Старый дурень

В канун дня Согревающего Очага Старсвирл Бородатый размышляет о запомненном и забытом.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Замок

История одного единорога, заточённого в замке принцессы Твайлайт Спаркл по причинам смутным и неопределённым.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Школа Хрустального Дракона

Вы тоже верите что Эквестрию создали Галаксия и Орион?...

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони ОС - пони

Гости из далёка

Самое обычное летнее утро не предвещало тех любопытных, загадочных событий, с которыми пони никак не ожидала столкнуться. Только недавно она получила в качестве подарка от мудрой наставницы уникальный телескоп, который не просто предоставил ей возможность наблюдать красоты космоса, но и показало такое, во что просто невозможно поверить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Роза

Здесь нет ничего не обычного.И ах да. Мало "букаф". Так что простите...

Основание Эквестрии

Здравствуй, дорогой читатель! Скажи, любишь ли ты сказки? Впрочем, можешь не отвечать, я знаю, что любишь. Всем мы с детства слышали легенды о великих героях, справедливых и бесстрашных. Слушая и читая эти истории, каждый хотел быть похожим на них. Но вырастая, мы забываем о наших детских мечтах. Стать героем кажется нам несбыточной мечтой. Наши кумиры кажутся нам слишком идеальными, чтобы существовать. Поэтому, задача этой истории — напомнить тебе, что любой, чьё сердце чисто, может быть героем!

Другие пони

Божественный кусочек пиццы

Долгое время прожив в Эквестрии Анон был уверен, что повидал практически все и его уже ничем не удивить, пока не познакомился с Моцареллой Орги, которая оказалась живой пони-пиццей. Да-да, вы не ослышались, ее тело буквально состоит из пиццы. Однако это ничуть не смутило Анона, и спустя какое-то время он начал с ней встречаться.

ОС - пони Человеки

I'll Always be Here for You

Эта история начинается глубокой ночью, когда Рейнбоу Дэш находит Скуталу, бредущей в снежной буре. Уже дома, расспросив кобылку, голубая пегаска понимает, что столкнулась с серьезной проблемой, которую вряд ли получится решить в одиночку. Стараясь спасти Скуталу, Дэш обращается к Твайлайт, недавно ставшей аликорном. Помогая обрести лучшую жизнь маленькой пегаске, подруги почувствовали, что их дружба перерастает во что-то большее.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Нашествие "Кровавых Копыт"

Над Эквестрией нависла новая угроза. Некие пони, называющие себя "Кровавые Копыта" жаждут уничтожить Гармонию и воцарить Хаос и Раздор в Эквестрии. Сможет ли Главная Шестёрка противостоять новому порождению Тьмы? И какова цена этой победы?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Путь к спасению

Пони пробрались в мир людей (И как обычно сами люди понятия не имеют как это произошло...)! И кто бы мог подумать - мир изменился на глазах! Исчезло всё что мы знали о нашем старом мире... Главный герой - хейтер (!). Ему не нравиться что творится вокруг, и у него яркое желание всё это остановить, и в этом ему помогут...ПОНИ! Изменит ли хейтер свою позицию? Почему ему помогают те, кого он ненавидит больше всего на свете? Эпичная история начинается!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Кризалис Король Сомбра Стража Дворца

Автор рисунка: Devinian

Сорняк

40. Как испечь Пирог

В тенистом местечке под деревом на мягком ковре из голубых цветов лежали рядом два пони. Вокруг них лежали две шляпы, голубовато-зеленое платье и пояс. Один из них, жеребец, лежал на спине, упираясь головой в землю, а одна из его передних ног была в гипсе. Другая, кобылка, лежала на животе, ее голова покоилась на животе лежащего на спине жеребца. Ее глаза были закрыты, дыхание было глубоким и довольным.

— Тарниш?

— Что Мод?

— Знаешь, до того как я встретила тебя, я пыталась примириться с мыслью, что останусь одна. Никто больше не проявлял ко мне интереса.

— Это ужасно, Мод, мне жаль.

— Я подумала, что это моя природа… быть одинокой, как камень. Все остальное во мне как камень. Моя кьютимарка действительно отражает то, кто и что я есть. — Глаза Мод открылись, голова дернулась, но она не отрывала ее от живота Тарниша, а смотрела на его морду, устремленную в небо. — Когда я училась в школе, я усыпляла своих профессоров, когда выступала со своими докладами. Можно подумать, что если кто и будет слушать мои рассуждения о камнях, так это они.

Подняв ногу, Тарниш закинул ее на шею Мод. Она была теплой, немного вспотевшей, а ее шерсть все еще была влажной от напряжения. Трудно было добиться от Мод ржания, но Тарниш знал, что это можно сделать.

— Тот день, когда ты не переставал смотреть на меня, когда ты следил за всем, что я делала, а потом я заставила тебя замолчать, чтобы посмотреть, что ты будешь делать, был для меня особенным. Это был день, когда я поняла.

— Ты знала, что мне было интересно, и я не обращал на тебя внимания только потому, что мне было скучно? спросил Тарниш.

Почувствовав удивление, Мод не выказала никаких эмоций. Тарниш вспомнил их разговор. Мод вздохнула, ее бока раздулись, как мехи, а затем она издала звук, который был воплощением апатии:

— В тот день я поняла, что ты — тот самый. Может быть, это была слепая надежда или оптимизм, но я знала. Раньше я никогда не придавала большого значения слепой надежде или оптимизму, оптимизм — любимое состояние Пинки Пай. Но внезапно у меня появилась надежда, что я не останусь одна. Ты следил за каждым моим словом. Когда я замолчала, ты забеспокоился, что задел мои чувства. Ты сделал предположение, что у меня есть чувства и они тебе небезразличны.

— Не могу поверить, что я думал об уходе. — Тарниш слегка сжал Мод.

— Ты был напуган. Мне тоже было страшно, даже тогда. Мне страшно и сейчас, — сказала Мод, ее голос был обычным ровным монотонным.

Тарниш знал Мод достаточно, чтобы принять ее слова за чистую монету. Даже если в ее голосе не было страха, если она это сказала, значит, так оно и было. Нужно было заставить себя воспринимать то, что Мод говорила серьезно, и не обращать внимания на то, как она это говорила.

— Каждая кобыла, каждая кобылка хочет знать, что она красива и желанна. Меня это беспокоит, но это правда. Думаю, то же самое касается жеребцов и жеребят… они хотят знать, что их хотят и что они кому-то нужны. — Мод закрыла глаза, ее длинные ресницы легли на щеки. — Ты появился и назвал меня странной. Ты наблюдал за мной. Ты заставил меня почувствовать себя особенной, важной. Ты говорил, что я красивая. Ты заставил меня почувствовать себя желанной.

— О, я хочу тебя, поверь мне, — сказал Тарниш.

Мод на мгновение почувствовала себя очень, очень взволнованной кобылкой:

— Видишь ли, прямо сейчас мы с тобой могли бы заниматься чем-то другим, но мы просто лежим здесь в тени и разговариваем. Так я узнаю, что ты хочешь меня.

Жеребячье хихиканье вырвалось у Тарниша.

— Я имею в виду, что сейчас ты рада у меня видеть. — Глаза Мод открылись, и она бросила на Тарниша косой взгляд. — По какой-то причине мы все еще просто разговариваем.

— Разговоры — это важно, — ответил Тарниш.

Мод снова вздохнула:

— Я не хочу, чтобы этот момент заканчивался…


— Клауди Пай, ты выглядишь немного не в духе. Ты в порядке? — Игнеус посмотрел на свою жену.

— Нет, Игнеус, я не в порядке. — Клауди нервно прикусила губу, а затем начала ее жевать.

— Что случилось? — спросил Игнеус.

— Игнеус, я… я… — Клауди захлопала ресницами, глядя на своего мужа. — Игнеус, я сейчас так счастлива, что сама не своя, а дом пуст, и никого из наших жеребят нет дома, и мы одни, и я взволнована, я чувствую себя немного горячо, Игнеус, и я…

— Ты игривая! — Игниус моргнул разок, а затем его глаза расширились.

— Да, Игнеус, я чувствую себя игривой. В воздухе витает любовь, и это привело меня в хорошее настроение! — Потянувшись вверх, Клауди выдернула заколки, удерживающие ее гриву в тугом пучке. Ее грива рассыпалась по шее.

Игнеус слегка запыхался и начал дышать чуть тяжелее при виде гривы Клауди, рассыпавшейся по ее плечам. Он поднял голову и вытер лоб тыльной стороной ноги:

— Ну что ж, полагаю, ложиться спать никогда не рано… рано ложиться, рано вставать…

— О нет, Игнеус, только не кровать. — Клауди бросила на мужа знойный взгляд. — Кухонный стол… то самое место, где мы делали нашу маленькую Модлин… когда моя мать была в отъезде и посещала город. На моей кухне готовят всевозможные вкусные вещи.

Вспотев, Игнеус слишком хорошо помнил тот день. Клауди позвала его в дом. Он вошел в кухню через дверь и увидел, что она склонилась над столом, задрав хвост, и улыбается ему через плечо. Одного этого воспоминания было достаточно, чтобы он почувствовал сильный жар, и он глубоко вздохнул.

Повернувшись, Клауди Кварц шлепнула мужа хвостом по носу и скрылась в кухне, бросив на него приглашающий взгляд через плечо.

Примечание автора:

Чтобы приготовить пирог, нужно просеять немного муки и раскатать тесто на столе…