Рождение Королевы

А что, если Каденс и Кризалис были знакомы когда-то давно, еще будучи жеребятами?

ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Очень благопристойная встреча класса Сансет Шиммер

Сансет Шиммер пытается объяснить принцессе Селестии, что произошло на встрече ее класса. И на этот раз она ни в чем не виновата. Совсем.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Принцесса Миаморе Каденца Сансет Шиммер

Мы все мечтаем об одном

Человек делится с Рейнбоу Дэш своими тайнами… и желаниями.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Ersatz Sparkle

Перворассказ новообращённого брони. Недалёкое будущее. Новые технологии позволяют создавать биороботов с любой внешностью. В том числе и с внешностью и воспоминаниями Твайлайт Спаркл.

Твайлайт Спаркл

Ночь страха

Небольшая зарисовка событий предшествующих событиям эпизода Luna Eclipsed (2-й сезон 4 серия)

Принцесса Селестия Принцесса Луна

По-гейски ли жеребцу отсосать кобыле рог?

Напитые вдрызг Карамель и Тандерлейн обсуждают извечный вопрос.

Другие пони Карамель

Десять отличных лет

Десять лет - немалый срок. За это время можно радикально изменить свою жизнь, можно вырасти прекрасной кобылой или жеребцом, можно скатиться в полнейший навоз или же подняться так высоко, как никогда и не мечталось подняться. Но какой в этом прок, если не мы творим события, однажды случившиеся, меняющие мир до неузнаваемости? Рассказ о кризисе, захлестнувшем Эквестрию. Так, как он мог бы выглядеть. Так, как он мог бы закончиться.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Дилемма честности

Честностью вымощена дорога ко лжи, на которую рано или поздно даже Эппл Джек приходиться ступить, но ради чего она это сделала и что будет дальше?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Тени на побережье

Как яркое солнце оставляет тени, так и сияние Эквестрии оставляет свои следы. В такой тени может оказаться любое соседнее поселение или даже страна. Рассказ повествует о последнем жителе полиса грифонов на Восточном побережье Эквестрии.

ОС - пони

В школе летунов.

Робкая и не совсем ладящая с полётами малышка Флаттершай попадает в школу Клаудсдейла, где ей предстоит познакомиться с одной очень необычной пони и вместе с ней пережить немало захватывающих приключений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити

Автор рисунка: aJVL

Игра продолжается

Глава 21 (28)

Гонец, принесший нам такие вести, похоже, уже тридцать три раза пожалел о выборе профессии. Я, конечно, глазами молнии не метал, но все равно, видимо, выглядел так, будто готов был сожрать принесшего дурные новости пегаса без соли и специй.

Но, к своему счастью, курьер, являвшийся стажером дневной гвардии, оставленным в столице по причине неопытности, отделался легким испугом. И легким допросом. Хотя последнее мероприятие толку не дало. Гонец знал только то, что озвучил мне сразу. Отправил его канцлер Нейсей, который был оставлен укатившей Кейденс за главного.

Сановный единорог, судя по всему, со своей работой справлялся, ибо пегас был проинструктирован об уровнях секретности, да и само сообщение было передано только устно и с наивысшим грифом. Озвучить его разрешалось либо мне, либо Шайнингу, как командиру гвардии и лично заинтересованному лицу. В этом курьеру повезло — нашел обоих адресатов в одном месте. Тут ему, кстати, помогло то, что я, отбывая из Хорстона, указал, где меня следует искать. Если бы не это, то летал бы он над этими степями до потери пульса, а мы со старшим лейтенантом были бы не в курсе о таком важном происшествии еще долго.

Вот только теперь, когда мы были проинформированы, очень хотелось услышать подробности. И я даже не знаю, кому больше — мне или братцу Твайлайт. А вот их-то и не было! Гонец сообщил только о самом факте похищения, которое произошло в Ванхуфере. Сам он на месте происшествия не присутствовал, а вылетел из столицы с сообщением, так сказать, по эстафете в связи с тем, что ванхуферский пегас, доставивший секретное послание в Кантерлот, добравшись до койки, рухнул без сил.

Но доставил тот курьер с севера те же крохи информации, что были переданы нам. Так что я даже отказался от мысли связаться во сне с Нейсеем. И так ясно было, что высокопоставленный единорог больше ничего не знал. Да и не факт, что он собирался спать в такое время.

Вот я про Кейденс то же самое недавно думал. Дескать, не спит она там, поскольку вкалывает в поте лица. А ей, черт возьми, не до сна было по другой причине. А главное, я только сейчас обо всем узнал! Чертовы единороги с их чувствительными антеннами! Было бы радио, сколько проблем бы удалось решить!

В итоге вестника я отпустил отдыхать. Он полстраны отмахал крыльями, нехай выспится. А еще я решил, что за такое дело надо будет ему практику сразу зачесть.

— Ваше высочество! — отвлек меня от раздумий Шайнинг. — Что же мы будем делать?

— Какие у тебя есть идеи? — решил сначала выслушать его предложения.

— Да я за Кейденс любого порву! — выпятив грудь, заявил офицер. М-да, конструктива от него, похоже, ждать сейчас не следовало…

— Чтобы кого-то порвать, этого кого-то сначала следует найти! — с поучающими интонациями кота Матроскина объяснил я ему прописную истину. — А перед этим стоит установить, кто есть кто. Соображаешь?

— Так точно! — радостно закивал единорог. Вот черт! Он что, решил, что я сейчас ему виновника укажу? Ну, ведь может же он временами нормально командовать! Чего он сейчас-то снова тупит?

— А у нас информации — шиш, да ни шиша! — заключил я. — Так что пока понятно лишь то, что ничего непонятно.

— Надо провести осмотр места происшествия! — выдал, наконец, дельную мысль женишок моей похищенной коллеги.

— Вот только оно на другом конце державы, — напомнил, заставив Шайнинга загрустить. Ванхуфер был главным городом нашего северо-запада, а находились мы на крайнем юге, даже на юго-востоке.

— Ваше высочество! — вдруг с какими-то даже робкими нотками обратился единорог. — Помогите мне добраться туда! Я сделаю все, чтобы поскорее спасти Кейденс. Знаю, иногда я могу казаться недалеким, но ради такого дела я мобилизую все свои силы и способности! Можете меня хоть разжаловать, хоть вообще выгнать из гвардии! Только помогите спасти невесту!

— Я, между прочим, не меньше тебя заинтересована в ее благополучном вызволении! — заметил в ответ на его откровенную речь. — Она — моя подруга, вообще-то! Но, допустим, я соглашусь. А кто здесь вместо тебя останется? Ситуация с зебрами-то еще не разрешена.

— Лейтенант Лэнс останется! — мигом назвал ничего мне не сказавшее имя Шайнинг. — Он в курсе всего и сможет эффективно распоряжаться всеми силами гвардии. Да у него уже и опыт командования кое-какой есть! Я могу его позвать, чтобы вы сами удостоверились! Хотите?

— Отставить! — фыркнул на него. Еще мне не хватало всяких лейтенантов экзаменовать. — Верю, кого попало ты вместо себя не оставишь. Но скажи мне тогда вот что. Если я решу взять тебя с собой, то кто тебя повезет?

— Сюда мы летели в стандартных воздушных колесницах, которые тащили пегасы-гвардейцы, — заметил единорог.

— Вот только я, скорее всего, вылечу в столицу в ближайшее время. Дневные пегасы, сам понимаешь, ночью в качестве тягловой силы не особо пригодны, — проинформировал я его. — Эй, кто там в приемной?! — поинтересовался, повысив голос, и, дождавшись, когда в дверь просунется чья-то рогатая голова в гвардейском шлеме, приказал. — Коммандера Миднайт ко мне! Живо!

— Госпожа коммодор! — фестрал объявилась уже через десяток секунд, будто все это время дежурила у двери. Или и вправду дежурила?

— В Ванхуфере похищена принцесса Кейденс, — обрадовал я ее. — Мы выдвигаемся в столицу. Прокладывай маршрут.

— Дневная гвардия в очередной раз доказала свою бесполезность, — покосившись на братца Твайлайт, фыркнула ночная пегас, вызвав недовольное сопение последнего.

— Если бы ты почти все силы своего подразделения не распылила по стране, то могла бы сразу оказать нам помощь здесь! — не выдержал старший лейтенант. — И тогда Кейденс охраняло бы больше моих подчиненных!

— Вот только не надо перекладывать с больной головы на здоровую! — не смутилась коммандер. — Тебе при отправке сюда было приказано брать с собой всех боеспособных подчиненных? Нет? Ну, вот и помалкивай, раз сам виноват!

— Цыц! Оба! — прервал я зарождающийся спор. К сожалению, с тем, что командиры дневной и ночной гвардий друг друга на дух не переносили, я пока сделать ничего не мог. — Миднайт! Мы вылетим, как только ты рассчитаешь маршрут до Кантерлота.

— Считайте, что это уже сделано! — приосанилась офицер.

— Каким образом мы можем транспортировать Шайнинга силами нашей группы? — поинтересовался у нее. — Полетим мы ночью, когда обычным пегасам лучше с живым грузом не летать.

— Сожалею, госпожа коммодор! — огорчилась ночная пегас. Вот только мне эта ее эмоция показалась немного наигранной. — Но мы не всесильны. Никто этого толстого олуха не потянет.

— Что?! — надулся Шайнинг. — Это кто тут, по-твоему, толстый?!

— Значит, против олуха ты не возражаешь? — оскалилась Миднайт. — Что же, приятно, что ты можешь признавать правду!

— Так! А теперь вернулись к конструктиву! — строго посмотрев на обоих, одернул своих подчиненных. — Почему мы не можем повезти его в воздушной колеснице?

— У нас с собой нет ни одной… — призналась фестрал.

— А та, на которой я сюда прилетел?! — чуть не проорал Шайнинг. — Ты просто находишь формальные поводы, чтобы не помогать мне!

— Простите, госпожа коммодор! — вдруг извинилась коммандер. — Да будет тебе известно, нетолстый олух, что упряжь ночных пегасов для ведения воздушной колесницы существенно отличается от упряжи дневной гвардии. Это касается и способа крепления самой повозки! Если бы ты знал материальную часть, как это подобает грамотному офицеру, то не позорился бы при ее высочестве своими глупыми предложениями! У меня все! — закончила она, переведя взгляд на меня. — Еще раз прошу простить за то, что все это произошло при вас.

 - Значит, на все готов ради невесты? — посмотрел я на раздувающего ноздри старшего лейтенанта, переключая его на более важную тему.

— На все, ваше высочество! — тут же отреагировал он.

— Ну, что же… — заключил я. — Маршрут построен?

— До Кантерлота долетим кратчайшим путем! — кивнула Миднайт.

— Тогда, старлей, — вздохнул, оценивая единорога. — У нас с тобой остается только один выход…

Спустя полчаса полета я вспомнил, как когда-то сравнивал себя с ночным бомбардировщиком. Что же, теперь настало время примерить на себя роль чего-нибудь военно-транспортного. Ибо перевозкой военного груза я сейчас и занимался. Хотя, конечно, что до «Дугласа», что до «Тетушки Ю» мне было далеко, не говоря уже про Ил-76, так как пассажир у меня был всего один. Да и пассажиром его можно было назвать с некоторой натяжкой. Скорее уж, живым балластом. Что чувствовал Шайнинг, висевший в моем телекинетическом поле где-то чуть ниже, я даже думать не хотел. Не вопил, и ладно.

Честно говоря, я до последнего сомневался, применять ли такие методы. Все опасался, что в какой-то момент не удержу старлея, отправив его в последний полет. Тем более что левитацией он, как выяснилось, не владел и замедлить свое падение при случае бы почти не смог. А ночные гвардейцы, которые, конечно же, бросились бы его ловить, могли и не поймать.

Но единорог согласился, особо даже не раздумывая. И пока у нас все проходило довольно спокойно. Я даже начал задумываться о том, что, используя связки из единорога и пары-тройки пегасов, можно было бы создать если не десантные, то аэромобильные войска, если бы все не упиралось в повсеместный пацифизм пони.

Как ни странно, почти весь полет прошел нормально. Проблемы начались, когда до столицы оставалось всего ничего. Гроза, которая, как доложила Миднайт, скорее всего, зародилась над Вечнодиким лесом, разрослась, закрыв нам прямой путь к Кантерлоту. Должен сказать, что выглядела стихия очень впечатляюще. Гроза и с земли-то может смотреться и опасно, и красиво. А мне вот довелось понаблюдать за грозовым фронтом с высоты. И, несмотря на то, что я и сам мог молнии метать, буйство природных сил впечатляло. И противостоять ему не хотелось.

Лететь сквозь ненастье, да еще с грузом, было опасно. Еще не хватало, чтобы чьи-нибудь доспехи молнию притянули. Нет, в другое время я, наверное, смог бы прикрыть отряд щитом, но сейчас был сосредоточен на пассажире, терять которого не хотелось. Поэтому, покумекав, отдал команду снижаться. Благо, Понивилль находился в непосредственной близости. На главной площади городка мы и приземлились под начинающимся дождем.

Похоже, ненастье пришло довольно внезапно, поэтому погодные команды пегасов ничего не успели сделать. А может, у них просто не было ночных дежурных. Но, так или иначе, непогода намекала, что ночевать придется тут, а передо мной встал вопрос размещения.

— Наш авиатранспорт вынужден был совершить посадку на запасном аэродроме, — сообщил я Шайнингу. — Ты как сам-то?

— Я в порядке! — заявил единорог. Хотя, судя по тому, что коленки у него до сих пор подрагивали, он храбрился.

— Тогда отправляйся в местную библиотеку, — приказал ему. — Там, если что, живет твоя сестра. Переночуешь у нее. Мы переждем ненастье в городке, а утром продолжим полет.

— Но разве мы не должны спешить на помощь Кейденс? — спросил старлей.

— Хочешь испытать на себе все прелести полета сквозь грозу и свободного падения? — прищурившись, поинтересовался у него.

— Нет, — замотал головой командир дневной гвардии. — Мне и так хватило…

— Вот то-то же! — заключил я. — А раз так, то отправляйся к Твайлайт. Заодно и проведаешь ее. Наверное, давно уже сестру не видел?

Единорог кивнул и направился в направлении жилого дерева. Я же задумался над тем, куда деть фестралов. В руины замка лететь не хотелось. Тем более, центр грозы находился как раз в том районе. Поэтому я отправил их в мэрию. Все равно там ночью никто не работал, а местная мэр, как я понял, жила в отдельном доме, а не прямо на месте службы.

Сам же я, подумав, телепортировался к уже знакомой «Карусели». Конечно, будить хозяйку посреди ночи не хотелось. Но свет в окошке на втором этаже дал мне понять, что делать этого не придется. Я даже для приличия постучал, прежде чем телепортироваться в прихожую.

Дизайнерша встретила меня куда лучше, чем в первый раз. Ну, тут явно сказалось наше с нею общение в столице.

— Леди Найтмер! — воскликнула хозяйка, спустившись на стук и увидев меня. — Рада приветствовать вас. Но, признаюсь, совсем не ожидала в такую погоду и в такое время!

— Доброй ночи. Аликорны приходят тогда, когда считают нужным, но в этот раз нас застигла в пути непогода, вынудив остановиться в Понивилле, — честно признался я. — А потом я увидела, что у тебя свет горит, и решила зайти и проверить, все ли в порядке.

— Не стоило беспокоиться, все хорошо! Но, раз вы пришли, я и мой дом к вашим услугам! — поклонилась единорог. — Может быть, чаю? Или горячую ванную?

— Чайку можно, — кивнул ей. — А ванну не надо. Я, как видишь, почти не намокла.

— Я сейчас, — пообещала Рэрити. — Проходите пока в комнату, леди Найтмер!

Усевшись на диван, я в какой-то момент словил чувство дежавю. Именно так какое-то время назад начиналось мое нормальное общение с пони. С Рэрити, которая соображала мне покушать. В этот раз, к счастью, хозяйка не пребывала в панике или на грани обморока. Судя по всему, она была даже рада меня видеть.

— Так что же заставило тебя сидеть за полночь? — спросил у нее, когда модельерша вернулась с чашками, чайником и каким-то печеньем на подносе, выставила это все на столик и, дождавшись моего кивка, уселась.

— Одна идея для платья приснилась, — немного смутившись, призналась волшебница. — Вот я и встала, чтобы сразу ее записать и зарисовать. А то бывает, что привидевшееся к утру забывается.

— Вижу, вдохновение тебя не покидает, — усмехнулся, после чего пригубил горячего напитка.

— Благодаря вам, леди Найтмер! — приложив переднюю ногу к груди, Рэрити изобразила поклон. — Я до сих пор под впечатлением от тех платьев, что вы позволили мне изучить, и новые идеи посещают меня регулярно. Поэтому еще раз вас благодарю!

— Пустяки! — ответил ей. — Мне не сложно, тебе приятно. Ты мне скажи вот что. Я слышала, что ты вернулась сюда вместе с Твайлайт, которой я повелела покинуть столицу.

— Это так, — единорог немного напряглась.

— Не беспокойся, — утешил ее, заметив возникшую напряженность. — К тебе в любом случае у меня нет никаких претензий. Просто расскажи, что думаешь об этой особе. Как она себя здесь ведет?

— Я даже не знаю, что можно сказать о тех, кто ее воспитывал, — собравшись, заявила волшебница. — Она иногда поражала меня незнанием элементарных вещей! Но сейчас я могу сказать, что Твайлайт делает успехи. Она помирилась со всеми, с кем поссорилась тогда, в замке. И даже смогла примирить Флаттершай с Рэйнбоу Дэш. Хотя я и продолжаю считать, что эта радужная пегас слишком высокого о себе мнения. Но за подругу я рада, а для нее очень много значила дружба с этой гонщицей!

Где-то еще минут пятнадцать она пересказывала мне известные ей подробности жизни Твайлайт. Поскольку они продолжали хорошо общаться, их хватало. При этом Рэрити, видимо, не считала себя в праве что-либо утаивать. Ну и, вдобавок, ей, судя по всему, просто нравилось сплетничать. Так что информации я получил в достатке. И, если обобщить, выходило, что шестерка уже почти воссоздалась. Правда, без статуса героинь.

Честно говоря, такие новости меня удивили. Я-то, признаться, думал, что фиолетовая единорог за это время кое-как законтачит, помимо Рэрити, хотя бы с Флаттершай. А она уже почти собрала обратно всю свою команду хранительниц! И даже проблемы дружбы уже начала решать!

В принципе, учитывая настроения бывшей ученицы Селестии, мне можно было бы и начинать опасаться. Вот только если в оригинале вся шестерка единодушно объединила силы против Найтмер, то здесь у них так точно получиться не могло. С Рэрити мы, вон, вообще чаек попиваем. С Флаттершай я тоже неплохо общался, а уж розовогривая пегас точно будет против любых агрессивных действий против той, кого она злом, в отличие от оригинала, не считает. Эпплджек в этом списке была темной лошадкой, ибо ее действия я предсказать не мог. Да, ей самой я не врал, но само мое здесь пребывание строилось на таком количестве лжи, что фермерша могла что-нибудь и почувствовать.

Но главное условие, почему я спокойно отреагировал на фактическое воссоединение команды хранительниц, заключалось в том, что сами Элементы я предусмотрительно заменил. Так что, даже если Твайлайт захочет их активировать, ничего у нее не выйдет! Таким образом, с этой стороны я тоже был в безопасности.

Но вообще, зашел я к Рэрити очень не зря. Вон, какую ценную информацию от нее получил.

— Я собираюсь погостить у тебя до утра, — продолжил, допив чай. — Ты не будешь против, если я твой диван займу?

— Что вы! — воскликнула единорог. — Если вам надо выспаться, то можете даже моей собственной кроватью располагать!

— А ты где будешь спать? — спросил, внимательно посмотрев на хозяйку. — У меня под боком? Не, я, допустим, не буду против. Но зачем такие сложности? Дивана мне хватит.

В принципе, я здесь спал и в местах похуже. Вспомнить те же руины замка. Так что ночевка на диване меня не пугала. Главное — мне нужно было где-то отключиться, чтобы полазать по миру снов.

Рэрити, тем не менее, не согласилась с тем, что я просто завалюсь на диван. Она разобрала его, принесла подушку, одеяло, постелила чистую простыню. В общем, всячески соответствовала своему пока не обретенному Элементу.

Укладываясь, я некоторое время размышлял, почему команда подруг так легко собралась назад, хотя я изначально приложил некоторые усилия, чтобы этого не произошло. Выходило, что некоторые события, похоже, просто обязаны были произойти. Так что, когда мое осознанное противодействие сошло на нет, естественный процесс продолжился. Но объединение Твайлайт с остальной пятеркой еще не должно было гарантировать то, что они обретут элементы. Там им помогло совместное противостояние Найтмер, здесь я им способствовать не планировал. Конечно, команда Хранительниц в оригинале была полезной боевой единицей, которой Селестия затыкала все дыры, возникавшие из-за ее просчетов. Поэтому иметь их под рукой было бы неплохо. Вот только все упиралось в Твайлайт, которая, в свою очередь, упиралась рогом в своих попытках вернуть Селли. А без фиолетовой волшебницы ничего не должно было заработать. В принципе, можно было бы найти ей альтернативных подруг, но вот саму ее, как центральный элемент схемы, поменять было, по моим текущим соображениям, невозможно.

А ведь как было бы хорошо! Раз, и Сомбра, так надоевший мне, превращен в камень. Два, и зебры, проникшись идеями всеобщей гармонии, отправляются обратно в свои степи. Вот только с инопланетным крейсером Элементы мне не особо бы помогли. Честно говоря, вообще было не понятно, что делать с кораблем. Отправлять к Нептуну, или кто в этом мире его заменял, тысячу душ не хотелось. А с другой стороны, существовало опасение, что британцы при случае не будут столь снисходительны…

В общем, заснул я в раздумьях. И, оказавшись на основном уровне сна, вызвал Фернана.

— Что удалось узнать по моему вопросу? — поинтересовался у старшего кошмара.

— Все и просто, и сложно, ваше высочество, — поклонившись, ответил астральный паразит. — Существа эти не от мира сего. Это я могу вам сказать точно.

— Ты смог проникнуть в их сны? — задал самый важный вопрос.

— К сожалению, это очень непросто, — вздохнул фантом пегаса. — Видите ли, миры снов так же разделены, как и миры физические. И переход из одного мира в другой на уровне материи совсем не означает, что в астрале должен произойти такой же переход.

— Хочешь сказать, что там, откуда они явились, у них существует свой мир снов? — переспросил то, что не до конца понял. — И они, получается, во сне отправляются туда, а не в наш мир сновидений?

— Если вкратце, то именно так все и происходит, — кивнул Фернан. — К сожалению, мне не известны способы, которыми можно попасть в мир высшего порядка другого материального плана.

— Ясно, — кивнул, обдумывая полученную информацию. — Спасибо. Пока свободен.

Кошмар кивнул и пропал, а я озадачился, пытаясь понять, что с полученными сведениями делать. Обратился к массиву данных, оставшемуся от Найтмер, но ничего не нашел. Не знала она ничего о других мирах. Ни об астральных, ни о материальных. Ну а Луну я уже спрашивал, она тоже была не при делах.

И, если обобщить, то ситуация выходила невеселая. На экипаже крейсера я, получается, не мог использовать свои самые эффективные способы воздействия и коммуникации. Таким образом, если я даже пойму, как с британцами договориться, то мне придется снова лететь в море, садиться на корабль и искать там кого-то из офицеров…

Всего этого мне, честно говоря, делать очень не хотелось. Ибо существовала вероятность, что в самый важный момент выяснилось бы еще что-то, что в корне поменяло бы суть дела. А снова шастать по запутанным отсекам или вентиляции я желанием не горел.

В конце концов, отложил пока это дело, сосредоточившись кое на чем другом. Я ведь давеча не зря летал на разведку! А значит, если одну из проблем я на данный момент решить не мог, то нужно было перейти к другой. Ведь еще нужно было разобраться с полосатыми бузотерами.

Сон вождя зебр я, к счастью, нашел без проблем. Вот только нагрянул туда в довольно пикантный момент. Помнится, как-то так я уже к Кейденс заглядывал, но она там со своим женишком тогда к делу приступить не успела. Здесь же зебры развлекались по полной программе. Точнее, развлекался хозяин сна. Фантомам-то было без разницы.

Собственно, обстановка здесь если и отличалась от того, что я видел в шатре посреди лагеря полосатых, то только в сторону увеличения количества объектов роскоши и их стоимости. В частности, подушек тут было навалено столько, что, если бы кто-то задумал устроить тут бой ими, то можно было бы вооружить, наверное, пару взводов. Всяких ковров и прочих смягчающих суровую походную жизнь девайсов тоже было в избытке.

А посреди всего этого хозяина сна ублажал целый гарем разнообразных кобыл. При этом, сей ловелас, похоже, был то ли коллекционером, то ли каким-то фетишистом, то ли просто жеребцом, который в жизни больше всего ценил разнообразие. Ибо компанию ему составляли особы, наверное, всех четвероногих рас. Тут были и пони всех трех видов, и зебра, и лошадь, и даже грифонша. Ну, хоть слониха и бегемотиха не заглянули! И на том спасибо!

Смотреть за этим процессом я категорически не собирался. Так что первым же действием испарил всех любовниц хозяина сна. Вот только в результате случился казус.

— А где? — начав с удивлением озираться, вождь, естественно, заметил меня. — О! Аликорн! Наконец-то получилось! Давно я уже хотел! С аликорном я еще не пробовал! — произнеся это, он вскочил и двинулся в мою сторону с явно нехорошими намерениями.

— Но-но! — от такой реакции я слегка растерялся и даже пару шагов назад сделал. — Остановись! А то быстро без пробовалки останешься!

— Строптивая! — даже обрадовался этот извращенец. — Такой и должна быть аликорн! Так даже интересней!

— Ну, я предупреждала, — вернув самообладание, я осуществил свою угрозу. Поэтому продолживший движение хозяин сна поблизости от меня оказался, уже будучи зеброй-кобылкой.

— Куда?! — дав петуха, заорал вождь, когда, почувствовав неладное, опустил голову и осмотрел живот. Потом он закашлялся, видимо, услышав свой собственный повысившийся тембр голоса. — Где все?! Ты! — он поднял на меня взгляд, в котором непонятно, чего было больше — страха или злости. Но главное, там отсутствовала похоть. — Что ты наделала?! Верни!

— Такой ты мне больше нравишься, — заявил я. — Но, так и быть, верну тебе твою гордость, если будешь себя хорошо вести

— Ты мне еще условия ставишь?! — взбеленился главарь зебр. — Я тут хозяин! Стража!

— Они не придут, — спокойно ответил ему. — И никто не придет. Тут остались только мы с тобой. И ты уже проявил ко мне неуважение, за которое и был наказан. А если будешь и дальше бузить, то я тебе тут гарем в обратную сторону организую!

— Что? — захлопал длинными ресницами хозяин сна.

— Не что, а кто! — поправил я его. — Вот, они, например! — по моему желанию позади новоиспеченной зебры-кобылки возникли жеребцы разных видов. Тех же, что были до этого у сего развратника. Все, как на подбор, лоснящиеся, мускулистые и с понятным желанием поглядывающие на единственную, если, конечно, не считать меня, особу противоположного пола.

— Кобылкой тоже быть неплохо, — усмехнулся, глядя на зебру, который развернулся и отступил от гарема в мою сторону.

— Так ты… — он обернулся и замялся, уставившись на меня с некоторой опаской. — Ты настоящая? Ты не моя фантазия?

— Так значит, ты понимаешь, что мы находимся во сне? — выгнув бровь, поинтересовался я.

— Конечно, — кивнул мой собеседник. Или кивнула?

Конечно, это был неожиданный поворот. Выходит, зебринский командующий умел видеть осознанные сны и вовсю этим пользовался. Вот только моя магия все равно сильнее оказалась, раз он не смог, даже будучи здесь хозяином, ничего мне противопоставить. Видимо, потому что сам по жизни магом не был.

Но вообще этот момент меня насторожил. Это что же, если бы он был сильным волшебником, то смог бы защитить сон от моего влияния? И тогда получил бы возможность продолжить свои гнусные поползновения в мою сторону! Фу! Хорошо, что этого не произошло! А то позор был бы на весь мир снов — владычица кошмаров бегала бы от озабоченного главаря зебр!

— Ладно, раз ты все понимаешь, то я могу вернуть все на место, — подумав, решил, что воспитательный процесс можно не продолжать. — Если ты обязуешься вести себя смирно. Мне, в общем-то, нужно кое о чем поговорить.

— Я согласен на переговоры! — заявил зебра, после чего я развоплотил его обратный гарем, а ему самому вернул привычное состояние. — Уф! — осмотрев себя и проверив наличие всего необходимого, собеседник успокоено выдохнул.

— Так вот, значит, чем ты занимаешься в свободное время, хан Дрого, — фыркнул я, собираясь перейти к делу. Правильное имя зебры почему-то вылетело из головы, поэтому вспомнил лидера кочевников из другого произведения.

— Вообще-то Зогго, — поправил меня вождь. — Дрого звали моего деда. И, к сожалению, не хан. У нас сейчас нет хана, только совет вождей.

— Ну, наличие отсутствия хана мы можем и исправить, — закинул я первый пробный шар. — Поэтому предлагаю забыть произошедший досадный инцидент и перейти к делу, — телекинезом построив себе ложе из нескольких объемных подушек, я прошел мимо хозяина и улегся.

— Да-да, — закивал тот. — Забудем это. Глупо получилось. Если бы я знал, что ты придешь, госпожа ночи, то ничего такого бы не произошло. А ведь мой шаман говорил, что давеча почувствовал что-то неладное! Ты ведь была вчера в моем лагере?

— Была, — кивнул вождю, который тоже устроился на подушках. При этом возле него возникло что-то наподобие кальяна, к шлангу от которого зебра присосался, кивнув мне на еще один. — Нет, я такое не практикую, — отказался от вдыхания чего бы то ни было. — А лагерь твой я посетила. Как ты понимаешь, я бы и разнести его могла к дискордовой бабушке, но не стала этого делать. Вместо этого я пришла поговорить, чтобы решить дело мирно и к обоюдной выгоде.

— Я рад это слышать! — заулыбался вождь. — И что же ты хочешь предложить? Ты что-то говорила по ханство?

— Ну, например, вы сворачиваете ваше стойбище и убираетесь обратно в свои саванны, — начал я торговаться. — Мои силы вас не преследуют. И мы просто забываем про ваш глупый набег.

— П-ф! — зебра фыркнул и расхохотался. — И ради этого стоило искать мой сон и приходить лично? — он сделал вид, что оскорблен. — С самого начала тебе должно было быть понятно, что на такое я не соглашусь! Культуре нашего народа нанесен непоправимый ущерб! Твои холопы уничтожили комплекс на Полосатом холме, который издревле был местом поклонения!

— Который при этом находился на нашей территории и который твои подданные не особо-то и посещали! — заметил я, поняв, что все переходит в банальный торг.

— И тем не менее! — заметил собеседник. — Такое кощунство не может остаться без ответа! Весь наш народ возмущен!

— И насколько возмущен ваш народ? — поинтересовался у полосатого.

— Не выразить словами! — с готовностью согласился Зогго.

— Тогда мне, видимо, придется вернуться в ваш лагерь и продемонстрировать, что бывает, когда владычица кошмаров пребывает в гневе! — для начала припугнул его я. — Ну, или мы можем найти эквивалент возмущению твоих подданных, например, в золоте.

— Ты, наверное, не понимаешь, — вздохнул зебра. — Я был бы не прочь принять от тебя золото. Больше скажу, это было бы отличным исходом всего этого глупого похода, в котором лично я изначально не хотел участвовать!

— О! Так этот поход уже глупый! — хмыкнул в ответ на его реплику. — Чего ж поперся, если участвовать не хотел?

— Совет вождей назначил, — признался собеседник. — Просто я не мог позволить, чтобы послали кого-то другого. Если бы он вернулся с успехом, то мое влияние было бы подорвано, а моим надеждам получить титул хана, которым владел мой дед, настал бы конец. А если бы в походе случилась неудача, был риск, что меня обвинили бы в том, что я отказался возглавить поход, из-за чего он и провалился.

— И сейчас у тебя патовая ситуация, — усмехнулся я. — Грифоны облажались, отвлекающий удар, на который вы надеялись, не состоялся, поэтому лезть в Эквестрию ты теперь побаиваешься. Но и вернуться просто так не можешь. Свои же не поймут! Кандидату в ханы не положено возвращаться, не солоно хлебавши!

— У тебя ведь тоже ситуация не лучше, — скривился Зогго. — Чтобы противостоять нам, если мы ударим всерьез, сил у тебя здесь все равно недостаточно. А уничтожить лагерь, как обещала, ты не сможешь. Твои же пони не примут подобной жестокости! До нас дошли новости про заговор знати, который ты подавила в столице. Где один, там может возникнуть и другой.

— Следовательно, мы оба в равной степени заинтересованы в нахождении взаимно удовлетворяющего решения, — заметил, постаравшись скрыть раздражение. Вот ведь гаденыш догадливый! Понял, что фиг бы я к нему пришел с чем-то, помимо ультиматума, если бы у меня не было других проблем.

— Именно так, — кивнул хозяин сна.

Следующий час мы с ним сидели и обдумывали возможные варианты. Но ничего путного в голову не лезло.

— Ну а если вместо разрушенной святыни вы получите новую? — в какой-то момент выдал я. — Сделаем вам какого-нибудь идола из чистого золота.

— И чем это будет отличаться от банального сундука с монетами? — скривился вождь.

— Ну, Дискорд возьми, вспомни какие-нибудь легенды! — фыркнул я. — У вас что, нет какого-нибудь древнего священного, но утерянного артефакта?

— Ну, была история про золотую статую Зебры-праматери, — задумался Зогго. — Но никто не примет новодельную копию из твоих копыт!

— А я ее вам отдавать и не буду! — усмехнулся я. Похоже, подходящая идея была найдена. — Ты ее возьмешь в качестве трофея! Отобьешь у самой Ночной гвардии в смелом рейде вглубь нашей территории! Ну и новой выглядеть она не будет. Ты только подскажи, как статуя должна выглядеть. Раз умеешь управлять сном, представь ее здесь.

Через некоторое время в шатре появилась статуя, изображавшая зебру в натуральную величину. И не простую зебру, а, я бы сказал, бодипозитивную. На голове у нее было какое-то украшение то ли из пальмовых листьев, то ли из какого-то местного папоротника. Вдоль всей шеи были надеты золотые кольца. Такое украшение я видел, вроде, у Зекоры в оригинале. Помимо них было несколько ожерелий. Ну и еще в правой передней ноге зебра держала стоящее вертикально копье.

— Будет тебе статуя, — заключил я, хорошенько запомнив изображение. — Потом возьмете ее в бою.

— Бой должен окончиться нашей славной победой! — заявил хозяин сна.

— Не переживай, — хмыкнул в ответ. — Наши будут драпать без оглядки. Лучше готовь рейдовую группу с собой во главе. Недели через две, а может, и раньше все будет готово. Как получишь весточку от меня, направляйся в указанную точку. Там мои приспешники будут якобы втайне перевозить якобы найденную во всеми забытом храме золотую статую вашей праматери. Думаю, почет и слава тебе будут обеспечены не то что до конца дней, но и на поколения вперед, если ты вернешь своему народу потерянную реликвию. Станешь героем, а героев, знаешь ли, охотно берут в ханы!

— Что ты потребуешь взамен? — по интонации Зогго я понял, что закинутую мною наживку он проглотил и сейчас готов согласиться почти на любые озвученные условия.

— На данный момент ты обеспечишь нам мир на границе, — начал озвучивать требования. Жаль только, пальцев не было, чтобы их загибать. — Держи своих полосатых басмачей в рамках приличий. Пусть они и дальше пишут на стенах гадости и топчут клумбы. Это приемлемо. Но до погромов и убийств дойти не должно! Ну а после того, как вернешься к себе и станешь ханом, не забывай, кому ты будешь этим обязан. Я буду иногда приходить так же, во снах. И когда-нибудь попрошу об одной услуге. Не переживай, я не потребую ничего невыполнимого, — уточнил, заметив, что Зогго напрягся. — Ну и в целом, если сейчас все пройдет удовлетворительно для нас обоих, можно будет и продолжить сотрудничество.

— М-м-м! — вождь затянулся своей курительной дрянью. — Хороший план! — он призадумался. — Но учти! Сейчас только я сдерживаю подчиненных от перехода к более активным действиям. Если на том месте окажется засада, то, в конечном счете, ты только проиграешь.

— Не беспокойся, — ответил ему. — Если бы я хотела уничтожить лично тебя, то уже сделала бы это. И твой шаман бы не помог. Но, раз мы договорились, я предпочитаю соблюдать условия. И этого же жду от тебя.

— Хорошо! — кивнул зебринский главарь. — Договорились!

— И еще одно условие, — встав, добавил я. — Даже не условие, а предупреждение. Можешь в своих осознанных снах и дальше развлекаться так, как сочтешь нужным. Но если я узнаю, что ты тут моего фантома призывал, то прилечу и лишу достоинства не во сне, а наяву!

— И мысли такой не было, госпожа ночи! — гадко улыбнулся Зогго. — А на вашу сестру запрет не распространяется?

— Извращенец полосатый, — фыркнул я. — Можешь использовать ее образ по своему усмотрению. Но если она когда-нибудь вернется, отвечать перед ней будешь сам!

На этом я покинул сон любвеобильного вождя зебр. И, в целом, визит можно было считать успешным. В принципе, отдать несколько десятков килограмм золота я мог без какого-то ощутимого ущерба для себя. Вон, не так далеко — в подвале замка сестер — без дела пылилось несколько тонн драгоценного металла. Оставалось только переплавить его, придать нужную форму и по возможности состарить внешний вид.

Над последним мне еще предстояло подумать, но я надеялся, что особых проблем со всем этим не будет. Как и с организацией подставного боя. Миднайт, думаю, справится без проблем. Как максимум будет ворчать, что поражение ляжет пятном на репутацию ночной гвардии. Но против приказа точно не пойдет.

Зато на выходе я получу стабилизацию обстановки на юге, а также лояльного и договороспособного лидера зебр, который ни в какие походы на меня больше не пойдет.

Помимо разговора с Зогго я собирался еще раз попытаться связаться с Кейденс. Надеялся, что ей удастся заснуть. Но, судя по тому, что найти ее сон не смог, надежда себя не оправдала. Это было обидно. Принцесса любви уж точно должна была либо знать, либо хотя бы догадываться о том, кто ее похитил.

Хотя, если отбросить совсем бредовые варианты, то подозреваемых было только двое. И оба носили королевские короны. Кризалис и Сомбра.

Первая такое проворачивала и в оригинале. Причем там она это сделала прямо в столичном дворце. И при этом незаметно для всех окружающих, включая Селестию и жениха моей подруги. Так что такой топорной работы я от нее не ожидал. Хотя тут могли сыграть принятые мною меры безопасности. Я же приказал проверять цвет телекинетического поля всех единорогов. Так что попасть во дворец ей явно стало не так просто. Но то дворец. Похитили-то Кейденс далеко на периферии. А там у королевы перевертышей таких проблем могло и не быть.

Поэтому я делал ставку на Сомбру. Почему? Ну, я просто еще раз в мыслях вспомнил свой же собственный разговор с ним, где я от имени Луны давал черному недовластелину наказы. И, черт возьми, я там сказал, что на Найтмер и на Эквестрию в целом нападать нельзя, но ничего не упомянул про принцессу любви. Более того, я ее там выставил, как шефа жандармов и особу чуть ли не более опасную, чем сама владычица кошмаров. По идее, любой нормальный индивид после таких предупреждений стал бы держаться от нее подальше. Вот только я не учел, что Сомбра и нормальность — понятия не особо совместимые. М-да…

С такими мыслями я проснулся по будильнику и обнаружил, что Рэрити уже тоже не спит. Или, может быть, она вообще не ложилась. Волшебница, судя по характерному звуку, что-то строчила на машинке.

— Доброе утро, — поприветствовал ее, заходя в комнату.

— Что? Уже утро? — единорог подняла взгляд от свежего шва, посмотрев сначала на меня, потом за окно. — Но еще же темно. Ох! Что я такое говорю?! Прошу простить, леди Найтмер!

— А вот с темнотой мы сейчас и будем разбираться, — усмехнулся я. — У тебя же балкон есть?

— Совсем небольшой, — взглядом указала на дверь на балкон модельер.

— Ничего, мне и такой сгодится, — подойдя, я оценил размеры и вылез на улицу. — Подходи. Хочешь поучаствовать?

— В восходе? — распахнутые во всю ширь глаза Рэрити все же чуть уступали трехдюймовкам Кейденс, но тоже впечатляли. — Леди Найтмер…

— Не переживай, управлять я сама буду, — успокоил барышню, находящуюся после моего предложения на грани то ли экстаза, то ли обморока. — У тебя я только зачерпну немного энергии. Есть у меня для этого особое заклинание.

— Это огромная честь! — смотря на меня влюбленным взглядом, выпалила дизайнерша. — Не знаю, даже, чем обязана. Но я готова!

— Если почувствуешь недомогание, сразу скажи! — предупредил я ассистентку. — Я буду аккуратна, но все равно… — волшебница лишь сосредоточенно кивнула.

В этот раз на процедуре восхода у меня была всего одна восторженная зрительница. Хотя, наверное, все же помощница. Хоть я забрал совсем немного, чтобы гарантированно не устроить то же, что было с Кейденс на нашем первом закате.

Остальные горожане просто не были в курсе о том, что я здесь светила вращаю, так как прилетели мы уже ночью, когда добропорядочные пони давно уже спали в кроватках. Поэтому поглазеть никто не пришел. Ну, хоть Рэрити я порадовал. Получается, не всему городу, а ее бутику и ей лично честь оказал, проведя ритуал с ней в компании и с ее балкончика.

— Ах, это так чудесно! — жмурясь, подставляя лицо солнцу, произнесла волшебница. Похоже, никаких симптомов магического истощения она не чувствовала. Значит, я все сделал верно. — Участвовать в столь важном ритуале — это что-то невероятное, леди Найтмер! Покорнейше благодарю за то, что была удостоена!

— Ну, должна же я была отблагодарить тебя за чай и ночевку, — усмехнулся я. — Теперь можешь всем рассказывать, как мы с этого балкона солнце поднимали. А если не поверят, пошли их ко мне. Я подтвержу.

— Не желаете ли завтрак? — поинтересовалась хозяйка.

— Нет, спасибо, — вздохнув, отказался от заманчивого предложения. — Не буду больше эксплуатировать твою щедрость. Да и спешить надо. Государственные дела, все такое…

— Тогда счастливого пути, леди Найтмер, — улыбнувшись, пожелала мне единорог. — Я всегда к вашим услугам, а мой дом открыт для вас в любое время!

— Спасибо за гостеприимство. Счастливо оставаться, — ответил ей, а потом телепортировался к мэрии.

Оказалось, что Миднайт времени даром не теряла и за ночь смогла организовать и воздушную колесницу, и тягловых пегасов для Шайнинга. Видимо, коммандера очень задело, что из-за того, что она отказала старлею в услуге, мне самой пришлось его тащить.

Так что лететь над всей столицей с командиром дневной гвардии под пузом мне больше не грозило. Да и буря за ночь выдохлась, и воздушный путь на Кантерлот был открыт.

Пришлось только подождать Шайнинга, за которым я даже послал гвардейца. В это время я отвел в сторону коммандера, чтобы озвучить кое-какие приказы.

— Что-то меня малость беспокоит перебравшаяся сюда Твайлайт Спаркл, — указал подчиненной цель. — Все-то она не уймется.

— Какие будут на ее счет указания? — поинтересовалась фестрал.

— Пока только следить, — подумав, решил ограничиться надзором. — Дружбе и общению с другими пони не препятствовать. А вот если сунется к замку сестер, сразу сообщать мне. Но более ничего не предпринимать.

— Я отряжу нескольких своих подчиненных для этой цели, — с самым серьезным видом кивнула офицер.

— Тогда на этом все, — решил пока ограничиться одним распоряжением. — Вон уже и Шайнинг идет, — указал на белого единорога, который выглядел невыспавшимся.

Выяснилось, что Твайлайт всю ночь пытала братца, вызнавая все новости, поэтому офицер, толком не поспав, зевал и тер глаза. Тем не менее, на его решимость с головой погрузиться в расследование похищения невесты этот факт никак не повлиял. Поэтому, собравшись и построившись клином, в хвосте которого пристроилась колесница с белым единорогом, мы взяли курс на столицу.

В Кантерлоте мы сделали передышку. Пару часов я вникал в самые важные дела из тех, что накопились в мое отсутствие. К счастью, сначала Кейденс, а потом Нейсей хорошо справлялись, и никакого завала из бумаг по типу того, что собрала розовая аликорн за время моей командировки в Сталлионград, не наблюдалось.

Канцлер озвучил и кое-какие появившиеся подробности о пропаже Кейденс. Выяснилось, что исчезла она в районе того самого туннеля, который сооружали для железнодорожной ветки в Кристальную империю. Судя по всему, в туннель она вошла, но обратно не вышла. И какой черт ее понес? Хотя, наверное, просто хотела убедиться, что этот проход под горами при случае не будет использован Сомброй.

В общем, убедившись, что в державе в целом и столице в частности все относительно спокойно, я понял, что нужно продолжать путь в сторону Ванхуфера. Мы и так уже задержались в Понивилле. Хотя я и не мог сказать, что потратил там время впустую. О Твайлайт, вон, обновил информацию. Да и с белой волшебницей все хорошо прошло. Теперь она точно ни в каких делишках против меня не поучаствует. Даже наоборот, будет активно против. Как же! Найтмер — благодетельница! А значит, Элементов можно не опасаться, даже при условии, что Твайлайт со всеми помирилась!

Под дверью моих покоев, как выяснилось, дежурил Шайнинг, которого бдительные фестралы ко мне решили не пускать. Что-то совсем у них отношения разладились…

А единорог, тем временем, удивил меня, попросив переговорить без лишних ушей. Решив, что дело будет касаться каких-то подробностей их с Кейденс отношений, которыми он ни с того, ни с сего решил со мной поделиться, вернулся с командиром дневной гвардии в кабинет и поставил барьер, не пропускавший звук.

— Итак, что случилось? — поинтересовался у женишка моей подруги.

— Я хотел доложить кое о чем, что заметил, пока мы летели в Понивилль, — твердо смотря на меня, произнес Шайнинг. — Возможно, это все делается с вашего ведома. В таком случае прошу простить за отнятое время.

— Что делается-то? — уточнил суть момента.

— Я заметил, что вы в полете почти не оглядываетесь, — произнес единорог. — Возможно, это связано с тем, что вы контролируете обстановку впереди. Сам же я, поскольку был всего лишь пассажиром, когда вы несли меня, крутил головой.

— И что же ты там такое углядел? — спросил, заинтересовавшись. Похоже, мое первоначальное предположение о цели разговора было неверным.

— Задняя пара ваших гвардейцев в какой-то момент отстала от основного строя, — доложил старший лейтенант. — Причем у меня сложилось впечатление, что сделали они это нарочно. Потом они пропали из виду. А через некоторое время строй догнали два гвардейца.

— Ты так сказал, будто отстали одни, а догнали другие, — фыркнул я. — Как такое возможно?

— Была ночь, да еще и с непогодой, — вздохнул Шайнинг. — К тому же я этих фестралов до сих пор плохо различаю. Такое впечатление, что их всех будто с одного срисовывали. Так что с уверенностью судить я не могу. Но даже если и отставали, и догоняли одни и те же, то это все равно странно. Зачем бы им это делать?

— Я приму к сведению, — кивнул, понимая, что командир дневной гвардии не просто так завел этот разговор. Миднайт его постоянно некомпетентным выставляла, а он, вот, решил указать мне, что коммандер за моей спиной какие-то странные телодвижения совершает. — Спасибо за бдительность. А теперь иди, готовься. Скоро вылетаем на место похищения твоей невесты!

Едва Шайнинг скрылся за горизонтом, как явилась командующая ночной гвардией. Опять она, как оказалось, тусовалась где-то неподалеку.

— Маршрут на Ванхуфер проложен! — доложила она. — Можем отправляться!

— Хорошо, я почти готова, — кивнул ей.

— Госпожа коммодор! — вдруг окликнула меня подчиненная. — Вы же понимаете, что этот недалекий единорог лишь пытается показать, что он не настолько никчемный по сравнению с нами, как это есть на самом деле.

— Успокойся, — осадил я ее. — Он вообще тут не про вас говорил, а лил мне воду в уши по поводу своей обожаемой Кейденс. Как он ее любит, как готов на все, чтобы спасти. Все такое… — я даже весьма натурально скривился. — В вашей верности я не сомневаюсь. Иди, готовь группу к вылету!

Миднайт ушла, а неприятное впечатление у меня осталось. Шайнинг был слишком прямолинейным, чтобы устраивать какие-то интриги с целью очернить коммандера. Это вот она сама таким не брезговала. На ее счастье, единорог сам постоянно давал поводы. Зато от него я такого не ожидал. Так что он, скорее всего, доложил мне то, что увидел, что показалось ему странным. Сообщил без всякой задней мысли. Тем более, сейчас его голову должны были не интриги занимать, а мысли о похищенной невесте.

Так что выходило, что фестралы за моей спиной что-то мутили, а я и не подозревал. Конечно, эта отставшая пара могла и какой-нибудь дальней разведкой заниматься, или еще чем-то. Так что этот случай сам по себе ни о чем не говорил. Другое дело, что у меня и у самого уже возникали некоторые подозрения, которые я в последнее время задвинул куда-то на задворки сознания. Не до них было.

Но ведь Миднайт и компания все это время верно мне служили, четко исполняя приказы. Если бы у меня были руки, я бы мог сказать, что без нее я как без рук. Так что отсылать подчиненную прочь я не собирался. Но присмотреться повнимательнее определенно стоило. Эх, если бы еще на это хватало времени!

А еще непонятно было, что делать, если все же с фестралами что-то окажется нечисто. Мне ведь им, если подумать, кроме себя, некого было противопоставить. Дневную гвардию они бы скрутили в бараний рог, даже если бы большая ее часть не сидела на границе с зебрами. Магов, из которых я собрал ОКБ, привлекать для силовых операций я не хотел. Там в основном были ученые пони, от которых эффективных действий в бою я не ждал.

Так что Миднайт оставалась на своем месте. Для себя я пока решил просто следить за нею и ее ребятами чуть более внимательно.

С такими неприятными мыслями, которым недалеко было и до паранойи, я и вылетел в сторону Ванхуфера.


Рэрити до сих пор не могла поверить, что это случилось именно с ней. Произошедшее этим утром просто не укладывалось в голове! Она поучаствовала в поднятии солнца! Она, хоть и неординарная, но не знатная пони из небольшого городка. И пусть она уже была знакома с Найтмер Мун, но не могла даже и помыслить о том, чтобы попросить о подобном.

И пусть волшебница не делала ничего сама, пусть проводила ритуал принцесса, это не уменьшало важность произошедшего. Единорог чувствовала, как во время процесса куда-то уходили магические силы. Точнее не куда-то, а понятно, куда! Она ведь видела, как поднималось светило! И хотя Рэрити понимала, что ее вклад, скорее всего, был ничтожен, но, тем не менее, ощущение причастности к чему-то столь грандиозному грело душу.

И ведь Найтмер сама предложила ей поучаствовать. Причем аргументировала тем, что должна отблагодарить ее за гостеприимство. Да волшебница и не собиралась ничего требовать с посетившей ее правительницы!

Уже в который раз единорог убедилась, что Найтмер Мун не имела ничего общего с теми страшными историями, что рассказывала про нее та же Твайлайт. Да разве Селестия за все века своего правления хоть раз привлекала кого-то к процедуре вращения небесных сфер? О таких случаях Рэрити известно не было. А ведь, если бы они когда-либо происходили, про них бы рассказывалось в газетах, писалось бы в книгах. Но ничего такого она не помнила. Так что дизайнер была уверена, что стала первым единорогом за долгие века, прошедшие с момента появления аликорнов, поучаствовавшим в поднятии светила. И пусть об этом знала, помимо Найтмер Мун, только она сама, это очень волновало.

Впрочем, тот факт, что участвовала в процедуре восхода, она скрывать не собиралась. Тем более, ее высочество сама позволила ей свободно говорить об этом. И даже разрешила отправлять сомневающихся к ней, пообещав все подтвердить! Невиданная щедрость!

Все утро после того, как черная аликорн покинула ее дом, Рэрити места себе не находила от переполнявших ее чувств. В конце концов, она отправилась к Флаттершай, чтобы в первую очередь поделиться произошедшим с самой близкой подругой.

С ней они как всегда отлично провели время. Пегас отлично умела слушать, а волшебнице сейчас как раз и нужно было выговориться, что она и сделала. Хозяйка за время ее рассказа успела выпить две чашки чая, не заметив этого, до того ее захватила история. А после она заявила, что очень рада за подругу. А также ей очень импонировало то, что черная аликорн была столь внимательна к подданным. Она обратила внимание на то, что Найтмер справлялась о самочувствии Твайлайт, тактично не став интересоваться напрямую у бывшей ученицы Селестии.

Рэрити тоже отметила этот момент и посетовала, что фиолетовая единорог все никак не могла окончательно успокоиться. В этот момент их отвлек стук в дверь. Оказалось, что пришел Спайк, который, увидев Рэрити, мигом засмущался, начав теребить свой хвост. Выяснилось, что явился он по поручению Твайлайт, которая, узнав какие-то важные новости, решила обсудить их с новыми знакомыми. Фиолетовая единорог приглашала всех к обеду, и дракончик посетовал, что ему теперь, помимо того, что нужно всех приглашенных уведомить, еще и придется больше обычного готовить. Услышав это, Флаттершай пообещала прийти пораньше и помочь с обедом, Рэрити решила составить ей компанию. Ободренный помощник Твайлайт, поблагодарив, направился в сторону Понивилля.

В библиотеке все было спокойно, кроме Твайлайт, которую распирали эмоции. Белая единорог и сама недавно была в похожей ситуации, так что поняла, что бывшей ученице Селестии необходимо выговориться. Однако та предпочла терпеть до обеда и до момента прихода всех остальных.

В процессе готовки волшебница поняла, что своим приходом вывела из рабочего состояния основного пользователя кухни «Золотого дуба». Спайк до того откровенно засматривался на нее, что даже скромная Флаттершай, которая все подобные моменты всегда старалась не замечать, в этот раз украдкой улыбалась. Дошло до того, что замечтавшийся дракон начал кидать в суп картофельные очистки, а почищенную картошку в мусор. После такого конфуза он был отправлен сервировать стол, а готовку подруги, переглянувшись, взяли на себя.

Наконец, время пришло, как и остальные посетительницы. Пинки принесла с собой столько всего, что, кажется, можно было и не готовить.

С некоторым удивлением Рэрити, усевшись за стол, поняла, что здесь они собрались в том же составе, каким ходили когда-то в руины замка Сестер. Похоже, и остальные пони это заметили, но все пока промолчали.

— Спасибо, что пришли, — начала, наконец, Твайлайт, когда основные блюда были съедены. — Как видите, я позвала тех, с кем успела здесь познакомиться поближе.

— Удивительно, что той же компанией мы ходили к замку, — озвучила свою мысль белая единорог.

— Где я со всеми вами поссорилась… — понурила голову хозяйка.

— Да не переживай! — заявила радужная пегас. — Бывает…

— Поэтому я вдвойне рада, что смогла со всеми помириться, — повеселев, продолжила бывшая ученица принцессы. — И из-за этого я решила, что должна поделиться с вами новостями, которые узнала сегодня ночью от своего брата.

— Так у тебя есть брат? — поинтересовалась Эпплджек, которая, к некоторому неудовольствию Рэрити, сидела за столом в своей старомодной шляпе. — И кто он?

— Командир Дневной гвардии! — приосанившись, похвасталась хозяйка. Брата она явно очень любила и гордилась его достижениями.

— Важный пост, — кивнула фермерша.

— Слушай, а среди Вондерболтов у тебя родственников случаем нет? — заинтересовалась Рэйнбоу. — А то я давно уже хочу к ним попасть, да все никак подступиться не удается.

— Нет, среди них нет… — немного смутилась от такого напора Твайлайт.

— Не отвлекайте, пожалуйста, хозяйку от темы, — Рэрити сочла нужным вмешаться. — Она позвала нас, чтобы сообщить что-то важное.

— Верно, извини, что прервала, — кивнула яблочная пони. Летунья только фыркнула в ответ.

— Спасибо, — с благодарностью взглянула на волшебницу фиолетовая единорог. — Я действительно хочу сообщить кое-что важное! — она замолкла и набрала в грудь воздуха. Видимо, собираясь произнести длинную тираду. — На севере вернулась Кристальная империя! И ее король тоже! А еще он похитил Кейденс!

— Что за империя? Какой еще король? Кейденс — это та, которая принцесса? — тут же Твайлайт была завалена вопросами. Рэрити, правда, хоть тоже не все поняла, вежливо промолчала. Флаттершай тоже не открывала рта, только с некоторым испугом глянув на хозяйку.

Некоторое время у библиотекарши ушло на то, чтобы объяснить приглашенным, что собой представляла Кристальная империя, кем был ее правитель. И кем уже ей лично приходилась младшая принцесса Эквестрии.

— Значит, это твой брат тебе все рассказал? — выслушав все, спросила Эпплджек. — А ты не подумала, что он тебе это доверил по секрету, как любимой сестре? А ты, получается, не сохранила тайну… — в этот момент Рэрити кивнула. В газетах про похищение принцессы ничего не писали. Но уж у командира гвардии и жениха похищенной должны были быть верные сведения.

— Да как можно молчать о таком?! — возмутилась Твайлат. — Разве вы не понимаете?!

— Мы все понимаем! — авторитетно заявила Пинки. — Только каждая из нас понимает по-разному. Понимаешь?

— Что именно мы должны понять, дорогуша? — поинтересовалась дизайнер, видя, что хозяйка зависла, пытаясь осмыслить фразу розовой пони.

— Сомбра — это древний враг нашей державы! — выпалила фиолетовая единорог. — Я про него за утро прочитала все, что смогла найти. И его пробуждение — определенно дело копыт Найтмер Мун!

— Может быть, он не такой уж и злой? — осторожно поинтересовалась Флаттершай. — Ведь о Найтмер Мун мы тоже были неверного мнения. Она оказалась хорошей пони.

— Хорошей пони?! — оторопела хозяйка. — Да она Селестию в ссылку отправила!

— Она мне еще за шишку на лбу должна! — фыркнула Рэйнбоу.

— Между прочим, это она тебе бедовую голову бинтовала, — заявила Рэрити летунье, прикрывая подругу, которую резкие отповеди напугали. — А насчет Селестии ничего не знаю! — посмотрела она на Твайлайт. — Селестии на нас на всех плевать было! Еще бы чуть-чуть, и на нас бы тот древний дух хаоса напал! А Найтмер гораздо ближе к своим подданным!

— Ага, ближе… — проворчала Эпплджек. — Довелось с ней поговорить. Своеобразные ощущения.

— Своеобразные — не значит плохие, — заявила белая волшебница. — А ты, Твайлайт, читала, наверное, про все на свете. Слышала ли ты, чтобы Селестия когда-нибудь проводила ритуал подъема светил вместе с кем-то из простых пони?

— А к чему этот вопрос? — озадачилась хозяйка. — Но нет, не слышала.

— Тогда послушай меня, — усмехнулась Рэрити.

Рассказ ее занял четверть часа, а отреагировали приглашенные по-разному. Если Рэйнбоу, слушавшая с явной завистью, заявила, что все сказанное — полная чушь, то Эпплджек явно почувствовала, что услышала правду. Флаттершай уже слышала историю, да и подруге она доверяла. Пинки заявила, что теперь поняла, почему у солнца сегодня есть привкус зефира. А вот Твайлайт, похоже, предпочла пропустить самое важное мимо ушей.

— Она это специально сделала, чтобы всех запутать! — заявила она. — А на самом деле и возвращение Сомбры, и похищение моей бывшей няни — ее копыт дело!

— Ну и зачем ей это все? — фыркнула дизайнер. — Какой-то древний король-тиран… А Кейденс? Я, между прочим, сама с ней общалась. И их обеих вместе видела. Они — подружки!

— С похищением Кейденс владычица кошмаров остается единственной правительницей! — привела новый аргумент Твайлайт. — А Сомбра наверняка ее старый союзник, который и помог ей схватить где-то на севере принцессу Любви!

— Если я ничего не путаю, — почесав затылок, заявила яблочная пони. — То она сама эту… Как ее? Диархию, во! Диархию она сама и возродила! Стало быть, она могла сразу единоличной правительницей стать. Такой, как была Селестия.

— Девочки, давайте оставим эту тему! — неожиданно громко попросила Флаттершай. — А то, боюсь, мы опять сейчас все перессоримся…

— Флатти дело говорит, — кивнула подруге радужногривая пегас. — Ты, Твайлайт, чего предлагаешь-то в связи со всем этим?

— Да я и хотела посоветоваться… — призналась хозяйка. — Просто я как-то не рассчитывала, что у нас будут столь разные мнения.

— Да чего советоваться-то? — фыркнула Рэйнбоу. — У тебя же был готовый вариант — Элементы Гармонии. Мы их даже уже нашли, просто запустить не успели. Они наверняка так там и лежат, где мы их в прошлый раз оставили!

— Мы потом возили их в столицу, пытались активировать всеми возможными способами, — призналась бывшая ученица принцессы солнца. — Но ничего не вышло. А потом Найтмер потребовала вернуть их. И Кейденс подчинилась…

— И как эти Элементы должны помочь нам? — скептически хмыкнула Рэрити. — Тем более, если леди Найтмер запретила их трогать, то негоже нарушать ее запрет!

— Да кто она такая, чтобы нам свои запреты ставить?! — возмутилась голубая летунья.

— Она вообще-то принцесса… — заметила Флаттершай.

— Принцесса в принцессе сидит и о принцессе думает, — выдала какую-то белиберду Пинки. — А еще одна принцесса тоже сидит. Только в море. Что бы это все значило?

— А может, мне действительно нужно просто еще раз попробовать? — пропустив фразу розовой пони, задумалась библиотекарша.

— Ну, куда ты пойдешь? — всплеснула копытами Рэрити. — Тебя же магия почти не слушается! А Вечнодикий лес — опасное место.

— Ну, мы все ее и проводим! — заявила Рэйнбоу. — Я любую тварь лесную в два счета скручу. Эпплджек, вон, тоже не хуже меня умеет вламывать разным монстрам. А магия есть у тебя, Рэрити. Флаттершай знает лес, она же живет совсем рядом. А Пинки чувствует опасность. Верно я говорю?

— Сейчас я не чувствую опасности, — ответила розовая пони, к чему-то прислушиваясь. — Но мое Пинки-чувство еще никогда не подводило.

— Ну вот! — гордо заявила летунья. — Идеальная команда для похода в лес!

— Никаких походов в лес! — на полтона повысив голос, произнесла белая волшебница. — Ты, Рэйнбоу, сама о себе не думаешь, а об остальных и подавно! Моя магия в основном бытовая, Флаттершай не заходит в лес дальше опушки, а Пинки никогда не может толком объяснить, что она чувствует!

— Просто для моих объяснений нужны дополнительные объяснения, — вздохнула кондитерша. — Что поделать…

— Так что я не позволю подвергать нашу подругу опасности! — Рэрити даже слегка стукнула передним копытом по столу. — По крайней мере до того момента, пока ее магия не придет в норму!

— Мы с Рэрити обычно спорим, — сдвинув шляпу набок, высказалась Эпплджек. — Но сейчас она правильно говорит. Нечо без толку по лесам бегать, сахарок. Тем более, пока хвораешь.

Флаттершай молча, но активно закивала.

— Ну и трусихи! — фыркнула Рэйнбоу. — Ничего, мы что-нибудь еще придумаем.

— Ой, ты назвала меня подругой? — неожиданно Твайлайт, молчавшая все время, что длилась перепалка, отметила совсем не ту деталь, о какой спорили приглашенные.

— Назвала, — улыбнулась Рэрити, осознав, что не видит противоречия с тем, что сказала автоматически. — Мы ведь хорошо общаемся, за редкими исключениями, — она тактично не стала кивать в сторону голубого с радужной гривой исключения, сидевшего на другом конце стола. — Ты, надеюсь, не против?

— Что ты… Я только за… — произнесла хозяйка несколько смущенно. — Я, правда… Не особо сведуща в дружбе…

— Ну, нас-то ты примирила, — хмыкнула Рэйнбоу, кивнув на Флаттершай. — Так что, если на то пошло, то я тоже рада назвать тебя подругой!

— И я! И я! — присоединилась Пинки. — И я того же мнения!

Флаттершай и Эпплджек молча кивнули.

В итоге подруги просидели до вечера. Тему похода никто, к счастью, больше не поднимал, чему Рэрити была очень рада. А еще она радовалась, что помогла Твайлайт сделать новый шаг на пути от библиотечной затворницы к нормальной пони.


— Итак, джентльмены, кто мне скажет, что это такое? — кэптен Осмонд де Брок указал на лежащую на столе бумагу, которую уже несколько минут рассматривали офицеры «Принсесс Ройял». — Только не говорите банальности. Тот факт, что это — карта, я и сам понимаю.

— Совершенно незнакомые очертания береговой линии, — прокомментировал один из младших офицеров. — И названия все неизвестные.

— Я бы отметил то, что карта отпечатана с пометками на английском, — добавил третий помощник. — Это обнадеживает. Хотя некоторые сокращения и кажутся странными, как и условные обозначения.

— Откуда она у вас, сэр? — высказал общий вопрос первый помощник.

— Сегодня ночью таинственным образом появилась на столике в моей каюте, — скривился капитан линейного крейсера. — И это, джентльмены, второй вопрос, который я хотел вам задать.

— Проникновений кого-либо постороннего на борт не фиксировалось! — слегка напрягся второй помощник, отвечавший, в том числе, и за организацию охраны.

— А оно, как выясняется, было, — заключил Брок. — Вот только цель его мне до конца не ясна. Все мои вещи остались на месте. Сейф с документами не тронут. Зато нам подкинули эту карту. И, обратите внимание, на ней есть две пометки, — он указал на бумагу, где в двух местах поверх изначально отпечатанного изображения были начертаны символы. — Я понимаю, что на первые два вопроса вы мне не ответите ничего внятного. И я вас не буду за это винить, если только кто-то не будет озвучивать теории о божьем промысле или кознях Нечистого. Мы, как прогрессивные люди, должны искать ответы, следуя логике и здравому смыслу, а не объяснять все какой-то там пресловутой магией. Но к делу! Что это за отметки, по-вашему?

— Вот эта явно определяет наше местоположение, — указал на символы «PR» первый помощник. — Как видно, эта точка на карте соответствует краю обширной отмели. Это хорошо коррелирует с проведенными за эти дни измерениями глубин вокруг корабля. По второй ничего не могу сказать. Отмечен какой-то залив. Есть ли в нем что-то, непонятно.

Остальные офицеры высказались примерно в том же ключе, после чего слово снова взял капитан.

— В дополнение к этой карте я получил записку, — произнес он, оглядев удивленных подчиненных. — В ней на хорошем английском заявляется, что некто, являющийся нашим доброжелателем, знает, что случилось с кораблем, а также понимает, кто в этом виноват. Кроме того, в знак своих благих намерений он делится с нами этой картой местных вод с указанием глубин, мелей и прочего. А также, — он снова обвел взглядом офицеров. — Этот аноним предлагает встретиться в указанной точке на карте. В качестве сигнала о нашем подходе он просит выполнить радиопередачу.

— Что именно он хочет передать? — уточнил офицер, отвечавший за радиосвязь.

— Судя по тому, что в послании нет никакой конкретики, что угодно, — усмехнулся Брок. — Вот текст. Посмотрите, может быть, я что-то пропустил? — он вытащил из внутреннего кармана кителя сложенный вчетверо лист и протянул подчиненному.

— Все так, сэр. Никакой конкретики. Очень странно, — согласился тот, прочитав. — Как будто им важен сам факт радиопередачи, а не ее содержимое.

— Вот и мне все это кажется очень странным, — заключил кэптен. — Поэтому нам и нужно будет подумать, идти ли в точку назначенного рандеву.

— Тем не менее, у нас в любом случае есть эта карта, — заметил первый помощник. — Хотя она и охватывает лишь не очень большую область вокруг нас. Но все же мы можем действовать свободнее. Конечно, если мы доверяем этому анониму и не думаем, что он с помощью заведомо неверной карты хочет заманить крейсер на скалы.

— Будем думать, джентльмены, — резюмировал Брок. — Но на ближайшее время у нас намечена другая задача. И она сейчас первостепенна. Прошу доложить о готовности по своей части.

В течение следующих десяти минут капитан выслушал в целом удовлетворительные доклады, дал добро на начало процесса и распустил офицеров, решив собрать их снова после завершения ответственного действия.

А через четверть часа дым, едва вившийся над одной из трех труб крейсера, постепенно стал густеть и чернеть, и такой же появился над двумя другими трубами. Выведя проверенные за прошедшие дни машины на штатную мощность, «Принсесс Ройал» дала сначала малый, потом средний, а потом и полный ход назад. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом она дернулась и начала сначала медленно, а потом все увереннее стаскивать свой облегченный за предыдущие дни по максимуму нос на глубину…