Джон Эппл "Медовая долька"

Пожилой фермер Джон Эппл пострадал от несчастного случая с одной из своих лошадей и столкнулся с тягостной перспективой хронических болей в спине до конца своих лет и невозможностью трудиться на ферме, которая была смыслом его жизни. Одинокий мужчина, без жены и детей, а теперь ещё и не способный работать, он решает покончить со всем этим. Но что это, он всё ещё жив? И почему очнулся в лошадином теле? Почему другие лошади могут говорить с ним и называют его своим отцом? И как сказать им правду?

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони Человеки

Пинки революция

Нашествие двойников Пинки Пай угрожает всему Понивиллю. Но Твайлайт уверена, что у неё есть отличный план, как справиться с проблемой. Что может пойти не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Кто ты, Тень?

На долю Кристальной Империи пришлось немало бедствий за всю её долгую историю, но она пережила все напасти и выстояла. Однако перед лицом новой таинственной угрозы империя оказалась бессильна, ведь враг ударил в её самое уязвимое место.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Старлайт Глиммер Санбёрст

Показания Лиры Хартстрингс

Говорят - "дорога к мечте идёт сквозь кровь, пот и слёзы". Однако, никто не говорил, что "кровь, пот и слезы" должны быть вашими.

Лира Бон-Бон ОС - пони

Авторучка

Многие брони жалуются, что никто не пишет о попаданцах, попадающих в Кантерлот или Мейнхеттен. Что 99,99% попаданцев оказываются в Вечнодиком лесу, а затем в Понивилле. Я решил поэкспериментировать с отступлением от правил.

Другие пони Человеки

Последствия случайности

Твайлайт не любит холодную воду.

Твайлайт Спаркл Человеки

Дети ночи

Милые дети, я вас заберу в место, где чары реальны…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

А что если... (What if...)

Можно ли обойтись близким общением лишь с сестрой? И не иметь никаких друзей, и, более того, быть избегаемой везде, кроме родного города? После череды странных событий одна пони узнает ответ.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Фейерверки

Темпест Шедоу нашла себе доброе призвание в жизни, веселя жеребят фейерверками. Как хорошо дарить радость!

Принцесса Селестия

Радужный анабасис

Идущий за море меняет небо, но не душу. Я сомневался в правильности этого утверждения, пока на своём опыте не понял, что меняет не пункт назначения, а само путешествие и те, с кем ты в него отправляешься.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Fallout Equestria: Синяя молния

Глава 11. Мы не умрём

Всё будет нормально до тех пор, пока я буду продолжать двигаться.

Fallout Equestria: Heroes, гл. 18

Бывает, когда уже кажется, что цель достигнута, всё опрокидывается с ног на голову. Первоначальные планы рушатся, а победа – такая близкая, но в то же время и внезапно недостижимая – оборачивается поражением. Прежде всего – в борьбе с обстоятельствами, которые, как бы ни была сильна воля идущего, чаще всего берут верх.

Смысл прежнего стремления пропадает, поэтому, чтобы хоть как-то оправдать затраченные усилия, приходится выбирать новую цель – в зависимости от того, что в итоге вообще получилось. Иногда остаётся единственный вариант, логически продолжающий прежнюю миссию.

Потому что бросить всё, когда путь заводит так далеко, значит сдаться. Позорно отступить, обесценив все предыдущие старания и лишения.

На это соглашаются только трусы и неудачники.

А герои идут вперёд – и однажды куда-нибудь да приходят.


– …Это что, гриб?! – изумлённо спросила Космик, глядя на странное существо в руках у Крим.

Светло-голубого цвета, с каплевидной головой, над которой парил какой-то жёлтый шарик, и в красном галстуке-бабочке, оно смотрело на земнопони своими синими глазами и смешно пищало, ворочая конечностями. На его спине также виднелись маленькие розовые крылья.

– Это чао, – ответила крольчиха мягким высоким голосом. – Его зовут Чиз. Он мой друг. Мы вместе жили в нашем мире, пока не узнали о том, что произошло на Земле. Я хотела отправиться туда и присоединиться к команде Соника, но мама была против. А потом… со мной связался Тейлз и пригласил меня к ним. Чизу нравятся приключения, – мило улыбнулась она и выпустила чао из рук. Тот сразу замахал крылышками, зависнув в воздухе. – И я просто не смогла отказаться.

– Крим, это же я тебя убедила, – сказала подошедшая к ним Эми. – Ты же вечно всего боишься! В отличие от своего питомца, – добавила она с усмешкой.

Космик перевела взгляд на ежиху.

– Так вы что, были знакомы и раньше?

– Ха! Конечно! – Эми сложила руки на груди. – Мы все из одного и того же мира. Там живёт много разных племён, и пока совы, ежи и ехидны воевали, другие жили обычной жизнью. Часто – даже объединяясь.

– Но погоди… – нахмурилась земнопони. – Соник же говорил, что ежи и ехидны почти исчезли в той войне…

– Вот именно – «почти», – вздохнула Эми, опустив руки. – Соник один был со своими способностями, поэтому его отправили в безопасное место. Но постепенно всё утихло, и мы смогли вернуться к мирной жизни, примкнув к остальным племенам.

– Так значит, вас на самом деле собрал Тейлз, а не Соник? Но почему тогда вы считаете Соника главным?..

– Ну, это как в MLP, – ответил Тейлз, подходя к ним. На левой руке лисёнка красовался «трофейный» ПипБак с загруженной картой. Соник и Наклз в это время сидели в сторонке, скучая. – Ведь дружбу главной шестёрки предопределила Рэйнбоу Дэш, совершив Сверхзвуковой Радужный Удар, который дал им всем кьютимарки. А возглавила команду уже Твайлайт Спаркл.

Послышалось хлопанье широких крыльев, и над беседующим кружком навис Спайк.

– Вы готовы? Солнце скоро сядет. Вам нужно будет видеть, куда идти, и при этом не попасться Анклаву. Так что сейчас лучшее время, чтобы отправиться.

– Скажи… – обратилась к дракону Космик. – Ты дал нам это задание только для того, чтобы мы не пали духом и у нас всё ещё была хоть какая-то цель, да?

Спайк задумался и, напоследок взмахнув крыльями, приземлился на пол грота.

– Нет… И да. Как ты понимаешь, Элементы для меня слишком важны, чтобы я мог их отдать кому-либо. Эти статуэтки… – Взгляд дракона затуманился: без сомнения, тот сейчас вспоминал прошлое. – Они тоже по-своему бесценны, но… – Спайк усмехнулся, – их-то в Эквестрии семь наборов, а не один. Конечно, мне трудно расставаться с ними даже на время, и я рассчитываю, что через несколько дней получу их обратно… Так что в каком-то смысле да, я даю вам это задание, лишь бы вы от меня отвалили. Но в то же время…

Спайк тяжело вздохнул.

– Древо Гармонии? – поняла Космик. – От него ещё что-то осталось? Учитывая, что Красный Глаз в последнее время выжигает Вечнодикий лес как ненормальный.

– В этом-то и проблема, – с грустью ответил дракон. – Я не знаю.

– И за столько лет ты даже не…

– Я пытался! Но ни один из тех, кто отправился в лес, не вернулся. Все они погибали либо по пути, встретившись с аликорнами, грифонами, Стальными Рейнджерами или просто бандитами, либо в самом лесу, столкнувшись с тем, что там обитает.

– Замечательно, – язвительно заметила Космик. – И поэтому туда обязательно должны пойти мы. Бесподобный план. Надёжный, блин, прямо как ПипБак.

– Как швейцарские часы, – хихикнул Соник со своего места.

– Насчёт того, что в лесу… – сказал Тейлз, глядя на Спайка. – Ты имеешь в виду Урсу, мантикор и язвительный плющ? Или…

– Ну, звёздных созданий и мантикор можно встретить и в самой Пустоши, – отозвался дракон. – Вам нужно будет прежде всего избегать растений. Есть там такие, которые любят плеваться спорами… А синий плющ, который был там двести лет назад, мутировал в куда более опасную «убийственную шутку».

– Это как? – спросила Эми, склонив набок голову.

– Тот же самый плющ, только его прикосновение делает с любым пони… что-то. Каждый раз по-разному. Вообще что угодно, – подчеркнул Спайк.

Повисло тягостное молчание, пока команда пришельцев переваривала услышанное. Наконец тишину прервала Космик:

– Кроме того, там ещё солдаты Красного Глаза должны шнырять как у себя дома.

– Что это за тип такой? – своим обычным недовольным тоном поинтересовался Наклз, который вместе с Соником прислушивался к разговору с другой стороны помещения. – За сегодня не первый раз слышу… И мне он уже не нравится.

– Это вождь всех работорговцев Пустоши, – невесело усмехнулась Космик. – Вроде бы он торчит в Филлидельфии, но в то же время мутит и что-то с лесом… Я знаю о нём только по сообщениям с радио и из разговоров, случайно услышанных в Новой Эпплузе. Этот город, кстати, обязан ему водным талисманом, которые так редки в Эквестрии, поэтому поддерживает с ним прочные торговые связи. А Старая Эпплуза – и вовсе как аванпост работорговцев в этой части Пустоши.

– Мне уже хочется его убить, – пробормотал Наклз и ударил рукой в шипастой перчатке по полу.

– Если бы это было так просто… – Земнопони покачала головой. – Думаю, кто-нибудь давно бы это сделал. Но этот мудак полагается на грёбаных аликорнов, да и грифонов на него немало работает… Не, тут без шансов. И к тому же… – Она вздохнула. – Это уже точно не наша война.

– Верно, – послышался низкий рык Спайка, и Крим даже взвизгнула от испуга. – Не твоя – и не их. Но обе ваши войны: с Лирой и с Эггманом – могут и подождать. Всему своё время.

Дракон посмотрел в сторону выхода из пещеры, за которым дотлевали бледные сумерки, и Космик спохватилась:

– Да… нам же нужно идти.

Вскоре группа собралась у прохода наружу.

Выйти из пещеры означало вернуться в жестокий постапокалиптичный мир, в котором жизнь стоила ровно столько, сколько пони носил с собой в седельных сумках, плюс в редких случаях награда за голову. А порой была и совсем пустышкой. И неудивительно, что никто не торопился сделать первый шаг из жилища дракона: ни те, кто уже был снаружи… ни те, кто переместился из другой вселенной прямо в пещеру.

– Удачи, – сказал им всем напоследок Спайк.

Космик кивнула и собралась-таки первой покинуть условно гостеприимное обиталище, как вдруг…

– Стойте! – воскликнул Соник, и все взгляды обратились на него. – У меня идея. Как мы можем сделать это быстрее и безопаснее.

– И как же? – обернувшись, спросила Космик.

Синий ёж снисходительно улыбнулся и поднял надетый на шею шнурок с оставшимися портальными кольцами.

– Наклз, Эми, Крим, – сказал он, развязывая шнурок и снимая с него одно из трёх последних колец. – Вы в этом мире новенькие, а место здесь не очень спокойное. Думаю, вам будет безопаснее уйти пока обратно, а потом, когда мы, – он обвёл глазами Космик, себя и Тейлза, – спустимся и отойдём отсюда на достаточное расстояние, я открою ещё один портал (ведь я знаю, как выглядит комната, и смогу её представить), и вы вернётесь к нам. Только… – Соник нахмурился. – У вас же больше не осталось колец?

– Надо поискать. А что случилось с твоими? – спросил Наклз.

– Их украли, – вздохнул ёж. – Потом расскажу. Ну так что, вы согласны?

– И как же мы сможем уйти от штурмовиков Анклава, если они нас обнаружат? – осведомилась Космик. – Ну ты-то понятно…

– Я могу просто скатиться вниз. Круглая форма позволяет мне оставаться невредимым, так что со мной ничего не случится. Потом я просто убегу по Пустоши. – Соник посмотрел на своего друга-лисёнка. – Тейлз может улететь на своих хвостах. – И перевёл взгляд на Космик, вновь улыбнувшись. – А у тебя есть зебринский плащ-невидимка.

Земнопони вдруг поняла, что все теперь глядели на неё. И если новые пришельцы с Земли – с изумлением, то Спайк – с опаской и настороженностью.

– Ты могла тогда проскользнуть мимо меня… – глухо проговорил дракон. – А я бы ничего не заметил…

«Сейчас снова дыхнёт огнём», – мелькнула мысль у Космик.

– Нет, – мотнула головой кобыла, – я бы не стала так делать. Я правда желаю добра Эквестрии, но… – Она со вздохом прикрыла глаза. – Так трудно верить в то, что мертво уже столько времени.

– Мы должны верить, – ответил Спайк. – Верить и надеяться, что однажды наступит день, когда мы вернём себе солнце и радуги. – Дракон глянул на проход, ведущий наружу. – Почти стемнело. Самое время вам уходить. Берегите эти фигурки. – Статуэтки лежали теперь в седельной сумке у Космик. – Каждая из них, даже будучи отдельно, придаёт сил, а все вместе… наверное, позволяют и совершать невозможное.

Земнопони ничего не сказала. Только кивнула Спайку на прощание и молча вышла из пещеры на узенькую площадку.

Позади открылся портал, через который часть пришельцев уходила обратно на Землю. В мир, который ещё можно было спасти.

Хотя… может, и с Эквестрией не всё было кончено?

Даже если и так, это уже не было заботой Космик.

Кроме неё, есть ведь и другие пони. Почему бы кому-то из них не попробовать изменить мир к лучшему?

Кому-то, кто окажется большим героем.

А она просто хотела выжить. И иметь цель, ради которой стоило оставаться в живых и продолжать двигаться. Хотя бы на завтрашний день. А там видно будет.


Пока они спускались, настала темнота. На небе взошла луна, повернувшая на убыль, но её блёклый свет, пробивающийся через рваную ткань облаков, не давал почти никакой видимости.

Космик задалась бы вопросом, что же сейчас заставляет подниматься луну и солнце, подумал Соник. Если всё идёт как и должно быть, то что за силы использовали Селестия и Луна? И для чего, если на самом деле дни и ночи могли сменяться естественным образом? Неужели только для поддержания собственной власти?.. Или до сих пор где-то лежит и работает талисман, который Богини дали Твайлайт в девятом сезоне?

Ёж мотнул головой и перепрыгнул через небольшой провал, вновь сосредотачиваясь на спуске.

Слишком уж всё сложно и непонятно. Сколько же неразгаданных тайн оставило после себя четвёртое поколение… и намного больше породило своим появлением пятое…

Соник оглянулся на шедших следом Тейлза и Космик. Лисёнок не умел прыгать так же далеко, поэтому, как и во время подъёма, помогал себе в воздухе взмахами хвостов, чтобы не навернуться в пропасть.

А вот синюю земнопони было не видать. И не только потому, что кругом стояла эта гадская темень, необходимая для прикрытия.

Ещё на верхней площадке Космик накинула плащ Метал Доуна, вмиг став невидимой и неслышной. Это же подтвердил и Тейлз, не найдя её метку на локаторе ПипБака. Всё-таки стелс-режим плаща был абсолютным, и кобыла даже слегка пожалела, что во время войны пони не смогли полностью скопировать эту технологию зебр.

После этого лисёнок снял ПипБак с помощью одолженных у Спайка инструментов и положил устройство в седельную сумку Космик. Так она сможет найти пришельцев, когда они все уйдут от возможного наблюдения Анклава. Если расчёты верны, то плащ легко скроет метку погибшего Спарк Глайдера от мини-компьютеров брони пегасов.

Но всё равно их с Тейлзом могут легко засечь. Поэтому надо было как можно скорее оказаться внизу, подальше отсюда. Наученный опытом встреч с доктором Эггманом, Соник знал, когда нужно отступить. Просто пользовался этим знанием по своему усмотрению.

Спускаться всё же было гораздо проще, чем забираться в гору. Глаза ежа привыкли к темноте, и теперь даже слабого лунного свечения хватало, чтобы разглядеть, куда ставить ногу или где перепрыгивать.

Казалось, что вот так, без проблем, всё будет идти и дальше. По крайней мере, пока команда не доберётся до Вечнодикого леса.

Соник остановился и оглянулся на небо. Под облачной завесой было не различить – а вдруг какой-нибудь пегас летает сейчас там, высматривая «нарушителей»?

Но, как ёж ни вглядывался в ночную темень, никакого движения не было видно. Возможно, те, кто должен был дежурить около горы, предпочли сон пустому зависанию в воздухе.

Соник отвернулся и сделал ещё пару шагов…

А потом справа ударил яркий свет.

– Аааааа! – вскрикнул ёж и заслонился рукой, зажмурившись.

По ушам хлестнул усиленный динамиками голос:

– Стоять на месте! Сдавайтесь! Без глупостей, и мы сохраним вам жизнь в обмен на информацию!..

– Тейлз, бежим!.. – не дожидаясь конца речи пегаса, скомандовал Соник…

И прыгнул.

Нет, не вперёд. Потому что тропа ещё понадобится Космик, пока та будет спускаться, а ракеты, о которых предупреждала кобыла, могут разрушить единственный путь вниз для нелетающих пони.

А вбок – прямо на голос, одним движением сворачиваясь в плотный клубок. С иголок сорвались белые зудящие искры.

А затем каменный склон за его спиной разворотило взрывом. Этого Соник уже не видел – только почувствовал, как ударная волна толкнула его вдаль и вниз.

Вращаясь колесом на головокружительной скорости, он скатывался по крутому, почти отвесному склону, подскакивая на витках тропы, спиралью опоясывающей гору. Энергия из иголок искрилась, вырываясь наружу, и образовывала нечто вроде щита, который гасил самые сильные удары.

А сам ёж думал о том, как бы не сблевать сразу же по приземлении.

Бум! Бум! Бах!..

Соник гадал: это он так сильно ударяется о скалу – или же так звучат ракетные попадания. Но он ничего не мог изменить. Ему оставалось лишь надеяться, что его друзья смогут выжить.

– Стой! Не уйдё-о-ошь!.. – донёсся сверху отзвук крика.

Значит, Тейлз до сих пор жив – и удирает от пегасов по воздуху. Но как долго лисёнка будут выручать его хвосты? И вдруг их скорости не хватит, чтобы оторваться от преследования?

Соник стиснул зубы и стал катиться ещё быстрее.

Всё равно. Другого плана у них не было. Как и времени, чтобы его придумать. Если бы они пошли все вместе, то уже пропала бы половина группы. А так есть шанс хотя бы кому-то вырваться. Если повезёт, то всем.

Но в этом нельзя было быть до конца уверенным.

Наконец подскоки закончились, и под иголками осталась лишь ровная поверхность. Соник сразу же перестал крутиться и, выпрямившись в полный рост, взглянул на небо.

Где-то высоко вверху сверкали ярко-красные лазерные лучи и рыжие дорожки пламени от ракет. Тейлз летел – и как-то умудрялся уворачиваться от попаданий, даже не обладая скоростью и реакцией Соника! Ёж мысленно поаплодировал другу. Уж чего-чего, а изворотливости Тейлзу было не занимать.

Внезапно одна из дорожек инверсионного следа потянулась вниз, прямо на Соника. И ещё парочка следом.

– О-оу… – произнёс ёж и сделал то, что хорошо умел.

Перешёл на бег.

Воздух снова стал плотным, обдувая упругой прохладой лицо и выставленные в стороны и чуть назад руки. По краям поля зрения расплылся знакомый синеватый отблеск.

Мчась по ночной пустыне намного быстрее ветра, Соник позволил себе победную ухмылку. Он снова был в своей стихии.

Ракеты с грохотом взорвались далеко за его спиной. А затем сверху раздался крик, полный боли и отчаяния, отчего ёж замедлился и вновь задрал голову. Да так и застыл на месте.

Выстрелы лучевых пушек и ракетных установок продолжали сыпаться на маленькую цель в ночном небе. Только теперь она уже не была скрыта во тьме.

Маленький огонёк, по которому снова и снова палили пегасы, падал, стремительно приближаясь к земле.

– Тейлз!!!

Соник тут же со всех ног рванул к тому месту, куда должен был свалиться этот неожиданный светлячок, в который ненадолго превратился лисёнок. Сзади гремели всё новые разрывы, сильно отставая от скорости разрезающей Пустошь синей молнии.

На полпути огонёк потух – но ёж уже представлял, где именно приземлится Тейлз. Чуть меньше чем полмили – вот настолько они успели удалиться от горы. Совсем не расстояние для такого быстрого существа, как Соник.

Главное – точно всё рассчитать. И не дёрнуть случайно Тейлза в сторону на скорости звука.

– Держись! Я тебя поймаю!..

Только бы не промахнуться, затормозив на долю секунды позже…

Он успеет. Он должен успеть.

Сегодня он не потеряет друга, которого сам же и выдернул в этот мир. Друга, с которым за считаные месяцы прошёл столь многое…

Потому что дружба – это магия. И в нужный момент с ней можно провернуть что угодно.

– Ловлю!..

Он уже видел силуэт лисёнка, изломанной куклой летящего вниз. В Тейлза на время перестали стрелять – и вместо огня от того шёл дымок, как будто его жёлтая шерсть отчего-то тлела.

Перед самым местом падения Соник замедлился – ровно настолько, чтобы и рывок не слишком повредил Тейлзу, когда тот прилетит ему прямо в руки, и сам лисёнок не впечатал ежа в землю своим ускорением.

Но всё же удержать не вышло.

Соник споткнулся и, выронив пойманного товарища, впечатался носом в землю. Тейлз отлетел в сторону и по инерции покатился прочь, тяжело ударяясь после каждого подскока.

Отплёвываясь от песчаной пыли, Соник вскочил и бросился к неподвижно лежащему другу.

– Тейлз! Ты меня слышишь?! Очнись, Тейлз!..

И тут, уже подбежав и начав тормошить лисёнка, Соник ужаснулся.

То, что он принял за дым от тлеющей шерсти, было этим на самом деле. Одного из двух хвостов практически не было; бледные струйки дыма с запахом горелых волос поднимались от того, что осталось.

– Нет… – прошептал ёж. Он просто не мог поверить в случившееся. – Тейлз…

Кое-как он затушил остатки пламени и наклонился к груди лисёнка. Тот дышал – глубоко и почти неслышно; под рёбрами раздавалось ровное, но слабое биение сердца.

Тейлз был жив. Но при этом без сознания – то ли от боли, то ли от чего-то ещё.

Как и в тот раз, когда они удирали от Эггмана по заснеженным горам Сибири…

– Нет… Тейлз… – Соник, зажмурившись, покачал головой. – Я не хотел…

Лазер вспахал землю сбоку от них. Увидев розоватый отсвет сквозь закрытые веки, Соник распахнул глаза и оглянулся на небо.

Охваченный горем, он совсем забыл про врагов. А вот они, очевидно, просто так отпускать свои цели не собирались.

Глухо хлопнул ракетный выстрел. В ночной темноте расцвела яркая светлая точка и, оставляя за собой хорошо видимый реактивный след, полетела вниз.

Бахнул взрыв, разбросав во все стороны пыль и пепел.

Но тех, в кого целился пегас-штурмовик, там уже не было.

Неся на плечах бессознательного Тейлза, Соник убегал по Пустоши. Куда-нибудь, где, как он надеялся, их не достанут.

«Я спасу тебя, Тейлз. Ты только живи… – Ёж с решимостью вгляделся во мрак. – Я обещаю, мы выберемся. Поможем Космик… а затем придумаем, как победить Эггмана».

Почему-то он верил, что их миссия в этом мире не будет закончена, даже когда они выберутся из Вечнодикого леса.

Эквестрия, в которую они попали, была ужасно несовершенным местом. И ей просто необходимо было помочь стать лучше.


Вечнодикий лес возвышался плотной стеной высоких деревьев, резко отграничиваясь от окружающей его ровной поверхности. За густой листвой трудно было что-то разглядеть даже на несколько шагов, да и через кроны, судя по всему, проникало довольно мало света.

Лес и снаружи выглядел непривлекательным местом, а уж тем более пробирала до дрожи необходимость в скором времени зайти в его глубь. Трава и кустарники на вид были самыми обычными, но Космик знала, что это впечатление могло быть обманчивым. Особенно если помнить о ядовитых спорах и убийственной шутке.

Вся шестёрка (семёрка, считая Чиза) стояла неподалёку от кромки древнего леса, всматриваясь в его зелёную полутьму. Оставалось пройти совсем чуть-чуть вперёд – и над их головами сомкнутся мрачные ветви.

Последняя – и главная часть пути до забытого в этом времени Древа Гармонии.

…Космик нашла ежа и лисёнка под утро в нескольких милях к востоку от горы Спайка. Пока пришельцы брали на себя огонь Анклава, земнопони спустилась по тропе, с помощью инструментов надела ПипБак (наконец-то пригодилось детство, проведённое в мастерской) и порысила в направлении, в котором, соединившись, умчались быстрее ветра две дружественные метки. Пегасы ещё немного покружили над Пустошью, но потом, похоже, решили, что игра не стоит свеч, и вернулись обратно за облачную завесу.

Тейлз был без сознания; на его теле под шерстью виднелись ссадины и кровоподтёки. Но после отпаивания лечебными зельями лисёнок пришёл в себя и смог даже встать на ноги. К счастью, у него ничего не было сломано, ведь в ином случае потребовалась бы срочно единорожья медицинская магия, и это поставило бы жирный крест на ближайших планах. Пришлось бы идти в Республику… а уж там их вряд ли приняли бы с большим участием.

У ежа и лисёнка оставалось оружие, выданное им Космик, но пока они спасались бегством, они его… не использовали. Огонь вёлся только с одной стороны, а другая даже не пыталась отстреливаться.

– Вы в своём уме?! – кричала на них земнопони, когда только обнаружила их – скрывшимися за случайной скалой, которая выступала и в роли навеса. – Я вам для чего стволы выдала?! Это Пустошь, идиоты, здесь нужно уметь защитить себя!

– Прости, Космик, но… мы не такие, – ответил тогда Соник, поднявшись. Пистолет-пулемёт так и болтался у него на боку в кобуре. – Мы не привыкли ко всему этому, и… нам, наверное, будет трудно кого-то убить. Даже для спасения своих жизней.

– Да чтоб вас… вы вообще о чём думаете?!

– Мы не должны… быть такими же, как они, – слабым голосом сказал Тейлз и попробовал сесть. Не получилось, и он остался лежать на расстеленном одеяле из вещей Космик. – Мы должны… дать каплю добра… этому миру. Иначе он… навсегда таким и останется.

– И мы тоже кое-что можем, – добавил Соник. – Меня, например, они так и не догнали. Вспомни, как я в одиночку обезвредил тех рейдеров… – его передёрнуло, – пока твоя подруга их не покрошила из пулемёта. А он, – ёж перевёл взгляд на Тейлза, – сможет найти общий язык с любой местной техникой. И ты ещё не знаешь остальных, как знаем их мы. Впрочем, – Соник почесал в затылке, – тоже не слишком хорошо, но всё ж таки… Эх. Просто доверься нам. Пожалуйста. Это ведь не так сложно, верно?

– Ваша доброта стоила ему хвоста! – ответила Космик, ткнув копытом в лисёнка. – А нам может стоить миссии!

– А тебе разве за этот поход хоть кто-то заплатит?

– Я считаю, мы в долгу перед Спайком за то, что он нас не убил, – отрезала кобыла. – И… – Она взглянула себе под ноги. – Мне сейчас просто нужна какая-то цель. Не хочу возвращаться домой, не разобравшись во всём, что творится. Но как подступиться к поискам, пока не знаю. Поэтому мне нужен какой-нибудь промежуточный этап, чтобы понять, как быть дальше. И поход в лес мне вполне подходит. – Космик погладила копытом грудь Тейлза. – Главное – вы доживите до этого.

…Теперь же Тейлз, слегка обмотанный бинтами, стоял вместе со всеми и, должно быть, мысленно готовился к штурму этой «зоны 51», по выражению Соника на одном из привалов. Лисёнок тогда ещё возразил, что это скорее нечто среднее между Чернобылем и Аокигахарой… что бы это ни значило. Космик до сих пор плохо разбиралась в том, что эти двое говорили о мире, откуда прибыли. А та «зона 51», о которой недоумевающей кобыле рассказал Тейлз, прочно ассоциировалась в её сознании с Хуфингтоном – отдалённым городом на юго-востоке Эквестрии.

Путь до северной окраины леса занял те же четыре дня, что от заброшенной фермы до горы дракона, – в основном потому, что Тейлз больше не мог летать и вдобавок прихрамывал при ходьбе. Крим пробовала его разговорить, но лисёнок, прежде весёлый и жизнерадостный, коротко отвечал, что всё нормально и он в порядке. Космик решила просто дать ему время; ведь потерять хвост, предназначенный для полёта, для неё было всё равно что пегасу лишиться крыла или единорогу – магии. Потеря, которую стоит принять и осмыслить. Или попытаться вернуть в дальнейшем.

Над частоколом деревьев поднимался дым, который доносило ветром с юго-востока. Если это и вправду было делом копыт приспешников Красного Глаза, то у маленького отряда имелась ещё одна причина соблюдать осторожность.

«Потому что одно дело – пони с пушками. И совсем другое – пони с огнемётами».

– А н-нам т-точно н-нужно т-туда идти? – спросила Крим, обхватив себя руками. Чиз, паривший на своих крылышках, прятался у неё за спиной.

– Да, – жёстко ответила Космик. – У нас есть задание, и мы должны его выполнить. Судя по карте, – она посмотрела на дисплей ПипБака, где находилась нужная отметка, загруженная Спайком, – Древо Гармонии расположено почти у самого центра леса. Если бы это была Пустошь, нам бы пришлось идти не дольше нескольких часов. А так… – она вновь перевела взгляд на деревья, – даже не знаю.

«Прости, Спарк, – запоздало подумала земнопони. ПипБак погибшего товарища чуть ли не физически жёг её ногу. – Но сейчас мне это нужно. А ты… извини, но тебе придётся… блин, да как же это сказать-то…»

– Ладно, – вздохнула она. – Давайте уже просто сделаем это.

Космик первой сдвинулась с места и шагнула в лес. Вслед за ней по одному потянулись остальные. Эми и Крим замыкали группу.

Хотя снаружи был ясный день, в лесу будто бы стояли вечные сумерки. Большинство деревьев были прямыми, но много было и скрюченных, порой в самые немыслимые формы. Космик даже пришлось помотать головой и поморгать – на тёмных неровных стволах порой мерещились рожи каких-то страшных созданий.

«Спайк рассказывал, что Пинки Пай в первом походе в лес их шестёрки развеяла эти наваждения смехом, – вспомнила земнопони. Она оглянулась на идущих следом пришельцев – и едва удержалась от тяжёлого вздоха. – Впрочем, что я могу сделать с их кислыми мордами? Да и время, и место неподходящие, чтобы веселиться».

Её спутники действительно выглядели так, словно объелись таблеток серьёзности. Даже Соник хранил угрюмое молчание, пробираясь сквозь нетронутые радиацией и огнём заросли.

Ближайшая жар-бомба упала, должно быть, достаточно далеко, потому что ПипБак на ноге кобылы оставался тих, не фиксируя повышения фона. С этой точки зрения здесь было даже безопаснее, чем в любом другом месте на Пустоши. Однако «безопасность», как известно, понятие относительное. И главным было не нарваться не только на агрессивную флору, но и на поджигателей – или обычных солдат Красного Глаза. Всё-таки словить пулю или лазерный луч тоже было бы неприятно… пусть и меньше, чем сгореть заживо от струй инсинераторов.

Помня, о чём предупреждал Спайк, Космик старалась особенно внимательно смотреть, куда наступает. Кустарники она обходила стороной, равно как и цветы: мало ли что могут сделать эти растения. Но даже идя по обычной траве, нельзя было быть уверенным, что та не захочет внезапно вцепиться путникам в глотку.

Или…

– Тихо! – прошептала земнопони, подняв копыто.

Отряд тут же послушно остановился.

Замерев на месте, Космик напряжённо вслушивалась в шорохи леса. Что-то в них сейчас стало немного иначе. Как будто кто-то крался вместе со всеми сквозь те же заросли.

Мысленно чертыхнувшись, кобыла включила на ПипБаке ЛУМ – локатор «Ушки-на-Макушке». Чёрно-зелёный дисплей сразу же высветил россыпь точек, автоматически увеличив масштаб карты.

Космик оглянулась на свой новый отряд. Кроме неё, их было шестеро…

ПипБак показывал поблизости шесть дружественных зелёных меток.

И одну красную.

– Тревога! – заорала она, когда из кустов откуда-то сбоку выпрыгнуло какое-то существо и, взмахнув пару раз маленькими бесполезными крыльями, приземлилось посреди группы.

Прямо напротив Наклза.

Уставившись тому прямо в глаза.

Космик одним движением скинула со спины «Аргумент» и, поймав оружие ртом, нажала неприметную кнопку на торце ПипБака.

Время вокруг точно застыло, а мир перед глазами размылся, подёрнутый взявшимся из ниоткуда бледно-зелёным фильтром.

«Добро пожаловать в ЗПС – заклинание прицеливания Стойл-Тек», – высветилась сверху зелёная надпись.

Космик знала, какие функции есть в ПипБаках, но никогда раньше не носила такого устройства. Поэтому первый в жизни вход в ЗПС ввёл её на мгновение в ступор. Невыразимо краткое мгновение – за которое все участники мизансцены почти не сдвинулись, но шкала заряда в правом нижнем углу обзора успела сократиться на треть.

Находя взглядом того или иного спутника, Космик поражалась тому, какими резкими и чёткими становились в тот же миг очертания его или её фигуры. От высвечивающихся цифр – вероятности попадания – кобылу прошиб холодный пот.

Нет – она не будет стрелять в тех, с кем идёт. Ни за что. Никогда.

Она – не Метал Доун.

Глупая техника просто не понимает, что предлагает ей.

Нашла Космик глазами и «незваного гостя». Это было странное создание, похожее на змею с головой курицы. В месте, где эти половины соединялись, по бокам торчали мелкие кожистые крылья, неспособные удерживать его в воздухе. Квадратик прицела появился вокруг головы маленького монстра. Выскочившая надпись гласила: «Куролиск. 31%».

Уже собираясь нажать языком на спуск, земнопони остановилась.

Тридцать один процент. Меньше чем один шанс из трёх. Значит, в остальных двух она промахнётся.

Или попадёт в кого-то из своих.

Нет.

Космик убрала язык от спускового крючка.

Она этого не сделает.

К тому же она теперь не одна. И может положиться на тех, кто её окружает.

Заряд заклинания истощился. Мир снова обрёл привычный красочный вид – а время вновь помчалось вперёд. Со скоростью пули, которую должна была, но не выпустила Космик.

Наклз коротко замахнулся и ударил куролиска рукой в шипованной белой перчатке. Издав дикий клёкот, существо взмыло в воздух и полетело прочь по идеальной дуге. На ветру его крылышки беспомощно колыхались.

А вот это было уже другое дело.

Космик вскинула карабин и, прищурившись, выпустила короткую очередь. Звуки выстрелов прозвучали глухо и чужеродно в лесу, и казалось – их поглотили стоявшие кругом деревья. Падающий куролиск взорвался фонтаном крови и упал в кусты.

Уши разорвал жуткий визг. Космик обернулась – и заметила Крим, которая, зажав ладонями рот, распахнутыми от ужаса глазами глядела на то место, где исчез поверженный монстр. Чиз, сжавшись в комочек, прятался у неё за спиной.

Другие пришельцы тоже едва успели среагировать.

Комично смотрелись Соник с Найджем и Тейлз с револьверами Метал Доуна – только сейчас ёж и лисёнок вытащили оружие.

Земнопони подняла бровь, когда увидела Эми. Розовая ежиха буквально из ниоткуда достала огромную красную кувалду – и теперь изумлённо озиралась по сторонам в поисках угрозы.

И лишь Наклз стоял, тяжело дыша, с выставленными перед собой кулаками.

– Ты в порядке? – спросила Космик красного ехидну, убирая оружие.

– Да, – ответил тот и посмотрел на свои руки. – Что… что такое?..

– Что случилось? – встревожился Соник.

– Мои… руки… – Пальцы Наклза всё ещё были сжаты. – Не могу… разогнуть…

Космик подошла поближе и пригляделась. А затем плюхнулась на круп, хватая ртом воздух.

Перчатки Наклза – по крайней мере в области шипов на костяшках – были больше не белыми.

А серыми. Как камень.

– Дай помогу, – сказал Соник и, прежде чем Космик успела что-либо понять, взялся за один кулак Наклза и со всей силы потянул.

Ехидна зарычал от боли. У земнопони даже кровь ненадолго застыла в жилах. «А этот тип страшен в гневе», – мелькнула в голове мысль.

Через пару минут одна ладонь Наклза поддалась и кое-как разжалась. Соник и Эми ахнули, увидев то, во что превратилась рука их друга. Кончики пальцев удалось распрямить – но вот область пясти и нижние фаланги остались неподвижными, обращённые в камень.

– Я… не чувствую пальцев… – просипел Наклз. – Хотя…

Он подошёл к ближайшему дереву и со всей силы треснул по стволу другой, всё ещё сжатой рукой.

Треск показался Космик громче выстрелов из «Аргумента». Во все стороны полетели щепки. Когда же Наклз отступил от дерева, кобыла чуть не подавилась воздухом от увиденного.

В стволе зияла вмятина глубиной сантиметров двадцать с неровно обломанными краями. От неё по окружности дерева расходились хорошо заметные трещины.

Ехидна спокойно толкнул ствол распрямлённой ладонью – и дерево, разломившись напополам, рухнуло в заросли.

– А вот это неплохо, – произнёс Наклз. Затем посмотрел на свой до сих пор сжатый второй кулак и добавил: – Кто-нибудь мне поможет?

Соник направился к другу на выручку.

А Космик, обернувшись, увидела Крим, рыдающую над истерзанным куролиском, и Тейлза, который стоял рядом с крольчихой, положив руку ей на плечо. Её питомец-чао с грустным видом парил поблизости.

– Зачем?.. – всхлипывала Крим. – Он же не виноват… Мы должны были просто его отогнать…

– Тише, тише… – произнёс Тейлз и, встав у неё за спиной, начал осторожно массировать её ушки. – Всё уже кончилось… Мы ничего не можем изменить…

– Нет… всё не должно так… Зачем?! – вдруг выкрикнула она, резко обернувшись к Космик. У земнопони даже что-то ёкнуло внутри от вида этих больших круглых глаз, в которых застыли непонимание и ужас. – Почему нужно быть такой жестокой?! Почему мы не можем просто идти, куда нам надо, никого не убивая при этом?!

Космик смотрела на неё – и видела Соника. Только чуть более раннего – всего через пару дней после того, как они познакомились.

Точно так же ёж смотрел на свежие трупы пойманных им рейдеров. Сразу после того, как Стрим выпустила ту роковую пулемётную очередь.

И разумеется, Космик помнила, что тогда ответила ему пегаска.

Земнопони медленно двинулась к Крим – но прошла мимо, остановившись слегка поодаль. Не оборачиваясь, проговорила:

– Это тебе не детский фильм про супергероев, девочка. Бей первым – или этот мир сожрёт тебя. С потрохами.

– Если так… то пусть. – Крим отвернулась и закрыла глаза. – Я готова погибнуть, зная, что не причинила никому зла.

– Мы справимся, – шепнул ей Тейлз. – Мы не умрём сейчас. И потом тоже. Может, когда-нибудь… но пока это не имеет никакого значения.

– No, not gonna die tonight, we’re gonna stand and fight forever…[1]

Все взгляды тут же обратились на Соника, который напевал несложный мотив, прислонившись к дереву.

– Что? – удивился ёж такому вниманию. – Только не говорите, что вам не нравится Skillet.

– Тогда уж скорее Green Day[2], – всхлипнула крольчиха и вновь заплакала.

Космик покачала головой.

«Блин, я и впрямь ни хрена не понимаю этих пришельцев».


На поджигателей они наткнулись часа через два.

Дым от пожаров понемногу заволакивал небо, пока отряд продвигался в глубь леса. Всё отчётливей становился запах гари, так что Космик даже смочила водой из фляги оставшиеся бинты и раздала всем. Соник помог кобыле надеть такую же повязку на нос – чтобы можно было взять в зубы ротокоять оружия.

Постепенно на грани слышимости возник треск огня – да и впереди и чуть сбоку стали видны за деревьями ярко-рыжие отблески.

«Если так будет и дальше, то что останется от этого места? – подумала Космик. – Во что Красный Глаз превратит Замок двух сестёр? Что ещё за «Собор», как сообщает ПипБак, находится теперь в сердце леса? И что произошло с тем Стойлом, о котором говорил Спайк?.. Или Эквестрия идёт к тому, чтобы в ней от прошлого вообще ничего не осталось?»

Все эти вопросы остались без ответа. Если не считать за таковой дуновение непривычно тёплого ветра и усиливающийся шум пожара.

А затем на ЛУМе появились красные метки. Космик снова остановила отряд, чтобы лучше оценить обстановку.

Четверо. Движутся от центра леса на северо-восток. Прямо наперерез их маленькой группе. Оставляя позади себя лишь огонь – и закрывая тем самым путь наёмнице и пришельцам.

Можно обождать здесь, пока враги пройдут. Огонь со временем утихнет – но это будет слишком долго…

Тяжело вздохнув, Космик вновь достала и перезарядила карабин.

Придётся их обходить. Причём с той стороны, куда они направляются.

– Внимание, – произнесла кобыла. Говорить внятно с оружием во рту было трудно, однако она более-менее справлялась. Надо было просто сделать речь громче и медленнее. – Четыре противника на пять часов. Обойдём их с востока, пока огонь не перегородил нам путь… Эй, вы куда смотрите?

– Ну ты же сама сказала – на пять часов… – ответил Соник, указывая большим пальцем себе за спину и чуть вправо.

– Нет, я имела в виду – туда!.. – Космик выплюнула карабин и ткнула копытом влево, но тут же сделала фейсхуф: – О Селестия, сколько у вас часов в сутках?

– Двадцать четыре… – пробормотал Тейлз, нахмурив брови, а потом просиял: – А здесь – шестнадцать, да?

– Верно. – Космик оскалилась. – Нет времени объяснять – давайте быстрее!..

Но тут недружественные метки на локаторе замерли, после чего две из них продолжили идти дальше, а две другие свернули к отряду, отрезая тем самым путь на восток.

Космик зарычала.

– Рассредоточиться! Оружие к бою! Окружим их, пока есть возможность!.. Ну же!!! – рявкнула она, и замершие было пришельцы стали растягиваться полукругом, охватывая противников с севера.

Космик вновь схватила зубами «Аргумент» и, наклонив голову, встала в стойку. Затем начала медленно красться между деревьями, то и дело посматривая на ЛУМ.

Настало время встретить хоть кого-то во всеоружии.

Выстрел продырявил дерево рядом с головой Космик. Земнопони отпрыгнула в сторону и, спрятавшись за соседним стволом, стала высматривать доставшегося ей противника.

– Давай же, выходи, зараза… – донёсся до неё голос жеребца. – Тебе же легче будет. От пули ведь не так погано умирать, как от огня, да? – Он коротко рассмеялся.

«Я тебя лично прикончу», – подумала Космик и украдкой выглянула из-за дерева.

К ней, ничего не боясь, подходил единорог грязно-белого цвета в добротной даже на вид броне. Рядом с ним на высоте его роста парила новенькая винтовка, которую он левитировал своей магией. И, судя по его оскалу, он был очень, очень в себе уверен.

– Раз-два-три-четыре-пять… – нараспев проговорил он, остановившись. – Я иду тебя искать…

Космик затаила дыхание, когда винтовка начала отдаляться от его головы, приближаясь к деревьям вокруг кобылы.

– Где же ты? Может, здесь?

Оружие облетело соседнее дерево и выстрелило в траву.

Жеребец снова засмеялся.

– Или здесь?!

Винтовка нацелилась прямо на Космик.

Больше медлить было нельзя. Земнопони разрядила по меньшей мере треть магазина в висящее над землёй оружие и без оглядки пустилась бежать, по дуге обходя противника.

– Ага!

Разряд магии прилетел в дерево сбоку от Космик, обсыпав её дождём из щепок.

– Не уйдёшь!

Ещё один разряд прошёл над её крупом и раскидал кусты позади.

– Получай!

Космик бросилась наземь, и очередная белая вспышка энергии прорезала воздух над её головой.

Земнопони вскочила на ноги, разворачиваясь лицом к врагу… и оказалась прямо напротив него.

Единорог стоял в нескольких шагах от неё, левитируя перед собой изрядно побитую винтовку, однако та всё ещё выглядела способной стрелять. На его морде застыла гадкая ухмылка.

– Вот ты где, – проговорил он. – Не пришлось долго за тобой бегать. Расскажешь, зачем пришла в этот лес, или я могу сразу тебя убить? Или, может, желаешь напоследок развлечься?

– А я слышала, что Красный Глаз даёт такую цену за рабов-единорогов, потому что на земных пони у него не стоит, – фыркнула в ответ кобыла через ротокоять «Аргумента». – Или я ошибаюсь, и он ставит над вами опыты, чтобы дать хоть немного мозгов? А ты, значит, неудачная попытка?

– Да что ты вообще знаешь, – нахмурился жеребец. – Да, я не подошёл для каких-то его целей, но эта работа – вооружённое сопровождение – тоже вполне себе ничего. – Он вновь усмехнулся. – И пока твоих друзей будут жарить живьём, я всего-навсего прострелю тебе голову.

Его винтовка снова навелась на Космик.

– Не раньше… чем увидишь… это!

Одним движением земнопони выбила из седельной сумки что-то округлое и запустила в единорога. Белое сияние телекинеза окутало предмет, и тот полетел в сторону…

Но Космик уже вошла в ЗПС. Квадратик прицела застыл на физиономии противника. Техномагический софт оценивал шанс попадания в девяносто четыре процента.

Три пули разорвали голову единорога, превращая лицо в кровавое месиво. Так и не успев выстрелить, он мешком повалился на землю. Рядом с ним упала выпущенная из телекинетического захвата винтовка.

Что-то ударилось об одно из деревьев и откатилось обратно под ноги Космик.

Яблоко. Обычное зелёное яблоко. Которое солдат Красного Глаза по ошибке принял за гранату.

Подобрав и спрятав яблоко в сумку, земнопони побежала дальше.

Судя по расположению меток, её друзьям однозначно нужна была помощь.


Космик оказалась права. Даже все вместе пришельцы не могли противопоставить троим оставшимся врагам-пони что-нибудь по-настоящему существенное. И дело было не только в том, что у разноцветных зверьков оружие было куда слабее. У них, кроме этого, всё ещё не было почти никакого боевого опыта. В смысле – в реальных условиях.

Обе группы успели разделиться – и теперь противостояли друг другу порознь.

Соник, Тейлз и Наклз уворачивались от огнемётных струй, которыми их гоняли туда-сюда двое земнопони-поджигателей. Ещё один противник – с боевым седлом – едва ли не нависал над прижавшимися друг к другу Эми и Крим. Ежиха судорожно сжимала свою кувалду, но вид наставленных оружейных стволов, должно быть, действовал угнетающе. Чиза нигде не было видно – возможно, успел отлететь подальше и спрятаться.

Космик переводила взгляд от одних к другим и обратно. Пыталась выбрать, кому нужнее будет её помощь.

Впрочем, на этот вопрос ответить было нетрудно.

Она сорвалась в галоп, мчась к сжавшимся в ужасе девочкам, которые были сейчас на волоске от участи оказаться просто застреленными, и резко затормозила рядом с ними. Карабин в её зубах навёлся точно на голову противника.

Тот до сих пор не стрелял – и даже не сильно испугался подоспевшей Космик. Наверное, ему казалось довольно забавным или доставляло удовольствие разговаривать с будущими жертвами.

Космик попала как раз на середину их диалога.

– …Почему?.. – со слезами на глазах спрашивала Крим. На её скуле расплывался кровоподтёк – скорее всего, от удара копытом. – Почему обязательно нужно нас убивать? Почему мы не может просто пройти дальше, и всё?..

– Это наш лес, – ответил грубым голосом коричневый земнопони. Стоял он, чуть развернувшись, чтобы обе винтовки, закреплённые на его седле, смотрели на свои цели: одна – на испуганных зверят, другая – на Космик. – Вам здесь не место. Теперь это владения Красного Глаза. И вы, – он с прищуром посмотрел на кобылу, – представляете угрозу. А угроза, – он усмехнулся, – должна быть ликвидирована.

– Это же неправильно! – завопила крольчиха, топнув ножкой. Из распахнутых больших глаз брызнула влага. – Никто не должен причинять другому зло! Мы живём не для этого! Мы все – и ты тоже!

Внимание кобылы привлекло странное желтоватое сияние, внезапно пробившееся сквозь материал седельной сумки. Подпрыгнув, Космик посмотрела в образовавшуюся на миг щель на свою поклажу, чтобы понять – что же, параспрайт задери, это такое.

Светилась статуэтка Флаттершай – жёлтой пегаски с тремя бабочками на кьютимарке. Элемент Доброты, память о котором была заключена в маленькую фигурку.

– Разве?! – жеребец с боевым седлом заржал. – Да вся эта грёбаная Пустошь живёт по одним и тем же законам! С чего бы мне делать исключение вам?

– Уходи, – процедила Космик. – Убирай оружие и уходи. И дружкам своим скажи, чтобы прекратили. Пусть жгут что хотят… главное – не нас. И никого другого.

– Ха! Да чтоб я аликорном стал!..

Он зажал зубами управляющие винтовками тросы.

Язык Космик напрягся на спусковом крючке.

Пусть только попробует выстрелить!..

Вдруг из-под земли прямо у жеребца под ногами вырвались гибкие голубоватые лозы и – ни он, ни Космик даже не успели ничего сообразить – плотно обвили его до всех четырёх колен. Коричневый земнопони дёрнулся, чтобы освободиться, но тщетно. Растение держало его очень крепко.

А затем произошло… нечто.

Изо лба противника выскочила кость, устремившись вверх заострённым краем. Из раны хлынула кровь, заливая жеребцу глаза. А на его спине разом оторвались и тут же взметнулись в воздух большие лоскуты кожи, на которых снизу стал нарастать костяной каркас.

Рот пони исказился в беззвучном крике. Но воплям боли не было суждено прозвучать.

Ибо жеребец был уже мёртв.

Космик едва не блеванула, поняв, что сделала с их врагом убийственная шутка.

Он и вправду стал аликорном. Но – лишь технически, внешне, формально. Рогом явно стал верхний конец позвоночника, пронзивший мозг насквозь и вышедший изо лба. А кожа со спины превратилась в импровизированные крылья.

Однако ни взлететь, ни сколдовать заклинание коричневый земнопони не мог.

Растение дало ему то, о чём он ненамеренно попросил. Но взамен взяло то, с чем он не был готов расстаться.

Крылья совершили единственный и последний мах – вниз, и жеребец упал в быстро растекающуюся лужу собственной крови.

Космик поглядела на Эми и Крим, которые в ужасе таращились на страшную картину, потом скосила глаза на свою сумку. Жёлтое свечение статуэтки погасло.

– Не смотрите туда, – обронила она, вставая между девочками и свежим трупом. – Лучше пойдите поищите этого… чао. Здесь небезопасно.

А затем, не оборачиваясь, бросилась на помощь Сонику и остальным.

Те сейчас, тяжело дыша, стояли вокруг двух огнемётчиков. Вокруг полыхала трава, огонь лизал корни и стволы деревьев, а кое-где корчился в предсмертных муках синий плющ. Если битва продолжится, то пламя в конечном счёте поглотит их всех: как поджигателей, так и пришельцев.

«Поэтому, наверное, Соник и не перешёл в скоростной режим, – подумала на бегу Космик. – Всегда страшно сгореть. Даже если знаешь, что ветер всё сдует».

Заметив подбегающую кобылу, Соник усмехнулся.

– Давайте, ребята, это наш шанс! – крикнул он, и лисёнок с ехидной вопросительно на него посмотрели. – Тейлз, отвлекай их! Наклз, делай как я!

Космик притормозила, потому что на этих словах ежа сквозь сумку вновь стало пробиваться свечение.

На этот раз – фиолетовое.

Она приоткрыла клапан – и еле сдержала удивлённое ругательство.

Теперь сияла Твайлайт Спаркл. Элемент Магии… и Дружбы.

Та, что объединяла главную шестёрку на протяжении девяти сезонов и ещё немного потом.

Так же, как и сплотил вокруг себя друзей этот взбалмошный синий ёжик.

На миг, казалось, всё замерло. А затем вдруг пошло так быстро, что Космик ничего не успевала сделать.

Струи пламени ударили туда, где только что стоял Соник. Но ежа там уже не было: на мгновение он словно растворился в воздухе, превратившись в бледно-синюю молнию. А когда вынырнул из ускорения, то буквально оседлал рыжего земнопони-огнемётчика и что-то дёрнул у того из-под брюха.

В этот момент жеребец как раз вновь закусил тросы, управлявшие стволами инсинератора на боевом седле. И когда Соник, выпустив что-то из рук, скатился у него со спины и отпрыгнул как можно дальше, поджигатель, который только-только начал разворачиваться к ежу, выстрелил.

Огненный шар вспыхнул на том месте, где стоял земнопони. Раздался душераздирающий крик – вопль живого существа, сгорающего заживо.

Жеребец даже не успел упасть сам, чтобы попытаться сбить пламя. Оно убило его слишком быстро.

Соник с широко открытыми глазами сидел рядом с тлеющей полосой травы, глядя на пони, который теперь был мёртв только из-за него.

Ведь, спрыгивая с крупа огнемётчика, ёж отсоединил резервуар с горючей жидкостью. Топливо выплеснулось наружу – и полыхнуло. Отнимая одну жизнь и спасая другие.

В это время Тейлз с Наклзом занимались последним противником.

Тот выстрелил огнём в ехидну, однако Наклз мгновенно отпрыгнул в сторону. Тейлз же в это время подобрал камень и бросил жеребцу в голову. Пони обернулся – и это стало его главной ошибкой.

Потому что в следующую секунду ему в физиономию впечатался каменный кулак Наклза.

Брызнула кровь. Огнемётчик отлетел на несколько шагов и упал на траву у самой границы разожжённого им лесного пожара.

Наклз подошёл к жеребцу и встал над ним. Когда ехидна заговорил, в его голосе слышалась лишь холодная злость:

– Я ненавижу и презираю таких, как ты. Но знаешь, что я ненавижу больше? – И неожиданно выкрикнул: – Когда… причиняют вред… моим друзьям!!!

Космик уже не удивилась, когда засверкала очередная статуэтка.

Оранжевый. Эпплджек. Элемент Честности.

Наклз занёс было ногу, чтобы пинком закинуть пребывающего в нокауте пони в огонь…

Но тут произошло то, чего не ожидал никто.

Чья-то небольшая фигурка метнулась мимо Космик и, прошмыгнув между Соником и Тейлзом, вцепилась Наклзу в ослепительно чистый по меркам Пустоши белый ботинок.

А когда ехидна обернулся, – обошла его и встала между ним и поверженным пони, глядя Наклзу прямо в глаза.

– Мы не станем его убивать. – Голос Крим дрожал – но сейчас уже не от страха, а от ярости. – Вам остальных было мало?.. А дальше что? Слышите?! Дальше что?! Нет… нет, нет, мы не можем… не можем так поступать! Иначе зачем?.. Как мы хотим исправить этот мир, если сами поступаем не лучше его обитателей?!

Наклз набрал воздуха, чтобы резко ответить ей… но внезапно выдохнул и опустил плечи.

– Хорошо. Мы не станем, – тихо ответил он. И добавил: – Но он так всё равно тут сгорит. Надо его утащить в безопасное место.

– Так давай! – воскликнула Крим и схватила пони-огнемётчика за переднюю ногу. – Помоги мне!

К ним присоединились Соник, Тейлз и даже Эми.

И всё то время, пока пришельцы вместе оттаскивали последнего выжившего противника от горящей травы, в сумке Космик светилась Флаттершай.

Вскоре отряд собрался вновь, отойдя от копытотворного пожара на безопасное расстояние.

– Все целы? – спросила Космик.

– Вроде бы да… – отозвался Соник, осматривая друзей. Его взгляд остановился на Крим, потирающей лицо. – Хотя… погоди-ка…

– Всё в порядке… – выдавила крольчиха. Огромный синяк у неё на щеке буквально вопил: «Да что ты такое говоришь?!» – Правда, не стоит…

– Твою Селестию, у меня бинты кончились… – пробормотала Космик, просмотрев инвентарь на ПипБаке.

Кобыла неодобрительно покосилась на Тейлза, который до сих пор был неслабо так завёрнут в подпалённые огнемётами лечебные тряпки.

И тут у неё отвисла челюсть. Лисёнок разматывал на руке одну из своих повязок – на вид самую чистую.

– Вот, держи, – протянул он свой бинт Крим. – В нём ещё осталось немного магии, тебе должно хватить…

– Спасибо, – всхлипнула та и прижала тряпку к скуле.

Чиз, паривший рядом (всё-таки перед битвой он успел спрятаться, а потом – найтись), согласно угукнул в ответ.

Снова свечение. На этот раз белое. Рэрити. Элемент Щедрости.

Космик ощутила, как у неё начала прочищаться голова. Все мысли разом отступили на задний план, вытесняемые какой-то важной, простой и вместе с тем ошеломительной догадкой.

Синяя земнопони уже открыла рот, готовясь её озвучить, но вдруг всё застопорилось. Осознание чего-то ключевого, такое близкое, растворилось, так и не облёкшись в слова. И теперь лишь пульсировало в фоновом режиме на краю сознания.

До следующего раза.

– Ладно вам, не грустите, – сказала Эми. Кувалду она умудрилась куда-то незаметно убрать. – Мы все живы, а это главное. Вот увидите: всё будет хорошо! Мы все вернёмся домой, победим Эггмана и после этого устроим вечеринку, на которую пригласим весь Грин-Хиллз!

И она весело засмеялась. Будто колокольчики прозвенели над лесом.

Космик почувствовала, как на душе и впрямь теплеет от случайно подаренной надежды.

Розовое сияние. Пинки Пай. Элемент Смеха.

Пять из шести. Столько статуэток светилось из набора.

И синяя земнопони всё же смутно подозревала, что это значит.

Но промолчала, потому что ещё не сформулировала это для самой себя.

Придёт время – и они обязательно всё поймут. На пустом месте магия не случается.


До цели, указанной на карте ПипБака, оставалось несколько миль, когда отряд подошёл к краю сохранившегося леса. Дальше тянулись лишь огромные поля обугленных пней, а на горизонте виднелись какие-то строения. Наверное, это и была секретная цитадель Красного Глаза – так называемый Собор, выстроенный на месте прежнего Замка Селестии и Луны.

Но Космик и пришельцы не подписывались на то, чтобы раскрывать страшные тайны лидера работорговцев. К тому же, чем ближе к замку, тем больше там ходило пони и даже грифонов. На открытой местности от них было просто не спрятаться. Разве что под зебринским плащом – но он мог укрыть от чужих глаз одну Космик или двоих, максимум троих её спутников. Всем вместе пересечь эту выжженную землю нечего было и думать.

Поэтому группа направилась в обход, благо солнце, плотно скрытое облаками, стояло ещё высоко. По рассказам Тейлза, Древо Гармонии изначально находилось в пещере на дне узкого и глубокого ущелья, с трёх сторон окружавшего замок. Но в девятом сезоне, благодаря усилиям «младшей шестёрки» (как отметил Соник, созданной сценаристами явно по принципу наибольшего разнообразия), остатки дерева проросли сквозь землю и превратились в небольшой величественный дворец, увенчанный ветвями с розовыми листьями. И судя по всему, располагался он внутри стен нынешней цитадели.

Так что поверху туда однозначно было не пробраться. А в ущелье теоретически можно было попасть по одному из ручьёв, протекавших по лесу. Оставалось только найти, по какому именно.

Пришлось обойти замок чуть ли не наполовину, прежде чем глазам путников открылся разлом шириной самое большее метров десять, на дне которого тёк мелкий порожистый ручеёк. Сориентировавшись, Тейлз рассчитал примерный маршрут, и отряд осторожно спустился в ущелье. Склоны были каменистыми и почти отвесными, так что идти следовало по одному и очень аккуратно.

– Простите. Если бы я мог летать, я бы просто вас всех по очереди спустил, – понуро сказал лисёнок, когда настало его время спускаться.

– Не бери в голову. Это не твоя вина. Забудь, – ответила Космик. Ей предстояло идти последней.

Дальше они шли по дну, а некоторые – как, например, Соник и Тейлз, – весело перепрыгивали по камням, то и дело выступавшим из воды. Было совсем неглубоко: Космик едва замачивала копыта. И вместо того, чтобы утонуть, на первый план скорее выходила угроза поскользнуться и приложиться виском о камень. Поэтому шли также не торопясь, но и не слишком медленно: от одной мысли о том, чтобы остаться на ночь на дне ущелья или вообще в этом лесу, пробирал озноб. Впрочем, вместе с меткой пункта назначения Спайк загрузил на карту ещё парочку локаций, которые, по его словам, могли пригодиться. Одна из таких точек располагалась ближе к Понивиллю и была подписана как «Хижина Зекоры». Космик даже представить раньше не могла, что когда-то зебры жили и в Эквестрии почти наравне с пони. Очевидно, всё дело было в этом самом «почти».

Отряд брёл против течения, и со временем водный поток стал угасать. А вернее – наоборот, зарождаться.

Вскоре они наткнулись на родник, бивший из-под камней в стене ущелья, которое становилось только глубже. Космик не преминула набрать полные фляги, а то запасы после долгого пути уже подходили к концу, и все, вдоволь напившись и быстро перекусив, направились дальше. Оставалось не так уж много времени до того, как наступит вечер.

Теперь шли по сухому. Ветер пугающе завывал меж близких стен, заставляя прибавлять шаг. Но до прежней ровной местности вверх было уже не три-четыре, а по меньшей мере десять ростов Космик. Добавить сюда царящий внизу вечный сумрак (даже несмотря на то, что загораживающие свет деревья давно вырубили) – и получалась просто идеальная декорация для истории-ужастика. Как раз про такую вот группу путников, идущих к ещё более зловещему месту.

Спустя какое-то время попалась развилка. Одна из ветвей ущелья убегала куда-то на северо-запад и, возможно, вправду служила время от времени дорогой для ошивающихся в лесу пони. Другая же уходила точно на восток, к Замку двух сестёр. Навигатор ПипБака показывал стрелочкой точное направление к цели, а локатор по-прежнему уверял, что на пути не было ни души.

Ну просто сказка.

На последних милях ущелье понемногу начало расширяться. С одной стороны, это было хорошо: почти отвесные стены меньше давили на разум. Но с другой – становилось всё вероятнее, что кто-то из приспешников Красного Глаза случайно посмотрит вниз и увидит нежданных лазутчиков. И тогда вся миссия… да что там миссия! их жизни! – окажутся под угрозой.

Наконец, счётчик расстояния на дисплее ПипБака показал, что они пришли.

– И… что это такое? – кашлянув, поинтересовалась Космик.

Вся компания стояла перед… чем-то. В вертикальной угловатой скале словно была дыра, накрепко заделанная полупрозрачным, переливающимся всеми цветами радуги материалом, похожим на магические кристаллы. Земнопони подошла и ткнула его копытом. Твёрдый… и, похоже, почти что непробиваемый.

Говорили тихо: звук хорошо расходился во все стороны. А наверху как раз стояло одно из зданий, входивших в комплекс Собора. Видимо, построенное на месте прежнего Дворца Гармонии, который когда-то вырос из осколков Древа.

Тейлз также поковырял пальцем прочный материал.

– Кристалл какой-то… – пробормотал лисёнок. – Может, Древо так хотело от чего-то защититься?

– И я, кажется, знаю – от чего… – вздохнула Космик. – Ну и как нам теперь войти внутрь, чтобы посмотреть, вообще осталось ли там хоть что-то?

Внезапно седельная сумка, где лежали статуэтки, засветилась так ярко, что земнопони невольно прикрыла передней ногой глаза. А затем, в смятении и с какой-то странной спешкой, принялась доставать фигурки одну за другой.

Лишь теперь она обратила внимание на надписи, украшавшие подставку каждой из статуэток. «Будь милым», «Будь умным», «Будь сильным», «Будь непоколебимым», «Внимательность! Оно было под буквой “Э”!»… и, конечно же, «Будь потрясным».

На каменном дне ущелья выстроились в ряд шесть небольших и таких же каменных пони. Пять из них ярко сияли, так что на них было больно смотреть. Все, кроме Рэйнбоу Дэш. Свет как будто исходил из самих статуэток, как если бы в каждой из них сидел кусочек доброй души, стремящийся поделиться своим сиянием.

В голове у Космик точно щёлкнули шестерёнки. Последний кусочек пазла встал на своё место.

– Эти фигурки… – начала она. – Они… это вы! – Кобыла обвела глазами спутников. – Вы всё-таки можете быть Элементами!

Доброты. – Она посмотрела на Крим, и та, немного поколебавшись, взяла Флаттершай.

– Магии. – С лёгкой и чуть смущённой улыбкой подобрал лавандовую принцессу-аликорна Соник.

– Честности. – Наклз с удивлением повертел в руках Эпплджек.

– Щедрости. – Тейлз кивнул, принимая фигурку Рэрити.

– Смеха. – Эми нежно потёрла о щёку маленькую Пинки.

– И…

– …Верности, – прозвучал позади чей-то незнакомый голос.

Все вмиг обернулись к тому, кто только что это произнёс. А Космик – и прицелилась в него из враз оказавшегося во рту карабина.

Это был чёрный прямоходящий ёж – такой же как Соник, только чуть выше и… старше, что ли, на вид. Кобыла даже глянула на одного, потом на другого, чтобы убедиться, что ей незваный гость не привиделся. Как бы то ни было, два ежа не так уж и походили друг на друга; в лучшем случае они выглядели как дядя и непослушный племянник. Хотя на деле вряд ли вообще были родственниками.

Чёрный ёж носил такие же белоснежные перчатки, как и члены нового отряда Космик. Белые кроссовки с красной подошвой явно скрывали в себе какие-то дополнительные возможности. За спиной был вместительный чёрный рюкзак – но кобыла смотрела во все глаза на совершенно другое.

На поясе у ежа висели с двух сторон большие прямоугольные ножны с мечами, свисавшие почти до земли. Похоже, там было по нескольку слотов с запасными лезвиями. На рукоятях также зачем-то имелись спусковые крючки. С задней стороны ножен находились странные устройства, которых земнопони никогда раньше не видела. Какой-то клапан, к которому подсоединялся узкий и вытянутый баллон; ещё по паре баллонов было закреплено в держателях.

Космик не представляла, что это за чудо-оружие и как его будет использовать этот незнакомец. Осталось только узнать, как того зовут и враждебно ли тот настроен.

Хотя… кажется, она всё же знала, кто он такой.

– Шедоу?!

Заметка: следующий уровень.
Игрок: Космик Вэйлор. Навык: скрытность – 75%. Новая способность: Хладнокровие – бонус меткости для стрельбы из неподвижного положения (базовый бонус 30%) увеличен в полтора раза, а штраф для стрельбы снизу (базовый – 40%) уменьшен вдвое. Действует только для стрельбы без использования ЗПС.
Игрок: Соник. Навык: выживание – 50%. Новая способность: Хрен попадёшь (ур. 3/3) – уклонение увеличено на 45%.

Строчки из песни Skillet – Not Gonna Die.

Отсылка на последнюю строчку песни Green Day – Peacemaker.