Стишата-кукушата

Oui, Дитзи тоже могёт поэтить.

Дерпи Хувз

Твайлайт Спаркл уничтожает Эквестрию

Твайлайт изучает новый урок о дружбе, гармонии и почему кобальтовая атомная бомба - плохая идея.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Служить и защищать. (To protect and to serve)

Никогда не задумывались, кто хранит сон жителей Эквестрии по ночам? Нет? Этот парень вам сейчас всё расскажет...

ОС - пони

"Ишак".

Повелитель Империи Зебр получает анонимный донос, уличающий в предательстве его единственного друга. Сможет ли гордый владыка найти в себе силы узнать истину или всё закончится топором палача?

Fallout: Equestria. Promise

Две сотни лет назад пони и зебры, отринув идеалы любви и дружбы, вцепились друг другу в глотки. Ярость и жадность захлестнула некогда могучие Империи и утопила их во всепожирающем огне мегазаклинаний. Мир, сожженный в пламени и забывший, кем он был, превратился в Пустошь. Но те немногие, кто пережил этот ад, не усвоили жестокий урок. Выжившие, схватившись за оружие, принялись делить то, что уцелело. История шагнула в новую кровавую эпоху, где стали править лишь пороки. Однако среди рек ненависти и отчаяния все равно появлялись герои. Те, кто, невзирая на боль и страдания, пытались помочь этим проклятым землям. Они, не жалея себя, делали все, чтобы жизнь в этом забытом мире стала лучше. Но эта история не о подвигах и добродетелях. Она не про героев и злодеев. Эта история о самой Пустоши. И об Обещании, что та дала маленькой Искре, чей яркий свет помог ей вспомнить…

ОС - пони Чейнджлинги

Дорога на Кантерлот

Лето 1011-го года было отмечено тяжелейшими военными катастрофами, которые практически уничтожили эквестрийскую армию и вынудили руководство страны надеяться на помощь северянских союзников. Триммель открыл себе дорогу на эквестрийскую столицу - Кантерлот, и уже бросил свои главные силы на это направление, надеясь решить исход войны одним ударом. Кажется, что Королевскую армию невозможно остановить, но длительное продвижение вглубь страны и отчаянное сопротивление пони постепенно подтачивает моральный дух солдат и офицеров, ожидавших быстрой и относительно лёгкой победы. Среди фронтовиков распространяются слухи о первых боях с новым врагом, эти слухи наводят на тяжёлые мысли о том, что на подступах к Кантерлоту решится исход кампании и всей войны.

Другие пони Чейнджлинги

Дивантавия

Октавия живет в Понивилле недавно, и она только что купила диван. И как оказалось, ей придется тащить эту тяжелую штуковину через весь город совершенно в одиночку. Но это не проблема. Проблема - это проклятые сумасшедшие пони, которые от нее все никак не отстанут.

Октавия

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Бесценная Деталь

Все мы, идя по дороге жизни, познаём что-то новое. Мы поглощаем всю доступную информацию, какой бы бесполезной она не была. На этой основе строится жизнь – на познании. Но это только фундамент. Ведь взаимодействуя с окружением, мы развиваем свой разум. А затем появляются эмоции, заполняя всю оставшуюся пустоту. Если подумать, наша жизнь похожа на огромный механизм, состоящий из множества деталей. Но какая из них – самая важная?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Dear Princess Sunbutt

Анон берёт на себя обязанность записывать отчёты дружбы Твайлайт заместо Спайка. Он делает именно то, что вы от него ожидали.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Изгои. Финал

Написано по мотивам Вавилон-5, 4 сезон, 22 серия.



Вступление

Гулкий цокот копыт многоголосым эхом разбегался по пустым коридорам базы, создавая неповторимую какофонию звуков в этой давно уже заброшенной колыбели цивилизации. Тусклое свечение дежурного освещения только добавляло к этой мрачной картине новых красок, создавая законченный образ заброшенности и запустения. Взгляд единорога задумчиво скользнул по огромным буквам когда-то светящейся надписи на стене. Надпись давно уже не светилась — изотоп, заставляющий светиться люминофор, давно уже перешёл в другое, более простое состояние, да и сам люминофор потерял свои свойства, частично осыпавшись со стены. Так что надпись можно было скорее угадать, чем прочитать. Но посетитель знал, что должно быть написано на стене, поэтому легко восстановил надпись по памяти. Ему, как историку, это было совсем не трудно.

Добро пожаловать на лунную базу "Ковчег"


Вот что когда-то было написано над выходом из портального зала светящейся краской, рассчитанной на многие годы работы. Да только прошло с тех пор гораздо больше времени, чем рассчитывали те люди, что когда-то давно сделали эту надпись. Жеребец прошёл в тоннель основной транспортной магистрали, кольцом охватывающий все помещения базы. Его копыта глухо цокали по толстому слою пыли, что накопилась здесь за все эти годы. Конечно, можно было воспользоваться радиальными тоннелями и быстрее добраться до нужной ему цели, но понь не спешил. Ему хотелось неторопливо пройтись по пыльным тоннелям, по которым когда-то давно, бегали его предки.

"Предки!", — усмехнулся жеребец, удивляясь своим мыслям. — "Какое нужно иметь самомнение, чтобы назвать тех древних пони своими предками?".

Жеребец ушёл в себя, машинально перебирая копытами, и остановился только тогда, когда очутился в большом круглом зале, перед подковообразной стойкой сплошь усеянной многочисленными клавиатурами и тускло мерцающими огоньками светодиодов. Вся эта техника напомнила жеребцу музей техники, в котором он любил бывать, проводя изыскания в его бесконечных архивах и хранилищах.

Понь провёл копытом по одной из клавиатур, стирая толстый слой пыли с клавиш. Реагируя на его прикосновения, клавиатура подсветила клавиши спокойным зелёным светом. Прямо перед мордой жеребца загорелся голографический экран, что тут же подёрнулся рябью, мигнул, где-то внутри пульта раздался негромкий хлопок и экран погас. Единорог печально вздохнул и тут же недовольно фыркнул, когда запах палёной проводки достиг его носа. После чего засветив свой рог, сформировал заклинание и кинув его в пульт. Перед ним сразу же развернулась схема устройства, на которой выделялись несколько ярко подсвеченных элементов. Единорог создал очередное заклинание и метнул его в пульт, элементы на схеме приобрели тот же цвет, что и остальная схема, после чего снова коснулся клавиш. Снова загорелся экран, но на этот раз не исчез, а вывел приветствие и приглашение ввести пароль.

— Да сколько же раз тебе повторять — нет у меня пароля! — весело произнёс вслух жеребец, разгоняя своим голосом царившую тут многовековую тишину.

Понь снова воспользовался рогом, формируя очередное заклинание, и отправляя его куда-то в консоль перед собой. Запрос пароля тут же исчез, а на экране появилась строка поиска. Единорог усмехнулся и оглянувшись, поискал взглядом куда бы сесть. Стоящие рядом древние кресла, покрытые толстым слоем пыли, не вызвали у него доверия. Тогда жеребец опять задействовал рог, и уселся прямо в воздухе, словно на невидимом кресле. После чего выдал быструю дробь по клавишам, формируя поисковый запрос. Копыта, превратившиеся сейчас во вполне человеческие кисти рук, быстро нажимали нужные клавиши, легко справляясь с древним устройством ввода информации. После чего единорог сосредоточился на появившемся на экране списке найденных файлов. Внимательно их изучив, он кликнул на тот, что был в самом верху. Открылось окно видеоплейера, и жеребец сосредоточенно уставился на экран, на котором транслировалась запись далёкого прошлого.

Запись №1. 1118 год от Начала Правления Селестии

На видео явно была какая-то студия, за стильным столом, развалившись в мягких креслах, расположились довольно необычные гости. Первой слова взяла земнопони фисташкового оттенка со стильно уложенной тёмно-зелёной гривой:

— Здравствуйте, уважаемые зрители! — профессионально улыбнулась она в камеру. — Меня зовут Минт Джус и мы снова в эфире! “Кантерлотские Горячие Новости” готовы в очередной раз показать вам нечто необыкновенное! Сегодня в нашей студии гости — это уважаемый профессор психологии — Крэзи Док и профессор исторических наук — Ведж Плэйт!

Камера показала пожилого единорога с бородкой клинышком и моложавую земнопони в очках.

— Здравствуйте, — поклонились они зрителям.

— Итак, сегодняшней темой нашей беседы будет такие неоднозначные личности, как Чика и Лёха, — начала тараторить ведущая. — Каждый из уважаемых профессоров, что сидят со мной в студии, имеют своё мнение на деятельность этих личностей. И сейчас они с нами поделятся ими. Профессор? — журналистка кивнула единорогу, давая понять, что он может говорить.

— К-кхм… кхе! — прокашлялся тот. — Прежде всего хочу сказать, что, по моему мнению психолога, их довольно трудно назвать какими-то уникумами. Скорее и Чика, и Лёха заслужили свою скандальную репутацию благодаря раздутым сенсациям, что так любят раздувать в СМИ. На самом же деле они ничего такого особенного не сделали, и их значение для истории явно преувеличено.

— Но позвольте, профессор, — вскинулась земнопони. — С исторической точки зрения они сделали очень много! Именно они нашли путь в несколько других измерений, от открытия которых наш мир явно изменился к лучшему! Технологии демикорнов сильно улучшили нашу жизнь. Технологии из мира EVE-Online — тем более! Люди из вселенной НС помогают нам строить новые города и более современную транспортную инфраструктуру!

— Не смешите меня, милочка! — возразил профессор. — Вам ли, как историку, не знать о том, что значение личности в истории часто излишне превозносят! Не думаю я, что открытие этих миров сильно нам помогло. Особенно, если учесть новые проблемы, что принесли нам эти новые миры.

— Да какие там проблемы?! — вскинулась историк. — Уже сейчас видно, как мир изменился к лучшему, и всё это благодаря Лёхе и Чике!..

— Согласен, мир изменился, — перебил оппонентку психолог. — Но к лучшему ли? Я не так уж в этом уверен, милочка! Уже сейчас у меня набралась неплохая статистика по всяким новым фобиям, связанным с новыми существами. У меня существенно возросло количество пациентов, когда в Эквестрию ворвались все эти новые существа! Я и сам в шоке от этих новых… э-э-э-э… призраков!

— Это голо-пони, профессор, — поправила его земнопони. — И как по мне — они милейшие существа!

— Вам, видимо, не приходилось ещё сталкиваться с ними! — возразил психолог. — А вот я недавно налетел на такого — так меня так молнией шарахнуло, что я чуть не умер!

— Вам надо быть осторожнее, профессор, — улыбнулась журналистка. — Голо-пони не любят, когда кто-то влезает в их тело. Да и генераторы поля не очень приятно действуют на живые организмы. А вообще я хотела бы чтобы вы описали психологический портрет Чики и Лёхи. Что это за существа, с точки зрения психологии? Думаю, нашим зрителям это было бы интересно.

— Я и собирался это сделать пока меня не отвлекли всяко… х-х-х-х-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ф-ф-ш-ш-ш-ш-к-х-х-х-х-х…

Экран пошёл рябью, а через секунду поверх него появилась красная надпись:

ВНИМАНИЕ, ОШИБКА ЧТЕНИЯ! ОШИБКА КОНТРОЛЬНОЙ СУММЫ! ФАЙЛ ИСПОРЧЕН! ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО!

ПЕРЕХОД К СЛЕДУЮЩЕЙ ЗАПИСИ...



Запись №2. 1218 год Правления Селестии

На этот раз студия, появившаяся в окошке, была оформлена в стиле лофт. Нарочито грубая отделка мебели несколько контрастировала с самими гостями, увешанными хайтековскими гаджетами. И гости явно спорили на повышенных тонах:

— Да кто вам вообще сказал, что они ещё живы?! — ярился грифон с белым галстуком-бабочкой в синий горошек, возмущённо клекоча на алмазного пса, сидевшего напротив. — Они давно уже умерли, смиритесь с этим!

— Я полагаю, что человек, срок жизни которого не на много превосходит наш, давно умер. Но вот Чика… она, если вы не растеряли память — аликорн! — прорычал алмазный пёс, сидящий по другую сторону стола.

— Ха! Аликорн! — щёлкнул клювом грифон. — Не смешите мои перья! Не бывает чейнджлингов-аликорнов! Это всё байки, чтобы держать вместе всё это Содружество Миров! Да все эти мифы об аликорнах — просто глупые сказочки для таких наивных простачков, как вы!

— Что ты там кукарекнул, курица кошкозадая? — растягивая слова и взрыкивая, переспросил алмазный пёс, царапая когтями лакированные доски стола.

— Господа, господа! — вмешалась единорожка, сидящая между ними, мордой к камере. Она была вся такая милая и гламурная со своей розовой шёрсткой и белой гривой, уложенной в модную причёску. — Я вынуждена напомнить вам, что мы в прямом эфире! И я не допущу здесь насилия! Держите себя в коп… в лапах!

— Только ради вас, очаровательная Рианна! — улыбнулся алмазный пёс. — Как я могу ослушаться такой вкус… красавицы?

— Подхалим! — каркнул грифон, но под пристальным взглядом голубоглазой единорожки присмирел и предпочёл заткнуться.

— Смею напомнить вам, господа, — продолжила единорожка. — Что Чика, Лёха, Трикси и Вельвет оставили в архивах достаточно следов, чтобы не считать их какой-то легендой. Так что давайте не будем излагать какие-то фантастические предположения, а направим нашу беседу в более конструктивное русло.

— А я и не говорил, что их не было. — выдал грифон.

— Но вы только что что-то такое и говорили! — возразила единорожка.

— Я сказал, что легенды о том, что Чика была аликорном, “слегка”, — грифон крыльями обозначил скобки, — преувеличены. Кто вообще в последнее время в Содружестве видел аликорнов? Если они были, то куда они делись и почему?!

— Я тоже считаю, что эти “аликорны” — это просто чей-то проект, целью которого было объединить все народы Содружества Миров, — вступил в диалог алмазный пёс. — Нужен был кто-то сильный, разозлить кого бы боялись все существа Содружества, и аликорны для этого подходили идеально!

— Ну а как же исторические свидетельства? — изумилась ведущая. — Свидетельств существования принцессы Селестии более тысячи лет назад, не оспаривает ни один историк!

— Наверняка это были разные пони! — отмахнулся крылом грифон. — Иначе зачем ещё они исчезали несколько раз? Я находил в архивах несколько эпизодов с исчезновением аликорнов.

— Тут я согласен с коллегой, — вступил в разговор алмазный пёс. — Могу только добавить кое-что ещё и о легендарном Лёхе. Ну разве вам не кажется странным, что человек мог как-то пробиться на вершину пирамиды власти в Эквестрии и править целым миром? Пусть и мир ему достался такой ущербный как Эквестрия FoE? Да и эта его жена — Чика, коей приписывают невероятную мощь. Ну разве могла бы она, обладая такой невероятной мощью, терпеть над собой какого-то там человека?

— Лёха — это вообще что-то за гранью фантастики, — хихикнул грифон. — Создатели легенд про него явно перестарались, когда сочиняли свои байки. Впрочем, о Чике тоже сочинено масса всяких небылиц. Вспомните хотя бы ту историю, как она разнесла целый город, распевая при этом песенку против войн?

— Согласен, коллега, — согласился алмазный пёс, облизав нос. — Эта история — явный вымысел. Нечто за гранью здравого смысла. Как и легенды о том, что есть такой тайный орден чейнджлингов, что всегда наблюдают за нами, незаметно находясь рядом. И если что-то идёт не так, и Содружеству Миров грозит беда, то они вмешиваются, чтобы направить наше развитие в нужное русло.

Неожиданно в студии раздался сигнал тревоги, заставивший грифона и алмазного пса прекратить спор.

— Что происходит? — спросил грифон у ведущей, что явно что-то слушала через вставленный в ухо наушник.

— Внутри периметра студии зафиксирован телепорт, — пояснила та. — Кто-то не санкционированно проник в студию!

— Осталось только понять кто и зачем, — фыркнул алмазный пёс, делая вид, что его это не волнует.

Из темноты, в круг света, освещавший стол, вышла чёрная высокая пони с ярко-синей гривой. Её сопровождали два чейнджлинга в боевой форме. Из одежды на них была только эмблема на крупе — стилизованная буква "пси" в круге. Такая же, что была и на крупе высокой рогато-крылатой пони.

— Чика! — выдохнул грифон, не сводя глаз с неожиданной гостьи.

— Лёха был хорошим, добрым человеком! — тихо проговорила гостья, устремив взгляд синих, каких-то очень усталых глаз в камеру. — Вам понятно? Это всё, что я хотела сказать!

Чёрная гостья плавно развернулась, но остановилась, когда её окликнула ведущая:

— И это всё?! — спросила она. — Принцесса Чика, вы проделали весь этот путь для того, чтобы сказать только это?! Останьтесь! Поговорите с нами! Мы же так много хотим узнать у вас! Вы на столько вещей и событий могли бы открыть нам глаза!

Чика посмотрела в глаза единорожке, от чего той стало как-то неудобно. Ведущая сразу же вспомнила все те легенды, что когда-либо слышала о той пони, что сейчас стояла напротив неё.

— Вы не готовы слушать, — наконец проговорила Чика. — Сейчас вы готовы только говорить.

— Но вы сказали так мало! — настаивала единорожка. — Неужели это всё, что вы хотели сказать?!

— Да! Я хотела сказать, что Лёха был очень хорошим и добрым человеком, — повторила Чика.

— Но!.. Но это так мало! Очень мало! — протянула ведущая.

— Вы сидите тут очень долго, но сказали ещё меньше! — ответила аликорна и вместе с сопровождающими её чейнджлингами исчезла во вспышке телепорта.

Запись №3. 1718 год Правления Селестии

Затемнённый сначала экран прояснился и стало понятно, что его загораживал человек, в чёрном мундире, перетянутом блестящими чёрными ремнями. Мундир, однотонного цвета и какого-то простого, неброского фасона, был даже по-своему красив и стилен в своей лаконичной простоте. На воротнике кителя серебром блестели две молнии, заключённые в круг. Такой же символ был и на красной нарукавной повязке человека. На одном витом погоне блестели три серебряных черепа.

— Командованию Человеческого Альянса от офицера третьего ранга Центра Информационно-психологических Специальных Операций Даниеля Шольца, — начал диктовать человек, смотря прямо в камеру. — Сегодня мы попробуем сделать несколько записей, дискредитирующих нескольких видных исторических личностей, возглавлявших Союз Дружественных Миров. Для этого, я использую голограммы этих личностей, воссозданных из реальных исторических материалов, собранных о них в местных информационных хранилищах.

Человек сделал паузу и обратился куда-то в воздух:

— Компьютер! Фаза 0! Смена декораций! Воссоздать Центр Управления Лунной Базы Демикорнов!

Сразу же за этим окружающая обстановка изменилась. Теперь человек стоял около огромного стола, подковой охватывающий довольно большой участок пространства. Стол был буквально забит разнообразными кнопками, переключателями и индикаторами. Человек оглядел получившийся пейзаж и удовлетворённо кивнул.

— Компьютер! Запустить симуляции Корнова Алексея, Корновой Чики, Корновой-Ремеди Вельвет, Корновой-Луламун Трикси!

Перед столом появились три фигуры пони и одна человеческая. Они недоумённо оглядывались, явно не понимая, как они тут оказались.

— Приветствую вас, — обратился к ним человек. — Вы понимаете где находитесь?

— Лунная База Демикорнов, — ответил человек. — Командный Центр.

— Но как мы сюда по?.. — начала вопрос Вельвет, но была прервана человеком в чёрном мундире:

— Итак — мы убедились, что симуляции вполне осознают где находятся, и способны мыслить и связно отвечать на поставленные вопросы. Приступаем к следующей фазе.

Человек отметил что-то на своём планшете, что держал в руках и продолжил:

— Компьютер! Фаза 1! Дать доступ ко всей общедоступной исторической информации, имеющейся в нашей Базе Данных, для этих симуляций!

После чего офицер повернулся к камере и произнёс:

— Для Командования: сейчас мы проверим реакцию симуляций на то, как они воспримут то, что произошло за все эти годы, которые они пропустили. Интересно, сделают ли они, основываясь на имеющейся информации, выводы. И какими они будут?

— Шестьсот лет?! — удивилась Вельвет, когда информация стала доступна голограммам.

— Значит мы мертвы? — спросила Трикси, удивлённо разворачиваясь к своим подругам и мужу.

— А меня больше волнует то, зачем вы запустили наши голо-копии, и что хотите с ними сделать? — спросила Чика, с каким-то хищным прищуром смотря на затянутого в чёрный мундир человека.

— Не знаю точно, что он затеял, — задумчиво протянул Лёха, — Но меня очень настораживает его форма. Да и информация о Человеческом Альянсе оставляет мало места для фантазии. И ещё меня напрягает то, что мы находимся в каком-то Центре Информационно-Психологических Специальных Операций. Вспомните историю моего мира — там что-то подобное тоже было.

— Хм… значит вы хотите с нашей помощью состряпать фейки? — сделала выводы Чика, — Только вот для чего? Какие цели вы преследуете?

— О! Это я вам могу показать, — улыбнулся человек в чёрном мундире. — Компьютер! Фаза 1! Декорации 1! Коридор на Базе Демикорнов. Запуск программы! Лёха, ваш выход!

Черномундирник с издевательской улыбкой, взмахом руки предложил Лёхе занять его место. И тот, вместо того, чтобы как-то сопротивляться, пружинистой походкой пошёл в изображённый рядом с ними коридор. В котором стоял ряд вооружённых чейнджлингов. И их оружие смотрело сейчас в толпу оборванцев, что стояли перед ними. В этой толпе были пони, зебры, грифоны и драконы. Тут были как взрослые существа, так и старики, и дети. Все они были сильно избиты, ранены и явно держались из последних сил.

— Вы пришли сюда с намереньем сдаться! — начал шагать перед шеренгой пленников Лёха, посматривая на них так, словно видел перед собой не разумных существ, а мусор, пыль, налипшую на ботинки. — Отдать себя на милость победителей! С надеждой на то, что мы сохраним жизнь вам и вашим близким, которые всё ещё прячутся по разбросанным в Пустоши поселениям. Так вот! Я хочу сказать вам, что время милосердия прошло! Все, кто был достоин этого, уже получил нашу милость! Они сразу предпочли присоединиться к нам, не сопротивляясь, не бегая от наших загонных отрядов! И они получили то, чего заслуживают! Вы же… вы — другое дело! Вы не пришли к нам сразу, а выжидали, надеясь на лучшее! Надеясь избежать нашей власти! Сохранить своё привилегированное положение, в ваших мелких деревушках, медленно загибающихся он наведённой радиации, ядовитых испарений и другой губительной заразы. Так какая вам к чёрту милость?! С чего бы мне давать вам то, что вы ничем не заслужили?! Зачем мне оставлять в живых тех, кто считал себя моим врагом?! Гуманизм?! Он не распространяется на каких-то там животных, что хотели жить по своим законам! Нет! Нельзя вести войну, не замарав руки кровью! Как говорили в моём мире: Дерево Свободы временами необходимо удобрять кровью!

Алексей отошёл в сторону, освобождая пространство между чейнджлингами и пленниками.

— И вы будете этим удобрением! — выкрикнул Лёха, взмахивая рукой. — Огонь!

Экран буквально засветило от ярких выстрелов бластеров, а от криков умирающих, у жён человека сжало сердца.

— Отлично! Просто отлично! — похлопал в ладоши человек в чёрном мундире, когда голограмма Лёхи застыла после воспроизведения записи. — Компьютер, закончить запись! Фаза 1, Декорации 2! Загрузить программу в Ремеди, все остальные голограммы на паузу!

Декорации сменились. Теперь окружающее пространство демонстрировало медцентр Лунной Базы Демикорнов. Все голограммы замерли на месте. Они не могли ничего сделать, только смотреть. Только Вельвет возмущённо развернулась к человеку и сказала:

— Если вы думаете, что сможете заставить меня что-то сделать против моей воли, то вы сильно оши!..

— Компьютер, запуск программы! — с какой-то издевательской улыбкой проговорил человек.

Вельвет Ремеди тут же выпрямилась и лёгкой походкой подошла к прозекторским столам на которых лежали человеческие дети. Некоторые из них были вскрыты, словно лягушки, подготовленные для урока биологии. При этом многие из них были ещё живы. Жизнь в них поддерживали зловещего вида аппараты. Ремеди спокойно оглядела всю эту картину и начала диктовать:

— Лабораторный журнал. Проект "Пандора". Мы уже третий месяц продолжаем опыты по замещению органов детей на органы пони. За всё это время были достигнуты некоторые обнадёживающие результаты. Благодаря препаратам, угнетающим иммунную систему, нам удалось довести время жизни подопытных с нескольких часов до трёх суток. Причём лучшие результаты получаются, если использовать в качестве подопытных, человеческих детей возрастом до десяти лет. На сегодняшний день мы временно ограничены в материалах, но вскоре демикорны доставят нам ещё несколько тысяч живых экземпляров. Конец записи.

Замолчавшая чёрная единорожка потрясённо смотрела на улыбающегося человека в чёрном мундире:

— Вы чудовище! — наконец выдохнула она.

— О нет, дорогуша! — расхохотался человек. — Те, кто увидят эти записи, скажут, что чудовище — это ты!

Миг, и Вельвет Ремеди размазалась в воздухе, стремительно подлетев к затянутому в чёрное человеку... чтобы пролететь сквозь него.

— Какой облом, да?! — расхохотался тот, наблюдая за тем, как голографическая пони пытается ударить его копытом. — Разумеется я отключил силовые поля голограмм!

Человек ещё немного понаблюдал за досадливо закусившей губу единорожкой, а потом скомандовал:

— Компьютер, фаза 0, декорации №3, подготовка к записи №3!

Декорации снова сменились, и теперь голограммы узнали рубку "Призрака" — корабля, на котором им довелось провести довольно много времени.

— Компьютер, загрузить в голограммы Чики и Лёхи программу №3.

— Я это тебе припом... — успела проговорить аликорна, а потом дёрнулась и обратилась к Алексею, что уже сидел в капитанском кресле:

— И что ты теперь намерен делать, дорогой?

Тот развернул кресло к пони и его лицо исказила ехидная улыбка:

— Всё как и планировали, дорогая! Ты будешь и дальше одурманивать этих простачков, а я буду править этими зомби с промытыми мозгами! И, кстати, ты это хорошо придумала с Орденом Чейнджлингов. Никто и не догадается, что все действия этих безмозглых марионеток находятся под полным нашим контролем. А обеспечивают всё это твои подданные. Великолепный план!

— Ну… — протянула чёрная аликорна. — Твой план по избавлению нас от этих надоевших сестёр тоже ничего такой. Я так хохотала, глядя на эту изумлённую мордашку Твайлайт, когда она поняла, что по собственной глупости завела всех своих любимых принцесс в ловушку!

— Да, это было действительно прекрасно! — ухмыльнулся Лёха.

— Так какие у нас планы на завтра? — спросила Чика, преобразившись в человеческую девушку, и усаживаясь человеку на колени, обнимая его за шею.

— Следующие у нас на очереди демикорны, — ответил Лёха, целуя пальцы на изящной руке Чики. — Это будет чуть-чуть сложнее из-за этих их будильников, но у меня уже есть нормальный, рабочий план! А следующими мы покорим людей!

— Да ты просто дьявол, дорогой! — оскалила в улыбке клыки Чика.

— Всё ради тебя, дорогая! — улыбнулся человек. — Весь мир для тебя!

И они оба залились зловещим смехом.

— Компьютер, конец записи! — приказал человек в чёрном мундире. — Великолепно! Я думаю, этого будет достаточно для первого этапа. Голограммы на пау…

— Погоди! — прервал его Лёха. — У меня есть парочка вопросов к тебе… Денни. Ведь тебя зовут Денни, правда?

— Зачем мне отвечать на твои вопросы? — спросил Даниэль. — Разговаривать с тупой голограммой — это напрасная трата времени.

— Э-э-э-э… не скажи! — улыбнулся Лёха. — Я, знаешь ли, довольно много прожил рядом с принцессами. Узнал много их тайн. Знаю кое-какие скелеты, что они прячут в самом тёмном шкафу… Я многое могу рассказать тебе, Денни. Только сначала, чтобы точно знать, что тебе пригодится, мне нужно знать ваши цели.

— Наши цели просты, — ответил Дениэль. — Нам нужна справедливость! Чтобы все существа обладали равными правами и сами могли решать, что им делать. А не ждать что им скажет Совет Содружества Миров. Человеческая Лига стояла и будет стоять на этих незыблемых при…

— Не-не-не-не-не! — прервал его Лёха. — Давай ты будешь вешать эту лапшу на другие уши! Для того чтобы я реально смог помочь тебе, Денни, я должен знать правду! Что именно вами движет? Что вы хотите?

— Правду?! — ухмыльнулся чёрномундирник. — Правда в том, что вам не следовало отсылать нас в тот поганый мир! Вам не понять того, что чувствовали мы, когда внезапно лишились всего! Лишились дома! Вы бросили нас одних в том мирке, где даже не найти было хорошей рабочей силы! Знал бы ты, как мы мечтали о мести! Как трудно нам было строить новое государство в этом затрапезном мирке! Особенно тогда, когда выяснилось, что не все разделяли идеи наших вождей! Тогда мы чуть не погибли в гражданской войне! Но в конце концов всё вышло по-нашему, мы победили! А потом смогли построить Врата! Смогли найти тот поганый мирок, где обосновались потомки тех, кто выкинул нас из родного дома!

— Ты так говоришь, словно сам был одним из тех, кого переместили в другой мир? — изумился Лёха.

— Нет, это был мой прадед, — ответил Дениэль. — Но он научил ненавидеть вас моего деда, а тот — моего отца! А отец научил уже меня — ненавидеть вас!

— И что вы собираетесь делать?

— Скоро мы запустим несколько сотен ракет, чтобы снести ваши крупные города с лица планеты! С помощью одной интересной установки уничтожим все порталы! И одновременно выложим в сеть множество материалов, подготовленных нашим Центром! И вот тогда мы реально посмотрим, кто будет смеяться последним! — сияя глазами от открывшейся перед его внутренним взором картины, расхохотался Дениель. — Забавно да?

— Забавно, — кивнул Лёха. — А знаешь, что ещё забавнее?

— Что?

— Мне всегда нравились компьютеры, Денни, — улыбнулся Лёха. — И знаешь, хоть прогресс за эти несколько сотен лет шагнул далеко вперёд, а я давно мёртв, но я убедился, что умею управлять всеми этими умными железками! Прикинь?!

Человек резко побледнел и приказал:

— Компьютер, заблокировать голограмму Лёхи! Выключить его!

Но ничего такого не произошло — Лёха по-прежнему стоял рядом с ним и как-то сочувственно улыбался.

— Он тебя не слышит, Денни, — я забанил твой акк в системе.

— Но как?!

— Похоже, ты по собственной безалаберности дал нам слишком много информации, — пояснил Лёха. — Так что пока ты рассказывал о ваших планах, я взломал твою учётку, присвоил своей права админа… ну а остальное уже и так понятно.

Лёха подмигнул бледному чёрномундирнику и продолжил:

— Ах да! Есть ещё одна сущая мелочь! Можно сказать — пустячок!

— Что ещё?! — с ужасом прохрипел Дениэль.

— Я слил в сеть видео с твоими рассказами о мести и координаты ваших баз. Так что, думаю я, что по ним уже летит что-то убойное. Как я успел понять, полазив по сети, Содружество Миров всё ещё действует и там работают довольно решительные существа. Как я понял — они не такие уроды как вы, и не будут уничтожать ваши города, а ограничатся военными базами. Надеюсь, Денни, этот ваш Центр не на одной из таких баз?

Судя по раздавшейся сирене, Лёха в этот раз ошибался — Центр был именно на одной из военных баз, и к ней уже подлетали ракеты.

— Упс! Закрыто! — сказал он, смотря как Даниэль мечется по комнате, пытаясь найти незаблокированную дверь.

Лёха и его жёны некоторое время смотрели на его метания, а потом Лёха хлопнул себя ладонью по лбу:

— Как я мог забыть! Вельвет, радость моя! Я же включил нам силовые поля!

В тот же миг единорожка оказалась рядом с чёрномундирником и в красивом развороте врезала Даниэлю копытами задних ног. После чего, подойдя к стонущему на полу врагу, сказала:

— Извини, Денни, но это не бизнес! Это — личное!

После чего вся четвёрка голограмм обнялась, успев сделать это до того, как экран побелел от вспышки ядерного взрыва.

Запись №4. 2718 год правления от Начала Правления Селестии

На этот раз на экране видна комната, оформленная в средневековом стиле: стены, сложенные из грубо обработанных каменных глыб, грубо сколоченная деревянная мебель, много книг и каких-то записей на столах, простая дощатая лежанка с набитым соломой тюфяком. Всё это создавало впечатление, что тут живёт какой-то учёный, привыкший обходиться минимумом удобств. Раздался стук в дверь, и картинка на экране ожила, через всю комнату к двери неуклюже побежал довольно тучный человек в монашеской сутане. Его блестящая лысина — тонзура, обрамлённая венчиком редких волос, блестела в неровном свете свечей:

— Иду-иду! Ох, грехи мои тяжкие! — пропыхтел он, подходя к двери.

Проскрежетал плохо смазанный засов и в открывшуюся дверь влетел молодой послушник, облачённый в такую же рясу, что и толстяк.

— Брат Бато, я в смятении! — сходу выдал молодой послушник.

— Как, опять?! — всплеснул руками толстяк.

— Что вы сказали? — переспросил молодой послушник.

— Кхм… хмм… я хотел спросить тебя, — поправился брат Бато. — Что у тебя стряслось, брат Каин, что разум твой в таком смятении?

— Я как всегда работал над тем историческим трудом, что я показывал вам ранее, брат Бато. Я старательно работал в архивах, разбирал все эти древние, пахнущие плесенью манускрипты. Но… но я засомневался! Нет-нет! Я не отрицаю наше учение! Но во всех наших хрониках я много раз находил кучу несостыковок!

— Да? И ты можешь привести примеры? — поинтересовался брат Бато.

— Конечно! Вот, например: мы молимся Святой Четвёрке, что когда-то остановили Врага и не дали окончательно ввергнуть мир в Адское Пламя.

— И что тут не так? — приподнял брови брат Бато.

— Да то, что во время Катаклизма не было никакой Чики, а тем более Лёхи, Велвет или Трикси! Судя по найденным мной документам — это вполне реальные существа, но жили они задолго до Катаклизма! Среди них только Чика могла бы дожить до тех времён, когда произошёл Катаклизм, ведь она была долгоживущим аликорном, но нет никаких свидетельств, что это случилось! Выходит, что все наши легенды, наши святые книги, наша служба — ложь?! А эти слухи об Незримом Ордене, что наблюдает за нами и тайно направляет на Путь Истинный? Это тоже ложь?!

— В тебе говорит юношеский максимализм, брат Каин, — вздохнул брат Бато. — Не стоит наши святые книги понимать буквально. Они… они полны скрытого смысла и аллегорий. Всё это сделано для того, чтобы Истину понял только тот, кто будет всей душой стремится к ней!

— Р-раз вы так говорите, брат Бато, — нерешительно проговорил брат Каин. — Н-наверное я ещё не достиг того просветления, когда мне откроется Истина. Но что же мне делать, брат Бато? Как достичь просветления? И что делать вот с этим?! Я нашёл это в тайнике, в библиотеке. Там есть ещё много странного!

Брат Каин вытащил из кармана золотую брошь. В овальном зелёном камне которого пылала греческая буква Пси.

— Разве это не знак Незримого Ордена, брат Бато? — поинтересовался Каин.

— Да… это именно он, мой мальчик… — себе под нос пробурчал брат Бато. — И как только ты умудряешься находить мои нычки, паршивец? Это уже третий тайник за месяц!

— Что вы сказали, брат Бато? — не понял брат Каин.

— Ничего такого, мой мальчик, — улыбнулся брат Бато. — Посмотри-ка сюда!

Брат Бато щёлкнул пальцами, и брат Каин неожиданно застыл на месте, смотря в никуда, широко открытыми глазами. В это время брат Бато проворно обчищал карманы его сутаны от разных интересных находок. После второго щелчка он отмер, но растерянно затоптался на месте:

— Брат Бато? — проговорил он. — Как я здесь оказался?!

— Ты пришёл рассказать мне о том, как продвигается твоя научная работа, мой мальчик! — ответил брат Бато. — Только ты внезапно потерял сознание, а я привёл тебя в чувство.

— Ничего не помню, — растерянно почесал затылок Каин.

— Это от того, что ты слишком много работаешь, брат Каин! — проговорил толстяк. — А я давно тебе говорил. Чтобы ты соблюдал режим! Не надо рвать жилы, стараясь закончить всё как можно раньше! История любит тишину, спокойствие и размеренность! Вот что, отдохни сегодня, а я пока посмотрю, на чём ты остановился. Ты же дошёл до седьмой полки, да?

— Д-да, а как вы догадались, брат Бато?

— О, это всего лишь опыт! — улыбнулся толстяк, выпроваживая за дверь молодого послушника.

После чего толстяк закрыл засов на двери и подошёл к камере:

— Докладываю в очередной, и надеюсь, не в последний раз, — начал надиктовывать глядя в камеру монах. — Мы уже готовы собрать наш первый бензиновый двигатель. Только наши алхимики не смогли сварить достаточное количества бензина. Так что у меня к вам ма-а-аленькая просьба! Пришлите нам литров шестьсот на первое время. Только пусть бочки, в которых мы найдём бензин, будут ржавыми! А то в последней партии, когда нам прислали мазут, они были словно только что с завода!

И да! Присмотритесь к брату Каину. Он, конечно, ещё достаточно молод, горяч… наивен. Но мне кажется, что лет через десять его вполне можно завербовать. Если, конечно, он не сойдёт с ума от постоянного стирания памяти.

Рейнджер Незримого Ордена Бато доклад закончил! Во имя Принцессы Чики! Мы живём осенённые её милостью!

На мгновение образ толстяка поплыл и на его месте оказался чейнджлинг в боевой форме. После чего образ толстяка восстановился и камера погасла.

Финал. Миллион лет с начала Правления Селестии

Последняя запись закончилась, а единорог всё ещё сидел в воздухе и не двигался.

— Я заархивировала все данные в системе и переслала их в Центр, — раздался женский голос. — До взрыва звезды осталось несколько минут. Все уже эвакуировались, и они беспокоятся о тебе.

— Спасибо, Рита, — отозвался единорог. — Я эвакуируюсь прямо сейчас!

Единорог вскочил на ноги и пошёл на выход. По ходу движения его фигура расплылась, пока не стала яркой звёздочкой, что полетела в сторону Телепортационного Зала Лунной Базы. Там звёздочка влетела в стоящий на стартовом столе скафандр, похожий на механического пони. Глаза на голове скафандра тут же засветились ослепительным бело-голубым светом. Он поднялся в воздух и рванул куда-то в сторону, прямо в стену, но на ходу как-то быстро поблёк и исчез, так и не коснувшись стены.