Запретный плод

Хоть красен, спел и сладок, Недалеко растет запретный плод. Но тот, кто на него однажды падок, Проблем немало для себя найдет...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек ОС - пони

Ксенофилия: Нормы культуры

С самого появления в Эквестрии, Леро пытается вписаться в общество пони. Его любимые кобылки, Рэйнбоу Дэш, Твайлайт и Лира, помогают ему приспособиться к непривычной для него культуре.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Привет, Твайли!

Давайте будем безумны. Это весело!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Математика разума

Захватить мир куда сложнее, чем кажется. Особенно, если за последние несколько лет желающих было навалом, и притом каждый получил по рукам. Придется найти союзников - и желательно знать про них все - от предыстории до целей. Если же союзников окажется недостаточно, придется искать силу для победы самостоятельно - а вместе с ней можно найти и древние тайны, начиная от сотворения мира и заканчивая неведомыми кукловодами.

Принцесса Селестия Король Сомбра

Тень....

Моргана новая пони. Она такие как все. Но.... Скуталу её считает её странной.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Снипс Снейлз ОС - пони Пипсквик

Одиночный бой

Твайлайт и Луна спасаются на луне, когда тяготы Эквестрии становятся невыносимыми, и они хотят побыть в полном одиночестве — вот только всегда это происходило на противоположных сторонах луны, поэтому они никогда не замечали друг друга. Теперь, когда Луна нашла Твайлайт, ей придется сразиться с ней! Это, разумеется, любовная история о неотъемлемом эротизме системы земельных налогов. Действие происходит в период между коронацией Твайлайт и событиями финала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Затворник

Чейнджлинги уже давно покинули Кантерлот, но их наследие живо. Впрочем, это наследие не особенно радуется такой участи...

ОС - пони

Вы п(в)р(ы)о(играли)

Очень короткий рассказ о том, как в магической стране Эквестрия появился новый пони. Нет, это не попаданец. Попаданец подчиняется обстоятельствам. Здесь подчинятся обстоятельства.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Хантер. Свет и тьма

Мрачный мир темно-фентезийной Эквестрии. Полный монстров, демонов, духов и всякой нечисти. Сто пятьдесят лет прошло с тех пор как Дейбрейкер, темная сторона личности Селестии, покорила всех несогласных и взошла на престол. В своем безумном стремлении защитить подданных и страну, сильнейший аликорн в Эквестрии стал ее самым страшным кошмаром. Друзья, враги в этом уже не было смысла, со временем все стали равны перед ликом Солнца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Форка и багрепортов псто

Проверка работоспособности добавления рассказа.

Дискорд Человеки

Автор рисунка: Devinian

Высокие технологии в мире магии

2.04.2022-2

Психиатрическая больница. Нимфадора

Выдав всё это, словно какой-то маг-оракул, Шкелет закатил глаза и рухнул на кушетку, где и захрапел так громко, как я никак не ожидала от этого тщедушного тельца. Я думала, что мои новые знакомые посмеются над этой ситуацией, очень уж забавно всё это выглядело со стороны, но они среагировали совсем не так, как я от них ожидала. И если Вася просто как-то меланхолично смотрела на почти пустой пакет томатного сока, задумчиво покусывая дольку яблока, то на Семёна было просто страшно смотреть! Он метался по комнате словно загнанный зверь, то причёсывая ёжик своих коротких волос, то жуя подожжённый лавровый лист, то сигарету. Его же усилиями в ординаторской мгновенно был наведён идеальный порядок. Словно по волшебству со стола исчезли бутылки, закуска и даже мусор, который мы сваливали в ведро под столом. Вскоре в ординаторской был идеальный порядок, а храпящий Шкелет перенесён перепуганным интерном в одну из дальних палат.

— Ну как, пахнет? — спросил всё ещё суетящийся Семён, дыхнув на меня смесью перегара и табака.

Ха, нашёл у кого спрашивать! Я, как метаморф, могла по запаху подтвердить не только тот факт, что он пил, но и что именно и в каких количествах. Даже если бы не знала этого заранее. И никакие жжёные лаврушки и сжёванные сигареты мне в этом не помешают.

— Не кипишуй, Сёма, — протянула меланхолично Василиса. — Относись к этому проще: чему быть — того не миновать.

— Это тебе нечего бояться — Быков же не дурак — конфликтовать со старшей медсестрой, согласной пахать за такую зарплату, — возразил интерн, — а меня он и от работы может отстранить, а то и вообще — уволить!

— А с чего вы решили, что этот ваш Быков обязательно придёт? — решила спросить я, чтобы прекратить их игру в гляделки, которую они затеяли после слов Семёна.

Вася перевела на меня свои серые глаза и, немного помедлив, ответила:

— Шкелет довольно частый наш клиент. Белочка к нему частенько приходит, на почве постоянного пьянства. И это очень жаль, так как поэт он отличный — такие замечательные стихи пишет! Но давно замечено, что в пьяном угаре он часто предрекает будущее. И на сколько я помню — его предсказания всегда сбываются!

В наступившей после её слов тишине, мы услышали дверной звонок, что задребезжал на посту дежурной сестры. Звонок прозвучал как-то уж очень громко.

— Быков! — выпучив глаза, выдохнул с перегаром Семён.

— Пойду открою, — встала Вася.

Я поразилось её походке — в ней не было ни следа признаков пьяного человека. Девушка шла ровно, лёгкой, прямой походкой, без каких-либо вихляний. И если бы я своими собственными глазами не видела, как она глушила те коктейли из водки и томатного сока, то подумала бы, что она и вовсе не пила — магия какая-то!

Но самое главное, что я вдруг осталась одна в помещении! Не воспользоваться этим было выше моих сил, и я тут же сцапала с полки волшебную палочку Гарри. Если... вернее, когда я его вытащу отсюда — она ему понадобится.

Хогвартс. Пашка

Блин! И почему я себя сейчас провинившимся шкетом чувствую? Хотя... это ещё как сказать!.. На самом деле я испытываю... неординарные чувства. Вот прямо сейчас изо всех сил стараюсь не заржать, глядя на тех, кто собирался меня судить, и обстановочка к этому... очень располагает. Представьте только: стою я это такой красивый, перед массивным столом покрытым зелёным бархатом, а за ним восседают почтенные мэтры. Правда этих мэтров почтенными можно назвать весьма условно. На самом деле возраст членов комиссии был даже меньше моего. Нихрена ж их война проредила, если от Визенгамота только таких шкетов сумели послать! Рядом, чуть в стороне, сидит Гермиона — она тут как представитель Хогвартса, а рядом с ней с гордым видом даже не сидит, а восседает Беатрикс Луламун — новый директор Хогвартса. Её тоже хотели поставить рядом со мной, но на это вся эта прибывшая "гоп-компания" получила от неё такой отпор, что они предпочли не усугублять конфликт, и не связываться лишний раз с новой директрисой Хогвартса. По другую сторону от комиссии (или мне надо назвать их чрезвычайной тройкой?) сидят бабушка Диаманты и этот... Сирил, что б ему всю жизнь икалось! Ну на самом деле — надоел он мне хуже горькой редьки! Я даже начинаю жалеть, что раньше не прибил его собственноручно. Вон как глаза выпучил и на меня зыркает. Вот вроде бы внешность ему человеческую вернули, причесали, в костюмчик по местной моде одели, но всё равно — жаба жабой! Похоже, даже Мери Поппинс предпочла бы отсесть от него подальше, но пока вынуждена терпеть такое соседство.

А ещё тут есть что-то вроде зрительного зала с кучей стульев. В нём, на расставленных стульях сидят Диаманта, Лёха с детьми и жёнами и... и всё! Как-то мне даже неудобно к ним спиной стоять, но терплю. И как последний штрих — на моих плечах гордо стоят Котоко и Свити Бэлль, застыв в одинаковых позах со сложенными под грудью руками. Но как не странно, именно присутствие этих малявок, меня больше всего успокаивает — я же помню на что способна Котоко, когда она взбешена. Могу поспорить на что угодно, что стражникам Азкабана эта малявка до сих пор в кошмарных снах снится. Ну а то что она сейчас взбешена — это к гадалке не ходи! Я же её чувствую! И сейчас эта малышка готова, если что, даже мамонта на фарш распустить! И только моя заслуга в том, что она это ещё не сделала с комиссией.

— Заседание начинается! — грохнула молотком девица, сидящая по центру тройки.

Двое мужиков, что сидели по бокам от ведьмы, скорчили при этом самые хмурые морды, видимо предназначенные для того, чтобы нагнать на меня и Трикси страху. Только выглядело это так, словно у этих двоих запор, и они буквально держаться из последних сил, чтобы не лопнуть прямо здесь. Я даже не смог сдержать улыбку от этой картины, от чего вся эта троица, недовольно заёрзала в своих креслах.

— К ответу призывается директор Хогвартса — Беатрикс Луламун! — провозгласила ведьмочка, а потом, развернувшись ко мне, добавила. — Вы пока можете сесть к зрителям.

Ну ладно, я пожал плечами, вызвав некоторое недовольство этим со стороны Котоко и Свити Бэлль, что сразу же стали выговаривать мне что-то прямо в уши, и сел на свободное место, рядом с чернокожей женой Лёхи. Насколько я помню, её зовут Вельвет Ремеди, и у неё довольно-таки экзотичная внешность. Вроде бы чернокожая, но не такая как я привык их видеть. На ту же Гермиону она совсем не похожа. Скорее типичная европейка, с чёрной матовой кожей. Да ещё и яркая, белоснежная блондинка с парой локонов красного и золотистого цвета. Мы кивнули, приветствуя друг друга, и я полностью вернулся к наблюдению за процессом. Мне происходящее было очень интересно, особенно, если учесть то, что вскоре на месте Трикси буду стоять я.

Только Трикси вовсе не стала стоять перед комиссией, а со скрипом протащила на середину комнаты стул и уселась на нём так, словно это не она, а эта троица должна держать перед ней ответ. Умеет поняшка себя поставить — этого у неё не отнять! Только сейчас она была в человеческой форме, и выглядела, по моему скромному мнению, сногсшибательно! Очень уж ей шла её необычная, василькового цвета кожа, да и голубые волосы двух оттенков, что водопадом струились аж до самой спины директрисы. Всё же завидую я Лёхе — таких красавиц себе отхватил!

— Э-э-э-э… вам удобно? — с сарказмом спросила её девушка из этой троицы.

— Не очень, но ничего, я потерплю, — махнула рукой Трикси. — Валяйте!

Члены комиссии переглянулись между собой и снова с возмущением уставились на директрису.

— Это возмутительно! — наконец высказалась девушка. — Как вы ведёте себя перед Высоким Судом?!

— Судом?! — удивилась директриса. — А вот это уже что-то новенькое! Не подскажете, когда это я стала подвластна вашей юрисдикции?

— Когда возглавили Хогвартс! — ответил один из парней тройки.

— Да? — удивилась Трикси. — Что ж, допустим, хоть это и спорно. Всё равно это напоминает какой-то фарс. Так в чём меня обвиняют?

Трикси пристально поглядела на ответившего ей парня, и тот заёрзал под её взглядом, явно чувствуя неудобство.

— Я жду ответ! — надавила на него Трикси. — А то мне никто толком так и не объяснил это. До сих пор!

— Вы... вас... Нам сказали, что... к нам поступила... э-э-э-э… информация... что вы эм-м-м-м… пони!

— Да? И что это меняет? — удивилась Трикси. — Вы что — нацисты?!

— Как вы можете такое говорить?! Какие мы вам нацисты?! — вскочила со стула девушка из чрезвычайной тройки. — Это… это… Это немыслимо!

— А как тогда это назвать? — с ехидной улыбочкой уставилась на неё Трикси.

Вообще, она каким-то непонятным мне образом поставила себя так, что сейчас казалось, что это она возвышается над своими судьями, а не они над ней. И ей для этого даже не приходилось вставать!

— Хотя да! Как я только могла задать этот вопрос?! — хлопнула она себя по лбу ладошкой. — Я же совершенно забыла о вашей морали! Я читала историю Британии и… и ещё Киплинга. Как там говорилось? «Джентльмен к западу от Суэца не отвечает за то, что делает джентльмен к востоку от Суэца». «Бремя белого человека». Что там ещё у вас было?

— Вы… вы… вы не можете обвинять нас в том, что творили какие-то м-маглы! — выкрикнула ведьма.

— О! Точно! Есть маглы и вы! И вы говорите, что вы не нацисты? — усмехнулась Трикси.

— Э-это другое! Маглы — это обозначение людей, что не могут использовать магию! — выкрикнул вскочивший волшебник из тройки. Оставшийся сидеть на месте блондинчик, смог только закрыть руками лицо — похоже, до него первого дошло, что сейчас ответит новая директриса.

— А ещё у вас есть чистокровные и грязнокровки, — продолжая ехидно ухмыляться, кивнула Трикси.

— Ни я, ни кто-то ещё из моей семьи не поддерживал эти идеи! — выкрикнула ведьма, от пылающего лица которой можно было прикуривать.

— Для торжества зла нужно лишь, чтобы добрые люди ничего не делали. — процитировала директриса. — Это сказал Эдмун Бёрк — один из ваших видных политических деятелей. Ах, прошу прощения — не ваш! Он был маглом!

Трикси с ехидной ухмылочкой смотрела на разгромленных её речью судей. Похоже, они уже давно пожалели, что ввязались во всё это. Мда… противник им попался явно не по рангу.

— А вообще-то, — спокойно проговорила она. — Мне даже немного интересно — как вы собираетесь проверить — пони я или нет?

— Мы… мы пригласили мисс Помфри, — слабым голосом ответила ведьма. — Она, с помощью специальных диагностических заклинаний, сможет определить это.

— Что ж… — ухмыльнулась Трикси, найдя взглядом целительницу, что сидела в зрительном зале. — Валяйте!

— Самой интересно, как отреагирует на всё это, моё заклинание, — пробормотала она себе под нос.

Психиатрическая больница. Нимфадора

— Ага-а-а! А что это вы тут делаете?! — ужасно картавя проорал влетевший в ординаторскую худощавый мужчина, грозно блестя стёклами очков.

Он обвёл взглядом комнату, и не найдя ничего, к чему можно было придраться, уставился на меня.

— А вы ещё кто такая?! — продолжил он, но уже не так грозно.

— Это моя жена! — выкрикнул Семён, выглядывая из-за плеча Быкова.

— Это моя сестра! — одновременно с Семёном, проговорила Вася, выглядывая из-за другого плеча начальника.

— Да-а-а? — переменился в лице Быков. — А я и не знал, что между вами есть такая… родственная связь…

— Д-да… к-кому… кому это интересно? — тихо проговорил Семён, осторожно подходя ко мне и обнимая за плечи. — В-вот, познакомьтесь: это моя жена — Дора. Дорачка, а это мой начальник — Андрей Евгеньевич Быков.

— Наслышана, — поддерживаю я игру. — Семён о вас много рассказывал.

— Да? И что же он такого говорил? — с интересом посматривая на интерна, прокартавил Андрей Евгеньевич.

— Да много чего, — пожимаю плечами я. — Вот совсем недавно говорил про то, что вы деспот — на ночные дежурства его всё время оставляете. Вот мне и приходится к нему на работу приходить, чтобы мужа хотя бы увидеть. Ну и покормить бедолагу.

— Ага, деспот значит? — глянул Быков на Семёна так, что у того подкосились ноги и мне пришлось поддержать его, чтобы не упал. — Ну это ладно… завтра поговорим… мне сейчас недосуг… некогда мне значит…

Он развернулся и пошёл куда-то по коридору. Вася, вышла следом, но вскоре вернулась:

— Ушёл! — объявила она. — Взял бутылку коньяка у себя из кабинета и ушёл. И надо сказать, что зря ты, Сёма, полпачки сигарет съел. Быков сам «подшофе», так что ничего бы не почувствовал.

Хогвартс. Пашка

Ха! Неплохое представление всё же устроила эта Трикси! По крайней мере, я не жалею, что попал на него. И если бы для его посещения продавали билеты — не пожалел бы потраченных денег. Ну да перейдём к делу!

Мисс Помфри долго не тянула, а сразу выхватила волшебную палочку и кастанула на испытуемую что-то грандиозное. Язык, на котором было озвучено заклинание, я не узнал, но это явно был не английский или латынь — слишком много щёлкающих звуков в словах. Я что-то подобное слышал у одного из африканских племён, на ютубе.

Заклинание окружило Трикси золотистой аурой, что сделало её похожей на какое-то неземное существо — выглядело это… нереально красиво. Я услышал несколько восторженных ахов. Да и сам, похоже, не удержался от этого. Но вскоре сияние ауры поблёкло, и директриса снова стала обычной девушкой, если не считать необычный окрас её кожи и цвет волос, естественно.

— Она обычный маг, — пожав плечами, проговорила мисс Помфри. — Разве что магических сил чрезвычайно много. Я не видела такого даже у Дамблдора, когда он ещё был жив.

Целительница произнесла всё это спокойным тоном и развернувшись, молча вернулась на своё место в зрительном зале.

— Что ж… — как-то чересчур весело проговорила Трикси и выдала одну из самых своих саркастичных улыбок. — А я всё же — пони!

После чего она снова окуталась светящейся аурой, только теперь та была голубоватого цвета, и… превратилась в василькового цвета единорожку.

В наступившей тишине я услышал звук, как мне показалось сначала, запускаемой сирены. Только немного погодя я понял, что это бабушка Диаманты, сидевшая до этого довольно тихо, подала голос:

— По-о-о-о-о-о-о-о-о-о-ни-и-и-и-и-и-и-и-и-и! — взвыла она, и голос её набирал мощь с каждой секундой.

Психиатрическая больница. Нимфадора

После ухода Быкова я быстро попрощалась со своими «мужем» и «сестрой», и вышла из отделения. Я добыла волшебную палочку Гарри, но теперь мне требовалось вытащить из этого заведения и мужа. Возможно, я была всё же изрядно пьяна, если решилась воплотить в жизнь тот план, что сам собой возник в моей голове.

Ну а почему бы и нет? Теперь, когда я увидела этого грозного заведующего, которого так боится Семён, мне не составило труда принять его внешность. В конце концов — метаморф я или просто погулять вышла? Так что я быстро перевоплотилась и решительно нажала на кнопку звонка, требуя впустить меня в отделение.