Надзор

Карма. Универсальная система контроля справедливости во вселенной. Слепая, беспристрастная и... неаккуратная. Ваш борт упал в горах? Ваш пилот бил жену, вам "не о чем беспокоиться". Мост обрушивается ровно в тот момент, когда вы на нём застряли в пробке? О, вы многого не знаете о соседе по полосе. [Перевод строки] Они - Прокуратура. Они следят за работой кармы в мультивселенной. И они постараются быть рядом, когда вас (или вы) можете кого-то задеть. Но и они не боги...

Другие пони ОС - пони Человеки

Увядание мистера О'Блума

Понификация романа И.А.Гончарова "Обломов".

ОС - пони

Насыщеный день

Обычный выходной превращается для Доктора Хувза и его ассистентки в путешествие сквозь историю Эквестрии.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Последнее сияние фиолетовой звезды

Попробуй увидеть себя лежащей в грязи, неспособной втянуть воздух ртом, булькающим от непрекращающегося потока крови, и ощущающей как глубоко в сердце гаснет последняя искра надежды. В один прекрасный день на Твайлайт напал убийца. Раненая и обессиленная, чувствуя близкое и предмогильное дыхание смерти, ей предстоит вспомнить свое ужасное прошлое. Только от нее зависит, переживет ли она этот день... События фанфика разворачиваются после самого начала 7 сезона сериала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони

Карточный долг - это святое.

Азарт никого еще не доводил до добра. Не избежала этого и принцесса Селестия

Принцесса Селестия Другие пони Фэнси Пэнтс

Третий лишний

У Твайлайт и Шайнинг Армора есть сестрёнка - Лайт Стэп. Все только и говорят Лайт, как ей повезло иметь таких великих героев в родне. Лайт Стэп же желает придушить их обоих.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Кольцо 2. Возвращение серого властелина.

Он вернулся. Всё такой же безумный. Всё такой же взбаламошный. Всё такой Гарри Сьюшный. Прошла уйма лет а враги вновь поднимают голову как старые так и новые. Встреча со старыми знакомыми. новые герои и приключения ну и плюшки с роялями, куда же без них. Рассказ пишется в соавторстве с Alex100, Шокер и LIZARMEN (Последний будет отвечать за хромающую у нас социальную составляющую и бета вычитку). Дополнение №1. рассказ задумывается как интерактивный так что не стесняемся кидать идеи на табун "Anonymous" и мыло "[email protected]". Дополнение 2. Правило №20 - не стоит всё воспринимать всерьёз. Данный фанф это ироничная насмешка над попаданцами, издевательское пихание роялей куда только копыта дотянутся и вообще полный стёб над концепцией «Гарри Сью».

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Ученик Ночи

О том, как предан был последователь Найтмэр Мун своей повелительнице.

Найтмэр Мун

Паранойя Руне Ховарда

Для кого или чего ты живешь? Совершенствуешь мир, или себя? Или просто наблюдаешь за ним и рисуешь картины в своей маленькой головке? Но ты слеп. Ты привязан к своим мыслям. Оглянись.

Эплджек ОС - пони Стража Дворца

Шоколадное молоко

Рэйнбоу Дэш и Рэрити встречаются на вечеринке. Запутанные лабиринты мыслей и чувств... Куда они приведут двух кобылок? И да поможет им принцесса разобраться в этой ситуации.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити

Автор рисунка: Devinian

Игра продолжается

Глава 6 (13)

Сегодня пробуждение вышло не таким приятным. Ибо ночные события особо к этому не располагали.

Нет, с Кейденс-то я поговорил успешно, попрессовав ее самую малость, а потом кинув пряник, на который она обязательно поведется, и который на самом деле окажется для нее отнюдь не сладким.

Так что в том, что завтра принцесса любви явится сюда договариваться, практически не сомневался. Все-таки она в большей степени дипломат, чем военачальник. Ну и сам я, стоит признать, правильно подготовил почву. Поэтому на этот счет не переживал.

Гораздо больше меня взволновало то, что произошло после посещения Ми Аморе. Да-да, разговор с «сущностями высшего порядка»…

Уныло пережевывая всухомятку какие-то хлопья, про которые так и не понял, как их надо готовить, размышлял как ондатр из старой скандинавской сказки о бренности всего сущего. Ведь что получалось? Сколько бы я ни напоминал себе, что все вокруг — иллюзия, коматозные фантазии, — мое подсознание, похоже, старательно игнорировало этот факт и продолжало преподносить мне сюрпризы.

Откуда здесь взялись эти кошмары, если я точно помнил, что в оригинале их не было? Нет, там, конечно, присутствовал в одной из серий прикормленный фантом Луны. Но те, кто пришли ко мне, явно находились на более высокой ступени развития. И таких кошмаров точно не было в мультсериале! Может быть, в поздних сезонах, которые я смотрел по диагонали, что-то и добавляли, но ведь я-то про это не знал! А то, что было мне неведомо, по объективным причинам не должно было появляться здесь, где все было создано моим разумом!

Обдумывая все это, так и не нашел объяснения. Можно, конечно, было бы предположить, что все вокруг реально. Но эта теория была смехотворна. Ну, какова может быть вероятность, что где-то найдется мир, с точностью повторяющий мультсериал?! А даже если и так, то каким образом я мог здесь оказаться?! Эти предположения выглядели слишком нереалистичными, и я их с возмущением отбросил. Тем более, задумался над кое-чем еще более неприятным…

Ни с того, ни с сего решил вспомнить обстоятельства, при которых оказался в коме. И сейчас, по прошествии значительного времени понял, что здесь тоже ничего не сходилось. Ведь я винил во всем электротравму. Но сейчас, внимательно все проанализировав, понял, что меня вообще не должно было ударить током! Да, я пролил на удлинитель газировку. Да, он заискрил. И да, я грохнулся на него. Но проблема в том, что я в любом случае мог соприкоснуться только с заизолированным внешним корпусом «пилота», даже с учетом того, что тот в это время активно коротило. То есть по электрической части, я должен был отделаться выбитыми пробками. И никаких электротравм… Тогда, опять же, что я делаю здесь? Почему я в коме?

Размышляя, перебирал варианты и остановился на одном. Самом правдоподобном. Падал я со всего размаху. Мог удариться головой. Всякого хлама с острыми углами у меня на полу было разбросано предостаточно…

И тут меня поразила еще одна догадка. С чего я взял, что надо мной колдуют мозгоправы и прочие?! Я был в квартире один. И еще долго должен был оставаться в одиночестве. Выходило, что, пока я здесь мыкался, мое тело там лежало и, возможно, кровью истекало! И, вероятно, никто ничего не заметил!

А кто бы мог? Соседи? Вздор! Даже если и услышали бы грохот, то просто бы проигнорировали. Звукоизоляция в нашем доме отвратительная, так что все давно уже привыкли не обращать внимания на звуки из-за стены. Короткое замыкание вряд ли ушло дальше моей квартиры. А даже если и выбило автомат на лестничной клетке, то кто-нибудь из соседей просто снова перещелкнул его в рабочий режим, не став разбираться в причине замыкания…

Вот за такими невеселыми мыслями и провел утро, даже выпил давешнюю бутылку вина, которая, оказывается, стоила сейчас как загородный дом. Но я этого совершенно не оценил, вылакав все, не обращая внимания на вкус. Тело аликорна, кстати, этой бутылки будто и не почувствовало. Так что, повздыхав, выбрался из библиотеки, дымком добрался до опушки и, снова приняв материальную форму, полетел в замок за добавкой.

Правда, по пути само ощущение полета, которое до сих пор доставляло мне ни с чем не сравнимое удовольствие, несколько улучшило мое настроение. Так что, добравшись до руин, уже не был настроен напиваться.

Опустился в зале, где ранее лежали Элементы, и стал размышлять, прохаживаясь из угла в угол. И, в конце концов, все же смог отогнать от себя хандру. В ход пошла логика.

Если я все равно ничего не могу поделать со своим текущим состоянием, то какой смысл грузиться? Мое субъективное время явно намного быстрее объективного. Так что здесь мне, по-видимому, еще долго валандаться. А там, глядишь, может, и найдут меня, и в чувство приведут. Или, чем черт не шутит, может, и без посторонней помощи в себя приду. Но об этом я узнаю, когда очнусь. А пока буду существовать здесь!

Решив так, стал размышлять, на что можно было бы потратить этот день, ведь Кейденс я ждал только к завтрашнему утру, а никаких других планов у меня не было. Но тут вдруг почувствовал взгляд, которым меня прямо буравили в спину. А через секунду услышал и голос.

— Госпожа коммодор?

Обернувшись на звук, увидел и обладателя голоса. Вернее, обладательницу. В первый момент даже не понял, что за неведома зверушка посмела отвлечь меня от размышлений. По основным параметрам тела это была обычная пегас. Только крылья у нее были кожистыми, глаза имели вертикальный зрачок, а на концах ушей были странные кисточки как у рыси. И еще она была одета в темно-синие доспехи.

С десяток секунд откровенно пялился на эту особу, но потом все же вспомнил, кто это. Появлялись такие в мультсериале! Правда, нечасто. В паре моментов всего их видел. Не вспомнил даже, как эта раса называлась. Зато припомнил их род деятельности. Ночной Дозор или как-то так. Прислужники Луны, в общем.

Поняв, кого вижу перед собой, стал судорожно пытаться прикинуть, что с ней теперь делать. Честно говоря, я про этих ночных пегасов вообще забыл. В оригинале про них, как уже говорил, был ноль без палочки. Поэтому до сего момента вообще не помнил об их существовании. А ведь, судя по всему, это были ярые сторонники принцессы ночи. Если это и ныне так, то было бы хорошо их к делу приставить. Но для начала нужно было выяснить, насколько они отличают Найтмер от Луны. И, если отличают, то кому они верны.

— Кто такая? — поинтересовался, чтобы нарушить молчание.

— Лейтенант Миднайт! — представилась ночная пегас. При этом она приложила переднюю ногу к шлему. Похоже, честь они отдавали примерно так же, как и наши военные. — Исполняющая обязанности командира Ночной Гвардии вашего высочества!

— Почему исполняющая обязанности? Почему не командир? — решил начать с не самых важных вопросов.

— Во исполнение приказа коммандера Крипа три года назад приняла командование над Гвардией от предыдущего исполняющего обязанности командира, — пояснила неожиданная собеседница. При этом она продолжала стоять навытяжку и поедала меня глазами.

— А что с самим коммандером? — уточнил просто для порядку, ведь такого офицера я все равно не знал.

— Он умер, госпожа коммодор, — доложила лейтенант.

— Печально, — констатировал очевидное. — И давно?

— Девятьсот семьдесят лет назад! — ответ ночной пегаса меня несколько озадачил. Они что, тысячу лет исполняли приказ какого-то давным-давно мертвого коммандера?

— Что за приказ? Почему у моей гвардии тысячу лет не было командира? — чтобы скрыть замешательство, решил завалить незваную гостью вопросами.

— Приказ поддерживать боеспособность Гвардии и ждать вашего возвращения! — отрапортовала Миднайт. — А командира, насколько мне известно из хроник, могли назначить только лично вы. Коммандер Крип был последним назначенным вами. После него были только исполняющие обязанности командира. Если мы что-то сделали не так, то готовы исправиться!

— Отставить, лейтенант! — наконец, до меня дошло, что говорю, похоже, с профессиональной военной. Поэтому решил вспомнить строевые команды. — И вообще. Вольно! — офицер, услышав это, действительно перестала тянуться. — Вы все правильно делали. Я просто проверяла тебя. Итак. Доложи. Каково сейчас состояние личного состава и материальной части?

Похоже, современные земные формулировки оказались для этой служаки несколько нестандартными, так как она немного потупила, но потом, видимо, все поняла и продолжила доклад.

— Ночная гвардия полностью укомплектована и готова выполнять любые приказы! — гордо отчиталась она. — Прошу простить, что не смогла явиться к вам раньше.

— Прощаю, — кивнул офицеру. — А что, ты сама меня искала?

— Нет, этим занимались два разведывательных десятка, — пояснила лейтенант. — Обнаружив вас в районе этого города, они вызвали меня. Ведь докладывать вам должен сам исполняющий обязанности командира.

— Эти два десятка с тобой? — уточнил, оглядывая помещение. Что-то мне не понравилось, что эти разведчики меня обнаружили. Причем, похоже, еще хрен знает когда, а я ничего не заметил. Ладно еще, это свои оказались. А если бы враги были? Что-то расслабился я…

— Они в непосредственной близости, — кивнула ночная пегас.

— А какова общая численность подразделения? — задал следующие вопросы. — Где вы расположены?

— Численность не менялась — две сотни фестралов, готовых на все ради вас! — доложила Миднайт. — Остальные силы расквартированы в Северо-восточных горах, куда после вашего изгнания увел наш народ коммандер Крип.

Ага! Вот, как они называются! Фестралы! Хорошо, что она самоназвание упомянула, а то бы сам точно не вспомнил!

А по остальному… Выходило, что жили они в изоляции со времен изгнания Найтмер на луну. И ждали ее возвращения. Судя по тому, что эта офицер сейчас мне докладывает, ждали, чтобы снова встать под ночные знамена. Вот только войны-то я не планировал. Хотя две сотни организованных и верных солдат будут полезны в любом случае.

При этом, похоже, ночные пегасы в плане сохранения истории оказались ничем не лучше простых пони. Как понимаю, подчинялись-то они раньше Луне. А сейчас меня командором назначили, то есть разницу не очень понимают. Кстати! Надо бы порыться в данных, доставшихся от Найтмер. Выяснить, какое воинское звание было у Луны. Если она действительно была высшим военачальником, неважно каких войск, я не откажусь этим воспользоваться.

— Ну, тогда вызови эти два десятка сюда, посмотрю на вас! — приказал Миднайт. Та молча отдала честь, развернулась и быстрым шагом покинула помещение.

Пока ее не было, пристроился в уголке, повесил охранное заклинание, закрыл глаза и обратился к данным, оставшимся от Найтмер. Общей информации у нее сохранилось не так много, но кое-какие факты о Луне за период в сотню лет до изгнания я нашел. Похоже, тогда Эквестрия еще воевала с соседями и имела нормальную армию. Ну, нормальную — это громко сказано. Но, тем не менее, командовала ею именно Луна. При этом какого-то определенного звания у нее не было. Просто командующая армией.

А вот в своей гвардии она официально имела наивысшее звание то ли командора, то ли коммодора. Как в рыцарском ордене, типа тевтонцев. У тех тоже командоры были, насколько я помню.

Подумав, решил это звание себе и оставить. Хотя, думаю, никто бы не вякнул, если бы я присвоил себе  генерала. Даже просто генерала, без дополнений. До разделения этого звания на бригадного, дивизионного, корпусного и генерала армии этот мир еще не дорос. Как, собственно, и до таких соединений.

Когда мочили Сомбру, формально вооруженные силы возглавляла Селестия. Но де-факто командовала ее младшая сестра. У Луны даже награды имелись. Конечно, как незабвенный Леонид Ильич она себе звезд не навешала, но было, что на мундир прицепить. Правда, почему-то она все их как-то негативно воспринимала…

Ну что же… Большие звезды на погонах или в петлицах, или где у них тут знаки различия, никогда не бывали лишними!

Услышав приближающийся шум шагов, поднялся на ноги и, приняв гордый вид, приготовился встречать гостей. Те не заставили себя ждать. Думал, что войдут строем, чеканя шаг, но ошибся. Вообще, похоже, у местных это было не в ходу, что, в общем-то, признал логичным. Попробуй помаршировать прусским шагом, когда у тебя четыре ноги…

Так или иначе, а построились ночные гвардейцы оперативно. Миднайт встала на краю строя, и все они замерли.

— Вижу, вы добросовестно сохранили традиции Ночной гвардии! — пройдясь вдоль строя и с удовольствием осмотрев единообразные доспехи и замерших солдат, большинство из которых с трудом, но держало морды кирпичом, выдал свой вердикт. — Хвалю!

— Слава принцессе Ночи! — слаженно гаркнули фестралы.

— Знаю, что вы готовились к моему возвращению, — чуть отойдя от строя, чтобы меня было лучше видно стоявшим с краю, решил объяснить им политику партии. — Предполагаю, вы готовились к тому, что нам придется возобновить борьбу. Лейтенант?

— Хоть сейчас в бой! — бодро ответила та.

— Вот как раз этого я от вас сейчас и не потребую! — заявил гвардейцам. — Я уже разрешила все наши дела с моей недостойной сестрой. Больше она нас не побеспокоит! Но я планирую вернуть ваше подразделение в столицу! Так что слушайте приказ! Сейчас часть из вас отправится в расположение с приказом о передислокации в Кантерлот. Три дня вам на сборы. Кроме того! Лейтенант! Подтверждаю ваши полномочия! Отныне вы не исполняющая обязанности, а полноправный командир!

— Жизнь за принцессу Ночи! — выдохнула новоиспеченная командир гвардии.

— И еще приказ! — милостиво кивнув ей, продолжил. — Завтра в семь утра в Понивилль прибудет принцесса Кейденс. Нужно организовать сбор горожан на главной площади к этому времени. Говорите, что действуете от моего имени. Соответственно, на завтрашнем сборе нужно будет поддержать порядок. В свободное время пока базируйтесь на этот замок. Меня непосредственно охранять пока не нужно. Сейчас я занята. Следующие распоряжения будут завтра! Вопросы есть?

— Никак нет, госпожа коммодор! — ответила за всех Миднайт. — Разрешите выполнять?

— Ступайте, — взмахом передней ноги отпустил гвардейцев, и уже через минуту в помещении никого не было.

Что же… Похоже, с этими фестралами мне действительно повезло. Причем во многом. Чудо, что они вообще сохранили свою структуру и за тысячу лет не превратили свой устав, или что у них там было, в подобие священной книги, постулатам которой следовали бы, не понимая их истинной сути. Но этого не произошло. Видимо, умным был мужиком тот коммандер. Сам давно умер, а дело его, вот, выжило. И дождалось меня!

Еще повезло, что они меня сами нашли. Я-то бы про этих кожистокрылых и не вспомнил бы…

Теперь в случае чего будет и силовая поддержка. Это, несомненно, плюс!

Таким образом, появление этой Миднайт сотоварищи окончательно вытащило меня из утренней хандры. Понял, что мне еще есть, чем заняться.

Поднялся в донжон, улегся на свою кровать, застеленную бывшим стягом Селестии, и принялся обдумывать одну вещь. Завтра поутру я планировал, получив присягу Кейденс, поднять солнце. И розовую принцессу при этом собирался активно использовать. А значит, уже сегодня мне требовалось проработать технологию.

Шерстя данные Найтмер, нашел кое-что интересное. Причем нужные мне чары, как ни странно, тоже были связаны с давнишней военной карьерой Луны. Заклинание, позволявшее использовать добровольно помогающего единорога как источник силы, владычица кошмаров получила, так сказать, в наследство от принцессы ночи. И технически оно было довольно простым. Но вот, как понял, знало его в те времена очень небольшое количество магов. А сейчас, видимо, не помнил вообще никто…

Пытаясь понять причины, копался в обрывочных сведениях, пока, наконец, не сложил более-менее цельной картины.

Выходило, что в те давние времена, когда Эквестрия еще имела какую-никакую, но армию, проблемы с ее пополнением были очень серьезными. Тысячу лет назад пони были такими же травоядными пацифистами и связывать свою жизнь с войной, естественно, не хотели. И если в пехоту еще можно было при необходимости набрать крепких ребят и девчонок из крестьян, то с артиллерией было все сложно.

Никаких артиллерийских орудий у них, разумеется, никогда не было. С богами войны нашего мира я сравнил боевых магов. Вот тут была полная катастрофа. Как я понял, пехотинцев еще можно было натренировать сражаться. А вот с магами, которые мочили своими огненными шарами по площадям, было непросто. И тут я этих единорогов даже понимал. Если ты по жизни вегетарианец, буддист, пацифист и прочее, то, чтобы тебе в кого-то копьем ткнуть, нужно, чтобы этот кто-то тыкал копьем в тебя. И в пехоте это так работало.

Маги же, как правило, тусовались подальше от сечи, где-нибудь на холмике. И непосредственной опасности не подвергались. При этом их заклинания наносили урон не конкретным врагам, а сразу большому количеству целей. Вот лицезрение этого и понимание того, что только что лично отнял с полдесятка жизней, и доводили единорогов до ручки. Очень немногие, в итоге, оказывались способны сохранять спокойствие и здравый рассудок на поле боя и хладнокровно продолжать поливать противника огнем. И эти немногие ценились.

Луна, кстати, тоже так умела, но этим тяготилась, а не гордилась. Так и не понял, почему. Стеснялась себя, что ли…

Однако моральная стойкость мага не всегда сопровождалась большим резервом. И вот из-за того, что настоящих боевых магов всегда не хватало, а силы их были не бесконечны, сформировалась своеобразная двухуровневая структура. На верхнем этаже были, собственно, боевые маги. И у каждого было по десятку обычных пугливых подчиненных единорогов, имевших только одну особенность  — большой резерв. Эдаких подносчиков патронов. Когда боевой маг выдыхался, он применял найденное мной заклинание, создавая пару со своим подчиненным, и пулял себе огоньком дальше, расходуя не свой резерв, а запас своей «батарейки».

Таким образом они могли, меняя помощников, очень долго колдовать, не переживая за резерв магии. Обдумав все это, признал, что решение было, хоть и вынужденным, но довольно остроумным. Так вот! Луна, как уже сказал, этой техникой тоже владела, хотя ей самой, вроде, она так никогда и не пригодилась. Но темно-синяя аликорн передала ее Найтмер. А от той получил уже я, чему был сейчас очень рад. Теперь эта военная технология поработает на мирном поприще вращения небесных сфер!

Разложив все в уме по полочкам, подумал, что надо было бы попрактиковаться. Конечно, в идеале нужен был бы аликорн, но на такую роскошь я пока не рассчитывал. Так что можно было ограничиться единорогом. Но, как назло, ни одного рогатого, кроме меня, в округе не наблюдалось. Поэтому вышел на балкон, расправил крылья и, спрыгнув вниз, полетел в сторону Понивилля.

Кандидатка, которая добровольно согласилась бы поэкспериментировать, была, фактически, одна. Подлетев в форме тумана к «Карусели», не стал стучать, а сразу просочился внутрь. Тем более, табличка на двери указывала, что заведение открыто.

И действительно, застал модельершу за работой. И обшивала она не кого-нибудь, а Октавию. Заинтересовавшись, понаблюдал за пони. Похоже, вчерашний случай заставил их стать, если можно так выразиться, союзницами. И они, как и я недавно, совмещали приятное с полезным. Придумывали, как им выкручиваться из ситуации, попутно собирая на музыкантше будущее платье. Похоже, модельерша, работая по профилю, успокаивалась. Да и серой земной пони процесс, видимо, тоже нравился.

Ну а я, судя по всему, все рассчитал верно. Их обеих уже донимали запросами и даже требованиями. Самые смелые хотели встретиться со мной лично, но большинство просто просило поспособствовать, посодействовать и повлиять. На меня повлиять, разумеется.

Наивные понивилльцы решили, что, раз я поставил этих пони в один ряд с собой во время подъема светила, то они могут что-то решать. Я, конечно, чего-то такого и добивался. А вот Рэрити и Октавия сейчас не очень понимали, что им делать. Флаттершай, похоже, они общим решением задвинули во второй ряд, оградив робкую пегаса от потока желающих. Но вот сами оставались под напором, и сейчас в основном занимались обсуждением того, как им выйти из этой ситуации.

— Вижу, рабочий процесс в самом разгаре! — констатировал, проявляясь воплоти.

— Ой! — вздрогнула Рэрити, за спиной у которой я объявился.

— Ой-ой-ой! — воскликнула Октавия, которой, похоже, волшебница дрогнувшим телекинезом воткнула в район скрипичного ключа булавку.

— Леди Найтмер! Здравствуйте! — казалось бы обескураженная, единорог неожиданно быстро пришла в себя и удивила уже меня озвученным предложением. — Раз уж вы удостоили нас визитом, то не желаете ли присоединиться к процессу, на который обратили внимание? — тут она заметила скрипачку, потирающую пострадавшее место. — Прости, Окти!

— В смысле, присоединиться? — не нашел ничего лучше, чем переспросить.

— Ну, — волшебница развернулась и осмотрела меня довольно критическим взглядом. — По городу ходят слухи о том, что завтра утром состоится важная церемония с вашим участием.

— Не только слухи, — кивнул ей. — Но и мои гвардейцы ходят. Это я и послала их предупредить народ и проследить за организацией. У вас уже были?

— У нас с Винил были, ваше высочество, — ответила музыкантша. — Первый раз в жизни увидела фестралов…

— А раз будет мероприятие, то и выглядеть на нем нужно будет соответствующе! — вернулась к интересующей ее теме Рэрити. — Вы ведь не явитесь на такую важную церемонию в латах?

— Как раз в них и собираюсь! — пресек ее попытки продвинуть свою продукцию. — Как главнокомандующая армии Эквестрии, я могу и в доспехах присутствовать. Это Селестия любила наряжаться по поводу и без, я же не такая.

— Гвардейцы, свободные от вахты, на официальных мероприятиях присутствуют не в латах, а в парадных мундирах, ваше высочество, — заметила серая земная пони.

Не понял? Это она что, подыграла единорогу? Уже спелись? Хотя, стоило признаться, что-то такое в ее идее было. Помнится, на Кантерлотской свадьбе Шайнинг как раз был в таком красном мундире, который явно пародировал свадебный прикид Вильгельма Карловича Виндзора. Возможно, стоило воспользоваться этой идеей. В местные платья перелезать мне пока совершенно не хотелось, даже с учетом того, что они здесь от человеческих и отличались в сторону практичности. А постоянно ходить в одних и тех же латах… Хотя, можно вспомнить Фридриха Второго, носившего по десятку лет один мундир, которого, несмотря на это, Великим прозвали. Или нашего Иосифа Виссарионовича. Хотя и у того, и у другого для парадных целей как раз специальные шмотки были. Так что мундир будет, пожалуй, полезен. Да и не вякнет никто, что это не для того пола одежда.

— Идея с мундиром принимается! — кивнул скрипачке. — Выражаю тебе за нее благодарность!

— Я готова снять мерки! — обернувшись к Рэрити, честно говоря, немного офигел. Единорог уже держала телекинезом с десяток каких-то портновских приспособ. — Какую ткань предпочитаете?

— Не сейчас! — строго посмотрел на разошедшуюся волшебницу и кивнул на Октавию. — С ней сначала закончи. Все равно к завтрашнему утру не успеешь. А фасон мы с тобой позже обсудим. И вообще! Не слишком ли много ты себе позволяешь?

— Да, конечно, — хозяйка виновато прижала ушки и потупилась. — Простите…

— Прощаю, — милостиво кивнул ей и перешел, наконец, к делу. — У меня для тебя другое задание. Хочешь послужить на благо отечества?

— А… А что потребуется? — несколько нервно поинтересовалась единорог.

Ну, я на ее месте после таких слов тоже занервничал бы. У нас обычно такой фразой на какой-нибудь подвиг отправляли, после которого награждали посмертно. Я, правда, ничего такого для нее не задумывал, поэтому и озвучил задание.

— Мне нужно опробовать одно заклинание, — внимательно посмотрел на Рэрити. — Для этого мне нужен единорог-доброволец. Предлагаю этим добровольцем стать тебе. Делать ничего не потребуется, — добавил, предугадав назревающий вопрос. — Я все сделаю сама. Ну а тебе, несомненно, участие зачтется.

— Если вы все сделаете сами, зачем тогда я? — робко поинтересовалась волшебница, которой явно очень не хотелось ни в чем таком участвовать. — То есть, я, конечно, не в праве вам отказывать. Но просто хотелось бы понимать…

— Поделишься небольшой частью своего магического резерва, — пояснил ей, не уточняя более тонкие детали.

— И все? — с удивлением спросила хозяйка.

— А ты что думала? — усмехнулся, поглядев на повеселевшую единорога. — Что я на тебе что-то новое и опасное захочу испытать?

— Я просто… — Рэрити замялась. — В целом, я готова!

— Ну, тогда начнем! — заявил я и осмотрелся.

Ничего затратного я кастовать не собирался. Для проверки подошло бы практически любое заклинание, которое нужно было сотворить с учетом тех самых чар боевых магов старых времен. Увидев на столике чайник, убедился, что он наполнен, но жидкость в нем уже остыла. После чего быстро нагрел его почти до кипения.

Прислушавшись к себе, удовлетворенно хмыкнул. Что же, поколдовал я сейчас без расхода собственной силы, а значит, за счет «батарейки». Взглянув на Рэрити, убедился, что она тоже вполне в порядке. Ну, собственно, я ничего экстраординарного и не делал. Не собирался я выжимать ее резерв досуха.

— Все прошло отлично! — заявил, подводя итог. — Объявляю тебе благодарность!

— Спасибо, — несколько удивленно откликнулась волшебница. — А можно ли мне поинтересоваться, что именно прошло успешно? Я, признаюсь, почти ничего не почувствовала.

— Маленькое тестирование, которое приведет к большим результатам! — усмехнулся, глядя на хозяйку. — Ну что же! Больше вы мне пока ни для чего не нужны. Так что оставляю вас! Завтра утром жду на церемонии!

— Ваше высочество! — в последний момент отвлекла меня Октавия. — Прошу простить за дерзость! Но некоторые горожане просили нас организовать с вами встречу. Понимаю, что, может быть, многого прошу. Но, быть может, вы согласитесь их выслушать?

— Кто? — коротко поинтересовался, раздумывая, стоит ли снисходить до остальных.

В ответ получил недлинный список из нескольких имен, среди которых узнал и запомнил только Эпплджек. Ну да! Вспомнил! Фермерша же хотела со мной по-свойски потолковать! Ну-ну!

— Я подумаю, — кивнул музыкантше. — Благодарю за сведения. Аревуар!

Пока освоившиеся подружки не загрузили меня еще чем-нибудь, обратился дымком и просочился наружу. Немного подумав, направился в сторону яблоневого сада. На остальных пони я мог с чистой совестью наплевать, а вот с яблочной стоило поговорить. Правда, не очень представлял, как с этой деревенщиной общаться…

Порыскав по ранчо, нашел рыжую кобылу на сеновале. Нет, она там не с жеребцами развлекалась. Строение она использовала по прямому назначению — ворошила там сушеную траву.

Приземлившись и приняв материальную форму в паре шагов у нее за спиной, громко кашлянул. Догадывался о том, какая будет реакция, поэтому-то и появился на некотором расстоянии. А то эта кобыла любит и умеет лягаться. Но Эпплджек действовала по-другому. Она подскочила на месте, резво развернулась и наставила на меня сельскохозяйственный инструмент, которым только что сено ворошила. Вилы. Ага, то самое оружие крестьянства, на которое много кого поднимали. За себя я не волновался, так как был в латах.

— Серьезно? — хмыкнув и выгнув бровь, уставился на земную пони. — Вилы? Против меня?

— Сено… — пробормотала та, убирая сельхозинвентарь. — Простите, вашество! Тут с опушки вой древесного волка недавно слышался. Вот я и… Но нельзя же так за спиной появляться!

— Ну что же, бдительность — хорошее качество. А готовность постоять за себя я тоже ценю, — кивнул, показывая, что понял ситуацию. — Но чтобы подобного больше не повторялось! — все же подпустил в голос металла. — Доложили мне, что просила ты встречи со мной, — перешел к делу, попутно подумав, что вообще-то мне здорово повезло именно так обставить начало разговора. Теперь фермерша чувствовала, что совершила косяк, и не должна была при случае особо бузить. Ну, первое время, по крайней мере.

— Ну, я только не думала, что вы сами придете… — призналась рыжая кобыла.

Я даже не стал заострять внимание на отсутствии титулования. Деревня. Что с нее взять?

— В отличие от своей недостойной сестры я снисхожу до нужд простых подданных, — бросил очередной камешек в Селестию. — Ты ведь хотела спросить про солнце? — поинтересовался, и так зная ответ. Сам же ее разговор с Рэрити слышал. — Хотела узнать, когда все станет как раньше?

— Да… — кивнула земная пони. — А откуда вы…

— Проницательность! — ответил, состроив важное лицо. — А что до твоего вопроса, то отвечу так. Приходи завтра на площадь перед ратушей к семи утра. Если меня все устроит, то будет восход, а потом нормальный световой день. И дальше дни и ночи будут сменяться как раньше. Твой сад не будет чахнуть без света.

— Это как раз то, чего мы хотим, вашество! — несколько расслабилась и даже чуть улыбнулась колхозница. — Надеюсь, что вы не обманываете.

— К чему мне тебя обманывать?! — фыркнул, выражая негодование. Вот же фермерша! Совсем не думает, что и кому говорит! Настоящая Найтмер ее бы тут и прикопала. Ее счастье, что на месте владычицы кошмаров сейчас я. — Да и вообще! Это не в моих правилах! Еще вопросы есть?

— Никак нет! — сообразив, что снова накосячила, любительница правды ответила по-военному коротко и четко.

— Тогда аудиенция окончена! — заявил я и, обратившись туманом, оставил озадаченную земную пони возле сеновала, а сам полетел в замок.

Там я снова устроился на кровати и принялся обдумывать кое-какой заинтересовавший меня момент. Звания офицеров моих неожиданно приобретенных гвардейцев. Они мне слух резанули.

Коммодор, коммандер. Я, в общем-то, и раньше их слышал и знал их примерные эквиваленты с нашими. Коммандер, например, равнялся нашему подполковнику. Это я мог утверждать со стопроцентной точностью. Почему? Ну, такое звание носил небезызвестный мистер Бонд. Который Джеймс. И мне в свое время было интересно понять, каков эквивалент этого звания у нас. Вот и выяснил. С коммодором было сложнее. Это было какое-то странное звание выше полковника, но ниже генерал-майора. В общем, у нас прямой эквивалент отсутствовал.

Кстати, если все с их на наши звания переводить, то и Миднайт, которая лейтенант, совсем не лейтенант по-нашему, а очень даже капитан…

Но вот почему гвардейцы имели именно эти отчетливо англо-саксонские звания? Задумавшись, закопался настолько глубоко, что дошел до анализа самого эквестрийского языка. Все эти дни говорил на нем свободно и совершенно не задумывался, почему. Хотя это был явно не мой родной язык.

Причина-то, казалось, была на поверхности. Знания достались от Найтмер. Но вот сейчас, задумавшись и анализируя, начал понимать, насколько язык аборигенов похож на английский. Нет, язык Шекспира я и дома знал на хорошем уровне. Не в совершенстве, конечно. Но на чтение мануалов хватало.

А здесь, видимо, я наткнулся на очередной выверт подсознания. Оно представляло, что местные обязаны говорить на чужом для меня языке, но при этом мы должны друг друга понимать. Вот в итоге и был использован иностранный, который я знал лучше всего. С французским, кстати, видимо, та же история. Большинство слов Рэрити понимала…

Провалялся я, похоже, весь вечер и, в итоге, решил, что пора отправляться на боковую. Ведь завтра с утра намечалось мероприятие.

Добравшись до понивилльской библиотеки, устроился в кровати и под размышления о лингвистике и вывертах подсознания заснул. Сегодня я никаких визитов наносить не собирался. Единственное, что планировал, это разговор с кошмариками. Но его решил оставить на вторую половину ночи.

Однако поспать мне не дала уже знакомая пожарная сирена. Через секунду после того, как ее услышал, очутился на поверхности спутника и увидел перед собой принцессу ночи.

— Что ты сделала с Селестией? — без разгону насела она на меня. — Говори!

Вот молодец! Догадалась задать вопрос конкретно! Столько там ей дней на это потребовалось?

— То, что мы и хотели сделать, — ответил, подражая своей манере из прошлого нашего разговора.

— Докладывай четко и по существу! — шагнув ко мне, потребовала Луна. — Что ты с ней сделала?

— Отправила ее на солнце, — озвучил правду.

— О небо… — выдохнула с явным облегчением темно-синяя аликорн. — Не убила… Ее нужно вернуть! — она требовательно осмотрела меня. — И вообще! Я приказываю тебе вернуться на луну, чтобы я могла занять полагающееся мне место!

— Вернуть Селестию? Занять место? — постарался максимально скрыть до поры свое возмущение. — Ты о чем вообще?

— Что было непонятно из слов моих?! — набычилась принцесса ночи. — Я должна занять свое место и исправить все то, что ты успела натворить!

— Что значит, занять свое место? А где тогда мое? — поинтересовался максимально нейтрально. — За семьсот пятьдесят лет одиночества я многое забыла…

— О звезды… — вздохнула Луна. — Только этого не хватало. Объясняю! — она посмотрела на меня, как, наверное, старшина смотрит на забывшего устав рядового. — Это мое тело. Ты — лишь альтер эго, которое я специально создала и выпускала только в те моменты, когда это требовалось. Твое место позади меня!

Ну, хоть незабвенную парашу, возле которой тоже было чье-то место, не вспомнила. И то радует. Хотя, конечно же, с позицией Луны я был категорически не согласен. Вот только конфликтовать с ней прямо сейчас не был готов.

— А где тогда я проводила все остальное время? — уточнил, пытаясь как-то затянуть разговор.

— Ты находилась в подсознании. Иногда я спрашивала твое мнение, иногда скидывала на тебя некоторые эмоции, — объяснила темно-синяя аликорн.

— А почему на луне я не заснула вместе с твоим сознанием, а осталась сидеть в одиночестве? — поинтересовался, подпустив в голос немного обиды.

— Не знаю, почему так получилось, — фыркнула принцесса ночи. — Но, в конце концов, какая разница? Ты что же, смеешь обвинять меня?

— Я пытаюсь разобраться, — на самом деле я пытался изворачиваться, что становилось все сложнее.

— От тебя этого не требуется! — заявила Луна. — У тебя есть мой приказ — вернуться на спутник, где я смогу полностью проснуться и занять, наконец, подобающее мне место!

— В данный момент он не может быть выполнен, ведь я сплю, — указал незваной гостье на очевидное противоречие.

— Естественно! — выдохнув, произнесла та. — Ведь только во сне я в таком состоянии и могу связаться с тобой! Проснешься и отправишься на луну!

— А других вариантов, чтобы, не летая на луну, тебя окончательно пробудить, нет? — невинным тоном задал очень важный вопрос.

— Я не хочу терять большую часть силы! А именно это произойдет, если проснусь не на спутнике. Так что считай, что нет, — отрицательно покачала головой Луна. — Все было рассчитано на то, что я приду в себя на луне. Я вообще не предполагала, что ты будешь активна и займешь мое место!

— Ясно, — кивнул, показывая понимание ситуации. — Но скажу тебе, что прямо после пробуждения мне не следует мчаться на спутник.

— Что? Почему? — с негодованием уставилась на меня темно-синяя аликорн.

— В Эквестрии сложилась непростая ситуация…

— Конечно! Поэтому я и должна вернуться как можно скорее, чтобы все исправить! — перебила меня принцесса ночи.

— Ты не была там тысячу лет, — заметил, хмыкнув. — Не наворотишь ли ты там дел, изменив обстановку только к худшему?

— Знай свое место! — крик Луны не оглушил меня, наверное, только потому, что мы были в мире снов. — Я — не ты! Я все исправлю. Неужели ты думаешь, что в Эквестрии что-то изменилось настолько сильно?

— О, ты будешь удивлена, — хмыкнул, представив эту темно-синюю древность, очутившуюся без сопровождения в относительно современном Кантерлоте. Вспомнил фильм с Жаном Рено, где рыцарь времен Крестовых походов оказался во Франции конца двадцатого века. Вот примерно то же и будет. — Знаешь ли ты, например, что в Эквестрии ныне есть еще одна аликорн, с которой я все это время и выстраивала отношения?

— Третья аликорн? — незваная гостья действительно удивилась.

— Да. Некая Кейденс. Племянница Селестии… — добавил несколько фактов.

— Племянница? — еще сильнее офигела принцесса ночи. — Каким образом?! Ведь у меня никогда не было детей! Если только названая…

— Вот и я удивилась… — добавил, ухмыльнувшись. — Да и весь остальной мир изменился до неузнаваемости.

— Это не повод не выполнять мой приказ! — снова вернулась на прежние рельсы Луна.

— Дай мне следующий день. И я подготовлю все к твоему возвращению, — решил зайти с другой стороны. — А то вчера они общались со мной, завтра вдруг увидят тебя. Может произойти недопонимание. А с этой Кейденс шутки плохи, она — тот еще фрукт. Ты разве еще не видела ее снов?

— Я не могу отсюда проникать в чужие сны. Только в твой, — с недовольством в голосе произнесла темно-синяя аликорн. — Она что же, настолько сильна, что ты ее опасаешься? Если так, то как она вообще допустила все то, что натворила ты?

— Ее не сравнить даже с сестрой нашей, — ответил, не уточняя, в какую сторону нужно сравнивать. — Я и сама была сильно впечатлена, встретив ее. И с чего ты взяла, что она была против того, что делала я? Селестия за эту тысячу лет тоже изменилась. Догадываешься, в какую сторону?

— Хватит пугать меня своими недосказанностями! — совсем потеряла терпение незваная гостья сна. — Я вернусь и разберусь во всем сама! Ты и так уже получила слишком много свободы!

— Как раз завтра мы должны будем окончательно договориться. И там я предупрежу ее о тебе, — сделав вид, что пошел на попятную, предложил собеседнице.

— Хорошо… — подумав некоторое время, Луна согласилась. — Тогда предупреди всех о возвращении истинной принцессы ночи. И завтра в полночь отправляйся на луну. Там мы поменяемся местами.

— Завтра ночью… — повторил я. — Что же. Тогда до завтра…

Темно-синяя аликорн недовольно фыркнула и, ничего не ответив, покинула мой сон. Я же, подождав и убедившись, что она не собирается возвращаться, позвал своих приспешников. Сущности явились довольно быстро.

— Чувствуете что-нибудь? — поинтересовался у выглядевших взволнованными кошмаров. — Недавно тут была та, с кем нам скоро придется столкнуться.

— Мы знаем, кто это такая, леди Найтмер, — произнес Фернан.

— Древняя… — добавил Грубер.

— Сильная и опасная, — вторил ему, поджав свой фантомный хвост, Ганс.

— Уже не такая сильная, какой была, — неожиданно заметил пегас.

— Ты что же, встречал ее раньше? — удивленно посмотрел на старшего из своих прислужников. Не думал, что он настолько древний.

— К счастью, не доводилось, — произнес кошмар. — Но видел, скажем так, результаты ее работы более чем тысячелетней давности. Уже тогда она была сильным сноходцем. И врагом кошмаров!

— Значит, вы понимаете, что если она вернется во всей силе, то вам пировать на снах пони долго не придется, — заметил, глядя на кислые рожи своих миньонов. — При ее возвращении я тоже отправлюсь к черту на куличики. Так что в наших общих интересах уничтожить эту стерву.

— Уничтожить ее, боюсь, в мире снов не удастся, ваше высочество, — ответ Фернана меня сильно взволновал. — Но, быть может, если мы получим дополнительную информацию, то сможем что-нибудь придумать.

— Что вы хотите знать? — не стал томить кошмаров и сразу уточнил.

— Что вас с ней связывает? — поинтересовался пегас. — Она оставила в вашем сне такой странный след. Как будто… Не знаю даже. Никогда такого не видел. Она была здесь гостьей. Но приходила как будто не снаружи, а изнутри. С более глубокого уровня сна… Мне это не понятно…

— С этой дрянью мы, фактически, делим одну голову, — вздохнув, не стал скрывать правду. — Сейчас я сижу за рычагами управления, а она спит где-то на задворках разума и не может полноценно проснуться. Если очнется, то сначала запихнет в погреб меня, потом вам устроит ночь Длинных Ножей.

— Тогда понятно, почему она приходит в ваш сон именно с таким вектором, — кивнул фантомный гонщик. — А сколько у нас есть времени на подготовку?

— Все должно быть готово к завтрашней ночи! — заявил, заставив астральных паразитов нервно переглянуться.

— Не так уж и много… — констатировал Фернан. — Но и не мало. Думаю, мы успеем подготовиться.

— У тебя есть план? — поинтересовался у старшего из троицы.

— Есть, — кивнул тот. — Мы можем воспользоваться уникальностью вашей ситуации. Фактически, наша противница не может полноценно проснуться. Она существует на своем плане сна. И может наведываться в ваш. Сны всех остальных для нее должны быть закрыты.

— Это так, — подтвердил это его предположение. — Она сама упомянула.

— Тогда единственный наш шанс преуспеть, — кошмар посмотрел на меня, потом на своих собратьев. — Это запереть ее здесь, в вашем сне!

— Какой в этом смысл? — предложение показалось мне откровенно странным. Поэтому поспешил уточнить.

— Здесь мы сможем обставить все так, чтобы она потеряла связь с реальностью, — пояснил Фернан. — Тогда у нас появится возможность сдерживать ее. Не противостоять ей, а действовать так, чтобы избегать открытого сопротивления. Для этого у нас, как мне кажется, все есть! — он посмотрел на своих коллег. — Есть два специалиста по удержанию спящего внутри сна. Они же смогут поддерживать стабильность этого плана сна в то время, когда вы бодрствуете, — псы заулыбались, а пегас перевел взгляд на меня. — И есть вы, леди Найтмер, на своем полностью контролируемом вами уровне сна, который вы можете изменить так, как нам потребуется.

— И ты думаешь, что такая опытная сноходец, как Луна, позволит себя обдурить? — поинтересовался, выгнув бровь. Стоило признаться, что в этом предложении что-то было. Но пока оно все равно казалось авантюрой.

— Для этого нам нужно знать, чего она желает, чего боится, — ответил Фернан. — Зная или с хорошим основанием предполагая это, мы сможем сыграть на ее чувствах, запутать, дезориентировать. И оставить, в итоге, здесь. Там, где она нам не помешает. Навсегда!

— Хорошо! — кивнул, соглашаясь с предложением старшего кошмара. — Тогда сейчас нам нужно все проработать!

Остаток ночи мы посвятили планированию, а потом и подготовке. Мой уровень осознанного сновидения был полностью переделан, и я собирался на полную катушку использовать тот факт, что я здесь хозяин, а Луна — гостья. Варианты развития событий мы тоже продумали, исходя из психологического портрета принцессы ночи, который, к сожалению, был довольно расплывчатым.

С половины совещания я отправил Ганса и Грубера подзаправиться. Порыскав среди снов, наткнулся на Шайнинга. Недолго думая, создал вчерашнюю спальню Кейденс, а в ней фантомов розовой и белой принцесс, в которых заселились кошмары. После этого запихнул в этот альков белого единорога и оставил своих миньонов развлекаться.

Сам же вернулся на основной уровень сна, где продолжил подготовку.

В общем, у меня были веские основания полагать, что завтра все должно будет получиться. С этими мыслями я и проснулся утром. Противостояние с сестрой Селестии в любом случае откладывалось до следующей полуночи. Но на сегодня были запланированы и другие важные мероприятия.


Ночь прошла нервно. Кейденс постоянно просыпалась и ворочалась с боку на бок, хотя, вопреки ожиданиям, Найтмер ее не посещала. Но вот тяжелые мысли не давали покоя.

Принцесса Любви до сих пор не была до конца уверена в правильности своего выбора. Не упустила ли она что-нибудь? Не совершит ли она завтра ужасную ошибку, пойдя на сделку с владычицей кошмаров?

Все эти вопросы не способствовали хорошему сну. Да и встать, чтобы к семи быть в Понивилле, требовалось рано. В итоге, завтракала она без аппетита и в полном одиночестве.

Правда, на середине ее трапезы в столовую, зевая, зашел Шайнинг. Выглядел он тоже не очень бодрым.

— С Элементами так ничего и не удалось сделать, — доложил единорог. — Я забрал их и подготовил к транспортировке.

— А Твайлайт? — с замиранием сердца поинтересовалась принцесса.

— Она отказалась даже поговорить со мной… — вздохнул ее суженый.

— Бедная… — понурилась аликорн. — Она так любит наставницу, что забыла обо всем остальном. Забыла о том, что Селестия всегда говорила, что благополучие народа пони для нее всегда превыше всего остального. И даже значимее, чем ее собственная судьба…

— Я ей это говорил, — кивнул Шайнинг и снова широко зевнул. — Она не стала слушать. Никогда мы еще с сестрой так не ссорились…

— Надеюсь, мне удастся со временем уговорить Найтмер вернуть Селестию, — произнесла Кейденс. — И тогда вся эта ситуация разрешится сама собой. Других вариантов я пока не вижу…

— Прости, но я тоже не могу ничего тебе посоветовать… — признался ее жених и снова зевнул, а потом потер слипающиеся глаза. — Я вообще сейчас сам не свой…

— Ты и вправду плохо выглядишь, дорогой, — заметила принцесса. — Не спал?

— Да в том-то и дело, что спал, — пожаловался единорог. — Вот только снилось мне… Нет, не хочу говорить! В общем, я сейчас будто не с постели встал, а с ночной вахты сменился… Но я все равно готов тебя сопровождать!

Через полчаса приготовления были закончены, и Кейденс, сев в сопровождении Шайнинга в воздушную колесницу, отправилась на рандеву с Найтмер. Элементы находились рядом с ней. Сопровождали их два десятка гвардейцев. Хоть принцесса и летела на переговоры, но совсем без охраны оставлять себя не собиралась.

— И все-таки мне не нравится то, что мы хотим сделать! — заявил на середине пути ее суженый. — Я все вспоминаю слова Твайлайт, и они не дают мне покоя. Иногда я действительно чувствую, что мы вот-вот совершим предательство.

— Я тебя более чем понимаю, — согласилась принцесса. — Мне и самой не дают покоя подобные мысли. Но что еще мы можем сделать? Начать практически безнадежную войну против сестры Селестии, возвращения которой она так долго ждала?

— Сестры ли? — угрюмо поинтересовался командир гвардии. — Я не знаю, со мной принцесса Солнца подробностями не делилась. Но… Уверена ли ты, что вернулась именно та, кто должна была?

— Правду знала только тетушка, — вздохнула аликорн. — И она никогда не освещала подробностей. Так что о том, что происходило между ними тысячу лет назад, мы можем только предполагать. И, соответственно, можем сколько угодно сомневаться в личности Найтмер. Несомненно одно, — она прервалась, посмотрев на жениха. — Нас ждет аликорн, называющая себя сестрой Селестии и способная двигать светила. А значит, намного более сильная, чем я…

— А даже если так! — резко заявил Шайнинг. — Не позволяй ей вить из себя веревки!

— Я и не собираюсь, — кивнула Кейденс. — Я вообще надеюсь, что мы сейчас сможем мирно договориться…

Через некоторое время она увидела сверху Понивилль, а через пять минут ее повозка зависла над главной площадью. Сверху было хорошо видно, что в центре пространство свободно, а по периметру заполнено позевывающими горожанами.

Без десяти минут семь колесница в окружении охраны приземлилась на свободном пространстве посреди площади, и пассажиры покинули ее. Найтмер нигде видно не было. Но Кейденс неожиданно увидела подтверждение того, что владычица кошмаров здесь. Порядок среди горожан поддерживали пегасы с кожистыми крыльями в темных доспехах. Окружающие в основном поглядывали на них со страхом, и лишь некоторые с интересом. Но гвардейцы не обращали на это внимания. Их командир, выйдя из толпы, направилась к принцессе.

— Лейтенант Миднайт, — представилась она, остановившись возле строя дневных гвардейцев, не давших ей подойти вплотную. — Ваше высочество, мне было приказано организовать вашу встречу. Вы прибыли чуть раньше. Ждите, пожалуйста, здесь. Ее высочество скоро соизволит выйти к вам.

— Фестралы… — произнес, снова зевнув, Шайнинг, когда лейтенант удалилась. — Столько лет сидели в своих горах и носа не высовывали! А теперь мигом примчались! И уже прислуживают этой гадине!

Прошло несколько минут, и на крыльце ратуши внезапно появилась та, кого Кейденс и ждала, и одновременно боялась увидеть воочию. Найтмер не телепортировалась сюда, это бы принцесса Любви почувствовала. Черная аликорн просто, казалось, соткалась из воздуха. Сама Ми Аморе так не умела и никогда не замечала, чтобы что-то подобное делала Селестия.

Хотя она уже видела владычицу кошмаров, но невольно вздрогнула, оглядев ее. Черная аликорн одним своим видом заставляла ощущать беспокойство. Высокая, облаченная в доспехи, буравящая всех взглядом своих вертикальных зрачков из-под полуприщуренных век, скалящая в ехидной улыбке острые зубы…

— Вижу, ты явилась. Что же, тем лучше для тебя! — вместо приветствия громко произнесла владычица кошмаров. — Итак. Готова ли ты принести мне присягу?

— Она не должна тебе присягать! — прежде чем Кейденс успела вмешаться, выпалил Шайнинг. — Диархи не присягают друг другу! Они служат только Эквестрии!

— Кто таков? — Найтмер нахмурилась и посмотрела на единорога со смесью удивления и презрения во взгляде.

— Это Шайнинг Армор, капитан Гвардии, — шагнув вперед, произнесла Кейденс. — Прошу простить его горячность. Он не должен был встревать.

— Гвардии капитан, значит? — усмехнулась черная аликорн. — Ну что же, офицер. Похоже, ты тут лучше нас знаешь, кто кому что должен. Ну, скажи тогда относительно себя! Должен ли ты присягать мне?

— Я… — впал в ступор Шайнинг. — Э…

— Вижу, офицер, ты в затруднении, — произнесла тоном, так и сочившимся ядом, Найтмер. — Тысячу сто с небольшим лет назад я заняла пост командующей армии Эквестрии. И за эти годы приказа о моей отставке так и не было. Так что ты мне присягать не должен. Ты, солдатик, уже, — она подчеркнула это слово интонацией. — Мне подчиняешься, как высшей военачальнице государства! Тебе ясно, гвардеец?

— Так точно! — в прострации ответил единорог.

— Молодец! — черная аликорн ухмыльнулась и вдруг рявкнула. Не Кантерлотским гласом, но чем-то близким к этому. — Гвардии лейтенант Шайнинг Армор! Кругом! Шагом марш!

Ошеломленный единорог, видимо, действуя на автомате, развернулся и строевым шагом направился куда-то в сторону дальнего края площади.

— На месте стой! — скомандовала Найтмер, когда вызвавший ее недовольство Шайнинг почти дошел до толпы. — Кругом! Смирно! Вот там и стой. И думай над тем, стоит ли в будущем прерывать старших по званию!

Больше никаких команд ему она не дала, оставив стоять навытяжку. Кейденс только проводила суженого взглядом. Она даже не знала, радоваться ли ей, что все обошлось, или переживать из-за того, что ее любимый вылез так некстати со своим хоть и правильным, но неуместным замечанием. А еще она размышляла над тем, как будет рассказывать Найтмер, которая, судя по уверенно отданным командам, действительно когда-то была военачальницей, о том, что армия Эквестрии давным-давно распущена за ненадобностью…

— Чую, Элементы у тебя с собой, — переведя взгляд на принцессу Любви, перешла на другую тему черная аликорн. — Возьми их и ступай сюда.

Кейденс подчинилась и, взяв шары телекинезом, подошла к крыльцу, поднялась на него и развернулась, встав рядом с Найтмер, стараясь скрыть волнение. Вблизи та казалась еще выше. Пожалуй, она даже Селестию бы в росте превосходила…

— Ну, как будешь теперь выкручиваться? — тихо поинтересовалась владычица кошмаров. — Если бы ты просто присягнула, все было бы намного проще. Но благодаря этому болвану, — она кивнула на застывшего на краю площади Шайнинга. -  Ты теперь не можешь этого сделать, не потеряв лицо. Я обещала, что не буду тебя унижать, как это делала со мной моя недостойная сестрица. Поэтому сейчас дам тебе шанс. Даже интересно, как ты сможешь выпутаться, — она слегка улыбнулась, пряча клыки, и посмотрела на Кейденс без злобы, но с интересом. — Хотя дам подсказку. Предлагаю использовать Элементы.

— Как ты хочешь их использовать, если они не работают? — удивилась принцесса Любви.

— Как символ, разумеется! — усмехнулась Найтмер. — Думаешь, кто-то из них, — она кивнула на народ. — Знает, что они не работают? Ты просто поклянешься над ними быть хорошим младшим диархом, не перечить мне, править на благо страны и так далее. Я уже оценила, как ты умеешь играть словами. Так что давай. Привезла этого дуболома на свою голову, — она фыркнула. — Теперь выкручивайся.

— Других вариантов у тебя нет? — поинтересовалась Кейденс.

— У тебя ведь тоже нет, — констатировала владычица кошмаров. Розовая аликорн только вздохнула и кивнула. — Тогда реализуем этот! — старшая принцесса с язвительной улыбкой посмотрела на нее, а потом повернулась к горожанам и заговорила гласом, но сдерживая силу, чтобы ее слышали, но не глохли. — Жители Понивилля! — загремел над площадью ее голос. — Запомните этот день! Запомните и рассказывайте потомкам! Ныне на ваших глазах вершится судьба державы! — она приостановилась, выдохнула, вдохнула и проложила. — Эпоха самой Гармонии противной монархии, которую в своей жажде власти ввела недостойная сестра моя, заканчивается! Отныне и навеки в нашем славном государстве восстанавливается форма правления, которая существовала от самого основания его и до момента, когда Селестия обратила Элементы Гармонии против их хранительницы! Мы — Найтмер Мун и Ми Аморе Каденца — отныне объявляемся полноправными диархами Эквестрии и будем править так, как это было до моего подлого изгнания! Элементы Гармонии вы видите перед собой! — черная аликорн кивнула на камни, которые Кейденс, почувствовав суть момента, подняла повыше. — И эти средоточия силы, на которой основана сама страна наша, засвидетельствуют наши слова, наши права и наши полномочия!

Тут владычица кошмаров покосилась на розовую аликорна, и она поняла, что настала пора договорить ей.

— Я — принцесса Ми Аморе Каденца — клянусь править милостиво и справедливо! Клянусь, что буду делать все, чтобы страна наша процветала, а жители ее были счастливы и благополучны! — произнесла она на одном дыхании. — Клянусь действовать в сотрудничестве со старшим диархом Найтмер, — добавила она уже не так охотно. — И да услышит меня Гармония! И да падет на меня кара, если я нарушу обет!

— Хорошо сказала, — криво усмехнулась Найтмер, произнеся эти слова тихим голосом. — Обо всем и ни о чем… Ну да ладно. Теперь, похоже, моя очередь.

Она замолчала, обвела взглядом площадь и заговорила.

— Я — принцесса Найтмер Мун. Мне уже довелось увидеть и испытать на себе силу Элементов, когда она была подло искажена сестрой нашей, ныне получившей по заслугам! Обещаю, что отныне магия Элементов не будет больше использоваться во вред! Также обязуюсь делать так, чтобы начинания благие соратницы нашей — младшего диарха Кейденс, — направленные на ваше благополучие, были реализованы, а их результаты остались защищенными! Обещаю быть суровой и непреклонной, — она ухмыльнулась. — Но только ко врагам Отечества! Тысячу лет назад не щадила я ради него ни силы, ни души, ни жизни своей! Так было доныне, так будет и впредь! И да засвидетельствуют слова мои эти Элементы! — она указала на камни. — И да будет их кара по-настоящему справедливой!

Кейденс внимательно слушала стоявшую рядом сестру Селестии, которая была так на нее не похожа. И которая до сих пор не смогла простить свою старшую родственницу. И вроде бы Найтмер говорила правильные вещи, хотя и делала слишком большой акцент на вещах, которые, возможно, были важны тысячу лет назад, но сейчас отошли на второй, а то и третий план. Но какая-то интонация, которую принцесса Любви не смогла понять, заставила ее насторожиться. Могла ли владычица кошмаров, считая, что Элементы сломаны, пытаться обмануть их?

С этим еще предстояло разобраться.

Когда черная аликорн замолкла, над площадью установилась тишина. Никто не знал, как реагировать. Но Найтмер, казалось, была к этому готова.

— В ознаменование восстановления диархии я объявляю, что сейчас взойдет солнце! И отныне мы вдвоем, — она кивнула на Кейденс. — Будем поднимать и опускать солнце и луну тогда, когда это положено!

Среди жителей поднялся гомон. И, в целом, настроение их, похоже, стремительно улучшалось.

— А теперь просто не мешай мне и не сопротивляйся! — резко снизив громкость голоса, еле слышно произнесла Найтмер, пристально посмотрев на принцессу Любви. — Я сделаю все сама. Чары эти абсолютно безопасны для нас обеих. Зажги только рог, чтобы пони думали, что ты тоже участвуешь.

Кейденс, мысленно удивившись такой низкой хитрости, кивнула и сделала, как просила ее отныне коллега, не зная, чего ждать дальше. Владычица кошмаров зажгла рог, и розовая аликорн вдруг почувствовала касание незнакомого заклинания. А потом она ощутила, что магическая сила из резерва начала медленно убывать. Но в это же время луна поползла по небосводу вниз и вскоре скрылась из виду. И уже через несколько секунд показалось солнце, на которое принцесса Любви смотрела неотрывно, даже отвлекшись от своей соседки. Один раз, где-то на середине подъема оно дернулось и на некоторое время замерло, но дальнейший путь проделало плавно и замерло в зените.

— Возрадуйтесь, пони! — провозгласила, устало выдохнув, черная аликорн. — Сегодня началась новая эпоха! И в честь этого день нынешний будет объявлен выходным. И ежегодно вы сможете праздновать годовщину события сего!

Кейденс тоже захотелось выдохнуть. Она обратилась к своему резерву и с удивлением обнаружила, что, ничего не делая, потеряла где-то треть энергии. Значит, это был ее вклад в подъем светила! Пока она была рада и этому. Ведь розовая аликорн смогла сделать то, что было нужнее всего! Пусть пришлось пойти на уступки, пусть Селестия пока не была возвращена, но главного она добилась! Солнце было возвращено жителям не только Эквестрии, но и других держав!

— Ну, с формальностями покончено, — повернувшись к ней, заявила Найтмер. — Теперь пора вернуть Элементы на их место!

— Не кажется ли тебе, что оно слишком… — Кейденс замялась. — Ненадежное…

— Уж кто бы говорил! — оскалилась черная аликорн. — Но я уже сказала, что готова простить тебе этот совершенный по глупости, а не из злоумышления, поступок. А в остальном… Они пролежали там тысячу лет. И пролежат еще!

Дальше спорить розовая аликорн не решилась. Поэтому Элементы были погружены в ее колесницу, куда вместе с ней поднялась Найтмер. А дальше они полетели в замок, где камни и были возложены на пьедестал. После этого колесница, сопровождаемая как дневными, так и ночными гвардейцами, поднялась и, повинуясь приказу нового старшего диарха, направилась в сторону столицы.