Colorless

“Как подавить могучий дух грифона? Для этого нужно отобрать у него смысл жизни – его свободу. Как же это сделать? Нет ничего легче — просто отруби ему крылья.”

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда ОС - пони Король Сомбра

Твайлайт, ты бессмертная

Селестия долго не решалась сказать Твайлайт Спаркл о её бессмертии. И вот, когда всё-таки решилась… она сильно об этом пожалеет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Великая и Могущественная

История Твайлайт в мире людей и о злобном плане Трикси

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Второй шанс

Продолжение истории про Белинтара.

Чудо примиряющего очага

Продолжение истории "От рассвета до рассвета" и "Первого снега". Завидуя "режиссёрскому" таланту сестёр-принцесс, Дискорд взялся ставить свой собственный спектакль в Ночь Согревающего Очага. Но даже он не мог представить, во что в конечном итоге выльется его маленькая комедия...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Король Сомбра

Самурай о четырех струнах

Поток сознания. Октавия в роли Бадди, PON-3 вместо Вольфа, какой-то оборванец, выдающий себя за Смерть, интриги, скандалы и много-много людей. (Не)выдержана атмосфера, (не)продуманы персонажи, (не)интересен сюжет, неЧСВшный автор.

DJ PON-3 Октавия Дискорд

Одинокий диалог

Очередная бессонная ночь, отличающаяся от прочих двумя вещами: не одиночеством и завершённостью. Но насчёт одной из этих вещей я не уверен. А вы?

Твайлайт Спаркл Человеки

Luna's Descent

Краткий очерк о ночи, предшествовашей превращению Луны в кошмарное воплощение тьмы. Туман прошлого слишком долго покрывал многие детали - пора их раскрыть!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Падение во тьму

Рассказ о человеке, попавшем в Эквестрию в поисках более совершенного мира для жизни. Но Эквестрия может оказаться слишком совершенной для того, кем он является.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Сладости истины

В каждой легенде есть крупица истины, даже если она, погребённая в песках времени, почти и не видна. С каждым прошедшим годом мифы и реальность переплетаются, смешиваются между собой, их ткань истончается и ветшает. Одна из самых древних легенд Эквестрии – легенда о Найтмэр Мун. Для пони это основа праздника “Ночь Кошмаров”, а для жеребят – повод, выпрашивая сладости, бродить ночью по городу, декламируя один и тот же стишок, общий для всех.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Fallout Equestria: Синяя молния

Глава 6. Выстрелы

– Помнишь, мы говорили, что надо сделать это по-нормальному? Ну так вот. Это. Не. По. Нормальному.

Fallout: Equestria, гл. 19

– Ого! Ну у вас и арсенал!

Монтеррей Джек с глубоким уважением смотрел на то, как отряд надевал снаряжение, сданное при входе в Новую Эпплузу. Действительно, на стороннего зрителя вид шестерых пони в броне да с оружием – да у двоих старательно начищенные пушки Анклава, да ещё трое обвешаны магазинами, а оставшийся – ножами!.. – производил впечатление. Связываться с такими значило почти стопроцентно подписать себе приговор. Множество рейдеров и работорговцев, недооценивших их мощь, не дали бы соврать – гниющих костей в заражённой земле становилось только больше.

Сам Монтеррей был вооружён стареньким пистолетом – того и гляди рассыплется на запчасти. Космик даже захотелось дать торговцу на время похода Найджа или Дэна. Но не было гарантии, что в реальном бою единорог из Тенпони случайно не положит половину группы.

Поэтому пусть идёт со своим оружием, а основную работу оставит отряду. Ведь за это они получают…

– Теперь хотелось бы увидеть оплату, – вернула его на землю Космик и проверила, что пистолеты-пулемёты вынимаются в одно движение.

Монтеррей Джек вздохнул и полез к себе в сумки.

– Да, конечно… Вот. Ровно тысяча восемьсот. – Пара увесистых мешочков перекочевала в поклажу кобылы. – Весь вечер вчера сидел, отсчитывал.

– Надеюсь, по прибытии в наш следующий пункт их там окажется именно столько. Кстати, что надумали?

– Я не возражаю, – пожал плечами торговец. – Возьму немного товара на пробу, продам, а там уже посмотрю, стоит ли сотрудничать на постоянке.

– Вот увидите – вы не пожалеете. – Космик пронаблюдала за тем, как единорог впрягается в свою повозку, нагруженную свёртками. – Ну что, выдвигаемся?

– Д’вайте, – сказал Спарк Глайдер, нетерпеливо топчась на месте. – Мы уже все тут заждались.

Тяжёлые ворота медленно открылись, и караван наконец вышел в Пустошь.

Облачная пелена сверху была сегодня светлой и тонкой, зато без единого просвета. Космик обеспокоенно кусала губы, вглядываясь в приевшийся безжизненный пейзаж; погода как бы намекала, что не всё может быть так просто, как ожидалось.


Однако несколько часов спустя земнопони начало казаться, что она загонялась зря.

Тучи за день хоть и стали потемнее, наливаясь водой для будущего дождя, но никаких неожиданностей путникам не устроили. Дорога в сторону Республики оказалась такой же скучной, как и вторая половина пути отряда до Новой Эпплузы: одни только покорёженные остовы деревьев, пронизывающий ветер и пыль.

«Хотя не может всё быть настолько хорошо, – размышляла Космик, идя в середине построения справа от Монтеррея, тянущего повозку. – Уснули они тут все, что ли?.. Или может? Что, если та стычка в роще окупает лимит происшествий и на этот отрезок? Было бы классно. Хоть и не удастся раскрутить Джека на лишние крышечки, всегда приятней возвращаться домой целыми. Вот бы АвтоДок нам в город – какой, по рассказам, есть в клинике Хелпингхуфа в Тенпони… но с другой стороны, где для него биогель брать?..»

Впрочем, одна неожиданность всё же случилась: клиент внезапно оказался довольно приятным собеседником. Космик даже музыку в наушнике выключила, чтобы три дела разом не делать. До этого она привыкла лишь слушать плеер и одновременно осматривать местность на угрозы.

– …Как вообще такой город, как у вас, мог возникнуть в Пустоши? – спросил Монтеррей. Говорили всё же негромко – после недовольного замечания Метал Доуна, шедшего слева; Стрим и Сноу топали спереди, а Спарк с Найтлайт прикрывали тылы. – Я имею в виду – с такой защитой… И… как вы вообще там живёте?

– Да уж как-нибудь, – хмыкнула Космик. – Если честно, то мы и сами с трудом представляем. Ведь, как и Новая Эпплуза, Республика не появлялась из ничего. Просто три старых вагона и ещё какие-то обломки – наверное, от самолёта – валялись посреди нигде, всеми заброшенные. По-моему, их туда закинул какой-нибудь ураган от взрыва мегазаклинания.

Прошло много лет, и на эти останки цивилизации набрели пони, сбежавшие из Понивилля, когда город стал базой рейдеров. С помощью телекинеза и небольшого числа взятых с собой инструментов они сделали стену из вагонов и обрезков металла с самолёта, а на дома пустили деревья вокруг этого места. Теперь вокруг Республики по меньшей мере полмили чистого пространства, так что никому не подобраться туда незамеченным.

– А чем вы живёте? Не может же быть, что одним только наёмничеством и сыром? – заметил торговец.

Если бы он усмехнулся или выразился чуть иначе, Космик ему бы кое-что отстрелила.

Земнопони прикрыла глаза и медленно выдохнула. «Я спокойна… он ничего плохого не имел в виду… спокойно».

– Беженцы из Понивилля умели многое: выращивать растения, готовить еду, обращаться с техникой… в том числе и с оружием, – внешне как ни в чём не бывало продолжила она. – Через службу в охране у нас проходят все без исключения, так что какой стороной держать ружьё, знает каждый. Долгое время у нового городка был стабильный доход от технических приспособлений, что позволило в том числе и расширить арсенал для защиты от нападений.

– Ещё бы, – вставил Спарк, и Космик недовольно на него обернулась. – Всем х’телось бы иметь столько стволов и свой водный талисман в придачу.

– Даже так?! – удивился Монтеррей Джек и слегка покачал головой. – Что ж, это многое объясняет…

Синяя земнопони яростно зыркнула на пегаса: всё-таки водные талисманы были по меркам Пустоши настоящими сокровищами, о которых не было принято рассказывать первым встречным, – и вновь повернулась к торговцу:

– Что, например?

– Как вы выжили. Ведь поблизости нет источников воды, не так ли? По сути, – Монтеррей взглянул вдаль, в темнеющее вечернее небо, – вся жизнь в Эквестрии построена сейчас вокруг талисманов. Тенпони, Филлидельфия, Хуфингтон, Стойла, вы – все крутятся рядом с чистой водой, а те, у кого к ней доступа нет (к примеру, рейдеры Понивилля или Новая Эпплуза до того, как спутаться с Красным Глазом) либо загибаются, либо начинают набеги, внося ещё больше хаоса в и так уже измученную донельзя Пустошь.

На последних словах в голосе единорога мелькнула горечь, словно бы он мечтал всё изменить, чтобы жестокий мир кругом стал немного лучше и добрее.

Да почему «словно»? Все бы хотели.

«Все, кто в своём уме и не получает выгоду от чужих несчастий, – язвительно поправила себя Космик. – Да и они, возможно, считают, что своими действиями меняют жизнь к лучшему. Взять того же Красного Глаза…

А что же я? Какова моя цель, мой смысл существования в этом мире? Не знаю… – Она опустила голову. – Всё, что я умею, – это охранять других пони. И я делаю это, поддерживая всё так, как есть. И мне остаётся лишь выполнять свою работу так, чтобы потом не было за это стыдно. Пусть другие меняют мир, не я. Я могу только сохранить им жизнь, чтобы они были способны это сделать».

Она оглянулась на повозку Монтеррея Джека. Внимание земнопони привлёк один из свёртков, отличающийся от других своей вытянутой цилиндрической формой. Как тубус, в который отец кобылы запаковывал чертежи собираемых им штуковин.

– Что это? – она указала копытом на необычный предмет среди пакетов с головками сыра.

– Где?.. – Монтеррей, обернувшись, заметил, что имеет в виду Космик.

Его глаза сузились, а зубы на мгновение сжались.

«Хм, а у тебя, оказывается, есть что скрывать, красавчик?»

Но ответил он так же ровно, как и сама глава отряда на скрытую шпильку про занятия жителей Республики:

– Да так… просто груз, который мне поручили доставить. Я не знаю, что там. И вам не советую выяснять. Иногда конфиденциальность – лучшее решение.

Он снова посмотрел на небо, которое из прежнего тёмно-серого стало почти чёрным. Стрим и Спарк зажгли фонарики на своих ПипБаках, чтобы хоть чуточку разогнать наводящий ужас мрак, в котором не было видно ничего уже на расстоянии плевка.

– Долго нам ещё? – спросил Монтеррей, ни к кому конкретно не обращаясь. – Хотелось бы поскорее встать на ночлег, чтобы завтра дойти уже до этой вашей Республики.

– Спокуха, всего около мили осталось, – Спарк взглянул на локатор ПипБака. – У нас тут одно местечко есть хорошее, там и заночуем. Надо будет тока всё разминировать…

– Что?.. – опешил торговец.

Но это стало последним, что он успел сказать, прежде чем всё завертелось в смертельном вихре событий.

По спине Космик под бронёй пробежал холодок. Налетевший порыв ветра взъерошил гриву, которая так и осталась стоять дыбом от нарастающего ощущения опасности. Тело превратилось в сжатую пружину, готовую распрямиться в ту же секунду для отражения атаки.

Земнопони быстро осмотрелась, скидывая со спины карабин и хватая его зубами. «Погодите-ка, а где?..»

Оглушительно бахнул револьверный выстрел, и белый огонёк ПипБака застыл, устремлённый вверх. Послышался звук падения тела… и шелест о землю расправленных крыльев.

– Стрим!!! – заорал Спарк и поднялся в воздух.

Вжжух! – воздух разорвал сорокамиллиметровый снаряд его автоматического гранатомёта, устремляясь к земле. Реактивная граната взорвалась во вспышке пламени, обсыпав обжигающей грязью всё вокруг, в том числе и труп голубой пегаски. Но свою цель всё же не нашла.

Грохнуло снова – и фонарик Стрим померк. Едва различимый свист дал знать, что Сноу выпустил ножи, собираясь нашинковать нападавшего как капусту. Но ещё один выстрел и быстро оборвавшийся вскрик не оставили иллюзий насчёт исхода этого длившегося всего мгновение неравного поединка.

Космик вышла из ступора, в который была ввергнута внезапностью нападения. Только что на её глазах погибли двое из тех, за кого она была в ответе! Она должна, просто обязана была что-то сделать!

– Бросай всё! Прочь! – крикнула кобыла сквозь зажатый во рту карабин, хватая остолбеневшего Монтеррея, и потащила торговца в сторону от схватки.

Раздался ещё один взрыв, и волна жара повалила Космик на землю. В рот набилась холодная противная грязь. С глухим стуком стали вываливаться свёртки с сыром из опрокинутой повозки.

Бах! Бах! Крик послышался уже сверху. Огонёк фонаря Спарк Глайдера спикировал с чёрных небес и растворился во тьме по другую сторону повозки. Замелькали розовые лучи лазера – это Найтлайт пробовала выцелить неизвестного врага в темноте. Один прошёл прямо перед лицом Космик, и кобыла отшатнулась, чтобы не попасть под дружественный огонь.

Монтеррей стал в спешке выбираться из упряжи. Но лёжа на боку это было неудобно делать, и он оставался на месте, раз за разом пытаясь выпутаться.

Космик встала рядом и нацелила карабин, ориентируясь на свет от валяющегося ПипБака. Главное – уничтожить угрозу, а с остальным можно разобраться и позже.

Язык привычно нашарил спусковой крючок. Ду-ду-ду-ду-дум! – очередь пуль вспорола темень, заставляя зубы ныть от отдачи.

Бах! Бах! Белая искра померкла, и поле битвы погрузилось во мрак. Найтлайт перестала стрелять – послышался очередной удар тела о землю.

Космик осталась одна против неизвестного, который, оставаясь невидимым, в считаные секунды уничтожил её отряд и был близок к тому, чтобы убить и её, и Монтеррея Джека. Кто, как, зачем – сейчас было не важно. Она должна была сделать всё возможное, чтобы не дать чужому плану осуществиться полностью.

Теперь она непрерывно поливала пространство вокруг себя пулями из карабина. Магазин опустел; кобыла выдернула его и отбросила прочь, выбивая копытом запасной из крепления. На лету с размаха вставить, дёрнуть затвор…

Медленно, как же медленно!.. Космик вдруг обожгла мысль, что она не успеет. Что нападавший знал каждый её шаг, видел каждое движение – в то время как она видеть его не могла. И была бессильна что-либо противопоставить. Вся её подготовка, весь боевой опыт рассыпались в прах перед этой скрытной, а потому страшной силой.

А в следующий миг – БА-БАХ! – сильный удар выбил карабин изо рта земнопони и швырнул её наземь.

Челюсти взорвались болью, рот наполнился медным привкусом. На языке перекатывались твёрдыми скользкими таблетками выбитые зубы.

Звук удара – и Монтеррей, который уже почти сбросил с себя мешающую тугую упряжь, мешком повалился на землю в беспамятстве.

 Космик сплюнула и потянулась к кобуре с Дэном, висящей на правом боку, – но тут же вскрикнула от боли, когда чьё-то тяжёлое копыто опустилось на её переднюю ногу, придавливая к земле. Другое копыто перевернуло её на спину и упёрлось в прикрытую бронёй грудь.

Глаза кобылы немного привыкли к темноте, и в окружающем море мрака уже проступали очертания объектов. Космик подняла взгляд – и уставилась на того, кто только что отнял несколько жизней и, похоже, собирался теперь убить и её саму.

На синюю земнопони сверху смотрел Метал Доун.

– Ты… – выдохнула она, не в силах произнести что-либо ещё.

Тело вновь словно оцепенело, к глазам подступили слёзы, в горле встал огромный ком, мешающий говорить. Нет, не так – мешающий закричать. Долго, ужасно долго Космик хватала ртом воздух, удерживаясь на грани истерики. Жеребец не мигая смотрел на неё, нависая подобно скале. Скале, которая, упав, раздавила всех, кто был дорог главе отряда. Самого Метал Доуна к ним уже нельзя было причислить.

Наконец стало легче дышать. Пелена слёз, застилавшая глаза, отступила, ком в горле исчез. И затем пришла злость. На себя – за то, что не смогла ему помешать. И на него – за то, что в один миг разрушил жизни всех вокруг, причём у большинства – необратимо.

– Какого сена?! – Космик рванулась из-под копыта жеребца, но тот надавил сильнее, вкладывая свой вес, и кобыла осталась на месте. В её глазах плескалась ярость. – Больной ублюдок!..

– Прости, Космик, – сказал Метал Доун тихим хриплым голосом. – У меня не было выбора.

– О чём ты?! – взревела синяя земнопони, извиваясь в попытках вырваться. Но жеребец держал её крепко. – Мы должны были просто охранять этого грёбаного торговца сыром! Он нам по-честному заплатил, а следующие крышки должен был потратить как раз в Республике! Так какого ты…

– Ты думаешь, это всё из-за крышек?! – проревел Метал Доун в ответ и ударил Космик по лицу. Та дёрнула головой и вновь воззрилась на него ненавидящим взглядом. – Ни шиша ты не понимаешь, что происходит и зачем это всё!.. Крышек теперь у меня и так завались, а толку-то?!

Его голос дрожал, готовый сорваться на визг.

У Космик в голове как будто что-то щёлкнуло.

– Так это ты… – прошептала она и продолжила, повышая тон всё сильнее: – Это ты спёр кольца у Соника, чтобы толкнуть их по-тихому в Новой Эпплузе! Это из-за тебя меня тогда судили за то, чего я не делала! Скажи, это ты подговорил тех пони голосовать за моё изгнание?.. Ох, а я ещё тебе верила… Хотя… после того как ты пришёл ко мне в дом и пытался меня из…

– Заткнись!

Новый удар. Из разбитого носа Космик заструилась кровь.

Земнопони засмеялась.

– Ты ничего не знаешь! – прошипел Метал Доун, наклоняясь ближе. Его глаза гневно сверкали в ночи. – Да, это я стащил кольца у этого синего недоумка – но тебе что, и вправду его так жалко? Для Пустоши он никто, пустое место… зуб даю, он не выживет здесь и недели…

– Зачем?! – в отчаянии выкрикнула Космик, зажмурившись. – Почему тогда ты не осудил меня, чтоб перевести с себя стрелки?..

– Да потому, что я любил тебя, дура! – выпалил он ей в лицо. Брызги слюны смешались с текущей кровью. – Да, я хотел получить крышки, много крышек – но только для того, чтобы мы могли быть вместе! Построили бы новый просторный дом, уладили бы всё… Дискорд, я бы даже закрыл все свои долги перед Сильвер Старом и Мёрки!.. Мы! Могли бы! Быть! Счастливы!

На щёку Космик шлёпнулось что-то влажное и горячее. Она открыла глаза – и увидела, что Метал Доун плачет.

– Нет, Метал, – покачала она головой. – Это не любовь, а всего лишь стремление подчинить своей воле и обладать… что угодно, однако не то, чем это тебе кажется. И всё же – почему?..

– Мне… приказали. У меня не было иного выхода, мать твою! – Свободным копытом он с силой топнул по земле рядом с головой Космик. – Предложили одно дельце, когда продавал кольца… Выдали тысячу крышек и зебринский плащ-невидимку в качестве оплаты и пообещали пять тысяч в довесок, когда закончу и приду снова!.. – Голос жеребца вновь опустился до шёпота и сразу же взлетел обратно на крик: – Я согласился. Я не знал тогда, что всё так выйдет!.. И теперь, – хрипло закончил он, сильнее упирая ногу в грудь Космик, – я вынужден убить и тебя. Прости, Космик. Не я такой – жизнь такая.

Кобыла вдруг заметила верёвочку, привязанную к его колену. Соединённый с ногой револьвер в кобуре на боку был направлен точно в голову Космик. Одно движение – и земнопони, как и её отряда, не станет.

– Нет, Метал. Это всё ты. Такой, какой есть, – сказала она, прежде чем он успел убрать ногу, и, собрав все силы, откатилась в сторону.

Точнее, попыталась.

БАХ!

Выстрел прозвучал прямо над ухом. Левое плечо точно обожгло раскалённой кочергой. Космик завыла от боли, перевернувшись на бок. Перед глазами вспыхнули светлые круги – так крепко она зажмурилась. Теперь от любого движения мутилось в голове; земнопони едва не теряла сознание от невыносимого острого жжения.

По коже под бронёй потекло что-то тёплое. Кровь. Это её кровь. Взамен той, что она пролила, съездив тогда по морде несостоявшемуся насильнику.

За глушащей все чувства завесой боли она еле расслышала шаги подходящего к ней убийцы. Шурх… шурх… шурх… вновь остановился рядом. Но на этот раз у Космик не было ни сил, ни возможности на что-либо повлиять.

– Я бы мог воспользоваться случаем и поиграться с тобой, – раздался над ухом его свистящий шёпот. – Но, боюсь, у меня больше нет времени. Скоро сюда придут наведённые работорговцы – за этим лохом из Тенпони. Но вряд ли их заинтересует раненая, истекающая кровью кобыла. Я облегчу твои страдания. Но сначала…

Его копыто опустилось на седельную сумку Космик. Сначала на одну, потом на другую.

– Это чтобы не оставлять добро гостям. И чтобы ты не могла сама вылечиться. Мне жаль, Космик. Ты вынудила меня так поступить. Считай это своим наказанием.

Земнопони не видела – знала, что на неё опять навёлся тёмный зрачок револьвера. Метал Доун выстрелил девять раз – значит, у него оставались ещё три пули. Более чем достаточно.

Значит, так всё и кончится?..

Космик попыталась сдвинуться с места, но силы покинули её окончательно. Вместо пульсирующей боли в плече внезапно пришла усталость, навалившись как истосковавшийся по любви жеребец и подмяв под себя не только её тело, но и душу. Больше не хотелось бороться – это было просто бессмысленно.

Уже проваливаясь в спасительное небытие, Космик успела заметить краем глаза, как взрывает черноту мчащийся к ним бледно-синий кусочек света.

Грохнул выстрел. Мир кончился.

Заметка: 50% следующего уровня.