Семь невест для семи чейнджлингов

Желая рассорить Элементы гармонии, прежде чем они снова помешают ей захватить Эквестрию, королева Кризалис придумывает гениальнейший план, как сделать это наверняка. Поскольку все они незамужние кобылы, ей нужно лишь заставить их соперничать за жеребца! И этот её план, может быть, и сработал бы… продумай она его до конца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Кризалис

Письмо с сердцем

Твинклшайн случайно поднимает выпавшее у кого-то письмо.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Маска

Побег ото лжи не имеет смысла

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Чейнджлинги

Кровавый изумруд 3

Хуманизация знакомых персонажей "Кровавого изумруда"

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Вандерболты Мод Пай

Ломка

Учение — свет. Знание — сила. Беда пришла откуда не ждали.// Комментарий переводчика: Короткий фанфик, но какая экспрессия!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Из жизни мокрецов

А вы знали, что перевёртыши заполонили Брест-Литовск? Загуглите: "changelling breast expansion".

Человеки Торакс Чейнджлинги

Кольцо 3. Реинкарнация Анонимуса.(Рабочее название)

Всё ещё продолжаю свои труды которым уже многим одискордели. Всё ещё я. Всё ещё в Эквестрии. Но. 1. Я теперь не Демикорн. 2. Рояли отобрали но обещали прислать один если буду хорошо себя вести. 3. Это канон какой он есть так что это Serios buisines. И наконец. 4. Аргумент "It's magic" с этих пор не котируется.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Законы природы

Пони противостоят гигантскому механическому монстру на улицах Понивиля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Лира

К чему приводит недостаток внимания

Твайлайт сделали принцессой. И что это дало? Что ей теперь делать? Просто улыбаться и махать копытом - мало.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Побег из Роккэстла.

История единорожки, которая не желала оставаться в тюрьме.

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4. «Эмоциональная перегрузка»

Глава 5. «Эмоциональное выгорание»

Выйдя из бутика Рэрити, Твайлайт зажгла рог и призвала заклинание зонта.

Она думала о родителях Рэрити. Она никогда раньше с ними не встречалась, но ей они показались довольно миленькой парочкой, хоть и со своими причудами.

Она как раз, когда пошел дождь, провожала Спайка до коттеджа Флаттершай. Дракончик пообещал приглядывать за всеми животными и коттеджем, пока Флаттершай и Дискорд будут в деловой отлучке в Кантерлоте. Твайлайт уже шла назад домой, как вдруг наткнулась на двух пони, застигнутых в жуткую непогоду. Их телега опрокинулась в лужу, а чемоданы упали прямо в грязь. Так что она предложила им очистить их, прибегнув к небольшой помощи магии, а потом проводить до пункта назначения. Так она и узнала, что они направлялись к одной из ее лучших подруг.

Теперь она понимала, откуда у Рэрити манера набивать сумки. Но это единственное, что она видела в них общего. Казалось, в стиле они точно проигрывали дочери.

И притом, им не помешало бы перенять манеры Рэрити в целом, ибо они хотели войти в ее дом так, как будто жили в нем по крайней мере полжизни (видимо, они подумали, что Рэрити будет рада, впустив их). Твайлайт все же настояла на стуке, так как на двери висела табличка "Закрыто!"

Кстати об этом: разве бутик Рэрити не должен быть открыт круглые сутки? В конце концов, она была профессиональной бизнесмэйр. А тут он закрыт, а шторы плотно задернуты. Это могло значить, что она работала над каким-то секретным проектом. На ее копытах и вправду была куча заказов, учитывая предстоящий праздник. Так что, может, она просто хотела, чтобы ее не беспокоили. Да и еще над Понивиллем пролился последний осенний дождь. Не исключено, она захотела отгородиться от хмурой погоды.

И все-таки в бутике было очень темно. Как она могла работать при таком освещении?

Твайлайт вырвало из мыслей что-то движущееся на периферии зрения.

Что-то быстро двигалось под дождем. Что-то вроде двух кобылок на скутере. И двигались они в сторону бутика.

Она едва уловила голос со скутера, едущего с демонической скоростью.

— Меткоискатели борцы с роботами!..


Рэрити только начала осознавать, что сказали ее родители, но мысли буквально слипались в голове.

Пришло время…

— В-время для чего? Если вам нужно время — просто посмотрите на часы.

Улыбка ее отца начала таять.

— Нет, дорогая. Мы скажем ей, — ответил он более серьезным тоном.

— Скажите что… Кому? — спросила Рэрити с застенчивой улыбкой, начиная потихоньку пятиться от родителей.

Они оба обменялись взглядами.

— Свити, конечно, — сказала мама, подходя ближе. — Пришло время сказать ей правду.

— Пра… правду… о чем?

Теперь ее родители действительно заволновались.

— Ты сама знаешь о чем, — ответил ей отец, подходя с другой стороны.

Рэрити покачала головой в знак протеста.

Этого не должно было произойти. Не сейчас. Никогда. Они все согласились оставить тот ужас в прошлом. Зачем им понадобилось нарушать обещание? Рэрити не могла! Она забыла обо всем этом и похоронила под пятидесятиметровым слоем бетона. Но этот бетон, этот фундамент начал рушиться. Множество чудовищных вещей, которые стоило забыть, всплывали на поверхность.

Она все продолжала пятиться от родителей. Но они стягивали кольцо, как древесные волки. Сама того не сознавая, она попятилась от двери, где стояла ее мать. Она двигалась вдоль стены, как мышь, удирающая от кошки. Но ее отец подошел к ней с другой стороны, преграждая проход к лестнице и кухне.

Она остановилась перед распахнутым окном. Серый, мертвый свет упал ей на лицо, и ее тень отбросило далеко вглубь бутика.

— Ты плачешь? — спросила мама.

Рэрити прикоснулась к щеке. Она была мокрой и липкой. Тушь стекала. Она правда думала, что сможет скрыть это? Но теперь она вновь стекала по щекам. Новый поток слез хлынул из глаз.

Да, она плакала. В глубине души она никогда не перестанет плакать.

Рэрити просто взяла частичку себя и закупорила в бутылке. Но сейчас слезы пробили пробку и били через край.

— Рэрити? Что случилось, милая?

Рэрити продолжала отступать, но вскоре оказалось, что больше некуда, когда она уперлась в оконную раму.

Ей не хотелось здесь быть. Она хотела выпрыгнуть в окно и бежать. Хотела убежать прочь, укрепить фундамент и держать воспоминания подальше от поверхности. Но ее отступление сорвано. Ее окружили. Реальность смотрела ей в лицо. Реальность случилась!

Если это была реальность, значит, и кошмар тоже.

Дверь шкафа распахнулась, и скелеты начали рассыпаться, словно это и не был сон.

Нет, не сон. Она все еще была заперта в кошмаре.

— Свити… она… она…

Фундамент взорвался под ее воображаемым шкафом. Когда ее последняя внутренняя стена разрушилась, она закричала:

— ОНА ЗНАЕТ!

Окно позади нее разлетелось на тысячи стеклянных осколков, полетевших в разные стороны, когда скутер пролетел над ее головой. Затем что-то ее задело, и она упала.

— …ЙЕЕЕЕЕЕЙ…

Крик дуэта драматично заполнил комнату, когда Рэрити покатилась по полу. Она врезалась в высокую пирамиду, выстроенную из багажа.

Она попыталась выбраться из кучи чемоданов, но остановилась, поняв, что лежит перед двумя насквозь промокшими и хорошо ей знакомыми кобылками в их лучших прикидах стиля Рэмпони.

Эпплблум сняла бант и натянула на его место ленту, как бандану. Грива Скуталу были в больших шипах, поверх расстегнутой куртки она натянула пояс с водяными пистолетами и рогатками. На Эпплблум было два перекрещивающихся ремня поперек груди, на каждом из которых было по водяному пистолету. Притом обе они нацепили темные солнцезащитные очки и сосали леденцы, палочки которых торчали изо рта, словно сигары.

Спустя пару невнятных криков Твайлайт ворвалась назад в бутик.

— Все живы? — крикнула она, но, когда увидела эту сцену, задала другой вопрос: — Что происходит?

— ОНА — РОБОТ! — завопила Скуталу.

— Что?

Рэрити была так поражена, что не могла сказать ни слова. Честно говоря, давящие на живот копыта Скуталу мешали ей не только дышать, но и думать. Она не поняла, что Скуталу имела в виду под "она — робот"… если только она не наткнулась на Свити. Ужас от этой мысли лишь больше выбил из нее воздуха.

Прежде чем Твайлайт успела хоть что-то спросить, родители Рэрити встали перед ней и отчаянно начали махать копытами с несерьезным видом.

— Э-э, ничего! Ничего, совсем ничего! — Они нервно улыбнулись, выставляя Твайлайт за дверь.

— Дети есть дети. Мы разберемся. Пока-пока!

— ОНИ ТОЖЕ РОБОТЫ! НЕ ВЕРЬ ИМ!

— Роботы? Что за роботы? А, они же смотрели один из фильмов с ними. Да, точно. Вам не о чем беспокоиться, мисс Твайлайт. А теперь вам пора!

Твайлайт попятилась от нервозной парочки. Ее хотели вывести за дверь, но тут на пороге возник неожиданный гость.

Еще более истеричная розовая кобыла с кьютимаркой в виде трех цветков. Она выглядела так, как будто пробежала под дождем целый марафон. И все же, несмотря на перехватившее дыхание, она неразборчиво закричала во всю глотку:

—Обожеятакрадавасвидетьсвитипропалаияскалаееповсюдуиподумалачтоонавернуласьдомойоназдесь?

Похоже, никто не смог разобрать истерику школьной учительницы Черили.

Даже Скуталу приостановилась, пока Черили переводила дыхание.

Твайлайт пыталась успокоить ее и выяснить, что она хотела сказать. Но Черили продолжала выкрикивать что-то нечленораздельное. Скуталу снова закричала. Про то, что они чейнджлинги под видом пони! Эпплблум присоединилась к ней, крича, что Свити — робот. А родители Рэрити вовсю пытались их перекричать, ссылаясь на их предвзятые обвинения.

Бутик наполнился какофонией криков. Каждый, в свою очередь, пытался перекричать оппонента.

Единственная, кто не присоединилась к этому кричащему безумию была Рэрити. Все, что она могла делать — смотреть в потолок и осознавать, как быстро рушился мир перед ее глазами.

— ВСЕМ МОЛЧАТЬ!

Усиленный магией голос Твайлайт эхом раздался по бутику, и волна магии захлестнула магазин. Мгновение, и стало тихо, как в могиле. Только хлещущий за окном дождь нельзя было остановить.

Все так и пытались что-то сказать, пока не поняли, что не издают ни звука. За исключением Твайлайт, которую можно было услышать, затаив дыхание. Может быть, она наложила заклинание тишины на них.

Твайлайт окинула всех суровым взглядом, убеждаясь, что все были в ее внимание, и затем, чтобы успокоиться, глубоко вдохнула.

— По одному.


Твайлайт пришлось повторить заклинание трижды, так как они снова воронились орать друг на друга.

Она, в конечном итоге, дала возможность говорить лишь одному.

Она не могла отойти от услышанного.

То, что каждый говорил, было нонсенсом. Все это звучало как какая-то шутка. Безумная, запутанная шутка. Но все вокруг нее были серьезны, растеряны, подавлены и на грани шока.

Твайлайт провела копытом по гриве. За последние 15 минут она это делала частенько, отчего ее некогда расчесанная грива стала слегка потрепанной.

— Ладно. А теперь заново. С самого начала. По очереди.

Она окинула взглядом толпу, после чего заставила их сесть полукругом вокруг нее: так было проще наблюдать за всеми.

Она перевела взгляд на левый конец, на двух сидящих разноцветных кобылках. Небольшая аура от рога говорила сама за себя — они могли вновь говорить. А взгляд в ее глазах говорил, что пришла пора отвечать.

— Когда все началось?

Эпплблум и Скуталу переглянулись между собой, пока обе не понурили голову, стыдясь.

— Это началось, когда мы пошли посмотреть кино... — начала Эпплблум.

— Мы просто играли, хотели получить наши кьютимарки, — продолжила Скуталу.

— А потом... случилось это, и...

— И вот тогда мы и увидели. Увидели весь ее металл под шкурой.

Скуталу, крепко обняв себя, вся дрожала, слегка постукивая своими крылышками. Твайлайт вздохнула.

— Ну же, жеребятки. Вы что-то недоговариваете. Простой инцидент не мог так просто взять и снять с копыта мех.

Девочки отвели взгляды. От холодного взора Твайлайт и огненно колючих взглядов мистера и миссис Белль.

Особенно мистер Белль, как будто хотевший, чтобы они высказались. Вот если бы у него был голос, ему бы удалось вытащить из них показания. В конце концов, случилось бы то же самое, что и в предыдущий раз: когда Скуталу упомянула о раскрытом секрете копыта Свити, она и Белли начали кричать друг на друга.

Твайлайт даже и не знала, что делать со старшей парочкой. Как бы несерьезно они относились к тому, что девочки хотели ей поведать, ей также хотелось выслушать и их. Так как они единственные, как родители, знали. Твайлайт раздумывала, что если бы она не вернулась назад в бутик, то ничто не помешало бы мистеру Белль взять и вытрясти из кобылок ответы голыми копытами.

На самом деле, он выглядел так, будто это и хотел сделать. И если бы не его дочь, Рэрити, сидящая между молотом и наковальней, то так бы и случилось.

Твайлайт продолжала допрашивать их, выпытывая информацию. На словах. Она заметила в их глазах нервное подергивание, когда расспрашивала об "оторванном мехе". Она решила раскрыть эту тему получше.

— Что вы там делали? Игрались со взрывчаткой? — спросила она, полусмеясь, не совсем веря в свой же вопрос.

Но девочки опустили голову еще ниже. Их ушки прижались.

— Да вы, должно быть, шутите… — недоверчиво протянула она. — Где вы взяли ее? Магазин пиротехники не начнет продажу до начала кануна Согревающего Очага. И можете даже не говорить, что нашли один из тайников Пинки.

Всем более-менее было известно, что у пони вечеринок припрятаны тайники по всему городу “на всякий пожарный”. Твайлайт с трудом верилось, что любой, пусть и случайно, мог найти тайничок, который Пинки прятала одной-ей-известно-куда. Не говоря уже о розовой "угрозе". Если она хочет что-то спрятать — она это спрячет.

Более того, Твайлайт не верила, что Пинки была такой безответственной, чтобы выдать опасную пиротехнику жеребятам. Особенно Меткоискателям.

Но затем ей пришла в голову другая возможная мысль.

— Не говорите мне, что вы сами пытались ее сделать!

И снова их головы опустились ниже.

— Как?.. — начала было задавать свой вопрос Твайлайт, но на нее снизошло озарение.

Она нахмурилась, окинув Эпплблум ледяным взглядом.

— Эпплблум, ты мне все еще не отдала ту книгу по минералам. — Это было заявление. Не вопрос.

— Эм… да.

— И у тебя остались полезные ископаемые с раскопок.

— Да.

— Сера и древесный уголь?

— Да.

— Взрывчатый порошок?

— Да.

— Нестабильный?

— Наверное.

— Инцидент с фейерверком?

— Агась.

— И еще какой, — вклинилась Скуталу. — И вот тогда-то мы и узнали… — Она снова перешла на повышенные тона. — …что они не настоящие пони, а машины во плоти! Твайлайт, останови их или сделай что-нибудь, пока они все не уничтожили!

Скуталу вскочила с места и напрыгнула на Рэрити. Та даже не защищалась, когда кобылка прижала ее к полу.

— Я же говорю тебе, они пришли, чтобы нас уничтожить! — Она наклонилась к уху Рэрити и закричала: — Что ты сделала с НАСТОЯЩЕЙ Свити Белль?!

Твайлайт отлевитировала модненького маленького оранжевого Рэмпони подальше.

Тем не менее даже будучи в безопасности от оранжевого агрессора, Рэрити не сильно радовалась. Даже несмотря на то, что Твайлайт была единственной, на ком не лежало заклинания молчания, она не могла произнести ни слова.

Твайлайт никогда не видела Рэрити такой подавленной. Ее некогда грациозная подруга была доведена до такого состояния, как будто ее контузили. Даже когда ее отец помог ей присесть, она продолжала хранить молчание. Ей были безразличны как ее защитник, так и ее обвинитель. Ей не хотелось верить им. Ей не хотелось верить, что все происходит на самом деле. Она лишь качала головой взад-вперед. Она смотрела в никуда широко открытыми глазами, теребя свои кудри. Не игриво, как раньше, а достаточно сильно, чтобы выпрямить гриву.

Когда ее родители смогли заговорить, они не получили от нее никаких ответов.

Твайлайт поправила гриву и вернулась к окутанной ее магической аурой пегаске.

— Давай по порядку, Скуталу, — сказала ей Твайлайт, опуская на пол. — Так когда ты говоришь это случилось? Как давно?

— Это случилось на выходных. Дня два-три назад.

— И как она тогда смогла ходить с такой травмой? Как она могла вообще ходить, когда в таких случаях все оказываются на больничной койке?

— Ну… может, потому, что она робот? — безропотно ответила Скуталу.

Это заявление было таким инфантильным для Твайлайт. Неужто они решили, что она им поверит? Что Свити вдруг стала роботом? Ведь она им не была. Она цеплялась за идею, что все просто сговорились, чтобы надурить ее.

Твайлайт с укоризной посмотрела на остальных. Она сняла заклинание с мистера и миссис Белль, одарив их таким же взглядом, что и парочку кобылок. Но несмотря на то, что им вернули голос, они продолжали молчать, отводя свои взгляды так же невинно, как и жеребята, которые предпочитали лжи молчание.

Твайлайт заскрежетала зубами от их нежелания сотрудничать. Она знала, что не сможет их разговорить.

Миссис Белль бросила тревожный взгляд на кобылу за спиной. Там, далеко справа, сидела Черили. После проливного дождя она обернулась одеялом, держа в копытах чашку кофе. Никто так ничего не понял из слов доведенной до истерики учительницы. Но Белли были крайне встревожены ее присутствием. Они были обеспокоены присутствием вообще всех.

— Мисс Твайлайт. Пожалуйста, мы можем… поговорить наедине? — спросила мать.

Ее муж взглянул на нее так, будто она сошла с ума. Сама же Твайлайт удивилась резкой смене ее настроения.

НЕ слушай их, Твайлайт! — закричала Скуталу. — Они тебя заберут и сделают из тебя Кровавого бота!

Твайлайт зажгла рог. Скуталу отпрянула от мысли, что ее снова лишат голоса.

— Хорошо, — ответила Твайлайт. — Но я еще не закончила с вопросами.

— О чем тут еще спрашивать? — спросил мистер Белль, все еще разочарованно глядя на свою жену.

— Как никто не заметил дыру в ноге Свити?..

Внезапно от Рэрити последовала реакция: она отпустила волосы (которые идеально свернулись в свое изначальное состояние) и ахнула.

— Носки! Она скрыла ее носками!.. Ох мой… Все это время!

Черили внезапно кивнула. Твайлайт заметила это и сняла заклинание с последней на очереди пони.

Эпплблум прикрыла уши на тот случай, если их учительница вновь начнет вопить как не в себя. Твайлайт не могла винить ее за это. Понадобилось пять чашек кофе, чтобы кобыла прекратила истерить. А еще одеяло, чтобы согреть. Она все еще выглядела продрогшей до костей. Должно быть, она в дождь наворачивала круги по Понивиллю. Твайлайт надеялась, что Черили не простудится. К счастью, когда она заговорила, ее голос был только слегка охрипшим, но хотя бы не срывающимся.

— Ее нога была забинтована. Она сказала, что сломала ее, и просилась домой. Но мы с медсестрой решили, что будет лучше ее осмотреть. А затем…


Вся семья Белль побледнела от рассказа мисс Черили.

— Вы видели? — Мистер Белль вздрогнул в недоверии. — Они видели?.. Они все видели?

Он даже встал с места, медленно пятясь ото всех. Как будто это заставило бы Черили взять свои слова обратно. Его колени сильно дрожали, словно они могли подкоситься в любой момент.

— Ага, мы видели, — ответила Скуталу. — Мы увидели, что вы все — кучка роботов!

Твайлайт была ошеломлена рассказанным Черили. Часть ее хотела, чтобы она взяла свои слова назад. Чтобы она выкрикнула: «Сюрприз!». Что все выкрикнут «Одурачена!» и сольются в Дискорда. А затем ее друзья ворвутся через дверь, засмеются и скажут: «Видела бы ты свое лицо». Потом тортик и…

Твайлайт двумя копытами взъерошила гриву. За последние пол часа она делала это так часто, что ее голова представляла собой лохматый куст. Примерно таким же бардаком стал ее рассудок.

Все сразу свалилось на нее одним сплошным безумным комом. Все превратилось в непонятную мешанину криков и бессмысленных заявлений.

У нее разболелась голова. Она вновь провела копытом по гриве.

Если это правда была какая-то поэтапная процедура сведения ее с ума, то все шло очень гладко.

Твайлайт взглянула на Черили, пьющую уже седьмую чашку кофе. Она раздумывала, что ей бы тоже стоило выпить пару чашек крепкого кофе. К несчастью, кофейник был пуст, и идти на кухню и варить еще, ей очень не хотелось. Только не в этом желтом доме.

Вот бы Спайк был здесь. Жаль его нет.

По правде говоря, ей казалось, будто друзья оставили ее. Оставили совсем одну в этом сумасшедшем городке.

Спайк занят сейчас присматриванием за животными Флаттершай в ее коттедже, пока та была в Кантерлоте. И она забрала с собой Дискорда. Так что как бы Твайлайт не хотелось обвинить его в этом внезапном всплеске безумия, ей вряд ли это удастся.

Рейнбоу Дэш следила в небе за последним осенним дождем, проливающимся над городом. Хотя, по правде говоря, она едва ли участвовала в этом непосредственно, так как штормом занимались сообща общегосударственные управления погоды со всех округов. И по мере того, как фронт будет двигаться по Эквестрии, один погодный патруль будет передавать свежие сводки другому, и так далее. Рейнбоу будет работать наравне с другими погодными бригадами из других регионов, потому что какой бы крутой она себе не казалась, даже ей не справиться со штормом в одиночку. Как единственный погодный менеджер Понивилля, она была обязана присутствовать.

Пинки Пай ушла вместе с Рейнбоу, считая, что каждый пегас после усердной работы будет нуждаться в поддержке. По этому поводу она превратила свой шар в фуд-корт, где работники смогут пополнить свои силы (и едой, и шутками).

Она считала, что Понивилль сможет пожить без нее пару деньков.

Оглядевшись, Твайлайт задалась вопросом: это вообще реально? Неужто пони так кардинально меняются в настроении, когда главный весельчак уходит из города?

Еще один крик вырвал Твайлайт из круговорота мыслей и вернул в дурдом, который, к сожалению, был вполне реален.

Оранжевая пегаска вновь набросилась на Рэрити, сбив ту с ног, и взобралась к ней на спину. Она кричала, как и Рэрити, и ее родители. И тогда они попытались оторвать свихнувшуюся Скуталу от своей дочери. Та билась как дикий зверь, защищающий свою добычу, кусалась, пиналась и стреляла из водяного пистолета (который, как оказалось, был полон клея) и рогатки. Родителям пришлось уклоняться, чтобы не испачкаться в липком растворе.

— Твайлайт! — крикнула она. — Разве ты не знаешь какого-нибудь заклинания проверки-на-робота? Разве ты не знаешь заклинания рентгена, как у медсестры? Ты должна знать! Ты же знаешь любое заклинание в мире!

Твайлайт едва ли знала каждое заклинание на свете. Но она знала одно заклинание. Даже не смотря на то, что ей не хотелось использовать его, она была сыта по горло этим сумасшествием!

В безнадеге ее рог засверкал. Фиолетовая аура прошлась сквозь Скуталу и Рэрити. Раскрывая их.

Их плоть и кровь.

Эпплблум прикрыла рот копытами, когда два пони предстали вкусным мясным пирогом из мускул и плоти.

Скуталу сдулась, когда взглянула вниз, на свои мягкие ткани, усеянные капиллярами, венами и артериями, и плоть кобылы под ней.

Чтобы злость окончательно сошла со Скуталу, Твайлайт прошлась заклинанием во второй раз с большей силой, обнажив органы; затем в третий, показав одни лишь кости.

И в довершении, она трижды провела заклинанием по старшей парочке, показывая тот же самый итог.

Закончив заклинание, Твайлайт незаметно для себя облегченно вздохнула.

— Так они… не роботы? — кисло буркнула Скуталу, соскальзывая с Рэрити.

Естественно нет,” подумала про себя Твайлайт. Свити Белль тоже. Ни на секунду она не могла представить, что бы такое милое и маленькое создание, как она, не была дышащим пони, как те же Меткоискатели. Если говорить по правде, она испытывала некую радость от того, что сумасбродные нападки помешавшейся пони потерпели фиаско. Некую радость, что реальность осталась такой, какой и должна быть.

Скуталу не разделила ее новообретенного оптимизма. Казалось бы, откровение что-то сломало в ней, подкосило. Она оглянулась на родителей Рэрити самыми грустными глазами и сказала голосом, который заставил бы сердце сжаться до субатома.

— Но почему?

Вопрос повис в воздухе.

— Ага, мне тоже интересно, — согласилась Эпплблум.

— Действительно, — поддакнула Твайлайт. Вопрос "почему" прямо сейчас так и витал по комнате.

Все уставились на Беллей. Уставились на портниху, которую, как им казалось, все прекрасно знали. Уставились и на свихнувшихся отца с матерью. Твайлайт считала их странными, но такого она никак не ожидала.

Вся семья попятилась от уставившихся на них пони. Они выглядели так, будто эти взгляды могли вывернуть их наизнанку.

Миссис Белль словно хотела, чтобы земля под ней распахнулась и поглотила ее. Она прикусила губу и взвесила в голове все за и против.

— Трудно объяснить.

— Трудно, да? — резко спросила Твайлайт, не очень то удовлетворенная услышанным.

Почему все и всё обезумели? Почему они не желают помогать? Почему ей кажется, что из них надо каждое слово вытягивать? И почему это "каждое" слово не имело никакого значения?

Единственная, кто согласилась сотрудничать — была Черили. И то, только после того, как пара чашек кофе смогла успокоить кобылку достаточно, чтобы она смогла внятно говорить. Твайлайт питала надежду, что сможет в этом разобраться.

Но то, что та рассказала, звучало так же безумно, как и все, что рассказали до этого.

— Где она сейчас?

Все обернулись к Черили, которая начала говорить. Только теперь они поняли, что она так и не закончила свой рассказ. Ее оборвали, когда та говорила про заклинание рентгена.

— Затем все разбежались кто куда. Да и я, должна признать, сама тоже испугалась. Придя в себя, я обегала вдоль и поперек весь город в их поисках. Но Свити — была моей главной заботой. Мне хотелось разузнать, что же случилось с моей ученицей. Но я так ее и не нашла. Я даже сбегала в клубный домик, но там было пусто.

Скут и Эппл были слегка шокированы тем, что их учитель знала о клубном доме.

— Мы к тому времени, должно быть, уехали, — ответила Эпплблум.

— И потом я побежала сюда в надежде найти их тут. Но никто так и не сказал, где она! — с укоризной продолжила Черили.

Теперь все взоры обратились на Рэрити. На единственную пони, которая еще не внесла своего слова. Твайлайт согласилась с Черили. Свити — единственный недостающий кусочек в этом пазле. Быть может, с ней ей удастся понять всю картину.

Но Рэрити не выглядела так, будто хотела делиться информацией. Она начала глубоко дышать и все больше замыкалась в себе.

— Милая? — Мама осторожно погладила ее гриву. — Где Свити?

— Я… не знаю.

— Не знаешь? Как так не знаешь? — спросил ее отец.

— Она пришла сюда, и… и… она знала… она показала то, что знала… А потом…

Все наклонились ближе, задаваясь вопросом, что же случилось. Но единственное, что выдала Рэрити — хрип. Будто ей было тяжко об этом вспоминать.

Где-то позади толпы выкрикнул ее отец:

— Отойдите от моей дочери, принцессы ради! Вы ее пугаете!

Твайлайт поймала себя на мысли, что чувствовала слабость в коленях. Облако переживаний затмило ее разум. Это было так неправильно. Это была не та кобыла, которую она знала. Рэрити всегда держала ситуацию под контролем. Даже когда ее похищали, ей удавалось брать все под контроль. Никогда прежде Рэрити не теряла самообладание. Конечно, временами она могла рыдать и остро реагировать на происходящее. Но не так. Никогда.

Ей надо вернуть самообладание. Пока грозовое облако окончательно не затмило ее разум и волю.

Твайлайт обернулась к Черили.

— Еще кто-нибудь пропал? Или вы всех нашли? — с ноткой надежды спросила она.

К несчастью, и эту нотку Черили обрубила на корню.

— Нет. Пару жеребят и кобылок все еще нет. Некоторые из родителей работают допоздна, так что никто не ждет их в этом часу.

«Ужасно», подумала Твайлайт. Быть застигнутым дождем. Ужас и одиночество.

Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

— Ладно. Вот что мне нужно: нам нужно организовать поисковую группу.

— Надеюсь, мы сможем все уладить прежде, чем начнется паника, — подумала она.

Последнее, чего ей хотелось — обезумевшего, как эти пони вокруг, города.

— Черили, мне нужно, чтобы…

— НЕТ!

Рэрити бросилась навстречу Твайлайт, схватив ту обоими копытами за переднюю ногу. Ее реакция была настолько неожиданной, что Твайлайт упала.

— Никому ничего не говори! — Ее слезы капали на лицо Твайлайт. — Прошу, не надо. Никто не знает, как они отреагируют, когда узнают! Они… они не знают, с чем имеют дело.

— Хорошо-хорошо, — нервозно пробормотала Твайлайт. Она вскочила и попыталась вырваться из хватки подруги. — Нам нужно быть настороже. Нам просто нужно связаться с Рейнбоу Дэш и Пинки Па…

— НеееЕЕеет! — Рэрити взревела.

Она еще сильнее вцепилась в ногу Твайлайт. В ее голосе улавливался ничем не объяснимый страх. Слезы катились по ее щекам, а взгляд был полон смятения.

— Прошу… прошу, не говори им. Не говори никому. Они ничего не знают. Они не должны знать. Никому еще нельзя знать. Неизвестно, что случится, если они найдут Свити первыми. Они могут передать ее властям. Или убить ее!

— Рэрити, они никогда бы…

— Никто не знает, что Свити может натворить! — Визг Рэрити стал невыносим. Ее голос болезненно пронзал уши. — Она теперь не в духе… неизвестно, как она отреагирует… Она может… навредить другим… Убить их…

— Убить? — Твайлайт была в шоке. — Рэрити, то, что ты говоришь — бессмыслица. С чего бы ей?..

— Ты ее не видела, Твайлайт! Она была безумна! Она почти стреляла лазерами из глаз!.. Она пыталась вырвать из себя проводку!

Ее родители ахнули от ужаса.

— У нее… нее… Должно быть, у нее случилось замыкание… это… Ужасно!

Твайлайт едва могла разобрать бормотание Рэрити.

У нее сейчас лопнет голова.

Она не могла поверить, что Рэрити говорит о своей младшей сестренке как о какой-то неисправной жестянке. Часть ее не верила в это, но другая — логика — не могла отрицать. Все эти пони рассказали одинаковые истории. Судя по всему, они всерьез верили, что Свити — робот. Их истории связаны, не похожи на выдумку. Да и страх в их глазах был более чем правдоподобным.

Чего ей не приходилось делать — так это не верить на слово своим друзьям. Они через многое прошли, чтобы Твайлайт могла отказать в помощи.

И если Свити и впрямь могла стрелять лазером из глаз — тогда кому-то может не поздоровиться при встрече с ней.

Твайлайт была в центре внимания. Все в комнате смотрели на нее, выжидая совета. Она осознала, что стала той, кого докучают умоляющим взглядом в надежде разобраться.

Она разрывалась. Между подругой, которая умоляла об осторожности. Между ее родителями, жаждущими понимания. И между кобылками и их учителем, которым нужны были ответы.

Сможет ли она найти равнодействующую этих желания?

Твайлайт сделала ровный вдох, надеясь, что у нее получится разрешить ситуацию. Прямо как Селестия.

Секунду. Селестия! Она могла бы дать ответы. Могла бы ответить, сбежал ли Дискорд из Кантерлота… или вовсе там не появлялся.

Она телепортировала к себе бумагу и перо, после чего одарила Беллей извиняющимся взглядом.

— Могу я хотя бы Принцессе написать…

Ответ не заставил себя долго ждать: на Твайлайт ураганом обрушилась не только Рэрити, но и ее родители.

— НЕ-Е-ЕТ ПРОШУ! Не говори ничего принцессам!

Твайлайт пыталась наклонить и повернуть дело у себя в голове под разными углами. Она чувствовала, что доложить Селестии — это ее долг.

Но семейство Белль было непреклонно.

— НЕТ! Они заберут у нас Свити! Мы не хотим, чтобы ее забрали.

— Я не хочу, чтобы мою сестру отобрали у меня!

Рэрити практически "взбиралась" по ноге Твайлайт. Она почувствовала, как горит ее кожа, когда она все тянула и тянула ее. Она пыталась отойти от нее, но Рэрити просто давала ей тащить себя по полу.

— Нельзя, чтобы они нашли ее… Они ничего не знают… не понимают… Мы даже не знаем, что они с ней сделают. А что, если они ее запрут в башне? Или на луне? Или будут делать над ней опыты?

Рэрити была на грани срыва. Ее родители присоединились к всеобщей истерии. У Твайлайт не было иного выхода, как наложить еще одно заклинание тишины.

— Ладно! Ладно-ладно! — крикнула она.

Она развеяла заклинание. Затем снова провела копытом по уже окончательно спутавшейся гриве и вздохнула.

— Ладно, ладно… Уговорили, — повторила Твайлайт, пытаясь успокоить семью Белль и заверить, что она никому не обмолвится. — Я буду держать язык за зубами. Никому ничего не скажу.

«…по крайней мере, пока не найдем Свити», подумала Твайлайт про себя.

Она еще раз глубоко вздохнула и начала все с начала.

— Нужно сохранить это в тайне. И быть начеку. — Твайлайт оглянулась на остальных, чтобы убедиться, что никто не перебьет ее. Затем она продолжила, но уже более властным и решительным голосом:

— Итак, во-первых! Мисс Черили, не могли бы отвести этих двух обратно к их попечителям? И да, будьте осторожны, что вы им скажете, — добавила Твайлайт, пока Рэрити не набросилась на учительницу.

— Конечно, мисс Твайлайт, — ответила Черили и пошла к двери. Колокольчик над дверью издал невеселую трель, когда она указала на дождь.

— Вы, двое, а ну пойдемте! — скомандовала Черили кобылкам. Ей удалось вернуть себе авторитет учителя.

— Но мы хотим помочь найти Свити! — выкрикнули они.

— Нет, девочки. Думаю, вы уже достаточно наломали дров.

— Но… но… — Скуталу опустила голову, сдавшись, и вышла за дверь. Энергия, некогда бившая в ней через край, иссякла. Даже ее крылья обвисли по бокам, и лишь их небольшой размер не позволял им волочиться по грязи.

За ней последовала Эпплблум, но на секунду остановилась, обернувшись на двух родителей.

— Пожалуйста, не говорите ничего моей сестре! — попросила она. — О фейерверке.

— Слишком поздно, Эпплблум.

Она вздохнула.

— Меня запрут на месяц.

Черили с двумя кобылками по бокам покинула бутик.

Белли с неохотой провожали взглядом троицу, узнавшую их маленький секрет.

Но прежде чем они смогли бы остановить их, Твайлайт магией захлопнула дверь и телепортировалась к ним.

— Так. Я требую ответов!


В голове Твайлайт было много вопросов.

Она начала с самого простейшего.

ЗАЧЕМ?

— К чему вся эта секретность? К чему все мольбы о молчании? К чему это недоверие ко всем? К друзьям, ко мне, к принцессам, ко всем?

Отец Рэрити сглотнул. Он глянул на жену, которая встретила его обеспокоенным взглядом. Та, в свою очередь, глянула на Рэрити, которая так и осталась лежать на полу, когда Твайлайт телепортировалась из ее хватки. Рэрити медленно поднялась, подобрала одеяло, которым до этого укрывалась Черили, и плотно укуталась им. Смотреть в усталый и томный взгляд Рэрити — все равно, что глядеть в глаза незнакомца или утомленного странника.

Твайлайт мысленно умоляла свою подругу открыться ей. Она тешла себя надеждой, что дружба и доверие сблизили их достаточно, чтобы они что-то да значили для нее. Но Рэрити отвела глаза и посмотрела на своих родителей. Твайлайт не понимала, что было общего в их взглядах. Но, когда ее мама посмотрела на своего мужа, та кивнула.

Мистер Белль сделал сильный, глубокий вдох, затем повернулся к Твайлайт. Начав говорить, он то и дело запинался.

— Потому что… мы не можем сказать.

— Но почему? — спросила она, стиснув зубы. Ее не покидало стойкое ощущение, что ей приходится буквально вытягивать из них ответы.

— Да потому что… — Он замялся. — Ты хоть представляешь, что может случиться? Можешь представить маленькую кобылку-робота, разгуливающую по городу?

Твайлайт нахмурилась. Нет, не могла, потому что не верила, что Свити — робот.

— Мы испугались, как пони могут отреагировать. Ведь если бы правда вскрылась… Это ведь все равно, что чейнджлинг раскрыл бы себя. Мы боялись, что они могут ей навредят. Что они ее возненавидят.

— Но зачем им это делать?

— Ну… ты же знаешь, как говорят: «Когда кобылка и жеребец любят друг друга, они посылают принцессе Селестии письмо»?

— Оставьте это для жеребят! — отчеканила Твайлайт. — Им говорят это, когда те подросли достаточно, чтобы узнать правду.

— Возможно. Но есть и те, кто верит в вещи, недалекие от этого. Пони, которые верят, что жизнь — суть, смысл и силу которой мы не до конца осознаем. Ну или только нашему Королевскому Величеству дозволено влезать в эту суть своими божественными копытами.

Эти слова немного выбили Твайлайт из колеи. Она знала, что некоторые возносили Селестию чуть ли не до божества. Но мистер Белль говорил о ней с презрением.

Прежде чем Твайлайт что-либо успела сказать, миссис Белль подхватила:

— При всем при этом ясно как белый день, что Селестия не создает тысячи жеребят каждый день. Хотя есть и те, кто всецело верит в это.

— Но ведь это мы решаем, как жить нашим дочерям, — вскричал ее муж. — МЫ! И больше никто!

Тон его голоса возвысился почти до явной агрессии.

— Вот почему мы не осмелились идти к Селестии с таким делом. Мы боялись, что та скажет нет.

— Но почему? — удивилась Твайлайт. — Почему Селестия отказалась бы от такой исследовательской работы, как эта?

Миссис Белль встала рядом с мужем и продолжила:

— Она не единственная, кто сказала бы "нет". Есть пони, которые увидят в нашей попытке вернуть дочь игру со священной сутью жизни. Это будет выглядеть, как что-то неестественное, святотатственное. Преступлением против природы.

— Более того, то, что мы сделали, было в крайней степени противоречиво… — проговорил мистер Белль и замолк.

Его глаза закрыла тень от соломенной шляпы, которую он надвинул пониже.

— Как… что? — спросила Твайлайт, страшась ответа. — Что же такого противоречивого?

В их глазах помутнело. Миссис Белль вздрогнула, услышав заявление мужа. Рэрити буквально тряслась от страха. Они все выглядели такими бледными и усталыми, как будто все тепло мигом покинуло их тела. Даже Твайлайт ощутила, как в комнате внезапно стало холоднее. Так много вопросов, которые ей нужно задать, но гнетущая тишина действовала и на нее. Она могла только вымаливать глазами необходимую информацию.

Мистер Белль прикусил губу и принялся жевать ее. Наконец, он сказал:

— Мы приложили копыта к вещам, Твайлайт. Вещам, в которые невозможно поверить.

Миссис Белль оперлась копытом на мужа и покачала головой.

— Вещам, о которых мы предпочитаем не говорить, — сказала она. — Просто знай, что… из-за этого табу… из-за того, что никто не помог бы, нам пришлось использовать… свои источники.

"Свои" звучало в ушах Твайлайт как "теневые". Она была более чем озадачена всем этим. Теперь она осознала во всю силу, как мало на самом деле знала о родителях Рэрити.

А может, они просто кучка сбрендивших ученых?

Была ли где-то у них запрятана лаборатория? Пособники? Как они смогли набрать персонал для столь секретного проекта? И откуда они брали финансирование и ресурсы?

Теневые — вновь прозвучало в ее голове.

Тогда-то ее и осенило. Эти пони — ничего не скрывают. Они бегут от прошлого.

Какую бы тайну они не несли с собой, она принадлежала лишь членам их семьи. Нависала над ними как какое-то страшное проклятие.

М-да, все это звучит до боли абсурдно.

Она пыталась выкинуть образы Франкенпони из головы, но то, как он говорил о создании нового эволюционного витка в истории пони, наталкивало на фантазии.

Какими бы разработками не занимались эти пони, они относились к этому серьезно. Достаточно серьезно, чтобы пойти против запретов, которые, как они верили, имели место быть. Достаточно серьезно, чтобы держать это в тайне от всех. От скептиков и завистников, властей и пуристов; от всех, кто, по их мнению, захочет заполучить плоды их исследований.

А может, они совершили невиданного размаха революцию? Многих великих деятелей поначалу обходили стороной из-за их гениальных и, по такому поводу, невероятных идей. Так или иначе, они были вынуждены работать втайне и без поддержки до того момента, пока народ не поверит им.

Но если они создали полностью функционирующую механическую кобылку, разве это не было знаменательным событием? Да и в конце концов, это же величайшее технологическое чудо, которое войдет в историю.

Тем не менее у нее засел один единственный вопрос.

Заплаканный голос Скуталу раздался в ее голове: “Зачем?”

— Зачем вообще делать механическую кобылку? — спросила она. — Ну, я, конечно, могу понять жажду знаний… — Она слегка покраснела, — но если же вам так хотелось жеребенка… почему бы… не создать его… естественным путем?

Семья Белль переглянулась между собой.

Мать семейства нехотя ответила:

— Мы… не могли.

— В смысле?

Она выглядела так, будто хотела провалиться сквозь землю. Она хотела что-то сказать, но не произнесла ни слова. Отец положил копыто ей на плечо.

— Мы бы не хотели говорить об этом.

Твайлайт хотелось скрипеть зубами от всей этой секретности, но что-то в его ответе заставило ее проглотить эту обиду. Грусть невообразимой тяжести упала на ее плечи, норовя погребсти под собой.

Неужто у них и впрямь нет жеребят?

Она знала, что есть такие случаи, когда родители не могли зачать жеребят. Но ни муж, ни жена не выглядели такими уж старыми, чтобы достичь менопаузы. «Да и дочь у них уже есть, прекрасная дочь», подумала она, взглянув на Рарити. Может ли бесплодие развиться после рождения первого ребенка? Из-за перемешавшихся в единую эмоцию стыда и сожаления на их лицах она решила пока отложить этот вопрос.

Но даже если они и не могли зачать, она никогда не слышала о том, кто хотел бы второго ребенка так сильно, что им пришлось сотворить его искусственным путем. Это уже переходило все границы.

Мистер Белль тем временем сказал:

— Прошу, пойми — об этом не так просто говорить. В этом проекте есть такое, о чем вслух не принято говорить. Такое, о чем хочется забыть. Мы пытались оставить прошлое позади. — Он сделал глубокий вдох. — Но, думаю, все тайное когда-нибудь становится явным.

— То, что она… — Твайлайт пыталась подобрать в голове подходящие слова, но ничего не придумала. — …робот?

Он лишь кивнул.

— Твайлайт, пойми, прошу, — это… семейный секрет. Никому другому не положено было знать.

— Даже Свити? — не веря спросила Твайлайт.

— Особенно Свити.

Рэрити, плотно обернутая в одеяло, сзади подошла к родителям. Похоже, она слегка оправилась после той эмоциональной вспышки. Печаль, однако, и не думала покидать ее.

— Этот секрет, который мы все обязались хранить в тайне, а прошлое — оставить позади! — вскричала она так, словно ее родители нарушили самое сокровенное обещание. — Зачем вы рассказали ей все? Зачем?!

— Я согласна с Рэрити, — вмешалась Твайлайт. — Вы держали этот секрет в тайне с тех пор, я полагаю, как появилась Свити. Так почему же сейчас вы решились раскрыть все? Что случилось?

— Ну… мы просто хотели рассказать все Свити, — начал мистер Белль, защищаясь.

— Нет, не хотели! — крикнула Рэрити. — Мы никогда ей не должны были говорить!

Миссис Белль пыталась успокоить встревоженную дочь:

— Это был лишь вопрос времени, дорогая. Рано или поздно нам бы пришлось ей рассказать.

Она снова попыталась погладить гриву Рэрити. Но та лишь отвернулась и в отрицании покачала головой.

Твайлайт оставалось сделать то же самое.

— Вы опять увиливаете от ответа. Зачем вам понадобилось вот так вот взять, прийти сюда и рассказать о секрете, который вы хранили всю ее жизнь?

Мистер и миссис Белль переглянулись и одновременно вздохнули.

— Ну… как бы странно это не звучало, но… ей нужна пересадка сердца.

— Чаво?

Это заявление прозвучало для Твайлайт так неожиданно, буквально из ниоткуда, что она чуть было не потеряла контроль над реальностью. Ну или по крайней мере, почувствовала, как от умственного напряжения у нее на голове встало торчком пара волосинок, как будто единственные пытающиеся разобраться во всем этом. Все только что провели половину самого темного и дождливого часа в попытках убедить ее, что Свити — робот, а теперь говорят о пересадке органов?

Мистер Белль продолжил:

— Видишь ли, внутри нее есть один компонент — сердечный привод, называется. Не знаю всех его деталей. Проще говоря, это устройство позволяет чувствовать эмоции, как мы сейчас с тобой.

— Проблема лишь в том, что он недолговечен. Этот привод неполноценен и медленно изнашивается. На самом же деле, мы сильно боялись, что не сможем найти ему замену.

Он кивнул самому себе и улыбнулся.

— Но мы смогли.

Миссис Белль сняла портмоне — то немногое, что она предпочитала всегда носить с собой.

Она вытащила из него сверкающий камень, переливающийся всеми оттенками красного и розового, местами темно-фиолетового. Это был грубообработанный кристалл, который в некоторых местах имел вкрапления других минералов.

Мистер Белль переключил внимание на Рэрити.

— Мы обошли всю страну, чтобы отыскать его. И, в конце концов, все же нашли его. Идеальный кристалл.

Твайлайт не могла отвести взгляд от камня в копыте миссис Белль. Это был не орган, но и не электронная деталь. Все больше волосков на ее голове подключалось к решению этой головоломки. Шестеренки в ее голове скрежетали так сильно, что она едва не пропустила то, что ей сказали дальше.

— …вот только его нужно огранить, чтобы поместить в нее. И вот здесь на сцену выходишь ты, доченька моя.

Рэрити вздрогнула.

— Я. Почему я?

— Потому что именно ты впервые даровала сердце Свити. Ты единственная способна сделать это еще раз. И ты единственная, кто знает, как.

— По… почему? — пробормотала Рэрити. — И как… как мне это сделать?

Ее мама подошла к ней поближе.

— Потому что ты можешь огранять и довершать драгоценные камни как никто другой. Кристаллы и драгоценные камни — твоя кьютимарка.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. Мой талант — делать вещи красивыми. Создавать красоту!

Кобыла заключила Рэрити в объятия.

— И ты смогла, Рэрити. Ты дала Свити самую красивую вещь из всех. Не знаю как, но ты смогла.

— Не понимаю, о чем ты говоришь! — настаивала Рэрити.

— Да, Рэрити, ты смогла. — Кобыла крепче обняла ее. — Ты единственная из нас, кто научился работать с кристаллами, как их резать, восстанавливать. Ведь это твой талант.

— Нет!

А теперь и отец положил копыто на плечо Рэрити.

— Рэрити, дорогая. Прошу, постарайся вспомнить.

Рэрити отпрянула назад, пытаясь вырваться из объятий родителей.

— Нет… НЕТ! Не понимаю, о чем ты говоришь, я ничего не помню.

— Ты должна вспомнить! Должна, ради Свити! — закричали они, в их голосах улавливались нотки отчаяния.

— ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ!

Белли обернулись на Твайлайт. Она чувствовала себя так, будто только что предотвратила семейную ссору.

Твайлайт не понимала, о чем они тут спорили, но должна была остановить их прежде, чем они начнут драться.

— ПОЧЕМУ!.. В смысле, что? Что случится, если Свити не пересадят… сердце?

Белли переглянулись.

— Мы не знаем.

Твайлайт почувствовала, что еще больше волос встало на макушке дыбом. Оправдание было хуже, чем у Скуталу.

— Вы не знаете?! Как вы можете не знать? Вы же ее сделали!

— ДА, СДЕЛАЛИ! — закричал отец. — То есть… да, мы были частью проекта. Но мы ни механики, ни программисты. Мы и четверти всего того, что делали с нашей дочуркой, не понимали.

— Так значит вы не сумасшедшие ученые? — спросила Твайлат, мысленно осознав, что только что назвала их сумасшедшими вслух.

Мистер Белль, видимо, пропустил это мимо ушей.

— Ученые? Хотелось бы… — засмеялся он. — Лучшее, что я умел делать в школе — пинать волейбольный мяч. — Он хлопнул себя по боку, на котором была кьютимарка — три волейбольных мячика. Не очень-то похоже на гения механики.

— Вот как я завоевал сердце самой чудесной кобылки, — продолжил он, обняв свою жену. — И вот как появились еще две чудесные кобылки.

Миссис Белль с тем же взглядом прикрыла рот мужа копытом.

— И прежде, чем ты спросишь, — произнесла она, — моя кьютимарка — три печенья. Ничего особенного, просто моя младшая дочурка всегда обожала мою выпечку.

Она не решилась приспустить штаны, чтобы показать кьютимарку. Да и Твайлайт не просила ее об этом. Она была уверена, что затерялась в каком-то безумном королевстве, порожденном вдыханием ядовитых паров язвительного плюща.

— Так значит… вы ничего не знаете о своей собственной дочери? Даже не можете объяснить, как она может носиться по округе с оторванной ногой? Разве ей не должно быть невыносимо больно? — спросила она, питая слабую надежду раскрыть заговор в этой шутке.

Выражение лица миссис Белль буквально сочилось серьезностью.

— Ну, — начала она, — у нее есть… защитные функции. Если повреждения были настолько серьезными, как сказали те две кобылки, то вполне вероятно, что сработал предохранитель. На случай критических повреждений он отключит ее чувства.

Твайлайт молча вытаращила на них глаза. Довольно запутанное объяснение от двух пони, которые только что назвали себя нормальными. Мистер Белль увидел ее растерянный взгляд и пояснил:

— Твайлайт, пойми, что она может чувствовать все, как нормальная кобылка, но лишь до определенного момента.

— Мы так хотели, чтобы наша дочь была нормальной, но не хотели, чтобы она страдала, — ответила его жена, подытоживая сказанное.

— Но… как робот вообще может что-либо ощущать?

— Что ж… — сказала миссис Белль. — К ее коже подсоединена серия датчиков, которые регистрируют все, что ощущает кожа. И если она обожгла кожу… — Она вздрогнула от этой мысли. — Тогда сенсоры ничего не засекут.

— Что до ее эмоций. — Мистер Белль глубоко вздохнул. — Из того немногого, что я помню, это… хм… Знаешь ли ты, что энергию можно хранить в сосудах… Взять, например, тот же кристалл. И да, знаешь ли ты про эмоциональную энергию? Которой питаются чейнджлинги?

Да. Твайлайт знала про это. Она пережила пару стычек с чейнджлингами, чтобы побольше разузнать про эту энергию. Она видела артефакты, доверху наполненные магией. (В конце концов, она была носителем такого артефакта).

— Ну так вот… по сути, мы взяли эту энергию… и поместили в кристалл. — Мистер Белль с большой неохотой произнес эти слова.

— И это стало сердцем Свити? — закончила Твайлайт.

— Да! Я так рад, что ты поняла.

Твайлайт ничего не поняла. Ей казалось, что волосы начали вставать дыбом уже на хвосте.

— Однако, — продолжил мистер Белль. Весь его кратковременный поток радости стерло с лица нахлынувшей волной беспокойства.

— …при условии, что эта эмоциональная энергия может уйти во внешнюю среду. Если сердце сильно износится, то оно буквально истечет кровью. Или просто перестанет работать.

— А наша дочь станет машиной, — дополнила миссис Белль с дрожью в голосе.

— Но что еще хуже так это то, что мы без понятия, как заменить такой вид энергии. У нас нет ни технологий, ни знаний. Если так подумать, мне кажется, это невозможно воссоздать. Эмоции Свити уникальны. Это то, с чем она прожила всю свою жизнь. Заменить эмоции кому-либо было бы равносильно замене личности.

Для Твайлайт было слишком сложно переварить все сразу.

— Но… вы же сказали, что собираетесь заменить его, — пробормотала она, указав на грубый кристалл в копытах миссис Белль.

— Но не энергию! — взвинтился Мистер Белль. — Идея заключается в том, чтобы перенести то, что осталось в сердце, в это новое устройство до того, как старое перестанет функционировать.

— Это лишь прототип, — продолжила за него жена. — Он подпорчен и не будет работать вечно. А если прекратит… мы боимся, что все внутри, вся та эмоциональная энергия, которая делает нашу Свити милой маленькой кобылкой… может исчезнуть. Наша дочь может исчезнуть!

— Так что, прошу ТЕБЯ, выпусти нас отсюда, чтобы мы нашли нашу дочь!

Твайлайт могла только ошарашенно кивнуть и распахнуть дверь. Она почувствовала, как пара прядей волос на ее гриве и хвосте распрямилась от всего безумства, что она только что услышала.

Мало было того, что они назвали самую жизнерадостную кобылку в городе механическим творением, так они еще и сказали, что все ее эмоции исходят от какой-то там батареи, которую надо заменить.

А если батарея разрядится, то Свити из живой машины превратится в… обычную.

Машина… В этот абсурд трудно поверить. Живые пони-роботы не должны существовать.

Единственными механическими пони, которых видела в своей жизни Твайлайт, были движущиеся поникены на витринах в парочке магазинчиков Кантерлота.

Стараясь сосредоточиться, она принялась сортировать груду бессвязных мыслей в более-менее организованную пирамиду.

Есть доля истины в заявлении, что неживое можно сделать живым. С магией можно оживить все, что захочется. Можно заставить цветы петь, а стол — танцевать. Если пони обладает навыками и знаниями, он может контролировать объект точь-в-точь, как кукловод — свои куклы.

Когда-то она читала про одного шоу-пони, призывателя, который мог создавать жизнь. Пони из глины и воска были настолько реальными, что от живых их нельзя было отличить. Он объездил всю страну вдоль и поперек, показывая свое мастерство и давая его созданиям самим общаться с толпой.

Но какими бы живыми те "пони" не были, они никогда не станут разумными. Они так и останутся навсегда бездушными (лучше слова не найти). Создать живое из неживого — невозможно.

Ведь в любом случае оживленный объект будет ограничен инструкциями и волей своего создателя, обреченный безукоризненно выполнять их. Такое нельзя счесть за разумное живое существо, ведь они не умеют мыслить. Сколько бы в куклу не вкладывали поведенческих инструкций, она никогда не сможет одурачить другого пони. По крайней мере, первое время. Ведь ничто невозможно предсказать заранее — и даже такой простой, на первый взгляд, вопрос, на который у создателя не найдется ответа, мгновенно раскроет неживую сущность куклы. Их неестественное поведение будет только пугать всех и вызывать подозрения. (Шоу-пони в конечном итоге поймали с поличным, когда тот хотел сорвать куш при помощи своих кукол. Они попались, так как куклы не смогли ответить на примитивные для банковского клерка вопросы).

Альтернативным решением было бы взятие куклы под непосредственный контроль магии. С создателем, полностью контролирующим действия своей марионетки, это было бы намного проще.

Она еще где-то читала о кукловодах, которые погружались в гипноз и уже оттуда управляли своими куклами на расстоянии, транслируя им свою волю.

Но создать искусственное существо с самостоятельным разумом и самостоятельными чувствами было всего лишь плодом фантазии.

В лучшем случае таким существом мог быть своего рода страж. Как горгулья или броня, созданная защищать древние сокровища в какой-нибудь книге про Дэринг Ду. В остальных случаях они всегда будут куклами, пляшущими под ментальные струны кукловодов.

Свити Белль не была похожа на марионетку.

Твайлайт направилась в комнату Свити, словно пытаясь доказать всем их неправоту.

Ее глазам предстало ужасное зрелище. Разбитое окно втягивало дождь и холод внутрь. Кровать была вымазана в грязи, ковер испачкан чем-то наподобие масла.

Твайлайт магией починила окно и прибрала комнату, попутно выискивая личные вещи Свити. Если им и впрямь надо найти ее поскорее, не прибегая к помощи местных, поисковое заклинание было лучшим выбором.

Это заклинание заставляло личную вещь притягиваться к владельцу, как кусок металла к магниту.

Это работало, потому что прикосновения пони обычно оставляют след на их личных вещах. Аура оставит на личных вещах след. Своеобразный магический след от копыта. И это помогает выследить пони. Чем больше его личных вещей — тем лучше. Желательно той вещи, к которой прикасался лишь потерявшийся. Так никакая энергия не помешает заклинанию.

Твайлайт нашла на полу обрывок бинта. «Должно быть, им Свити пыталась скрыть повреждения», предположила она. На нем была кровь. Замечательно. Нет ничего более личного, чем кровь.

Но ничего не произошло. Клочок ткани никак не отозвался на ее магический сканер. Никакой магической ауры на нем не было. Как будто кровь Свити не имела магию.

Эта мысль пробрала Твайлайт до костей. Все живое имеет свою ауру. У всех в крови есть магия. Так почему ее нет у Свити? Была ли кровь искусственной? Значило ли это, что Свити и вправду не живая?

В отчаянии она перевернула всю комнату вверх дном в поисках хоть каких-нибудь вещей. Игрушек, одежды, может, украшений. Все, что могло принадлежать маленькой кобылке возраста Свити, было охвачено магией Твайлайт. Она осторожно сканировала каждую вещь, находя на некоторых из них либо слабую, либо, в худшем случае, старую ауру.

С ужасным ощущением на сердце она магией уменьшила все эти вещи до размеров булавочной иголки и поместила в магический шар, а затем нанесла на них заклинание. Эффект оказался слабым, но объединенной кучки предметов хватило, чтобы получить реакцию. Предметы начали толкаться в одну из стенок ее магического шара, порываясь к владельцу. С этим магнитом, парящем перед ней, Твайлайт выбежала под дождь.

Она прошлась за "компасом" пару кварталов, пока не услышала Рэрити, кричащую Свити.

Осознав это, она быстро подбежала к своей подруге, беззащитно стоящей под ледяным шквалом дождя.

— Твайлайт… — заикалась она, — ты должна мне помочь найти ее.

— Я помогу, — пообещала Твайлайт. — Но сначала…

Она призвала магический щит, который прикрыл ее и ее подругу от дождя. В тоже время она позволила магической сфере пару раз обвиться вокруг Рэрити. Ее опасения подтвердились: вещи внутри вместе с движением сферы меняли свое местоположение, постоянно указывая вниз — на Рэрити.

— Рэрити… тебе приходилось убирать в комнате Свити?


Временами, когда теряется жеребенок, нужно придерживаться определенных принципов. Ищи жеребенка самостоятельно. Обыщи все места, где он играет. А если все безуспешно, обратись в высшие инстанции, иди в полицию, развесь объявления о пропаже, проси помощи у местных, организуй поисковую группу, а лучше сразу несколько. Чем больше пони ищут, тем быстрее найдут пропажу.

Белли ничего из этого делать не собрались. Они собрались искать свою дочь в одиночку.

Твайлайт решила остаться с Рэрити, которая так ни разу и не заговорила, пока они шли по дождливым улицам Понивилля.

Они обошли весь город и в итоге нашли всех пропавших жеребят. Некоторые прятались в кустах или в мусорных баках. Единственная, кого они не нашли — была Свити.

Вместе с детьми они вернулись в школу проверить, не пришла ли Свити за забытыми вещами. Но все, что осталось — ее школьная сумка, грязный ланчбокс, пояс и маленький фиолетово-розовый носок в полоску.

Эти вещи бесполезны для заклинания Твайлайт.

Потребовались немалые усилия, чтобы уговорить Рэрити вернуться домой. Она упорно настаивала на продолжении поисков, но что Твайлайт, что ее родители прекрасно видели, что та едва стоит на ногах. Рэрити была измотана как морально, так и физически. Она, по всей видимости, толком не спала со вчерашнего вечера, работая над своим творением, пока дрема не сморила ее. А затем ее разбудила Свити этим утром.

В конце концов, Твайлайт смогла уговорить ее, что Свити, может быть, уже вернулась домой. И что им обеим стоит вернуться и проверить это, пока ее родители продолжат поиски снаружи.

Вечернее возвращение домой оказалось довольно долгим. Рэрити мотало, как пьяную, и она частенько пыталась положить голову на плечо Твайлайт. Когда ей удавалось это сделать, Твайлайт ощущала пробивший ее озноб.

У Твайлайт голова кругом шла от всей этой истории. Она не верила и половине всего, что услышала. Что Свити была всего лишь машиной, обтянутой кожей. Она подумала было наложить на них заклинание правды, но их истории так были похожи друг на друга, что навряд ли это было просто совпадением.

Часть ее желала, чтобы все это оказалось розыгрышем. Если это так, то это была самая травмирующая и самая несмешная шутка, которой ее когда-либо пытались разыграть.

По пути Твайлайт пыталась поспрашивать Рэрити, но получала в ответ лишь короткие кивки и невнятные бормотания.

— Они сказали, что у них не может быть жеребят. Что они имели в виду?

— Я НЕ ХОЧУ ОБ ЭТОМ ГОВОРИТЬ! — вспыхнула Рэрити, заставив Твайлайт отпрянуть.

Рэрити стыдливо поникла головой.

— Извини… просто… я не хочу говорить об этом, — пробормотала она едва слышимым голосом.

— Ладно, — сказала Твайлайт, слегка ошеломленная таким взрывом эмоций.

Остаток пути она не раз утешала Рэрити, приговаривая, что Свити, возможно, уже дома. А если нет — будем искать ее завтра утром.

Но сперва ей нужно было убедиться, что Рэрити будет спать этой ночью.

— Я не смогу заснуть, зная, что она где-то там, замерзшая и одинокая!

— Не переживай, я уверена, она уже вернулась домой. Мы идем в бутик, поищем там, хорошо?

— Хорошо.

Твайлайт вздохнула с облегчением, подарив своей подруге хоть какую-то надежду.

Ей даже саму себя удалось убедить, что Свити вернулась в бутик. У нее не было резких причин убегать куда-то. Она была либо недалеко от дома, либо у ее друзей. Все жеребята когда-то убегали, но все они возвращались домой. По крайней мере, в этом уверяла себя Твайлайт.

Когда они дошли до бутика, она заметила, что дверь была распахнута настежь. Выбегая под дождь, она слегка торопилась, но отчетливо помнила, что закрыла за собой дверь.

— Видишь? Она уже, наверное, вернулась.

Но бутик по-прежнему окутывала гробовая тишина. И чем ближе они подходили, тем сильнее у Твайлайт было ощущение неправильности.

Во всех окнах было темно. Она не могла припомнить, выключали ли они свет, когда уходили.

На пороге были следы от копыт, большие грязные следы, явно не принадлежавшие маленькой кобылке.

— Э-э-эм… есть кто?

Из кромешной тьмы бутика никакого ответа не последовало. Твайлайт магией нащупала выключатель и включила свет.

Обе кобылы ахнули от ужаса.

Весь магазин был разгромлен. Все ящики и коробки были разворошены, а их содержимое разбросано по полу. Все рулоны ткани сброшены с полок. Поникены лежали на полу, а платья на них порвались. Зеркала в примерочной накренились, а подиум перевернут.

Но самый большой беспорядок был в центре. Гора чемоданов, что Твайлайт так аккуратно складывала, была разрушена. Каждый чемодан был вскрыт, а его содержимое разбросано во все стороны.

Твайлайт была так ошеломлена, что выпустила магическую сферу, которую держала в магическом захвате. Все вещи в ней тут же обрели прежние размеры и лишь внесли во всеобщий хаос свой вклад.

— Свити?! — кркнула Рэрити, отрываясь от Твайлайт. — СВИТИ! Скажи мне, что это сделала ты, я прощу!

Твайлайт подошла к завалу, чтобы исследовать его.

«Зачем? Зачем кому-то понадобилось громить здесь все?» подумала она, поднимая один из чемоданов. Она отогнала злое наваждение и страх, пытаясь мыслить логически. Кто бы здесь ни был — они здесь явно что-то искали. Они здесь камня на камне не оставили. И, должно быть, они сильно спешили. Неудивительно, у них было мало времени на обыск такого большого места. Но что же они искали?

Она только сейчас вспомнила, что единственным, что никогда не снимает с себя миссис Белль, был ее мешочек с грубым кристаллом. И она взяла его с собой, выйдя из бутика.

Теперь Твайлайт одолевало два вопроса: откуда они его взяли и имеет ли это отношение к разгрому?

"Свои источники" снова прозвучали в ее голове. Такое чувство, что Белли бегут от чего-то. Ей с трудом верилось, что их кто-то преследует. Но сейчас…

Твайлайт чувствовала, как сгущается ее сознание, когда она перешла к другому багажу.

Из него выпал фотоальбом.

Любопытство достигло своего апогея, пробив густое облако солнечным лучом. В придачу еще и альбом семьи Белль. Она подняла его и начала изучать.

Это был довольно старинный фотоальбом. Началось все с Рэрити, где она всего лишь кроха. Твайлайт быстро пролистала эти страницы, стараясь не уронить ни одного фото. Она поняла, что в альбоме недостает приличного количества фотографий. Вот например: здесь не было ни одной фотографии с миниатюрной бело-розовой кобылкой, которую звали Свити Белль. Даже с учетом выпавших фотографий, альбом был полупустым. Особенно пустой оказалась вторая часть, по дате которой Свити уже должна была стать частью семьи. Кто-то достал их в такой спешке, что разворотил остальные фото. Было ли это копыт грабителей? Но им-то зачем? Что было на тех фотографиях?

Твайлайт принялась перебирать стопку разбросанных фотографий. Не найдя ничего интересного, она, с долей уважения к семье Белль, решила вернуть их на законные места в фотоальбоме. Она уже было хотела положить последнюю фотографию на место, как вдруг что-то привлекло ее внимание.

Простая семейная фотокарточка на фоне недавно построенного дома. На ней были изображены молодой счастливый жеребец с его такой же счастливой беременной женой. Между ними очевидно стояла чуть подросшая Рэрити. Расцветшая с возрастом.

Минутку…

Твайлайт не могла сдержать безрадостный и сухой смех. Да это, должно быть, шутка! Должно быть, шутка. Потому что если их родители не могли забеременеть, то тогда…

— Рэрити!

Твайлайт поднесла фотографию и ткнула на большой живот миссис Белль.

— Что все это значит?

Рэрити взглянула на фотографию, и ее глаза расширились. Одним ударом все горе и потрясение подавленных воспоминаний обрушились на нее.


Молодая Рэрити не могла сдержать радости. Она получила кьютимарку! Она сшила всему классу самые красивые платья для школьного спектакля. Ею восхищалась вся школа. Она даже собралась открывать свой собственный бутик!

Вишенкой на торте стало приближающееся рождение ее младшей сестренки. Ее родители этим днем пораньше ушли в роддом. Рэрити уже была достаточно взрослой, чтобы оставаться дома одна, но недостаточно, чтобы ее впустили в родильное отделение. Не то чтобы ей очень уж туда хотелось. Она должна убедиться, что, когда они вернутся, дома будет идеальный порядок. Потому что с ними на копытах будет чудненькая кобылочка, завернутая в пеленки.

Рэрити любила воображать, что, когда ребенок появляется на свет, их оборачивают в пеленки. То, что их отправляла принцесса Селестия, говорили младшие, верящие в эту чушь. Рэрити уже не верила в это. Она знала, что ее сестра росла в животике мамы последние месяцы, а сейчас пришло время выходить оттуда. А когда она выйдет, ей понадобится одежда. Много одежды!

Она уже начала делать наброски одежды для младенцев, как вдруг раздался колокольный дзыньк, — сигнал того, что их родители вернулись с радостной новостью.

Она мигом спустилась по лестнице, выбежала в холл и бросилась на грудь матери, которая не успела даже снять свое пальто.

Мама не обняла ее в ответ.

Лишь потом она заметила, что мама не улыбается. Красные глаза и мокрые щеки. Она пыталась не заплакать перед своим ребенком, но все ее тело дрожало.

Отец стоял перед ней, копытом придерживая жену и пытаясь поддержать нее. У него лучше получалось стоять смирно. Но и у него глаза были полны слез, как у мамы.

— Что случилось?

— Мама? Что случилось?

— Что случилось?


— Что случилось?

— Рэрити! Что случилось?

— Что случилось?

Твайлайт стояла над подругой. При виде фото она упала на пол. Ее глаза закатились так, что было видно лишь белок.

Рэрити всегда была королевой драмы, но сейчас все было серьезно. Она не столько ослабла, сколько впала в шоковое состояние. Она даже не успела призвать свою обморочную тахту. Рэрити в припадке рухнула на пол.

Продолжение следует...