Fallout: Equestria. Price of the soul

В Пустоши немало судеб, не связанных с геройством. Не только Стойла защищали от мегазаклинаний. Ещё до возврата Найтмер Мун был построен особый бункер. Оклеветанный гений бежит из тюрьмы и случайно попадает в Пустошь, где находит тайны, невидимых врагов и любовь. Но душа - весьма ценный товар, и потеряв её, всякий начнёт мстить.

ОС - пони

Кольцо 3. Реинкарнация Анонимуса.(Рабочее название)

Всё ещё продолжаю свои труды которым уже многим одискордели. Всё ещё я. Всё ещё в Эквестрии. Но. 1. Я теперь не Демикорн. 2. Рояли отобрали но обещали прислать один если буду хорошо себя вести. 3. Это канон какой он есть так что это Serios buisines. И наконец. 4. Аргумент "It's magic" с этих пор не котируется.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Разрывая Круг (Breaking The Circle)

Последняя часть из трилогии Severing.Твайлайт побеждена, но конец ли это для нее?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Звездной тропой

Когда-нибудь придет время каждому пройти между звезд

Другие пони

Долгий путь

Фанфик автобиография. история моего ОСа и его жизни.

Рэйнбоу Дэш Лира ОС - пони

Полезный совет

Один из учеников Академии Зла желает стать самым лучшим злодеем. Для этого он навещает четверых антагонистов Эквестрии, чтобы получить полезный совет.

Другие пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Флаттершай защищает Шотландию от вторжения белок пришельцев

Чужаки пересекли границу и угрожают выживанию местных животных. Сможет ли Флаттершай спасти Южную Шотландию от такого вторжения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Пираты на день

Пипсквик и Динки проводят самый лучший день!

Пипсквик

Черные глаза

Просто путь из точки А в точку Б - точь-в-точь как в реальной жизни. Рейтинг R!

Принц Блюблад ОС - пони

Дотянуться до солнца

Селестия. Двенадцатилетняя кобылка. Реально смотрящая на мир голодранка, на шее которой — маленькая сестра, которую нужно оберегать и кормить. Но еда закончилась. Слишком долго зима царит в этих землях, и теперь им грозит голод. Скептик в Селестии понимает, что ей не сдвинуть солнце. Но маленькая кобылка в ней продолжает верить… и делает попытку.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

S03E05
2

Час пони

1

Небольшой дисклеймер.

"Сломанную Игрушку", "Дорогу из желтого кирпича" и прочие книги этой серии я прочитал где-то в 2015 году. Меня чем-то зацепил этот мир, спасибо его автору, меня пропёрло, захотелось чего-то такого, но с долей оптимизма, и на этой волне была набросана пачка зарисовок, эдакий зияющий лакунами скелет фанфика, включая финал. В дальнейшем порыв подугас, но все же есть у меня привычка закрывать гештальт до конца, так что текст лежал, я возвращался к нему время от времени, и в итоге его таки закончил, как сумел.

Тем не менее — основное было набросано и придумано еще тогда, к текущим ныне событиям прямого отношения не имеет, и если кому-то что-то показалось — вам показалось.

Это не спор с автором СИ, это не претензии на глубокие смыслы, и вообще ничего такого. Это просто написавшийся мне текст.

В тексте намеренно использовано несколько абзацев из оригинала и авторство сих абзацев, естественно, принадлежит DarkKnight.

Разбиение на части довольно условное, публикация частей в режиме "через день".

***

...ствол качнулся, и красный луч пошёл по одной из наименее вероятных траекторий.

Как раз по той, на которую шагнул судья.

Тот удивлённо уставился на свою грудь, в которой теперь красовалась дымящаяся прореха. Сердце синтета было прожжено насквозь вместе со всем телом, плащом и бумажной копией удостоверения, лежащей во внутреннем кармане.

- Не может быть... - поражённо прохрипел Рок и тяжело рухнул лицом вниз, подняв тучу брызг.

Чёрная шляпа поплыла по луже зловещим игрушечным корабликом.

У Лиры закружилась голова.

Она хотела позвать Виктора, но закашлялась и пропустила момент, когда парень подбежал к лежащей Рейнбоу Дэш.

Подняв пегаску на руки, он подошёл к обломкам машины и положил её рядом с Серафимой. Лира сперва не поняла, а потом увидела, как Рейнбоу шевельнулась и кашлянула кровью.

Единорожка со стыдом подумала, что сама она пострадала в наименьшей степени и могла бы сама оказать помощь тем, кому досталось куда больше.

Магия с трудом, но отозвалась. Лира, превозмогая жуткую мигрень, подняла телекинезом Скуталу и подтащила ближе. Вскоре подошла и Гайка, на которую опирался морщащийся при каждом шаге Джерри.

Аптечка в машине Серафимы сильно пострадала. Не уцелел ни универсальный стимулятор, заживляющий раны, ни даже регенерирующая повязка, от которой остались лишь грязные лоскуты.

Судя по торчащему из груди ножу, Рейнбоу Дэш Вендар предстояло попросту истечь кровью, если лезвие извлечь. Впрочем, и без извлечения лучше бы не стало.

- Рейнбоу, - позвал Виктор, и рубиновые глаза распахнулись.

- Где... - начала была она, но парень сделал успокаивающий жест рукой.

- Тихо. Он мёртв. Ты молодец.

— Дерь... — Пегаска дёрнулась всем телом, выворачивая голову. ...мо. — С-с-с...

— Спецназ? Почти. — согласился незнакомый голос. — Хотя и не от БРТО, но и тот скоро будет здесь.

Виктор поднял взгляд.

Человек, приближавшийся из глубины старого цеха, шагал быстро, но неслышно. В особенности — для того, кто носит ботинки явно какого-то полицейского образца, куртку и штаны, сильно смахивающие на лёгкую броню, и таскает пристёгнутый к поясу шлем.

Он остановился у разбитой машины, не дойдя до Виктора пару метров, и развёл руки в стороны, ладонями вперёд.

— Не хватайся за бластер. Мы друзья. Ваш шанс выпрыгнуть из этой мясорубки. Будешь слушать?

— Какие ещё друзья?... — начал было Виктор, но осёкся, услышав как всхрипнула пегаска. В конце концов, хуже уже не будет. — Ну?

— Хорошо. — Человек коснулся закрывающего горло воротника и чуть повернулся, освещая всех беглецов фонарём.

— Под запись. Я своей волей, и под свою ответственность, принимаю этих разумных под защиту Соглашения. Внести подпись и текущую дату, фиксация. Та-ак, народ, заходим. Все триста, одна тяжёлая, Лиса, смотр; парни — носилки. Лада, смотр лёгких. Виса, кинь у входа кубики, Виктору клипсу, Кати на вас кейс и привод эвакуатора.

Уже к середине скороговорки возле машины стало неожиданно людно и суетно. Вынырнувший из глубины цеха отряд фигур в похожей одежде и шлемах действовал быстро. Очень быстро. Виктор мог только растерянно крутить головой, наблюдая как отряд деловито рассыпается на группки возле беглецов, как пара людей, тащивших пластиковые кофры с красным квадратом, синхронно падают на колени возле Дэш и Серафимы, распахивают кофры и начинают колдовать над телами, как вскидывается, пытаясь ударить, и мгновенно оседает Дэш, как невысокая фигурка с рюкзаком на спине, мимоходом огладив Лиру по голове, подбирает кейс и уверенно начинает в нём копаться, усевшись на бетон, как...

— В сторону! — скомандовал звонкий голос, и Виктора чувствительно задело по плечу. Человек с охапкой каких-то трубок промчался мимо, через секунду трубки разлетелись по полу у входа, а ещё через секунду, с негромкими хлопками, трубки развернулись, превращаясь в неровную стенку из двухметровых зеркальных кубиков.

С ярко светящейся эмблемой "ГСБ" на гранях.

За которой, сминая полицейские машины, только что подкатил бронетранспортёр без опознавательных знаков.

— А вот и гости. — спокойно проговорил незнакомец. — Кати, слушай меня. Да, кстати... — старомодного вида пистолет с толстым стволом, возникший в его руке, дважды лязгнул затвором, сделал короткую паузу, и лязгнул ещё раз. Всё той же бесшумной походкой пришелец проскользнул между парой кубиков, навстречу выскакивающим из бронетранспортёра бойцам чёрного спецназа.

Тело судьи Рока, всё так же лежавшее в луже, обзавелось ещё парой дыр в плаще и лишилось сходства с просто лежащим человеком. Вместе с половиной черепа.

— ГСБ... — потрясённо пробормотал Виктор, не рассчитывая на ответ.- как....

— Пригнись, — потребовал уже знакомый голос, и его нетерпеливо потянули за воротник. — Вот так... — волосы сбоку взъерошила уверенная рука и в ухе оказался холодный пузырёк наушника. — Не снимай, включается сам. — наушник чуть придавило, и из него раздался уверенный голос всё того же незнакомца:

"...кто командует отрядом? ...операция проводится под эгидой ГСБ... Любое неподчинение... "

Голос в наушнике умолк. Услышанные слова упорно ускользали от сознания Виктора, и он, зажмурившись, помотал головой. За последний десяток минут он уже пару раз прощался с жизнью, но только сейчас, когда каким-то звериным чутьём он поверил в обещанное спасение, его начало трясти и начали подгибаться ноги.

— Что, голова кругом? — поинтересовался человек, сунувший ему наушник.

Только теперь Виктор сумел его разглядеть. Точнее — её.

Юная девушка, на полголовы ниже него, сверкнула глазами из-под поднятого забрала шлема, широко улыбнулась ему и потащила его за рукав. Виктор механически сделал шаг, другой, третий, присел, когда его потянули вниз, послушно повернул голову вправо-влево, моргнул от ударившего в глаза света фонарика, и лишь поморщился, когда что-то ужалило его в шею.

А потом в голове у него вспыхнуло солнце. Когда оно погасло, он обнаружил что стоит на коленях. Перед глазами весело ползала стайка цветастых мурашей, а в ушах тоненько звенело, но колючая ледяная волна, прокатившаяся по телу, смыла накатившую отрешённость напрочь. Виктор с шипением схватился за место укола.

— Какого...?!

— Просто лёгкий стимулятор. — Фигура с приклеенной на груди нашивкой "лада", сидящая возле открытого кофра с квадратом, явственно усмехнулась и с характерными интонациями опытной медсестры проворчала. — Тётя почти доктор, тётя знает что делает, и вовсе это не больно... — и мгновенно изменившимся тоном спросила — Пришёл в себя? Утащить свою подружку сможешь?

Виктор кивнул.

— Хорошо. У синенькой проникающее, задето лёгкое и сердечная сумка, парни потащат её, Виса — рыжую. Кати, долго ещё?

— На подходе, пара минут. Уже веду-у... — откликнулась "кати", сидевшая скрестив ноги. Толстый кабель тянулся из её рюкзака и уходил в кейс, подбородок подсвечивало сияние из-под опущенного забрала шлема а руки плавно танцевали в воздухе. Виктору уже доводилось видеть подобное — именно так выглядели любители игр в виртуале, предпочитавшие старомодное оборудование. Только у тех игроков не было ни брони, ни кобур на поясе. — Шад, с кейсом почти всё, пакет уходит.... Поняла.

"Виса" обнаружилась сидящей возле Скуталу — той уже успели налепить пластырь на мордочку — аккуратно придерживала ей голову одной рукой, и притянув другой рукой Лиру, шептала ей что-то на ухо. Лира вырываться не пыталась.

Лада, копавшаяся в кофре, что-то проговорила сидящим на откинутой крышке Джерри и Гайке и помогла им перебраться внутрь. Потом мотнула головой в сторону Виктора и в наушнике прозвучало: — Не волнуйся, твоя подружка плюс-минус в порядке. Сильный сотряс, но ничего серьёзного, только голову всё-таки придерживай. Готовься тащить, скоро улетаем.

Серафима и Дэш лежали рядом, обе — на чём-то вроде покрывал с четырьмя ремёнными петлями по краям. На висках у Серафимы была наклеена пара круглых пластырей, блестевших металлом по центру, и если бы не это и не кислородная маска на лице, она могла показаться просто спящей.

Дэш, точно так же неподвижно вытянувшуюся на боку, со спящей спутать было нельзя никак. Нож всё так же торчал у неё в грудине, но теперь рукоять была почти не видна под горкой белоснежной пены. Из глубины пенной нашлёпки выходила тонкая прозрачная трубка, наполненная ярко-алым. Ещё одна трубка соединяла заклеенную пластырем иглу в шее и пакет с бледно-голубой жидкостью, пристёгнутый к плечу парня сидевшего рядом. Оставшиеся трое заняли позиции у машины, с пистолетами в руках, и настороженно глядя по сторонам.

Рыжая — судя по торчащему из под шлема "конскому хвосту" — медичка зафиксировала липкой лентой трубку, уходящую в ноздрю пегаски, приглашающе похлопала возле Серафимы, и прижав шлем возле уха пальцами доложила

— Тяжёлая полчаса точно, час — может быть.

— Понял. Та-ак, мальчики, девочки и прочие примкнувшие. — прорезался в наушнике довольный голос того, кого, похоже, звали Шадом. — Всё прекрасно, мы представились, нас испугались и обещают вести себя хорошо. Кати, транспорт?...

— Уже.

Тонкий, быстро приближающийся свист перешёл в вой. Тёмная угловатая туша, падающая с неба по наклонной, взревела на мгновение, зависнув в воздухе, растопырила посадочные опоры и рухнула на дорожное покрытие сразу за зеркальными кубами, заставив вздрогнуть землю.

— Загружаемся.

Деловитая суета повторилась. Лицо Кати, уже выдернувшей кабель из кейса, пропало в тени когда погас внутришлемный экран. Быстрым движением она захлопнула кейс и...

— Эй... — запоздало вскрикнул Виктор, но в кейсе уже зияла пара широких, обгорелых дыр, россыпь расплавленных капель весело шипела, остывая на мокром бетоне, а Кати, бросив бластер обратно в кобуру и подхватив один из кофров, уже скрылась за кубиком.

Следующей с места сорвалась Виса, державшая на руках Скуталу; следом — Лада со своим кофром. Лиру, ещё пошатывавшуюся на бегу, она придерживала за гриву.

— За ними, бегом. — его хлопнули по плечу, и на руках у него оказалась неожиданно тяжёлая Серафима, завёрнутая в покрывало. Две пары рук быстро подтянули лямки, дёрнули, за спиной щёлкнуло, и тяжесть тела, обмякшего в матерчатой люльке, удобно легла на плечи.

— Внутри отойди от люка, нам нужно будет место. Поехали.

Виктор побежал вслед за остальными, между зеркальными, полыхающими буквами "ГСБ" кубиками, стараясь придерживать Серафиме голову. Пробегая он всё-таки задел о грань, и та оказалась неожиданно упругой. Память неожиданно подкинула воспоминание — в когда-то увиденном ролике такие кубы использовала полиция, чтобы рассечь и рассеять толпу. Трубка падала на землю, простенькие электронные мозги разворачивали её в квадрат, активировали проникающий клей мгновенного действия на оказавшейся нижней грани и на улице вздувался распираемый изнутри пеной кубик, сдвинуть с места который было — без специального растворителя — уже невозможно.

Поэтому, понял он, отворачиваясь от бьющего в лицо горячего воздуха, их и не разбросало выхлопом, бьющим из двигателей транспорта. Тот совершенно не был похож на гражданский флаер. И даже на полицейский. Тёмный, угловатых очертаний, с коробчатыми вздутиями двигателей в корме и на носу, и узкой прорезью остекления кабины, он навевал мысли о чём-то старинном и грозном, из времён, когда существовали государства и армии... Башенка с парой тонких стволов, нашлепнутая над кабиной, была недвусмысленно развёрнута в сторону загороженного транспортом броневика спецназа.

Виктор влетел в гостеприимно распахнутый бортовой люк, светящийся желтоватым сиянием, и его тут же потянули в сторону и вглубь, а после усадили на откинутое кресло и накинули страховочный ремень. Лада — это была она — поправила край покрывала, притягивая голову Серафимы к его плечу, и он благодарно кивнул.

Следующими, плавно, и стараясь не трясти лишний раз свою ношу — в люк вошли четверо парней, аккуратно тащивших Дэш — её покрывало было твёрдым по краям, и эти импровизированные носилки они несли за ремённые петли. Сразу за ними шла Лиса с кофром, беспокойно поглядывавшая на экранчик прибора в руке. Вся пятёрка остановилась у самого люка, похватавшись за свисающие с потолка ремни.

Последним в начинающий закрываться люк влетел Шад, уже надевший шлем. Он протиснулся мимо пятёрки, повернул вправо-влево забралом, схватился за поручень, и его подбородок подсветило внутренним экраном.

— Кати, все на месте, поехали.

Гул двигателей почти полностью отрезало захлопнувшимся люком, тон поменялся и пол слегка толкнулся в ноги. По одежде и коже словно прошлась невидимая метёлка — антигравы тут явно были мощными и работали на всю катушку. Пару минут не происходило ничего, и Виктор просто сидел. После всего безумия последних часов это было невероятно здорово, просто спокойно сидеть, чувствовать тепло Серафимы и просто смотреть. На ту же Вису, пристёгнутую к сиденью, со Скуталу на руках. Виса нежно гладила Скуталу по гриве и, наклонившись, успокаивающе шептала той на ухо, несмотря на то, что та так и не приходила в сознание. Шлем Виса уже сняла и тёмные волосы, рассыпавшись, смешивались с фиолетовой гривой пегаски. Лира в совершенно человеческой манере сидела рядом, между ними и Ладой, так же пристёгнутая к сиденью. Она закрыла глаза и точно в такой же человеческой манере привалилась к плечу Лады, но по дёргающимся под веками глазам было понятно что она, разумеется, не спит.

Что-то беспокоило его в этой удивительно мирной картине. Не опасное, нет — он прислушался к своим чувствам — скорее просто странное. Словно кто-то перевесил пару вещей в твоём шкафу и лёгкая неправильность царапает глаз...

Додумать мысль до конца ему не дали. Шад погасил внутренний экран и довольно хмыкнул, стягивая шлем.

— Разумные мальчики попались. Не стали делать глупостей.

— А могли? — поинтересовался кто-то из державших Дэш.

— Ну, pezeerka я у них видел...- Шад сместился и присел на корточки перед Виктором, заглядывая ему в глаза снизу вверх.

— Та-ак, парень. Я понимаю, что у тебя голова кругом, и вопросов куча. Но для длинных объяснений сейчас не время, согласен? Главное: сейчас вы в безопасности, никто вас не тронет. Сейчас на борту покажем твоих медику, приведём в себя, все успокоитесь, отдохнете, а после спокойно поговорим и всё объясним. Договорились? — он продолжил, даже не дожидаясь согласного кивка Виктора. — Не торопись, поспешных выводов не делай, и приглядывай за своей командой, хорошо?

Виктор послушно кивнул ещё раз.

Шад встал, и только теперь Виктор понял в чём была та странность. Шад не был особенно высок. Человек среднего роста, с лицом того типа что зовётся "без возраста" и грубоватыми словно вырубленными чертами — он был чуть выше Виктора. Совершенно обычный человек, разве что со слишком цепким взглядом и приметными "гусиными лапками" в уголках глаз.

Но и он, и Виктор возвышались минимум на полголовы над всеми остальными.

Слаженность и деловитость, с которыми остальные действовали не давали ему понять это раньше — но остальные были детьми. Вернее подростками, лет около пятнадцати-шестнадцати. Которые ходят в броне, шлемах, с оружием и спокойно перевязывают раненых...

Бред.

С другой стороны... ему ведь обещали ответы? Надо будет не забыть этот вопрос.