Чувство полета

У пегаса невозможно отнять небо. Отнять полет.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Минифигурка

Порталы - сложные, точные механизмы, настраиваемые с особой аккуратностью и прилежностью. Ведь даже самая маленькая ошибка может привести к непредсказуемым последствиям. Вот и здесь, никто и подозревать не мог, что что-то может пойти не так.

Флаттершай Другие пони ОС - пони Человеки

Падение Гармонии

Продолжение моего фанфика "Таинственный турист". Эплблум помогает Слаю, члену культа Кровавых Копыт, убивать Элементы Гармонии. Сможет ли она убить их всех? Убьёт ли она свою родную сестру? Станет ли приспешницей Тьмы? И чем всё это закончится?

Эплблум ОС - пони

Кризалис - всё ещё продавец в "Перьях и диванах"

Ластер Доун с ужасом узнаёт в продавце из "Перьев и диванов" королеву Кризалис. Предыдущая история: Кризалис - продавец в "Перьях и диванах"

Другие пони Кризалис

Чужая мечта

Иногда люди не знают, чего хотят. Не имея ничего достойного за душой, они мечтают о мелком, несущественном, сиюминутном. Судьба дарует таким людям шанс, но порой лишь единственный раз. Этот рассказ поведает вам о взаимоотношениях человека и мечты.

ОС - пони Человеки

Антрополог

Вы — пони, у которой проблемы с людьми? Или, возможно, человек, у которого проблемы из-за пони? Или, возможно, ваша проблема из-за пони, который знает человека, у которого есть кузен, у которого проблема с продавцом пончиков, и это косвенно касается вас? Есть у вас подобные проблемы или нет, пока в них вовлечён человек, Министерство антропологии готово помочь вам! Присоединитесь к ведущему антропологу, Лире Хартстрингс, пока она помогает людям и пони устаканить свои различия, и вбивает пользу в каждого, кто противится. Она знает о людях даже больше, чем люди знают о себе, и она не боится похвастаться этим, ибо её долг — помочь бедным людям, которые на регулярной основе падают через порталы, и построить мосты меж двух культур! Да пощадит нас Селестия.

Лира Человеки

Новый закон

Твайлайт и её подручные напрямую вмешиваются в планы Анона расслабиться после тяжёлого рабочего дня.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Виртуальная нереальность

Когда невещественное вдруг становиться существенным.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Нерыцарственные рыцари

Рыцарь-грифон, это вам не сияющий герой в доспехах. Рыцарь-грифон это то, что и рыцарем назвать трудно, но как назвались, так и живут. У них нет мыслей о великих подвигах, а лишь жажда приключений и наживы. За ваши деньги, они делают работу, где годятся мышцы, крылья, клюв, сталь и смекалка. Но вам стоит помнить: где грифоны там проблемы.

Гильда Диамонд Тиара

Злодей

Становление Сомбры. Один из вариантов.

Король Сомбра

Автор рисунка: Stinkehund

Заигравшийся

5. С силой я получаю власть

Обхватив свою бедовую голову передними ногами, я лежал на грязном полу заброшенного замка и тихим незлым словом поминал самого себя.

Что сказать? Переоценил себя. Решил, что раз на крупе полумесяц, то могу делать с небом всё, что захочу и ничего мне за это не будет. Оказалось, будет. Настолько будет, что пришлось задействовать оставленный на чёрный день последний энергетический кристалл и хорошо ещё, что не пришлось выпивать его досуха.

Привык, блин, на луне к халяве… У этого небесного тела магического происхождения концентрация энергии на поверхности такая, что собственный резерв восполняется едва ли не быстрее, чем расходуется! Это натуральный магический полигон — твори, что душе угодно и не думай ни о каких магических истощениях и прочей незначительной лабуде.

Я, конечно, в невероятной мудрости своей, предвидел, что на Эквусе так легко не будет и старался тренироваться с различными ограничениями, но… Все эти потуги на практике оказались столь же далеки от реальности, сколь авиасимулятор от реального самолёта. Чем-то похоже, но не то.

Добавьте ещё к этой привычке забивать гвозди микроскопом кривой рог, растущий из крупа… В общем, в магии я пока ещё профан и спасает меня только то, что дури у меня немерено. Нужно учиться и срочно — на одной голой силе далеко не уедешь. Подозреваю, не сумей я каким-то чудом так сильно задеть Селестию за живое — так и вовсе уже вернулся бы на луну.

Вывод: Твайлайт нужно завербовать любой ценой — её знания и магические навыки мне нужны как воздух. Нежелательно также вступать с ней в бой: да, я сильнее, но этой моей силы надолго не хватит и если более искусная единорожка сможет просто взять меня на измор, смеху будет…

С другой стороны, без боя она, скорее всего, не сдастся. А в бою на моей стороне будет тактика, знания о которой достались мне от Найтмер, полное отсутствие боевого опыта у протеже принцессы и, как ни странно, моя грозная репутация, подкреплённая победой над Тией и устроенным на небе шоу.

Впрочем, это всё вилами по воде писано. О Твайлайт я, по сути, не знаю ничего, кроме имени. Что она из себя представляет, что умеет и насколько сильна — я понятия не имею. А ну как выйдет и заявит: «Повелительница, я хочу ступить на путь тьмы и клянусь в верности Вашему учению!» В общем, действовать придётся по ситуации. Будем посмотреть, что из этого выйдет…

Я поднялся с пола и коротко размялся. Лёгкое недомогание ещё чувствуется, но, в целом, я в норме. Пойду, что ли, замок изучу. Помнится, тут в подземельях орган должен быть… Надеюсь, не потеряюсь по дороге.

Не потерялся. Как оказалось, Найтмер была в подробностях известна планировка замка — стоило лишь «вспомнить» её, как это было с ходьбой и полётом. Впрочем, неудивительно — она же, в бытность тогда ещё принцессой Луной, сама его проектировала и строила на пару с сестрой.

Орган нашёл, но заниматься звукоизвлечением довольно быстро надоело. Ну не моё все эти клавишные! Электрогитару бы сюда… Тоже далеко не спец, так, любитель, но с ней моих навыков хватает на какую-никакую, но музыку, а не только на звукоизвлечение.

Прогулялся по двору, заглянул в разгромленный тронный зал, полюбовался из-за решётки на «Воплощение Вдохновения» в библиотеке, нашёл замковую казну — вполне себе полную, что, учитывая оставшиеся в замке книги и артефакты, даже почти не удивило, и, в конце концов, ноги принесли меня в круглое помещение, где стоял обросший мхом и покосившийся постамент с пятью каменными шарами — спящими Элементами Гармонии. Как и весь замок, это место производило удручающее впечатление. Стрельчатые окна с осколками витражей, заросшие плющом полуразрушенные колонны по периметру зала… Венчало разруху полное отсутствие крыши — даже её обломков внутри не было! Странно, но всё это производило тягостное впечатление, хотя очевидных причин этому я в упор не видел. Заброшка и заброшка. Ну, экзотичная немного. Я всяких развалин столько излазил в детстве, пришедшемся на «лихие 90-е» — не сосчитать.

Так, ладно! Постамент я нашёл, что, учитывая возможность «вспоминать» было несложно. Как поступим? Если мне не изменяет память, то Твайлайт, найдя Элементы, просила подруг уйти из зала, чтобы они не пострадали, если с активацией что-то пойдёт не так. Хорошая возможность пообщаться по душам. Я подошёл к постаменту и задумчиво воззрился на идеально круглые камни, пробуя понять и почувствовать: «Что есть Элементы Гармонии?» Не то чтобы рассчитывая на успех — скорее просто занять время до прихода гостей.

Это было весьма неожиданно, но поход ночью по Вечнодикому лесу прошёл на удивление гладко. Увязавшегося было древесного волка удалось отпугнуть магической иллюзией пламени, да на речке пришлось задержаться, сооружая переправу — вот и все проблемы, встретившиеся по пути.

Рарити, впрочем, едва ли согласилась бы с этим утверждением, но сейчас, когда они стояли у ворот заброшенного замка, даже такие ужасы как грязные копытца и помятая грива отошли на задний план перед ощущением чего-то мрачного и тяжёлого. Такого же, что она уже ощущала сегодня на собрании в ратуше.

— Вы тоже это чувствуете? — чуть дрогнувшим голосом спросила подруг белая единорожка.

— Что чувствуем? — подняла бровь Эпплджек.

— Чужую силу, — пояснила Твайлайт за менее опытную в магии подругу.

— Аликорны — они как костёр в ночи, их силу на небольшом расстоянии чувствует любой единорог. Так же я чувствовала принцессу Селестию… — на секунду поникла она, но встряхнув гривой, продолжила пояснение. — Ещё в ратуше в Понивилле мне показалось, что я чувствую не её, а кого-то другого, но тогда я посчитала, что это просто от нервов…

— Так и что это всё значит-то? — не выдержала Рейнбоу.

— Найтмер Мун здесь. В замке, — упавшим голосом пояснила Рарити, уже поняв, куда клонит ученица принцессы.

— Мамочка… — испуганно пискнула Флаттершай.

— С-сено! — поддержала её переживания ЭйДжей. — Как мы доберёмся до Элементов, если они уже у неё?

— Это не так! То есть, не обязательно так! Замок велик, она могла не успеть их найти!

— Твайлайт отчаянно цеплялась за соломинку, лишь бы не дать чувству безнадёжности захлестнуть их всех с головой.

— И-извините, что перебиваю… А может… ну… поговорить с ней? Вдруг она не такая уж и злая? Просто обиделась, что про неё никто не помнит, вот и… — Флаттершай затихла и, прижав ушки к голове, спряталась за гривой, когда на ней скрестились недоумённые взгляды остальных.

— Не злая? НЕ ЗЛАЯ?! — взвилась Пинки, всё путешествие проведшая в пугающе мрачном и депрессивном молчании, крайне для неё нехарактерным. — Да она супер-злая! Она похитила принцессу! Она отобрала у нас солнце! ОНА ИСПОРТИЛА ПРАЗДНИК ЛЕТНЕГО СОЛНЦЕСТОЯНИЯ!!!

«Ия… ия… ия… ия…» — прокатилось по двору замка эхо звукового удара. С окрестных деревьев с беспокойными воплями сорвались перепуганные со сна птицы.

— П-прости меня, Пинки! Я не… я не хотела тебя об… обидеть! — Сжавшаяся в комочек Флаттершай тряслась как осиновый лист и опасно шмыгала носом.

— Пинки! — недовольно поджала губы Твайлайт.

— Ох. Извините меня, пожалуйста… — поникла только что пышущая праведным гневом розовая земнопони. — Я не хотела, правда! Но идея разговаривать с этой Злобной Похитительницей Праздников очень-очень ужасная! Прости, Флаттершай.

Помирившись, успокоившись и обсудив свои дальнейшие действия, подруги, наконец, вошли на территорию замка.

Заросшие развалины в темноте ночи выглядели даже более пугающе, чем Вечнодикий лес, а знание того, что где-то здесь бродит в поисках элементов зловещая Найтмер Мун, делало обстановку ещё более давящей.

Сочтя, что такие артефакты едва ли будут хранить в какой-нибудь подсобке с краю, подруги двинулись к донжону замка. Твайлайт изо всех сил надеялась, что Элементы будут там, а не где-нибудь в подземельях заброшенного замка. Мысль о том, что находись артефакты в каком-то очевидном месте — их уже давно нашла бы Найтмер, единорожка яростно гнала от себя. Но страх того, что все усилия напрасны нет-нет, да проникал в сердце ученицы принцессы холодной, липкой змеёй.

На первом этаже ничего. На втором — пусто. Лишь на третьем этаже им, наконец, улыбнулась удача: в одной из башен, в которую привёл недлинный коридор с зияющим дырами потолком, возвышался заросший мхом и покосившийся постамент, на котором лежали пять массивных каменных шаров. Таких, какими и описывались Элементы Гармонии в книгах.

С души Твайлайт упала скала. Неизвестно как, но они успели первыми, Найтмер Мун ещё не забрала артефакты себе. Остаётся только понять, как их активировать…

— Идёмте, ей нужно сосредоточиться… — слышу я, и из зала не торопясь выходит вереница пони. Подождав, когда они пройдут подо мной и скроются за поворотом коридора, спрыгиваю в дыру в крыше и, спланировав, мягко приземляюсь в перед дверью. Приоткрываю её, стараясь, чтобы она не издала скрипа. Твайлайт, спиной ко входу напряжённо что-то колдует, рог светится как лампа, с его кончика срываются искры. Захожу, тихо прикрываю дверь за собой. Подумав, подхватываю телекинезом внушительный обломок колонны и, на всякий случай, подпираю дверь им — благо та открывается внутрь.

Твай перестаёт светить рогом и устало садится прямо на пол, дыша как после марафона.

— Что же такое?! — расстроенно роняет в пространство она. Чуть переведя дух, ученица принцессы поднимается и снова подходит к лежащим на полу каменным шарам. Ноги у неё заметно подрагивают — это ж сколько она энергии вбухала в свою магию, что уже еле стоит? Упорная единорожка снова зажигает рог.

— Бесполезно, — комментирую я.

Твайлайт с испуганным вскриком подскакивает едва ли не выше головы и резко разворачивается, на звук голоса. Даже в сумерках я вижу, как она вздрагивает и бледнеет от страха, когда обнаруживает прямо перед собой меня.

Однако ученице принцессы следует отдать должное: в копыта она себя берёт быстро.

— Почему бесполезно? — её голос звенит от напряжения, голова воинственно опущена в стандартной для единорога боевой стойке. Подводит лишь обречённый взгляд, в котором без труда читается: «Это конец».

Демонстративно прохожу рядом с ней к каменным сферам, задумчиво покатав ногой одну из них туда-сюда несколько раз, поворачиваюсь к напряжённой до предела Твайлайт.

— У меня тоже ничего не вышло. Потому напрашивается лишь один вывод: Элементы Гармонии не выдержали поступка моей сестры. Теперь это просто булыжники.

— Поступка сестры? — переспрашивает сбитая с толку единорожка.

Хорошо иметь дело с любопытными и разговорчивыми. Поддерживая диалог, она сама даёт мне возможность попытаться перетянуть себя на мою сторону. Напади она или попытайся убежать — и у меня гарантированно ничего не вышло бы.

— Не знаю, известно тебе или нет, но когда-то мы с сестрой были хранительницами Элементов — каждая из нас владела тремя из них. Именно с их помощью мы заточили в камень Дискорда и завершили эру Хаоса. А тысячу лет назад Селестия использовала всю их мощь уже против меня, заточив на луне. Можно ли назвать гармонией ситуацию, когда одна хранительница Элементов использует их силу против другой? Когда одна сестра изгоняет другую? — требовательно смотрю на погрузившуюся в размышления Твайлайт, ожидая её ответа.

— Ну… Нет? — с некоторым сомнением высказывается она после паузы, явно желая добавить что-то ещё, но всё же решив оставить свои мысли при себе.

— Вот и результат, — киваю я на круглые булыжники, — раз Гармонии в Эквестрии больше не было, то и Элементы действовать перестали. В конце концов, иначе, почему бы Селли бросила их тут?

— Но что же теперь делать? — явно забывшись, растерянно произносит единорожка.

— Ты меня спрашиваешь? — не могу удержаться от смешка я. Твай испуганно прижимает ушки к голове. С трудом удерживаюсь от желания её погладить. Нет, никто из реального мира не способен сравниться с поняшами по милоте! Это просто нечто!

— Отвечая же на твой вопрос… — продолжаю я, совладав с последствиями ментальной атаки, — мне бы весьма пригодился толковый заместитель…

— Никогда! — гневно вскидывается Твайлайт. — Ты изгнала принцессу Селестию, ты… ты!..

— Сначала она — меня, теперь я — её… Добрая семейная традиция! — хмыкаю я в ответ хватающей воздух единорожке. — Ладно, не хочешь — как хочешь. Но вообще — зря ты. Начальство хорошее и работа интересная! — подмигиваю я ей. Та закашливается, провожая меня нечитаемым взглядом, в котором бурлит совершенно дикая смесь эмоций.

На этом наш диалог прерывает стук в дверь.

— Твайлайт! Ты в порядке? — интересуются из-за двери.

— А… Э… — взгляд волшебницы заполошно мечется между мной и дверью.

— Тебя, похоже, потеряли уже. Познакомишь с подругами, м? — чуть ехидно интересуюсь я у единорожки, которая, похоже, никак не может сообразить, что делать и как на это всё реагировать.

— Твайлайт! — стук становится громче и настойчивее, в голосе прибавляется беспокойства.

Снова кинув взгляд на зависшую единорожку, сдвигаю обломок колонны телекинезом.

— Входите, открыто, — приглашаю я. Стук резко обрывается.

Спустя мгновение, дверь с грохотом распахивается, и в неё вместе вламываются оранжевая земнопони и голубая пегаска, явно собирающиеся мстить злобной, страшной Найтмер Мун за лютую смерть подруги.

Создаю перед ними два щита под прямым углом друг к другу, направив «острие» конструкции на себя. Героические подруги, не успев притормозить, врезаются в стенки щитов, по инерции соскальзывают по ним к центру, где и встречаются со звонким звуком удара одной пустой головы о другую.

— А-ай!

— О-ох…

Развеиваю щиты, позволяя летунье и потерявшей шляпу фермерше сползти на пол.

— Вы в порядке?! — бросается к ним, наконец отмершая Твайлайт, метнув в меня испепеляющий взгляд. За что, интересно? Меня тут бить собирались вообще-то!

К ней присоединяются остальные вошедшие, из которых лишь белая единорожка удостаивает меня взглядом, после которого, вздрогнув и резко опустив глаза в пол, спешно присоединяется к подругам. Рарити, ты разбиваешь мне сердце! Я не настолько плохо выгляжу!

Бросив взгляд на столпотворение вокруг «раненных» понимаю: паршивый из меня тёмный властелин. Смотрю на эти обеспокоенные мордочки, сочувствующие взгляды огромных глаз, озабоченно прядущие ушки и таю, как мороженое в микроволновой печи. Особенно, от Флаттершай — все по-своему хороши, но от этой робкой жёлтой пегасочки, что называется, мимиметр зашкаливает. Надо помочь что ли, глядишь, Флатти оценит…
Достаю пару повязок из сумки, флягу, наполненную водой из колодца в Понивилле, смачиваю. Прохладный компресс готов.

Прежде, чем кто-то успевает среагировать, молча подхожу к пострадавшим, укладываю ткань на их толоконные лбы и так же молча отхожу на пару шагов назад, провожаемый остекленевшими взглядами присутствующих.

Отмерев через десяток секунд, все возвращаются к своим делам, теперь уже нет-нет, да бросая на меня удивлённые взгляды.

Спустя несколько минут, страдалицам удаётся, наконец, собрать глаза в кучу и перестать скрипеть зубами от боли — приложились они и правда здорово. После чего подругам приходится сразу же хватать и пытаться привести в чувство Дэш, которая, едва завидев меня, с воплями в духе: «Ну я ей сейчас покажу!» усиленно рвётся за добавкой.

— Нехорошо, будучи в гостях, нападать на хозяйку дома, — подпустив в голос холода, выговариваю я драчунье, сверля её пристальным взглядом.

— Эм… Л… Лунная Пони! Пожалуйста, простите Рейнбоу! Если… Если можно… Она просто очень волновалась и… — дальнейшие слова Флаттершай произносит столь тихо, что даже я, со своими обострёнными чувствами аликорна, не могу ничего разобрать.

Храбрая она — кроме шуток. Видно же, что она меня боится больше смерти! Но выходит и заступается за подругу!

Под моим взглядом, что я в задумчивости устремил на неё, Флатти сжимается, словно пытаясь стать меньше. Отвожу взгляд, чтобы не нервировать это милое создание лишний раз.

— Твоя самоотверженность впечатлила меня, — уважительно киваю жёлтой пегасочке. — Да будет так. И ещё… Если тебя вздумает кто-то обижать — можешь обращаться ко мне. Гарантирую: обидчику мало не покажется, — улыбаюсь ей одними губами.

Мило пискнув что-то благодарственное, Флаттершай скрывается за спинами подруг.

Повисает тишина. Шестёрка пони явно плохо представляет себе, что делать дальше. Я, признаться, тоже. Молча разглядываем друг друга.

Рейнбоу. Яркая разноцветная грива торчит во все стороны, крылья воинственно топорщатся, придерживает левым копытом компресс на лбу, изредка морщится и шипит от боли. Ушки воинственно согнуты вперёд, а откровенно враждебный взгляд рубиновых глаз зло сверлит меня исподлобья. С ней разговора не получится — к бабке не ходи.

Пинки Пай. Странно, думал, она будет более радикального розового цвета, а её грива хоть и кудрявая, но впечатления сахарной ваты не производит. Да и в целом она выглядит против ожиданий: угрюмо, мрачно и подавленно. За всё время в этой комнате не проронила ни слова. С ней определённо что-то не так.

Рарити. Ухоженная и лощёная, хотя и заметно, что поход по лесу не прошёл для этого лоска даром. Заметно также, что она явно меня боится. Интересно, почему?

Эпплджек. Фермерша закрепила компресс под краем потрёпанной и видавшей виды шляпы. В отличие от голубой пегаски не шипит и не морщится. Взгляд зелёных глаз… неприятный. Смотрит неприязненно и уничижительно, словно на кучу навоза посреди улицы. Может, она и старается совсем уж открыто этого не показывать, но то, что Эпплджек терпеть меня не может — это очевидно с первого взгляда.

Флаттершай. Нежное, милое и стеснительное создание, сейчас спрятавшееся за подругами и упёршее взгляд своих чудесных бирюзовых глаз в пол. Пожалуй, единственная, кто относится ко мне и без тени неприязни. Какая она классная… С трудом стираю с лица улыбку. Нет, решено! Буду её романсить! Тем более, что эта стесняша, по слухам, любит злодеев… и, надеюсь, злодеек. Снова с усилием сгоняю улыбку с губ. Да что же это такое?

Твайлайт. Лавандовая единорожка напряжённо о чём-то размышляет, бросая взгляды то на меня, то на Элементы и задумчиво кусая губу. Сильный и способный маг, талантливый организатор. Без неё не пропаду, но жизнь усложнится очень сильно. Поэтому если для прихода к власти с кем из присутствующих и было бы действительно полезно подружиться — так это с ней…

Неожиданная мысль, пришедшая в голову, заставляет меня замереть, уставившись в одну точку. А зачем мне вообще нужен этот «приход к власти»? Я и без неё, на одной лишь своей силе и жуткой репутации могу делать что угодно! Как у ситхов было в кодексе? «С силой я получаю власть» вроде? Вот оно. Кто сможет меня остановить, надумай я посетить закрытую секцию королевской библиотеки? Кто хотя бы решится вообще меня останавливать?

— Ну и что дальше? — прерывает мои размышления голос Эпплджек.

— Предлагаешь мне встать в пафосную позу и рассказать вам свои злодейские планы с перерывами на зловещий хохот? — выгибаю бровь я. Судя по лицам, однако, шутка отклика не находит. Ну и ладно. — Дальше я собираюсь пойти и поспать. А утром подумаю, чем заняться. Может, в гости к вам загляну — понравился мне ваш городок.

— А как же захват власти? — недоумённо интересуется Твайлайт. — Ты же сама говорила, что тебе нужен толковый заместитель…

— Передумала. Подумала вот: зачем? Корона — это, знаешь ли, ответственность. А нацепив корону, я не получу новых возможностей, зато получу уйму новых проблем. Сейчас я могу идти, куда хочу, творить, что душе угодно и мне ничего за это не будет. Так что я решила, что холодный и неудобный каменный трон мне не нужен.

Пони замирают соляными столпами, лишь Твайлайт беззвучно открывает и закрывает рот. Похоже, у кого-то неслабый разрыв шаблона…

— Но… А… Но как же теперь Эквестрия?! –жалобно выдыхает фиолетовая единорожка. Вряд ли это вопрос ко мне, скорее — крик души, но я всё же отвечаю:

— А в чём проблема? Наследник престола столь плох, что вы предпочли бы видеть в Кантерлоте меня? Или… Погоди, ты же не хочешь сказать, что Селли не озаботилась наследником? — «удивляюсь» я.

— Есть несколько непрямых… Но никто и никогда не думал, что… — Твайлайт, бросив на меня злой и какой-то обречённый взгляд, тяжело вздыхает.

— Что ж, в таком случае, мне жаль, что наши с Тией маленькие семейные разборки стали серьёзной проблемой для Эквестрии.

— А то, что мы больше не увидим солнца — это тоже «маленькие семейные разборки»?! Из-за тебя всепони были грустными даже на празднике! — никогда бы не подумал, что этот гневный голос может принадлежать весёлой кондитерше.

— Частично, — киваю я ей. — Видишь ли, когда ты проигрываешь битву за собственный разум одиночеству, начиная разговаривать с окружающими камнями — нужно что-то, что позволит тебе сохранить себя. Для меня это стала идея. Месть сестре и вечная ночь — это то, ради чего я находила в себе силы выдерживать пытку одиночеством на протяжении тысячи лет. Я не стану просто так отказываться от того, что давно стало частью меня!

Надеваю шлем, давая понять, что разговор окончен. Хватит на сегодня.

— Учитесь жить в темноте, мои маленькие пони. Удачно добраться до дома.

Я, резко ударив крыльями, свечкой ушёл в ночное небо. Надеюсь, получилось завершить диалог достаточно эффектной точкой. Устал что-то, весь день, считай, на ногах. А ночлег мало того, что только предстоит найти, так, скорее всего, ещё и привести его в порядок. Я взял курс на балкон самой высокой башни донжона. Надеюсь, спальня найдётся где-то там и она будет в мало-мальски приличном состоянии…