Эквестрийская чума

Обычный день в Эквестрии, всё идёт свои чередом. Но вскоре становиться ясно, что не всё так гладко. А именно вся проблема в том что был найден неизвестный портал. И при попытке закрыть его наша шестёрка попадает в другой мир, не столь опасный сам по себе, как в том месте куда ведёт портал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца

Колыбельные

О Луне.

Найтмэр Мун

Fallout: Equestria - Проект Анклава.

Пустошь, она была, есть и будет. Это место, где пропадают любые надежды на хорошее будущее, не пытайтесь ей сопротивляться, у вас просто не получится. Двое желторотых бойцов Анклава пытались сделать это и подчинить то, что до этого обуздать никто не смог... Теперь нет больше беззаботной жизни, проведенной над черными облаками. Есть только они и Великая Эквестрийская Пустошь...

Другие пони ОС - пони

Смертельная схватка

Когда смерть властвует безраздельно, то даже самые неожиданные герои могут прийти на помощь...

ОС - пони Дискорд Король Сомбра

Как вырвать зуб единорогу/How to Remove a Unicorn Tooth

Три недостающих фрагмента, два любящих аликорна и одно-единственное глупое решение, направившее жизнь юной принцессы Кейденс по новому пути.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Муки сердца: Том IV (окончание)

Окончание четвертого тома приключений Вардена, его жены Куно и их дочурки Сварм

Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца Чейнджлинги

Пробуждение

Поставить на кон всё что у тебя есть и всё равно проиграть. Что может быть хуже этого? Лишь осознание того, что те, кто доверился тебе давным-давно мертвы, а ты проиграла по всем статьям. И все что остаётся - влачить жалкое существование в надежде на месть. Надежду призрачную, едва уловимую, но такую желанную. Данная история является прямым продолжением «Солнца в рюкзаке», который в свою очередь приходится спин-оффом «Сломанной Игрушке», рекомендую прочесть первоисточники.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони Человеки

Грани одного города

Мы все в детстве мечтали стать кем-то, например полицейским или пожарным, врачом или ветеринаром. Но лишь единицы встают на тот путь, который связан с детской мечтой. Молодой единорог по имени Спрей Реп один из таких. Однако не все просто как кажется. Когда, казалось бы, все текло по своему руслу, произошло нечто, которое заставило сменить его свой маршрут в совершенно иное направление. Жизнь потеряла свой смысл? Как бы не так, это стало только ее началом. В этой истории Спрею предстоит столкнуться с тяжелыми жизненными трудностями. Его путь полон развилок и неожиданных поворотов. И все это происходит в огромной мегаполисе, где, как оказалось даже один незначительный пони, способен изменить уклад жизни всего города.

ОС - пони

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Assassmo's Nightmare Factory

Не знаю, было или нет, в общем читайте...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: Devinian

Родительское собрание

— Мисс Черили! Мисс Черили! Скорее... вы нам нужны.

Черили чуть не выронила красную ручку изо рта от отчаянных криков Эппл Блум. Кобылка была сильно встревожена и буквально подпрыгивала на месте, переводя взгляд с учительницы на игровую площадку. Настойчивый стук её копытец обычно приводил Черили в ужас, но в голосе кобылки слышалась какая-то натянутая интонация, которая заставила её не торопить события.

— Что случилось, Эппл Блум? — Если недавние закономерности сохранялись, Черили уже знала ответ.

— Это Динки! Она подралась со Скуталу!

И её догадка оказалась верной. Ещё один инцидент на перемене с участием Динки, хотя слово "инцидент", вероятно, звучало уж очень натянуто применительно к маленькой единорожке. Она посмотрела на стопку непроверенных домашних заданий. Стоило признать, что даже в начальной школе оценивание заданий отнимало много времени и сил. Тем не менее она была единственной взрослой пони в школе, поэтому ей нужно было убедиться, что на этот раз ничего серьёзного не произошло.

Черили сделала короткий, бодрящий вдох и запихнула непроверенные работы в свою папку, чтобы последовать за Эппл Блум. Стоя на заднем дворике, она могла видеть, что ученики образовали круг возле горки. Когда они приблизились, жеребята расступились, освобождая место своей учительнице, чтобы она могла увидеть эту сцену.

Динки Ду — самая маленькая ученица в школе — стояла на нижнем краю горки, склонившись над упавшей Скуталу. Маленькая светло-сиреневая единорожка всё ещё примеряла разные угрожающие выражения лица, когда заметила появление учительницы. Крошка слегка нахмурилась, разрываясь между самодовольством и опасением. Тем временем её жертва распростёрлась на земле около неё, язык вывалился у пегаски изо рта и конечности нервно подёргивались в разных направлениях. Скуталу, по-видимому, по какой-то причине была без сознания, но при пристальном взгляде на более крупной и сильной пегаске не было заметно никаких царапин и синяков, даже грива и шёрстка не были потрёпаны.

— Ха! Получи, Скуталу! — крикнула Динки с отрепетированной уверенностью, переводя взгляд со своей жертвы на учительницу.

Эппл Блум ахнула.

— О нет! Мы опоздали! Она уже убила Скуталу!

Ухо "мёртвой" кобылки дёрнулось.

— Больно... — тихо простонала пегаска, обращаясь к своей подруге.

— ...Причинила боль Скуталу! — поправила себя Эппл Блум, к раздражению своей подруги Свити Белль, наблюдавшей за происходящим со стороны.

— Д-да, муа-ха-ха! И ты будешь следующей, Эппл Блум, если только посмеешь наговорить на меня мисс... — Дьявольская Динки прервала свою злобную тираду и драматично ахнула, будто только что заметила старшую пони. — О, мисс Черили! Как долго вы здесь?

Учительница не ответила и вместо этого решила провести быстрый подсчёт подопечных.

— Эм, мисс Черили? Она ударила Скуталу и повалила на землю, так?.. — тихо напомнила Эппл Блум, подтолкнув старшую пони локтем, пытаясь привлечь её внимание.

Странно, все шестнадцать кобылок и жеребчиков были на месте. И всё же на всякий случай Черили повернулась к двери, чтобы убедиться, что никто из учеников не пытается пробраться обратно в школу, пока она отвлечена.

— М-мисс Черили? — снова спросила Динки, потеряв всякую уверенность в том, правильно ли она поступила.

Шестерёнки яростно вращались в голове Черили, но как она ни старалась, вишнёвая пони не могла понять, почему это происходит. В классе не намечалось никаких тестов, так что ответов на вопросы, которые можно было списать, не было. И в кои-то веки все пони сдали домашнее задание. К тому же в школе не было ничего, что можно было бы украсть, например, конфеты по случаю "Ночи Кошмаров" или другое поощрение. Должно быть, была какая-то другая причина для столь странного поведения её учеников, которую она просто не замечала.

— Мисс Черили? С вами всё в порядке? — снова спросила Динки, и её голос дрогнул от беспокойства.

— Динки! — шикнула на неё Скуталу. — Ты не можешь плакать! Ты задира, которой всё нипочём, помнишь?

— Н-но...

Черили вздохнула.

— Вставай, Скуталу, пока я не сделала тебе пометку в дневнике за плохое поведение.

Словно напуганная грозовым облаком, пегаска в мгновение ока вскочила на копыта, мелькнув оранжевым пятном.

— Ого-хо-хо! Вы только посмотрите! Надо же — мне уже гораздо лучше благодаря магии моей подруги...

— Ни слова больше. — Черили перевела взгляд с одного жеребёнка на другого, чтобы увидеть, не является ли кто-то из них участником этого представления. Не имея никаких улик против третьей Меткоискательницы, учительница обратила внимание на тех, кто находился в центре сбитого с толку круга учеников. — Эппл Блум, Скуталу, Динки Ду. Следуйте за мной.

Троица кобылок вздрогнула от резкой команды своей учительницы и последовала за ней в здание школы. Скуталу ворчала всю дорогу, в то время как Динки прислонилась к Эппл Блум в поисках эмоциональной поддержки. Оказавшись внутри, Черили подала знак провинившимся кобылкам, чтобы те придвинули свои табуреты к её столу.

— Итак, не мог бы кто-нибудь из вас объяснить мне, что происходит? Это уже третий раз на этой неделе, когда кто-то рассказывает мне о новой проделке Динки.

— Динки теперь хулиганка! — ответила Скуталу с неуместной гордостью.

— Да-да, я это уже слышала, — сказала Черили, бросив взгляд поверх хнычущей кобылки. — Но мне немного трудно в это поверить.

— Но я плохая кобылка! Честное слово! — воскликнула Динки, изо всех сил стараясь защититься. Её глаза рылись в памяти в поисках того, что она должна была сказать.

— Это переходный период! — прошептала Скуталу на ухо Динки. — Я имею в виду… — прибавила она, заметив уставившуюся на неё учительницу, — …будет таким, когда она подрастёт. А вообще, выкручивайся сама. Я тебе не мама.

Черили прищурилась, глядя на двух кобылок постарше.

— Это вы её надоумили? Я знаю, что вы начали помогать другим пони с поиском кьютимарок с тех пор, как получили свои, но я могу заверить вас, что "издевательства на школьном дворе" это не призвание! Или истории с Габби Гамс вам было мало? Хм, стоит ли мне в таком случае поговорить с вашими родными и спросить их о том, что они об этом думают?

Глаза Эппл Блум расширились от страха.

— Пожалуйста, не делайте этого! Эпплджек заставит меня целый месяц делать всю работу по дому!

— Превосходно. Мои тёти уже наказали меня на этой неделе, — сокрушённо вздохнула Скуталу.

— Да, пожалуйста! — ответила Динки с надеждой в глазах.

Последняя, искренняя просьба застала Черили врасплох.

— Я не ослышалась?

Возбуждённое виляние хвоста кобылки прекратилось, когда она поняла, что только что сказала.

— Ой, подождите. То есть, да, валяйте! Я отчаянная бунтарка со свирепым характером Алмазной Гончей! И вскоре вся эта жалкая школа будет лежать у моих копыт. Так что вам меня не запугать! Давайте, вызывайте мою маму! Я вас не боюсь!

Черили моргнула. Это, должно быть, была какая-то неумелая шутка. Какой-то розыгрыш, чтобы испытать её терпение. Она и раньше сталкивалась с проблемными учениками, видела немало кобылок и жеребчиков на их пути к раскрытию себя, из-за чего они иной раз ступали на тёмную дорожку. Однако ничто из этого не подготовило её к встрече с такой вежливой, прилежной, хорошо воспитанной хулиганкой. Уровни обратной логики почти заставили её пересмотреть своё решение обратиться к Динки Ду.

С другой стороны, её опыт подсказывал ей, что такое поведение почти всегда начинается с домашних проблем. Черили была знакома с Дитзи Ду много лет и без тени сомнения знала, что та была замечательной матерью. Однако бедная пегаска растила Динки в одиночку. Да к тому же была такой молодой. Черили даже представить себе не могла, что сама когда-нибудь сможет стать матерью, а она была всего на год старше Дитзи. Поэтому она не испытывала ничего, кроме уважения к молодой пегаске. Тогда как незадачливый отец Динки попросту сбежал из дома, когда узнал, что Дитзи беременна, и исчез. Если Черили когда-нибудь снова увидит этого никчёмного бездельника-неудачника, она собиралась хорошенько врезать ему в челюсть.

В любом случае Динки капризничала или изо всех сил старалась изобразить плохое поведение. Преуменьшать значение этой проблемы означало просто смириться с ней, и последнее, чего хотела Черили — это позволить обычной шалости перерасти во что-то реальное. Если она собиралась докопаться до сути, то единственный способ сделать это — уступить странному требованию Динки.

— Что ж, тогда вот как мы поступим, мисс Ду, — официальным тоном сказала Черили. — Я поговорю с вашей матерью о вашем поведении, когда она придёт забрать вас.

— Подождите, сегодня? — обеспокоенно уточнила Динки.

— Да. Разве это не то, чего ты хотела?

Удручённая кобылка нервно постукивала копытцами, когда последствия её действий наконец-то стали реальными. Черили напомнила себе, что не стоит ослаблять хватку. Многие из её учениц могли показаться милыми, как нераспустившиеся бутоны, но самые маленькие, такие как Динки, действительно трогали её за живое. По крайней мере, простая угроза поговорить с её матерью возымела желаемый эффект.

Наконец единорожка нарушила своё молчание.

— Как насчёт завтрашнего дня? Скажем, во время обеда?

Конечно, Динки, как и всякая провинившаяся кобылка, хотела отступить, но Черили знала подход.

— Мне нужно всего лишь задать ей несколько вопросов.

— Нет! Вы не можете так поступить!

— И почему же?

— П-потому что, м-м-м... мама всегда слишком устаёт после работы.

Черили подавила смешок от добросердечия предполагаемой хулиганки.

— Хорошо. Тогда завтра в обед. — Она наклонилась к кобылке. — Но ты должна мне пообещать, что не будешь пытаться третировать или запугивать кого-либо ещё, пока мы не поговорим с твоей матерью.

Кобылка радостно кивнула и подняла копытце к голове, как это делала Дитзи, отдавая честь перед выходом на почтовый маршрут.

— Обещаю!

— Вот и славно. А теперь подойдите сюда, вы трое. До конца перемены ещё десять минут. Идите погуляйте.

— Ладно! Спасибо вам, мисс Черили! — воскликнула Динки, побежав впереди двух кобылок и возглавляя их победный марш на школьный двор, подпрыгивая на ходу и улыбаясь от уха до уха.

— Всегда пожалуйста, Динки!

Когда кобылок след простыл, Черили позволила себе слегка усмехнуться, прежде чем снова выйти наружу. Учитывая все обстоятельства, Динки, по крайней мере, была воспитанной хулиганкой и при желании могла держать себя в копытах.


Остаток учебного дня прошёл именно так, как и обещала Динки. Подающая надежды хулиганка снова стала прилежным и милым ангелочком, каким, как знала Черили, единорожка всегда и была. Когда прозвенел последний звонок, Черили вышла из школы вместе с Динки, чтобы встретиться с её матерью. Дитзи Ду растерялась при их приближении, выглядя так, будто готова была улететь прочь в любую секунду. Однако, когда Черили попросила встретиться с ней на родительском собрании на следующий день, пегаска чуть не запаниковала.

Динки тут же подскочила к ней и попыталась уверить свою маму, что всё будет в порядке, но та была слишком расстроена. Собравшись с духом, она сказала Черили, что Динки рассказала ей, что плохо вела себя в школе, но она не хотела верить, что её “любимый милый маффин” мог сотворить что-то подобное. Между её эмоциональными восклицаниями и заискивающими извинениями Черили едва могла вставить хоть одно слово. Наконец, извинившись в последний раз и согласившись встретиться с ней завтра, Дитзи взяла Динки в передние копыта и взмыла в небо по направлению к почтовому отделению, чтобы закончить свою смену.

Черили видела, что Дитзи Ду выравнивает дыхание и вот-вот готова разрыдаться, и это пронзило ей сердце. Остаток ночи это занимало её мысли, когда старые воспоминания подняли свои уродливые головы. Когда они учились в школе, другие ученики постоянно смеялись над бедной пегаской. Той не хватало концентрации из-за косоглазия, и то, что она медленно постигала школьную программу, только усугубляло ситуацию. Чтобы ещё больше оскорбить и унизить, одноклассники придумали для неё обидное прозвище — "Дерпи", так что даже по прошествии стольких лет некоторые пони продолжали её так называть. Это было несправедливо. Впрочем, Дитзи, казалось, не так сильно возражала против этого, принимая прозвище за своё второе имя; но всё это не давало покоя Черили. Это слишком сильно напоминало ей, кем она сама могла стать. Мысль о том, что Динки сама хотела стать хулиганкой, должно быть, разрывала Дитзи на части.

— Мисс Черили?

Вопрос вернул Черили к реальности. Стряхнув с себя навязчивые мысли, она повернулась, чтобы посмотреть, кто задал этот вопрос, и натянула улыбку.

— Да, Сильвер Спун?

— Посмотрите, я правильно нарисовала порядок для естественного испарения? — спросила кобылка, указывая на диаграмму погодного цикла.

— Так, давай посмотрим. Солнце нагревает воду. Хорошо. Водяной пар поднимается и скапливается... о, почти верно! — Она указала на пегаса, парящего неподалёку, которому здесь было не место. — А теперь вспомни материал из вчерашнего урока о естественных погодных условиях. Скажи, что означает "естественный"?

Кобылка задумчиво скривила губки.

— Хм, "дикий"? — задумалась кобылка над этим намёком, и Черили заметила искорку в глазах Сильвер Спун. — О, точно. Спасибо вам, мисс Черили!

— Не за что, Сильвер Спун. — Взглянув на часы, она поняла, что позволила себе почти задремать наяву. — Класс, думаю, мы сегодня достаточно поработали. Пожалуйста, передайте свои решения вперёд и готовьтесь к обеду! А если вы не закончили, то пусть это будет ваше домашнее задание.

В классе раздалась смесь стонов и одобрительных возгласов. Пока Черили ждала, её взгляд был прикован к Динки, которая прыгала вокруг с улыбкой на лице и собирала рабочие листы в своей слабенькой магической ауре. Ни один хулиган не стал бы помогать своему учителю, тем более по собственной воле. Почему такая милая кобылка утверждала, что она плохая пони, теперь ставило её в тупик. Ей предстояло пройти долгий путь, чтобы добраться до уровня Даймонд Тиары в её худшие времена или Строуберри Санрайз, когда Черили училась в школе.

Если она чувствовала себя сбитой с толку, то Дитзи, должно быть, была ошеломлена. Черили могла только представить, насколько расстроена была кобыла как мать, особенно учитывая её прошлое. Хотя все пони выросли и забыли старое много лет назад, те ранние шрамы, вероятно, всё ещё никуда не делись. Оглядываясь назад, можно было сказать, что те события были несущественными, но воспоминания о пережитых смешках и подколках могли гореть так же сильно, как любая психологическая травма взрослого пони. Всё, что нужно было сделать Черили — это просто вскользь вспомнить те дни, как стыд тут же отозвался бы эхом как удар Эпплджек по яблоне.

Сама Черили никогда не придиралась к Дитзи, но и никогда не была для неё защитой и опорой. Её маленькое "я" просто смешалось с потоком остальных учеников, чтобы не выделяться. Она была виновата в том, что смеялась вместе с другими, когда рассказывали ещё одну шутку о неумехе Дерпи, ничего не говорила, когда Строуберри Санрайз издевалась над серой пегаской, и игнорировала плач бедной пони во внутреннем дворике школьного здания. Когда Дитзи больше всего нуждалась в друге, Черили поворачивалась к ней спиной. В конце концов, если бы она сделала это, то стала бы следующей жертвой нападок хулиганов.

— Всё готово. Мы можем идти, мисс Черили? — спросила Динки, неся на спине большой пакет с обедом.

Черили моргнула.

— Ой! Да. — Она прочистила горло и повернулась к остальному классу. — Попрошу внимания, класс! Пожалуйста, сходите сегодня пообедать на улицу.

— Наружу? Но там же такая жара! — пожаловалась Даймонд Тиара.

— Не волнуйся, Даймонд, я дам тебе свой яблочный сок, — сказала Эппл Блум, начиная уводить других учеников к выходу. — У нашей учительницы сегодня намечена важная встреча в классе.

При виде того, как быстро Меткоискатели взяли дело в свои копытца, Черили почувствовала, что у неё зарождаются новые подозрения. Ей оставалось только пожелать, чтобы эти трое оставались лучшими лжецами, и чтобы их неудачные попытки импровизации не приводили к учащению сердцебиения. Если Меткоискатели что-то замышляли с Динки, ей нужно было как можно быстрее закончить запланированную встречу, прежде чем попасться в расставленные ими сети и выпутываться из них по самому дурацкому, заранее задуманному ими сценарию.

Чтобы хоть как-то себя занять, Черили приступила к подготовке будущего места встречи. Собрала и разложила несколько подушек в книжном уголке, который являлся небольшой библиотекой с зоной для чтения в дальнем углу. Именно там она и уселась вместе с Динки. Кобылка схватила свой табурет, чтобы сесть за стол с пакетом для ланча. Это был первый случай в профессиональной жизни учительницы, когда ученица активно помогала ей в организации предстоящего собрания. Но прежде чем она успела сказать Динки об этом, раздался тихий стук в дверь.

Черили собралась с духом и, сделав глубокий вдох, открыла дверь.

— Добрый день, Дитзи.

Серая пегаска низко опустила голову, как будто это она попала в беду, а не Динки. Кобыла едва подняла голову на приветствие.

— Здравствуйте, мисс Черили. Мне жаль, что так вышло.

Черили упала духом, увидев Дитзи такой обескураженной.

— Можно без формальностей, мы уже давно знаем друг друга. Заходи, я обещаю, что бы ни случилось, это далеко не так плохо, как ты думаешь. Любые проблемы разрешимы.

Черили завела огорчённую кобылу внутрь, но всю дорогу Дитзи отказывалась смотреть ей в глаза, стыдливо наклоняя голову. Улыбка Динки почти сразу исчезла, когда она увидела лицо своей матери. Единорожка выглядела ещё более растерянной, чем когда-либо, когда Дитзи села рядом с ней.

Динки посмотрела Дитзи в глаза.

— Мамочка?

— Привет, мой сладенький маффин. У тебя сегодня был хороший день в школе?

— М-м-м-м... — пробурчала Динки. — Почему ты такая грустная?

— Потому что я беспокоюсь за тебя.

— Но мисс Черили здесь.

— И ты тоже. Просто... — Дитзи нахмурилась, не зная, что сказать. — Прости, если я всё опять испортила. Я знаю, что часто беру тебя с собой на работу, но обещаю, это ненадолго. Тебе, должно быть, куда приятней поиграть дома или со своими друзьями, чем слоняться по скучному старому почтовому отделению.

— Но... но... — кобылка в замешательстве посмотрела на Черили.

Не желая видеть, как Дитзи подвергает себя ненужной душевной боли, Черили прочистила горло, чтобы привлечь внимание другой кобылы.

— Я верно понимаю — ты была занята на работе больше обычного?

— Да. Мистер Парт Парцель вышел на пенсию два месяца назад, и мы всё ещё ищем другого сортировщика почты. И теперь мы все берём на себя дополнительные обязательства, и иногда мне приходилось брать Динки с собой. — Дитзи вздохнула, роясь в своей почтовой сумке. — У меня едва хватает времени, чтобы помочь Динки с домашним заданием. Вероятно, именно поэтому её успеваемость ухудшилась. — Найдя искомое, Дитзи вытащила небольшую стопку бумаг и положила её на середину стола. — Она показала мне это прошлым вечером.

Черили придвинула к себе эти бумаги и сразу узнала учебные листы и тесты, которые она выдавала в течение последних нескольких недель. Чего она не помнила, так это выделенных курсивом двоек в верхней части каждого листа.

— Динки, ты ничего не хочешь мне сказать? — спросила Черили у единорожки.

— М-м-м... — глаза Динки расширились, и она закачалась взад-вперёд на своём стуле. — Простите меня, мисс Черили. Это моя вина... я буду стараться лучше.

Черили присмотрелась к бумагам повнимательнее, сосредоточившись на недавнем тесте по истории Эквестрии. Она точно знала, что Динки была прилежной ученицей и круглой отличницей. Тогда почему, во имя Селестии, оценки Динки были такими удручающими...

Скрип!

Уши Черили навострились, когда её чувства хранителя дисциплины обострились до предела.

— Что это было? — спросила она.

— Что? Я что-то пропустила? — спросила Дитзи, отрываясь от своей хандры.

— Мне показалось, что я что-то услышала. — Черили огляделась в поисках источника шума, быстро проверив главную дверь, чтобы убедиться, что никто из жеребят не прокрался обратно внутрь. Она повернулась к Динки, которая была занята тем, что переводила встревоженный взгляд с одной кобылы на другую.

— Всё в порядки, Черри? — спросила Дитзи.

Мысли Черили резко оборвались. Никто, кроме её друзей, не называл её так, и она не слышала своего прозвища уже много лет. И она уж никак не ожидала услышать его от Дитзи Ду.

— Ой! Я не хотела. — пегаска виновато прикрыла рот копытом и отшатнулась. — Я имею в виду, мисс Черили.

Черили быстро покачала головой.

— Всё в порядке, Дитзи. Я просто удивлена, как хорошо звучит моё второе имя... я не слышала его уже много лет. — Для пущей убедительности она издала тихий, умиротворяющий смешок. — Ох, столько воспоминаний.

Дитзи наклонила голову.

— Разве? А как же Санрайз и Бон-Бон?

Строуберри и Бон-Бон? Черили не могла вспомнить, когда в последний раз провела хоть сколько то времени рядом с ними или с кем-либо вообще. Конечно, они иногда приглашали её к себе в гости или на вечеринку, но работа для вишнёвой пони всегда стояла на первом месте. И если две кобылы всё также проводят время вместе, они уже попросту забыли о её существовании. И это было неудивительно. Она бы на их месте, скорее всего, тоже махнула копытом на ту пони, которая качает головой на любую просьбу.

— Я всё ещё вижу их в городе, когда бываю не занята, но я уже и не вспомню, когда они в последний раз называли меня Черри.

— Почему? Неужели тебе больше не нравится это весёлое и звонкое имя?

Черили покачала головой.

— Нет, что ты. Наверное, я просто уже не такая жизнерадостная как прежде.

— Но ты всегда поднимаешь мне настроение, когда я тебя вижу.

Черили не смогла удержаться от улыбки. Она и забыла, какой очаровательно серьёзной могла быть Дитзи. Это было замечательное качество, и её сердце радовалось, что Динки тоже переняла его.

— Спасибо, Дитзи, но давай сперва решим то дело, ради которого мы и увиделись, хорошо?

Кобыла кивнула и откинулась на спинку сидения. Динки посмотрела на свою маму и разочарованно нахмурилась. Снова взглянув на пегаску и её дочку, учительница подумала, что их роли теперь поменялись местами. И Черили почувствовала непреодолимое желание снова стать той весёлой задорной кобылкой и прогнать мрачные тучи, нависшие над головой Дитзи.

— Давай сперва разберёмся с оценками. Похоже, кто-то решил неумело разыграть нас, ведь Динки — круглая отличница.

— Что? — воскликнула Дитзи, схватив один из листов и начав его просматривать. — Но здесь так много крестиков! — Она перевернула страницу и указала на самый верх. — А здесь стоит двойка!

— Ты уверена, что это двойка?

Дитзи в замешательстве нахмурила брови и снова развернула листок. Пегаска попыталась сфокусировать взгляд на бумаге, подняв её повыше, чтобы получше разглядеть. На странице отразился свет, и Черили увидела более толстую белую полосу, на которой была написана оценка. Дитзи, должно быть, тоже заметила это, потому что отложила листок и соскребла копытом эту полосу, обнажив  под ней цифру пять.

— Что это?

— Я уверена, что и другие такие же. — Черили взяла одно из домашних заданий и просмотрела его, вставая со своей подушки. — На самом деле, я думаю, что эти крестики были обведены красным карандашом. Давай я просто возьму ластик и...

Ушки Динки захлопали, когда единорожка резко вскочила со своего места.

— Подождите! Не надо!

— Не надо что, Динки?

Кобылка быстро левитировала свой пенал с карандашами со своего столика и вытащила из него ластик.

— Вы можете воспользоваться моим, мисс Черили.

Учительница моргнула и села обратно, удивлённо глядя на свою подозрительную ученицу. Динки поёжилась под давящим взглядом, но Черили всё равно взяла ластик в копыто. И, осторожно водя им по бумаге, начала стирать цветной карандаш с теста, открывая серию правильных галочек по всей длине вместе с верхней линией двойки. Затем она последовала примеру Дитзи и тоже соскребла белый слой со своего листка.

Черили кивнула и показала свою работу.

— Теперь выглядит более знакомым. Видишь — отличный результат.

Дитзи растерянно моргнула, пытаясь сосредоточиться на всех заданиях, лежащих перед ней.

— Я не понимаю. Зачем кому-то понадобилось всё это делать?

— Честно говоря, я тоже озадачена, но думаю, что кое-кто за этим столом знает ответ на этот вопрос, — заключила она, когда её взгляд вернулся к Динки.

— Хорошо, я сжульничала, я подделала свои оценки, — призналась единорожка.

— Но постой... я не понимаю, это просто глупо, Динки. Как ухудшение твоих оценок может сыграть тебе на пользу? — спросила Черили.

Понимая, что её нехитрый план раскрыли, Динки нервно потёрла копытца друг о друга, пытаясь найти другое оправдание.

— Ну... я… просто сжульничала наоборот?

Дитзи повернулась к дочери, взгляд пегаски не предвещал ничего хорошего.

— Послушай, Динки, тебе не следует лгать другим пони. Почему ты солгала о своих оценках?

Динки опустила взгляд на свои копытца.

— Потому что теперь я плохая пони, поэтому у меня должны быть плохие оценки.

— Но ты ведь на самом деле не получала двойку, мой маффин.

— Не получала... поэтому мне и пришлось пойти на хитрость. Ведь если бы я действительно схлопотала двойку, это могло сильно расстроить мисс Черили. А я не хотела расстраивать мисс Черили, — захныкала Динки.

— Но, видя плохие оценки, я тоже начинаю сильно волноваться за тебя, мой маффин.

— Я-я знаю, но... — Динки посмотрела на мисс Черили, а затем снова на свою маму. — Ты никогда не веришь мне!

Черили опустилась на свои копыта и вздохнула. Динки и вправду оказалась ужасной задирой, но не в том смысле, в каком хотела быть.

— Ты действительно хочешь быть хулиганкой, Динки?

— Да, — пробормотала Динки, дрыгая копытцами.

— Непохоже, что ты этого правда хочешь.

— Но я хочу! — возмутилась единорожка. Она перевела взгляд с одной взрослой пони на другую. — Ведь я... я вчера хорошенько отделала Скуталу.

Дитзи потрясённо ахнула.

— Ты сделала что?

Черили покачала головой.

— Нет, ты этого не делала. Скуталу была в полном порядке, когда я её осматривала. Ни одно пёрышко не выбилось из крыльев.

— Ладно, но за день до этого я растоптала замок из песка! — заявила Динки. — Это очень плохой поступок!

— Да, но Пепперминт Твист сказала, что ты сама же его и построила.

— Нет, я его не строила! Она солгала вам!

— Динки? — строго заметила Дитзи, наклонив голову на уровень столешницы, пытаясь смотреть дочери прямо в глаза. — Ты правда разрушила чей-то замок из песка?

— Д-да. И сделала много других плохих вещей, — пробормотала Динки, уставившись в стол. — Честное слово.

— Хорошо, — сказала Черили, отступая от темы разговора. Она не хотела переубеждать кобылку, поэтому попробовала другой подход. — Почему ты была так груба со своими друзьями?

— Потому что я плохая пони, — насупилась единорожка.

— И ты действительно хочешь быть плохой пони?

Динки кивнула, но продолжала смотреть на стол перед собой.

— Но почему, маффин? — спросила сильно встревоженная Дитзи. — Почему ты хочешь быть плохой?

Динки закрыла глаза и покачала головой.

— Ты злишься на меня?

Глаза Динки распахнулись.

— Нет! Я люблю тебя, мамочка! Я так сильно люблю тебя и хочу, чтобы ты была счастлива! Но почему ты грустишь? Ведь ты здесь, ты не должна грустить!

— Что? О чём ты говоришь, маффин? — спросила Дитзи, полностью погрузившись в разговор.

Вместо ответа единорожка стукнула копытцами по табурету и повернулась к Черили.

— Почему она грустит, мисс Черили?

Черили была в полной растерянности, но ей не хотелось ещё больше давить на расстроенную кобылку. Та словно сидела на иголках и явно была чем-то встревожена, но всё ещё цеплялась за свою идею запугивания. Но, продолжая настаивать, Черили рисковала загнать кобылку глубоко в себя. Если Динки начнёт плакать, то её мама, возможно, не сильно отстанет от неё. Ей нужно было поговорить с Дитзи и переориентировать усилия.

— Ты, должно быть, проголодалась, Динки? Почему бы тебе не пойти на улицу и не поесть с другими жеребятами?

— Э-эм... — кобылка украдкой несколько раз оглядела комнату. — Хорошо, — осторожно пробормотала она.

— Славно. А пока ты пойдёшь к столу, я отвлекусь на секунду, чтобы поговорить с твоей мамой.

— Мисс Черили, от этого ей станет лучше?

— Конечно. Мы с твоей мамой добрые подруги. Просто не задирай никого из своих друзей, ладно?

— Обещаю, я буду хорошей пони, — пообещала Динки. После чего она спрыгнула со стула и схватила ртом свой пакет с завтраком, ожидая, когда взрослые последуют за ней.

Черили взяла Дитзи Ду за копыто и вывела наружу. Она чувствовала, как та дрожит, вероятно, охваченная беспокойством. Как только они оказались на улице, Динки в одиночестве потрусила к столикам для пикника. Дитзи смотрела, как убегает её дочурка, присев на край крыльца. Пегаска прислонилась к столбу, как делала это много лет назад. Однако в отличие от тех времён, когда они были кобылками, Черили встала на её сторону.

Дитзи обняла старый столб и сказала:

— Я просто не знаю, что пошло не так.

— Позволь мне внести абсолютную ясность, прежде чем мы перейдём к другой теме: Динки — одна из моих лучших учениц, — твёрдо заявила Черили без тени сомнения. — Я могу заверить тебя, что Динки не делала ничего из того, о чём рассказывала тебе дома. Мне жаль, правда. Я сама должна была поговорить с тобой раньше, или, по крайней мере, передать Динки записку, чтобы она её тебе передала.

Лёгкая улыбка озарила лицо Дитзи.

— Я знаю. Она всегда была моим милым маленьким маффином. Я просто беспокоюсь, зачем она это делает. Я не могу избавиться от чувства, что это моя вина. Я её мать.

Черили ободряюще положила копыто на плечо Дитзи.

— Ну, а я её учительница. И по тому, как она ведёт себя в моём классе, я могу сказать, что у неё прекрасная любящая мама.

Нежная улыбка Дитзи стала шире.

— Благодарю, мисс Черили.

— Знаешь, я не лгала Динки, когда говорила, что мы с тобой подруги. И ты можешь называть меня Черри, если хочешь.

Краткий миг шока сменился одной из фирменных сладких улыбок Дитзи.

— Правда? Ты действительно не против?

— Только если ты не против этого. Прости меня, я не всегда была тебе хорошей подругой.

— Забудем старое. — Кобыла взмахнула копытом. — Это больше не имеет значения. Жизнь переменилась, и многих пони теперь не узнать.

— Ты права. — Черили вздохнула, пытаясь собраться с мыслями. — Но по правде говоря, меня всё ещё беспокоит, когда я вспоминаю, как я обращалась с тобой. Может, это из-за того, что я всегда была среди других жеребят, когда звучали те обидные слова со смешками... я не знаю. Да, сейчас уже мало чего можно изменить, много воды утекло, но есть то, что я должна сделать. Прости меня, Дитзи, что меня не было рядом, я не обняла тебя и даже утешающего слова не сказала, когда ты так нуждалась в этом. Тебе нужна была настоящая подруга, а я тогда так и не решилась ею стать.

Дитзи замолчала, позволяя неожиданному признанию дойти до неё. Каким-то образом улыбка стала ещё слаще, и за ней последовали утешающие слова, которые словно мягкие крылья окутали Черили:

— Спасибо, для меня это много значит, Черри.

— Не за что, Дитзи. — Черили откашлялась, прежде чем вернуться к разговору. — И я не хочу предполагать, но я могу представить, как ты, должно быть, беспокоишься, что Динки может стать одной из тех ужасных теней, что ты оставила в детстве.

Упоминание о её дочери вернуло кобылу к реальности.

— Я ей не поверила, но я не думаю, что какой-нибудь родитель захочет слышать, что его ребёнок пристаёт к кому-то другому. Только не мой маленький маффин.

— Не волнуйся. Я не сомневаюсь, что у Динки впереди блестящее будущее. Я уверена, что если мы соберёмся с мыслями, то сможем понять, из-за чего она пытается притвориться злодейкой. — Черили посмотрела в сторону столика, за который села Динки. — Но сначала мы должны...

Дитзи выпрямилась.

— Мы должны что?

Черили встала, быстро подсчитав число учеников, и обнаружила, что из шестнадцати за столом сидят двенадцать жеребят, а четверо куда-то запропастились.

— Хм, странно, а где...

Прежде чем она успела закончить свой вопрос, из здания школы донёсся чувственный звук саксофона. Обе кобылы бросили взгляд через плечо, а затем снова друг на друга.

— Почему “Беспечная малиновка” играет в школе? — оглянувшись, спросила Дитзи.

— Хороший вопрос, — хмыкнула Черили. Хит Джорджа Меллоуларка был невероятно популярен во времена юности Черили, но он не совсем подходил для учеников начальной школы.

Обе пони бросили обратно внутрь и увидели то, чего всё это время опасалась Черили. Динки и Меткоискатели были в самом разгаре приготовления чего-то, что она даже не знала, как можно было назвать.

Бумаги со школьными заданиями были сложены стопкой и переставлены на край столика Динки, а на их месте стояла ваза с белыми пионами — любимыми цветами Черили. На её столе было расстелено большое одеяло для пикника. Динки как раз выкладывала кусочки холодной пиццы из своего коричневого пакета, пока Свити Белль накрывала на стол. Тем временем Эппл Блум и Скуталу отошли в сторонку, сражаясь с классным проигрывателем, на котором играла одна из самых стереотипных песен поколения Черили.

Несмотря на окружающий хаос, Черили сохраняла хладнокровие. Она спокойно подошла к проигрывателю и подняла иглу копытом. После чего вздохнула через нос и оглядела кобылок, которых застукали с поличным. Она ничего не сказала. Её недовольного взгляда было достаточно, чтобы потребовать объяснений.

— Я же говорила тебе, что нам следовало подождать, прежде чем они вернутся, и только потом повозиться с проигрывателем! — прошипела пегаска земной пони.

— Нет. — Черили покачала головой. Не таких объяснений она ждала. — Девочки, это то, о чём я думаю?

Свити Белль постучала себя по подбородку, глядя поверх стола.

— Ну, почти. Правда на этот раз любовного зелья мы не используем. Это ведь хорошо, правда?

Учительница хлопнула себя копытом по лбу, её терпение полностью иссякло.

— Причём здесь эти глупости! Сейчас время родительского собрания, и нам не нужно, чтобы произошло то, чего вы ожидали! Ради всего святого, сегодня даже не День Сердец и Копыт! — Она решительно опустила копыто. — Девочки, я очень разочарована в вас.

В то время, как Меткоискатели гримасничали и стыдливо отворачивались, выговор был для Динки непосильным. Единорожка немедленно согнулась под этим давлением, слегка шмыгнув носом, и вскоре всхлип перешёл в рыдание:

— Я плохая пони!

Дитзи немедленно включила режим матери, подлетев к своей дочери, чтобы заключить её в тёплые объятия.

— Нет-нет, не плачь, мой маффин. Мамочка любит тебя.

Черили прикусила свой полный сожаления язычок и махнула копытом, привлекая внимание Меткоискателей, чтобы они подошли ближе. Три кобылки тихонько приблизились к столу учительницы, чтобы дать Динки и Дитзи немного пространства. Она с суровым видом заняла своё место и указала Меткоискателям встать у стола.

— Ладно, вы трое. Объясните, что происходит. Сейчас же, — потребовала Черили.

— Эй, не смотрите на нас так. Это была не наша идея! — возразила Скуталу.

— Мне всё равно, чья это была идея. Я хочу знать, почему?

— Но в том-то и дело. Мы не знаем, мисс Черили. Честное слово! — воскликнула Эппл Блум. Она легонько стукнула копытцем по полу. — Мы просто согласились помочь своей подруге, когда услышали, что Динки захотела устроить что-то вроде свидания во время обеда с вами и её мамой.

— На самом деле, пицца была нашей идеей, — призналась Свити Белль. — Я сперва попыталась приготовить спагетти, но у меня ничего не получилось.

Черили в замешательство склонила голову набок.

— Свидание за обедом?

— Я просто хотела, чтобы ты снова была счастлива, и я не знала, что делать! — Динки шмыгнула носом, пытаясь взять себя в копыта. — Я знала, что мисс Черили делает тебя счастливой, и я подумала, что могла бы... я могла бы разыграть неприятную ситуацию и... и... — Динки зарыдала, уткнувшись в грудь матери.

Дитзи затихла, гладя дочь по спине, чтобы унять безудержные рыдания кобылки. Однако сама пегаска с трудом сдерживала румянец.

— Всё хорошо, Динки. Конечно, она делает меня счастливой. Мы с ней были хорошими подругами с тех пор, как были в твоём возрасте, — сказала Дитзи, переводя взгляд с дочери на Черили.

Динки подняла голову.

— Но мамочка, в твоих книжках с забавными картинками написано совсем другое.

— Ой, ты их видела? — пробормотала Дитзи себе под нос, поглаживая гриву дочери. — Те книжки, где я рисовала всех своих друзей? Ты права, мой милый маффин. Они и правда делали меня счастливой. Поэтому я их и рисовала давным-давно.

Динки покачала головой.

— Нет, не эти, мамочка. Я говорю о тех, других.

— Ты это о чём, милая? — Дитзи застыла и побледнела от шока. Она натянуто улыбнулась и не сводила глаз с Динки. — Н-не говори глупостей, у меня не было других книжек с картинками.

— А как же те, к которым идут красивые слова? Мисс Черили была во многих из них, и как она делает тебя счастливой, и как сильно она тебе нравится, и как бы ты хотела, чтобы вы были вместе.

Глаза Дитзи расширились от ужаса.

— Это были... — кобыла побледнела, оглядываясь по сторонам, её рот скривился от смущения. Черили чувствовала себя ничуть не лучше, поставленная вторым признанием Дитзи в тупик. Эппл Блум и Свити Белль покраснели и подавили смешок, в то время как Скуталу еле сдерживала себя, чтобы не повалиться на пол от безудержного хохота.

Динки обеспокоенно похлопала маму по груди.

— Мамочка?

Оглядев комнату, Дитзи прочистила горло и выдавила из себя улыбку.

— Знаешь что? Мы можем поговорить об этом позже, мой маффин, мамочка обязательно расскажет тебе, что на самом деле делает меня счастливой. Спасибо тебе за то, что пытаешься мне помочь.

Динки с лёгкой улыбкой зарылась в шёрстку своей матери.

— Не за что. Но мне действительно жаль, что мне пришлось обманывать тебя, мамочка.

— Всё хорошо. Я прощаю тебя. Я люблю тебя, мой маленький маффин.

Дав им обеим немного времени, Черили подошла к их маленькой семье.

— Не хочу вас сейчас прерывать, но можно тебя спросить, Динки?

— Да, мисс Черили, — спросила единорожка, смахнув копытцем слезинки с глаз.

— Если всё, чего ты хотела, это чтобы мы с твоей мамой, — она сделала паузу и прочистила горло, — пошли на свидание, зачем ты всё это сделала?

Динки крепче вцепилась в шёрстку своей матери, ища поддержки.

— В маминых книжках написано, что вы ей очень нравитесь, но она слишком напугана, чтобы просто подойти и сказать вам об этом. Я не знала, что и придумать. А потом вспомнила, как вы разговаривали с мамой Снипса, когда он совершил ещё одну проделку. И я подумала, что если я перестану быть доброй и стану хулиганкой, вам придётся поговорить с моей мамой, пригласив её в школу.

Книжки, упомянутые ранее, не остались незамеченными Черили, но она решила повременить со своим любопытством.

— Я правильно понимаю, все те плохие вещи, о которых ты рассказывала, были только для того, чтобы я вызвала твою маму на родительское собрание?

Динки кивнула.

— Да, мисс Черили. Я была готова понести любое наказание, чтобы вы с мамой наконец встретились и пообедали как на настоящем свидании.

— И пока вы с мисс Дитзи разговаривали на крыльце, мы собирались помочь Динки сделать это более романтичным со всеми этими изысканными блюдами и спагетти... я имею в виду... пиццей, — добавила Эппл Блум.

Свити Белль проворчала что-то себе под нос, украдкой посмотрев на подругу.

— Да, но мы даже не смогли всё здесь организовать, когда вы за всем здесь наблюдали. Нам едва удалось прокрасться обратно, когда в класс входила Дитзи Ду! — пожаловалась Скуталу. Пегаска зажужжала своими маленькими крылышками и задёргала ножками. — Кстати, ваш стол очень тесный.

Учительница нахмурила брови.

— Это потому, что он не предназначен для того, чтобы под ним прятались три кобылки.

— Нам жаль, — хором произнесли Меткоискатели.

Черили вздохнула про себя. Теперь у неё были ответы на всё вопросы, которые она хотела получить, но она понятия не имела, что с ними делать. Её ученики всегда находили новые и изобретательные способы угодить в неприятности, о которых она даже не подозревала.

— Всё в порядке. Я прощаю вас, но впредь вам следует быть умнее, прежде чем пытаться сделать что-то подобное.

— Н-но на этот раз у нас была веская причина, верно? — предположила Эппл Блум. — Мы просто хотели помочь Динки и Дитзи.

— Я понимаю, девочки. Может, у вас и были благие намерения, вам всё равно не следовало соглашаться с планом своей подруги. И, Динки?

Кобылка вздрогнула, услышав своё имя.

— Да, мисс Черили?

— Я знаю, ты просто хотела помочь своей маме, но ты заставила её волноваться, солгав ей о своём поведении в школе. Таким способом ты не сделаешь её счастливой.

Динки снова шмыгнула носом и обняла свою маму.

— Прости, что заставила тебя волноваться.

— Всё в порядке, Динки. Я уже простила тебя. — Дитзи с любовью поцеловала дочь в макушку и мягко улыбнулась. — Но мы поговорим о твоём поведении, когда вернёмся домой, хорошо?

Динки кивнула и улыбнулась в ответ. Единорожка знала, что попала в большую переделку, но Черили видела облегчение на её лице, когда малютка наслаждалась материнским теплом. Насладившись этой негой, единорожка повернулась к учительнице, состроив нахмуренную гримасу.

— Значит ли это, что вы теперь не будете обедать с моей мамой?

Черили тоже выдавила из себя ухмылку.

— Ну, я этого не говорила.

Обволакивающая материнская аура Дитзи была разрушена в мгновение ока, когда единорожка высвободилась из них.

— Подождите, что?

— Я бы с удовольствием как-нибудь сходила с тобой на настоящий обед, Дитзи. Может быть, я даже смогла бы оценить эти твои красивые книжки, о которых с такой любовью рассказала Динки.

— О-о-о! Ну... — Кобыла нервно захихикала, а её крылья смущённо задёргались. — Они того не стоят, правда. Это простые стихи, которых даже жеребёнок устыдится. Тебе бы они точно не понравились.

Черили рассмеялась.

— Дитзи, я постоянно проверяю предложения, написанные десятилетними жеребятами. Я могла бы сделать перерыв и почитать что-нибудь, написанное кем-нибудь из пони моего возраста.

Дитзи вспыхнула ещё ярче и зарылась лицом в гриву дочери, безуспешно пытаясь спрятаться.

— На самом деле, я написала некоторые из них, когда мне было десять, — смущённо произнесла пегаска.

Черили растерялась.

— Так давно? Но как насчёт этого... — она вовремя остановилась, прежде чем ляпнуть что-нибудь бестолковое. — Ну… ты знаешь.

Дитзи подняла голову и погладила дочь по гриве, чтобы крошка себя больше не изводила внутренними переживаниями.

— Я думала, мне нравятся многие пони. Однажды я даже очень сильно пострадала из-за этого. Хотя я никогда не жалела об этом, потому что в моей жизни появился новый смысл. — Она уткнулась носом в гриву Динки и с любовью обняла её. С новыми силами она снова посмотрела на Черили своими прекрасными золотистыми глазами, полными нервозной храбрости. — Но всё равно, даже после произошедшего ты всегда нравилась мне больше других, Черри.

Черили была рада, что у неё был более тёмный цвет шёрстки, иначе можно было бы заметить румянец на её щеках.

— Тогда как насчёт того, чтобы поужинать в эти выходные?

Хвост Дитзи замелькал взад-вперёд, когда пегаска просияла от радости.

— Правда?

— Конечно. Скажем, в субботу?

— Думаю, я смогу найти время. Но сначала я должна узнать, сможет ли Аметист присмотреть за Динки.

Черили что-то напела себе под нос.

— Знаешь, я не буду возражать, если Динки составит нам компанию, конечно, если она не возражает идти рядом со своей матерью и учителем. — Вишнёвая пони наклонилась к своей ученице и улыбнулась. — Но прежде она должна пообещать, что отныне будет хорошей маленькой кобылкой.

Динки просияла от восторга.

— Я буду! Обещаю, я не подведу и буду самой лучшей кобылкой во всей Эквестрии!

— Прекрасно! — сказала Черри, улыбнувшись маме и дочери. — Тогда увидимся на свидании!