Квинтэссенция охоты

Однажды Твайлайт, Старлайт Глиммер и Мундэнсер решили провести всю ночь в подвале замка Дружбы, посвятив её научным экспериментам. И это было только начало их проблем. То, что казалось прекрасной идеей, ввергло весь город в полную, эмм… неразбериху.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Мундансер Старлайт Глиммер

Судьба Аликорнов

Воспоминания Селестии о своем с сестрой прошлом и прошлом своей расы.

Принцесса Селестия

Просто флирт

Твайлайт умная пони, но без всякого опыта в личной жизни. И тут в Понивиле проходит большая вечеринка. Друзья уговаривают пойти единорожку, где она после порции коктейлей встречается с привлекательным пегасом со всеми вытекающими последствиями. Но то, кем он окажется на самом деле Твайлайт даже не могла предположить.

Твайлайт Спаркл

Серый

Умирая, единорог Рам отправил свою душу на поиски судьбы. В это время человек, а вернее душа человека оказывается в Эквестрии. Обе души попадают в тело Чейджлинга. Приключение начинается.

Платежная дисциплина

Одной пегасочке придется спуститься в глубины порока, чтобы узнать порядок платежа за ошибки.

Другие пони

Тимурка в Пониленде

Поздним вечером один из жителей Северной столицы возвращался домой. Он еще не знал, что судьба уготовила ему путешествие в волшебную страну маленьких пони.

Дискорд Человеки

Офицер в стране чудес

Опасное это дело, боец, в лес ходить. Думаешь самое страшное, что тебя ждёт в походе - это злобная мошкара, мозоли от снаряги и воодушевляющие люли от непосредственного командования? Как бы не так. Ты можешь попасть в такую задницу, что чистка туалетов за потерянный аккумулятор от казённой рации покажется курортом. Всё начнётся с того, что ты найдёшь самую обычную на вид землянку, а дальше... Что? Ты уже слышал эту историю? Не бойся, в этот раз всё будет совсем по другому...

ОС - пони Человеки

Попаданец и магия. Часть I

Человек попадает в Эквестрию. Банально? Может быть. В последствии, у него обнаруживаются способности к магии. С помощью которых, он спасает Рэйнбоу Дэш, сам при этом едва не расставшись с жизнью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Посетители идут!

Сестра Редхарт наслаждается своим днем, попутно решая некоторые семейные проблемы. Подруги пытаются оживить обстановку в спальне? Поможем. Ревнивая жена? Без проблем. Вечный конфликт между поколениями? Ну, это только начало неприятностей.

Другие пони Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

После веселья

диалог Селестии и Дискорда, произошедший после его повторного заточения.

Автор рисунка: Devinian

Здесь повсюду тыквы!

– Но, м-а-а-а-а-а-м! – с печальным видом произнесла Кризалис, подходя к маме. – Это ежегодная традиция – ходить за конфетами в Ночь Кошмаров. Все пони так делают.

– Вот именно, пони. А мы с тобой не пони. Поэтому ты никуда не пойдешь, – не терпящим возражения тоном сказала королева.

Кризалис грустно всхлипнула и посмотрела на свою мать умоляющими глазами, сделав их настолько большими, насколько это было возможно.

– Ну прошу, – заканючила она.

– Я сказала "нет", малышка, – сурово повторила королева. – Нет и точка.

Кобылка сердито надула щеки и быстро выбежала из тронного зала, едва не сбив нескольких стражников, которые с интересом уставились на маленькую принцессу, которая стремительно неслась по туннелям и коридорам улья в сторону кабинета ее отца. Ворвавшись туда, она возбужденно закричала, перепугав всех и заставив короля подпрыгнуть.

– Папа, можно мне пойти на праздник?! – громко спросила она.

– Праздник? Ты о том, что будет проходить завтра в Эквестрии? – задумчиво поинтересовался он.

Она кивнула головой и весело прибавила:

– Ага, в Нью-Хуфшире!

Король на мгновение задумался над ее просьбой, постукивая себя по подбородку, а затем посмотрел на дочь вопросительным взглядом.

– А ты уже спрашивала свою мать? – сказал он.

– Ну… да, – тихо произнесла кобылка.

– И что она на это сказала? – продолжил допрашивать ее отец.

– Эм... я даже не помню, но вроде бы, она была не против, – солгала малышка со слабой улыбкой, на что король лишь весело усмехнулся и взъерошил гриву Кризалис.

– Хорошая попытка, Кризи. Но если твоя мама сказала "нет", это значит "нет".

– Но папа, – захныкала Кризалис, упираясь копытами ему в грудь и заглядывая прямо в глаза. – Я еще никогда не выходила за пределы нашего улья, а все остальные чейнджлинги рассказывали мне, как весело живется в городе пони! Прошу! Прошу! Прошу!

Ее отец поднял бровь, глядя на свою дочь. Ее глаза были широко открыты, а губки умильно дрожали.

И король сдался. Это была его единственная слабость: ее большие щенячьи глаза.

Он нервно прикусил губу, после чего произнес:

– Ох, ладно. Думаю, не будет ничего плохого, если ты…

– Король Метаморфоз! – вдруг раздался возмущенный женский возглас.

Метаморфоз вздрогнул, услышав голос своей жены, который, казалось, прорезал сам воздух. Грозно цокая копытами, она вошла в кабинет к супругу, направив на него гневный испепеляющий взгляд.

– Э-э-э... привет, дорогая, – нервно хихикнул он. – Что-нибудь случилось?

– Вот именно! Так что не пытайся заискивать! – огрызнулась королева. – Я слышала, о чем вы только что говорили. Ты оспариваешь мое решение? Пытаешься вставить клин между мной и моей дочерью?

– Да ладно тебе, Альтератия, – спокойно сказал Метаморфоз. – Наша дочь не вечно будет маленькой. А потому, пусть немного повеселится. Как еще она сможет узнать, что происходит во внешнем мире?

– Но...

– Пожалуйста, мама, – вмешалась Кризалис. – Обещаю, что буду вести себя очень хорошо!

Альтератия уже собиралась ей возразить, но остановилась, когда увидела, как ее дочь очаровательно надула щеки. Взглянув на мужа в поисках поддержки, она встретила второе надутое лицо. Королева закатила глаза и недовольно покачала головой.

– Ладно, она может пойти, – наконец сказала Альтератия.

– Ура! – весело воскликнула Кризалис, запрыгав на месте от радости.

– Но! – быстро вставила ее мать. – Я ни за что не отпущу тебя одну. Поэтому капитан Обсидиан пойдет вместе с тобой.

– Но, м-а-а-а-м! – снова захныкала Кризалис. – Он же такой ворчун!

Метаморфозу еле удалось сдержать смех, когда ее мать раздраженно фыркнула:

– Не говори так о капитане Обсидиане, дочь. Он уважаемый и благородный чейнджлинг, друг нашей семьи, который сможет о тебе позаботиться. И ты должна проявить к нему уважение.

– Но я думал, что он в отставке, – пробормотал Метаморфоз.

– Вот именно! – ответила королева. – А значит, у него есть опыт, чтобы справиться с любыми трудностями, которые могут возникнуть. А главное, свободное для этого время, – с улыбкой прибавила она.


Тем временем, в другой части улья

Престарелый чейнджлинг лежал в своей постели и мирно похрапывал, как вдруг один из его глаз внезапно открылся и пару раз моргнул, после чего и второй его глаз последовал за ним, не совсем понимая, что заставило его брата так резко проснуться. Как только оба они слегка успокоились, чейнджлинг недовольно заворчал и уставился в потолок, одолеваемый тревожными мыслями.

– Что-то здесь не так, – сонно пробормотал он. – У меня нехорошее предчувствие.

Немного полежав на спине, он пожал плечами и, широко зевнув, решил разобраться с этим позже, после чего снова закрыл глаза. Однако заснуть ему так и не удалось. Через пару минут раздался громкий стук в дверь, который прорезал царившую в его комнате тишину.

– Капитан Обсидиан, сэр? – позвал с той стороны молодой голос.

– Бывший капитан. Я в отставке, боец. Чего ты хотел? – недовольно проворчал Обсидиан.

Дверь открылась, и на пороге появился чейнджлинг в черных металлических латах гвардейца, который отдал ему честь:

– У меня срочное сообщение от ее величества, сэр. Вы должны немедленно явиться к ней, – сказал гвардеец.

– Немедленно, да? – зевнул старик. – Ох, и что ей от меня надо в столь поздний час?

– Не знаю, сэр. И кстати, сейчас полдень, – ответил молодой чейнджлинг.

Обсидиан сердито уставился на гвардейца, который осмелился его поправить, после чего потянулся и встал с кровати. Его глаза блеснули в тусклом свете.

– Хорошо, боец. Идем к королеве, – сказал он, вместе с ним выходя в коридор.


– Что-что? Я должен буду сопровождать принцессу на праздник? Что за абсурд?! Это невозможно! Я отставной офицер, а не нянька! – недовольно произнес Обсидиан.

Альтератия закатила глаза, глядя на своего раздраженного подданного. Если бы на его месте был кто-то другой, кто осмелился заговорить с ней подобным образом, то его бы немедленно заковали в кандалы и отправили в подземелье под ульем. Однако Обсидиан был хорошим другом их семьи и являлся одним из редких исключений.

– Я знаю, что это немного не то, к чему ты привык, Обсидиан. Успокойся, – со вздохом сказала она.

– Дело вовсе не в этом. Я совсем не умею обращаться с детьми! – продолжил чейнджлинг. – Я, конечно, очень люблю вашу дочь, но...

– Вот именно! – прервал его Метаморфоз. – А потому как никто другой сможешь позаботиться о ней. Ты наш друг, и мы тебе полностью доверяем.

– Но-но-но... – начал Обсидиан.

– Кроме того, ты уже не раз бывал в Нью-Хуфшире, – прибавила Альтератия, снова прерывая его. – И хорошо знаешь эту маленькую деревню. А потому легко сможешь погулять там с принцессой, верно?

– Да, но...

– Тогда решено! – объявил Метаморфоз. – Ты поможешь нашей дочери провести ее первую и самую лучшую Ночь Кошмаров в жизни!

Обсидиан открыл рот, чтобы возразить, но потом вздохнул в знак своего поражения и сказал:

– Ладно, хорошо, я это сделаю. Надеюсь, наша прогулка не затянется на всю ночь.

– Ура! – воскликнул где-то впереди детский голос.

Обсидиан посмотрел в ту сторону и увидел за одним из тронов Кризалис, которая пряталась там и ждала ответа. Услышав его согласие, она тут же выскочила к нему и крепко вцепилась в переднюю ногу.

– Спасибо вам, спасибо, спасибо, спасибо! – радостно запищала она. – А вы, оказывается, совсем не такой брюзга и ворчун, как я думала!

Обсидиан улыбнулся, погладив юную принцессу по голове, после чего она выбежала из тронного зала, весело хихикая.

– Благослови Праматерь Роя эту маленькую... – начал он, и тут же остановился и удивленно моргнул, прежде чем повернуться обратно к правителям. – Как она меня только что назвала?

– Не понимаю, о чем ты, – солгал Метаморфоз.

– Я тоже, – поддержала его Альтератия.


Кризалис ворвалась в свою комнату с широкой, задорной улыбкой и быстро осмотрелась по сторонам, пытаясь найти что-нибудь, что можно будет надеть на праздник. После чего подбежала к шкафам и распахнула дверцы с помощью магии. Заглянув внутрь, она увидела там именно то, что искала, и весело захихикала, вытаскивая на свет большую белую простыню.

Бросив ее на кровать, она быстро подбежала к своему туалетному столику и, порывшись в ящичке, достала оттуда длинные ножницы. Затем вернулась обратно к простыне и начала ее резать, сосредоточенно высунув вперед язычок.

Удовлетворенная своей работой, она радостно хихикнула:

– Вот так! Я буду самым страшным привидением на свете!


– Капитан Обсидиан? – раздался голос одного из гвардейцев, который постучал в дверь отставного офицера. – Королева уже ждет вас.

– Да-да, сейчас иду, – недовольно отозвался Обсидиан и, сделав печальную мину, вышел из комнаты, продолжая ворчать себе под нос, а затем вместе с гвардейцем направился по туннелям в сторону тронного зала.

– Итак, что же это за архиважное задание, ради которого королева вернула вас из отставки, сэр? – с любопытством спросил молодой чейнджлинг.

Обсидиан сердито на него зыркнул, заставив гвардейца нервно сглотнуть. Но старик не стал на него кричать и лишь пару раз вздохнул, прежде чем сказать:

– Сегодня вечером я присматриваю за принцессой.

– Понятно... и это так плохо? – не понял гвардеец.

– Вообще-то, нет, – начал Обсидиан. – Просто я не в восторге от этого задания, только и всего.

– Неужели? А я-то думал, что вы и принцесса хорошо ладите, – поддразнил его молодой чейнджлинг.

– Не испытывай судьбу, юнец, – огрызнулся Обсидиан. – Я еще достаточно силен, чтобы вбить твой жалкий круп в землю.

– Ладно-ладно, прошу прощения, сэр, – поспешно извинился гвардеец. – Просто я не понимаю, что в этом такого? Вам просто нужно сопровождать принцессу. Я бы не стал из-за этого ворчать.

Обсидиан пропустил его замечание мимо ушей и снова вздохнул:

– Ты, может быть, и не стал, а вот мне пришлось потратить целый день, чтобы прочитать книгу об этом глупом празднике.

– Каком еще празднике, сэр? – удивился молодой чейнджлинг.

– Ночи Кошмаров, – недовольно отозвался пожилой капитан.

– Ах да, я и забыл, что он уже сегодня, – усмехнулся гвардеец.

– Ну да. А я мог бы и вовсе не вспоминать, если бы меня вчера не предупредили, что я буду сопровождать на него юную принцессу, – ответил Обсидиан.

– Понятно. Уверен, это будет очень весело, и вы с принцессой хорошо проведете время, – улыбнулся гвардеец.

– Надеюсь, что так, – фыркнул его бывший командир. – Иначе я бы уже давно был у себя в постели.

Когда они подошли к тронному залу, гвардеец отдал ему честь и оставил своего старого начальника. Обсидиан вошел в королевскую комнату и увидел, что король и королева разговаривают с Кризалис, и про себя отметил, что она выглядит довольно мило в своем костюмчике.

Она все еще была в своей обычной форме, но ее тело закрывала большая белая простыня. Кризалис вырезала в ней отверстия, через которые были видны ее рог, глаза и рот. Обсидиан также заметил, что ей удалось вырезать пару отверстий для крыльев, что было весьма впечатляюще для такой малышки.

– Добрый вечер, Обсидиан, – улыбнулся Метаморфоз.

– Ваше величество, – отвесил старик грациозный поклон.

– Р-р-р! Я страшный призрак! – крикнула ему Кризалис, бегая вокруг Обсидиана и заставляя простыню развеваться.

– О да, юная принцесса. Так и есть, – усмехнулся Обсидиан. – Но чисто из любопытства, ваши величества. Почему она просто не превратилась в кого-нибудь как все чейнджлинги?

– Ну, мы с супругой немного подумали и решили, что так будет безопаснее. Поскольку это праздник, где все пони наряжаются, то окружающие будут больше смотреть на сам костюм, а не на того, кто его носит, – объяснил Метаморфоз.

– Кроме того, я хочу быть чейнджлингом-призраком. А не глупым пони-призраком, – надула губки Кризалис.

– Понятно, – мягко покачал головой Обсидиан.

– Мы тут посовещались, Обсидиан, и решили, что во время этой прогулки ты будешь маскироваться под ее отца. Это ведь нормально? – спросила его Альтератия.

– Разумеется. Никаких проблем, – ответил Обсидиан, взмахнув копытом.

– Хе-хе, папочка-ворчун, – хихикнула Кризалис, хватаясь за ногу матери.

Обсидиан закатил глаза и с быстрой зеленой вспышкой превратился в средних лет жеребца со светло-серой шерстью, черной гривой и таким же хвостом. Его кьютимаркой был плотницкий молоток.

– Ну как? – спросил он.

– Неплохо, совсем неплохо. Приятно видеть, что ты еще не утратил хватку, – одобрительно ответила Альтератия.

Он кивнул ей и вернулся к своему обычному виду.

– Как долго вы планируете, чтобы я гулял с ней?

– Хм, – пробормотал Метаморфоз. – Хороший вопрос. А ты как думаешь, дорогая?

– Что ж, я не хочу, чтобы наша малютка бродила там слишком долго, – размышляла Альтератия. – Так что постарайтесь вернуться часам к девяти.

– Но, мам, я хотела бы остаться допоздна и посмотреть на всех тамошних монстров, – пробормотала Кризалис.

– Не испытывай судьбу, малышка, – строго произнесла ее мать.

Кризалис сморщила носик и надула губки, после чего уселась на корточки, скрестив перед собой передние ноги.

Обсидиан захихикал:

– Идем, юная принцесса.

– Нет-нет, Обсидиан, не называй ее так. Ты теперь под прикрытием, так что веди себя соответственно, – напомнила ему Альтератия.

– Конечно, – поспешно ответил старик. – Идем… эм… Кризалис.

– Так-то лучше, чтобы избежать подозрений, называй ее по имени, – сказал Метаморфоз. – Или как-нибудь нежно. Скажем, Кризи.

Обсидиан вздохнул и закатил глаза:

– Как скажете. Идем, Кризи. Нам пора отправляться.

– Хорошо, папочка-ворчун, – хихикнула Кризалис.

– Пожалуйста, не называй меня так, – простонал Обсидиан.

Кризалис снова хихикнула и обняла своих родителей.

– Пока, мамочка, пока, папочка!

– Пока, милая. Береги себя и как следует повеселись! – улыбнулся Метаморфоз.

Кризалис поскакала рядом с Обсидианом, а мама бросила ей вслед:

– И ни в коем случае не разговаривай с незнакомыми пони!

– Не буду, – пообещала Кризалис.

Обе королевские особы с волнением наблюдали, как их дочь покидает тронный зал, хихикая и болтая с Обсидианом о том, что она собирается сделать на празднике. Альтератия повернулась к своему мужу, нервно покусывая губу.

– Как думаешь, мы правильно поступаем, дорогой? – спросила она.

– Конечно, любимая, – ответил он с теплой улыбкой. – Она ведь уже не ребенок. И рано или поздно должна будет узнать о внешнем мире. Так что не переживай за нее. С нашей Кризи все будет в порядке.

– Наверное, ты прав, – со вздохом пробормотала королева.

– Кроме того, с ней будет Обсидиан, а он ей... – Метаморфоз покрутил копытом в воздухе, – ...почти как добрый, но ворчливый дедушка. Что может пойти не так?


Обсидиан удовлетворенно вздохнул, когда они с Кризалис покинули улей и оказались на улице. Малышка наконец-то притихла, ведь во рту у нее теперь было маленькое ведерко, где, как ей сказали, нужно было хранить всякие сладости, которые она соберет этой ночью. Однако несмотря на это, пожилой чейнджлинг все еще слышал ее частые вздохи, которые вырывались у нее изо рта, поскольку теперь она сидела у него на спине и, держась за шею, возбужденно подпрыгивала от восторга.

Вообще-то Обсидиан был не прочь немного прогуляться, да и Нью-Хуфшир находился совсем недалеко от их улья. Просто было уже поздно, и если бы не этот злополучный праздник, он давно бы уже лежал у себя в постели и наслаждался сладким сном.

– Папа Сидди, – сказала принцесса, беря в копыто ведерко, – мы почти пришли?

– Да, Кризи. И скоро мы... – он сделал паузу и, моргнув, обернулся назад. – Как ты меня сейчас назвала?

– Сидди. Я подумала, что это имя тебе понравится больше, чем папочка-ворчун, – пробормотала она с неловкой улыбкой.

Обсидиан покачал головой, но усмехнулся:

– Да, это имя прекрасно мне подходит.

Кризалис широко ему улыбнулась и, хихикая, еще сильнее обняла за шею. Обсидиан продолжил идти по городу, наслаждаясь легкой вечерней прохладой, которая обдувала его лицо, как вдруг его вновь посетило то странное чувство тревоги, которое возникло у него, когда он лежал в постели.

А точнее, предчувствие беды.

– Ты главное не забывай, что все время должна быть рядом со мной. Хорошо? – сурово произнес он.

– Да-да, – жизнерадостно закивала Кризалис.

Когда они приблизились к центру города, разноцветные огни и декорации на зданиях оказались настолько яркими, что почти полностью ослепили их и превратили ночное небо в день, заставив Кризалис часто задышать и изумленно округлить глаза. Ее голова быстро заметалась туда-сюда, разглядывая необычные украшения и огни, которые были расставлены по всему городу.

– Папа Сидди! – пискнула она. – Что это?

Он проследил, куда указывало ее копыто, и сказал:

– Это тыква, Кризи.

Она с любопытством уставилась на странную резьбу посреди тыквы и задумчиво наклонила голову:

– А почему она выглядит так странно?

– Ну, я думаю, это потому что... – попытался ответить ей чейнджлинг.

– О, а это что? – тут же прервала она его.

– Скелет, Кризи, – вздохнул он.

– Ох, какой он жуткий, – с дрожью пробормотала Кризалис.

– Не бойся, малышка, он не настоящий, – усмехнулся пожилой капитан.

– А я и не боюсь, – надула губки кобылка. – Просто я… я… похвалила его, вот и все.

– Конечно, – ухмыльнулся жеребец, прежде чем остановиться. – Ладно, а теперь слушай меня внимательно. Как написано в книге, что я прочитал, маленькие жеребята должны в этот праздник ходить от двери к двери и стучаться. А когда им кто-нибудь откроет, говорить: "Ночь Кошмаров, погляди! И конфетами нас угости!" после чего…

– Ясно-ясно, – возбужденно закивала принцесса, перестав его слушать на слове "конфеты".

И прежде чем Обсидиан успел ей что-нибудь сказать, Кризалис спрыгнула с его спины и помчалась к одному из домов.

– Кризалис, подожди! – в панике крикнул Обсидиан весело хихикающей кобылке и бросился за ней, но к несчастью налетел на другого жеребца, неудачно споткнувшись о его копыто.

– Эй, поосторожней, приятель! – произнес жеребец.

Обсидиан потер голову и медленно встал на ноги.

– Простите, я просто...

Он сделал паузу и посмотрел в ту сторону, куда убежала Кризалис, и его глаза испуганно расширились, так как принцессы там уже не было. Она исчезла.

– О нет, я труп, – сокрушенно пробормотал он.


Кризалис замедлила шаг, подходя к ближайшему дому, и встала в конце тропинки. Она нервно посмотрела в сторону внушительной деревянной двери и, сглотнув комок в горле, неуверенно зашагала по дорожке.

– Ладно... ты справишься... ведь ты теперь большой и жуткий призрак, – пробормотала она с ведерком во рту.

Подходя все ближе и ближе к двери, она попыталась успокоить себя и несколько раз глубоко вздохнула. После чего собралась с духом и уже хотела поднять копыто и постучаться, но тут ее нога наступила на половицу, которая громко заскрипела.

– Кто там? Очередной противный жеребенок? Я же говорил вам, мелочь, чтобы вы оставили меня в покое и больше не хлопали тут своими крыльями! – проворчал за дверью старый хриплый голос.

– Но... я ими совсем не хлопала, – она оглянулась, чтобы проверить, неподвижны ли ее крылья. – Я все время держала их за спиной.

– Что? Пытаешься подшутить над старым Дженкинсом? А ну, убирайся! А не то как окачу водой! – громко крикнул незнакомец.

Кризалис испуганно закричала и в панике бросилась обратно по тропинке. Она не останавливалась, пока не оказалась на другой стороне улицы, громко сопя и хныкая. В уголках ее глаз были слезы.

– Похоже, я сегодня не получу никаких сладостей, – всхлипнула она.

– Ты что, ходила в дом старого брюзги Дженкинса, да? – вдруг спросил у нее кто-то неизвестный.

Она обернулась, чтобы посмотреть, кто это говорит, и увидела там целую кучу кобылок и жеребят, наряженных в самые разные костюмы. Одна из них была мумией, другой – вампиром, а еще там был оборотень, чудовище Франкенпони, волшебник и зомби.

– К-кого? – переспросила Кризалис, незаметно смахнув с глазок слезы.

– Старый брюзга Дженкинс, – ответил жеребенок, который был одет как вампир. – Он тот еще злюка, который ненавидит Ночь Кошмаров, поэтому все пони избегают его дома.

– А-а-а! – понимающе протянула принцесса.

– Как тебя зовут? – спросил жеребенок. – Мне кажется, я тебя раньше не видел.

– Эм, я Кризи, – представилась кобылка.

– Ясно. Скажи, Кризи, а ты не хочешь пойти вместе с нами? – предложил он. – Моя мама как раз собирается провести нас по всему городу.

– О-окей, – улыбнулась Кризалис.

– Так, Лаки Пин. Ты и твои друзья готовы? – в этот момент раздался голос кобылы.

Кризалис увидела, как из дома неподалеку вышла светло-коричневая пегаска и заметила ее.

– Привет, малышка, а ты кто? – вежливо спросила она.

– К-Кризи, – смущенно произнесла принцесса, не уверенная, стоит ли ей разговаривать с этой незнакомой пони.

– Можно она пойдет с нами, мама? Можно? – весело затараторил Лаки Пин.

– А где твои родители, Кризи? Они где-то рядом? – спросила у нее кобыла.

– Да, мой папа... – Кризалис посмотрела назад и ахнула, поняв, что давно уже не видела Обсидиана. – О нет!

– Что случилось, милая?

– Его нигде нет! Я его потеряла! – захныкала Кризалис.

– О боже, это плохо. Но не переживай, Кризи, мы обязательно его найдем, если ты пойдешь с нами. А заодно соберем немного сладостей. Ты же не против? – тепло улыбнулась мама Лаки Пина.

– Хорошо, мисс добрая пони, – со слабой улыбкой ответила Кризалис.

– Можешь звать меня Лаки Фезер, – сказала кобыла. – Как выглядит твой папа?

У Кризалис перехватило дыхание, когда она попыталась вспомнить, в кого превратился Обсидиан.

– Ну, у него серая шерсть и черная грива, – наконец ответила она.

– Ладно, если я увижу твоего папу, то сразу же дам тебе знать. Ты все еще хочешь пойти с нами? – спросила Лаки Фезер.

Кризалис слабо кивнула.

– Хорошо, все пони готовы? – спросила она у остальных жеребят.

Малыши возбужденно закивали, и группа отправилась по тропинке к одному из ближайших домов.

– Мне нравится твой костюм, – пока они шли, сказал Лаки Пин. – Твои крылья выглядят такими натуральными!

– Спасибо, а мне нравится твой, – сказала Кризалис.

– Кстати, а кто ты? – спросил он, наклонив голову вбок.

– Э-э-э... призрак… вампира? – нерешительно ответила Кризалис.

Лаки Пин моргнул и широко улыбнулся.

– Круто! Давай, идем за сладостями!

Она улыбнулась ему и вместе с остальными пошла за конфетами, болтая о разных мелочах и представляя, как хорошо проведет время в компании своих новых друзей.


Обсидиан, добежав до конца улицы, совсем запыхался. Его шерсть покрывал пот, а глаза – широкие от тревоги – быстро глядели по сторонам. Он не мог рисковать и звать ее, чтобы не выдать их обоих, а потому старался сохранять спокойствие и вспоминал, как себя должен вести почетный офицер улья. Однако сейчас это казалось ему маловажным. На самом деле, он с трудом сохранял ясность мыслей, и паранойя помаленьку начинала просачиваться в его разум.

– О, где же ты, Кризалис? – пробормотал он, нервно прикусив губу, и помчался галопом так быстро, как только мог, по другой улице, не замечая группу жеребят на противоположной стороне дороги, уходящих от него с маленькой кобылкой, которая была одета как призрак.


– Эй, Кризи. Не хочешь постучаться первой? – спросил Лаки Пин.

– Конечно! – улыбнулась Кризалис.

Неуверенно потоптавшись на месте (она еще не до конца отошла от последней неудачной попытки), кобылка подняла копыто и постучалась, после чего сделала шаг назад и посмотрела на дверь, держа ведерко во рту. Вскоре она услышала с той стороны звук приближающихся шагов. Дверь открылась, и взору принцессы предстала голубая кобыла со светлой гривой и хвостом.

– Ночь Кошмаров, погляди! И конфетами нас угости! – закричали в унисон жеребята, и Кризалис запоздало повторила вслед за ними.

Кобыла захихикала, улыбаясь своим юным гостям.

– Ого, какие на вас страшные костюмы! Думаю, вы заслужили немного сладостей, – сказала она, вытаскивая из-за двери переполненную миску и ставя ее перед собой. Глаза Кризалис волнительно расширились при виде угощений, каждое из которых сверкало, словно она увидела самое прекрасное творение на свете. Кобыла достала из миски несколько конфеток и осторожно опустила их в ведра, которые держали жеребята.

– Только не ешьте все сразу, а то придется потом идти к зубному врачу, – предупредила их кобыла, дружелюбно подмигнув.

– Ох, спасибо вам, спасибо, спасибо, спасибо! – вдруг закричала Кризалис, подбежав к кобыле и обняв ее за ногу.

Остальные жеребята в замешательстве на нее посмотрели, и Кризалис, нервно хихикнув, тихонько прошептала:

– Ой, простите, просто мне очень нравится этот праздник.

– Ничего страшного, милая, – улыбнулась кобыла. – В твоем возрасте я была точно такой же, когда начиналась Ночь Кошмаров.

Мама Лаки Пина улыбнулась и жестом пригласила жеребят следовать дальше. Они поблагодарили хозяйку дома и быстро побежали обратно, радостно галдя.


Обсидиан уже начал паниковать. Он пробежал по каждой улице, по каждому двору, стучал в каждую дверь и спрашивал у каждой группы, мимо которой проходил, не видели ли они Кризалис, но все безрезультатно.

– Король и королева меня убьют, – стонал он, быстро скача к очередному дому.

Он постучал в дверь, желая продолжить поиски, и настолько погрузился в свои мысли, что не сразу услышал, как из-за двери раздался крик разъяренного жеребца. Дверь с громким скрипом открылась, заставив его оторваться от своих мыслей.

– Извините за беспокойство, я просто...

Он замолчал, когда его окатили из ведра холодной водой.

– Я говорил вам, назойливые жеребята, чтобы вы отвалили! – крикнул ему злобный пожилой пони.

– Я не жеребенок, морщинистый ты хрен! – раздраженно крикнул в ответ Обсидиан.

– Тогда зачем стучишь в мою дверь?

– Я ищу свою дочь.

– Ой-ой, какая жалость, а я ее не видел! А теперь убирайся отсюда! – с издевкой произнес жеребец и хлопнул перед его носом дверью.

– Старый козел, – выругался Обсидиан.

Он быстро отошел от двери и посмотрел сперва налево, потом направо. Его раздражение вновь переросло в панику, когда он начал представлять, какие ужасы ему предстоит пережить, и что скажут его правители, когда узнают, что их дочь пропала.

Ты должен был присматривать за ней!

Это была твоя обязанность!

Ты был избран!

А теперь наша дочь исчезла навсегда!

ОТРУБИТЬ ЕМУ ГОЛОВУ!!!

Он содрогнулся от этих мыслей.

– Я должен найти ее! Быстро! – сказал он и бросился к следующему дому.


– Ночь Кошмаров, погляди! И конфетами нас угости! – пропели жеребята.

– Ха-ха! Очень хорошо! – усмехнулся усатый жеребец в фартуке. – Угощайтесь, малыши.

Группа громко захихикала, когда жеребец поставил перед ними миску со сладостями. Кризалис удалось схватить самый большой леденец, который она с удовольствием пару раз лизнула, прежде чем опустить в ведро. Отнеся свою добычу обратно к матери Лаки Пина, Кризалис задумалась о том, когда же ей лучше всего съесть это лакомство.

– Ладно, малыши, уже поздно. Пора вам всем идти домой, – сказала Лаки Фезер.

Раздался целый хор возмущенных голосов: «Ну вот! Еще так рано! Нет, я не хочу домой!», когда жеребята услышали эту новость. Лаки Фезер усмехнулась и посмотрела на Кризалис, заметив, что та выглядит немного расстроенной.

– Не волнуйся, Кризи, – сказала она кобылке. – Мы обязательно найдем твоего отца.

– Да! – весело прибавил Лаки Пин. – Он еще пожалеет, что пропустил все эти сладости!

Кризалис неуверенно кивнула и вместе с остальными начала спускаться вниз по тропинке. Ее ведро плавно покачивалось у нее во рту, заполненное разными сладостями. Когда они все вернулись к тому месту, где впервые встретились, к ним присоединились матери других жеребят. Малыши восторженно принялись рассказывать своим родителям о том, как они прекрасно провели время и сколько сладостей им дали. И в тот момент, когда они уже собирались отправиться на поиски Обсидиана, Кризалис вдруг заметила знакомого ей серого жеребца, лежащего в соседнем саду.

– Сидди! – удивленно пискнула она.


Обсидиан валялся на земле в саду какого-то пони, учащенно дыша, так как его охватил приступ паники. Он лежал там довольно долго, не обращая внимания на обеспокоенные взгляды проходящих мимо пони, и снова и снова проигрывал у себя в голове, что король и королева сделают с ним, если он не сможет найти Кризалис или если ее схватят и отведут к правительнице Эквестрии, которая потребует за нее выкуп.

– Зачем я на это согласился? – всхлипывал он. – Я мог просто сказать им «нет»! И ничего бы этого не случилось. А теперь я пропал. Пропал!

Слезы навернулись у него на глазах, готовые вырваться на волю и намочить лицо этого старого вояки, который еще никогда прежде не позволял себе плакать. Но тут до его ушей донесся подозрительно знакомый писклявый голос.

Подняв голову, он в недоумении посмотрел вбок и увидел там маленькое привидение, несущееся к нему на бешеной скорости.

– Сидди! – кричала она.

– Кризи! – взволнованно воскликнул он, прежде чем глаза его расширились от ужаса. – Нет, подожди!

Но не успел он запротестовать, как был жестоко схвачен ножками принцессы, которая крепко прижалась к его шее и, повалив на землю, начала тихо плакать.

– Я уж думала, что больше никогда не увижу ни тебя, ни маму, ни папу, – хныкала она.

– Тихо-тихо, все в порядке, малышка, – прошептал он в ответ, и слезы наконец вырвались на свободу. – Я рядом, теперь ты в безопасности.

Тут до его ушей донесся целый хор умилительных вздохов. Обсидиан удивленно моргнул и, повернувшись, увидел большую группу кобыл, которые весело улыбались и хихикали. На его щеках появился легкий румянец.

– О, какой любящий отец, – проворковала мама Лаки Пина.

– Такого муженька я бы ни за что не прогнала, – прибавила стоявшая рядом с ней пегаска.

– Эй, красавчик, а ты, случаем, не женат?

– О-о-о, э-э-э-м, нет, я… – заикаясь, произнес он.

– Папа Сидди, почему у тебя такие красные щеки? Ты не заболел? – спросила Кризалис, наклонив голову и хихикнув, когда он покраснел еще больше.

И снова все матери восхищенно посмотрели на него, пока он быстро взваливал к себе на спину хихикающую кобылку.

– Эм, нет. Я здоров, – пробормотал он, мысленно прибавив: «По крайней мере, теперь, когда нашел тебя» и уже вслух сказал: – Ну, а теперь попрощайся, Кризи, нам пора домой.

– Пока! Спасибо вам за все! – весело сказала Кризалис, быстро махая копытом остальным.

– Пока, Кризи! Надеюсь, мы сможем как-нибудь с тобой поиграть! – ответил Лаки Пин.

– Непременно! – пообещала Кризалис.

– До свидания, Сидди, – подмигнула на прощание жеребцу Лаки Фезер. – И береги себя. Может, как-нибудь зайдешь к нам на чай?

Обсидиан пробормотал что-то ответ, быстро уходя прочь. Закрыв горящие от смущения щеки, он начал идти по дороге домой, изо всех сил стараясь не обращать внимания на хихикающих кобыл. В это время Кризалис продолжала махать им на прощание.

– Милостивая Прародительница Роя, как же я ненавижу Ночь Кошмаров, – вздохнул он, когда они отошли на безопасное расстояние.


– А потом мы пошли к дому большого усатого пони, который дал нам по гигантской зефирке, и я почти сразу же ее съела, потому что она была очень вкусной! О, а потом мы отправились к той милой кобыле с кошками, и она дала нам несколько бит, потому что не смогла заготовить сладости, и сказала, чтобы я купила их себе сама! Что я обязательно и сделаю! Я куплю себе столько сладостей, что не смогу сразу съесть! О! О! А еще там было...

Метаморфоз и Альтератия улыбались, сидя на тронах и слушая, как Кризалис возбужденно рассказывает им о своей первой Ночи Кошмаров, после чего Метаморфоз повернулся к измученному Обсидиану, который отдыхал в кресле неподалеку, и легонько толкнул его в бок.

– Молодец, старый друг, – усмехнулся он. – Я знал, что ты справишься. Как нам отблагодарить тебя?

– Да ладно, чего уж там… – неуверенно произнес старик.

– Нет, я серьезно. Я еще никогда не видел нашу малышку такой счастливой, – возразил король.

– Действительно, – прибавила Альтератия, взяв Кризалис на ноги и крепко ее обняв. – До этого я не была уверена, стоит ли вас отпускать, но теперь вижу, что напрасно волновалась. Я так рада, что все прошло хорошо. И особенно рада, что моя крошка повеселилась.

Кризалис захихикала, когда мать пощекотала копытом ее живот, заставив кобылку игриво зажмуриться.

– Да, это было потрясающе, мамочка! Можно я пойду на этот праздник в следующем году?

– Даже не знаю. А ты что скажешь, Обсидиан? – усмехнулась королева. – Хочешь повторить это еще через год?

Обсидиан уже собирался отказаться, но, увидев милые щенячьи глаза Кризалис, громко вздохнул:

– Разумеется, моя королева. Почту за честь.

– Ура! – закричала Кризалис, спрыгивая со своей матери и обнимая Обсидиана, заставив его болезненно охнуть. Родители Кризалис довольно улыбнулись. – Спасибо, спасибо, Папа Сидди! Обещаю, что в следующем году я больше не буду от тебя убегать и теряться! Ой!

Глаза Обсидиана расширились, и он медленно поднял взгляд на Альтератию. Ее глаза тоже были расширены, а левый слегка подергивался, когда она как хищница смотрела на старого чейнджлинга. Метаморфоз боязливо вздрогнул и закрыл лицо, приготовившись к тому, что сейчас произойдет.

– ТЫ ЧТО, ПОТЕРЯЛ ЕЕ?! – зарычала она на жеребца.

Обсидиан громко вздохнул:

– Ох, как же я ненавижу Ночь Кошмаров.

Комментарии (3)

+4

Очень классная и порой наивная история. Самое оно на ночь кошмаров)
🎃👍

Gamer_Luna
Gamer_Luna
#1
+3

Коротко, но мило :3

Doctor_Den
Doctor_Den
#2
+3

Мило.
И чего она такой злюкой стала,как подросла?

ze4t
#3
Авторизуйтесь для отправки комментария.