Луна, Цветок и Дверь

"...экзамен закончится, когда ты откроешь эту дверь." Принцесса Луна ищет себе собственного ученика, но её экзамен для кандидатов наткнулся на неприятную маленькую проблемку: из дюжин единорогов, пришедших на экзамен, ни один не смог его сдать. Все до единого кандидаты завалили испытание за несколько секунд. Но в чём же смысл экзамена? И как кто-то может его пройти? Молодая земнопони по имени Монинг Глори скоро это узнает.

Пинки Пай Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Потускневшее серебро

Кто такая Сильвер Спун? Лишь скромный последователь или владелец собственной воли? А что, если она хочет большего, чем следовать за другими, более злыми пони? Что, если глубоко внутри она хочет быть целью их жестокости и насилия? Эта история о маленькой испорченной кобылке, влюбившейся в монстра, единственного достаточно порочного, чтобы исполнить её сокровенные мечты.

Рэрити Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун

Зомбиведение

Немного о школьном образовании.

Эплблум Диамонд Тиара Черили Другие пони

Алый Солнечный Свет - Том II: Ещё один раз! / Scarlet Sunlight Vol. II: One more time!

Невероятный приключения мисс Твитчинг Дэйлайт и её друзей продолжаются! Эквестрия. 871 год после изгнания Найтмер. Похоже, что в воздухе запахло гарью глобальных перемен, что понемногу сжимают тело, не давая продохнуть. В чём же причина? Быть может, фонтанирующий плодами безнравственности тёмный век вновь приложил к этому своё мерзкое копыто? Или же год, проведённый аристократом в блаженном неведении, наконец дал о себе знать? А, может, всё дело в стремительно мчащемся вперёд прогрессе, который нельзя ни поубавить, ни остановить? Похоже, настало время во всём разобраться! И сделать это, как всегда, со стилем!

Другие пони ОС - пони

Последний полёт

"Чем выше летаешь - тем больнее падать" Рэинбоу Дэш всегда была упрямой и немного заносчивой. Она выделывала сотни опасных для жизни летательных трюков, и в какой – то момент решила превзойти саму себя. Она решилась на самый опасный и отчаянный номер, которому, увы, было суждено стать последним…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз ОС - пони

Блюз Арии Блейз

Прощальный блюз последней сирены.

Другие пони

Восход яблочного прибамбаса: Переместь

В постиндустриальной Эквестрии интриги вокруг сельскохозяйственного сектора расцветают, как никогда раньше. Нувориши и амбициозные политики разворачивают частный бизнес, пользуясь демократизацией и падением нравов. И дай Селестия, чтобы нашелся тот, кто сможет остановить исполнение готовящегося заговора. Однако даже у спасателей державы есть свои проблемы и тараканы, не принимающие отсрочек на лучшие времена.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Вайнона Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Гармоничный день

Обычный день обычно существующего в вездесущей гармонии существа...

Дискорд

SCP-2666-EQ

Почему бы в условиях высокоразвитой эквестрийской цивилизации не возникнуть собственной Организации SCP?

Другие пони Человеки

Как должна была закончиться серия "Слишком много Пинки Пай"

Когда Твайлайт и Спайк встретили настоящую Пинки, грустящую за столиком кафе, Спайк устроил тест, основываясь на серии "Party of One". Пинки прошла его, и это полностью изменило ход развития событий. В этот раз обойдётся без истребления клонов Пинки Пай.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Автор рисунка: BonesWolbach

Заколдованное королевство

— Глава 5 — Смена перспективы

Ему просто невыносимо было видеть её слёзы.

Ему хотелось бы, чтобы Фрост Флауэр была сейчас здесь, с ним, потому что она всегда знала, что делать. Это желание было с ним каждую минуту жизни.

— Я рассказывал тебе о Фрост Флауэр? — спросил Норт, тыкая палочкой в костёр.

Рэрити подняла голову, в её глазах блестели слёзы.

— О твоей жене? Нет, не рассказывал.

— Я встретил её через несколько дней после того, как покинул Эквестрию. Нам обоим понадобилось перебраться на ту сторону Переливчатого озера, и она была моей соседкой по каюте, — на миг, жеребец замолк, вновь ожила боль в душе по почившей жене. — Вот никогда ещё такого существа не видел! Вроде как пони, а в чёрно-белую полоску. Сразу подумал, какая же она красивая. А потом она стукнула меня прямо в нос, за то, что я на неё пялился.

— Она ударила тебя? Звёзды небесные! — со смехом воскликнула единорожка. — Ну, хотя бы не о книжный шкаф приложила.

Норт раскатисто рассмеялся.

— "Ваджинга! Дурак!" кричала она. "Ты, должно быть, из Эквестрии", — продолжал пародировать жену жеребец, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.

— До конца поездки с фингалом ходил, но сразу понял, что с неё и начнутся мои приключения.


За своё недолгое пребывание в Кантерлоте Твайлайт Спаркл уже дважды испытала приступ мучительной боли.

В первый раз это была боль от нагнавшего её прошлого, от необходимости смириться со смертью семьи, исчезновением прежней жизни. Второй раз — иной уровень боли, пронзивший всё тело, всю душу, боль обожгла её щёки, боль была столь мучительна, что ей вновь захотелось стать призраком. Но хуже всего было то, что эта боль была вызвана крайне простой причиной.

Она наткнулась на свои старые статьи и осознала, насколько они плохи.

Кейденс отправила Твайлайт в её прежние нетронутые покои, чтобы она успокоилась и расслабилась. Всё лежало на своих местах, всё как принцесса запомнила, увидев комнату во время мысленной связи с Рэрити. Но как бы сейчас сильно Твайлайт не хотелось просто лечь и расслабиться наедине со своими мыслями, она не могла оторвать взгляд от этих... этих... попыток писать.

Это было ужасно, неловко, просто смертельно — осознавать свои прежние ошибки! Предлоги — это не те слова, на которых стоит заканчивать предложения! Сравнения были столь же плохи, сколько и клише, которых, между прочим, следовало избегать почище лошадиной чумки. В своём изложении она ходила вокруг да около вместо того, чтобы хотя бы попытаться быть более точной.

И!

И что ещё хуже, её суждения... уф-ф-ф! Никогда не следует обобщать!

Со стоном Твайлайт отодвинула свиток подальше и стала решительно смотреть на что угодно, кроме стола. Слава Селестии, что ей так и не выдалось возможности закончить эту постыдную пародию на диссертацию по магической термодинамике. Как только она будет в состоянии снова перечитать его, она выделит "спорные" моменты, основательно перепишет и даст Рэрити на вычитку и только после — опубликует.

Взгляд Твайлайт блуждал по комнате, изучал бумаги, прикреплённые к стенам, диаграммы с Элементами Гармонии, висящие там ещё со времён, когда она ошибочно полагала, что они представляют сильные стороны принцесс. Как и в случае со статьями, только в ретроспективе стали очевидны и понятны ошибки.

Вот если бы только она могла вернуться назад в прошлое и уберечь своё более молодое и просто до абсурда косноязычное "я" от стольких опрометчивых решений.

Принцесса отвела взгляд от плакатов и вернула к свитку.

"Но если я вернусь в прошлое, то как я тогда встречусь с Рэрити? — думала она, постукивая хвостом по полу. Если только не заберу её с собой в прошлое... хм-м-м".

Три стука в дверь прервали её размышления о том, как убедить Рэрити вернуться с ней в прошлое, и, навострив ушки, аликорн повернулась к двери.

— П-принцесса Твайлайт? — раздался незнакомый голос какой-то кобылы из-за дубовых дверей. — Вы там?

— Д-да? — отозвалась принцесса, поспешно сворачивая и пряча свиток подальше, чтобы кто бы там ни был за дверью не попросил его почитать.

— Принцесса, королева Кейденс...

— Гиацинт! — рявкнул голос ещё какой-то кобылы.

— Астер, всё хорошо, — раздался третий голос, уже жеребцовый, который Твайлайт показался смутно знакомым.

Аликорн наморщила лоб.

“Королева Кейденс?”

— Принцесса Твайлайт, — вновь раздался первый голос, громче и заглушая разговор двух остальных. — Принцесса Кейденс просит вашего присутствия в садах, в-ваше величество.

— Эм-м, минутку! — ответила аликорн, потрусив к двери и открывая её, чтобы обнаружить трёх вооружённых гвардейцев: белую пегаску, что испуганно пискнула и быстро приложила копыто к голове в приветствии, коричневую земнопони, которая повторила этот жест с бó‎льшим достоинством, и, наконец, Рифта Шилда, который широко улыбался Твайлайт.

— Принцесса Твайлайт! — произнёс он, склонив голову, после чего махнул копытом в сторону двух других гвардейцев. — Я хотел бы познакомить вас с Гиацинт и Астер.

Яркая улыбка украсила лицо Рифта, и принцесса почувствовала некое облегчение от его вида. Она знала о чувствах чейнджлинга к Рэрити и была рада, что он не затаил на неё обиду.

— Удалось выспаться?

— М-м, да, — ответила Твайлайт, пытаясь не сводить взгляда с Рифта, но невольно поглядывая на пегаску, дрожащую словно осиновый лист. — Всё хорошо?

— Конечно, принцесса Твайлайт! — эта кобыла... Гиацинт резко дёрнулась, снова приложив копыто в голове. — Для меня честь служить вам и королевской семье Эквестрии со времён основания Хартс-Хэйвен, и я надеюсь, что вы не отринете службу и следующих поколений, пожалуйста.

Кобыла так спешно протараторила, что аликорн просто молча уставилась на пегаску, которая тут же прочистила горло и нервно улыбнулась.

— В-ваше величество.

Астер устало потёрла копытом лоб.

— Ох, Кейденс милосердная...

Принцесса была, мягко говоря, обеспокоена.

— А с чего бы мне её отринуть? — обратилась она к Гиацинт, которая каким-то образом как будто бы стала меньше, что, учитывая природу её расы, могло быть даже буквально.

— Я... ну, я...

Рифт прочистил горло, и гвардейцы выпрямились по стойке смирно.

— Принцесса Твайлайт, почему бы нам не обсудить это немного позже? — предложил жеребец, ненавязчиво приглашая принцессу выйти из комнаты. — У меня строгий приказ от принцессы Кейденс, Рэрити и до крайности взволнованной Пинки Пай привести вас туда как можно быстрее.

С Рэрити и Кейденс она уже виделась, но вот Пинки Пай была единственной пони, с которой она не виделась с самого начала путешествия из Понивилля.

Любопытно.

Твайлайт закрыла за собой дверь и последовала за Рифтом в коридор, Гиацинт и Астер замыкали шествие, и пегаска похоже немного успокоилась. У принцессы было много вопросов, начиная с того, почему Гиацинт её так боялась?

— Вы же обе чейнджлинги? — спросила она, получив в ответ две совершенно разные реакции. Один единственный спокойный кивок от Астер и серию утвердительных резких мотков головой от Гиацинт, от которых Твайлайт невольно предположила, что пегаска заработает сотрясение мозга, если раньше не свернёт себе шею.

— Астер и Гиацинт — двое из пятнадцати гвардейцев-чейнджлингов, живущих в замке, принцесса, — объяснил Рифт, открывая дверь в холл и пропуская принцессу вперёд.

— А... а остальные пони-гвардейцы знают?

— Нет, — ответил жеребец, ведя теперь Твайлайт по некогда знакомому коридору. На стенах висели богато украшенные рамы, изображения на которых она помнила с самого детства. — Только капитан Сайлент Бриз.

— Вот почему вы замаскированы под пони?

Рифт покачал головой.

— Нет, мы...

Вспышка света, и принцесса, проморгавшись, увидела преобразившуюся Гиацинт, её маскировка сменилась естественной насекомоподобной формой, чейнджлинг стремительно припала на колени и закрыла глаза.

— П-прошу, ваше величество, простите нас! — выпалила она, и Астер с громким стуком впечатала себе копыто в лоб.

— Простить вас? — переспросила Твайлайт, совершенно сбитая с толку, не понимая, о чём у неё просят прощения, что повергло бывшую пегаску в ещё большую панику.

— Вы нас не простите?! — воскликнула Гиацинт со слезами на глазах, пятясь назад и бросая умоляющие взгляды на Рифта. — Н-но мы...

— Астер, — голос жеребца прорезался сквозь заикание чейнджлинга, голос был командным, но не грубым. Когда земнопони приложила копыто ко лбу, Рифт улыбнулся Твайлайт. — Принцесса, Астер проводит вас остаток пути до садов.

Проигнорировав болезненный стон Гиацинт, он добавил:

— Астер, передай принцессе Кейденс... — Рифт замолк, но земнопони понимающе кивнула.

— Есть, лейтенант! — воскликнула она. — Принцесса, прошу, следуйте за мной!

Твайлайт не сдвинулась, огорчённая чужим горем.

— Но...

— Принцесса, не волнуйтесь, — с улыбкой произнёс Рифт и встал рядом с несчастной Гиацинт. — Мы скоро спустимся.

Хотя Твайлайт это не убедило, спорить дальше она не стала, развернулась и последовала по коридорам замка за Астер. Это была неловкая и молчаливая прогулка. Стражница шагала в ровном монотонном ритме, словно часовой механизм, а принцесса обдумывала все за и против того, чтобы спросить у неё в чём дело.

"Спрошу лучше у Рэрити," — подумала она, стараясь сильно не зацикливаться на этой теме.

Вместо этого Твайлайт переключила внимание на чейнджлинга, засыпав её градом вопросов, включающих, но не ограничивающихся: когда были написаны все эти новые портреты? Кто художник? Они повернут на следующем углу направо, а затем налево, так ведь? Заметила ли Астер, что Твайлайт помнит путь с почти восьмидесятипроцентной точностью? Как долго Астер работает в замке? Три года? Как часто происходит ротация чейнджлингов-гвардейцев в замке? Сколько лет Астер? Это невежливый вопрос? Скорее всего да, но всё-таки сколько? Надо ли Твайлайт прибавлять тысячу лет к её текущему возрасту? Технически, её тело было в трансгрессионом стазисе и поэтому не старело, но, может, всё-таки стоит?

— Я... я не знаю, ваше высочество, — беспомощно ответила Астер, не в силах угнаться за мыслями и речью аликорна. Гвардеец открыла двери, ведущие в фойе замка, и выражение её лица стало почему-то ещё более огорчённым, чем когда принцесса её опрашивала.

Твайлайт проследила за её взглядом, и её тоже охватило замешательство при виде невероятного в своей сбивающей с мыслей красоте зрелища двух Рэрити, оживлённо беседующих у парадной двери замка, рядом с несколькими седельными сумками. Принцесса проморгалась, на всякий случай, задавшись вопросом, не уснула ли она на ходу и не видит ли сейчас сон.

Точнее, задавалась этим вопросом, пока голос стражницы рядом не напомнил Твайлайт о единственно возможном способе, как такое вообще возможно.

— Эм-м, — Астер прочистила горло. — Позвольте мне проводить вас в сады, ваше высоче... в-ваше высочество! Вернитесь, пожалуйста!

Отчаянная мольба осталась без ответа принцессы, которая явно была гораздо более заинтересована в разговоре с двойниками своей подруги, которых для удобства она окрестила Рэритикс и Рэритигрек.

Твайлайт неспешно потрусила к двойникам, подметив, что на обеих были одинаковые ожерелья с трещинкой, из-за чего было труднее отличить настоящее, если вообще тут оно было.

Это будет забавным экспериментом.

— Ой, да будет тебе, дорогуша, ты должна признать, что это до крайности интересное предложение! — произнесла Рэритикс с очаровательной улыбкой. — У нас появится вдвое больше клиентов! Это будет буквально самая avant-garde идея из всех!

Рэритигрек приподняла бровь.

— Дорогуша, ты продолжаешь использовать это выражение, но я не уверена, что ты до конца понимаешь его значение.

Рэритикс закатила глаза.

— Охохонюшки-хо-хо. Да ты вообще видела мои наброски? Мы настолько опередим время, что со стороны будет казаться, что у нас есть машина времени! Доверься мне, дорогуша.

— Ох, да я же и не спорю, — с ухмылкой произнесла Рэритигрек. — Та самая машина, которая похищает дизайны каменного века, да?

Рэритикс усмехнулась.

— Ну и подумаешь! Дорогуша, столько всего я ради тебя сделала, и вот такую благодарность я получаю? Поверить не мо...

— Рэрити?

Тот факт, что оба двойника были удивлены, увидев её, затруднял определение настоящей подруги.

— Так-так-так, — промурлыкала Рэритигрек, склонив голову набок и улыбнувшись. — Принцесса Твайлайт Спаркл собственной персоной пришла, чтобы озарить простых смертных своей красотой.

Аликорн хихикнула, найдя свою возлюбленную. Проще простого.

— Инкредентия! — ахнула Рэритикс, топнув копытом. — Может, не будешь флиртовать с моей подругой?! Это совершенно неприемлемо! Звёзды небесные, вы же только что познакомились! Если честно, дорогуша, я ожидала от тебя лучшего, ты же знаешь, насколько она для меня важна.

Глаза Рэритигрек расширились.

— Чт... я?!

Принцесса прекратила хихикать. Погодите-ка.

— Твайлайт, — произнесла Рэритикс, поворачиваясь к аликорну с самым болезненным выражением лица. — Дорогуша, эта маленькая игривая кобылка по имени Инкредентия, она помогает нам с Пинки, мы наняли её в нашу лавку в Холлоу Шейдс. Она чейнджлинг, как, уверена, ты уже сама догадалась.

Принцесса дерзко улыбнулась.

— Думаю, догадалась, да.

Рэритигрек моргнула, выражение её лица сменилось с раздражения на любопытство.

— О? Я чейнджлинг? Понимаю. Что ж, тогда меня утешит тот факт, что у меня просто отменный вкус в выборе маскировки, — она взглянула на Твайлайт и подмигнула. — Не так ли, милая? Две копии меня? Разве это не похоже на чудесный сон?

— Рэрити! — зардевшись, ахнула принцесса.

— Что такое, дорогуша? — спросила Рэритикс, облизывая губы и смотря Твайлайт в глаза. — Я бы сказала, что довольно-таки грубо вот так вот раскрывать чужие сокровенные сны, переходящие в мечты и фантазии, но не могу не признаться, меня прельщает эта идея.

— Я про такое не мечтала! — запротестовала принцесса, что было не совсем ложью, потому что до этого момента она даже не думала о таком, но теперь подумала и... — И о каких снах вообще идёт речь, я едва сплю! А большую часть времени, пока я тебя знаю, я вообще не способна была уснуть!

Рэритигрек затрепетала ресницами.

— Мысли обо мне не дают уснуть, м-м?

— Ну хорошо, хорошо! — взмолилась Твайлайт, решив закончить этот фарс, пока не стало ещё хуже. Она указала на Рэритикс. — Ты чейнджлинг!

После чего указала на Рэритигрек.

— А ты Рэрити!

Рэрити, ранее означенная как Рэритигрек, победно рассмеялась, взмахнув гривой и одарив другую себя самодовольной улыбкой.

— Так-так-так! А ты уверяла, что она меня не узнает! Не хочу говорить "я же говорила", но на самом деле хочу! Я же говорила.

Инкредентия, ранее означенная как Рэритикс, покорно вздохнула.

— Оу-у... а я то думала, что у меня всё получилось, — произнесла она голосом, больше не похожим на голос единорожки.

— Хорошая попытка, Инк, — утешила её Рэрити, отчего принцессе открылось крайне странное зрелище: как единорожка в утешающем жесте прикладывает копыто к своему доппельгангеру. — Но напрасны были твои чаяния подражать самому совершенству.

— Пф-ф-ф-ф-ф, конечно, босс, — фыркнула Инкредентия, улыбнувшись Рэрити, прежде чем повернуться к Твайлайт с настороженно-выжидающим взглядом. — Итак! Что это было? Что меня выдало?

— Ты сказала "дорогуша" шесть раз, — ответила принцесса.

Рэрити удивлённо посмотрела на неё.

— Да?

Твайлайт кивнула.

— Она использовала ласкательное обращение "дорогуша" шесть раз за, примерно, двухминутную беседу, что расходится с твоей обычной манерой речи называть других "дорогушами", "милыми" и редким "сердце моё", — объяснила принцесса, и щёки чейнджлинга слегка порозовели. — Не только это, ещё и то, что она обозначила настоящую тебя работодателем, а её наёмной помощью. Когда я подошла, она пыталась продать тебе идею дизайна, а это как раз то, что сотрудник бы сделал для работодателя, а не наоборот.

Инк уставилась на Твайлайт круглыми глазами.

— Блин, а она хороша.

— Да, она такая, — с гордостью ответила единорожка, поднимая копыто и откидывая назад чёлку принцессы. — А ещё она растакая опаздывающая на нашу встречу. Окажи милость, Инк, сходи и скажи остальным, что мы идём, хорошо?

Инкредентия кивнула, обращаясь обратно в свою настоящую форму прямо на глазах Твайлайт. Жизнерадостный чейнджлинг с панцирем, окрашенным в пурпурный цвет, улыбалась во все зубы. Вокруг её шеи была повязана большая синяя бандана, на которой повторяющимся элегантным узором была вышита монограмма, образующая буквы СГЛ.

— Приятно наконец-то познакомиться с тобой, принцесса Твайлайт, — произнесла Инк, поднимая переднее копыто и потрясая вытянутое копыто аликорна. — Я бы сказала, что мне не терпится познакомиться с тобой поближе, но, боюсь, ближе уже некуда, потому что я знаю о тебе буквально всё из-за той ночи, когда босс махнула лишку...

— ИНКРЕДЕНТИЯ!

Чейнджлинг разразилась приступом смеха, подхватила сумки и умчалась прочь.

— До скорого!

— С завтрашнего дня ты уволена! — гремела Рэрити с ярко пунцовыми щёками

— Ты всегда так говоришь!

— На этот раз я серьёзно!

Как только она скрылась, единорожка закатила глаза и повернулась к Твайлайт, чья приподнятая бровь, казалось, придала красноте щёк Рэрити новые оттенки.

— Даже не думай спрашивать, — предупредила она, после чего немного смягчилась при виде довольной улыбки принцессы. — Ну, полагаю, могло быть и хуже.

В глазах единорожки появилась нежность.

— Как ты себя чувствуешь?

— В каком смысле?

Рэрити нахмурила брови.

— Я про твою встречу с Кейденс... — казалось, задавая этот вопрос, она нервничала, облизывала губы, словно давая себе чуть больше времени, чтобы подобрать слова. — Они со Спайком немного рассказали мне про то, как всё прошло, но...

На миг сердце Твайлайт сжалось, и она ощутила, как слёзы подступили к глазам. Вот, значит, как всё теперь будет? Одно единственное упоминание в тот же момент вернёт всю боль?

— Я в порядке, — произнесла она, на самом деле пытаясь как можно меньше говорить об этом, но, встретив понимающий взгляд единорожки, решила ничего не таить. — Со мной всё будет в порядке. Мне так кажется. Не знаю. Не хочу пока об этом думать. Я просто рада, что всё закончилось.

Рэрити потеребила своё ожерелье.

— Я... ты уверена? — она виновато опустила голову. — Я... мне жаль, что меня не было в тот момент рядом. Я думала, тебе стоит побыть с ними наедине, но...

— И ты не ошиблась, — перебила принцесса, желая пресечь беспокойство возлюбленной, раз уж была такая возможность. Затем она слегка наклонилась и прижалась к единорожке носом. — Но...

— Но?

Несмотря на боль, Твайлайт решила идти до конца.

— Ты могла бы пойти со мной, когда я... — она сглотнула и ненадолго затихла, переводя дыхание. — Могла бы ты завтра пойти со мной, когда я навещу их?

Рэрити непонимающе уставилась на аликорна.

— Навестить их? Кого их... — единорожка осеклась, когда осознала смысл сказанного, и выражение её лица тут же изменилось. — Ох... дорогуша, почту за честь.

Она подняла копыто и приложила его к ожерелью принцессы, изобразив улыбку.

— Буду надеяться, что они одобрят твой выбор, м?

Твайлайт не смогла не улыбнуться, слегка наклонившись к возлюбленной.

— Я даже не знаю, Шайнинг Армор... Шайнинг Армор страдает гиперопекой.

Рэрити тоже склонилась ближе к принцессе.

— М-м-м-м-м? Ну, хотя Кейденс меня уже одобрила, так что, думаю, и он в свою оче...

— Ну вы чего там, долго ещё?

Твайлайт обернулась и увидела Пинки, выглядывающую из коридора, кобыла махала чем-то похожим на весьма потёртую тряпку.

— Все пони уже заждались начала вечеринки!


Как позже узнала Твайлайт, весь замок был закрыт для посещений не потому, что она пришла, ну, технически, как раз-таки поэтому, но, скорее, для того, чтобы кое-кто важный смог посетить праздник лично.

— Пинки, так уж необходима повязка на глаза? — раздался голос Рэрити откуда-то слева, её переднее копыто лежало на спине принцессы, направляя её куда-то... куда они там направлялись? В сады?

— Рэрити, — спросил серьёзный голос Пинки откуда-то справа. — Ты правда только что спросила, нужна ли повязка на глаза?

— Просто решила убедиться!

— Нда-а-а-а-а-а, Рэрс. Поверить не могу что ты и правда это спросила.

— И я, босс, просто в шоке.

— Ох, да ради звёзд! Знаете, что? Вот вообще ничего больше спрашивать не буду!

— Мы уже пришли? — спросила Твайлайт, обнаружив, что тьма не так уж и привлекательна. Брусчатка исчезла из-под копыт, сменившись тем, что, как она надеялась, было травой. Ей по крайней мере казалось, что трава, но ощущение было какое-то непривычное.

— Ну хватит, дайте ей уже посмотреть! — раздался совершенно новый голос, и тревога принцессы сменилась облегчением при звуке голоса Спайка.

Несмотря на пылкие протесты Пинки, Твайлайт сняла повязку с глаз, и от вида открывшегося ей зрелища тут же заулыбалась. В саду замка было накрыто множество столов, на каждом из которых были разложены десятки различных, необычайно привлекательно пахнущих деликатесов.

Далее она обратила внимание на полный набор гостей, уже наслаждающихся праздником: Флаттершай стояла неподалёку от снеди, тщетно пытаясь помешать трём маленьким совятам расклевать еду, в то же самое время Эпплджек помогала бедным измученным совам-родителям бодрствовать при свете солнца, Рэйнбоу как раз подлетела к Спайку, ругая того за то, что он одним махом смёл половину драгоценностей, приготовленных специально для него, Рифт Шилд выкрикивал команды гвардейцам, которые, приложив копыто к голове, разбегались с заданиями, Пинки и Инкредентия расправили плакат, на котором чьими-то, по всей видимости, дрожащими копытами было выведено "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ, ТВАЙЛАЙТ И СПАЙК", и, наконец, Рэрити...

Рэрити, как и всегда, стояла рядом с Твайлайт, но её глаза блестели от слёз.

Принцесса легонько ткнула её носом, дабы убедиться, что всё хорошо.

— Рэрити? Всё в порядке?

— Ох, д-да, конечно, — быстро ответила она, вытирая слёзы движением копыта. — Просто, ну, ты знаешь, эти запахи яств просто ошеломляют.

— Да-а-а-а, — протянула Твайлайт, одаряя возлюбленную улыбкой, после чего направилась к столу с едой, которая и вправду пахла так, как она не нюхала уже тысячу лет.

Прежде чем принцесса успела как следует изучить выбор, Пинки Пай выпрыгнула из-за стола.

— Приветик, принцесса Твайлайт! Готова набить животик?!

Аликорн нетерпеливо закивала.

— Что-о-о-о-ож! — розовая земнопони энергично потёрла копытца друг о друга. — Позволь мне рассказать меню на сегодня!

Она указала на самую дальнюю левую часть стола, где были разложены всевозможные пирожные.

— Там у нас ванильные, лавандовые и малиновые кексики, ещё миндально-шоколадный торт и...

— Пинки, может, не стоит начинать с десертов? — перебила её Рэрити, и когда розовая кобыла медленно повернула голову в её сторону, не сказав ни слова, лишь молча уставившись, единорожка кашлянула и немного попятилась. — Мда, о чём я вообще думала.

Пинки снова повернулась к Твайлайт, словно её и не перебивали.

— Ванильный торт с тройным молоком, яблочный пирог, глазированные фрукты, вымоченные в меду, и Супер-Ультра-Пинковое-Живот-Наоборот-Потрясение, а ещё-ё-ё-ё-ё! — земнопони повернулась к правой стороне стола, где принцесса разглядела овощи, приготовленные всевозможными способами. — А ещё там вот сторона для скучнил.

К счастью, дилеммы что съесть в первую очередь не было, ибо желудок принцессы выл в жажде попробовать вообще всё.

— Твайлайт, — предупредила Рэрити. — Могу ли я напомнить тебе о твоём опрометчивом обжорстве не далее, как несколько дней назад?

Принцесса облизнулась.

— Всё хорошо, Рэрити, — произнесла она, левитируя к себе картошку по-пранцузски, с которой капало масло. — Всё очень даже хорошо.

Пугающе короткое время и один раздутый живот спустя один определённый аликорн всей душой жалела, что не послушала предупреждений возлюбленной.

— Даже не начинай, — простонала Твайлайт, не отрывая подбородка от стола, когда единорожка подсела рядом.

— Могу я хотя бы думать об этом? — спросила Рэрити.

— Нет, думать об этом тоже нельзя.

Единорожка вздохнула.

— Понимаешь, некоторые уроки не усваиваются с первого раза, — произнесла она, наблюдая как принцесса левитирует исходящий паром яблочный пирог прямо себе под нос. — Очевидно, со второго раза тоже.

— Второй пирог, принцесса? — с улыбкой спросила Эпплджек, ставя ещё одну тарелку рядом с первой.

— Седьмой, ты хотела сказать, — подметила единорожка.

— Технически, это моя двенадцатая тарелка, — поправила Твайлайт, желудок которой при виде восхитительно пахнущих пирогов заурчал от обжорства и ужаса одновременно.

Рэрити открыла было рот, чтобы что-то сказать, но закрыла его обратно, уставившись на что-то впереди. Проследив за её взглядом, принцесса увидела трёх чейнджлингов-гвардейцев, стоящих на противоположной стороне стола, неотрывно смотрящих на неё.

И не успела аликорн заговорить, как...

— Принцесса Твайлайт! — прокричали они в унисон, и их передние копыта взлетели ко лбу в знак приветствия. — Для нас честь служить вам и королевской семье Эквестрии со времён основания Хартс-Хэйвен, и мы надеемся, что вы не отринете службу и следующих поколений, пожалуйста.

И точно так же, как и с предыдущим чейнджлингом, она спросила:

— А с чего бы мне её отринуть?

Гвардейцы застыли на месте, но, крайне озадаченные вопросом, нервно переглянулись друг с другом, казалось, боясь ответить. Твайлайт тут же в голову пришла мрачная мысль. Что такого рассказали о ней чейнджлингам, если они её так боятся?

И снова, как это было, и как, без сомнения, будет происходить ещё не раз, вернулись те самые три навязчивых слова.

“Это моя вина”.

И как только эти кошмары, как называла их Рэрити, пришли, её же голос и прогнал их прочь.

— Твайлайт? — спросила она, поворачиваясь к аликорну с многозначительным взглядом. — Ты, кажется, говорила, что забыла книгу в своей комнате?

Ответ последовал мгновенно, хотя дала его не принцесса.

— Книга?! — выпалил один из гвардейцев.

— Какая?! — спросил второй.

— Мы принесём её вам, ваше величество!

Единорожка задумчиво прищурилась.

— Ох, что-то я подзабыла... ты вроде говорила, что подойдёт любая книга по термодинамике, да?

Хотя Твайлайт и не понимала, чего пытается добиться Рэрити, она всё равно неуверенно ей подыграла.

— М-м, да... — и не успела принцесса договорить, как гвардейцы ринулись прочь, на бегу рассыпаясь обещаниями вернуться с книгой в кратчайшие сроки, просто немедленно, ваше величество.

— Вот так-так, — произнесла Эпплджек, провожая взглядом чейнджлингов, которые как раз скрылись за углом. — А Рифт Шилд-то не соврал.

Принцесса выпрямилась, боль в животе сменилась болью в груди.

— Что с ними? Почему они меня так боятся?

Единорожка уставилась на аликорна.

— Были и другие? — спросила она, и Твайлайт отметила, что возлюбленная едва ли выглядит удивлённой. Скорее, на её лице читались лишь подтверждённые подозрения.

— Да, — ответила принцесса. — Чуть раньше с лейтенантом Рифтом Шилдом... с ним была ещё один чейнджлинг, и она сказала ровно то же самое, что и они, и всё время, пока мы были рядом, она смотрела на меня словно...

Твайлайт запнулась, слова просто не желали выходить наружу.

— Я что, что-то не так сделала?

Рэрити ответила:

— И да, и нет.

— И да, и нет, — повторила принцесса. — Это многое объясняет.

Эпплджек улыбнулась.

— Принцесса, ты не сделала ничего плохого. Просто они думают, что ты собираешься выдать им пинка под хвост из Эквестрии.

Последовало долгое молчание, Твайлайт просто смотрела неверящим взглядом на фермершу.

— Не поняла.

— Ну, сама рассуди, если так прикинуть, то для них более чем логично так думать.

И снова принцесса просто уставилась на Эпплджек.

— Погодь, я поняла, ты не знаешь, что значит дать пинка под хвост?

— Дорогуша, — произнесла Рэрити, — у чейнджлингов сложилось впечатление, что теперь, когда ты свободна, срок действия ранее одобренного принцессой договора об убежище истёк.

И вот теперь Твайлайт поняла.

— Что? Они думают, что я собираюсь их изгнать?! С чего мне вообще так делать?! — громко воскликнула принцесса, чувствуя себя оскорблённой и сбитой с толку от одной только идеи, что кто-то мог так про неё подумать. Сейчас, больше чем когда либо, ей было больно осознавать, что она вселяет в кого-то ужас.

— Всё довольно-таки просто. Тот факт, что ты здесь, во плоти, открывает возможность того, что принцесса Кейденс может вернуть своему телу физическую форму, и, если она это сделает... — единорожка склонила голову набок. — То чейнджлингам больше не придётся выдавать себя за неё, так ведь?

Твайлайт не нашлась с ответом, опустила взгляд вниз, на еду, и отодвинула тарелки.

— Ну, наверное...

— Больше не голодна, принцесса? — спросила Эпплджек и, после того, как аликорн покачала головой, собрала пироги в одну тарелку и понесла её прочь. — Я их для тебя приберегала, но если больше не хочется, то пойду оттащу их Рэйнбоу, пусть набьёт себе брюхо.

Твайлайт в тишине смотрела, как фермерша потрусила к Рэйнбоу и Спайку, громко вздохнула и повернулась обратно к Рэрити, чтобы обнаружить, что единорожка пристально на неё смотрит.

— Что?

— Сильно расстроилась?

Принцесса фыркнула.

— Нет. Всегда мечтала вселять ужас в сердца представителей целой расы.

— Твайлайт, они не боятся тебя. Они... — единорожка махнула копытом.— Поставь себя на их место. Тебя не было тысячу лет, и разве не было вины чейнджлингов в первой войне хаоса?

— Да, и что? Причиной меньше меня боятся. С чего они думают, что я буду обвинять их за что-то, произошедшее тысячу лет назад?

— Не знаю, Твайлайт, — ответила Рэрити, левитируя к себе чашку с пуншем. — С чего кому-либо винить тебя в том, что произошло больше тысячи лет назад?

Когда принцесса не ответила, единорожка затрепетала ресницами и сделала глоток пунша.

— Э-это другое! — запротестовала Твайлайт. — Я несу ответственность за свои поступки. Они нет. Они не те же самые чейнджлинги, что были тысячу лет назад.

— Твайлайт, да это не важно. Вина так не... а знаешь, что? — Рэрити осмотрелась и остановила взгляд вдалеке на Флаттершай, Спайке и двух Рэйнбоу Дэш. — Инкредентия!

Когда одна из радужных пегасок повернулась, единорожка поманила её к себе.

— Инкредентия, не могла бы ты подойти на минутку?

Чейнджлинг подбежала поближе, и по пути её внешность изменилась с пегаски на вновь точную копию Рэрити.

Единорожка вздохнула.

— Ну вот, опять...

— Какая нужда, босс? — спросила Инк, почти идеально имитируя голос Рэрити, отчего Твайлайт, приложив копыто ко рту, приглушила смешок. — Всё что хочешь могу, и даже сверх того.

— Вообще не похоже, — произнесла Рэрити не поведя и ухом.

— Какая нужда, дорогуша-босс?

— Моя нужда в том, чтобы ты немедленно прекратила.

— Эх, — Инк вернулась к своему настоящему облику и наконец заговорила своим голосом. — Что такое, босс?

Удовлетворённая, единорожка указала на аликорна.

— Ну, мы тут с Твайлайт говорили про Хартс-Хэйвен и о... — кобыла описала копытом круг, — интересной реакции других чейнджлингов в замке.

Инк выдохнула через зубы, вопросительно смотря на Твайлайт в ожидании дальнейших объяснений.

— О-о-о-о-о. Всё так плохо?

— Вроде того, да, — ответила Рэрити. — Я пытаюсь объяснить ей, что они не столько её боятся, сколько... ну, вам же рассказывают о том, что произошло тысячу лет назад, да?

— О том, как наши предки высасывали жизнь из пони по времена правления её высочества королевы Кризалис? И потом как это позволило Дискорду распространить своё влияние по всей Эквестрии, в то время как пони пытались выяснить, кто друг, а кто порождение Тартара, пытающееся высосать из тебя жизнь? — спросила чейнджлинг, очевидно, не тронутая смущённым выражением лица принцессы.

Единорожка кашлянула.

— Ну, дорогуша, я бы не стала формулировать это именно так.

— Да-а-а-а-а-а-а-а-а. Мне вот кажется, что единственная причина, почему у нас есть школа, это чтобы мы могли во всех подробностях узнать, что мы делали на войне.

— Вот почему, дорогуша, они так почтительны и чрезмерно вежливы с тобой. Не потому что боятся, а потому что хотят загладить вину, — произнесла Рэрити, глядя на Твайлайт, после чего немного откинулась и сделала очередной глоток пунша. — К сожалению, тут видно копыто Дискорда. Вина, которая гложет целые поколения. Спустя долгое время это уже начинает утомлять.

Единорожка приподняла подбородок аликорна копытом.

— Уверена, что ты знаешь это лучше других.

Твайлайт хихикнула.

— Думается, даже больше, чем мне хотелось бы, — произнесла она, и тягостное напряжение наконец спало, изгнанное возлюбленной. Однако, как это обычно и бывало, как только разум принцессы очистился от страха и сомнений, на замену им пришло её обычное состояние ума — неуёмное любопытство.

В частности, к чейнджлингам современного общества.

— Я кое-чего не поняла, — заговорила она, мысленно жалея, что не прихватила с собой блокнот. Может, попросить гвардейцев, когда они вернутся с книгой? — Почему вы ещё не интегрировались в общество пони? Я понимаю, что вы боитесь того, что я о вас помню, но разве современные пони это всё знают?

Принцесса махнула копытом в сторону Рэрити.

— Она вообще не знала, кто такие чейнджлинги, пока я ей не рассказала.

— Твайлайт, всё не так просто. Нельзя скрываться в течение тысячи лет и просто появиться из ниоткуда, но, по крайней мере, мы пытаемся.

— Пытаетесь?

— Именно для этого я здесь! — воскликнула Инкредентия, одарив принцессу клыкастой улыбкой. — Среди всего прочего я ещё помогаю с принцессой Луной в Холлоу Шейдс.

— И неутомимо надо мной издеваешься? — добавила единорожка.

— И это тоже, босс. И это тоже, — невинно ответила чейнджлинг.

Рэрити хмыкнула, после чего подхватила тему разговора.

— Инкредентия была нанята в качестве помощницы для меня и Пинки, но, что более важно, она первая попытка понять, смогут ли чейнджлинги жить среди пони, — она повернулась к Инк. — Дорогуша, сколько ты уже живёшь в Холлоу Шейдс?

— Пять месяцев и семь дней! — воскликнула чейнджлинг, выпрямляясь и гордо выпячивая грудь. — И я сотрудник месяца все это время!

Принцесса нахмурилась.

— А разве ты не их единственный сотрудник?

— Да, — ответила Инк, одарив Твайлайт ещё одной клыкастой улыбкой. — Я живу с Рэрити в "Стране Грёз Лулу".

— А... — принцесса запнулась, чувствуя неловкость как от самого вопроса, так и от возможного на него ответа. Если Инкредентия живёт с Рэрити, то... — А как ты... эм-м... как ты "питаешься"?

Задав этот вопрос, Твайлайт искренне надеялась, что сейчас ей не предстоит узнать, что Рэрити добровольно отдаёт свою жизнь... свою любовь.

Чейнджлинг пожевала губы.

— Ну-у-у-у-у-у-у-у, я обычно, когда проголодаюсь, навещаю принцессу Кейденс, — она нахмурилась, потирая подбородок копытом. — Обычно я приходила каждые... м-м-м, сколько там, две недели? Но теперь я могу продержаться гора-а-а-аздо дольше.

Невинная улыбка Инк превратилась в хищный оскал.

— Особенно после того случая, о котором я упоминала ранее, когда босс в дупель нажра...

— К другим темам! — громко перебила Рэрити с явным румянцем на щеках. — Теперь ты видишь, что нет причин полагать, будто они тебя боятся.

— Ну да, наверное... — пробормотала принцесса.

И договорила она как раз вовремя, чтобы её взгляд упал на быстро приближающегося гвардейца. Твайлайт приготовилась к очередной речи о том, какая она замечательная, какая это для него честь, и как он надеется, что она позволит им остаться, но с удивлением и облегчением обнаружила, что он повёл себя иначе. Ну, по крайней мере, немного иначе.

— Принцесса Твайлайт! — поприветствовал жеребец, коротко отсалютовав ей, после чего повернулся к единорожке. — Леди Рэрити, срочное донесение.

— Срочное донесение? — переспросила единорожка. — Что случилось?

— У ворот стоит жеребец, представившийся как Ноледж Квилл, и требует, чтобы его впустили. Говорит, что знает вас.

Брови Рэрити сошлись на переносице.

— Ноледж Квилл? Кто во имя Эквес... — она громко ахнула. — ОХ!

Единорожка поспешно повернулась к Инкредентия и крикнула ей, вставая с места.

— Он здесь!

Губы чейнджлинга изогнулись в лукавую ухмылку.

— Я за камерой, — произнесла она, убегая и громко хихикая.

Когда Инк бросилась прочь, гвардеец растерянно повернулся к Рэрити.

— Эм... какие будут указания?

— Приведите его сюда! — быстро ответила единорожка. — Но не спешите и...

Она подошла к жеребцу, подняла копыто и прижала к его губам.

— И не рассказывайте ему ничего из того, что тут происходит. Ни единого слова. Приведите его сюда и скажите Рифту, когда будете готовы. Всё понятно?

Гвардеец кивнул, отсалютовал Рэрити и Твайлайт и помчался выполнять указания.

Принцесса, со своей стороны, не понимала, что происходит и как трактовать происходящее.

— Кто это? — спросила она, и тут же почувствовала желание отступить на пару шагов, когда единорожка повернулась к ней с улыбкой, почти такой же лукавой, как и у Инкредентии.

— Принцесса Твайлайт Спаркл, — промурлыкала Рэрити, подходя поближе, поднимая копыто и кладя его на грудь аликорна. — Ты чувствуешь это?

Глаза принцессы беспорядочно забегали по сторонам.

— Что чувствую? — спросила она, задаваясь вопросом, действительно ли ей хочется знать ответ.

— Сам воздух наполнен удовлетворением, — прошептала единорожка в нескольких сантиметрах от губ Твайлайт, после чего резко развернулась и пронзительно закричала. — Пинки Пай!

С другого конца вечеринки розовая земнопони прервала свой разговор с Флаттершай и Эпплджек и энергично помахала швее.

— Рэ-ри-ти!

— Пинки, он здесь!

Земнопони обдумывала мысль одну, две, три секунды, после чего завопила, каким-то образом ещё пронзительнее, чем единорожка.

— Он здесь?! — она повернулась к подругам. — Никому не двигаться! Мне можно! Я за камерой!

— Рэрити, — напомнила о себе Твайлайт, опуская копыто на единорожку. — Рэрити, что происходит? О ком вы гово...

Её вопрос оказался прерван, когда единорожка повернулась к ней с таким серьёзным и сосредоточенным взглядом, которого она в глазах возлюбленной ещё не видела.

— Твайлайт, вставай, — произнесла единорожка, после чего указала за соседний стол. — Садись сюда!

Когда крайне озадаченная принцесса подчинилась, неугомонная швея нахмурила брови и указала на другое место.

— Нет, лучше сюда. Нет-нет, туда. Нет, и не сюда, вот! Вот тут идеально.

Твайлайт решила не говорить о том, что сидит точно на том же месте, с которого и начала. Вместо этого она молча смотрела, как Рэрити зажигает рог и убирает приветственные плакаты с глаз долой.

Далее подлетела Рэйнбоу Дэш и уселась рядом с принцессой.

— Чё? — спросила пегаска, когда единорожка пристально на неё посмотрела.

— Дорогуша! Ты чего делаешь?! Лети назад на своё место!

— Ага! И всё пропустить?! Не дождёшься, — отмахнулась Рэйнбоу.

— Да что пропустить-то? — уже в отчаянии спросила принцесса. — Мне хоть кто-нибудь скажет, что происходит?

— Рэйнбоу Дэш, — продолжила Рэрити, топнув копытом по земле, целиком и полностью игнорируя возлюбленную. — Я три года ждала этого момента! И я не позво...

Её фраза осталась незаконченной, потому что Пинки и Инкредентия ворвались в сад.

— Он идёт! — крикнула Инк. — Вот прям уже тут!

— Быстрее! — в свою очередь крикнула единорожка, не обращаясь ни к кому конкретно, и села на противоположной от Твайлайт стороне стола, поправила гриву, Пинки быстро уселась рядом. — Ну-ка, пони, ведите себя естественно!

И, наконец, она повернулась к принцессе и указала на неё копытом.

— Ты! Не шевелись!

Твайлайт, очевидно, не обратила особого внимания на эту просьбу и вместо этого устремила взгляд на парадные двери, желая выяснить, кто же этот жеребец, что поверг всю вечеринку в хаос. Инкредентия стояла наготове с камерой, и с расстояния с интересом наблюдали Спайк, Флаттершай и Эпплджек. Она ждала, ждала и ждала, и вскоре двое гвардейцев вышли, отошли в сторону и представили всеобщему взгляду крайне раздражённого единорога.

Который казался... каким-то образом... знакомым?

Принцесса хмурила брови, наблюдая, как он входит в сад.

"Где же я его..."

— Профессор Вредина! — крикнула Пинки, так энергично размахивая копытом, что Твайлайт забеспокоилась, не придётся ли искать его по кустам. — Сюда! Сюда!

Принцесса начала смутно что-то припоминать. И пока он топал к Пинки, Твайлайт с удивлением поняла, что уже видела этого жеребца. Видела через разум Рэрити, когда они были связаны!

Приближаясь, профессор неотрывно смотрел на двух улыбающихся кобыл, игнорируя присутствие Твайлайт и Рэйнбоу Дэш.

— Так-так-так, смотрите-ка, кого нам стражи привели, — с сияющей улыбкой произнесла единорожка. — Профессор Брейзнед Эйв, собственной персоной!

Она рассмеялась и покачала головой.

— Или, лучше сказать, профессор Ноледж Квилл? Рада видеть, что ты наконец пользуешься своим настоящим именем, дорогуша.

Жеребцу явно было не до смеха.

— Уверен, что это так.

— Ужасно рада, что ты наконец смог к нам присоединиться, Эйв, хотя мне и не совсем понятно твоё раздражение! — воскликнула Рэрити, невинно наклонив голову. — Но прежде чем ты ответишь, может, хочешь чего-нибудь выпить? Пинки приготовила довольно-таки интересный фруктовый пунш с тщательно отмеренным количеством водки, и, мне кажется, это действительно поможет тебе, как бы сказать, оттаять.

Глаза профессора расширились.

— В-выпить?! Ты... я с ума там схожу, принцесса Луна там с ума сходит, а ты сидишь здесь и предлагаешь мне выпить?! Это что, шутка какая-то? — чуть ли не кричал единорог, что не очень нравилось Твайлайт. — Прошло уже больше недели, и первая весточка от тебя — это письмо, в котором нет ничего, кроме фразы: "Окажи милость и приезжай в Кантерлот"?! Серьёзно?!

— Ну знаешь ли! — воскликнула единорожка, положив копыто себе на грудь. — Я что, должна тебе отчитываться о каждой минуте своей жизни? Посылать письмо каждый раз, за что бы ни взялась?

Она повернулась к Пинки.

— Дорогуша, ты можешь в это поверить?

Розовая земнопони покачала головой.

— Нет, Рэрити! — она повернулась к Инкредентии, которая возилась с камерой. — Инки! Ну как тебе такое, а?!

Чейнджлинг подняла голову.

— Ась? — она оторвалась от своего занятия, подняла голову, посмотрела на профессора и с преувеличенным неодобрением покачала головой. — Вот именно то, что они и сказали.

— Рэйнбоу, — прошептала принцесса. — Я не понимаю, что происходит.

— Тс-с-с-с, просто смотри, — взволнованно прошептала пегаска, приказывая жестом помолчать.

— Я тут единственный, кто поверить не может! — с негодованием ответил профессор Эйв. — Вы как будто вообще позабыли, в каком состоянии спешно уезжали, и что принцесса Твайлайт вообще звала вас! Осмелюсь надеяться, что вы и правда забыли, иначе я просто не могу придумать вам оправдания за то, что не написали раньше!

Услышав это, единорожка виновато опустила взгляд.

— Ты прав, Эйв, и я извиняюсь. Это... это была для меня та ещё неделя, и я уверена, что ты можешь поставить себя на моё место, учитывая, что... — она отвернулась и в совершенно комичной и нарочито показушной манере тяжело вздохнула, не замечая приподнятую бровь аликорна. — Учитывая, что случилось с Твайлайт...

От этих слов гнев жеребца словно испарился.

— Ах... ну что же, — произнёс он, смягчившись. Это... прискорбно.

Рэрити повернулась к нему с робкой улыбкой.

— Ну полноте, всё в полном порядке. Ты прибыл как раз вовремя! Твайлайт тут как раз рассказывала о всех чудесах обретения свободы, так ведь, дорогуша? — спросила она с невинной улыбкой.

Не успела она договорить, как профессор увидел принцессу, и его рот широко раскрылся. Запинающиеся, незаконченные предложения слетали с его губ, смешиваясь со звуками, с которыми Пинки выхватила камеру у Инкредентии и начала щёлкать, снимая всё новые и новые кадры.

Немного погодя единорожка издала смехотворно громкий вздох.

— Ох, звёзды на небесах, совсем забыла вас представить! — она хихикнула, направившись к Твайлайт. — Вот я глупышка! Я бы и голову свою забыла, не будь она к шее приделана.

— Рэрити, что ты творишь? — настойчиво прошептала принцесса, когда Рэрити подошла поближе.

— Сатисфакция, любовь моя, са-тис-фак-ци-я, — прошептала в ответ единорожка, прежде чем повысить голос. — Твайлайт, дорогуша, милая, любовь моей несчастной жизни!

Она повернулась к профессору и затрепетала ресницами.

— Этого прекрасного жеребца зовут профессор Брейзнед Эйв! И, Эйв, дорогуша, это... — Рэрити повернулась к аликорну. — Это прекрасное создание зовут Твайлайт Спаркл, принцесса, которая, как можно заметить, вполне реальная и совсем не мёртвая.

Единорожка наклонилась вперёд, чтобы быстро поцеловать аликорна в нос, после чего снова повернулась к профессору и, почти-что мурлыча, спросила:

— Ну? Есть что сказать, профессор? Или до слов тоже добрались наёмные убийцы?

Профессор прочистил горло.

— Ну что ж.

Пресытившись... тем, что там Рэрити делала, Твайлайт кивнула жеребцу, изо всех сил вспоминая всё, что о нём знает.

— Приятно познакомиться с вами, профессор, — произнесла она, проявляя инициативу. — Рэрити мне о вас рассказывала.

Эйв слегка улыбнулся.

— Правда, принцесса?

— Да. Мне было бы интересно обсудить некоторые моменты из того, что я слышала о вас. Вы же тот самый жеребец, который думал, что принцесса Луна, Селестия и я были убиты Кейденс, так?

Последовала короткая пауза.

— Хотя, если хорошенько подумать, — произнёс профессор, откашлялся и с лицом белее шёрстки Рэрити добавил. — Предложение выпить ещё в силе? Принцесса Твайлайт, приятно познакомиться.

Он коротко кивнул аликорну, стремительно потрусил прочь, а хихикающая Пинки запрыгала вслед за ним с камерой.

Принцесса удивлённо уставилась ему вслед.

— Я... что-то не то сказала? — спросила она, заметив, что Рэрити одаривает её на редкость довольной улыбкой. — Что?

Рэйнбоу присвистнула.

— Уф, жесть, Твайлайт, могла хотя бы предупредить бедного жеребца, прежде чем так его уработать.

— Твайлайт Спаркл, — произнесла единорожка, прижавшись к аликорну и поигрывая ожерельем подруги. — Я когда-нибудь говорила, как сильно тебя люблю?

Принцесса выгнула бровь, не зная, как и реагировать на этот вопрос. Решив его игнорировать, она оглядела вечеринку, пропуская мимо ушей беседу Рэрити с радужной пегаской, и обратила взор на Спайка вдалеке. Ей захотелось поговорить с ним, главным образом потому, что, казалось, дракон и единорожка были единственными, кого она здесь по-настоящему знала.

Ну, технически, Спайк мог измениться за тысячу лет, так что, строго говоря, можно было сказать, что она совсем его не знала, но сама мысль об этом Твайлайт не нравилась, поэтому она решительно выкинула её из головы. Вместо этого она прямо сейчас пойдёт к нему и докажет, что очень даже хорошо его знает.

“А что если не сможет?”

Тревожные мысли аликорна оказались прерваны каким-то шумом позади, в сад вошли ещё несколько гвардейцев. Она отчётливо расслышала голос Рифта и решила не поворачиваться, но услышав, как Рэрити радостно приветствует новоприбывших, решила задержаться.

— Ах, приветствую! — нежно произнесла единорожка, и принцесса с удивлением поймала себя на мысли, что возлюбленная слишком тепло говорит с некогда влюблённым в неё чейнджлингом.

За исключением того, что мгновение спустя одна из новоприбывших заговорила, явив собой истинную мишень для теплоты Рэрити.

— Ох, — произнесла Кейденс. — Я пропустила встречу Ноледжа и Твайлайт! Кто-нибудь сделал фотографии?

Чувствуя облегчение при виде Кейденс, Твайлайт было собралась сказать, что Пинки наделала с десяток, но её ответ так и застыл на губах, когда её осенило некоторое, гораздо более важное откровение.

Кейденс была снаружи замка.

Снаружи.

Замка.

Почти прыжком Твайлайт повернулась и действительно обнаружила Кейденс, свободную как никогда. Однако, она всё ещё была в стазисе, и хотя её прозрачность при ярком солнечном свете сильнее бросалась в глаза, всё-таки...

Всё-таки она каким-то образом покинула замок.

— Ты... но... как?!

Несформированные слова срывались с губ фиолетового аликорна, пока разум отчаянно пытался обработать новую информацию. Почему Кейденс снаружи? Как она смогла выйти наружу? Только вот если она снаружи, то почему её не освободили раньше? И где барьер?!

— Рэрити! — выпалила Твайлайт, протягивая копыто к плечу единорожки, широко раскрытые глаза растерянного аликорна метались между возлюбленной и принцессой. — Рэрити, она... Что?!

— Я знаю, дорогуша, — ровным тоном ответила единорожка. — У принцессы Кейденс нет барьера, который бы держал её взаперти.

Твайлайт рухнула на круп, раскрыв рот и ошеломлённо уставившись на Кейденс. Весь её мир встал с ног на голову за считанные мгновения. Все её мысли, весь накопленный опыт оказались... бесполезными?

К реальности её вернул подошедший профессор Эйв.

— Ноледж Квилл! — радостно воскликнула Кейденс.

Профессор вздрогнул, после чего склонил голову.

— Ваше высочество.

— Ноледж, ты уже познакомился с Твайлайт? — спросила она, указывая на аликорна, что всё ещё приходила в себя от отсутствия барьера. — Ну знаешь, с принцессой, которую я хладнокровно убила!

Эйв снова побледнел.

— Я вижу, вы не из тех, кто легко забывает.

Кейденс рассмеялась.

— На самом деле, эта фраза — идея Рэрити.

Жеребец бросил на единорожку неприязненный взгляд.

— Я почему-то так и подумал, — профессор повернулся к Твайлайт. — Принцесса, я... эм, с ней всё хорошо?

Твайлайт всё ещё в шоке смотрела на Кейденс.

— Ты... но... как... но... барьер? — она запнулась, услышав смех Рэрити.

— Ах, вот оно что, — Эйв прочистил горло. — Принцесса Твайлайт, если разрешите....

Он передал ей большой стакан, до краёв полный пуншем с водкой.

— Думается, вам это понадобится куда больше, чем мне.