом произнес незнакомец.

Эмилия с полным шоком и растерянностью наблюдала за тем, как пони в маске, делая широкие, сопровождаемые легким звоном шаги, подходил к кровати и садился рядом, а затем медленно, словно желая нагнать интригу, снимал маску.
Пару секунд, и вот, перед Эмилией уже сидит миловидная кобылка средних лет с необычной окраской в виде черно-белых полосок на теле, аквамаринными глазами и гривой, зачёсанной в чёрно-белый ирокез.
Видя улыбку на мордочке зебры, спустя какое-то время раздумий, Эмилия все же решила довериться незнакомке.

«Да в конце концов, если бы она и вправду хотела убить меня, то сделала бы это когда спала, а она вот, заботится, принесла лечебное зелье, как бы странно оно не выглядело…»

Переводя край взгляда с пони и обратно на фляжку, Эмилия тяжело вздохнула.

«Может, это зелье действительно поможет…»

Коротко кивая и соглашаясь с собственными мыслями, Эмилия начала подносить горлышко колбы к своему рту. Зажмурившись, она залпом выпила всю синюю жидкость, из-за чего её чуть не вырвало на сшитый паучьими нитями коврик на пол. Ещё сильнее закрыв глаза, она начала ждать, думая, что сейчас у неё начнёт расти хвост, рога на голове, или же она и вовсе станет превращаться в дерево, однако ничего не произошло, напротив, Эмилия ощутила неожиданную лёгкость. Все раны мгновенно заросли, ей стало куда лучше, чем раньше.

— Ого, — уставившись на пустую прозрачную колбу, на дне которой осталось лишь пару капель от чудесного лечебного зелья, Эмилия распахнула глаза, и её рот непроизвольно открылся, приняв форму трубочки. — Больше нечего не болит, невероятно!— незнакомка в ответ на бурную реакцию кобылки лишь кивнула.

— Рада я, что лучше стало тебе. — Сказала та, едва заметно улыбнувшись.

— А то! — возбуждено произнесла Эмилия, чувствуя необъяснимый прилив сил. — Гораздо лучше, что это было? — она спросила, смотря на незнакомку.

— Как и говорила я, лекарство это, зелье.

Взяв из копыт кобылки стеклянную колбу, незнакомка поставила ее на другой край стола и придвинула к кровати ещё две колбы поменьше, вишнёвого и белого цвета. — Вот, через пару минут выпей ещё эти два, они помогут, зелье лучше закрепится и быстрее вылечит тебя.

— Пи-пи! — раздался знакомый писк мышонка, выбежавшего из-под кровати. Взобравшись прямо на её голову, он принялся крепко обнимать её своими миниатюрным лапками.

— Хватит, Чиз, ну тебя, — хихикнула кобылка. — Я тоже, тоже очень рада, что с тобой всё хорошо!

— Пи-и-и-пи! — вновь пропищал мышонок, ещё сильнее прижимаясь с апельсиновой гриве.

— Хороший друг у тебя, должна подметить я, — сказала Зекора. — Настоящий храбрец, ни на секунду, пока спала ты, он не отходил. Я вижу, двоих вас узы сильные связывают.

— Да, ты права. — Улыбнулась Эмилия. — Слушай…

Эмилия было открыла рот, чтобы поблагодарить зебру, но тут же поняла, что совершенно не знает ее имени.

— Извини, я совсем забыла спросить, как тебя зовут?

«Отлично, Эмилия, забыть спросить имя у пони, что спасла тебя от возможной смерти, вот дуреха!» — мысленно обругав саму себя, молодая Эппл захотела стукнуть себя копытом по голове, но вовремя опомнилась, решив, что ее новая знакомая, застав ее за подобным, решит, что она чокнутая.

Незнакомка, прикрыв копытом рот, тихо засмеялась.

— Хи-хи, Зекора имя моё, я хранительница леса этого, — видя озадаченность на мордочке пони, незнакомка продолжила. — Задача моя — сохранять лес и помогать путникам, потерявшимся в нём, должна признать я, что тебе и твоей подруге-пегасу сильно повезло.

— О чем это… — в тот момент в Эмилию будто ударила молния, все ее тело проняла дрожь, и она, подскочив, испугано вскрикнула. — О Селестия, как я могла забыть! Рейн, что с ней? Боже, как я могла забыть про неё!?

Воспоминания тот час полчищем заползли в голову кобылки, она вспомнила все: как ещё недавно тащила на себе полуживое тело Рейн Скай, которая находилась в ужасном состоянии после того, как они чудом выбрались с поляны ядовитых цветков. Испуг и волнение за подругу резко сменился чувством вины, когда Эппл вспомнила, что именно по её вине все случилось. Если бы не ее любопытство, они бы не оказались в такой ситуации, она бы не лежала тут, вся перебинтовано как мумия, а Рейн… она бы…

Видя подавленность, с которой сидела персиковая кобылка, опустив голову вниз и смотря на свои перебинтованные конечности, Зекора положила копыто на ее плече и успокающим голосом произнесла:

— Не стоит корить себя, дитя, в случившемся нет вины твоей.

— Нет, нет, есть! — Эмилия вытерла капли слез, скатившиеся по щекам. — Если бы я не решила доказать, что те цветки безобидные и послушалась бы предупреждения Рейн, она бы не… Мх… она бы! — промямлила Эмилия, продолжая плакать. Все внутри нее скрипело от боли, и в этот раз причиной были явно не раны.

— Не стоит унывать тебе, — попытавшись вновь успокоить расстроенную кобылку, Зекора, прильнув вперед, обняла ее. Несмотря на подростковый возраст Эмилии, Зекора понимала, что сидящая сейчас перед ней пони — ещё совсем жеребенок, переживая сильный шок, и лучшее, что ей могло помочь в эту минуту — это сбросить весь накопившиеся груз. — Не волнуйся, ибо цела подруга твоя.

— Правда, с ней все хорошо? — с надеждой спросила Эмилия, шмыгая носом.

— Сказать сложно наверняка, в тяжёлом состоянии она, но благодаря помощи друзей твоих, уверена, что поправится она.

— Друзья? — Эмилия непонимающи приподняла бровь. — Какие друзья?

— Бум!

— Тут дверь вновь с грохотом распахнулась, и в хижину, обьятые фиолетовой аурой, влетели три корзины, доверху наполненные разноцветными ягодами.

— Мы вернулись!

Раздался слегка грубоватый голос, когда, переступая через порог, в хижину вошёл знакомый фиалковый единорог с короткой синей гривой, рог которого светился тем же ярко-синим цветом.

— Зекора, мы принесли те ягоды, что ты просила! — следом за единорогом в комнату забежал маленький фиолетовый дракончик, неся в руках корзину, что была больше него раза в два, но он каким-то волшебным образом умудрялся удерживать ее в своих коротких лапах. — Ты только посмотри, мы собрали целую кучу ягод для тебя! Ну, если честно, я не был уверен, это ли ягоды «багряной росы», о которых ты нас просила, потому для уверенности накидал в корзину по немного всех ягод, которые нам с Айзеном удалось найти… О, привет, Эмилия, ты наконец очнулась! — приветливо улыбнувшись, дракончик замахал лапой, здороваясь с кобылкой, что сидела в кровати и таращилась на них.

Аккуратно опустив корзинны с ягодами рядом со столом, единорог повернулся к двум кобылкам и обратился к Эмилии: — С пробуждением, кстати.

— Спасибо, я… Эй, погоди-ка, я тебя знаю, ты тот самый грубиян, из-за которого я испортила пироги. Точно, это ты, Синевласка! — возмущенно воскликнула Эмилия, тыча перебинтованным копытом в сторону жеребца.

— Хм, да… — протянул единорог голосом, полным безразличия. — На счёт того случая, слушай, тогда вышло небольшое недопонимание, я чересчур задумался и не видел, куда иду. Без обид, ладно? — просто и лаконично проговорил Хайд.

Пускай обида на единорога уже не была настолько сильной, Эмилия настойчиво не хотела пока его прощать, да и это странное извинение звучало совершенно неискренне, потому кобылка, соорудив обиженное лицо, скрестив копыта на груди и недовольно хмыкнув, отвернулась к стене.

— Не стоит вам ссор по пустякам устраивать, счастья это не принесёт вам.

Взгляд зебры от жеребца и кобылки переметнулся к стоящему в центре комнаты котлу, под которым в потухшем костре грустно томились остатки пепла. Недовольно цокнув языком, Зекора повернулась к дракончику.

— Спайк, будь добр ты, принеси мне пиалу с полки той, пожалуйста, — Зекора указала на среднюю полку на небольшой деревянной тумбочке.

— Конечно, Зекора, момент! — дракончик улыбнулся и, подбежав к тумбочке, достал оттуда нужную пиалу с розовым порошком внутри и отнёс ее уже подошедшей к котлу зебре.

— Спасибо. — Взяв пиалу в копыто, Зекора зачерпнула оттуда горсть и бросила в тлеющий костёр. Тот, вспыхнув розовой искрой, в ту же секунду загорелся ярким пламенем.
Эмилия и Айзен одновременно ахнули от удивления.

— Это же магия, тогда получается, ты волшебница?! — восторженно произнесла кобылка, не в силах оторвать заворожённый взгляд от развивающегося в воздухе жёлто-розового дыма.

— Это не магия, милая Эмилия, уверяю тебя, а нечто другое это, поймёшь потом ты, когда время придёт. — Ещё более загадочно проговорила зебра, вводя обоих своих гостей в ещё больший ступор.

— М-м-м, класс! — пропел дракончик, до последнего стараясь сдерживать текущие изо рта слюнки.

— Бррр! — вода в котле забурлила пузырями, и вскоре вся комната наполнилась приятным запахом.

— Как вкусно пахнет! — дракончик начал ещё сильнее принюхиваться, вытягивая нос, словно собака.

— А теперь, дорогие гости мои, предлагаю вам забыть о разногласиях ваших и присоединиться ко мне за ужином. Ибо еда эта поможет силы ваши в миг восстановить! — после этих слов Зекора залила стоящую на столе миску горячим супом и поставила её на стол.


Айзен прежде не видал настолько спокойной и умиротворённой ночи, как сегодня. Сидя на поляне недалёко от хижины и наблюдая за тем, как парящая над его головой луна, легко минуя серые тучи, течёт по нёбу, словно ручей, из которого доносится протяжное кваканий лягушек, он наслаждался тем, как теплый и в то же время дикий, как и сам лес, ветер поёт свою песню, слегка вздымая вверх синюю гриву единорога, создавая рябь на воде и колыхая огрызки веток дерева.

После окончания ужина владелица дома взяла поднос с едой и лекарством и отправилась в соседнюю комнату, где лежала Рейн Скай. Эмилия, сразу вызвавшись помочь, поспешили вслед за кобылкой. Айзен и Спайк остались и принялись за уборку стола. Закончив, дракончик решил пойти вздремнуть, дабы набраться сил перед дорогой. Жеребец же, не найдя себе места, решил выйти и немного подышать свежим воздухом.

— Можно… можно присесть? — услышав чей-то прерывистый голос и повернув голову, единорог обнаружил стоящую позади него кобылку, что, опустив голову, нервно потирала копыта. Она явно была чем-то обеспокоена.

Айзен коротко кивнул, и Эмилия, сделав пару шагов, села на расстоянии вытянутого копыта от него.

Повисла тишина, нарушающаяся лишь тихим скрежетом сверчков, прячущихся в ростках травы.

— Слушай, Синевлас… Айзен, я… в общем, такое дело, ну… как бы, я… я хотела, я просто… — продолжала мямлить Эмилия, постукивая копытами друг о друга. Она явно хотела сказать что-то важное, но никак не знала, с чего следует начать. — Просто я хотела… Ах, Дискорд тебя дери, Эмилия, ты можешь уже перестать мямлить и сказать все как есть!

— Хм? — единорог приподнял бровь, наблюдая за метаниями кобылки, сидевшей рядом с ним и бормочущей себе под нос.

— В общем, я хотела сказать спасибо тебе и твоему другу, — Эмилия опустила голову, продолжая смотреть на отражение луны, плывущее в ручье. — Зекора рассказала мне, что вы помогли ей спасти нас с Рейн, и что если бы не вы, мы бы обе погибли. Так что я хотела поблагодарить вас. Спасибо! — вернув взгляд к единорогу, Эмилия робко улыбнулась.

— Пожалуйста, — немного растерянно, хоть и сохраняя прежнюю безразличность, ответил единорог. — Но это была не моя идея, тот маленький дракончик решил, что мы просто обязаны помочь Рейн Скай, все твердил: «Она же наша подруга». Так что если хочешь поблагодарить за спасение, тебе следует благодарить Спайка. Если бы не он, нас бы здесь не было.

— Может и так. Но ты помог, это факт, а мог просто остаться в стороне. Но вместо этого ты помогал Зекоре варить зелье и собирать травы для лекарств. Как по мне, не слишком похоже на действия пони, которому все равно. — Едко заметила кобылка, хитро стрельнув глазами.

Это высказывание задело те тонкие, нужные нити в Айзене. Враньем будет не сказать, что в тот момент он задумался: а действительно, почему он так поступил?

— Как я говорил, всему виной дракон, он весьма упертый, особенно когда дело касается чего-то подобного. Вряд ли он простил бы мне, если я бы я ушёл, отказавшись помогать. — Пускай всячески пытаясь скрыть, в глубине души Айзен никак не мог понять, почему поддался на убеждения Спайка. Да и вообще, что с ним стало, почему он делает то, что делает? Этот вопрос единорог задавал сам себе на протяжении всего дня, пытаясь понять причину таких резких измений в себе. Но впервые ничего разумного не приходило в голову. С каких пор ему не безразлична судьба других пони, когда он успел стать настолько беспечным, что любой может убедить его сделать то, на что ещё вчера он ни при каких обстоятельствах не захотел бы соглашаться?

Просидев так около двадцати минут в тишине, жеребец решил задать другой интересующий его вопрос.

— Так, Эмилия, верно? — кобылка, повернув голову, вопросительно посмотрела на Айзена. — Расскажи мне, как всё было?

— Что именно? — Эмилия непонимающе смотрела на единорога.

— Как вы с Рейн очутились в этом лесу, и что с вами случилось?

— Эх, вообще-то, честно говоря, все началось из-за… — согнувшись и зубами нажав на магнитную кнопку, Эмилия достала из сумки старую книгу, на обложке которой красовалась золотистая надпись «Легенды и мифы Эквестрии». — Вот, из-за этого.

— Это же моя книга! — с удивлением, широко раскрыв глаза, единорог смотрел на плотную коричневую обложку.

— Погоди, твоя? — не менее удивлённым голосом произнесла кобылка. Айзен коротко кивнул, не прекращая разглядывать найденную пропажу.

— Да, я потерял ее позавчера и нигде не мог найти.

— Я нашла ее в тот же день, вечером, когда убиралась в саду.

— Это моя книга, я потерял… — в голове единорога что-то щёлкнуло. — Именно тогда я и потерял её, когда покидал ферму Эпплов. Я искал ее полдня, нигде не мог найти, думал, что потерял, а в итоге просто забыл ее на том столе.

«Какой же ты идиот, Айзенхорн», — уже мысленно добавил жеребец, которому в тот момент захотелось ударить себя чем-то тяжёлым.

Эмилия внимательно наблюдала за Айзеном, её настроение из смущеного резко сменилось на задумчивое и даже грустное. Она тяжело вздохнула.

— Знаю, именно за этим я и отправилась в лес, хотела помочь и спасти всех от вечной ночи. А теперь из-за меня и моих действий пострадала дорогая мне пони. В итоге я сделала только хуже. — Кобылка грустно опустила голову, уставившись в пол.

— Все же не пойму одного. — Сказал Айзен. — Как тогда вы попали…

— Айзен, Эмилия! — диалог двух пони прервал крик Спайка, выбежавшего со стороны хижины и испуганно размахивавшего маленькими лапами. — Айзен, Эмилия, там! — остановившись напротив своих друзей, дракончик стал тяжело дышать, так будто только что пробежал целый марафон и занял призовое место.

— Спайк, что случилось, почему ты бежал? — удивлено спросила молодая Эппл. Дракончик, держась за грудь, жадно глотал холодный воздух.

— Айзен… Эмилия… Скорее, там, там…

— Спайк, что случилось?! — испуганно воскликнула Эмилия, смотря на тяжело дышащего дракончика.

— Скорее, там… беда… Рейн, Рейн, она…

Имя подруги словно своеобразный триггер сработало на Эмилию, она, быстро подскочив и вытерев копытом слезы, помчалась в сторону дома.

«Это не к добру», — пронеслась мысль в голове единорога, нутром чуявшего беду.

— Пойдем. — Помогая дракончику взобраться на свою спину, Айзен поскакал вслед за убегающей пони.


Комната полнилась болезненными стонами.

— Тише, — произнесла зебра заботливым голосом, макая небольшой свёрток тряпки в чашу с прозрачной водой и кладя её на лоб пегаски. — Все будет хорошо.

— Зекора! — тут в комнату словно вихрь влетела Эмилия, тут же бросившись к хозяйке дома, и начала её расспрашивать о состоянии подруги, пока её глаза не встретились с самой Рейн, лежащей в кровати и корчащейся от боли.

— Рейн! — воскликнула молодая Эппл и хотела было броситься к ней, но её остановили слова зебры о том, что Рейн Скай находиться в очень плохом состоянии и ей нужны отдых и тишина.

В комнату следом за кобылкой вбежал Айзен вместе с сидящим на его спине дракончиком.

— Зекора, что случилось? Что с Рейн Скай? — задал вопрос единорог, смотря на хозяйку дома и во все четыре пары глаз с учётом коричневого мышонка, все это время помогавшего полосатой кобылке ухаживать за Рейн.

Несколько секунд Эмилия переводила нервный взгляд с «толпы» пони на лежавшую в кровати Рейн, думая, как её следует поступить.

— Зекора, пожалуйста… — шёпотом произнесла Эмилия, и на её глазах блеснула призрачная капля. — Скажи, что с ней?

— Ах… — Зекора тяжело вздохнула и ещё секунду задумчиво помолчав, все же решила сказать. — Мне очень жаль, друзья мои, но состояние подруги вашей ухудшается с секундой каждой.

— Как, но почему?! — воскликнула Эмилия, растопырив копыта, упираясь в землю.

— Не уверена. Но возможно, мне известна причина. — Зекора подошла к кровати пегаски, полосатым копытом она указала на торчащее и сильно напухшее крыло. — Возможно, проблема вся в этом, подруга ваша отравлена.

— Отравлена? — Спайк непонимающе почесал шипы на голове.

— Да, отравлена. — Зекора провела волнистую линию по крылу пегаски, остановившись на опухшем месте, где были видны несколько небольших проколотых точек. — Иглы, попавшие в крыло подруги вашей, ядовиты и очень опасны. — Начала объяснять зебра, смотря на Айзена и его компанию.

— Насколько все серьезно? — спросил единорог, краем глаза замечая, как стоящая рядом с ним кобылка испуганно уводит взгляд в сторону.

— Очень. — Серьезным голосом произнесла Зекора. — Их яд очень быстро и стремительно попадает в кровеносные сосуды тела, убивая тем самым изнутри. Если не предпринять меры, в ближайшие сутки… — Зебра запнулась, тяжело вздыхая.

Во всей комнате образовалась гробовая тишина, прерывающаяся лишь лёгкими стонами Рейн Скай. Каждый уже понял, что хотела сказать Зекора, но до сих пор не мог заставить себя поверить в происходящие.

— Но должно… должно же быть что-то, что поможет Рейн. — После небольшой паузы спросила Эмилия. — Какое-нибудь лекарство, или что-то другое, что может помочь ей?!

«Это моя вина, что Рейн пострадала, я должна сделать все что в моих силах, чтобы помочь ей».

— Оно ведь есть, да? — подал голос стоящий до этого в стороне жеребец, подойдя к кровати. — Лекарство, оно есть, правда ведь, Зекора? Что это?

— Должно же быть что-то! — присоединился к расспросу Спайк, забравшись по шее на голову единорога и упёршись в нее лапами, неосознанно наклонив её вниз. — Ой, извини!

— Пи-пи!

— Хм, — зебра призадумалась. — Способ. Возможно есть такой, прошу, друзья мои, за мной.

Зекора, поманив копытом компанию, направилась к вывешенной вместо двери шторы из бус, заставляя двух пони дракончика
в полном недоумении последовать за ней.

— Куда же ее положила я… — оказавшись в гостиной, Зекора сразу же принялась рыскать по заставленным доверху полкам книг. — Нет, не то… вот, книгу нужную нашла я! — радостно заговорила она, доставая с полки небольших размеров книжку в деревянной обложке и кладя её на стол.

— Что это? — спросил дракончик, с интересом рассматривая слегка потрёпанную временем книгу.

— Помощь. — В очередной раз загадочно, но в то же время очень лаконично проговорила Зекора. Айзен и Эмилия, переглянувшись, перевели вопросительный взгляд на зебру, и та решила объяснить. — Вот то, что нужно вам. — Открыв книгу и пролистнув пару-тройку страниц, Зекора остановилась на той, где на пустом листе было одно-единственное изображения цветка с пышными голубыми лепестками, по краям которых стекали капли росы.

— Пи, пи-пи… — пропищал Мышонок. — Согласна, Чиз, — Эмилия повернула голову и повторила ранее заданный вопрос. — Так что это?

— Это то, что нужно вам и то, что подруге вашей помочь сможет. Санфейт, цветок, рождённый во время восхода солнца. — Пояснила зебра, приставив копыто к рисунку. — Цветок этот необычный, силой он наделен, лепестки его подобны каплям ночной воды, исцеляют любые, даже самые жуткие раны. Только это растение способно излечить подругу вашу, только он может помочь.

— Ну тогда чего мы ждём? Нужно поскорее найти этот цветок!

— Не торопись, детя моё. — Решила немного умерить пыл молодой кобылки зебра, выставив копыто вперёд и встав перед ней.

— Что? Но почему, вот же оно, лекарство для Рейн, нам нужно просто пойти и взять этот цветок, ведь так?! — непонимающе посмотрела на Зекору Эмилия, не желающая медлить и терять возможно последний шанс спасти Рейн Скай.

— Все ведь не так просто? — Айзен подошел к Эмилии. — Проблема в том, где его найти, да?

Последовавший после этого медленный кивок дал жеребцу понять, что его догадки касательно местонахождения целительного растения верны.

— Слова твои правдивы, Айзенхорн. Место, где цветок этот растёт, запретной частью леса зовется, появляться там строго запрещено, ещё не один пони не смог, отправившись, живим вернутся оттуда.

Опустив голову, Зекора мотнула головой, из-за чего кольца на её шее и ушах звонка зазвенели. Затем она посмотрела на Эмилию виноватым взглядом.

— Но должен быть способ, может, есть что-то ещё, что могло бы помочь Рейн? — едва сдерживалась Эмилия. Можно было заметить, как последний огонек надежды медленно угасает в её глазах. Ей дали надежду, что она сможет помочь и спасти свою подругу от беды, в которую она сама же ту и затянула, а теперь со всей жёсткостью дали пощечину.

— Сожалею, но иного пути нет. — С грустью и неким чувством вины произнесла Зекора, покачивая опущенной головой. — Растение это — единственное, что может помочь раны от шипов вылечить, в противном случае придётся отравленное крыло удалить. Иначе яд вскоре доберётся до всего тела, и в конечном счёте… — Зекора не стала заканчивать, но по ее взгляду и так все было понятно.

— О Селестия, как же так! — воскликнул Спайк, хватаясь за голову.

— Пип-пи-и-и… — маленький мышонок, спрыгнув с плеча хозяйки, подбежал к кровати и стал обнимать больную пегаску за щеку.

Они были хорошо знакомы, кобылка всегда угашала их с Эмилии чем-то сладким когда ловила за какой-нибудь шалостью. Как когда они решили покрасить близлежащие к городу облака в разные цвета, Рейн их словила и после длинного чтения морали повела в сахарный уголок, где каждый раз угощала знаменитыми кексисками Кейков, лучшими во всей Эквестрии.

— Пи-пии.

— Мне искренне жаль, но без цветка этого помочь подруге вашей не смогу я.

— Кх… — тут Эмилия, резко подскочив к столу, загребла книгу себе в сумку и, развернувшись, уже направилась к выходу, как ее перехватила Зекора, положив копыто на плечо.

— Ну что? — недовольно буркнула Эмилия. Хранительница леса посмотрела на молодую Эппл серьезным взглядом, говорящим, что она сейчас вновь поступает так же бездумно и опрометчиво, как и тогда на поляне с цветами, из-за чего Рейн в данный момент и находится в тяжелом состоянии.

Кобылка замерла на месте. Не в силах пошевелиться, она чувствовала, как вся решительность, с которой она секунду назад собиралась сама отправиться на поиски лекарств, испаряется. Седельные сумки, скользнув по бокам, упали на пол, а сама она, опустив голову, поникшей мордочкой с прижатыми к голове ушами уставилась в пол.

— Понимаю я чувства твои, дитя моё, но этим ты сделаешь только хуже, как себе, так и ей. — Эмилия перевела глаза на лежащую в кровати подругу.

Повисла тишина, прерывающаяся лишь тихи всхлипами Эмилии, которая больше не знала, что ей делать.
Айзен, все это время стоявший в стороне и наблюдавший за всей сценой, сейчас смотрел на сидящую на полу и плачущую Эмилию и о чем-то усердно размышлял. Наконец что-то решив, он повернулся к Зекоре.

— Как далеко находится место, где растет этот цветок? — спросил Айзен. Зекора задумалась, поднеся копыто к подбородку.

— Путь к месту обитания цветков этих не близок, дорога туда может занять несколько часов пути.

— Несколько часов… нет, это… — Айзен уже хотел сказать, что это слишком долго и им и так надо спешить, они со Спайком и без того потеряли много времени. Но, встретившись с молящим взглядом дракончика, что, скрестив лапы, большими глазами смотрел на него, и еще раз выглянув на сидящую с опущенной головой кобылку, он раздражённо проворчал что-то себе поднос.

— Ах, ладно. — Воскликнул вдруг Айзен. — Тогда не будем терять драгоценное время, вперёд.

— Ч-что? — кобылка мокрыми глазами посмотрела на Айзена.

— Чего расселась, вставай давай, ты же хочешь помочь своей подруге? — кобылка кивнула в ответ. — Значит, нельзя терять ни секунды, давай, чем быстрее мы найдем цветок, тем быстрее Зекора сможет сварить лекарство и вылечить её. — Жеребец помог дракончику забраться на свою спину и повернул голову. — Ну?

Эмилии понадобилось несколько секунд, чтобы переварить слова единорога. Затем, радостно вытерев слезы, она подцепила сумки обратно на свое тело.

— Да, идём! — проговорила кобылка, чьи щёки загорелись румянцем, а сама она направившись вслед за единорогом.


Собравшись и подготовив нужные вещи, группа пони в компании дракончика и мышонка уже собиралась отправляться в путь, как к Айзену подошла Зекора и вручила небольшую колбу, замотанную в ткань.

— Что это? — спросил Айзен, вертя колбу, внутри которой плавала жёлтая жидкость.

— Подарок. В пути вашем вещь эта в один момент может стать незаменимой. — Ответила шаманка, улыбнувшись.

Немного подумав, жеребец пожал плечами и благодарно кивнул, а затем спрятал колбу в сумку.

— Спасибо, Зекора! — прокричала Эмилия, махая копытом, а потом, опомнившись и развернувшись, побежала догонять единорога, который успел неожиданно уйти вперёд неожиданно быстро.

— Берегите себя! — прокричала в след Зекора, продолжая наблюдать за удаляющимися пони, пока их разноцветные силуэты не скрылись из виду.

Продолжение следует...