История Барда

Это история о приключениях. Да-да, именно о них. О захватывающих путешествиях, смертельных опасностях, безумных рисках и спасении Принцесс. О неизведанных землях, на которые еще не ступало копыто пони, и о тех, кто все же на это отважится. А так же об искусстве сложения историй и о бардах, которые их складывает. Ну и о музыке, конечно, куда же без нее. Короче говоря, просто устройтесь поудобней и приготовьтесь принять участие в самом эпическом противостоянии добра и зла! Только не перепутайте их друг с другом...

Другие пони ОС - пони

Моя мамочка/ My Mommy

Мисс Черили задала классу написать об их самой любимой пони и это работа Динки.

Черили

Игры разума

Дружба, магия, войны и капелька гипноза ;)

ОС - пони

Неизведанная земля

Благодаря приходу к власти в Гриффонстоуне короля Гровера у Эквестрии появилась возможность отправить исследовательскую экспедицию за Грифоньи горы. Что скрывают эти неизведанные земли? Какие тайны они хранят? Какие народы там живут?

ОС - пони

Луна и любовь

В этой любовной истории снова присутствует старая как мир дилема - выбор между любовью и долгом. Правда, обычно, проблема в том, что отец против брака дочери, но здесь проблема в сестре. И дело не в том, что она не желает счастья дочери, просто она знает о любви немного больше. Надеюсь вам понравится.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош

Падение империи Твайлайт

Может ли сильнейшая пойти на зло из-за отчаяния? Ещё как может! Твайлайт оказывается в непростой жизненной ситуации и как на зло, ей некому помочь. Каким страшным последствиям это приведёт, даже говорить не хочется...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Путь служанки или Послушная девочка Смолдер

Всю свою жизнь Смолдер прожила как настоящий дракон, веря в собственную силу и непокорность, пока однажды ей не начали сниться подозрительные сны, в которых она стала горничной и принялась служить загадочной госпоже, которая приучила ее к послушанию и желанию подчиняться.

Другие пони

Одинокие зимние ночи

"Я смогу совладать с холодом. Я пегас. Пегасы способны противостоять морозам. Конечно, у большинства из них есть утепленный, пушистый облачный дом и приятная теплая кровать... и это самая холодная зима, которую я переживала... но я крепкая. Все будет хорошо... это всего то малость холодная погода..."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Скуталу Другие пони

Пони без прошлого

История о приключениях одного не очень везучего пони, лишившегося памяти, и оказавшегося в весьма опасном водовороте событий. И та тайна, которую он узнает о себе, перевернёт с ног на голову его и без того бурную жизнь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Фотографии

О фотоаппарате.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Кэррот Топ

Автор рисунка: BonesWolbach

Не та Эквестрия

Ад для нас

Свет от фар. Визг тормозов. Я даже ничего и не почувствовал, не успел испугаться, прежде чем моё бренное тело встретилось с кабиной фуры.

Тьма отступила не сразу, всё вокруг расплывалось, зрение очень нехотя возвращалось в норму. Лишь спустя некоторое время я смог нормально оглядеться.

Кабинет, деревянные шкафы, передо мной — стол, сам я на стуле. На мне была моя же одежда, карманы оттягивали вещи, которые я носил с собой.

А напротив меня сидела принцесса Луна.

Я обомлел. Настоящая, та самая принцесса Луна. Повелительница снов, ночи, по моему скромному мнению наилучшая и любимейшая из всех пони.

Она смотрела на меня и молчала, будто бы давая время, чтобы осмыслить происходящее со мной.

Первое, о чём я смог подумать, был вопрос: «А поймёт ли она мою речь?»

— Я понимаю ваш язык, — словно прочитав мои мысли, первой сказала принцесса.

— Х-хорошо… — тихо выдохнул я.

— Сам будешь задавать вопросы, или мне начать предугадывать? — спросила она.

Я было открыл рот, но замялся. Её голос показался мне уставшим, мимика — спокойной и невыразительной. Складывалось ощущение, что я сижу на приёме у какого-нибудь офисного клерка. И я далеко не из первого десятка посетителей в этот день.

Помолчав и утихомирив вихрь в своей голове, я всё же решил заговорить.

— Я… я умер, да?

— Да, «исекайнулся», — непринуждённо ответила она. Использованный термин заставил меня зависнуть и нахмуриться, и принцесса чуть прищурилась. — Или ты не из этих? Тогда прошу прощения. В последнее время нередки случаи попадания довольно разносторонних личностей. Да и слово интересное. Но в любом случае, да, ты умер.

Спокойствие, с которым она говорила это, поражало меня.

— И я… в раю? — выдавил я из себя.

— Ну, для таких, как вы, Эквестрия таковым местом и является, — принцесса Луна махнула копытом. — Твоя душа материализовалась там, где ты заслужил быть.

— В смысле — заслужил? — удивлённо переспросил я.

Принцесса поджала губы, закрыла глаза и промычала на выдохе.

— Прости меня за излишнее недовольство, — снова извинилась она, помотав головой. — Разговоры с вами идут по одному и тому же пути. Даже возникает чувство, что вас в одном городе растили поколения за поколениями. Это выматывает, правда. Секундочку.

Она откинулась на спинку стула и начала колдовать. Через мгновение рядом с ней появилась чашка с чаем, и принцесса пригубила его.

Я молча наблюдал за этим. Слов просто не находилось, я ещё не мог полностью осознать происходящее вокруг меня.

— Благодарю. — Принцесса Луна магией убрала чашку. — Теперь насчёт «заслужил». Мне не стоит даже смотреть на историю твоей жизни. Ты — тот, кого называют «брони». Настоящий. Воплощение доброты и справедливости, просто полный набор. Иначе бы тут не был, для злых душ есть другая Эквестрия. Ну вот всевышние силы и наградили тебя новой жизнью здесь.

Я переваривал услышанное. Да, она была права, я действительно мог причислить себя к «настоящим брони». Стремился делать добро, со школы на зло не отвечал злом, никому вреда не желал и не приносил. Не мыслил о плохом и никогда не поддавался негативу. Даже призвание по жизни выбрал подходящее — учитель.

Но почему я чувствую, что в разговоре надо мной издеваются?

— То есть, я… Я попал в ту самую Эквестрию? — решил задать я глупый вопрос.

— Ту самую, прямиком из твоего любимого мультфильма, —  развела копытами принцесса Луна. — Как и сотни до тебя, как и сотни после тебя.

— И… что мне делать?

В ответ Луна громко хмыкнула.

— Да если бы мы знали, что вам делать и что с вами делать. А впрочем… Давай ближе к делу, ты очередь задерживаешь. В какое место тебя отправить?

— В каком смыс…

— Город, посёлок, — помотав копытом, перебила меня правительница ночи. — Я могу сразу отправить тебя куда хочешь, и там тебя встретят. Или можешь остаться здесь, в Кантерлоте. Но поверь, для тебя большой разницы не будет.

Тон, с которым она это говорила, меня сильно напрягал. Пренебрежение, отрешённость и настораживающие фразы шли вразрез с тем, как я представлял встречу с пони и в особенности с принцессой Луной.

— Н-у-у… — протянул я. — Тогда, может быть, лучше в Понивилль?

Она цокнула языком.

— Ну да, могла и не спрашивать.

Позади меня раздался странный шум. Обернувшись, я увидел, что на каменном полу расцвела синяя магическая пентаграмма.

— Вот твой телепорт. Наступишь – окажешься там. Право, иди, скоро здесь будет ещё один посетитель. Будь моя воля, я бы вас сразу пачками отправляла куда надо. Жаль, некоторые заклинания работают на вас совершенно случайным образом.

Кажется, мне не осталось ничего, кроме как подчиниться её словам. Я встал на ватные ноги и подошёл к заклинанию.

— Принцесса! — вспомнил я кое о чём. Захотелось исполнить маленькую и глупую мечту, ради которой я даже хотел заказать плюшевую игрушку. — Можно попросить у вас кое-что?

Вдруг она рассердилась.

— Я не позволю себя обнимать! — угадав мысль, воскликнула она. — Я не для того отдала трон, чтобы меня каждый день умершие пришельцы лапали! Иди!

Испугавшись такого напора, я поспешил шагнуть на пентаграмму.

И, моргнув, оказался вне помещения.

Яркий солнечный свет резанул по моим глазам, и мне пришлось зажмуриться и проморгаться. Протерев глаза, я осмотрелся. Улица, невысокие и почему-то очень знакомые домики, вымощенная дорожка, железные витые фонари и самое главное – пони на улице. Воистину, я действительно попал в Понивилль!

Мимо меня шла взрослая пегаска со своей дочерью. Всё ещё находясь под удивлением от происходящего, я помахал им рукой. Увидев меня, она прикрыла крылом маленькую кобылку, прижав поближе к себе.

— Поскорее бы стражники за ним пришли, — услышал я злобный комментарий.

Я открыл рот от удивления. «Это вот так встречают тут попаданцев?!» — пронеслось в моей голове.

— Стража! — крикнул кто-то из толпы.

— Ещё один!

— Быстрее, пока он своими лапами не потянулся к невинным кобылкам!

— Или жеребцам!

Абсолютно ужасные возгласы доносились до меня из толпы на улице. Я не знал, как реагировать на это, я просто застыл на месте, осматривая разноцветных существ.

«О чём они вообще? Что происходит?!»

Но долго моё публичное линчевание не продлилось — ко мне подошла пара стражников-единорогов в золотой броне, бряцающей на ходу.

— Именем Совета Дружбы и лично принцессы Твайлайт Спаркл, вас необходимо экстрадировать в резервацию, — услышал я от одного из них.

Второй же молча начал колдовать. Я почувствовал лёгкость в теле, а мир вокруг приобрёл синеватый цвет, будто бы я смотрел через очки с синими стёклами.

«Меня сейчас понесут в заклинании против моей воли неизвестно куда?!»

Так и произошло. Паника овладела мною, я начал молотить руками и ногами по магическому полю вокруг меня, но это совсем не мешало стражникам, а мои выкрики, кажется, и вовсе были заглушены.

И что самое страшное – прохожие пони даже не смотрели на это шоу. Будто бы такое дело было настолько привычным, что недостойно и капли внимания. Весь мой боевой настрой исчез и я перестал сопротивляться, когда осознал это.

«Эквестрия?! Из мультфильма?! Серьёзно?!» — лишь мысленно возмущался я.

Конвой унёс меня за город, и за поворотом вокруг холма я увидел очень странную и пробирающую до мурашек картину.

На ровном пространстве было возведено множество рядов палаток и соломенных шалашей. Всё это добро ограждалось от внешнего мира чётко видимым магическим куполом фиолетового цвета.

И что самое страшное — я видел среди этих рядов силуэты людей. Человеков, представители моей расы, таких же, как и я.

У входа, куда вела тропа, стояли другие стражники. А по ту сторону рядом с ними бил кулаками о магию молодой парнишка.

— Прохлаждаетесь? — обратился к ним тот жеребец, что держал меня в магии.

— Ждём, пока этот успокоится, — тот, кто ответил ему, кивнул на человека. — А то на прошлой проверке принцесса увидела на одном из новеньких травмы и отчитала всех капитанов. А те потом и нас. И иди докажи, что ты невиновен.

— Ясно. Подвиньтесь, нам нашего надо скинуть.

Меня поднесли к куполу, наклонив головой вперёд. Бедолагу по ту сторону объяли магией и отодвинули.

Я не почувствовал ничего, когда пересекал барьер. Меня аккуратно поставили на ноги и развеяли удерживающее заклинание.

— Прошу вас, не пытайтесь преодолеть барьер! — громко обратился к нам один из стражников. — Так вы причините себе лишь одни страдания. Присоединитесь к другим людям в лагере, вскоре вам помогут с крышей над головой и принесут еды!

Парень, что недавно бился о купол, взвыл, упал на колени и стал месить землю кулаками.

— Нет, нет, так не должно было быть! — кричал он в истерике. — Не должно, не должно, не должно!

Я дёрнулся в его сторону, чтобы помочь, но подумал, что это может не понравиться стражникам.

— Хей! Хей, ты, что поспокойнее! — обратился ко мне один из единорогов. — Помоги собрату, не бойся. Мы не хотим вам вреда, сделай так, чтобы он не убился.

Кратко кивнув, я направился к парню. Дойдя до него, я аккуратно сел рядом с ним.

— Послушай, друг…

Он резко выпрямил спину и посмотрел на меня.

— Заткнись! — брызжа слюной и размазывая грязь с рук и слёзы по лицу, закричал он на меня. — Заткнись, заткнись, просто заткнись! Всё не должно быть так, не должно!

Поймав момент, я подался к нему и крепко обнял. Абсолютно сломленный парень, сотрясаемый рыданиями, просто обмяк в моих руках.

— Я… я не выдержал той жизни… не выдержал… — выдавливал он из себя слова между рыданиями.

Холодок пробежал по моей спине, когда я осознал, о чём он говорит. Я умер, и он умер, и, если его совсем недавно принесли сюда... Да. Похоже, он сделал самый последний поступок в той жизни.

С горем пополам я привёл его в чувства. Никогда мне не приходилось сталкиваться с такой ситуацией, но кое-какие знания из прошлого помогли мне.

— Всё, легче стало? — Он закивал мне в ответ. — Вот и хорошо. Пойдём к людям, там разберёмся.

Я повёл его за собой к палаткам и шалашам. Добиваться хоть чего-то от стражи было бесполезно, наверняка они просто заткнули бы нас магией или что-то в этом роде, поэтому у нас был лишь один путь.

На удивление, люди не реагировали на нас, лишь изредка провожали взглядами. Мы прошли несколько рядов, прежде чем кто-то подошёл к нам. Обычный мужчина лет тридцати-тридцати пяти.

— Новенькие? — спросил он вместо приветствия.

Я угукнул в ответ. Парень, что был рядом со мной, молча смотрел на землю перед ногами.

— Идём за мной. Только внимания поменьше привлекай.

Я напрягся, но внешность мужчины не вызывала опасений, и я доверился ему. В конце концов, если все мы тут — «брони», то должны же поддерживать хоть какие-то понятия дружбы, даже в этом безумии? И принять помощь было бы разумным делом.

Он повёл нас к одной из палаток. Она была сделана из того же брезента, что и другие, но выглядела намного больше и явно опрятнее, да и казалась на фоне некоторых вокруг какой-то… обжитой?

— Прошу вас в наше скромное жилище, — со смешком в голосе предложил он, приподняв брезент у входа.

Наклонив голову, я зашёл в палатку. Высоты потолка хватало, чтобы выпрямиться, и я мог спокойно оглянуться.

Мои мысли насчёт обжитости подтвердились. Повсюду лежали какие-то вещи, покрытие пола было чистым, а в воздухе пахло вкусной едой.

— Джингуа, Сонг, я привёл гостей! — слегка повысив голос, произнёс мужчина.

Из «комнаты» выглянула сначала маленькая девочка, не старше пяти лет от роду, а затем и невысокая женщина. В глаза сразу бросились азиатские черты дам.

— Мартин, ты опять привёл новеньких? — специфический акцент подтвердил мои мысли.

— Джингуа, солнце, я не мог не помочь им, — пожал плечами мужчина.

— Проходите.

Нас пригласили за небольшой столик, и, потеснившись, мы более-менее расположились за ним.

— Будем знакомиться? — первым заговорил мужчина. — Ну, как вы поняли, меня зовут Мартин. Это моя жена Джингуа и дочь Сонг. Вас как зовут?

— Николай, — не задумываясь, ответил я.

Мой спутник промолчал.

— А тебя как? — обратился лично к нему Мартин.

— Майкл, — кратко бросил он.

— Ну, вот и познакомились, — тепло улыбнулся хозяин палатки. Затем кивнул на бумажные тарелочки, на которые нам положили куски пирога с, кажется, вишнёвой начинкой. — Ешьте, ешьте. До еды пара часов осталась, не стесняйтесь.

Чтобы не обижать гостеприимных людей, я показательно отделил мягкой гнущейся ложечкой кусочек и съел его, хоть мне и совсем не хотелось есть. Всё произошедшее со мной не располагало к аппетиту.

— Знаменитая пекарня «Сладкий уголок». Правда вкусно?

Я проглотил еду, чтобы начать говорить.

— Нас кормят их продукцией?

— И не только. Свежие яблоки с известной тебе фермы, овощи.

— И мясо, — продолжила его фразу Джингуа.

Я замер на секунду.

— Мясо?

Мартин развёл руками.

— Вопреки желанию вегетарианцев, нам надо есть мясо. Плюс, как я понял, местные растения не содержат нужных нам веществ, которые могли бы заменить продукты от животных. Пони до этого торговали мясом с грифонами, так что быстро обеспечили и нас.

— Не мог и подумать об этом, — задумчиво произнёс я.

— А ты думал, для чего Эпплы держали у себя свиней? — с ухмылкой спросил он.

Я пожал плечами.

— А можешь рассказать, что это за место и что вообще тут происходит?

Мартин кивнул головой.

— Да, конечно. Готов поспорить, ты уже слышал, что это «резервация». По сути, так оно и есть. Это лагерь для нас, людей, попавших в этот мир.

— Почему нас держат под куполом?

— Ради безопасности, — ответила мне Джингуа. — Для пони.

Я опешил. Злость ненадолго охватила меня.

— Безопасности? Для пони? А что мы им сделали, что нас с порога прямо после смерти кидают в лагерь! Прям как…

— Чш-ш-ш, — перебил меня Мартин. — Не вспоминай деяния моих предков.

Я не сразу понял смысл его фразы, но затем догадался и быстро остудил пыл.

— Прости, если что.

На удивление, он легко отмахнулся.

— Забудь. Теперь вообще не важно, кто ты и откуда. И кем был. Теперь для всех тут один язык, одна страна и одни правители.

— Тем не менее, что мы такого сделали, что нас с порога просто кидают вот сюда? Ну правда, это какой-то лагерь беженцев, или вообще фильтрационный пункт.

Мартин указал на меня ложкой.

— А вот тут ты прав. И вправду, фильтрационный. Но чтобы я мог ответить на твои вопросы, нам надо прогуляться по городку. Пойдёте? Ну, когда закончим трапезу.

Я согласился, Майкла мы взяли с собой за компанию. Мартин снова повёл нас за собой и мы вышли к широкой улице, которую так и хотелось назвать «главной».

Майкл брёл за нами, изредка смотря вокруг. Поэтому Мартин сбавил громкость голоса, явно не желая, чтобы нас с ним кто-то слышал.

— Николай, видишь того паренька слева? — чуть кивнув в его сторону, спросил он у меня.

Там, куда он указал, у палатки сидел молодой на вид японец, безудержно чертивший что-то пальцем по земле.

— Да, — тихо ответил я, когда мы прошли мимо него. — Что он делает?

— Разрабатывает новый процессор, который точно будет подходить для пони, — с лёгкой грустью произнёс Мартин. — Я общался с ним немного. Жил в Токио, был типичным гиком и работал на крупную компанию. Инженером работал. Теперь грезит о том, что пони наконец-то поймут важность его знаний и перестанут тут держать.

— Видимо, так и не поняли, — риторически произнёс я.

Мартин многозначительно промолчал.

Мы прошли мимо другой палатки, и он помахал рукой белокурой девушке. Та помахала ему в ответ.

— Просто художница. Непростая жизнь с детства, и она погрузилась в мир мультфильма. До сих пор не вышла из него, — прокомментировал Мартин.

Я не нашёлся, что сказать ему. Мы прошли дальше.

Вдруг на палатках стали появляться символы. Изображения кьютимарок: звезда с шестью лучами и солнце Селестии. А вдали виднелись палатки, над которыми развевались флаги из вещей синего цвета.

— Это что вообще такое? — тихо спросил я.

— Селефаги и твайлофаги, — ответил Мартин. — А там, вдали, лунофаги. Наверняка ты помнишь баталии в комментариях на сайтах, кто же из них лучше? Песни ещё разные были, кто-то даже республики придумывал им. Ничего не поменялось. Ближе к вечеру снова начнут спорить, кто лучшая принцесса.

— Какой… ужас.

— Некоторые не меняются даже после смерти, — повёл плечами собеседник.

Через некоторое время мы прошли мимо группы людей, которые собирали что-то. Приглядевшись, я понял, что они пытались создать из ложек и посуды модель самолёта.

— Тоже надеются, как ты можешь понять.

Я помотал головой.

— Мартин, я не понимаю, что ты хочешь мне этим сказать? Мы же не хотим зла пони, почему к нам так относятся?

В ответ я услышал тихий смех.

— Ох, Николай. — Он посмотрел на меня. — Да, мы не хотим им зла. Никогда не хотели, отчасти поэтому мы оказались здесь. Но и добро наше им не нужно. Как думаешь, кого ты увидел вокруг? Что нас объединяет?

— Без понятия.

И снова — краткий и тихий смех.

— Обещаешь не перебивать?

— Не имею такой привычки.

— Тогда послушай. — Мартин вздохнул. — Нас всех тут объединяет одно. Мы сами придумали идеальный мир пони.

Я нахмурился и наклонился чуть вперёд, чтобы посмотреть на Мартина.

— Послушай мои рассуждения. Все мы тут – добрые и хорошие представители той самой субкультуры. Фанаты цветных пони для детей. И каждый из нас представлял Эквестрию как идеал. Как то, чего не хватало в нашей жизни. Ты же ведь тоже хотел когда-то хоть раз оказаться здесь, в Понивилле?

— Ну явно не в таком.

— Согласен. Но каждый представлял этот мир идеальным. И, как ты видел, даже хотел привнести в этот мир что-то новое. Технологии, идеи, свою культуру. А это всё пони не нужно. Понимаешь?

Я помотал головой.

— Не совсем.

— Десятки и сотни людей из другого мира. Кричат о каких-то компьютерах, об ужасах войны, о самодвижущихся тележках, о том, что могут привнести в этот мир лучшее из своего. И каждый хочет своё, и каждый стремится воплотить свои желания. Звучит как катастрофа, правда?

— И именно поэтому нас вот так огородили?

— Да, мой друг. Каждого новоприбывшего кидают сюда. Но на самом деле отсюда есть шанс выбраться.

После этих слов я воспрял духом.

— И какой же? Подкоп? Побег?

Мартин вновь тихо рассмеялся.

— Нет. Не будь наивным, купол никогда не снимался, и он уходит на десятки метров вниз. Люди пытались подкопаться, но мы буквально в сфере находимся. Брать в заложники пони опрометчиво, у них магия, это как пытаться угрожать кому-то, у кого есть пистолет. Единственный выход отсюда — пройти отбор принцессы Твайлайт Спаркл.

Грусть в его словах погасила угли надежды в моей душе.

— И в чём заключается этот отбор?

Он тяжело вздохнул.

— О, всё просто. Надо полностью убить в себе Эквестрию.

Я нахмурился.

— Чего?

— Ты не слушал меня? — Мартин легко улыбнулся. — У каждого из нас образ идеальной Эквестрии в голове. И каждый из нас пытается опираться на него. Ты, кстати, не пытался предложить принцессе Луне обняться?

— Предлагал, — я стыдливо опустил голову.

— Думаю, все предлагали. Когда я говорил с ней после своей смерти, она метнула в меня книгу. Оказывается, пони не любят объятия так сильно, как мы предполагали. Ни поглаживания, ни почёсывания, они к этому относятся так же, как и люди. А теперь подумай, что тебя начинает активно трогать существо метра в четыре ростом? Посмею сказать, что такое сродни насилию, как минимум над личностью. А мы, брони, без задней мыслей лезем гладить и обниматься. Понимаешь, к чему я клоню?

— Понимаю, поверить пока в это не хочу.

— Но так и есть, Николай. Им в этом мире такие люди не нужны. Не нужны ни процессоры, ни телефоны, ни телевизоры, ни машины, ни объятия, ни жевание ушей, простят боги грешащих пером. Поэтому если хочешь свободы, то ты должен полностью в своей голове уничтожить этот образ прекрасной страны и цветных пони. И стать… нормальным. Ну, прям как в мире людей. Серым, обычным, не знаю, какие ещё слова подобрать. Повзрослеть.

— Звучит легко, — подумав, произнёс я. — Но только звучит, правда?

Мартин кивнул головой.

— Да. Пони умны и могут копаться в наших головах. Поэтому ни слов, ни действий для них недостаточно. Принцесса Твайлайт Спаркл лично проверяет желающих каждые полмесяца, и, если её устраивает, — тебя выпускают на волю.

— И что дальше?

Мартин пожал плечами.

— Насколько я знаю, их просто отпускают на свободу, и иди куда хочешь. Мы не бессмертны, в лагере уже умирали люди от разных причин. Так что в случае удачного теста ты просто проживёшь эту жизнь в Эквестрии, как обычный гражданин. Ну, не совсем обычный, думаю, будет много проблем. Как у иммигранта. Только представь, что иммигрант — шестирукий ящер с крыльями бабочки. Будешь сильно выделяться на фоне пони.

Его слова породили во мне бурю противоречивых эмоций.

— Мартин, я не знаю, это какой-то сюрреализм! — воскликнул я. — Мы точно в раю, который заслужили? Или это ад для нас?!

Он спокойно отреагировал на мои возгласы.

— Я предпочитаю считать это раем. Хочешь, можешь называть это адом. Покинувший нас Майкл с тобой согласится.

Я повернул голову назад. Никакого парнишки позади нас не было.

— И куда он ушёл?!

— Да не важно. Я не думаю, что он долго тут протянет.

Я замер на месте. Мартин сделал несколько шагов вперёд и лишь потом развернулся на носках ко мне.

— О чём ты? — спросил я у него.

— Понимаешь… — он отвёл взгляд в сторону. — Для некоторых людей мир Эквестрии стал, хм, панацеей от реальности. И они слишком сильно поверили в него. И далеко не все люди стойкие на психику. Смекаешь?

Я обмяк телом и тяжело выдохнул.

— Ты серьёзно? Тогда надо найти его, пока он сам себе не навредил!

«Ещё раз не навредил», — мелькнула мысль в моей голове.

На удивление, Мартин помотал головой.

— Нет, Николай. Не надо его искать. Поверь моему рабочему стажу психотерапевта. Я пытаюсь помогать таким людям, но с уверенностью могу заявить, что хоть как-то помочь можно только тем, кто просто впал в апатию. И будет хорошо, если мы найдём его в новой палатке. А если нет…

— Но мы же не можем позволить ему сделать это! Мартин, это не по-человечески, в конце концов!

Он грустно улыбнулся.

— Николай. Мы умерли. У нас отняли всё то, что мы могли назвать «человеческим». Мы оказались во враждебном нам мире. Для многих рай поменялся с адом местами. Это сильно бьёт по морали. И я не могу даже и представить, чем можно спасти таких людей. Всё вокруг в огне, и это не метафора. Плюс, я заметил характерные следы на его руках. Не просто так он оказался тут.

— А пони? Им это всё нормально?

Мартин наклонил голову набок.

— Они считают, что дают нам достаточно всего до момента адаптации. Плюс, каждый день поступают новые брони. По сути, им даже такое поведение чем-то выгодно, меньше ресурсов придётся тратить. Так что они к этому просто никак не относятся. Не пресекают и не потакают. Вообще стараются по минимуму общаться и взаимодействовать с нами.

Я потёр виски обеими руками. Мой новый друг подошёл ко мне и похлопал по плечу.

— Я понимаю, это всё тяжело воспринимать. Давай лучше пойдём ко мне домой, пока тебе не разместят твою палатку.