Лунный кубок

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы вместе с величайшими в мире магами она приняла участие в состязании за Лунный кубок – почётную награду для самых могущественных и искусных магов. Сможет ли она победить? С какими трудностями ей предстоит столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Питающиеся страхом

Эти жалкие мерзкие предатели, превратившиеся в посыпанных блёстками бабочек, совершенно не были готовы к её возвращению. Более того, они не ждали и того, что вернется она не одна. Вступив в союз с королем теней, Кризалис вывела новый вид чейнджлингов, более сильный, более верный. Им больше не нужна любовь, чтобы кормиться. Им нужен только страх.

Кризалис Король Сомбра

Сквозь огонь

Твайлайт Спаркл очень давно влюблена в принцессу Селестию. Наконец решившись, по совету самой же Селестии, признаться в своих чувствах, Твайлайт обнаруживает секрет, который Селестия хранила сотни лет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Класс Черили

Уиллоу - фестрал. Пегас с крыльями летучей мыши, которых редко видят за пределами королевской гвардии принцессы Луны, да и в Эквестрии их не особо жалуют. Его родители переехали из Кантерлота, чтобы попытаться начать новую жизнь... но сможет ли молодой бэтпони вписаться в крошечное, изолированное сообщество, известное как Понивилль?

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони ОС - пони

Звёздочки над пустотой

Пони-путешественница возвращается в родной город после долгих странствий...

Другие пони

Легко, как солгать

Наша жизнь — приключение В снежную ночь, В пути в чёрном небе Кто бы мог нам помочь… Старые истории повествуют о Маске Лжи, что захватывает своего владельца, вместе с ним отравляя всё вокруг. Худшая ложь — та, в которой мы пытаемся убедить самого себя.

Рэрити

Паранормальное явление

"Ты веришь в привидения?" Неожиданный вопрос от Рэрити застал Твайлайт врасплох. И пусть ученица принцессы Селестии не верила в сверхъестественное, она была не против послушать занимательную историю на ночь глядя.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Охотник за сенсациями

История о журналисте, ведущим авантюрный образ жизни. Шок, скандалы, курьёзы - любой может стать его жертвой и прославиться на всю Эквестрию, невольно показав всё самое сокровенное, что мир никак не должен был увидеть. Говорят, у многих безбашенных пони не бывает тормозов... Мэл Хаус решил превзойти самого себя и совершить авантюру тысячелетия, доказать, что именно любой "счастливчик" может попасть под его прицел и не важно, ты - обычный феремер, или всемогущая личность, смотрящая на всех с высока.

Принцесса Луна Другие пони

День, когда моё мыло превратилось в Лиру

Это был обычный день моей жизни, но... Не совсем нормальный. Клянусь — когда я купил эту штуку в супермаркете, я не подозревал, что она превратится в пони!

Лира Человеки

Автор рисунка: Noben

Заколдованное королевство

— Глава 9 — Путь к грёзам

— Норт, ты видишь сны?

— Иногда, — ответил он. — Когда слишком много съем.

— А кошмары? Расскажи свой самый страшный.

— Ну, — немного подумав, заговорил жеребец, — однажды мне приснилось, что я, Фрост и Танжерин попали в плен к команде Блад Даггера, во время экспедиции на Серебряное озеро.

Норт улыбнулся Рэрити.

— А у тебя?

Она так же на время замолкла, затем ответила:

— День в Троттингеме.

Жеребец рассмеялся.

— День в Троттингеме — это один из худших твоих кошмаров?

Рэрити фыркнула.

— Этот кошмар стал бы и твоим, узнай ты ценники в тамошних магазинах!


В сумерках ночи иного мира две принцессы смотрели на огромное озеро, в котором отражались луна и звёзды, которые недавно видела лишь одна из них.

"Такие настоящие", — думала Твайлайт, и ей стало интересно, приятно ли вообще их было видеть её подруге.

— Каково это?

Юная принцесса получила вопрос, самый первый, что задала Луна с момента их воссоединения. Самый первый в долгожданном разговоре, запоздавшим на сотни лет.

Каково это?

Вопрос, который можно было толковать по-разному, который мог означать великое множество вещей, и всё же молодому аликорну он был предельно понятен.

— Ошеломляюще, — наконец ответила она, единственным словом, которое могло выразить весь спектр эмоций при выходе из своего заточения. — Всё, что я могла почувствовать, всё одновременно.

Сначала Луна ничего не сказала.

— Ты ощутила радость? — в итоге спросила она, и размеренный тон голоса говорил о том, что она уже знала ответ, поэтому лгать было бесполезно.

— Да, — ответила Твайлайт, и когда больше к ответу ничего не добавила, старшая принцесса продолжила.

— Твайлайт Спаркл, мне казалось, что ты всегда была той, кто давал весьма исчерпывающие ответы.

Юная принцесса помнила кое-что со времён своего пребывания в замке. Она могла хранить секреты от пони, от Кейденс и даже от Селестии, но от Луны у неё никогда не получалось чего-то утаить. Ночная принцесса всегда знала, когда Твайлайт что-то скрывает, вне сомнений, благодаря своим бесчисленным блужданиям во снах, и юная принцесса обычно не возражала. Была некая свобода в том, чтобы иметь возможность говорить о своих внутренних терзаниях с кем-то, кто тебя не осудит.

— Я всё-таки ощутила радость, — повторила Твайлайт, потому что это не было ложью. Она была счастлива, но... — Но в той же мере и испуг. Всё такое другое, всё новое, и...

— А встреча с собой — это тот кошмар, от которого никто не в силах спасти.

Юная принцесса поникла, вспомнив черноглазого аликорна, преследующего её во снах. Действительно, встреча с собой, принятие самой себя — это долгая и трудная дорога, и ей казалось, что она ужасно далека от завершения.

Она посмотрела на горизонт, и её взгляд замер на розовой пони посреди озера, что гребла верхом на огромном аллигаторе.

— Ты правда не знаешь где ты? — спросила Твайлайт, в надежде увести разговор от себя к Луне, чьё затруднительное положение интересовало её куда больше.

— В пещере, глубоко в недрах горы, — спокойно произнесла старшая принцесса.

Твайлайт поджала губы.

— Ага. Пещера в недрах горы.

Очень полезно.

Луна топнула по земле и призвала масштабную модель Эквестрии, совсем не похожую на ту, которую юная аликорн видела на современных картах. Пустыни из прошлого превратились в густые леса, леса прошлого обратились пустошью, реки либо изменили русла, либо пересохли, и одной из немногих неизменных вещей были две горы по обе стороны от Холлоу Шейдс.

— Прошли уже сотни лет, и я больше не могу вспомнить гору, в которой укрылась, — произнесла Луна. — Дискорд замуровал проход и, скорее всего, похоронил меня ещё глубже.

Твайлайт присмотрелась к модели, и её взгляд остановился на Жеребячьей горе и Скворцовом пике. Принцесса могла находиться в любом из них, погребённая под неизвестно сколькими метрами породы. Учитывая, что Скворцовый пик был одиночной горой, в то время как Жеребячья гора была скорее хребтом, было довольно очевидно, где, скорее всего, скрыта Луна.

Что они могли бы сделать? Выкопать принцессу? Изнутри оно, конечно, проще, чем снаружи. И независимо от направления, оба варианта, вероятно, потребовали бы годы, если не десятилетия или даже века.

— А обитатели Холлоу Шейдс — единственные пони, на кого распространяется влияние твоего царства грёз?

— Только на жеребят, но да, — уточнила Луна, переводя взгляд от воды к Пинки Пай.

Она снова топнула копытом, и модель изменилась и преобразилась, превратившись в карту Холлоу Шейдс.

— И, хотя они забывают об этом, город находится под моей защитой со времён основания, — последовала секундная пауза, после чего она продолжила. — Но теперь, когда ты свободна, и остальная Эквестрия вскоре получит защиту своих снов.

Твайлайт улыбнулась, ободрённая позитивным настроем принцессы.

— Да. Теперь мы точно найдём способ тебя освободить.

Луна не ответила, по-видимому, задумавшись, после чего оглядела долину вокруг.

— Ты видишь разлом грёз?

Юная принцесса удивлённо моргнула.

— Разлом грёз? — она мысленно прошлась по всему, что знала, пытаясь вспомнить всё что могла о снохождении и его множественных терминах. — Эм...

— Почти в каждом существе есть магия, питаемая эссенцией самой земли, — произнесла Луна, её рог с треском засветился и поднял в воздух три большие капли воды, они приняли форму единорога, пегаса и земного пони. — И хотя три наших расы дополняют друг друга, каждая пользуется магией по-своему. До тех пор, пока каждой расе не достаёт магии двух других, они никогда не будут способны увидеть или использовать магию эссенции на полную силу. За исключением...

Очередной треск магии, и три водяных пони объединились, приняв форму крылатого единорога.

— За исключением аликорнов.

— За исключением... — Твайлайт замолкла, и её глаза широко раскрылись от осознания. — Погоди. Ты хочешь сказать... что я могу...

Луна улыбнулась.

— Да. Все аликорны могут управлять магией грёз, включая тебя.

Юная принцесса нахмурилась, прежняя радость быстро померкла.

— Что? Но... Но снохождение же твой особый талант! Так ведь?

— Ночь — это мой талант, — уточнила Луна. — Ночь и всё, что в неё входит, включая хождение по снам. И всё же, даже если это и мой талант, ты тоже можешь этому научиться.

Старшая принцесса улыбнулась.

— Твой талант же магия, во всех её формах, так? Я более чем уверена, что прояви ты свои обычные усердие и преданность делу, ты быстро всему научишься.

По правде говоря, Твайлайт всегда интересовало хождение по снам и, более того, сама природа работы снов. Принцесса ночи как-то давно ей объясняла всё это, и идея применить знания на практике была просто потрясающей.

— Ты научишь меня, после того, как мы тебя освободим?

Луна несколько мгновений смотрела на неё, а затем улыбнулась.

— Кажется глупо ждать до той поры, если мы можем начать прямо сейчас.

Юная принцесса воздела бровь.

— Сейчас?

Луна снова повернулась к горизонту.

— Ищи разлом грёз, Твайлайт Спаркл.

Юная аликорн нахмурилась и проследила за взглядом аликорна ночи... разлом? По правде говоря, это вообще ни о чём не говорит! Что есть разлом в контексте сновидений? Уж наверняка он отличается от настоящего?

— Я ничего не вижу, — произнесла юная принцесса, прищурившись и вглядываясь вдаль. — Всё выглядит как обы... Погоди...

И тут она заметила его. Или скорее, почувствовала.

Вдалеке, возле рощи на другой стороне озера, что-то зацепило взгляд Твайлайт. Казалось бы, ничем не примечательная группа деревьев, которые как будто чем-то отличались от других, но в то же время не отличались. Имело ли это вообще смысл?

— Эти деревья... — произнесла она, и Луна одобрительно хмыкнула.

Твайлайт шагнула вперёд, заворожённая этими странными деревьями, которые, казалось, подрагивали, тем больше, чем дольше она смотрела, неосознанно её рог начал светиться. Ещё один шаг, другой, третий, пятый, всё ближе и ближе, пока деревья не сместились, обратившись в полупрозрачную дверь.

— Ты чего, забыла про озеро?

Вздрогнув, Твайлайт опустила голову и обнаружила, что на неё снизу вверх смотрит Пинки, из того самого озера, по которому только что прошла принцесса. С испуганным визгом Твайлайт провалилась в воду, спустя мгновение вынырнув с судорожными вздохами и большим замешательством.

— Ну разве не весело? — рассмеялась земнопони, плескаясь около аликорна. — Во сне только то, что ты видишь и о чём думаешь, настоящее. Даже я была не настоящей, пока ты на меня не посмотрела! Ну или была бы не настоящей, если бы была не настоящей, но настоящая я тут. Вот только...

Пинки в ужасе ахнула.

— А что, если я — не настоящая я?! — она повернулась к принцессе ночи вдалеке. — Принцесса Луна! Я — настоящая я?!

И когда в ответ принцесса потёрла свою многострадальную голову с тяжёлым вздохом, земнопони повернулась к Твайлайт с улыбкой.

— Я — настоящая я!

— Ага.

Пинки посмотрела на горизонт.

— Итак, чего ты искала?

— Искала? — молодая принцесса посмотрела вокруг и вновь увидела искажение. — Вон ту дверь.

— Какую дверь? — склонив голову набок, спросила земнопони. — Две... А-А-А! Ты имеешь в виду двери грёз! Я тоже могу их видеть, но если только принцесса Луна разрешает.

Значит правда, лишь аликорны могут заниматься снохождением...

Преисполнившись решимости, Твайлайт поплыла вперёд, Пинки прямо за ней, в конце концов они достигли берега и подтрусили к двери. Но как только они подошли к точке назначения, ничего не изменилось, никаких дрожаний, никаких изменений форм. Просто дверь, нематериальная, почти прозрачная, словно призрак, копыто аликорна прошло насквозь, когда она попыталась, ну, хоть что-нибудь с ней сделать.

— Ты и вправду одарена в магии, Твайлайт Спаркл, — произнесла Луна, оказавшись рядом с подругами. — Даже моя сестра в первые попытки не смогла разглядеть разлом.

— Это не разлом, — отметила Твайлайт, нахмурившись. — Это дверь! Ну. Эм-м. Выглядит как дверь.

Луна мягко рассмеялась.

— Это волшебный разлом, тропинка между снами. Мы осознаём их в виде, что наиболее ассоциируется у нас со входом и выходом, — она кивнула на дверь. — Вот вход в твои грёзы.

Молодая принцесса ещё раз провела копытом сквозь призрачную дверь, пытаясь не обращать внимание на ужасающие ассоциации.

— Но как же его открыть?

— Со временем и тренировками.

— И-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-или, — хихикая, вмешалась Пинки, — ты могла бы просто показать нам прямо сейчас, и нам не потребуется время на тренировки, глупышка Лулу!

Принцесса ночи воздела бровь, но ничего не сказала. Вместо слов из её рога вырвался импульс магии, и дверь перед младшей принцессой наконец материализовалась в деревянную синюю дверь с кьютимаркой Твайлайт.

— Ну давай! — воскликнула земнопони, толкая Твайлайт поближе к двери. — Открывай! Открывай!

Принцесса сделала как было велено, подошла к двери и выглянула наружу. По ту сторону она обнаружила то, что казалось бесконечным голубым пространством, в котором не было ничего, кроме плавающих повсюду белых шаров. Ни земли, ни пола, ничего на что можно было бы наступить, но вместо вопроса о том, как всё-таки войти в эту комнату, её разум обожгла более важная мысль.

Она уже была здесь, в тот день, который она постоянно прокручивает в сознании.

Это было то самое место, где она возвысилась до аликорна, после того как обманула Дискорда.

От осознания этого Твайлайт сразу попятилась, и её крылья внезапно налились тяжестью, стали словно чужими.

— Это место...

Стоило ей заговорить, шары запульсировали магией, и перед ней материализовалась белая дорожка, манящая, напоминающая о всех тех ужасных эмоциях, что она испытала в прошлый раз. Самозванка, лживая и недостойная, проклятое чувство вины, что мучило из раза в раз.

— Принцесса Твайлайт? — спросила Пинки, тыкая аликорна в бок. — Чегось ты ждё...

— Твайлайт, — перебила Луна, чей тон ясно говорил о том, что она в точности знала, какие мысли толкутся в голове юного аликорна. — Не зацикливайся на том, что давно прошло.

Точно.

Отбросив остатки беспокойства, Твайлайт шагнула на тропинку, следом ступили и Пинки с принцессой. Как только они прошли чуть глубже, шары снова запульсировали, и дорожка всё росла и росла, пока на всём пространстве не появился белый пол, по которому можно было идти.

— Это царство магии, — объясняла принцесса грёз. — Многие расы связаны с ним, но только аликорны могут его изменять.

— Даже Дискорд не может? — спросила Твайлайт.

Луна покачала головой.

— Даже он. Не берусь судить о природе его магии, но исходит она не отсюда.

Дверь за ними закрылась, присмотревшись, младшая принцесса разглядела вдалеке ещё пару призрачных дверей, но... её удивил тот факт, что их было очень мало, пока она не вспомнила очень важную деталь.

— Эти двери... Они все из Холлоу Шейдс?

— У, здесь есть двери?! — спросил чей-то тоненький голосок, и Твайлайт, обернувшись, увидела маленькую кобылку Пинки, сидящую на спине Луны, копытом похлопывающую её по шее. — Покажи-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и!

Рог ночной принцессы засветился, и вместе со свечением возник ещё один импульс магии, после чего двери вдалеке материализовались, и всё царство в целом изменилось, став на несколько оттенков темнее. Двери же в противовес стали светлее, что позволило Твайлайт различить на некоторых из них кьютимарки.

— Тысячу лет назад я смогла бы показать тысячу тысяч дверей, — произнесла Луна, ведя Пинки и Твайлайт глубже в царство. — Но как я и сказала, Дискорд ограничил моё воздействие.

Шестерёнки в голове младшей принцессы закрутились. Да, дверей было гораздо меньше, чем пони, которых она видела гуляющими по деревне.

— Точно. И поэтому ты можешь попасть только во сны жеребят, — вслух озвучила свои мысли Твайлайт, осматривая ближайшую дверь с кьютимаркой. — Потому что все взрослые под воздействием магии хаоса.

Она перешла к следующей двери, а мысли только набирали обороты.

— И влияние магии хаоса вмешивается в естественную врождённую магию пони, нарушая их связь с царством грёз.

Луна улыбнулась, и это чем-то напомнило Твайлайт о том, как улыбалась Селестия после того, как её юная ученица проходила очередной сложный тест.

— Но...

Твайлайт повернулась к двери и коснулась её копытом.

Что питает магию хаоса? Что держит принцессу в заточении?

Действительно это лишь Холлоу Шейдс и его обитатели, как в случае с Вечнодиким лесом? Или же... это как в случае с библиотекой, где той, что питала магию хаоса, была...

Погодите.

— Луна, — спросила Твайлайт, — а ты помнишь "Празднование зимней луны?"

Ночная принцесса тут же напряглась.

— Зачем ты спрашиваешь?

— Ну... Ты же знаешь, что нам удалось связаться с принцессой Селестией? Она упоминала это название в одном из своих писем.

— Упоминала? — переспросила Луна с горькой ухмылкой. — Её первый ответ за тысячу лет, и это то, что она решила написать? Очень на неё похоже.

Твайлайт продолжала безотрывно смотреть на принцессу ночи, и она нахмурилась.

— Ну и что? Зачем она это написала?

— Я надеялась, что ты сможешь ответить мне. Это правда, что ты его отменила?

Луна вздохнула.

— "Зимнее празднование полной луны" должно было приравниваться к "Дню летнего солнцестояния", — ровным голосом ответила она. — Я отменила его, когда стало очевидно, что пони не относятся к нему так же, как к празднику моей сестры, вот и всё.

"Даже в такой день, мой самый яркий свет — лишь отражение твоего".

Младшая принцесса сглотнула. Даже по прошествии тысячи лет она помнила, как Луна... обиделась на всеобщую любовь пони к её сестре, в отличие от неё. Если чувство вины веками держало Твайлайт в библиотеке... могло ли...

— Эм-м...

Она повернулась к принцессе ночи и задала весьма деликатный вопрос.

— Принцесса, — заговорила Твайлайт, стараясь как можно более аккуратно выбирать слова, пытаясь составить предложение так, как в итоге прозвучало, — а ты уверена, что вообще пыталась выбраться из пещеры?

Луна уставилась на неё, а позади Пинки Пай, уже обычного размера, резким движением копыта как будто перечеркнула собственную шею.

Молодая принцесса нервно улыбнулась.

— Не очень прозвучало, да?

— Да.

— Ага. Ладно. Хорошо, — Твайлайт прочистила горло, наконец осознав, каково было Рэрити, когда она столкнулась со множеством сложных... сложностей в разуме запертой в библиотеке принцессы. — Я хотела сказать... ну, дело в том, что... я просто... Дискорд вроде как использовал мою собственную вину, чтобы питать барьер? Так что я подумала... Ну, учитывая, что принцесса Селестия сказала... я хотела бы знать наверня-я-я-ка, чт...

— Твайлайт Спаркл, я заточена здесь, — перебила её Луна, — из-за магии хаоса, питаемой теми, кто в меня не верит. Вот источник моего состояния, а вовсе не зависть к сестре или кому-либо ещё. Если пони хотят обожать её, это их право.

— Хм-м.

Хотя у младшей принцессы остались сомнения на этот счёт, она решила отложить их на более позднее время, когда у неё с Рэрити получится обсудить более действенный подход.

А пока ей нужно сосредоточиться на том, как уменьшить влияние магии хаоса на пони, а не бороться с источником её силы, по крайней мере предполагаемым.

Шары вокруг вновь засияли, и Твайлайт слегка попятилась, а Пинки запрыгала на месте.

— О-о-о-о, интересненько, кто это там!

— Кто? — спросила юная принцесса, поворачиваясь к друзьям. — Что ты имеешь в виду под кт...

Вспышка магии, исходящая от сфер, прервала её, и в нескольких метрах от неё начала материализоваться новая дверь. Твайлайт зачарованно наблюдала за происходящим и подошла чуть ближе, а затем почувствовала, как её сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда дверь внезапно материализовалась, и на ней обнаружилась знакомая кьютимарка с тремя бриллиантами.

— Рэрити! — воскликнула Твайлайт, её голос звучал возбуждённее, чем у кобылки, открывающей подарок на день согревающего очага. — Это её сны?

Когда Луна кивнула, глаза младшей принцессы чуть-ли не заискрились от предвкушения. Вопросы заполнили её разум, порождаемые как любопытством, так и желанием узнать Рэрити ещё лучше.

Не обращая внимания на внезапный вскрик Пинки, Твайлайт бросилась вперёд, уже составляя в уме список как минимум из пятидесяти вопросов, на которые она попытается найти ответы во снах единорожки. Однако не успела она и копытом коснуться двери, как голубая магия окутала её и понесла прочь, вызвав у аликорна возглас удивления.

— Но принцесса Луна! — запротестовала она, когда принцесса ночи поставила её на то место, с которого она стартовала.

— У тебя нет её дозволения.

Твайлайт удивлённо моргнула.

— Дозволения?

— Сны — это место, где страхи и желания обретают жизнь, Твайлайт. Сны — это самое сокровенное место, что у нас есть. Снохождение — это не просто способность путешествовать по снам. Это также понимание всей важности и ответственности сего действа, тем более, если ты лично знакома со спящим.

— От-ответственность?

— Агась! — воскликнула Пинки. — Представь, что у тебя есть секрет, о котором ты со-о-о-овсем не хотела, чтобы кто-то узнал, а затем, бац, и твой друг внезапно приходит и смотрит, даже слова тебе не сказав!

— Ох, — произнесла Твайлайт, и её ушки опустились.

— А что, если этому другу снятся сны о тебе? — спросила Луна. — Что, если ему снится кошмар, где кошмар — это ты? Ты уверена, что была бы рада увидеть такое? Готова ли ты увидеть такое?

И теперь младшая принцесса поняла.

— Это и есть истинная опасность снохождения, — продолжала Луна. — Мы входим во сны не для того, чтобы остановить кошмары, а для того, чтобы помочь спящему понять и преодолеть страхи, даже если мы сами и являемся источником этих страхов.

Принцесса ночи посмотрела на двери вокруг.

— Сноходец должен отбросить свои личные эмоции и переживания, как только переступает порог этого мира. Мы не можем испрашивать разрешения у всех существ этого мира, но до поры, пока сноходец может оставить позади то, чем он является, как минимум мы должны получить разрешение от тех, кого мы знаем, — она повернулась к Пинки и нахмурилась. — Важное правило, и я до крайности удивлена, что ты решила им пренебречь, малышка.

Земнопони тут же навострила ушки.

— Я? Но я не прене... — её глаза метнулись к Твайлайт, и она нервно улыбнулась. — Но! Но это же совсем другое! Принцесса Твайлайт же...

— Отсутствию согласия нет никаких оправданий, — заключила Луна.

Пинки опустила голову.

— Знаю... — земнопони с довольно-таки жалким видом повернулась к младшей принцессе. — Прости меня, принцесса Твайлайт. Я не хотела входить в твои сны без спросу. Ну, точнее, хотела, но только потому, что хотела быть с тобой, а не потому, что хотела узнать твои секреты, не потому, что у тебя есть какие-то секреты, но если бы были, я бы не хотела...

— Всё в порядке, Пинки, — неловко ответила принцесса. — Спасибо, что извинилась.

— Твайлайт, — внезапно окликнула её Луна, указывая на что-то вдалеке.

Младшая принцесса проследила за её взглядом, пока не заметила дверь, что меняла цвета, становясь то белой, то чёрной.

— Что с ней не так? — взволнованно спросила она.

— Кошмар, — коротко ответила Луна, направляясь к разлому, Пинки и Твайлайт не отставали.

Когда они наконец прибыли к двери, принцесса ночи приложила копыто к пустой деревянной поверхности.

— Чья это?! — спросила Пинки, чуть ли не запрыгнув на Луну.

— Младая кобылка по имени Строберри Браш, — ответила принцесса, и её рог запульсировал магией.

Мгновение спустя, прямо на глазах у Твайлайт, дверь сменила цвет в последний раз, после чего осталась белой.

— Теперь всё хорошо.

Младшая принцесса удивлённо наклонила голову.

— Что? Но ты же не вошла в её сон?

— Не каждый кошмар нуждается в моём полном присутствии, — объяснила Луна. — Особенно те, что являются юным кобылкам, что не слушали своих матерей и съели на ночь какое-то невероятное количество сладкого.

Твайлайт кивнула. В этом был смысл. Пони было столь много, что личное погружение в сон каждого заняло бы больше времени, чем длится ночь.

— Ты научишься этому, — продолжала Луна, и вдруг её лицо помрачнело, — когда возьмёшь на себя мои обязанности.

Твайлайт повернулась к ней.

— Возьму на себя твои обязанности?

— Что?! Нет! — ахнула Пинки, спрыгивая с принцессы и попеременно топая передними копытами. — Принцесса Луна! Ты говорила, что перестанешь говорить такое! Я всё расскажу Рэрити!

— Вот уже тысячу лет пони Эквестрии вынуждены сами справляться с кошмарами, — сурово произнесла ночная принцесса, не обращая внимания на недовольные вздохи земнопони. — Мой долг — направлять и беречь их, даже если это означает подготовить преемника.

Несколько мгновений тишины показались вечностью, Твайлайт думала о том, что сказала принцесса.

— Что? — наконец воскликнула она, немного пятясь, чувствуя, как в горле собрался комок. — Нет! Тебе не нужен преемник! Мы освободим тебя!

— Моя свобода, Твайлайт Спаркл, это лишь надежды и мечты. Мечты, которые могут сбыться, а могут и нет, а пони, что страдают от кошмаров, самые настоящие.

— Н-но почему я? — в ужасе от перспективы снова получить непосильную ответственность спросила младшая принцесса. — Я не хочу брать на себя твои обязанности! Ты оказалась в ловушке как раз из-за того, что вы все мне доверились!

— Принцесса Твайлайт! — задыхаясь от возмущения, воскликнула Пинки, вновь топая копытом. — Это неправда! Хватит уже! Я и про тебя Рэрити расскажу!

— Но это правда! — запротестовала юная принцесса. — Луна должна заниматься всем этим, не я!

— Твайлайт Спаркл, — заговорила ночная принцесса, и её резкий тон заставил младшего аликорна замолчать. — Ты права. Мой долг, как принцессы Эквестрии, защищать пони, но это относится и к тебе.

— Но я никогда не хотела быть принцессой Эквестрии! — вспылила Твайлайт, широко раскрыв крылья.

Снова опустилась тишина, и выражение лица Луны смягчилось.

— Тюрьмы не всегда материальны, не так ли, Твайлайт Спаркл?

Младшая принцесса не знала, что на это ответить, и это само по себе было красноречивым ответом.

Сейчас, больше, чем когда либо, она хотела, чтобы Рэрити была здесь, рядом. Она бы знала, что сказать или сделать, ну или по крайней мере смогла бы утешить Твайлайт.

Но её здесь не было.

Тоскуя по своей второй половинке, младшая принцесса посмотрела в сторону двери Рэрити, надеясь почерпнуть хоть немного храбрости от одного только её вида, но вместо этого увидела нечто, что только ухудшило её моральное состояние.

Там, вдалеке, дверь Рэрити начала менять цвет из чёрного в белый, и Твайлайт внезапно и странно ощутила себя ответственной за это, как будто её вспышка гнева потревожила сон возлюбленной.

Принцесса Луна тоже обратила внимание на дверь и молча направилась к ней, очевидно, отложив решение вопроса. Пинки и Твайлайт потрусили следом, но лёгкое облегчение второй от того, что кошмар Рэрити скоро кончится, тут же исчезло, как случилось что-то новое.

Раздался громкий треск, и на двери единорожки появилась большая трещина.

— Что случилось? — с беспокойством спросила Твайлайт. — Что с её дверью?!

— Кошмар усиливается, — нахмурившись, ответила Луна. — Давно уже у неё не было столь сильных кошмаров.

Как и в случае с дверью кобылки, ночная принцесса положила копыто на её поверхность. Твайлайт и Пинки затаив дыхание наблюдали и ждали, ждали и наблюдали, пока выражение лица Луны не посуровело.

— Что там? — надавила младшая принцесса, с трудом борясь с желанием ворваться в сон. — Что с ней?

Взгляд Луны на мгновение метнулся от двери к Твайлайт, после чего вернулся обратно.

— Всё будет хорошо, но потребуется мое личное вмешательство, — ночная принцесса убрала от двери копыто, отступила от разлома и повернулась к Твайлайт. — Ты обдумаешь моё предложение, Твайлайт Спаркл? Я не жду ответа прямо сейчас, но прошу подумать над моей просьбой.

Пинки заныла.

— Принцесса Луна-а-а...

Но та не отреагировала. Твайлайт знала, принцесса ждала ответа на вопрос.

— Да, — наконец ответила младшая принцесса с такой же тяжестью на сердце, как и в момент, когда Селестия дала ей крылья. — Я обдумаю твоё предложение.

Луна кивнула и вспышкой магии приоткрыла дверь Рэрити. В просвет Твайлайт разглядела незнакомый город, заполненный пони, и на неё тут же нахлынуло эгоистичное облегчение от того факта, что это не она послужила причиной кошмара возлюбленной.

— Я не могу пойти с тобой? — спросила она, заранее зная ответ.

— Нет, — ответила Луна, после чего улыбнулась и зажгла рог. — Но я точно знаю, что она оценит объятия.

Её магия запульсировала, и в тот же миг младшая принцесса увидела, как мир вокруг неё исчезает, а голос Луны как будто становится всё дальше и дальше, разносясь эхом в воздухе.

— Спокойной ночи, Твайлайт Спаркл.

И, вздрогнув, принцесса проснулась.

Она села на кровати, потирая глаза и пытаясь осмыслить произошедшее. Само содержание сна начало тускнеть и растворяться, но последняя просьба Луны осталась чёткой.

Просьба взять ответственность, которую она не хотела.

Тихий стон привлёк внимание Твайлайт и, обернувшись, она увидела, что Рэрити спит рядом с ней, её лицо было искажено хмурой гримасой, и принцесса осознала, что в какой-то момент её перенесли в спальню единорожки.

Ещё один стон сорвался с губ возлюбленной, а Твайлайт всё думала, что делать. Инстинкты требовали, чтобы она как можно быстрее её разбудила, а обрывочные воспоминания о сне требовали доверить Луне позаботиться о том, что мучило единорожку.

Так что принцесса решила просто лечь на кровать и ждать.

Казалось, прошли часы, ждать с каждым мигом становилось всё тяжелее и тяжелее, из-за того, что Рэрити постоянно ворочалась с боку на бок, но терпение Твайлайт оказалось вознаграждено, когда глаза возлюбленной распахнулись.

— Твайлайт? — сонно спросила единорожка. — Почему ты не спишь?

— У тебя был кошмар.

Зевок сорвался с губ Рэрити.

— Ох, звёзды, неужели? Я тебя разбудила?

Принцесса быстро помотала головой и подалась вперёд, чтобы потереться о возлюбленную носом. Единорожка что-то благодарно промурлыкала в ответ и прижалась к Твайлайт, а та, в свою очередь, окутала её крыльями.

— О чём был твой кошмар?

— Инкредентия и Пинки случайно подожгли бутик.

— Он точно был не об этом, — произнесла принцесса, слишком поздно осознав, что сболтнула лишнего. — Хотя, может, и был. Просто в это как-то слабо верится.

Рэрити рассмеялась.

— Если бы ты видела, как готовит Инкредентия, то не сомневалась бы, уверяю тебя, — она снова зевнула. — Как бы то ни было, у меня есть идеальная пони с надёжными копытами, что будет оберегать меня от кошмаров, м?

Твайлайт улыбнулась, крепче обнимая единорожку. В таком положении они замерли на долгие минуты, их дыхание смешивалось, а мысли принцессы блуждали в голове. Слова Луны всё ещё звучали в памяти, и то, что неизбежная свобода ночной принцессы оказалась не фактом, а лишь искренними мечтами.

"Мой долг, как принцессы Эквестрии, защищать наших пони, но это относится и к тебе".

— Рэрити, — спросила Твайлайт. — А если бы я могла ходить по снам, ты же пустила бы меня в свои?

— Ах... Принцесса Луна попросила тебя заменить её? И что ты ей ответила?

Аликорн кивнула.

— Я... я сказала ей, что мне нужно время обдумать это решение.

Единорожка зевнула в четвёртый и последний раз.

— Ну, дорогуша, такими темпами, с которыми мы продвигаемся к победе над магией хаоса, время — это всё что у нас есть, — сонно пробормотала она и через несколько мгновений заснула, оставив Твайлайт раздумывать, специально она уклонилась от ответа на вопрос или нет.