СиДжей в Эквестрии

С Карлом «СиДжеем» Джонсоном лучше не ссориться, это каждый знает. Он готов ко всему и ничего не боится. Он всё видел и испытал. Он так думал. СиДжей с парой приятелей напился в хлам, а когда проснулся, то обнаружил, что теперь он в Эквестрии. Карл застрял в чужом краю — ни пушек, ни банд, ни даже людей — и понял, что есть вещи, к которым нельзя быть готовым. А убийства, шантаж и автомобильные аварии не помогут.

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Последнее чудо Трикси

А вы знаете, что Трикси - не первая, кто носит фиолетовые шляпу и плащ? Мало кто осведомлён о том, что быть Великой и Могучей - на самом деле проклятие, и если убить его носителя - оно переходит к убийце...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Пух и перья

Житие аликорнов полно сюрпризов...

Твайлайт Спаркл Спайк

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод III: Путь обратно

Такие вот пироги друзья! Третья часть похождений Эдриана. Веселья больше, маразма меньше, больше магии и дружбы, меньше крови.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки Принцесса Миаморе Каденца Сестра Рэдхарт

Путешествие за Желанием

Есть легенда, - могущественнейший артефакт таится в глубинах Юга, где только песок. И раз в 2000 лет – способен исполнить любые четыре желания. Земнопони Хелпер согласился сопровождать единорожку Мэмори, но не знал, в какую авантюру ввязался.

ОС - пони

По дороге дружбы

Действия происходят в те времена, когда принцесса Твайлайт Спаркл уже пятьдесят лет правит Эквестрией и ее подруги пока живы. Она стала настоящим, взрослым аликорном и любимицей многих. Однако, эта история не о Твайлайт и ее друзьях. Эта история о том, как маленькая графиня в ночь после юбилейного Гранд Галлопинг Гала встречает полную противоположность себе, находит друзей и попадает в передряги.

Флаттершай Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

"Под Северным Сиянием" ("Under the Aurora")

Сомбра побеждён. Кристальная Империя в безопасности, и поезд с нашими героями летит сквозь ночь и заснеженные равнины тундры, залитые неземным сиянием. Все спят — все, кроме двух пони. Одной не дают покоя несбыточные мечты, другая так нуждается во внимании и поддержке. Эта ночь словно создана для того, чтобы поделиться друг с другом самыми сокровенными тайнами… Небольшая зарисовка от Джеймса Хойла, автора "Песни Лазоревки". Приятного прочтения! Оригинап. www.fimfiction.net/story/64616/Under-the-Aurora

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Ночь Кошмаров Онлайн

“Ночь Кошмаров Онлайн”. Первая в мире полноформатная игра, основанная на новейшей технологии полного погружения. Миллионы геймеров в нетерпении сжимали свои нейрошлемы, ожидая даты релиза. Десятки тысяч получили заветный доступ в ее сверхреалистичный мир. Никто из них не знал, что эта ночь будет длиться вечно. Чудесная страна обернулась убийственной ловушкой. Сладкие иллюзии обрели металлический привкус. Сможет ли герой, запертый в теле молодого единорога Шейди Флейра, пройти сквозь тьму этого искаженного мира и выбраться живым из смертельной игры?

ОС - пони Человеки

Один вечер из жизни Флаттершай и одна минута из жизни Дискорда

Рассказ о том, как Флаттершай задремала во время чаепития с Дискордом. Само собой, без фирменного Дискордового безумия тут не обходится. Ну вы же не думаете, что за минуту он ничего не успеет?

Флаттершай ОС - пони Дискорд

Защитник в сияющих доспехах

Кантерлотская свадьба закончилась, и новоиспечённые супруги Шайнинг Армор и принцесса Кейденс направляются в свои покои для первой брачной ночи.

Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: Devinian

Хозяйка Медальонов. Содружество Медальона

Глава 4. Тайны Чащобы

В которой спасшимся от Фулмини хобиларам предстоит пересечь таинственную Чащобу

— Как в сказке, всё страньше и страньше, — констатировал Джем. Они явно сбились с пути.

"О, маленькие хобилары вошли в Волшебный Лес!!! — снова затараторила было успокоившаяся Холо, — Как здорово! Я так люблю Волшебные Леса! В каждом обязательно есть своё чудовище!!! А иногда и то, и другое! Как ты думаешь, что есть в этом? Королева Пауков? Гигантский Слизень? Великая Улитка? Розовый Ужас? Библиотека Занудства? Малефиция Малефикорум? О, я всегда мечтала найти Библиотеку Занудства! Вот это было бы приключение!!!"

"Тебе бы следовало посмотреть в зеркало, и ты сразу бы нашла искомое", — устало подумал юный Дип.

— Тео? Тео! — позвал его Перри Топ, — что, снова?

— Холо интересно, какого монстра мы встретим, — поведал он друзьям содержание последней тирады Королевы Жадности.

— И, что она думает? — спросил Мерри.

— Говорит что-то про Библиотеку Занудства. Не уверен, что это монстр, но почему-то вошло в Её список. Кажется, она воспринимает всё это как приключение.

"Жизнь и есть приключение. Ну, не только это, но это очень важно! Они, приключения, делают наше вечное познание интересным! И невероятно скучно жить без них. Если бы я не смогла бы стать Королевой, то стала бы приключенкой и писательницей, описывая в своих книгах свои приключения!"

Тео в ответ на эту тираду лишь выдохнул и пошёл дальше. Хобилары блуждали по Чащобе, тропинки которой становились всё извилистее и извилистее. Кусты же вокруг них уже были столь густыми, что продраться через них казалось невозможным. Холо снова решила прочитать ему лекцию, на этот раз про экономику, разъясняя принцип добавочной стоимости и расходного баланса, применительно к магоагропромышленному государству. Голова у Тео шла кругом, но Королева не унималась. Он и не заметил, как остался один.

— А... а где все? — спросил он у воздуха.

"Ну, мне кажется, что они ещё живы, — ментально ответила ему Холо, — Не боись, когда всё станет совсем худо, просто сними медальон, я разгоню всех монстров и сдам тебя на копыта Летти."

"Постараюсь до такого не доводить", — ответил ей хобилар.

"Старайся. Эх, жаль, нет попкорна. Он получается при прожарке кукурузных зёрен, их классно жевать, глядя на зрелища."

Тео не стал ей отвечать. Попкорн не так страшен, как геометрия Хорнчевского. Не стоит провоцировать Холо на лекции по ней.

Тропинка перед ним была одна, и он подозревал, что бросившись назад, придёт в туда же, куда его ведут. А значит вперёд, только вперёд!

Долго ли, коротко, но он пришёл к полуостровку, глубоко вдававшемуся в небольшое лесное озерцо, где над самой водой расположилась развесистая ива.

Тео подошел к воде и убедился, что пути дальше нет. Берега заводи заросли также густо, как и стороны тропинки. Жеребец сел и копытом потеребил подбородок.Хобилар нутром чуял, сейчас что-то произойдёт. Но что? Кто может угрожать ему здесь?

Тихий плеск воды и колыхание развесистых ветвей не внушали опасений. Они... убаюкивали.

Тео помотал головой, а затем вытащил из подсумка своё главное сокровище, подаренные ему дядей год назад "Жала", его боевые накопытники. Дядя более или менее научился ими владеть и передал полученные навыки племяннику.

"Буду надеяться, что этого хватит."

"Мадж взбесится. Подаренное любимому не передаривают. Свои накопытники ты должен получить от любимой, такова традиция фестралов. Кстати, у тебя есть подружка?"

"Нет," — ответил Тео, заметив движение в листве.

"А, ну, бывает. Главное, не доводи дело до уровня моего дяди. Он не мог найти себе пару и стал жутко депрессивным. Так то он классный, но депрессия его это просто ужас. Причём, для окружающих... Слева!"

И Тео увернулся от удара... ветви ивы? Живая ива?

"О, Плакучая Ива. Складывает пленников под корень, чтобы не грустить одной. Жутко нудные, как говорит Фаси."

"И что с ней делать?"

"Да руби всё подряд, пока она не сдасться или ВЫПУСТИ МЕНЯ!!!"

"Обойдусь рубкой!" — ответил Тео, полосуя тонкие ветви снова и снова. А затем вдруг атаки прекратились, до него донёсся приглушённый, будто звучащий из-под земли голос:

— Ей, кто, где, ой! Ой-ей!

— Мерри? — спросил Тео.

— И не только, ой! — ответил голос Перри, — мы тут хотели на Солнышке чуть-чуть соснуть, а очнулись здесь. Где мы?

— Эээ... вас Плакучая Ива, гм...

"Она их не съела, не волнуйся. Она любит плакаться молодым жеребцам. Была бы тут юная невинная коблица... но у тебя есть только Королева, так выпусти меня и спаси своих друзей! Давай! Эээй! Серьёзные пори говорят "сам погибай, друга выручай!" Тео, ау? Ты же не хочешь сделать глупость? Она, к слову, не поможет! Выпускай меня!"

Хобилар не знал, что делать. Холо была права, он не мог помочь друзьям, но если он её выпустит, то половина (а то и вся) Мидиландия будут у неё в кармане.

"Слушай, мне нужно спасать крошку Тию! Она поругалась с крошкой Няшей и теперь они рискуют повторить историю Элберты и Иоанны! Так что я спешу! Если хочешь, можешь потом погулять по Чащобе без меня. Я сдам тебя Фаси, она тебя сшиппит с кем-нибудь."

Тео было страшно и без тараторенья Холо. Что делать, что делать, что делать? "Боже мой, помоги!" — мысленно произнёс он.

И тут лёгкий лесной ветерок донёс до него песню:

На далёких берегах
И в утерянных Мирах
Живёт то, что утеряли,
А с нами лишь печали!

Ветра потерь,
Пепел надежд,
Утрат всех боль,
И холод Бездн!

Но в глубинах
Назло всему,
Мечта живет,
Искра поёт!

Я верю,
Всё ещё придет!
Я знаю,
Наша встреча ждёт!

Пусть лишь мечтой
Жить суждено,
Мечтать я буду
Всё равно!

Искра запылает вновь!
И забежит по венам кровь!
Два сердца, бьяся в унисон,
Вновь разожгут любви огонь.

На далёких островах,
И в утерянных Мирах,
Нас с тобою встреча ждёт,
А с ней и новый поворот!

Первой отреагировала Холо:

"Это нечестно! Каждый раз, когда мои пони становятся перед необходимостью сделать единственно правильный выбор что-то идёт не так!!!"

Затем, на место действия вышел высокий дракон. Он его тёмная чешуя умудрялась переливаться, будто излучая разные цвета по очереди, хотя доминировал тёмно зелёный, а подбрюшье было медно-рыжего, как раскалённый металл, цвета. Также медным цветом горела его правая лапа, защищённая странной латной перчаткой до почти до локтя. А за драконом следовал Джем.

Волшебный ящер посмотрел на Тео, потом на Иву, а затем заявил:

— Наверное, здесь нужно пропеть песенку. Так, Старый Лох скажи-ка "Ох"... нет, — даже листья Ивы после этой тирады перестали шуметь, как будто обиделись на то, что её обозвали. Дракон тем временем продолжал подбирать слова, — Серыми тучами небо затянуто... нет. А, знаю!

В его лапах повилась гитара, сделанная будто бы из ожившего зелёного огня и имевшая струны из обычного, рыжего огня. Пришелец запел:

Плакучая Ива,
Плакучая Ива,
Не грусти
В этот солнечный день!

Бывают невзгоды,
Но взойдут всходы
Солнце улыбнётся,
Радость вновь вернётся!

Ива, не грусти,
Растают туманы,
И снова на полях,
Расцветут цветы!

Печали срок, как радости, не вечен,
После разлук, друзей ждёт встреча,
После Зимы приходит к нам Весна,
И раны, всё же, время лечит!

Ива не грусти,
Срок траура проходит,
Надежда расцветёт,
И счастье на подходе!

Ива не грусти,
Ива не грусти...

Плакучая Ива впервые зашелестела своими листьями звонко и весело, а затем из-под корней вдруг вылетели Перри и Мерри.

Дракон улыбнулся, а затем вытащил из из воздуха список:

— Так, четыре молодых хобилара, есть...

"Дядя в своём репертуаре! Ох, мог бы и мне помочь."

— ...Одна Холка в своём репертуаре, есть...

"Их всё равно поймают! И я не гарантирую, что Квёр не будет очень зла!"

— ...Девять Ауреа Фулмини у них на хвосте, в наличии...

Королева, тем временем, разозлилась, и выдала гневную тираду:

"Соутерн падёт, даже без меня! И тогда моё верное и храброе, и весьма хорошо подготовленное и вооружённое воинство пройдёт маршем на Сингтонские Башни! Все киринчики и кириночки, а также киринюшечки, наконец, воссоединятся со своими кузенами! И Бесконечный Сад снова расцветёт! О, уже воссозданные районы это чудо! Конечно, мне больше всего нравится Сумеречный лес, но и долина Тишины, и Таёжные Углы, и Перелесок чудесны! Я жду не дождусь, когда собственными копытами пройдусь там по травке! Обожаю Зачарованные леса. У меня был один в Эквестрии, интересно, как он там? Наверняка пустили на дрова. Там я поселила оленьи ауксиларии и гидропогонщиков. О, боевые гидры, рвущие грифоньих бандитов и алмазных работорговцев, что может быть лучше для полководца!"

— ...И кучи ужасающих ужасов впереди!, — закончил свой перечень дракон, — итак, ребята, вперёд! Я покажу вам мой дом, там вы сможете отдохнуть. У вас впереди ещё долгий путь.

"О, готовьтесь, он сейчас покажет вам уйму чудес!" — устало заявила Жадина.

— И вовсе не уйму, Хол.

"Дядя Файр, не заводи пластинку. А лучше выпусти меня!"

— Нет, ты плохо себя вела.

"Ну, попытка не пытка, — ответила Королева, — сейчас он начнёт рассуждать, что похищать пони плохо. При этом если молодой дракон похитит кобылицу или драконессу, он его ругать не будет."

— Ну, это же для дела!

"Да, это часть архаичной традиции, восходящей в Древние Эры. Мужчина должен показать даме, что у него есть Дом, в котором можно жить, Дол, то есть некий надел земли, что будет их кормить, и Сила, чтобы защитить свою подругу и потомство. Женщины любой расы должны же показать ум, чтобы не научить детей глупостям, искусность, чтобы вести Дом пока муж обрабатывает Дол, и умение, гм, "помочь снять стресс после тяжёлой монотонной работы". Тогда, между прочим, из-за слабости медицины женщины часто теряли способность иметь здоровое потомство из-за всяких мелочей, типа, надрыва при переноске тяжестей. Что-то из той эпохи безвозвратно ушло, но что-то должно оставаться вечно. Если члены общества перестают заботиться друг о друге, то это величайшая катастрофа. В некотором смысле это и есть цель Бытия: научиться заботиться друг о друге как о себе самом, познать... — тут Холо остановилась на миг, — ... Гармонию. Не ту, которая заставляет прощать подлых убийц, вместо того, чтобы снести им головы, но истинную, которая есть Порядок! — и успокоившись, добавила, — именно это я и несу в массы. Просто некоторые пони слишком глупы, чтобы это понять."

— Или инстинктивно понимают, что ты ставишь слишком жёсткие критерии для своего "Порядка".

"Алмазные псы это ошибка природы! Они занимались пониторговлей в каждом Мире, что я видела! И разве можно простить, то, что они сделали с Фаси, да и с остальными!"

— Да, ты видела пониторговлю псов везде, куда смогла пройти, но не обо всех Мирах ты слышала, а значит нк можешь утверждать про абсолютность этого факта, — ответил дракон, — а всех, кто издевался над Лайт Степ ты или убила, или заставила пожалеть, что не убила.

"Ну дядя Найт, не передёргивай! И не говори, что я не могу сделать этот Мир лучше!"

— Я и не буду. Только чуть подтолкну Тео, чтобы он сделал этот мир лучше. О, кстати, я забыл представиться. Найт Файр, к вашим услугам.

"Дракон Мечтаний, Хранитель того, чему ещё лишь предстоит свершиться, Защитник Душ, Император Ночных Драконов, Покровитель снежнорогов и тёмнорогов, Претёмный Лорд. И мой дядя, не обижай его, иначе я тебя всё же выпорю, когда выйду!"

— Холка любит всё преувеличивать. Она в жизни пони не выпорола. Она обожает пытать своих жертв щекоткой, но боиться сознаться. Кто же будет бояться адских пыток щекоткой?

Хобилар, как и его друзья, удивлённо слушавшие этот разговор, после очередного поворота разинули рты. Огромное поле рододендронов, цвело всеми мыслимыми и немыслимыми цветами и издавало скопытсшибающий аромат.

"Тебе повезло, дядюшка, что Тео с друзьями жеребцы. Иначе тебе бы пришлось отпустить меня!"

— Холочка имеет в виду, что рододендрон пленяющий теоретически пленяет кобылиц и не даёт им уйти. Как это работает, никто не знает, у матушки Холо, Фаусты, ходить туда-сюда не вызывало проблем. Холо, по-моему, было вообще всё равно, есть он или нет, было всего две пони, на которых он подействовал.

"Первой была Виридис, а кто вторая?" — спросила Королева.

Дракон, закатив глаза, кивнул на скалу, которая возвышалась посреди небольшой долины.

Во первых, присмотревшись, Тео понял, что это не скала. Это был своеобразный замок, нижняя часть которого висела в воздухе в паре метров над землёй. От массивных врат шла лестница вполне капитального вида, у которой стояла эффектная высокая, вдвое выше Гуднайта, и стройная снежно-белая единорожка с гривой льдисто-голубого цвета и кьютимаркой в виде узорчатой снежинки, от одного вида которой веяло морозной свежестью, что однозначно говорило о том, что перед драконом и хобиларами была снежнорожка. За ней стояли две снежнорожки нормального роста в одеждах домработниц, подняв носы вверх.

Когда вся компания приблизилась, высокая снежнорожка красивым, мощным, хорошо поставленным голосом, приветствовала их:

— О, мой могучий повелитель, твои покорные служанки приветствуют тебя и гостей твоих. Соблаговолят ли гости отобедать, или хотят с дороги сперва баньку принять?

"О, дядюшка, когда свадьба?! Нас пригласят?! Фасилис будет счастлива!"

— Эм, гости? — неуверенно спросил Найт Файр, похоже, являвшийся упомянутым хозяином.

— Мы хотели бы отобедать, госпожа, — ответил за всех Тео, — баня тоже бы пришлась кстати, но мы с утра не завтракавши. Наши припасы частью намокли, частью утеряны.

— Понимаю, — ответила снежнокорна, а затем скомандовала, — Крапива, Лебеда, подать гостям чаны для омовения ног и полотенца. Освежитесь немного, гости дорогие, и за стол!

"Веди себя прилично, — посоветовала Тео Холо, — пред тобой могушественнейшая из снежнорожских колдуний, старшая волшебница Дома Бурана. Никто не знает, как она умудрилась не превратиться в аликорна с такой силою."

— Спасибо большое за заботу, Анальгина Болиголововна, — ответил ей тем временем дракон, а затем представил, — мои дорогие друзья, это моя, гм...

— Послушная пленница, — подсказала ему аристократичная кобылица.

— Да, Анальгина Болиголововна из Дома Бурана, а также её помощницы Крапива из Дома Соцветий и Лебеда из Дома Лекарств. Дорогие мои, это Тео Дип, Джем Джемджи, Перри Топ и Мерри Квайетстрим.

— Хм, — Анальгина наморщила носик, — кажется, ты запамятовал кой-кого, о могучий. Знакомым духом пахнет. Холо смылась таки из Преисподней?

— Она заключена в Медальоне, — признался Тео.

— О, — снежнорожка в вихре снежинок телепортировалась к нему, — знакомая штука. Говорила я Экскалибуру, выкинь эту штуку в Форточку или впусти Холо и сразись с ней, а он "не, это мой трофей, бла-бла-бла." Идиотом жил, идиотом и кончил, не то, что младший брат. Аникалион был с головой, да Холо позаботилась, чтобы на эту светлую голову уронили камешек покрепче. И самое интересное, что дети Экскалибура больше в дядю пошли. Интересно, почему?

"Она бывает непереносимой, но это мелочи. Вот если она не болтает, нужно прятаться. Аня устранила конкурента Фасилис, которого не могли никак укокошить никакие паладины," — пояснила Холо.

— Ладно, давайте кушать! За снедью богатой и пряным сбитнем всё обсудим.

"Не, она в доску своя кобыла, — сказала Холо, — если ты её разозлишь, то сразу заметишь, что твой хвост или горит, или приморожен к начинающему движение поезду. Я люблю таких, она будет мне хорошоей тётушкой!"


Выражение "побыстрому приведите себя в порядок" включило себя быть загнанными в душ, где жеребцам пришлось по быстрому мыть головы, хвосты и копыта, прежде, чем облачиться в махровый халатик. Нерасторопному Мерри Крапива предложила "помочь". Он отказался, и выбрался из душа на бешенной скорости и красным как рак. Тем временем Перри успел завязать флирт с Лебедой.

— Хорошие кобылки, — тихо сказал он Тео по пути в трапезную по широкому арочному коридору, — но им тут скучно. Их работодательница Анальгина, как сказала Лебь, ещё и их сюрензен, так что у них долг чести работать на неё. Хотя до Морковы здесь далеко, по её словам, в прямом и переносном смысле.

Тем временем четвёрка хобиларов вошла в трапезную и едва не села на круп.

Количество еды просто впечатляло. Рассольник, рагу, каша, три вида салата и куча маринованных огурчиков, которые с любовью раскладывала Анальгина.

— Прошу дорогих гостей за стол, — приветствовала она их, а затем телепортировала откуда-то титанических размеров банку с мёдом.

Все сели за стол и приступили. Анальгина рассказывала истории:

— ...и вот, короли гномов выхватили свои топоры и с недостойными словами побежали на меня, грозя изрубить. Но я телепортировалась им за спины и атаковала ледяными шипами. Затем снова, они поняли и выстроились фирдом, прикрывая друг друга, и тогда я улыбнулась, и наколдовала пару огромных снежков, которых слегка поддтаяла, а затем приморозила, чтобы стали мячеподобными. Они уже не успевали разойтись, когда я начала играть в кегли!

— Эм, да... — Тео, честно говоря, немного пугали её рассказы про приключения в отдалённых мирах, где она рубилась со злобными гномами и эльфарами, а так же маринарами Хоуман-Кейков.

— Жуткая Вселенная, где все подряд грубы и бессердечны. Это делает их лёгкими противниками, хотя и относительно. Я рада, что смылась оттуда, забрав всё мне необходимое.

— Вы, Анальгина Болиголововна, можете рассказать, как встретелись с нашим хозяином? — решился, наконец, спросить Тео.

— О, это как раз продолжение этой истории. Мне не хватало знаний, чтобы разобраться с найденным, а значит, нужно было искать того, у кого они есть. Собственно, мы как-то пересекались и до того, правда ведь?

— Ну, я быть, может давал тебе, дорогая Анальгина свет Болиголововна, пару заказиков, инкогнито.

— Да, и это навело меня на след. Это был долгий, очень долгий разговор с Са Ти. Её Величество всё пыталась перевести разговор на другие. Это было величайшее сражение двух умов, это было...

— Это были женские посиделки в спа, перемыванием костей всем и вся. Ну, вы знаете, — перебил её Найт Файр, после чего столкнулся с её взглядом, на миг сник, а затем продолжил, — извини, дражайшая Анальгина, мне просто грустно. Она обещала никому не говорить, но слово не сдержала. Я жутко обижен.

— Ну-ну, дорогой мой хозяин, не кручинься, ты же знаешь, мы о своём, о девичьем, разговор вели. Тебе бы тоже надо выбираться в пони, али в драконы иль ещё куда. А то сидишь тут один-одинёшенек, да пылью зарастаешь. Ничего, на неделе мы может, в Моркову выберемся, на поняшек посмотрим, да себя покажем. У царя Гороха, сын, пишут, родился. Тимьянчиком назвали. Али можем мы малютку не поздравить с приходом в наш Мир чудесный?

— Поздравим. Ты, к слову, не закончила.

— Да что там, я пришла, мой дражайший Найт Файр помог мне, да произошла магическая ошибочка, на меня подействовал рододендрон. По идее, рододендрое должен просто отгонять любопытствующих, но он того же корня, что и волшебные живые изгороди гарема Чингиспони, и он пленил меня, и я не могу покинуть Летучий Замок, кроме как с моим могущественным владыкой. Видно, мне уготовано судьбой провести весь свой век с ним! — закончив это заявление, Анальгина выглядела, как наевшаяся сметаны кошка, и пару раз стрельнула глазками в направлении хозяина.

— Не волнуйся, я уверен, мы найдём, как это исправить, — ответил Файр Найт, — и не чувствуй себя пленницей, мой дом твой дом!

— О, ты столь гостеприимен, о повелитель! Как ты, обладая столь мудрым нравом и красой ещё не нашёл себе жену по нраву?

— Да, как-то... не везло. Одна отказала, другая выгнала меня. Только ты, Аннушка, обо мне заботишься.

— А, о той глупышке и не вспоминай. От неё собственный сын и тот сбежал. Кошмарная пони, одно слово.

— Ну, она не такая уж плохая, — и тут Найт Файр поймал такой суровый взгляд Анальгины, что поперхнулся, но не отступил, — она добрая, но её идеи...

— Она глупышка, идеи фикс который приведут её к Холо. Правильно Холо, дорогая?

"Скажи ей "да!" И я ещё научу эту дуру покорности!"

— Гм, — прочистил горло Тео, — Холо говорит "да".

"Про покорность добавь! — обрушилось на него, — ЭТО АРХИВАЖНО!!!"

— Холо говорит, что приведёт её к покорности.

— Ну, когда закончит, мы можем подумать забрать её. В хозяйстве пригодится, — с кивком ответила Анальгина.

"Своя пони! — заявила в его голове пойманная в ловушку Холо, — Завидуй мне, какая у меня будет тётя! Правда, у тебя уже есть Маджестик. И Кори. И Глори. И Ледяника. Я тебе завидую. Пока."

— И тем не менее, её стоит пожалеть, — продолжал гнуть свою линию хозяин замка.

— Да-да, когда твоя племяшка с ней закончит, мы будем её жалеть. Помощь в принятии и всё такое. Сейчас же у неё крыша куда дальше, чем у Холо отлетела, не держи зла, дорогая, ты часто перегибаешь палку, так вот, она буквально опасна для окружающих и тех, кто её любит в первую очередь. Ей нужно профессиональное лечение.

"Вот и я о том же!" — поддержала её Холо. Тео только вздохнул, прежде, чем передать слова Королевы...


Вечером им постелили в гостевых комнатах, находившихся на огромной высоте. Чтобы попасть туда, Крапива и Лебеда провели их по точечным переходам и переключающимся лестницам. Две минуты, и смотрят на чащобу из выступающей галлереи.

— Пол можно сделать прозрачным, — сказала Крапива, нажав на какую-то штуку и и под ними тоже возникла Чащоба на высоте птичьего полёта. Джем с криком вылетел из комнаты, Мерри как-то оказался на люстре, Перри на спине у Лебеды, и только Тео, вздрогнув, остался стоять.

"Ты серьёзный жеребец! — похвалила его Холо, — Нет, честно скажу, это удар по больному месту, больше в стиле илластри, чем снежнорогов."

"Кто это, илластри?" — спросил Тео.

"Подвид единорогов, созданный при помощи чёрной магии. У них всегда тёмная шёрстка, и они владеют магией Тёмного Огня. Их заметки по похищениям и промывке мозгов оказались очень кстати, когда мы только начинали. Фаси обожает их перечитывать. Также илластри известны как тёмнокорны или тёмнороги."

Тем временем Крапива выключила прозрачность и сказала Мерри:

— Эй, трусишка, слезай!

— Я не трусишка! Я действительно подумал, что там пропасть!

— Между прочем, не смешно! — заявил Перри, спрыгнув со спины Лебеды, которая даже не дрогнула под его весом.

— Ну почему же! Ты поднял мне настроение, молодой хобилар, показав, как я смогу быть опорой будущему избраннику, — заявила Лебеда.

Тео закатил глаза и пошёл за Джемом. Тот впрочем, уже входил в двери вместе с Анальгиной Болиголововной, рассказывая, что её горничные хотели их с Тео убить испугом.

— Жуть страшенная, госпожа Анальгина! Я ж понимаю пегас иль единорог, мы-то, хобилары, земные пони. Это не по-нашему, значется.

— Я понимаю, юный Джем. Лебеда и Крапива получат выговор. У нас все жилые покои находятся на высоте, но я могу...

— Нет, — прервал её хобилар, — окна не проблема. Главное, чтобы не под ногами, госпожа.

— Тогда, я думаю, вопрос исчерпан? — спросила снежнокорна, улыбнувшись.

— Да, — ответил ей Джем и пошёл к их гостевой. А Анальгина тихо сказала Тео:

— Держись его. Он не боится сказать в лицо то, что думает. Это куда более ценный дар, чем думают многие.


Перри и Мерри перед сном осуществили операцию "Возмездие". Тео не понял, где они достали перец, но вид злых, растрёпанных, чихающих снежнокорн-горничных, вооружённых подушками, впечатлял. Тем более, что ему тоже досталось, пусть и не долго. Во вспышке в комнате возникла Анальгина, и все сразу остановились.

— Что это за великая подушечная битва подушками?

— Ой, Анальгина Болиголововна, это всё они, — хором протянули Крапива и Лебеда, указывая на Мерри и Перри.

— О, да, это правда, жеребцы всегда во всём виноваты. Ладно, я пойду, сговаривайтесь дальше. Нам, с Найтиком тоже надо бы как-нибудь...

Когда смысл предложения продолжать сговариваться дошёл до Крапивы с Лебедой, обе горничных жутко покраснели и собрав лишние подушки своей магией и быстро ретировались.

— Ну, что, давайте отдыхать? — предложил Тео.

Время за окнами подходило к вечеру, пламенел закат. В голове у Тео раздалось:

"Давай посмотрим на закат. Пожалуйста?"

"Вы... любите закат?"

"Да. Конец дня, начало ночи, момент подведения итогов... воспоминания о моей маленькой Тиечке, о Луняше с Амишей. Давай посмотрим на закат, ради всего тёмного и пламенного?"

"Хорошо," — ответил хобилар и подошёл к окну большому панорамному окну.

"Кстати, этажём выше есть балконы. Только не выходи на тот, который отмечен стиллизованным вороном. Нужен с яблоней," — предложила Холо.

"Я не знаю дороги..."

"Я знаю. Просто слушай и иди. Сейчас у нас вроде как перемирие, так что можешь мне довериться. Вообще, ты всегда можешь мне доверять, я ведь лучше всех позабочусь о Мидиландии."

"Я в этом не уверен," — ответил хобилар, направляясь к выходу в коридор.

"Ох, ты весь в своего дядюшку!" — проворчала Холо.

Дорога оказалась очень краткой, буквально за поворотом оказалась лестница и на стене рядом панель с узором. Тео нажал на один из лучей и поднялся прямо на балкон. Над входом действительно находился барельеф с яблоней. Балкон был огромен, на нём раскинулся целый сад с деревцами и кустиками, с ручьём и небольшой смотровой плошадкой, приподнятой над общей поверхостью, на которой лежали подушки. Оттуда открывался чудесный вид. Заходящее солнце заливало Чащобу золотом, и вдалеке виднелось и Селье, и Тихоземье, и даже Три.

"Странно, как никто не замечает эту башню?"

"Замок Мечты игнорирует обычные законы мироздания. У него свои особенности и свои чудеса. Его нельзя найти, если не знать, где искать. Я не была тут тысячелетиями. Даже проекцией."

"А как же его нашла Анальгина?"

"Она же сказала, спросила дорогу у Са Ти. Надо было догадаться, что мелкая в курсе... впрочем, Са Ти очень взвешенная. Если бы и был кто-то, кого бы я хотеда видеть тётушкой помимо Ани, то её. Впрочем... кто знает, что будет, коль они с Анальгиной такие подружки? Ладно, хватит болтать, пора смотреть на закат."

Тео улыбнулся и снова сосредоточился на лесном краю, охваченным закатным цветом.

"Ох. Красиво, — заявила Холо, — но это не наше Солнце. Не Тиюшкино. Ох, вот закончу с тобой, закрою тут все дела, и поскачу домой. Хочешь послушать по мой родной Мир?"

"Да, я бы не отказался..." — ответил Тео.

"Ну, слушай. Жила-была в волшебной стране Эквестрии Королева-аликорн, и было у неё и её любимого мужа десять очаровательных дочек..."


Тео проснулся на рассвете. Он задремал прямо на балконе, и с удивлением обнаружил, что кто-то набросил на него одеяло. Хобилар, зевнул, потянулся, встал, вдохнул и выдохнул. Он очень боялся простыть, но чувствовал себя хорошо, и в воздух вокруг него был очень тёплым.

"Магия. Зная, что ты здесь, Замок защитил тебя от ветра из внешнего Мира. Он находится в Мидиландии и одновременно сам в себе, это не просто магический экран вокруг балкона. Его геометрия и расположение комнат может меняться, но не беспорядочно, как в доме Дискорда, — Холо выплюнула это имя с таким отвращением, что Тео не решился спрашивать её об этом существе, — на то он и Замок Мечты."

"А одеяло?" — спросил Тео.

"Нет, это кто-то о тебе позаботился. Ладно, хватит спать! Сегодня лучший день на любой неделе! Четверг! Кушать, кушать, кушать!" — скандировала неугомонная Королева Зла,

У Тео не осталось выбора, кроме как послушать её и начать искать дорогу на кухню, пользуясь советами Холо.

На кухне не пахло. С неё воняло. Когда Тео понял, чем воняло, то его чуть не вырвало. Файр Найт жарил рыбу. Если Тео правильно угадал, селёдку.

Дракон на миг отвлёкся, кивнул хобилару, и одно из блюд с уже поджаренной рыбой и резанной, обжаренной в масле картошкой, прыгнуло к нему.

— Угощайся, Тео. Майонез, горчица, тартар выбирай любой, — сказал он ему, указывая на тюбики.

"Тар-тар, тар-тар, тар-тар!" — вопила Холо в его мозгу, не оставляя мысли для компромисса. Тео положил на тарелку странного жёлто-оранжевого соуса с кусочками чего-то и сел за стол.

"Ешь, ешь, ешь!!! Не знаю как ты, а я собираюсь этим наслаждаться. Давай! Это вкусно! И полезно! Твоя мама тоже сопротивлялась, но затем..."

"Мама это ела? — спросил он."

"Вестимо. Ты же помнишь, она зажарила вам карася перед вашим с дядей Днём Рождения. Боб тоже упирался, но Глория и вкус сломили его волю к сопротивлению. Попробуй! Обмакни кусочек рыбки в соус и жуй, жуй, жуй!"

— Холка, не мучай жеребчика! — бросил Найт Файр.

"Это он мея мучает! Пытает! Хочу сельди, хочу сельди! Оставлять меня без сельди это верх антиэквинизма!"

— О, теперь мы узрели верх антиэквинизма, однако.

Тео всё же, несмотря на удушающие запах и головную боль, решился. И первый же кусочек, взятый в рот вызвал такую бурю вкуса, что Тео взял ещё кусочек, затем ещё...

"Никто не в силах протвостоять жаренной сельди, а-ха-ха-ха-ха-ха!"

Когда тарелка была буквально вылизана, Найт Файр спросил у него:

— Добавки?

— Да... если возможно, — не успел он закончить, как блюдо с половиной предыдущей порции легло на место старого, улетевшего в мойку. Несмотря на причитания Холо, Тео был рад уменьшению порции, так как иначе бы переел.

— Я не знаю всех свойств штуки, которую ты носишь на шее, но учитывая, что это буквально сама Холо, то ты будешь иметь сомнительное счастье постепенно перенимать её вкусы и, в меньшей степени, привычки.

"Это хорошо! Это несомненное счастье, не слушай дядю Найта, он сейчас чушь порет!"

— Ты нескромна, Холка.

"На кону моя свобода. В Преисподней скучно, я хочу приключений!"

— И всё равно, будь бережнее к поняшкам. Холка куда бессмертнее, чем средний аликорн, она возрождается в Преисподней. Помнится, она как-то даже устроила конкурс для приключенцев. Пусть Файн Глори сразу избавиться от надежды избавиться от неё, уничтожив медальон.

— А его можно уничтожить? — спросил Тео.

"Если кому-то хватит ума бросить его в Щель Монс Фати, то да, — ответила Холо, — но по мере приближения к горе чары "милая вещица" будут усиливаться, пока не превратятся в "Хочу, жажду!" Милое заклятье, с его помощью моя Вена взяла Мараканду в одиночку. Понихан был очень доволен. И я тоже, — и тут Тео почувствовал мощное желание стукнуть себя по голове, — мой длинный язык мой главный враг. Может, ты никому не скажешь, как его уничтожить? Пожалуйста!!! — елейным тоном продолжила Холо, — не лишай бедную, несчастную Королеву её любимой игрушки! ЭТО НЕЭКВИННО!!!" — возопила она под конец, из-за чего Тео чуть не упал под стол.

— Холочка, не ори, ты не дома. Дома тоже не ори, это пугает жеребцов, они становятся совсем неадекватными.

"Я это учту... но может, ты всё же не скажешь? Я пару плюшек тебе дам. И могу поговорить с Фаси о помощи в поиске кобылицы твоей мечты!"

— Спасибо, нет, — вдруг удивившись собственной решимости, ответил Тео, — я... я не хочу, чтобы вы правили Мидиландией. Может быть Элберта не идеальна... не не так. Я сам хочу отвечать за свою судьбу. Я не откажусь от совета, но... я бы хотел, чтобы выбор был за мной. По моему, это и значит быть свободным.

Гробовая тишина была ему ответом, прерываемая лишь шкворчанием рыбы в сковородке. Впрочем, Файр Найт, закончив очередную порцию, произнёс:

— Ты смелый пони. До этого момента я сомневался, что ты справишься, но теперь я в тебе уверен.

"А я тебя боюсь! Ты страшный пони! — заявила Холо, — Эмммм... надо сформулировать, почему я не угроза, а друг, надежда и опора..."

Тем временем Лебеда привела друзей Тео, а через некоторое время появилась и Анальгина.

— Дорогие гости, каковы ваши намерения. Хотите отдохнуть денёк-другой, али в путь уже собираетесь?

— Мы спешим, — ответил Тео, — нам нужно добраться до Криквэлли как можно скорее.

— Всё же я советую вам остаться, — ответил Найт Файр, — вас пока потеряли, да и дождь будет весь день.

— Дождь? — переспросила Анальгина, — но на небе не должно быть не облачка?

В место ответа вдруг узор на потолке ожил, и превратился в окно, с видом на море. Прямо в море девятеро пегасов с бешенной скоростью закручивали гигантский водяной вихрь, который буквально на глазах превращался пар и собирался в тучи.

— О, чегой-то Квёр с ума сходит? — спросила снежнокорна, а затем посмотрела на Тео и ойкнула, — ой ты, ты же, дорогой Тео Дип, повесил на шею её драгоценную матрону. Пони Мидиландии могут по-разному относится к Холо, но не сумев подчинить себе Нумбериаду, она раздала оставшиеся медальоны способным, но недооценённым пегасам. Для Девятки она как мать родная, не думай, что они позволят тебе так просто от них уйти. Похоже, Квёр с бандой готовят настоящуюю бурю. Вам в принципе не уйти сегодня далеко, оставайтесь. Поспешать нужно медленно и аккуратно, как говорила моя тетушка, Капуста Цезаревна.

Тео обвёл взглядом друзей и ответил:

— По-видимому, вы правы, Анальгина Болиголововна. Мы, с вашего позволения, останемся.

— Здорово! Я к обеду напеку пышечек. Глории Сонг со мной не сравниться в сём деле!


Пышки, чай и сказания Снежны поглотили день. Анальгина знала великое множество легенд. Про Баяна Златоструновича, Чародеев Волка и Всеслова, о князе Якоре и о юном, но болезненом волшебнике Силуне.

Силуня с детства страдал от болезни спины, отчего едва ходил, хотя его братья были большими, сильными жеребцами. Но он не унывал, и благодаря старательности и смекалке стал придворным чародеем. А затем его ждали победы над Чудо-Юдо-Рыбой-Китом, поимка Жар-Птицы и даже встреча с Духом Хаоса. Он сумел завоевать сердце царевны Свеколки, а когда её недовольный отец захотел его погубить, сумел найти формулу Молодости и исправить свой недуг, став красивым, статным жеребцом.

— И прожили они тысячу лет душа в душу, пока Время не позвало их души присоединится к Вечному Вихрю, — на глазах Анальгины Болиголововны выступили слёзы, но она их смахнула и продолжила, — а теперь я расскажу вам о Баклажанском царстве.

Давным-давно жили два ушкуйника, грабителя и разбойника, Тархан и Разя Стенькин. Они со своей бандой держали в страхе все земли в низовьях великой реки Вольны и по берегам Хвастлийского моря. В качестве базы они построили себе слободу, но так и не сумели договориться, как её назвать. Тархан хотел назвать её в честь себя Тарханхаджинью, а Разя слободой Разбойной. Как-то раз, вернувшись из похода в Айран вместе с пленной айранской принцессой Диковинкой, они устроили спор. Тархан предложил отдать принцессу Разе, если тот уступит ему право названия города.

Разя, высказав ему всё, что думает об этой принцессе, предложил Тархану делать с ней что угодно, но согласиться на его идею о названии.

Они так ругались, пока в небе не раздался гром, сверунула молния и не сверзилось нечто прямо возле них. Когда оба вожака подошли поближе к кратеру, то обнаружили там кобылицу аликорнскую, красы невиданной, с мечом-кладецом. Разумеется, её, бессознательную, связали и начали снова торг. На этот раз они готовы были дать что угодно, лишь бы забрать аликорницу себе. Пока они спорили, она очнулась, разорвала свои путы и обратилась к ним с возванием о неправоте их. Подкреплённом реактивной отправкой обоих лидеров на разные концы площади центральной площади. Аликорна по имени Луна убедила ушкуйников освободить её и Диковинку и измениться. Они перестроили слободу в нормальный город, перестали разбойничать и начали защищать торговые пути. Диковинка не вернулась на Родину в Айран, а стала премьер-министром. А когда они предложили назвать свой город в честь своей наставницы Луноградом, то прекрасная аликорна отказалась. Она призналась, что ведёт Великий Поход Возмездия против своей злой старшей сестры, и должна вскоре покинуть их, дабы остановить Ужасающую Повелительницу, Приносящую Кошмар После Захода.

Все горожане плакали, когда Луна уходила, они испекли гигантский пирог с баклажанами для неё и пели песню горя, когда она уходила. А когда она ушла, после трёхдневного спонтанного траура жители города решили назвать свою столицу в честь любимого овоща Святой Луны Скромной. Так Баклажанск обрёл имя. Городом и страной по прежнему управляла Диковинка, пока однажды на горизонте не увидели чёрную, погромыхивающую тучу, движущуюся к ним. Диковинка послала пластунов, и они принесли холодящие кровь вести. Царь Горох II, столь грозный, что над ним всегда висела громыхающая туча, шёл к Баклажанску с великим войском в тысячу тысяч бойцов. Пред ними уже пало Котлянское ханство, под их копытами дрожала земля, и бой барабанов и пение рожков сводило врагов с ума, заставляя в ужасе разбегаться и разлетаться, и главы свои в землю закапывать!

Тогда Диковинка велела срочно украсить град Баклажанск, вывесить снежинское знамя, испечь караваев великое множество, а гордым баклажанийкам надеть праздничные одежды.

И, когда Грозный царь подошёл к городу, врата открылись и с радостными песнями красивейшие кобылицы города вышли из города и принесли Гороху дары своей земли. А затем Диковинка молвила:

"О, Грозный царь, рады мы видеть тебя в наем граде. После ухода Святой Луны мы живём в печали, как сиротинушки, без отца-матери. Возьми нас под твёрдое копыто, защити от ворогов лютых, мы будем служить тебе верно и честно, как скажешь так и сделаем. Лишь оставь нам вольности нам, что любят дети Вольны, и ни в чём мы не оставим убытку тебе и царству Снежинскому!"

И размягчённый речами и красой Диковинки, царь впервые в жизни улыбнулся, и туча великая растаяла, как не бывало её. И своей жалованной грамотой он оставил Баклажанску-на-Вольне все права и вольности, и велел жителей тех мест звать казтаками, ибо они как указано, так они и делают.

А через некоторое время Горох и Диковинка сблизились и свадебку сыграли, и была у них жеребятушек целая дюжина, и жили они долго и счастливо!

Едва рассказ завершился, как Тео услышал ментальный плач:

"Луняааааша!!! Ааааа!!! — затянула Холо, — моя маааленькая сестрицааааа! Ей меня всегда не хватало, я была более занята Тией... мою крошечку это так ранило... однажды, уже после нас всех, она сошла с ума была сослана на нашу Луууунууу! Ей таааам одииинооко!!! — Королева просто завывала, а потом сделала очередное предложение, — выпусти меня, мне сестру спасать надо!!!"

— Тео, ты как? — только в этот момент он понял, что его трясут как липку.

— Джем, всё хорошо... Холо говорит, что это была её сестра.

— И она не добавила, как они с Виридис довели бедную сестричку до сумасшествия? — сурово спросила Анальгина.

Холо заткнулась. Ментально вздохнула, а затем произнесла:

"Когда мы соберёмся, я буду обнимать Няшечку часов десять к ряду. Я ей нужна. Она мне нужна. Малюточка моя любимая, она такая,красивая, а её никто не ценит..."

— Однажды твоя напористость принесёт плоды, Холка, — произнёс Файр Найт, — но, боюсь, одновременно ты поймёшь и свои ошибки.

"Главное, чтобы у девочек всё было хорошо, — ответила Холо, — всё для них. Для их счастья."

За окнами и стенами Замка Мечты бушевала буря и потоки дождя летели навстречу земле.