Автор рисунка: aJVL

Заклинание, которое всё поправит

В фарфоровой кружке всё ещё оставалось немного чая. Твайлайт приподняла её магией, и с удовольствием прикоснулась к стремительно остывающему напитку. Мало что может сравниться с полуночным забегом по старым энциклопедиям, особенно когда в зоне досягаемости есть что выпить.

Она героически продиралась через суховатый список реставрационных заклинаний, размещённых в порядке возрастания восстановительности. В конце стояло несколько по-настоящему любопытных экземпляров, вроде заклинания для обновления целого замка или, заклятья омоложения пони. Конечно, для их осуществления потребовались бы непомерные усилия, так что они представляли лишь теоретический интерес.

Твайлайт поняла, что она уже пару минут перечитывает один и тот же абзац.

– Спасибо за помощь, Совелий. Пожалуй, сегодня с меня хватит.

Можно с чистой совестью отправляться давить на массу. В конце концов, она вообще планировала остановиться полчаса назад! Но для полной гармонии нужно добить список.

«Заклинание, которое исправляет всё», – прочитала единорожка заглавие последнего пункта. «Телепортируйтесь на один понячий корпус вперёд, затем вверх, затем влево, назад, вниз и вправо. Таким образом, вы останетесь на месте, но настройки Вселенной будут сброшены до стандартных. Предупреждение: единорогам моложе двенадцати лет перед выполнением данного заклинания следует отточить указанный телепортационный манёвр на неодушевлённых предметах». Твайлайт сонно затрясла головой.

– Чушь! Настолько серьёзное заклинание может выполнить любой единорог?! И что значит «стандартные настройки Вселенной»? Похоже, кто-то в издательстве имел странное чувство юмора!

– Угу! – поддакнул Совелий.

От души зевнув, Твайлайт решила разобраться с загадочным заклинанием утром. По дороге к милой тёплой постели в голову пришла мысль, что, возможно, это пасхальное яйцо или розыгрыш, вполне согласованный на всех уровнях, а не происки одинокого вредителя-шутника. «Возможно, если я сделаю всё правильно, из-за дезориентации у меня возникнет отрыжка или глаза съедутся в кучку». Единорожка прилегла на постель и тихонько, чтобы не разбудить Спайка, хихикнула. «Но даже если так, как-нибудь всё равно его надо будет попробовать. Вдруг оно настоящее!». Вымотавшийся за долгий плодотворный день мозг соскользнул в сон, и мысли не посещали Твайлайт вплоть до следующего утра.

***

Рэйнбоу Дэш привычно проверяла понивильское небо, когда совершенно без предупреждения (на небе не было не облачка) её ударила молния. Это была не атмосферная молния с громом, вспышкой, и всем что приличной молнии причитается. Это была самая натуральная застёжка, но преогромнейшая, сравнимая по размеру с речным змеем. Каждое железное звено было толщиной с копыто, а всего этих звеньев было несколько сотен, так что немудрено, что пегаса неслабо огрело этим неожиданным атмосферным явлением. Рэйнбоу ахнула, но смогла сохранить высоту.

– Что, чёрт возьми, происходит?!

Наткнувшаяся на пони молния сложилась пополам, и, с грациозностью железной макаронины, продолжила свой полёт к городу. На некотором отдалении в небе мелькнуло ещё несколько молний. Длина и металлический блеск всё-таки немного роднили их с электрическими разрядами.

– Это даже не погода! – возмущённо заорала Дэш в небо. – Это издевательство!

Не успели первые молнии достигнуть земли, как им навстречу ринулись потоки воды. Изо всех местных лужиц и ручейков к небу полезли миллиарды капель, которые постепенно образовали плотную стену из серых нитей. Происходящее можно было бы принять за дождь, если бы всё не происходило беззвучно. Ну, в самом деле, откуда взяться звукам, если капли не бьются об землю, а зависают в вышине, волшебным образом превращаясь в облака!

«А облака, должно быть, со временем конденсируются на землю. Дождь наоборот», – отметила про себя Дэш.

Твайлайт потратила первые двадцать минут нового дня на войну с взбесившейся лестницей. Как только единорожка оказывалась на полпути к первому этажу, лестница начинала рычать, и отвозила пассажирку на исходную позицию. Конечно, Твайлайт могла телепортироваться вниз, но нельзя было просто взять и оставить ожившую лестницу в покое! Кто-то не поленился похимичить с серой магией, и подкинуть ей свинью под покровом темноты. Поначалу Твайлайт заподозрила Трикси. Но после того как лестница проигнорировала все подходящие к ситуации заклинания, библиотекарша сняла с горе-волшебницы обвинение: проделка была сделана слишком хорошо. По качеству, это больше походило на работу принцессы, но Твайлайт никак не могла понять, какой урок можно извлечь из рычащих ступенек. Она даже не улавливала в своём положении чего-либо забавного или обидного. Скорее, в ней возрастало любопытство к сильной, но неведомой магии, а также дискомфорт от того, что распорядок дня немного нарушен. Плюнув, в конце концов, на лестницу, Твайлайт отлевитировала на первый этаж всё ещё спящего дракончика, и выглянула на улицу.

К её ногам упала молния.

– Рэйнбоу Дэш! – заметила Твайлайт потеряно мечущуюся в небе пони. – Что происходит с погодой?

– Она взбесилась во всей Эквестрии! Но не переживай – я не никуда не улечу, пока в Понивилле всё не станет как раньше!

– Эй, народ, смотрите, что я могу! – из подворотни появилась счастливая Пинки, запряжённая во что-то вроде кастрюли на колёсиках. – Я щас полечу!

– Да неужели? – Дэш увернулась от очередной молнии, и скептически сложила передние ноги.

– Смотрите! – Пинки сняла с кастрюли крышку, и запрыгнула внутрь. Через несколько секунд пони вылетела обратно, окружённая водой. – Уи-и-и-и! – восхищённо прокричала она, быстро удаляясь от своих друзей. Дэш закатила глаза.

– Слетаю, сниму её оттуда, пока это не сделала молния.

– Хорошо. Я к Эплджек. Думаю, ей пригодится любая помощь, чтобы обезопасить ферму от такой погоды.

Дела на ферме обстояли плохо. Половина культурных растений танцевала джигу, а вторая половина – поспешно возводила противомолниевые укрепления над загонами с животными, которые, в свою очередь, стали вести себя как овощи. Рэрити, облачённая в водонепроницаемый костюм, стояла посреди этого праздника растительной жизни, и никак не могла подобрать подходящую эмоцию. Эплджек, выглядящая немножко сошедшей с ума, помогала растениям обезопасить скот.

– Эм, – промямлила про себя Твайлайт. – Не уверена, превратилось ли всё в один безумный кошмар, или же тут и без меня неплохо справятся…

– Хвала богиням! Вот ты где! – к Твайлайт подлетела Флаттершай. Судя по гриве, пегас успела пережить как минимум две истерики. – Твайлайт! Срочно сделай что-нибудь! Все животные проснулись, и не двигаются! Я всё перепробовала!

Слёзы с глаз Флаттершай взлетели к солнцу, а на их место шлёпнулась молния.

– Ну всё! – Твайлайт ударила копытом землю. – Мир явно сошёл с ума. Вчера вечером я выучила заклинание, которое всё исправит, и я собираюсь его применить!

Твайлайт сосредоточенно нахмурилась, зажмурила глаза и её рог слабо замерцал. Слабее, чем при использовании левитационного заклинания. Больше никаких эффектов не происходило – ни сияющих лавандовых сфер, ни пафосных вспышек света – только посверкивание, на которое никто не обратил бы внимания, если не предваряющие его слова единорожки.

– Твай, это не слишком похоже… – скептически заговорила Эплджек, но резко замолчала на середине предложения.

Звон молний исчез. Первым, что увидела Твайлайт после выполнения заклинания, было кукурузное поле. Похоже, голая земля, на которой она стояла всё это время, на самом деле была отведена под сельскохозяйственную культуру. Поблизости никого не было.

– Невероятно! Заклинание и вправду сработало! – воскликнула она. – Хм, я не почувствовала перемещения в пространстве. Когда всё исправилось, подо мной оказалось несколько кукурузных стеблей, как будто бы я появилась тут, упав с небольшой высоты… Странно, хотя, конечно, лучше уж так, чем появиться с растениями торчащими из шкурки.

Продолжая бормотать всякие никому не интересные мелочи, касающиеся исполненного заклинания, Твайлайт выбралась на дорожку между полями.

– Ну, доброго утра, тебе, сахарок! – дружелюбно поприветствовала её Эплджек, словно они только сейчас встретились. – Что ты забыла посреди моего поля?

Твайлайт прошиб холодный пот. Этот проклятый фокус что, перебросил её в другую Вселенную? Она покачнулась, но устояла. Спокойно. Наверное, всего лишь ещё одно заклинание для путешествия во времени.

– Эплджек… – Твайлайт нервно улыбнулась. – Ты ведь знаешь моё имя, да?

– Пф-ф-фт, сахарок, что за глупые вопросы? Ты… – несколько трудных для всех мгновений тишины, – Твайлайт! Ха-хах, блин, голова ватная сегодня, а все воспоминания как будто в меду тонут.

– Прости, что забралась на твоё поле, Эплджек. Неудачно поколдовала. Я пойду.

– Ох, ну, будь здорова! Можешь заглянуть к нам сёдня вечерком – кукуруза-то как раз поспела, так что будем варить, свеженьким перекусишь!

Твайлайт ещё раз улыбнулась и поспешила к воротам фермы. «Всё в порядке, но произошло действительно что-то мощное. Первое – узнать сегодняшнюю дату. Второе – написать отчёт принцессе Селестии».

– Твайлайт! – окликнула её Рэйнбоу. Было ясно, что это она, и дело было даже не в голосе или визуальном контакте. Пегас могла бы изображать моржа, Твайлайт всё равно её узнала бы. Просто если какая-нибудь пони звала её сверху, то в девяноста пяти процентах случаев это была Рэйнбоу. Ну а в пяти – принцесса. Селестия.

– Эй, Твайлайт!

– Ну что?

– Спасибо за волшебную погоду! – улыбающаяся от глаза до глаза Рэйнбоу показалась из-за маленького облачка, и исполнила восьмёрку в практически чистом небе. Да, заклинание поработало на славу.

– Так, ты знаешь, что я всё восстановила?

– Ну да! Ты ведь сама вчера… – Рэйнбоу замерла, и изящно приземлилась на все четыре копыта. – Или уже сегодня? Постой-ка. – Рэйнбоу посмотрела в пустоту. – Чёрт, я не помню! Хм-м-м, ты, кажется, собиралась применить заклинание... – Рэйнбоу положила голову на траву, и обхватила её передними ногами. – Кстати, у тебя нет с собой чар против головной боли?

Возможно, у Рэйнбоу сохранились ошмётки воспоминаний, так как она находилась на большем расстоянии от эпицентра? Или же она просто отклонилась от «стандартных настроек» не так сильно, как Эплджек? Последние минуты перед заклинанием явно не были нормой, и те, кто меньше контактировал с безумием, меньше страдали от «сброса».

От логических построений Твайлайт отвлёк стон Рэйнбоу, которая, по привычке плюя на всю теорию, очень даже страдала.

– Сейчас я помогу, постарайся ни о чём не думать. – Радужную гриву охватило Твайлино сияние. – Вот так.

Твайлайт не знала никакого заклинания против головной боли. Но в данном случае было очевидно, что послужило её источником. Единорожка осторожно обрезала кривую бахрому свежайших воспоминаний Рэйнбоу, сохранив, впрочем, то, что говорило об авторе нынешней погоды.

– Итак, – Твайлайт заинтересованно взглянула на пегаса, – ты, случайно не запомнила, как мне удалось сделать такую погоду? Какие-нибудь подробности? Мне бы они пригодились для дальнейших экспериментов.

– Ох, нет, ничего, чистый лист. – Рэйнбоу поднялась на ноги, и резко подлетела к Твайлайт, – Но спасибо за неё! И за голову! М-м-м-м!

–Хи-хи, Рэйнбоу, что это на тебя нашло? – Твайлайт вырвалась из крепких объятий подруги, и отступила на несколько шагов. – Ты ведёшь себя не как обычно!

Пегас иронично фыркнула. Потом фыркнула нейтрально. Потом задумчиво.

– Слушай, а ты права. Обнимашки, это… по-девчачьи? Просто я чувствую себя сегодня утром как-то правильно. Как-будто из меня вытащили кусок чужой мозаики, и на его место положили подходящий. Чёрт, поэтичные сравнения, это ведь по-девчачьи? И слово «поэтичный» – тоже? Да пошло оно буераками, я веду себя как хочу!

– С сегодняшнего утра, да?

– Ага. Ты не первая, кому я сегодня сама, по собственной инициативе, устроила обнимашки. Третья, или четвёртая. Причём первыми были простые прохожие, которые плохо знали прежнюю меня.

– Постой, в каком смысле «прежнюю тебя»?

– Все эти воспоминания, они колючие. Блин. Я часто вела себя как эгоистичная сволочь. Грубила и лезла на рожон при первом удобном случае. Как вы меня, девчонки, терпели? В общем, я думаю, моё поведение было связано с тем, что я стеснялась быть слишком сопливой. Я даже чувствовала себя в обществе других кобылок странно! Мне было не по себе от всей этой женственности, ой, то есть, я хотела сказать, девчачьести.

– Понятно, типичная сверхкомпенсация.

– Чего? – Рэйнбоу тряхнула головой, и счастливо продолжила. – А сегодня дурацкое чувство исчезло! Я в своей тарелке с любым пони! Мир такой пушистый! Ми-ми-ми!

О богини! Всю дорогу в билиотеку Твайлайт мысленно отплёвывалась от новой Рэйнбоу. «Колючие мысли», «пушистый мир» и это её чувственное самокопание угнетало. И вообще – «грубила при первом удобном случае»? Старая Рэйнбоу была вполне обходительной кобылкой! Ну, в пределах нормы. Крутой, но адекватной. Новой Дэш не стоило катить на неё бочку.

Спайк продолжал спать, но магическим образом вернулся на второй этаж. Стараясь не шуметь, Твайлайт прокралась к календарю, и убедилась, что она всё ещё в своём времени. «Я буду скучать по старой Дэш», – печально подумала Твайлайт. «Хотя, конечно, нужно с пониманием относится к новой. Она не так уж и плоха. У неё память старой Дэш, и вообще она сохранила в себе многое от себя прежней. Не стоит их различать». Твайлайт уверенно кивнула своим мыслям, и потянулась магией за пергаментом и чернильницей. «К Дэш просто добавилось немного поняшности. Она стала чуть-чуть сильнее походить на среднюю пони. С ней стало чуть проще общаться, она стала как Флаттершай». Твайлайт посетила тревожная мысль. Она поморщилась, и отогнала её, концентрируя внимание на письме, но мысль кружила в воздухе, постоянно выталкивая из головы формирующиеся строчки.

– Если Рэйнбоу Дэш подобрела, то Флаттершай могла озвереть. – Наконец прошептала единорожка. – Это было бы гармонично.

Точнее, это бы сохранило баланс крутизны и доброты в мире. Бедные зверушки. Следовало навестить жёлтого пегаса, пока она не наломала дров. Конечно, воспоминания сдерживали бы её некоторое время в узде, да и заклинание, кажется, творило лишь чистое добро (что подозрительно), но всё равно, имея темперамент Рэйнбоу Дэш накормить кроликов не получится.

***

– Привет, Твайлайт! – Флаттершай возбуждённо замахала копытом. – Не хочешь чаю?

– Пожалуй. – Животик единорожки заурчал. – У меня с утра во рту и маковой росинки не было. Как твои животные?

– О, просто прекрасно! Энджел сделал просто чудесный обед, ты должна попробовать!

– Энджел? Ты уверена?

– О, конечно! Ему помогал мистер Боброзуб, и, честно говоря, получился просто милейший стол для семи персон!

Что? У Флаттершай гости? Впрочем, нет, наверное, это один из её пикников со зверушками. Она изредка устраивала такие, когда подружки были заняты, но хотелось с кем-нибудь почаёвничать.

А, нет. За столом сидели случайные пони из Понивилля. Некоторых Твайлайт знала только по именам, а некоторых вообще видела впервые.

– Ты просто пришла в город, и пригласила на ланч первых встретившихся тебе прохожих? – потрясённо спросила единорожка.

– Ох, богини, конечно же нет! Тут только те, кто, эм, кто и так собирался немного подкрепиться. Почти все заняты в это время дня, так что пришло совсем мало пони. Одно место остаётся свободным даже после твоего прихода. – Флаттершай вздохнула.

– Эй, Флаттершай! – позвала какая-то рандомная Берри Пунш. – У тебя есть ещё этого безалкогольного яблочного сидру?

– Минуточку, подруга! – Флаттершай метнулась за пуншем.

Подруга? Твайлайт захотелось закричать и убежать подальше, но голод был сильнее, так что она поочерёдно подарила всем пони за столом улыбку, и приступила к трапезе. Оказывается, Эйнджел хорошо готовил.

Рэйнбоу стала как Флаттершай, а Флаттершай стала как Пинки. Если продолжать сдвиг, то, наверное, Пинки переняла норов подруг-единорогов, или стала вести себя как Эплджек. Хотя нет, Эплджек вроде-бы вела себя нормально. Твайлайт провела с ней мало времени после заклинания, но всё же. Да и в себе она не ощущала никаких внутренних изменений. Голова прекрасно работает, и она ещё не совершила чего-то безумного. Пожалуй, какой-либо обмен характерами тут не при чём. Каждая пони поменялась в одиночестве. В Рэйнбоу было много старой Рэйнбоу, а в Флаттершай, пожалуй, – старой Флаттершай. С напором Пинки, она бы собрала тут пол-Понивилля.

– Скажи, Флаттершай, а ты не почувствовала каких-нибудь изменений сегодня? Тебе не кажется, что мир стал другим?

– Нет, не думаю. Хотя знаешь, у меня самой сегодня странное настроение. Как будто бы всю прошлую жизнь я вставала не с того копыта, а нынче проснулась правильно! – пегас мило засмеялась и сытые гости вторили ей. – Знаешь, когда я увидела сегодняшнее солнце, все мои страхи показались мне такими глупыми!

– Да! – поддержала её Берри Пунш. – Долой негатив!

– Глупыми и смешными? – задумчиво уточнила Твайлайт.

– Нет. Мне не хочется ржать над тем, что определяло моё поведение годами. – Флаттершай наклонилась к Твайлайт. – Давай поговорим о чём-нибудь другом? Я могу поговорить о страхах с тобой, но рассказывать об этом всем подряд всё-таки самую чуточку стыдно.

– Ох, прости.

– Сама прости. Я начала эту тему, а теперь тебя же и затыкаю. Из-за этих перемен я веду себя немного сумбурно, наверное. То приглашаю всех пони, то стесняюсь при них говорить.

– Всё обязательно устаканится, Флаттершай.

– Хорошо. А теперь, давайте играть в шарады!

Было очень весело, так что Твайлайт вырвалась из домика Флаттершай только через несколько часов. Она бы осталась до вечера, но один единорог стал пародировать принцессу Селестию, и она вспомнила, что письмо до сих пор не написано.

Возвращаясь, она прислушивалась к своим ощущениям. Да, такое чувство, словно она возвращается с вечеринки Пинки. Крылатой Пинки, которая всё время летает посмотреть, как там её маленькие зверушки. Безумие. Но она привыкнет к новым подружкам. Привыкнет. Они остались собой, и даже стали лучше.

– Наконец-то ты вернулась, Твайлайт! – поприветствовал её дракончик, выглянув из-за книг.

По спине Твайлайт пробежал холодок.

– Только не говори мне, что ты увлёкся литературой.

– Да не в жизнь! Я скорее съем собственный кодекс. Я пытался достать банку с кристаллами на кухне, так что мне потребовалось несколько стопок.

Какое облегчение! У дракончика ещё остались небольшие пороки, он всё ещё любил хорошо покушать. Ну, хоть кто-то из её друзей смог сохранить свою уникальную очаровательность. Твайлайт помогла ему, достав высоко стоящую банку телекинезом.

Шустро проглотив парочку, Спайк остановился, и со скучающим лицом поставил банку на стол.

– Что-то не так? – спросила Твайлайт встревоженно.

– Да, потерял аппетит.

– Гр-р-р, Спайк, пиши письмо!

В своём отчёте принцессе Твайлайт решила не акцентировать внимание на обстоятельствах применения заклинания, но в подробностях описала эффект, который оно оказало на своих друзей. В общем, единорожка диктовала всё это письмо только для того, чтобы задать принцессе вопрос: встречала ли она когда-либо подобную магию раньше, и если да, то каких последствий стоило ожидать? Вообще, не допустила ли она ошибку, применив подобное заклинание?

Спайк сжёг письмо, и с удивлением взглянул на Твайлайт.

– Ох, Твай, я и понятия не имел, что тут всё это произошло. Впрочем, я частенько узнаю новости записывая их под твою диктовку, ха!

Твайлайт вернулась к учёбе. Вся эта суета безнадёжно испортила учебный план, но нужно было продвинуться хоть по некоторым предметам! Она успела прикончить вчерашнюю энциклопедию к тому моменту, когда пришёл ответ принцессы.

«Дорогая Твайлайт,

Ты рассказала интересную историю. Я не подозревала о существовании исполненного тобой заклинания, но, похоже, оно хорошо повлияло на жизни всех пони в Эквестрии. Спасибо тебе.

Post Scriptum: В последнее время я много думала о твоём обучении. Нам нужно встретится, чтобы обсудить твою исследовательскую программу. Приезжай, как только сможешь.

Принцесса Селестия».

Похоже, принцессе тоже досталось. Но это не повод паниковать, ведь все резко стало хорошо, а не плохо. Возможно, она с трудом вспомнит имя Спайка, резко обнимет её, и внезапно закатит пир? В любом случае, нужно было морально подготовиться. Прежняя принцесса была превосходным учителем и собеседником, но у неё были свои недостатки. И дело не ограничивалось приколами на чайных приёмах. Далеко не ограничивалось. Даже если игнорировать некоторые жутковатые слухи, которые Твайлайт наслушалась от придворных, портрет принцессы получался скорее серым, чем белым. Вряд ли принцесса изменилась настолько, чтобы стать идеальной во всех отношениях. Поэтому не следовало испытывать её терпение.

– Что ж, Спайк. Я слетаю в Кантерлот увидеться с принцессой, так что теперь ты возглавляешь гарнизон этой крепости.

– В каком смысле – слетаешь?

– Придётся раскошелиться на воздушный шар.

***

У дверей тронного зала, помимо двух обязательных гвардейцев, стоял ещё и Шайнинг Армор.

– О, доброе утро, Твайлайт. Давно не виделись.

– Здравствуй, Шайнинг Армор. – они слегка обнялись. – Я приехала из Понивилля на день или два. Как жизнь?

– Всё прекрасно. Правда, довольно скучно. Помнишь Каденс?

– Ещё бы.

– Я понял, что она не нужна.

– М?

– Я с ней встречался некоторое время. А вчера наступило озарение.

– Хм, ну, значит, вы не подходите друг к другу. Хотя, по-моему, Каденс – прекрасная пони. Принцесса Селестия у себя?

– Нет, она осталась гулять в Кантерлотском парке после того как подняла Солнце. Пойдём, я тебя отведу.

Принцесса была не в верхнем парке, примыкающем к дворцу, а в парке скульптур. У поворота каждой дорожки стояла статуя из белого мрамора. Насколько знала Твайлайт, каждая статуя что-нибудь символизировала. Селестия остановилась у статуи, символизирующей яблоко.

– Твайлайт Спаркл, моя самая верная ученица! – принцесса расплылась в улыбке.

– Здравствуйте, принцесса. – Твайлайт прогарцевала к наставнице, и встала около её правого крыла. – Вы хотели о чём-то со мной поговорить?

– Я тут подумала… А зачем ты вообще живёшь в Понивиле?

Воспринимай это как вопрос из теста, Твай. Новолестия вовсе не подумывает переселить тебя в Кантерлот.

– Я изучаю магию дружбы. Вы же сами сказали мне этим заниматься.

– Ах, это. – Селестия горько усмехнулась. – Ты настолько хорошая ученица, Твайлайт, что относишься серьёзно ко всем поручениям, что я тебе даю. Скажи, что бы ты сделала, если бы я сказала тебе приступить к изучению Рика Эстли?

– Это тот Тротингемский певец? Ну, я, в первую очередь, обратилась бы к Рэрити, она довольно хорошо разбирается в современной эстраде. Затем нужно было бы связаться с несколькими пони из Тротингема…

Селестия тихонечко рассмеялась.

– Забудь, Твайлайт. Видишь ли, я ужасная пони. Когда я услышала, что тебе жаль покидать своих новых друзей, во мне проснулось два чувства. Первое, конечно же, было желание прогнать с твоей мордочки печаль. Но кроме него, у меня возникло желание увидеть твою реакцию, после того как я распоряжусь оставить тебя в этой деревеньке. Я подумала, что это будет забавно. К тому же, разведчики сообщили, что в Эквестрии появился взрослый дракон, и если бы всё пошло хорошо я собиралась послать вас против него, забавы ради. Мне очень жаль. Я переосмыслила свои ценности. Сегодня вечером ты переедешь обратно в Кантерлот.

– Нет!!! – взревела Твайлайт. – Не надо!

Одна довольно высокая статуя, символизирующая неведомую фигню, странно запульсировала. Или Твайлайт только показалось? Её нынешнее состояние не слишком подходило для проведения наблюдений.

– Но Твайлайт, это была лишь шутка. Я понимаю, что она подзатянулась. Сначала меня забавляла твоя доверчивость, потом мне было страшно тебе признаться. Да и, честно говоря, мне и не очень-то хотелось. О моя я, какой же ужасной пони я была! Вчера, с твоей помощью, я осознала свои прошлые ошибки. Теперь всё будет по другому, Твайлайт.

– Но я хочу остаться со своими друзьями! Мне понравилось ваше прежнее решение, и я не хочу никаких перемен!

Ой. Не следовало кричать на принцессу. Если все эти слухи правдивы, то сейчас её отправят совсем не в Кантерлот. Ой-ой.

– Хорошо, моя любимая ученица. Пойми, я должна была признаться и предложить тебе вернутся. Но я не буду настаивать на своём предложении и поступлю так, как ты желаешь.

Статуя перестала пульсировать в тот же момент, когда у Твайлайт отлегло от сердца, так что ей всё-таки не удалось понять, что же происходило. Она смахнула выступивший на лбу пот, и решила сменить тему.

– Скажите, принцесса, а что это за странная статуя вон там?

– Ах, это довольно мрачная история. Но история давно закончившаяся. Я хотела бы её забыть, так что позволь мне оставить твоё любопытство неудовлетворённым.

– Хорошо, принцесса.

Обратно в Понивиль Твайлайт летела на королевской колеснице. Ветер постоянно развевал её гриву, но у такого средства передвижения были свои плюсы. Например, гордое одиночество. Никто не пытался утопить её во «внезапно появившемся вчера» дружелюбии, никто не подглядывал через плечо. Можно было спокойно насладиться чтением книжки про Дискорда. Она была интереснее всего, что Твайлайт читала за последнюю неделю (не считая описания пресловутого заклинания, конечно). Однако принцесса была права, охарактеризовав историю духа как «мрачную». Вообще многие рассказы, относящиеся к ранней классической эре, были завязаны на несчастьях пони. Тем не менее, единорожка проглотила книгу как намыленную, и ступив на землю, уже мучилась от дилеммы: признаться принцессе о том, что она всё-таки разузнала историю статуи, и предупредить о странном поведении Дискорда, или осторожно промолчать.

– Спайк, я до-ома! – жизнерадостно пропела она, вешая левитацией шляпу на вешалку. – Пресвятая Селестия!

– Ай! – Спайк подскочил, пытаясь спрятать за свой спиной фолиант, в два раза превышающий его по размеру. – Я не знал, что ты вернёшься так скоро!

– Ты всё-таки увлёкся книгами! – Твайлайт закрыла глаза, пытаясь сдержать слёзы. – Как ты мог!

– Да ладно тебе, Твай, невозможно жить в библиотеке, и не начать чего-нибудь читать. И вообще, почему тебя это расстраивает? Ты ведь любишь книги!

Твайлайт не ответила, и выбежала на улицу, обиженно хныча. Ей было нужно прийти в себя, побыть одной. Она поскакала в парк.

Всё было слишком хорошо. Чересчур хорошо. Словно она умерла, и попала в волшебную страну, насквозь пропитанную дружелюбием. Ей хотелось назад, в мир, где улыбаются не сто, а только восемьдесят пять процентов пони, в мир, где прекрасные вечеринки со сладостями проходят раз в неделю, а не каждый день. Её тошнило от приторного вкуса вселенной. Всё её друзья превратились в приветливую розовую массу обычных пони, и она хотела вернуть своих привычных друзей. Пусть не таких удобных, но интересных.

Оголтелая детская ругань вырвала её из грустных размышлений. Она открыла глаза и приподняла ушки. Точно, жеребята переполнены жизнью и постоянно меняются, так что её глупое заклинание не смогло выбить из них всю дурь! Ха! Твайлайт хихикнула, и зашуршала копытами друг о дружку. У неё созрел хитрый план.

Она как будто случайно столкнулась Черили на рынке. Учительница уже слышала о поездке Твайлайт в Кантерлот, так что не составило никакого труда перейти к рассказу о парковых скульптурах.

– Ты бы видела работы Микольтанджело! Кажется, что он делал скульптуры, магически копируя настоящих пони из камня!

Черили рассмеялась.

– Твайлайт, я не могу отправится в Кантерлот немедленно. Сейчас середина недели и я должна учить жеребят каждый день.

– Так возьми их с собой! Устрой экскурсию.

– А это отличная идея! Мы давненько никуда не выбирались!

– Ха-ха! Я так рада, что помогла тебе, Черили, ты даже не представляешь! Давай я дам тебе несколько книг про кантерлотские статуи, чтобы ты могла рассказать жеребятам всё как можно подробней!

Твайлайт отлевитировала в продуктовые сумки учительницы несколько толстеньких томов, в том числе и недавно приобретённую ею книгу про духа дисгармонии. Это было необходимо, чтобы экскурсия остановилась у статуи хотя бы на пару минут. Вообще, чем дольше они проведут времени, рассматривая драконикуса, тем выше шансы на успех.

Да, поступок отчаянный, но надежды на то, что Эквестрия станет хоть чуть-чуть прежней, можно было возлагать лишь на него. Потому что никто в здравом уме не подсказал бы Твайлайт, как сделать заклинание, которое всё испортит.

***

«Визуальная магия: как пустить пыль в глаза» от Трикси уже валялась прочитанной от корки до корки под кроватью Твайлайт, когда в её окно врезалась перемазанная в розовой вате Рэйнбоу Дэш.

– Просыпайся, соня! – заорала она, приложив копыта к стеклу. – Чертовщина происходит во всей Эквестрии вообще, и на ферме ЭйДжей в особенности! Нам нужна твоя помощь!

Твайлайт, ни слова не говоря, подхватила книженцию, и направилась к Сладкому Яблоку. Взойдя на высокий холм, на котором её было видно со всех сторон, она в последний раз перечитала приглянувшееся ей заклинание, и гордо объявила:

– Не волнуйтесь! Я выучила новое заклинание, которое всё поправит!

Комментарии (28)

0

Бёрнинг Брайт, и тебе спасибо!

Рад, что понравились эти фразочки — за обе меня в своё время ругали, но я считал, что так лучше, и вот наконец дождался единомышленника! =)

Watergrass #26
0

Автор, спасибо, шикарная зарисовка. Жалко только, что не были показаны изменившиеся характеры ЭйДжей, Рэр и Пинки, да и посмотреть на нескольких "фоновых" пони вроде Лиры, Бон-Бон, Дитси или СМСок было бы интересно.

GORynytch #27
+1

Прикольный и необычный рассказ, спасибо!

Oil In Heat #28
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...