Night Apple

Однажды Эпплджек приходит к Твайлайт за советом насчет отношений Флаттершай и Биг Макинтоша и, в итоге, понимает, что испытывает к желтой пегаске некоторую влюбленность. Но, не получив взаимности в чувствах от Флаттершай, Эпплджек решает попытать счастья с другой, более темной личностью - Флаттербэт.

Флаттершай Эплджек Биг Макинтош Другие пони

Spark

Твайлайт Спаркл вынуждена покинуть Понивилль, чтобы лично ухаживать за Принцессой Луной, когда та неожиданно заболевает. По мере того, как болезнь Луны становится все сильнее, а Твайлайт все более намерена помочь младшей принцессе, она открывает множество секретов про Элементы Гармонии, аликорнов, и собственное прошлое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Совелий

Клочок

Просто краткая зарисовка на тему встречи человека и его мечты

Кэррот Топ Человеки

Регалия

Голден Брейсер, Лейтенант Королевской Гвардии Селестии обладает наклонностями, которые можно назвать постыдными или даже недостойными. Однако однажды эти наклонности послужили причиной его приглашения в личные покои самой Принцессы Селестии. Голден Брейсер, чья честь стражника теперь висит на волоске, может лишь молиться, что его секрет не раскроется из-за того, во что выльется эта ночь.

Принцесса Селестия Стража Дворца

Buck to the future: Chronicles of Equestria

Задумывались ли вы, что будет попади остатки Делореан в Эквестрию?

Скуталу Совелий Доктор Хувз

После конца...

Случилось то, чего все так боялись... Последние огоньки жизни гаснут в серой пустыне... Есть ли еще надежда?

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл

Проверка Селестии

Селестия попадается на уловку своей сестры и решается лично узнать, что говорят о ней в народе, но всё пошло не по плану... А может это и к лучшему?

Принцесса Селестия

Андезитно согласна / My sediments exactly

Перевод лёгкого романтического рассказа про встречу Мод Пай и Биг Макинтоша. Посвящается Иридани))

Биг Макинтош Мод Пай

Ох уж это время!

Однажды Твайлайт приснился странный сон...

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд

Cursed Street

Жители Понивилля внезапно стали замечать, что некоторые стали умирать во сне. Пони находили мертвым на утро. Горожане покинули город. Лишь Флаттершай, которая жила на окраине города, не знала о происходящих событиях. Однажды ночью она проснулась от стука в дверь...

Флаттершай Другие пони

Автор рисунка: Siansaar

Этот рассказ о пони. О пони по имени Пустельга… Да, так его и звали, наверное. Пустельга жил счастливо, у него было много друзей, как у грифона вещей, много сестёр, а ещё сыновей… Вернее братьев и, конечно, мама с папой. А при чём тут грифон? Пустельга рос в атмосфере любви и добра, да сам он был тем ещё душкой.

Пустельга с друзьями всячески заботились о животных, а это совсем не просто. Нужно землю носом рыть, чтобы хоть немного добыть морквы для лисы, червячков для птенцов, а ведь ещё – труда, дабы выловить рыбок из пруда и мушек для гнезда лягушек… Тоже носом что‐ли?.. Какие же животные беспомощные! Как им повезло, что есть пони, которые, не жалея сил, готовы пестовать самых разных зверьков.

Пустельга с друзьями часто гуляли по лесу. Однажды, гуляя, они услышали жалобный скрипучий писк: птичка застряла в ветвях дерева – и как это они умудряются? Конечно, Пустельга вызвался спасать бедняжку – хороший он поняшка.

Герой взобрался на дерево. Ради других Пустельга готов на всё: не боится высоты даже. Но что если…

– Он свалится же! – вдруг кто‐то крикнул. И наш герой сорвался, полетел вниз, как жёлудь с дуба, и плюхнулся, оставив в земле оттиск сконфуженной морды.

– Улетел. Похож на маленького сокола.

– Отчасти так. Это была пустельга из семейства соколиных.

Ах да! Это птица такая, а не имя пони из рассказа. А как его звали тогда?.. Не помню… Смешная история была. К чему она? Для нашего пони‐имярека она была важной? Описывать её было бесполезно. Имярек, да, так и буду его звать.

Имярек прибыл на станцию Грифонстоуна. Зачем? По‐моему, он пропустил свою остановку – так глупо с его стороны! Он искал что‐то или кого‐то, когда к нему спикировал пегас, который тут же стал расспрашивать обо всём и ни о чём в то же время. Удостоверившись в чём‐то только пегасу известном, он вкрадчивым речами убедил Имярека следовать за собой, обещая помочь с поисками. Так пони попал к экстравагантной компании.

Пегас, как оказалось, был один из них, говорил без умолку и всё время летал, будто боялся коснуться земли, он всюду сновал, мелькая мордой – носился, как с писаной торбой. Другая же напротив больше молчала, обладала недюжинной силой, а её шкурка была чёрная, как копоть, – настоящая ломовая лошадь. Ещё был необычный пони, я про таких только слышал: опасные исчадия Тартара, их звали, то ли кира, то ли нира. Этот же был статным, говорил размеренно, смотрел на всех свысока, потому что был высокий, как каланча. Последний был лидером – зебра, он говорил заискивающе и рифмовано, лукаво смотрел и странно улыбался, носил вычурный плащ и полосатый плюмаж – точно франтом казался.

Они вели себя удивительно радушно, заговаривая Имяреку зубы. Торба его усадил, Ломовая наполняла кружки, Каланча подавал на стол, а Франт куда‐то ушёл. Сам пони‐потеряшка наивно со всем соглашался и пребывал словно в полусне – глупый простофиля! Не успел опомнится, как его подняли и затолкнули в какое‐то помещение.

Дверь захлопнулась. Комната была заполнена дымом горчичного цвета, где‐то в центре различался силуэт. Подойдя ближе, Имярек увидел маленький котелок, испускающий тёмно‐жёлтый чад, и зебру, который сидел над котелком, без огня бурлящем гадкой слизью. Зебра напевал с нарастанием в голосе что‐то наподобие:

Пустомеля дурачок

Пустельгою поглощён.

Пустяки, храни молчок.

Пустотою ум займём.

Пусть забудет жизнь, как сон.

Мгновенно дым вокруг пришёл в движение, и горчичные эманации пустились на Имярека, терзая голову тысячами обжигающих уколов. А затем было ничего, пустота с редкими просветами.

Ночь. Имярека приволокли к высокой каменной стене. Франт кивнул – Торба взлетел. Имярек вспомнил историю с пустельгой и захихикал, Ломовая опустила копыто ему на голову и вмяла мордой в землю, Франт велел заткнуться.

Звонко брякнул металл. Торба спустился, вертя грифонским шлемом в копыте, и довольно ухмылялся.

Неосвещённые коридоры, духота.

– Эй, а‐ну стоять! – крикнул, откуда ни возьмись, грифон‐охранник, угрожая сверкающим копьём, с ним были ещё двое. Вдруг Каланча выгнулся, пустил дым из ноздрей, встал на дыбы и мгновенно воспламенился ярким синем огнём. Имярек в ужасе упал и зарылся мордой в копыта, но то, что он слышал, позволило живо представить, как грифоны‐охранники с душераздирающим криком пытались дать отпор пышущему огнём чудищу, как звонко лязгал металл, и гулко трепетали крылья, и как сильнее распалялось пламя после очередного удара. Когда всё стихло, Торба толкнул Имярека и велел идти. Пони увидел, что Каланча снова выглядел обычно и сдувал синий огонёк с раздвоенного копыта абсолютно невозмутимо, а рядом лежали измученные опалённые грифоны, они еле заметно дышали, периодически вздрагивая всем телом.

Просторная светлая комната со всяческими сокровищами. Каланча взваливал мешки с золотом на спину Ломовой. Торба, смотревший за угол, вдруг засуетился и стал размахивать копытами. Франт велел убираться. Перед самой дверью зебра развернулся и сдул пурпурную пыль с копыта прямо в морду Имяреку, тот отпрянул и тут же упал ничком.

Яркий свет. Грифон с эполетами о чём‐то остервенело расспрашивал, распустив крылья. Он щёлкал клювом и визжал скрипучим фальцетом. Имярек вспомнил пустельгу и расхохотался. Его куда‐то повели.

– Имя?

Как же там… прямо‐таки на кончике языка вертится… Прескевю! Да, это правильное.

Прескевю очнулся из‐за громкого жалобного плача, доносившегося откуда‐то поблизости. Прескевю стало ужасно жаль несчастного пони, и он захотел утешить беднягу, но ничего не мог сделать из запертой камеры.

Охранник яростно забил по железной двери.

– Захлопнись уже! Раньше нужно было думать, подлый мерзавец! – крикнул он Имяреку.

Рыдания прекратились. Прескевю вытер щеку копытом – она была вся мокрая от слёз.

Но ведь Прескевю ничего не сделал! Прескевю ни в чём не виноват! Прескевю должны отпустить!

Нет же, нет…

Прескевю – слово такое, а не имя. Оно означает что‐то, как имярек – кто‐то, а пустельга – ничего.

Да как же его звали‐то?!

– Не хочешь говорить, так хоть напиши что‐нибудь! Может, тебе срок скостят.

Никакой надежды не выражали эти слова, но дурак ухватился за возможность, как за соломинку. С трудом устроившись, будучи прикованным кандалами за все копыта, он аккуратно выводил буквы, держа карандаш в зубах. Но вот беда! В голове путаница, ничего связного не выходит. Пустельга да чепуха, этот рассказ его не спасёт, зря старается. Не в коня корм. Он даже своего имени вспомнить не может! Погодите‐ка…

Так этот рассказ… обо мне.

Комментарии (3)

+6

Сложный рассказ. За внешним сумбуром — строгая и стройная структура. Хорошо получилось

Arri-o
Arri-o
#1
+1

Здесь есть стиль и стержень. Поэтому пять звезд.

First_May_sky
First_May_sky
#2
+1

Интересная работа.

Franky
#3
Авторизуйтесь для отправки комментария.