Библифетчица

Твайлайт Спаркл открывает при библиотеке буфет. Понификация рассказа М. Булгакова "Библифетчик".

Твайлайт Спаркл

Не время для любви

Если окажется, что Эпплджек и Рэрити встречаются, для Эппл Блум и Свити Белль настанет форменная катастрофа! Им придётся применить все свои навыки и таланты, чтобы предотвратить её, пока она не разрушила их жизнь. Вдобавок они втянули в это Скуталу, и оказалось, что то, что они считали отношениями, на деле — нечто совсем иное!

Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Мой маленький брони

Небольшая фантазия на тему контакта людей и поней. Переписанная версия.

Принцесса Селестия Человеки

Пузырьки (Еще одна версия перевода)

Очень милая зарисовка о детстве Дерпи.

Дерпи Хувз

Быть чейнджлингом — это страдать

Вряд ли жизни чейнджлинга можно позавидовать. Но что если твоя главная проблема решится внезапно и резко — как камнем по голове?

Мод Пай Чейнджлинги

Не мои крылья

Я молодой серый единорог которого вчера, а точнее сегодня бросила девушка. Больно ли мне? Ну немного, а хотя нисколечко ведь ее нытье мне уже надоело. Надеюсь она найдет себе жеребца который это выдержит, хотя нет.

Другие пони

Fallout Equestria: Twenty Minutes

Сможете ли вы рискнуть своей жизнью, чтобы спасти жизнь незнакомцу? Что если на спасение вам будет отведено лишь двадцать минут?

Другие пони

Aloha, kahuna!

Утомившись от политических интриг и постоянных неудач в мире доклассической эры, Луна убегает в самое лучшее место, которое ей только удаётся найти. Ну, и берёт с собой Селестию.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Двигатель дружбы

С подачи Скуталу, Метконосцы решают поучавствовать на выставке юных изобретателей в надежде получить свои метки.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Крылатые стихи

Не стоит думать, что нынешние жители облачных городов - сплошь суровые воины, какими были когда-то их предки. На легких крыльях рождаются легкие мысли - фантазия пегасов уносит их выше облаков, навстречу неизведанному.

Автор рисунка: Stinkehund

Не та Эквестрия

Отбор первый

Звуки утренней грозы разбудили меня. Потянувшись и похрустев суставами, я поднялся с набитого сеном матраса и выглянул на улицу.

Прямо над нами разразилась гроза, но купол не пропускал падавшие с неба капли. Вспомнив, какой сегодня день, я улыбнулся сам себе и воспрял духом.

Сегодня к нам прибудет принцесса Твайлайт Спаркл. И я уже записался у стражников на отбор.

Полюбовавшись яркими вспышками молний, я вернулся в палатку, чтобы позавтракать.

Мартин в чём-то был прав, пони действительно обеспечивали нас всем тем, что мы просили. В рамках разумного, причем стараясь избегать передачи нам опасных, по их мнению, предметов. Ни ножей, ни вилок, ни свечей, ни каких-то легко воспламеняемых предметов, ни стекла, вообще ничего, что можно было как-то использовать как опасный предмет. Мясо уже подавалось готовым, а овощи и фрукты при необходимости очищались и разрезались заранее.

То же самое случилось и с одеждой. Меня настойчиво попросили расстаться со связкой ключей от своего дома, снять «опасный» ремень с металлической бляшкой, а смартфон и наушники растворили в магии прямо на моих глазах, словно в кислоте. Взамен выдали набор удобной обычной одежды, более-менее подходящей под мои размеры. Правда, нигде не было даже резинки, не говоря о шнурках или каких-то вставок не из ткани. Видимо, были прецеденты. Вопрос о бритье и стрижке решался магией, раз в несколько дней с этим нам помогали обычные единороги. Единственной проблемой был душ — он был общим. Вытянутая палатка с протянутой под потолком трубой и десятком леек на ней, и большая цистерна рядом, которую периодически пополняли. Всё. Даже подобия отсеков предусмотрено не было. И было только негласное правило среди людей, по которому днём туда ходили девушки, а вечером мужчины.

Передвигались пони внутри купола странным образом. Они собирались достаточно большой толпой, которую обязательно окружали единороги в броне, а если было надо, то отделялись группы поменьше. При этом, как я мог заметить, люди специально расступались перед ними, словно боясь.

«Тюрьма. Жестокая и мягкая одновременно».

И сегодня у меня был шанс вырваться отсюда.

До начала отбора я решил повидаться с Мартином. Мы часто общались, его семья тепло относилась ко мне, и по итогу мы стали хорошими друзьями.

Как я и думал, он сидел рядом со своей палаткой и меланхолично наблюдал за грозой. Была в его характере нотка «эстетичного наблюдателя».

— Здравствуй! — Я приветливо помахал ему.

— И тебе доброе утро, — кивнул он мне.

— Сегодня отбор, — с улыбкой выпалил я самое главное. — Ты записался на него?

На удивление, он помотал головой.

— В смысле? — Я сел на землю напротив него. — Ты что, не хочешь выбраться отсюда?!

Мартин посмотрел на меня со странным выражением лица.

— Это ты считаешь это место адом. Я с этим не согласен.

Я нахмурился и дёрнул головой.

— Друг, ты гонишь.

— Ни капли. — Он сжал руку в кулак, поднял большой палец и мотнул рукой, указывая жестом вглубь палатки. — У меня есть вкусная еда. Любимая женщина, которую я никогда бы в жизни не встретил в иных обстоятельствах. У нас с ней дочка. Мы живём душа в душу, у нас общие интересы, в частности и тот, из-за которого мы оказались именно в Эквестрии. Пони помогли нам с родами, да и в целом поддерживают при надобности. Конечно, палатка не похожа на коттедж, но, как ты заметил, мы отлично тут живём. Даже подобие канализации есть. Где бы у меня был магический унитаз, в котором все нечистоты исчезают бесследно? И он никогда не сломается, сколько лет я тут, ничего не поменялось. Рай, серьёзно тебе говорю. Ра-а-ай!

— Ну а как же свобода? — спросил я. — А твоя дочь? Ты хочешь, чтобы она жила в этом кошмаре?

Мартин философски пожал плечами.

— Я свободен ровно настолько, насколько мне нравится. Джингуа говорит, что живёт даже лучше, чем раньше. Она не из самой богатой семьи, прямо совсем не из богатой. Но всё это теперь не важно. А Сонг? Ну, захочет — пройдёт отбор. Нет — нет.

Я тяжело выдохнул.

— Я могу сегодня уйти, Мартин. Понимаешь это?

Он кивнул.

— Можешь. Но это зависит не от тебя. Скорее, зависит, но результат выбирать не тебе.

— Думаешь, я не справлюсь?

И вновь он пожал плечами.

— Очень редко кому получалось пройти с первого раза. Но в любом случае, я буду болеть за тебя.

Своими словами он уже начал раздражать, и я поспешил прервать разговор, пока не сказал чего-то лишнего. Мне не хотелось уходить на плохой ноте.

— Мартин, прощай. Я был рад знакомству с тобой.

Он поднялся на ноги и протянул мне руку для рукопожатия.

— Я в свою очередь скажу лишь «до свидания», — произнёс он, когда я ответил на жест.

Вопреки раздражению, я ухмыльнулся. Фраза получилась неожиданно глубокой и двусмысленной.

Я покинул его и направился к выходу. Именно туда сказали приходить для аудиенции с принцессой Дружбы.

«Вот уж не думал, что буду рад увидеть её из-за такого повода», — подумал я.

У входа горел другой купол, пересекающийся с основным, вокруг него стояли стражники, а неподалёку на траве сидели те, кто пришёл на отбор.

К моему огромному удивлению, всего нас было десять, а в очереди я был последним. Это навело на неприятные мысли, но я отринул их. Между нами завязался лёгкий разговор, мы провожали словами поддержки каждого, кто шёл к принцессе.

Почти все вернулись назад. Но к моему счастью — девушка, что была передо мной, обратно не вернулась. Наша группа разразилась поддерживающим улюлюканьем, когда мы увидели, как она идёт в одиночестве по тропинке подальше от этого места. Хотя, скорее всего, она нас даже и не услышала.

Настала моя очередь. Я зашёл в купол.

И оказался в кабинете. Четыре глухие стены, освещение только от магических сгустков, стол, за которым сидела принцесса Твайлайт, и свободное место напротив неё.

«Почти как на допросе».

Я смог осмотреть аликорна, когда магический огонёк отлетел немного в сторону и перестал сильно слепить меня. Ростом она была чуть выше обычных пони, из чего я предположил, что с момента её коронации как единственной правительницы Эквестрии прошло не так уж много времени.

— Присаживайся, — взмахнув копытом, предложила она мне. Я послушался. — Давай успокоимся и поговорим. Ты можешь задавать мне любые вопросы. Они не повлияют на моё решение, какими бы они не были.

— И даже если я спрошу что-то личное? — выпалил я без задней мысли.

Она легко хмыкнула.

— Ты будешь не оригинален. Совсем. Но заранее скажу, что нет, я не люблю кобылок, встречаюсь с жеребцом, он абсолютно точно не мой родственник, мы спим с ним вместе, придерживаемся максимально традиционных действий в сексе и нет, пока что не планируем жеребёнка. И я счастлива с ним и не желаю каких-либо отношений с людьми. Ах, да, я не занималась ничем непристойным ни с одной из моих подруг или принцесс. И Спайк — мой лучший ассистент, я не испытываю к нему скрытых чувств, как и он ко мне. И меня абсолютно не интересует, как я буду выглядеть через несколько десятков лет. И что случится со страной в будущем. И нет, я не мотаю крупом перед моей нянькой во время считалки.

Я помолчал несколько секунд.

— Интересные вопросы вам задавали, — изрёк я по итогу.

Твайлайт кивнула головой.

— Я не могу обижаться на них хотя бы просто потому, что большая часть была задана в состоянии паники, испуга и отчаяния.

— Тогда у меня к вам такой вопрос. Принцесса Твайлайт, неужели это всё так необходимо? — Я обвёл рукой пространство вокруг. — Этот лагерь, этот отбор. Не все из нас плохие, правда.

Принцесса вздохнула, а затем посмотрела на настольные часы.

— Знаешь, у меня ещё есть время поговорить. Хочешь послушать развёрнутый ответ?

Я просто кивнул головой.

Она отклонилась на спинку стула и начала тихо стучать передними копытами.

— Семь лет назад, прекрасный летний день. Первый человек, оказавшийся в Кантерлоте. Великолепное, эпохальное событие для нас. Совершенно иная раса, представитель которой добродушно и тепло относился к нам. Он рассказывал нам о чудесах техники и делился всеми знаниями, какие имел. Правда, погиб он трагической смертью. Человек настолько привык жить в обществе пегасов, что однажды бездумно шагнул с твёрдой площадки трибун стадиона на облако. На выступлении Вондерболтов. Он был слишком тяжёл для пегасов из группы спасения, и они смогли лишь замедлить его падение.

«Как всё глупо получилось», — лишь смог подумать я.

— Но за ним через некоторое время появился другой человек. Потом третий. И ещё один, и ещё, — Твайлайт помотала воздухом в копыте. — И особых проблем не было. До одного инцидента.

Я напрягся, ожидая плохого.

— Один мужчина довольно крепкого телосложения уж очень любил обниматься с нами. И однажды сильно зажал в своих руках малютку пегаску. Вряд ли он знал, что косточки пегасов в её возрасте очень хрупкие, и попросту убил её объятиями. Она, наверное, даже пискнуть не успела, как её шея хрустнула.

Я увидел, как глаза принцессы заслезились, да и голос её задрожал. Впрочем, мне самому стало дурно.

— Мама, когда получила обратно уже мёртвую дочь, просто не пережила этого. Сердце встало прямо посреди улицы, и она навсегда легла рядом с ней.

— Он не хотел, — прохрипел я, лишь затем поправив горло.

Твайлайт громко цокнула языком.

— Конечно, не хотел. Никто не хотел их смерти. Но это же вам показывали в мультфильме, что нас, пони, можно гладить, тискать и сжимать в копытах как хочется! Нет, я могу понять, мы тоже можем использовать какие-то метафоры и преувеличения. Но ты можешь представить, что почувствовала Пинки, когда ей рассказали, что она рассыпалась на нашинкованные кусочки розового тела? Она дня три из дома не выходила, боясь, что её реально встретят люди где-то в подворотне и расчленят. Ей и так хватило того случая с копиями из озера. Отвратительно. А я? Выжила после падения наковальни на голову? Воспламенялась? Знаешь, если вы добрейшие из всех людей, которые о нас знают, то какой ужас творят злые? Убивают просто так? Сжигают себе подобных? На части режут? Пытают? Да поможет Селестия той Эквестрии, куда они попадают!

Я не нашёлся, что ответить. Шутки из мультфильма и анимационные приёмы, призванные вызвать смех у детей, привели к ужасным последствиям. Да и последние её слова вызвали у меня горечь во рту. Если бы она знала, как она права…

А может, она уже давно это знает.

— Мы не подразумевали ничего такого, это просто недора…

— Да, да, да! — замахала она на меня копытом. — Я слышу это от каждого человека каждый раз. Никто ничего не хотел, всё это лишь недоразумение, но пони пострадали. Невиновные подданные моей страны. Понимаешь, почему теперь существует этот отбор и этот лагерь?

Я хотел что-то сказать, хоть как-то оправдать человечество как таковое, но не нашёлся, что и сказать. Вспомнились слова Мартина: «Такие люди тут не нужны».

— Я ответила на твой вопрос, м-м-м? — Твайлайт потянулась к какому-то листку. — Ни-ко-лай?

Я тяжело вздохнул.

— Думаю, да.

— Какие-то ещё вопросы есть? Понимаю, успокоиться получилось так себе, но, если надо, я готова с тобой поговорить ещё немного.

 Я почесал рукой затылок.

— Знаете, после вашего рассказа ничего нового не придумывается.

— Тогда приступим к процедуре? Когда будешь готов, посмотри мне прямо в глаза.

Я поднял взгляд и установил с ней зрительный контакт. Её рог засветился, в моей голове загудело и зашумело, а перед глазами заплясали цветные мушки. Но довольно быстро всё это пропало.

— Прости, — помотала головой принцесса Твайлайт. — Ты не прошёл. Хоть могу и с удовольствием отметить, что ты относительно близок, ближе, чем некоторые из твоих сородичей. Тем не менее, прошу, вернись обратно без лишних пререканий.

Эти слова окончательно разбили меня. Молча я поднялся со стула и, шатаясь, наступил на фиолетовую пентаграмму, через мгновение оказавшись в лагере прямо у второго купола.

— Отбор на сегодня закончен! — объявил один из жеребцов из стражи.

«Есть!» — эхом ответили ему другие пони и начали пятиться, поддерживая с нами зрительный контакт. А второй купол просто растаял в воздухе, будто бы его и не было.

Те люди, что проходили отбор, решили не дожидаться меня и разбрелись по своим делам. В одиночестве, полностью опустошённый, я побрёл в свою палатку.