Мечты о чаепитии

О том, что иногда вытворяют лучшие ученицы

Твайлайт Спаркл

Бриз, приносящий мечту...

1 рассказ: Бон-бон, обыкновенная робкая пони, влюбляется... Чем же закончится ее любовь? 2 рассказ: Скуталу мечтает научиться летать, но боится, что ее увидят за этим занятием одноклассники... 3 рассказ. Чирайли берет в библиотеке казалось бы неприметную книжечку....

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Диамонд Тиара Черили Хойти Тойти Принц Блюблад Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони

Однокрашница

Дай мне ручку, и я напишу тебе манифест: шариковую я сгрыз, а карандаш потерял. Но когда я прочту его, не налегай на салфетки. Так ты всё только запачкаешь.

Твайлайт Спаркл Человеки

Снежный ангел

Эквестрия погрузилась во мрак ледяного апокалипсиса,погубив себя в пламени гражданской войны за особо редкий ресурс -сверхвещество, называемое полярием. Победившее правительство Новой Эквестрийской Республики, спасая свой народ,заключили города под огромными куполами-биосферами, дающими живительное тепло.Какую часть себя можно потерять, борясь за выживание в беспощадной ледяной пустыне? Насколько низко можно пасть в погоне за шальными деньгами? Главная героиня -земная пони Лебраш Гай Эктерия испытала на себе все невзгоды постапокалиптического мира: она прошла кровавую войну за непонятные идеи, где потеряла глаз, примерила на себе долю бродяги, но истинная её сущность всю жизнь сохранялась в глубине доброй души. Сможет ли она она остаться такой, ведь именно ей предстоит решить судьбу всей Эквестрии? Сможет ли она устоять перед самым страшным испытанием -испытанием властью?

Другие пони ОС - пони

Игры разума

Дружба, магия, войны и капелька гипноза ;)

ОС - пони

Добродетель магии

Давным-давно три племени пони поселились в прекрасных землях Эквестрии. Мало кто знает, как они жили раньше, и ещё меньше - что творилось тогда вокруг. Не осталось ни картин, ни летописей, ни преданий о диких морях на краю света и странных народах, что их населяли. Эта история - одна из немногих, которые удалось сохранить. Она повествует о маленьком единороге, которому не повезло родиться и жить в окружении земных пони, с трудом находя свой путь и не зная своей настоящей природы. Не зная, что магия - это добродетель, точно такая же, как надежда или отвага.

ОС - пони

Проклятая любовь

Что случится если Спайк всё-таки признается в любви к Рэрити, отвергнет или примет ли она его любовь, и каковы будут последствия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Дерпи Хувз

Мои маленькие принцессы: На лунуууу!

Однажды во время занятий Луну очень напугала бабочка, и кобылка случайно отослала её на луну. Власть над пространством слегка вскружила голову юной принцессе, ведь теперь она сможет сделать величайшую вещь в жизни — подшутить над Селестией!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Темнейшие уголки вселенной

Отважные носительницы элементов гармонии не раз спасали мир от злодеев и катаклизмов, всегда выходя победителями. Но никто и предположить не мог, что самое могущественное зло таится в них самих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Старлайт Глиммер

В гостях у принцессы

Бета-тестеры получили новое задание от Поликарпыча. Вроде бы всё просто и привычно, но мы то знаем, что всё, что связано с пони - просто не бывает. Бета-тестеры: http://samlib.ru/m/moiseew_e_i/beta01.shtml

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Лира Мод Пай Старлайт Глиммер

S03E05

Авторучка

Собрать элементы

 – Что ты делаешь? – любопытная мордочка Альятары склонилась над моим блокнотом.

Я невольно вздрогнул и попытался прикрыть листки рукой.

 – Ой! – пони залилась краской. – Это что, секрет?

 – Э… да не то чтобы. Смотри, если хочешь, – пробормотал я.

Альятара задумчиво изучала мои почеркушки.

 – Выглядит как какой-то эскиз, – задумчиво протянула она. – Что это?

Я помедлил.

 – Да это… одна моя небольшая задумка. Прошу прощения. Ты не обидишься, если я пока не буду рассказывать в подробностях?

Глаза Альятары расширились.

 – Ну… не то чтобы обижусь. Удивлюсь, наверное.

 – Да я сам не уверен, что сработает. Хочу сначала все продумать и проверить, а потом хвастаться, если выгорит. И чтобы не сглазить, конечно.

Единорожка засмеялась.

 – Не думала, что люди бывают суеверны.

 – Мы бываем всякими, – усмехнулся и я.

 – Может, все-таки расскажешь?  – поинтересовалась Альятара. – Я же теперь буду мучиться от любопытства.

 – А я инопланетный завоеватель. Мне положено подвергать мучениям бедных беззащитных пони, – запрокинув голову, я разразился максимально мрачным злодейским смехом.

Альятара насупилась.

 – Понятно. Это чертежи ужасного человеческого оружия. С его помощью ты собирался захватить всю Эквестрию, но я разгадала твой коварный план! – воскликнула она.

Я картинно схватился за голову.

 – О нет, мой злодейский замысел на грани срыва! Но я знаю, как заставить тебя замолчать, маленькая храбрая единорожка!

 – И как же?

Я дотянулся до дверцы холодильника.

 – Угостить кексиком.

 – Пфф! – Альятара фыркнула, совсем как настоящая лошадка. – Кексик без двадцати минут полуночи? Даже не пытайся. Я буду стойкой и не поддамся соблазну.

 – Знаешь что?

 – Ммм?

 – Ты не такая уж толстая.

 – Это был самый ужасный комплимент, который мне говорили за последние двадцать лет, – Альятара топнула копытцем по паркету. – Я ушла спать. Не засиживайся за злодейскими планами слишком долго.

 – Конечно, мамочка.

Пони вместо ответа показала мне язык.

Я подвинул к себе два толстых фолианта. Первый назывался «Каталог коммерческих предприятий, торговых домов, общественных заведений и присутственных мест города Мэйнхеттен». Второй, потоньше – «Универсальный каталог-ежегодник скобяных товаров и промышленных изделий».

Все-таки странно, что у них тут нет телефонов. Вроде как на нашей планете первые телефоны появились лет на десять раньше, чем лампочки. Или я что-то путаю? А радио есть – я своими глазами видел витрину с громоздкими радиоприемниками, с чемодан величиной, на одной из центральных улиц.

Ладно, об изобретении телефонов подумаем позже. Рассылать письма? Нет, долго и много возни. Придется побегать.

Да, но как? Если половина встречных косится на меня, как на инопланетное чудовище?

Так, отставить панику! Я не единожды (ну ладно, два раза – это тоже считается! Даже если на первой из встреч моя задача заключалась в том, чтобы сидеть с умным видом, мотать на ус и вовремя менять слайды на проекторе!) ездил на встречи с закупщиками, не глядя подмахивающими сделки на десятизначные суммы. И косплеил там «Волка с Уолл-стрит», продавая этим ребятам ручки. В буквальном смысле, среди прочей бумажно-канцелярской номенклатуры. Неужели я не справлюсь с тем, чтобы очаровать парочку говорящих кошколошадок из пасторально-идиллического мира с принцессами и замками?

Держись, Эквестрия! Имидж – ничто, жажда… ой, кажется, это из другой оперы.

Но пить и впрямь хотелось. Я встал, плеснул себе водички из графина. Подошел к окну, посмотрел на ажурное переплетение голых ветвей в лунном свете.

Что ж, значит, придется поработать над имиджем. И первые идеи у меня есть. Жаль, конечно, что они грозят влететь в копеечку… Но на представительских расходах глупо экономить.

Хорошо, что я не гнушался работой по выходным, так что вряд ли на меня косо посмотрят в театре, если я попрошу о паре отгулов в дневное время. Благо, самый аншлаг у нас на выходные и приходился.

И как же хорошо, что я благоразумно не стал трогать полученные от Марко биты. Ограничившись расчетом с Альятарой за еду и кров (от которого единорожка отбрыкивалась всеми копытами).

 – Империя подержанных шляп Стинки приветствует… э… кхе… приветствует… любого своего покупателя! – тяжеловесный земной пони светло-рыжего окраса уставился на меня в оба глаза, но все же нашел в себе силы закончить приветственную речь.

Я с удивлением уставился на его массивный подбородок. Покрытый выступающей из рыжей шерстки жесткой черной щетиной.

Надо же. Впервые вижу пони, у которого растет борода.

 – Кхм! – напомнил о себе продавец.

На его боку виднелось изображение лилового цилиндра, точно такого же, что красовался на его голове – специально подбирал, наверное.

 – Добрый день. Я бы хотел приобрести шляпу.

 – Шляпу? – торговец уставился на меня, как, наверное, у нас смотрели бы на зашедшего в обувной магазин за парой берц забрака или крогана. – Эмм, а ваш вид носит шляпы, мистер?

 – Конечно, – я постарался выдать улыбку пообаятельнее. – Иначе зачем бы я ее покупал.

 – Звучит логично, – пони почесал затылок копытом. – Шляпу, шляпу… Для каких целей вам нужна шляпа?

 – Носить? – предположил я. Других вариантов ее использования мне как-то не представлялось. Хотя… это же Эквестрия, кто знает, что положено делать со шляпами, согласно их культурным моделям? Может, они используют их как корзину для мусора? Или хранят в них бутерброды?

 – Носить, – пони кивнул. – Разумеется. Но как? Когда? Зачем? Вам нужно элегантное сомбреро для выезда на пикник? Котелок для прогулки по Брайдлвею? Цилиндр для похода в Мэдисон-Мэйр-Гарден?

 – Мне хотелось бы… что-нибудь для деловых переговоров. Знаете, такое, – я неопределенно покрутил рукой в воздухе, словно приподнимая воображаемый головной убор.

  – Деловые переговоры. О да, я знаю, что вам предложить, – торговец обернулся. Критически изучил ряды шляп всех фасонов и размеров, висящие за прилавком.

 – Прошу!

Он подхватил зубами палку с деревянным крюком на конце. Сорвал с ее помощью одну из висящих под потолком шляп и протянул мне.

 – В этой фетровой шляпе вы будете выглядеть как сам Фэнси Пэнтс, готов биться об заклад.

Я оглядел шляпу. Она была мягкая, серая, с синей ленточкой вокруг тульи. Я покрутил ее в руках.

 – Хм, – я продемонстрировал продавцу пятно неясного происхождения с нижней стороны полей.

 – О, да это же просто налет пыли! – продавец схватил шляпу одним копытом и принялся обмахивать метелкой. Пятно упрямо не хотело исчезать.

 – Тогда как насчет вот этого котелка? – выплюнув метелку и ничуть не обескураженный, он схватил крюк.

Это смотрелось уже лучше. Твердый черный войлок, нигде не видно потертостей и пятен. Я напялил его на голову, повернулся к зеркалу.

Хм. Серый деловой костюм-тройка (влетевший мне в копеечку), галстук-бабочка, котелок. Выгляжу, словно средней руки мафиози из «Крестного отца».

Только сандалии на ногах портят впечатление.

Что делать. Найти нормальную обувь в мире, где стопоходящие виды отсутствуют как класс – та еще задачка. Нет, можно заказать у сапожника (или как тут называются изготовители накопытников?) шитье на заказ – если бы такая услуга была по моим финансам. Честно выигранная у Филиппа в карты и удачно подошедшая по размеру пара сандалий, возможно – единственная обувь в этой части Эквестрии. Не считая башмаков самого Филиппа.

Ну ладно. Благо, сами пони не подозревают, что легкие сандалии – не совсем та обувь, в которой прилично являться на деловую встречу. А вот значение шляп им прекрасно известно.

 – Сколько за него?

 – Семнадцать битов.

Я поднял бровь.

 – Мне казалось, это подержанные шляпы.

 – Новый стоил бы двадцать, – пони испустил очень качественный ОТВ. – Ладно, мистер, из уважения к вам – пятнадцать.

Кажется, я понял правила игры.

 – Ну даже не знаю. Возможно, мне стоит отправиться на Блошиный, поискать что-то по карману…

 – Двенадцать золотых битов и один серебряный, – отрезал пони. – Ну или можете действительно поискать на рынке.

Больше не торгуясь, я полез за деньгами.

Светло-серая земнопони за стойкой ресепшена испуганно вскинула на меня взгляд.

 – Добрый вечер, – я учтиво приподнял шляпу. От души порадовавшись своему решению не экономить деньги.

 – Д-добрый вечер, мистер, – пробормотала секретарша. Привычный жест, впрочем, ее успокоил, она подтянула к себе какой-то гроссбух.

 – Вам назначено?

 – Нет, – я пустил в ход свою самую обаятельную улыбку. – Но я хотел бы переговорить с вашим руководством. По поводу перспективного заказа.

 – Вы хотите что-то продать? – гроссбух с треском захлопнулся.

 – О нет. Приобрести. Если ваша компания сумеет изготовить то, что мне необходимо.

Земнопони выглядела растерянной. Ну логично. Моя внешность и намерение что-то купить явно не вязались между собой.

 – Хорошо, – пробормотала она наконец. – Я сейчас предупрежу мистера Сэндфилда, нашего директора по поставкам, что вы хотели бы с ним побеседовать. Если он свободен, он вас примет, – она звякнула в маленький бронзовый колокольчик. Тут же появился мелкий, мне ниже пояса, жеребенок-земнопони, секретарша набросала несколько слов на листочке-стикере и вручила ему.

Я, стараясь излучать уверенность, опустился на скамью. Принялся перечитывать купленную на улице за серебряную монетку газету. Первые две страницы были полностью посвящены дебатам о выборе делегатов на какое-то мероприятие, называвшееся «Большим эквестрийским саммитом». Дальше – рекламная статья, предлагающая всем желающим приобрести заранее билеты на новое турне Серенады Трель (как я предположил, местной поп-дивы).

Посыльный-жеребенок объявился вновь, что-то прошептал секретарше. Та покосилась на меня.

 – Следуйте за Брайтом, он вас проводит, – проговорила земнопони.

Мистер Сэндфилд обнаружился не в кабинете, как я ожидал, а в одном из рабочих цехов – помещении с множеством оглушительно гудящих цилиндрических валов на массивных станинах, за предохранительными решетками скользили приводные ремни. То и дело откуда-то из валов вылетали темно-серые листы и шлепались на конвейерную ленту. Вокруг толпились земнопони, поворачивая какие-то вентили, дергая рычаги, подвозя тележки и в целом не обращая на меня особого внимания.

Я прокашлялся.

 – МИСТЕР СЭНДФИЛД?

 – ПРИВЕТСТВУЮ, СЭР! – проорал в ответ сквозь гул машин пони. – ОДНУ СЕКУНДУ… ТАК, ТАР СТЭЙН! МНЕ НУЖНО, ЧТОБЫ ГОТОВЫЕ ЛИСТЫ БЫЛИ НА СКЛАДЕ К КОНЦУ ДНЯ! ЕСЛИ НЕ СПРАВИШЬСЯ… – он наконец-то обратил внимание на расширенные глаза своего пони-собеседника, обернулся и посмотрел на меня внимательней.

 – ПРИВЕТСТВУЮ! – заорал я, поднимая шляпу.

 – ЭЭЭ… ОДНУ МИНУТУ, СЭР, – рявкнул Сэндфилд, справившись с удивлением. Он возвратился к разговору с пони в рабочей спецовке, по крайней мере, именно спецовку его – и всех прочих присутствующих – одежда больше всего напоминала.

Наконец, отпустив собеседника – тот галопом унесся в другой конец цеха – Сэндфилд обернулся ко мне. Копытом указал на выход из цеха. Я с готовностью последовал за ним – не хотелось напрягать голосовые связки. Мы остановились между конторским зданием и производственными корпусами, рядом с выложенной булыжниками дорожкой.

 – Эээ, еще раз добрый день, сэр, – пони заинтересованно меня оглядел. – Мне сообщили, что вы хотели со мной переговорить? Честно говоря, не каждый день представители вашего вида являются сюда по деловым вопросам. Я бы сказал, вообще не являются.

 – О да, – я изобразил вежливую улыбку. – Сэр, мое имя – Евгений Комаров. Я планирую организовать небольшое производство кое-каких предметов быта, которыми пользуется мой народ, в Эквестрии. В связи с чем хотел бы закупить у вас некоторые детали для них. Если вы сможете их изготовить.

 – Хм. И что вы желаете приобрести? – пони выглядел заинтересованным.

Я извлек из кармана блокнот с эскизами.

 – Взгляните. Меня интересуют пластиковые детали двух видов. Первый – пластмассовая трубка длиной около шести с половиной дюймов и шириной в треть дюйма, с сужением на одном конце и резьбой на другом. Второй – более тонкая трубка, пяти дюймов длиной и примерно четыре сотых дюйма шириной, с внутренним каналом шириной около трех сотых дюйма.

Пони ухватил чертежи копытом, пристально всмотрелся.

 – Пластиковые? – хмурясь, переспросил он. – Вы хотите сказать, меняющие форму при нажиме?

Блин. Заклинание-переводчик, видимо, дало сбой.

 – Не совсем. Я имел в виду, сделанные из пластика. Пластмассы.

Взгляд пони стал озадаченным.

 – Не знаю, как это у вас называют. Синтетический материал. Добывается из нефти, – я напряг память, вспоминая полузабытые уроки химии. – Отгонкой газовых фракций и полимеризацией, кажется, так.

Сэндфилд задумчиво кивнул.

 – По описанию похоже на синтетический шеллак. Что же, мы могли бы изготовить партию таких деталей, хотя сроки, сроки и поставщики… Вам важно, чтобы продукт был выполнен именно из синтшеллака, или сойдет и обычный?

Я пожал плечами.

 – Он будет соприкасаться с типографскими чернилами. Это не повлияет?

 – Не должно, – пробормотал Сэндфилд. Он достал прямо из гривы (что за нахрен?!) собственный блокнот, пролистал его. – Что же, у нас есть поставщик и небольшая линия оборудования. Какая партия вас интересует?

 – Пробная – сотня-другая. А потом можно будет выходить на несколько тысяч в месяц, – я нутром чувствовал, что, если я отвечу «Несколько штук на пробу», со мной вежливо попрощаются.

 – Ага, – пони кивнул. – Что же, неделя на разработку проекта, неделя – на закупку сырья, и через еще неделю мы сможем предоставить опытную партию по двадцать пять бит за штуку. Хотя это навскидку, для точных цифр я должен посовещаться с технологами.

Должно быть, что-то в выражении моего лица выдало меня даже перед пони.

 – Вы удивлены? Шеллак – дорогое сырье. В Эквестрии он не производится, поставки идут из Хатхистана и Шайр-Ланки. И это я про обычный, синтетический был бы еще дороже. Земляная нафта – очень редкое вещество, во всем мире оно добывается в паре оазисов Седельной Аравии, потом его требуется привезти, построить перегонную установку… В принципе, еще можно было бы использовать чейнджлинговую смолу, но вы же понимаете, с ее импортом все вообще на грани невозможного.

Я кивнул.

 – Я понял. Спасибо за консультацию, мистер Сэндфилд. Вполне возможно, я обращусь к вам с заказом, когда будут решены все технологические вопросы.

 – О, как пожелаете. Вот моя визитка, – пони вручил мне прямоугольную карточку. Как ни странно – не бумажную, а из чего-то похожего на плотную черную резину, с выпуклым тисненым шрифтом.

Выходя из офиса «Эквестрийской Резиновой и Лакокрасочной Мануфактуры», я постарался отнестись ко всему с оптимизмом.

В конце концов, в нашем мире чужака, явившегося на прием к руководству фабрики на голой наглости и с бумажными набросками в кармане, вежливо проводили бы на выход с порога. А тут – выслушали и вежливо объяснили, в чем слабые места в моем плане.

Однако, что теперь?

В принципе, корпус можно выточить и из дерева. Даже необязательно обращаться за этим на фабрику – был бы станок и верстак. Судя по тому, что я видел в цеху, с такими вещами в Эквестрии проблемы не должно возникнуть.

А вот что делать со стержнем?

Я напряг память, разыскивая в ней обрывки знаний. Когда-то я занимался этим в качестве хобби, и хоть тогда окончательную сборку делал из покупных деталей – а вопрос изучал.

Стержень вполне можно сделать стальным. Единственный недостаток – он будет дороже, и сложнее контролировать расход чернил. Впрочем, дороже – это не про эквестрийские условия.

Если так – наверно, нет необходимости заказывать отдельно узел, и отдельно стержень. Вполне можно просто вставить один в другой и обжать конец. Если, конечно, местные инженеры осилят нужную мне точность.

И ведь все равно в моем плане следующим пунктом значилась фабрика скобяных изделий. Ну так вперед!

На сей раз меня встретили в кабинете. За столом зеленого сукна, с грудой папок и тяжелых кожаных переплетов, с массивной кованой чернильницей. Рыже-песочная земнопони, восседающая за ним, окинула меня мрачным взглядом.

 – Мистер Комаров, – процедила она. – Мы не сотрудничаем с… – она сделала заминку, будто подбирала выражения, – с разумными, которые не в состоянии представить рекомендаций от солидных и добропорядочных пони, снискавших известность в деловых кругах и готовых поручиться собственной репутацией за их платежеспособность. А учитывая, что вы, по вашим собственным словам, в Эквестрии без малого месяц – я позволю себе предположить, что вам вряд ли удастся в ближайшее время заручиться поддержкой таковых поручителей. И тем более моему предприятию невыгодно запускать проект ради столь малых объемов, о которых вы говорите. Вынуждена попросить вас откланяться.

Не показывая досаду, я приподнял шляпу.

 – Надеюсь, однажды мы встретимся в более располагающей к ведению дел обстановке.

 – Очень навряд ли.

Что же. Такой реакции следовало ожидать. Ладно, еще не вечер. Но надо сделать себе отметку – в первую очередь обходить мелкие мастерские. Крупные фабрики и в самом деле вряд ли будут заинтересованы корпеть над мелким заказом.

По-хорошему, найти бы нормального консультанта из местных. Даже для Эквестрии такой метод – самому обегать потенциальных поставщиков и выспрашивать, кто согласится изготовить нужную деталь – наверно, смотрится жуткой архаикой. Такое только у нас в девяностые, наверно, прокатило бы – да и то, максимум в ранние. Найти толкового пони, знающего в Мэйнхэттене ходы и выходы, снять конторку, площадь, магазинчик, нанять работников – и запускать продукт.

Только есть одно «но». Если делать все как положено – подгона от пиратов хватит в лучшем случае на первый пункт. Уж настолько-то я с местными ценами ознакомился.

А раз так – ноги в руки и вперед. В конце концов, что я теряю?

 – Латунь и сталь, да? Извините, сэр, но трубопрокатом не занимаемся, – каштановый пони лишь на пару секунд скосился в мою сторону, и принялся дальше понукать рабочих, несущих по фабричному двору здоровенный шкив. Синим фосфоресцирующим светом на нем мерцали какие-то загадочные письмена, которые озабоченно рассматривал на ходу единорог в спецовке.

 – С не-пони не работаем.

 – В мелких партиях не заинтересованы.

 – Дэйзи Лиф сегодня не сможет уделить вам внимания. Зайдите в другой день.

 – У нас нет оборудования нужной точности.

— Нет.

 – Нет.

 – Нет.

 – Латунные трубки и наконечники мы изготовим за пару недель, в принципе несложно. А вот стальные детали… У нас нет станков подходящего габарита даже для настолько тонких трубок, я уж не говорю о выточке каналов, которые здесь показаны!

 – Нет.

 – Обратитесь в «Приборную мастерскую Торшен Бэланс», может быть, они смогут изготовить что-то похожее.

 – Хм-хм-хм, – очередная земнопони с меткой в виде двух соединенных нитью шариков подняла голову от разложенных на льняной скатерти крохотных блестящих медью деталек. Заинтересованно изучила мои эскизы.

 – Вам и в самом деле нужна такая подгонка? – спросила она. – Я правильно читаю? Зазоры действительно должны быть в сотые доли дюйма? Да еще такой сложной формы?

 – Боюсь, что да. Видите ли, тут все дело в капиллярном эффекте.

 – Понимаю, – синяя с проседью прядка гривы качнулась, выбившись из-под косынки. – А можно узнать, для чего эти детали?

 – Честно говоря, это корпоративная тайна. Но вообще, это будет… чем-то вроде усовершенствованной емкости для чернил, – на ходу придумал я отмазку. И даже не соврал особо.

 – Ясно, – пони заправила гриву под косынку обратно. – Знаете, что я вам посоветую – обратитесь в мастерские, занимающиеся ремонтом и изготовлением часов. Такая точность – по их части, тут придется работать с лупой.

 – Большое спасибо за совет, мисс Бэланс, – горячо произнес я. Это была, наверное, самая здравая идея, которую мне сегодня подали.

 – Я вам даже дам адрес одного мастера, – Торшен чиркнула что-то на свободном листочке блокнота. – Вот. Его зовут Броунз Эрроу, он работает в двух кварталах отсюда. Порой он выполняет для нас заказы по выточке деталей прецизионной точности.

 – Не знаю, как вас и благодарить.

 – О, не стоит благодарности, – Торшен улыбнулась. – Делитесь тем, что у вас есть, так говорит принцесса.

Броунз Эрроу оказался земнопони средних лет, рыжего окраса с темно-красной гривой и кьютимаркой в виде часового циферблата. При виде меня он резко подскочил, едва не опрокинув верстак, за которым работал.

 – Вы – человек? – с придыханием произнес он.

Я вежливо поклонился.

 – Вы угадали. Прошу, не беспокойтесь, я имею разрешение проживать в Эквестрии и не собираюсь делать ничего опасного.

 – О, я ничуть не обеспокоен, – Броунз мотнул головой. – Я, скорее, взволнован. Видите ли, я очень интересуюсь вашим видом. В открытой печати так мало сведений о Земле! Могу я вас расспросить? Все те удивительные технологии, которыми славится ваш мир… Автомобили, компьютеры, телевидение! Я хотел бы услышать все, что вы можете рассказать, не нарушая запреты ее высочества!

Я развел руками.

 – Боюсь, я не так уж и много знаю сам. Ну, автомобиль – устройство я представляю, хотя объяснить, как его сделать с нуля, не взялся бы. А прочее… я знаю о том, как они работают, только в теории. Смутно помню, как программировать компьютер, но что касается внутреннего устройства…

 – Какая жалость, – пони вздохнул. – Иногда мне кажется, что принцесса Твайлайт очень уж осторожничает с введением земных изобретений. Нет, я понимаю, что ей в конечном счете виднее, и во всех этих ужасных войнах и оружии нет ничего хорошего… Но то же радио – насколько веселее оно сделало наши будни! – он ткнул копытом в застеленный белой салфеточкой лакированный ящик, откуда негромко доносился какой-то попсовый мотивчик.

 – Кхм. Прошу прощения, мистер Эрроу, но я пришел к вам по делу.

 – О! – земнопони даже как-то подсобрался и мордочка приобрела серьезное выражение. – Рассказывайте.

Изложение всех нюансов заняло минут десять. Пони хмурился, вглядывался в эскизы, чесал копытом затылок, а под конец – выхватил неведомо откуда взявшимся пинцетом что-то крохотное и блестящее и принялся его разглядывать в лупу, другим глазом косясь на бумагу.

 – Заготовки из закаленной стали, – наконец промолвил он. – Хм. Если использовать заготовки для шестерен… Выточка дискордски сложной формы, что правда, то правда, но в принципе… в принципе… Трубки можно заказать у Торшен, это по ее части, а потом обжать соединение, – я молча кивнул, эта идея и мне в голову приходила.

Пони резко вскинул голову.

 – Давайте так. Через дня три я и мои парни закончим со срочными заказами и займемся вашим. Стоить будет, со всем в сборке – наконечником и трубкой – восемь бит штука. Сколько штук вам нужно сделать?

 – Штук десять на пробу, – не веря своему успеху, проговорил я. – Если все получится –

 – К началу следующей недели сможете забирать. Зайдите в четверг, глянуть на образец. Если все придется по нраву, будем точить ваш десяток. Оплатите, когда будете забирать товар. Но с одним условием!

 – Каким?

 – В четверг мы с вами пропустим по кружечке сидра и я как следует расспрошу вас о вашей родной планете!

 – Договорились, – усмехнулся я.

 – Тогда до четверга?

 – До четверга.

Только выйдя на окутанную ночной темнотой улицу и глянув на циферблат часов, я понял, что на дворе уже без двадцати восемь. Ноги гудели. Сколько же мест я сегодня обошел?

Ладно, рано радоваться. Изготовить узлы и стержни – только начало работы. Еще много элементов предстоит собрать воедино. И оно уже влетает в копеечку. Перед тем, как раскошелиться всерьез, все же надо будет посовещаться с Альятарой – насколько разумна моя идея? Может, я что-то упускаю? Какую-нибудь мелочь, которая очевидна для жителей этого мира?

С Альятарой… А ведь я не предупредил ее, что собираюсь задержаться. И ведь не собирался заставлять единорожку волноваться… Черт, как-то неловко.

Взгляд зацепился за вывеску цветочной лавки. Что ж, вот и решение проблемы.

Шляпа действительно обладала чудодейственным эффектом – пони за прилавком не шарахнулась от меня, а лишь посмотрела с любопытством.

 – Букет деликатесной ромашки с мелиссой, пожалуйста, – я опустил серебряный полубит на прилавок.

 – А… а ваш вид точно ест ромашку, сэр? – робко поинтересовалась торговка.

 – А это для одной моей знакомой пони, – пояснил я.

Надо будет по дороге заглянуть в аптеку близ дома Альятары и прикупить рожок мороженого с овсяными проростками. Или даже два. Второй – без овса.