Imperial Rage

Высокое содержание насилия. Ненормативная лексика. Просто неприятный стиль написания. Ф обшем, фсйо, как йа люплю. Наслаждайтесь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Шайнинг Армор

Выбор

Главный герой сталкивается с выбором..кого любить и кем быть любимым.

Рэрити Человеки

Джейк и его девчонка

Маленькая девочка убегает из дома со своим лучшим другом, однако обнаруживает, что очутилась гораздо дальше, чем она думала. Её появление в Эквестрии подымет волну, что захлестнёт каждого: и бедного, и богатого. А в это же время молодая кобыла из рода ноктюрнов начинает грандиозную авантюру, чтобы добиться права следить за чистотой фаянсового трона самой принцессы Луны.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Бон-Бон ОС - пони Человеки

Материнский корабль

Рождённая на планете-колыбели Эквестрийской Конфедерации, юная Старлайт всегда с мечтой смотрела в небо. Далекие звезды манили кобылку, и если бы раньше, лет сто назад, она могла лишь грезить о таком, то сейчас достаточно было сесть в кресло пилота огромного звёздного корабля и забраться в такие дали, о которых ни один пони не слышал. Стоит лишь пожелать...

Сталлионградские вечера

Шпионская история, разворачивающаяся в мире МЛП. Принцесса Селестия, почувствовав магическое возмущение в соседней стране, отправляет своих шпионов, узнать их причину. Агент Свити Дропс должна проникнуть в стан потенциального противника, для выполнения этой нелёгкой миссии. Вот только соседнее государство, это зловещий Сталлионград. Сможет ли Свити спасти Эквестрию, выполнить задание и при этом не сойти с ума? Узнаем.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Лира Бон-Бон

Кибернетика 2

ОбложкаОна тоже способна мечтать, но суждено ли её заветной мечте сбыться? Но прежде, чем будет дан ответ на этот вопрос, придётся преодолеть множество трудностей, ибо осиное гнездо древности было разворочено и осы не намерены такое оставлять безнаказанным...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Маленькая шпионка

Скуталу показалось поведение Твайлайт странным и она решила, что единорожка может быть вампиром. Храбрая пегаска собрала своих подруг и начала вести настоящее расследование

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл

Сонный потеряшка

Когда мир опасен, в любую минуту можно отправится в мир грёз. Но не всегда сон может обезопасить тебя. А даже наоборот: вполне вероятно, что он может попытаться убить тебя. Но есть ли выход из этого кошмара?

ОС - пони

Мельница

Эпл Блум всегда мечтала, что этот день однажды настанет. Но она не ожидала, что он может оказаться настоящим кошмаром для неё.

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Искусство убивать

Принцессе Селестии нужно, чтобы принца Блублада убили. По ряду причин. Рарити же подойдет для этого лучше всего, не так ли?

Рэрити Принцесса Селестия Принц Блюблад

Автор рисунка: Devinian

Заколдованное королевство

— Глава 4 — Божьи коровки нам счастье принесли

Это был первый раз, когда Норт Ридж увидел его. Он только-только вернулся в гостиницу, намереваясь лечь спать, и когда вошёл в коридор, ведущий в его комнату, то увидел жеребца постарше, выходящего из комнаты Рэрити. Жеребец тоже заметил Норта и обратил на него взор своих жёлтых глаз.

— Это ты.

Слова сорвались с губ путешественника, и незнакомый жеребец довольно улыбнулся. Он ничего не сказал и, к удивлению Норта, растворился в воздухе. Как только шок прошёл, он бросился к двери единорожки, распахнул дверь и вошёл в тускло освещённую комнату.

И Норт нашёл её, как и всегда — у окна, но, когда Рэрити повернулась, жеребец увидел, что её глаза полны слёз. Он почувствовал, что должен утешить её, но не мог придумать способа.

— Он спросил, не передумала ли я, — прошептала единорожка.

— А ты передумала?

— Я не знаю. И это пугает меня сильнее всего.


— Боишься?

Твайлайт ответила не сразу. Хотя и знала, что ответ определённо "да", но знать — это одно, признаться в этом — другое.

Сидя на макушке отдыхающего Спайка, принцесса не сводила глаз с золотых ворот, примерно в сорока метрах от них. Солнце взошло над королевством, окрасив город и замок в золотисто-оранжевые тона, соответствуя цвету ворот. Всё было точно таким, как она и помнила, и в то же время иным.

И это пугало больше всего.

Изучить что-то вдоль и поперёк и целиком утратить эти знания. Твайлайт подумала о Рэрити. В последнее время она часто о ней думала.

— Да, — наконец ответила принцесса и опять же, зная ответ, всё равно задала тот же вопрос. — А ты?

Смех гиганта разнёсся в воздухе.

— Ты даже не представляешь, — и хотя сомневаться в его словах повода не было, то, как дракон это произнёс, заставило Твайлайт рассмеяться. Беззаботность и расслабленность, две эмоции, которые совсем не соотносились с его словами. Хотя обычно аликорну не нравилось, когда что-то не сочеталось, этот случай был приятным исключением.

Какое-то время они вдвоём просто молчали, и Твайлайт погрузилась в свои теперь успокоившиеся мысли, пока Спайк не вернул её обратно к реальности.

— Помнишь тот день, когда мы уехали?

Жизнерадостный тон Спайка исчез, сменившись более сдержанным, более подходящим под разговор двух старых друзей, но в то же время навевающим беспокойство.

— Да, — прошептала принцесса. Помнила, как будто это было вчера.

Помнила, как покидала замок вместе с семьей Эпплов. Помнила, как прощалась с Селестией и Луной. Помнила, как последняя пыталась остановить её. Помнила прощания с Кейденс, с родителями и с братом.

Родители и Шайнинг Армор.

Они мертвы. Это был факт, который она уже давно знала, и думала, что смирилась с ним, оплакав их давным-давно, думала, что боль рано или поздно пройдёт.

Она думала о многих вещах в жизни. Большинство из них ожиданиям не соответствовали.

Боль навсегда будет с ней, в отличие от родных.

Молчание рассвета заменило собою потребность в словах. Дракон, без сомнения, был точно так же погружён в воспоминания, как и Твайлайт. Её взгляд скользнул вверх, к бело-золотому замку, а затем задержался на балконе, с которого сёстры-принцессы обычно обращались к народу.

И если уж быть честной...

И если уж быть честной, по крайней мере с самой собой, она знала, что её гложет не только страх перемен. Был ещё и страх встретиться лицом к лицу с Кейденс. Страх оказаться лицом к лицу с первой костяшкой домино в бесконечно длинной череде перемен, которые она, Твайлайт, опрокинула своим одним единственным решением.

А ещё там был страх не получить прощения.

Как только слёзы увлажнили глаза принцессы, она заставила себя отвести взгляд от башни и посмотреть на Эпплджек и Флаттершай. Кобылы были заняты беседой со стражниками у ворот, предоставляя время Твайлайт и Спайку побыть наедине. Рэрити и Рэйнбоу Дэш отправились в сам замок, предупредить гвардию об их прибытии.

Как будто почувствовав взгляд принцессы, Флаттершай посмотрела в её сторону и дружелюбно помахала копытом.

— У вас с Рэрити всё наладилось?

Твайлайт замерла.

— А что должно наладиться? — выпалила она, запоздало осознав, что столь поспешный ответ мог выдать её попытку изобразить искреннее недоумение. Принцесса начала копаться в мыслях, пытаясь вспомнить, что она такого сказала, раз Спайк догадался о каких-то проблемах. Кроме того, она постоянно прилагала усилия, чтобы скрывать свои неудачи в отношениях с единорожкой от других. — Всё хорошо.

— Твайлайт... — произнёс дракон, и принцесса ощутила, как её ушки прижались к голове.

Просто поразительно, как Спайку из раза в раз удавалось вытянуть из неё всю правду, просто скептически произнеся её имя. Некоторые вещи и правда никогда не меняются.

— Её здесь нет, — продолжил он. — Мне-то уж ты можешь рассказать.

— А с чего ты решил, что что-то не так? — спросила Твайлайт, пытаясь изобразить голосом немного любопытства.

Громкое фырканье Спайка привлекло внимание подруг возле ворот. Твайлайт неловко помахала им, когда они посмотрели в сторону дракона.

— Ну, — начал гигант, — не считая её, скажем так, "вспышку" в Понивилле, я, честно говоря, удивился бы, если бы между вами двумя сразу было всё хорошо.

Услышав огорчённый стон принцессы, дракон рассмеялся.

— Да это и не плохо, Твай. Плохо, если ты не будешь над этим работать.

Принцесса скептически изогнула бровь.

— Кто бы говорил, мистер. Покину-Замок-И-Никогда-больше-Не-Вернусь!

— Ладно-ладно, мысль понял. — Спайк покачал головой, чуть не скинув с макушки Твайлайт. — Но я серьёзно.

— Знаю, — произнесла принцесса, как только её насест перестал раскачиваться. По правде говоря, ей особо не хотелось обсуждать эту тему. Говорить об этом, значит, признать реальность происходящего. — Можно сказать, что мы работаем над этим. Не знаю.

Твайлайт опустила взгляд, прянув ушками, и начала выписывать копытом круги по голове гиганта.

— Она не говорит мне, что не так. Говорит, что ей нужно время.

— И она не сказала, сколько?

— Нет. Да. Ну, она сказала, "чуть больше времени". Да не знаю я, сколько это "чуть больше"! Хотелось бы мне, чтобы она была точнее. Что если её восприятие времени отличается от моего? Я дала ей полное собрание сочинений Старсвирла в качестве лёгкого чтения, а она сказала мне, что этим "лёгким чтением" убить можно не особо напрягаясь!

— Твайлайт, только ты могла назвать пятнадцать томов "лёгким чтением", — подметил гигант. Положительное влияние принцессы на дракона явно с годами ослабело. — К тому же, если она говорит, что это долго, а тебе кажется, что это быстро, тогда, возможно, ей понадобится не так много времени, как тебе кажется.

Принцесса устало вздохнула.

— Надеюсь. Хотя вчера у нас точно наметился прогресс, — лёгкий румянец выступил на щеках Твайлайт при воспоминании о прошлой ночи. Даже улыбка смогла, но не без боя, пробиться на её губы. Прошлой ночью, впервые с того момента, как она освободилась, она поняла, что её чувства к Рэрити взаимны. — Да, прогресс налицо.

— Да? Ну, учитывая, как вы с ней миловались всё утро, вам, должно быть, было очень весело.

— Спайк! — ахнула Твайлайт, топнув по его макушке. Она была необычайно благодарна всему свету за то, что дракон не мог видеть её раскрасневшееся и шокированное лицо, и без него восторженный смех гиганта разносился по всей округе.

— Ну что-о-о-о?! Я думал, вы там устроили пижамную вечеринку и от души повеселились! Не моя вина, что ты там себе надумала, — притворно оскорбился Спайк, внушая принцессе необходимость попробовать закатить глаза как можно дальше.

— Во имя Селестии... — пробормотала она, демонстративно игнорируя его довольное хихиканье.

Смех, однако, внезапно прервался, когда раздался отдалённый окрик Эпплджек.

— Погнали, народ! — крикнула кобыла, призывно махая копытом. — Двигайте яблочками, ну-ка, раз-два!

— Замечательно, — произнёс Спайк, поднявшись и громко вздохнув. — Он притащил их целую кучу.

Принцесса проследила за его взглядом и увидела два десятка солдат, марширующих по главной дороге от замка. Она лишь пару раз видела такую большую толпу, марширующую ей на встречу, и последний раз был связан с не очень приятным воспоминанием.

— Прямо как на твоей коронации, — дракон высказал вслух непроизнесённые мысли Твайлайт.

"Прямо как на моей коронации".

Парад, суть которого заключалась в том, чтобы провести её через весь город к замку, представить её как великую победительницу, которая добилась капитуляции Духа Хаоса, героиню, усилия которой позволили разгромить армии чейнджлингов, дарительницу эпохи мира и процветания.

Ту, что победила при помощи хитрости и обмана, и получила за это величайшую награду.

Принцесса задержала дыхание и медленно выдохнула, подрасправила под плащом крылья и проглотила остатки беспокойства.

Этот парад был её решением.

И примет его она с высоко поднятой головой.

Твайлайт спрыгнула со Спайка и приземлилась на землю ровно в тот момент, когда открылись главные ворота. Солдаты высыпали из города во главе с Рэрити, Рэйнбоу Дэш и неким гвардейцем, которого принцесса узнала. Не потому, что ранее с ним встречалась, а потому, что видела его глазами и в воспоминаниях возлюбленной.

Как только процессия оказалась в поле зрения Твайлайт, этот гвардеец подал остальным знак отойти, а Рэрити удвоила темп и порысила к аликорну.

— Я верну-у-улась! — приветственно пропела единорожка, одарив принцессу и дракона лучезарной улыбкой. — Утрите слёзы, дорогие мои, ибо теперь, когда вы снова со мной, в этом жестоком мире вам больше нечего бояться.

— Пф-ф-ф, что-то, Рэрс, я слёз ни у кого тут не вижу, — воскликнула Рэйнбоу, пролетая мимо и усаживаясь на макушку Спайка.

— Да ладно, я просто рыдал от разлуки в глубине души, — возразил дракон.

— Вот видишь! А Твайлайт просто-напросто уже выплакала все слёзы, — продолжила Рэрити, поправляя плащ на аликорне. Единорожка подняла взгляд и посмотрела принцессе в глаза. — Правда, дорогуша?

Твайлайт игриво закатила глаза.

— Вообще все.

Единорожка открыла рот, чтобы ответить, но принцесса заметила, что тот знакомый гвардеец приближается к ним. Рэрити проследила взгляд и повернулась. Она прочистила горло, отошла немного в сторону и приложила своё копыто к груди аликорна.

— Твайлайт, дорогуша, это Рифт Шилд. Тот самый, о котором я тебе рассказывала. И, Рифт... — её губы изогнулись в непривычной манере, а в глазах блеснуло озорство. — А это принцесса Твайлайт Спаркл.

Гвардеец уставился на аликорна, несколько раз открыв и закрыв рот. По правде говоря, принцессе даже стало немного неловко, и это не учитывая, что он был лишь первым в череде встреч.

— Принцесса Кейденс милосердная, — прошептал Рифт, справившись наконец с потрясением. Он снял шлем и моргая посмотрел Твайлайт в глаза. — Вы и правда точная копия статуи.

Взгляд гвардейца опустился на плащ принцессы, и она почувствовала, как её крылья встрепенулись. Сказать, что она чувствовала себя так, словно была экспонатом на выставке, это ничего не сказать, и это достаточно сильно беспокоило аликорна, потому что при друзьях она не чувствовала в себе такой застенчивости. Может, это потому, что Рифт был чейнджлингом? В конце концов, когда-то они были врагами, и даже зная, что под правлением Кейденс они исправились, было трудно воспринимать их как безобидных граждан, особенно вспоминая, какой вред они причинили королевству.

Ну... а ещё, может, потому, что Твайлайт очень хорошо знала о его прежних чувствах к Рэрити. Наверное, глупо бы прозвучало, что принцесса чувствовала будто её оценивает конкурент?

— Честно говоря, — произнесла единорожка, — эта жалкая статуя едва ли передаёт и малую толику очарования настоящей принцессы.

Рифт рассмеялся.

— О звёзды, Рэрити, даже не начинай, — пожаловался он, что немедленно вызвало вопросы у Твайлайт, а именно, что именно не начинать, и когда именно.

Однако, прежде чем принцесса успела озвучить один из возникших вопросов, гвардеец отступил назад и почтительно поклонился.

— Принцесса Твайлайт, для меня большая честь встретиться с вами.

Аликорн услышала, как за её спиной прыснула от смеха Рэйнбоу Дэш.

Рифт выпрямился и слегка улыбнулся.

— Рад, что вы снова с нами, — на миг его взгляд метнулся к единорожке. — Я слышал, что вашего присутствия очень не хватало.

Принцесса замерла.

Он знал об отсутствии Твайлайт?

Этого она не ожидала и была совсем не уверена, что ей нравится тот факт, что кто-то ещё знает об этом. Принцессу беспокоила мысль, что кто-то ещё, кроме Рэрити, был посвящён в то, что она говорила и делала. Что он о ней думал? Как много о ней знал? Неужели у него сложилось о ней плохое мнение?

Взгляд принцессы встретился со взглядом Рэрити, и терзания принцессы, должно быть, были заметны, судя по тому, как беспокойство омрачило лицо единорожки.

Твайлайт выдавила из себя улыбку.

— Привет, — произнесла она, стараясь сосредоточиться на других вещах. — Я тоже много слышала о тебе. Ты же чейнджлинг, да?

Рифт Шилд по началу никак не отреагировал. Казалось, он заранее подготовился к такому вопросу, и поэтому улыбка на его лице даже не дрогнула.

— Так и есть, принцесса, — мягко ответил он. Жеребец проследил взгляд принцессы, брошенный на гвардейцев неподалёку, и продолжил говорить: — Все они — пони. Таких как я в замке около десятка, принцесса.

Рифт встретился с Твайлайт взглядом.

— Надеюсь, что для вас это не проблема.

Тысячу лет назад, возможно. А сейчас...

— Вовсе нет, — ответила принцесса, стараясь вложить в голос как можно больше искренности. — Спасибо, что были с принцессой Кейденс, когда я не могла.

Жеребец кивнул, выпрямился и дважды копытом ударил по своей нагрудной пластине.

— Конечно! — воскликнул он. — Для меня честь и гордость служить принцессе Кейденс и Эквестрийскому Королевству, как и каждому эквестрийскому чейнджлингу до меня.

Внимание Твайлайт немедленно привлекло громкое фырканье, раздавшееся у неё за спиной. Она обернулась и увидела, что Рэйнбоу смотрит на них сверху вниз, с насмешкой на лице.

— Ах, мастер Спайк, — поприветствовал дракона Рифт с улыбкой. — Мы знали, что однажды вы вернётесь.

Дракон фыркнул.

— Не сомневаюсь.

— Но это правда! — запротестовал гвардеец.

— Пф-ф-ф, кончай уже подмазываться, — произнесла радужная пегаска, в довольно грубой манере отмахиваясь. — Давай уже перейдём к интересному.

Если Рифта что-то и беспокоило, виду он не подал. Он снова надел шлем и дал знак гвардейцам приблизиться. Ужасная тяжесть тут же легла Твайлайт на сердце. Время пришло, независимо от того, была она готова или нет.

Два десятка гвардейцев в церемониальных доспехах направились к ним, окружив дракона квадратом. Хотя принцесса и понимала, что их присутствие необходимо, учитывая, что большой и незнакомый никому дракон вот-вот войдёт в город, но ей всё равно было не по себе. Парад привлекал гораздо больше внимания, чем Твайлайт бы хотелось.

И, что более важно...

— Как же Спайк доберётся до замка? — спросила принцесса. Конечно, её знания о планировке города несколько устарели, но помнила она достаточно и понимала, что гигант вряд ли сможет протиснуться по узким улочкам. — Мне помнится, что улицы недостаточно широкие, чтобы по ним мог пройти дракон.

— Я думал о том же, — добавил Спайк, приподняв бровь. — Может, меня и не было в городе давным-давно, но я отчётливо помню, что, когда драконы последний раз посещали Кантерлот, ни один из них не смог войти внутрь.

И Твайлайт помнила. Пятая встреча мирного договора. Расы со всего королевства въезжают в город, а гордое племя драконов слетает прямо в главный двор замка.

Рифт спокойно ответил:

— Всё учтено. Город был перестроен столетия назад. Дракон с лёгкостью пройдёт по главному проспекту, если там никого нет.

Как только гвардеец отошёл, чтобы приказать открыть ворота, Спайк опустил голову и пробормотал себе под нос:

— Офигительно.

— Спайк! Следи за языком! — отчитала гиганта Рэрити, получив от него смешок. — Только потому, что тебе всё это не нравится, это не повод перестать быть благородным драконом!

— Рэрити, я на тысячу лет тебя старше, — заметил дракон. — К тому же, я использовал достаточно безобидное слово.

Твайлайт заговорила:

— То, что тебе тысяча лет, не значит, что ты должен ругаться, Спайк, — посоветовала она, улыбнувшись, когда гигант виновато опустил голову.

— Прости, Твайлайт, — пробормотал дракон, словно нашкодивший жеребёнок.

— Что?! Прости?! — воскликнула Рэйнбоу, топнув по чешуйке на голове гиганта. — Все крутые драконы ругаются!

— Ты преувеличиваешь, — возразила Флаттершай. — Ругаться совсем не "круто".

Дэш закатила глаза, отмахнувшись от пегаски.

— Да ну, Шай! Держу пари, что, если бы ты ругнулась разок, сразу бы стала круче!

Завязалась словесная перепалка, большинство аргументов в которой были для Твайлайт одновременно смешными и бессмысленными. Однако это помогло аликорну отвлечься от дурных мыслей, и вдруг она почувствовала лёгкое похлопывание по плечу; обернувшись, принцесса обнаружила, как Рэрити кивает на уединённое место неподалёку.

Оставив позади захватывающий спор на тему круто ли ругаться или нет, Твайлайт последовала за возлюбленной, и как только они остались наедине, Рэрити тепло улыбнулась и коснулась копытом щеки принцессы.

— Ну как ты? — деликатно спросила единорожка. — Страшновато?

Твайлайт хотела солгать. Хотела улыбнуться и сказать, что всё хорошо и она только немножко встревожена, но, по правде говоря, она точно знала, как именно себя чувствует. И знала она это из-за той, что стоит сейчас прямо перед ней.

— Мне сейчас точно так же, как тогда, когда мы снова встретились в библиотеке, после того, как я... ну, ты знаешь... — призналась принцесса, нервно помахивая хвостом.

Но вместо того, чтобы выразить сочувствие и утешить, чего ожидала Твайлайт, Рэрити широко улыбнулась.

— Точно так же? — спросила она. — Ты имеешь в виду, что потеряла дар речи и томишься от любви к потрясающей кобыле перед собой?

Принцесса приподняла бровь.

— Скорее, напугана и полна раскаяния, — поправила она.

Единорожка и глазом не моргнула.

— В таком случае, дорогуша, ты будешь рада узнать, что твоё воссоединение с принцессой Кейденс, скорее всего, пройдёт точно так же, как наше! — Рэрити недолго помолчала. — Хотя нет, не совсем так же! Чтобы всё было, как и у нас, потребуется поцелуй и, если до этого дойдёт, то мне понадобится диванчик, на котором я с комфортом смогу впасть в отчаяние.

— Рэрити! — ахнула Твайлайт. — Она моя золовка!

— Совершенно верно! И не то, чтобы ты физически могла поцеловать её, — единорожка задумчиво постучала копытом по своему подбородку, с любопытством разглядывая принцессу. — Звёзды мои, ты когда-нибудь представляла себе, каково это, пытаться поцеловать кого-то призрачного? Я тут поймала себя на мысли, что жалею о том, что не попробовала этого с тобой! Хм-м-м, а может, дорогая Кейденс позволит утолить мне моё любопыт-м-м-мпф-ф!

Твайлайт заткнула рот Рэрити при помощи магии и искренне надеялась, что в темноте не видно, как сильно она покраснела, принцесса устремила на единорожку пристальный взгляд.

— Ты закончила? — спросила Твайлайт и получила быстрый кивок от своей второй половинки.

— Ну и ну! — произнесла Рэрити, хмыкнув, после того, как хватка магии ослабла. — Твайлайт, я надеюсь, что ты понимаешь, что есть более романтичные способы добиться моего молчания.

— Нет таких, потому что тогда я бы поощрила твоё плохое поведение.

— М-м? Как странно слышать это от тебя! Я отчётливо помню, как не далее чем вчера, ты...

— Ну вы чего там, а? — раздался голос Эпплджек. — Вас двоих ждём!

— Ещё минутку! — крикнула единорожка, после чего повернулась к принцессе, и вся игривость исчезла с её лица. Рэрити надавила копытом на грудь аликорна. — Твайлайт, бояться — совершенно естественно, но, даю слово, всё будет идеально. Но...

Единорожка замолчала и прикусила губу.

— Но? — надавила принцесса.

— Но тебе не обязательно проходить через всё это, — Рэрити махнула копытом в сторону гвардейцев, — если тебе не хочется. Я уговорила Рифта взять необходимый минимум сопровождения, но если тебе некомфортно, то мы с тобой можем пропустить процессию и просто пойти следом.

Твайлайт покачала головой.

— Нет, всё хорошо. Я справлюсь.

Единорожка состроила озабоченную гримасу.

— Справлюсь, — повторила принцесса.

На мгновение выражение лица Рэрити смягчилось, создавая иллюзию того, что единорожка поверила уверенности Твайлайт. Но затем модельерша поджала губы и посмотрела аликорну в глаза.

— Ты точно уверена?

— Да, Рэрити, уверена, не сомневаюсь и даже убеждена, — смеясь, ответила принцесса, когда Рэрити так серьёзно на неё уставилась. — Такое ощущение, что ты боишься даже больше, чем я!

Единорожка усмехнулась и опустила копыто с груди аликорна на землю.

— Не говори глупостей! Мне-то с чего?! Я всего лишь... обеспокоена, если на то пошло!

— Тогда что не так? — спросила Твайлайт, и наконец Рэрити сдалась, её переносица порозовела и она жалобно заскулила.

— Я... — единорожка снова подняла переднее копыто и почти неосознанно поправила плащ аликорна, сосредоточенно вглядываясь в складки на плаще. — Я не знаю. Мне просто хочется, чтобы всё прошло просто идеально.

Пока Рэрити говорила, в её взгляде сквозило неподдельное страдание, наконец единорожка подняла голову и встретилась взглядом с принцессой.

Как и со многими пугающими её вещами, Твайлайт обнаружила, что боится гораздо меньше, если знает, что её возлюбленная спокойна. Как резко поменялись роли.

— Всё так и будет. Волноваться не о чем. Они просто сопровождают нас со Спайком до замка, и всё, — твёрдо произнесла принцесса, надеясь убедить и себя, и Рэрити. Твайлайт склонилась и поцеловала единорожку в лоб. — Обещаю, со мной всё будет хорошо.

И чтобы добавить веса словам, принцесса потрусила обратно к друзьям, с высоко поднятой головой.

Когда она подошла, Эпплджек протянула копыто и похлопала аликорна по плечу.

— Волноваться не о чем, принцесса.

Флаттершай нахмурилась.

— Нет ничего плохого в том, чтобы немного волноваться, — поправила фермершу пегаска.

Эпплджек улыбнулась, приподнимая шляпу.

— Ну лады, немножко можешь нервничать, но не очень сильно, мы тут все готовы тебе помочь, слышишь?

— Всё в порядке, Твайлайт, — добавил Спайк, выпрямляясь и выпячивая грудь. — Вся толпа будет глазеть на меня, тебя-то даже и не заметят.

— Ха! — расхохоталась Рэйнбоу. — Высоко метишь, все будут смотреть на меня!

— Ну ладно, хватит! Разберётесь между собой, пока идти будем, — прервал шутливую перепалку Рифт. Он указал в сторону ворот, где уже собралась стремительно растущая толпа возбуждённых зевак, пытавшихся пробиться на места с лучшим обзором. — Чем дольше тянем, тем больше времени всё это займёт.

— Твайлайт, — произнёс Спайк, взглянув на неё сверху вниз. — Мы пойдём, как только ты будешь готова, хорошо?

Глубоко вдохнув, принцесса кивнула, что послужило сигналом к началу. Рифт Шилд жестом приказал открыть ворота, и с громоподобным топотом дракон двинулся к городским стенам, прокладывая путь, возглавляя процессию для принцессы и её друзей.

Рэйнбоу Дэш ехала верхом на голове дракона, махая ликующей толпе. Флаттершай шла рядом с Эпплджек, и всё волнение пегаски фермерша взяла на себя, постоянно поддерживая с ней разговор. А Твайлайт? Твайлайт застыла у ворот, пока обеспокоенный взгляд Рэрити не заставил аликорна пойти следом.

Принцессе хотелось осмотреться, как следует изучить город, что когда-то был ей домом, но это было проблематично, когда повсюду, куда ни глянь, на неё смотрели сотни глаз. Они были повсюду, пони выглядывали с балконов зданий, с воздуха, из-за верёвочных ограждений, с любой точки, с которой было видно процессию, пони Кантерлота собирались, чтобы насладиться зрелищем.

— Твайлайт, не смотри на них, — прошептала Рэрити, подходя поближе к аликорну. — Тут нет никого, только я и ты.

Но ободряющий шёпот затерялся в шуме города. Охи и ахи из толпы обрушивались на принцессу со всех сторон, крики, просящие дракона извергнуть огонь, просящие Рэйнбоу взлететь и показать пару трюков на потеху толпе. Дыхание Твайлайт стало чаще, а каждый шаг давался всё тяжелее и тяжелее. Всё было точно так же, как на коронации.

Принцесса заставила себя отвести взгляд от толпы и не отрывать его от брусчатки под копытами, пока не заметила, что Эпплджек и Флаттершай обеспокоенно на неё оглядываются. Твайлайт изобразила улыбку, но в голове то и дело мелькали образы коронации, весь Кантерлот, выкрикивающий её имя, славя её "великий подвиг", и обеспокоенные взгляды тех, кто знал правду.

Принцесса чувствовала головокружение, жаркий плащ словно прижимал к земле, тело слабело с каждым шагом, из-за чего становилось всё тяжелее и тяжелее дышать.

Она запаниковала, словно на неё одновременно напали и толпа, и её собственный разум. Её шаги замедлились, и по встревоженным взглядам подруг стало понятно, что все эмоции написаны у неё на лице. Твайлайт изо всех сил старалась сдержать крылья под плащом, но они явно стремились последовать её желанию улететь подальше.

— Твайлайт?

Принцесса посмотрела на Рэрити, и только когда увидела, как завиток её собственной магии буквально обвивает ногу возлюбленной, Твайлайт поняла, что буквально схватилась за единорожку в поисках поддержки. Аликорн немедленно развеяла заклинание, но её поспешные извинения были прерваны самой кобылой.

— Ну всё, хватит. Я знала, что это ужасная идея, всё зашло слишком далеко.

Резкий и разражённый голос Рэрити прорезал какофонию звуков, и страх сжал сердце принцессы, когда единорожка решительно направилась во главу процессии.

— П-подожди! — панически выпалила Твайлайт, бросившись к возлюбленной. — Куда ты?

Хотя раздражение Рэрити уменьшилось при виде встревоженной принцессы, всё равно было ясно, что она недовольна.

— Я иду сообщить Рифту Шилду, чтобы гвардия вывела нас отсюда. Я не позволю тебе про...

— Нет, — почти отчаянно перебила Твайлайт. Она побрела вперёд, жестом приглашая единорожку следовать за собой. — Пожалуйста, я... я в порядке, д-давай просто пойдём.

— Дорогуша, даже твоя шёрстка побледнела! Я думала, ещё чуть-чуть и у тебя паническая атака случится! Твайлайт, прошу, — взмолилась Рэрити с лицом, полным сострадания. — Это из-за гвардейцев? Не хочешь поднимать шум? Если хочешь, можем просто телепортироваться прочь. Уберёмся отсюда, прежде чем кто-либо успеет что-то понять.

Из толпы раздался восхищённый возглас, прервавший их дискуссию.

— Смотрите! — воскликнула кобыла. — Это же принцесса Денза!

Твайлайт вскинула голову и теперь уже осознанно вцепилась в Рэрити. Там, вдалеке, высоко над воротами замка, она увидела одинокую принцессу, стоящую за одним из самых больших окон замка, со стражей по обеим сторонам.

Кейденс.

Теперь она наблюдала.

Ждала, и со стороны Твайлайт было недопустимым убежать прямо сейчас, даже если очень хотелось. Поэтому она собрала всю волю, откинула тревоги прочь, выпрямилась и задрала голову, как и подобает принцессе.

— Твайлайт? — осторожно произнесла единорожка.

И даже если каждая жилка Твайлайт была полна страха, она решила держаться уверенно.

— Пожалуйста, — произнесла она дрожащим голосом, не осмеливаясь повернуться к Рэрити из-за страха, что может отступиться. Принцесса с трудом сглотнула и постаралась, чтобы её голос звучал как можно более ровно. — Мне нужно сделать это. Ради себя.

И Твайлайт продолжила идти, напряжение в теле ослабло, когда единорожка безмолвно к ней присоединилась, никаких протестов, никаких вопросов, только маленький завиток магии Рэрити обвился вокруг копыта принцессы. Нежное проявление поддержки.

Они шли и шли, и Твайлайт не отрывала взгляд от дороги, слишком боясь посмотреть наверх и узнать, наблюдает ли за ней Кейденс. Что она скажет? Что она может сказать? Слова "я сожалею" казались слишком пустыми, незначительными, по сравнению со всем, что они пережили, со всем, что закопали в самые глубины сознания.

В конечном итоге, она всё-таки добралась до серебряных ворот Кантерлотского замка, потому что время учило её раз за разом, что ему нет дела до страхов раскаявшейся принцессы, и что не стоит откладывать давно просроченное искупление.

Врата распахнулись, и от их скрипа по спине аликорна пробежали мурашки, один за другим, пони переступили порог, отделяющий Эквестрию от обмана, длящегося тысячу лет. Рифт и гвардия прошли внутрь, за ними Спайк и Рэйнбоу, следом Эпплджек и Флаттершай.

Но Твайлайт...

Она уставилась на отметину на земле, протёртую канавку на камне, отмечающую след от створок, и это напомнило ей о барьере в её собственной библиотеке. Той самой библиотеке, которую она не решилась посетить снова, боясь...

Мягкое прикосновение носом отвлекло принцессу, нежный бессловесный толчок, и она шагнула вперёд, переступив черту, отделяющую прошлое от настоящего. Она знала, что пути назад не было. Нельзя показывать внутренним демонам свой страх, и вообще обращать на них внимания. Больше никакого бегства, в прямом и переносном смысле, ворота замка закрылись за ней, как только они с единорожкой оказались внутри.

Контраст просто поражал. Улицы были полны болтовни и веселья, но замок? Замок был пуст и безмолвен. Ни пони, разгуливающих внутри, ни торговцев, продающих свои товары, никого. Только по два охранника у каждой створки ворот.

Она не была в заточении, но чувствовала себя, словно была, как будто вернулась в библиотеку, и в этом был смысл.

Ибо Кантерлотский замок в действительности был темницей, но не для неё.

Наконец Твайлайт подняла голову к окну и обнаружила, что Кейденс исчезла, и поэтому взгляд проследил чуть ниже, и тут же аликорна охватила болезненная ностальгия. Башня, в которой она когда-то жила, окна, из которых она выглядывала, и даже треснувшая стена, которую так и не починили после неудачного магического эксперимента.

Затем её взгляд наткнулся на оружейную башню, где капитан королевской гвардии проводил большую часть времени. Она вспомнила своего брата. Вспомнила, хотя и долго пыталась забыть. Вспомнила его постоянные разговоры о том, как ему хочется создать большую семью.

Она отвернулась, но слёзы уже собрались в уголках глаз, пока вновь её не прервало мягкое прикосновение.

— Твайлайт...

Она наконец подняла взгляд, осознав, что все остановились и ждут её. В их глазах отражались разные эмоции, от сострадания до поддержки и всех эмоций между ними. Но из всех глаз она искала глаза Спайка, потому что только он её понимал.

Только он, скорее, сочувствовал ей, чем жалел.

Гигант помотал головой, стряхивая с себя Рэйнбоу, и когда она подчинилась и слетела на землю, дракон повернулся к аликорну и склонил голову, приглашая забраться.

— Ваш трон ждёт, принцесса.

Твайлайт застыла, и единорожка снова вывела её из ступора нежным прикосновением.

— Иди, — произнесла она и лёгким движением магии расстегнула плащ на аликорне, левитировав его прочь. Больше нет нужды прятаться. — Ты нужна ему.

Крылья аликорна расправились, произведя впечатление на гвардейцев. Если у них ещё и оставались сомнения в её реальности, то теперь они, конечно, развеялись, и ещё сверх того, когда она взлетела в воздух и приземлилась на макушке Спайка, единственном троне, который она когда-либо добровольно принимала.

Твайлайт села, подняла копыто и мягко прикоснулась к голове дракона, не из-за того, что ей нужна была поддержка, а чтобы выразить поддержку своему другу. И вместе они продолжили путь, вплоть до огромных дверей замка, и искренняя улыбка расцвела на губах принцессы, когда она заметила маленькую чёрную сову, примостившуюся на подоконнике одного из окон на нижних этажах. Остальная часть семьи, как предполагала Твайлайт, укрылась где-то поблизости, ожидая наступления ночи.

Темис взлетел в воздух и, подражая своей хозяйке, приземлился ей на голову, обвив крылом её рог.

— Вот мы и пришли, — тихо произнесла принцесса, так, чтобы только Спайк мог её услышать.

— Твайлайт, — серьёзно произнёс гигант. — Ты не против, если туда войдём только мы?

Принцесса удивлённо моргнула.

— Только мы? Что ты имеешь в виду?

— Он имеет в виду, что хотел бы, чтобы вы встретились с принцессой Кейденс наедине, — произнесла Флаттершай, взлетев, чтобы оказаться на одном уровне с Твайлайт.

— Н-но почему? — спросила принцесса. Такого в плане не было, и менять его в последнюю секунду казалось неразумно. Её взгляд метался между Рэрити и Флаттершай почти так же быстро, как билось её сердце. Пегаска улыбнулась, и это была та же самая улыбка, которой она одарила Твайлайт в Стоун Ресте. Улыбка, что пыталась подарить мир мятежному разуму аликорна.

— Принцесса Кейденс об этом попросила. Она хотела бы встретиться с тобой наедине, — мягко произнесла Флаттершай, и тут же быстро добавила, — не потому что она расстроена.

Паника утроилась, ледяной волной пробежавшись по телу. Расстроена? Почему Кейденс расстроена? Она расстроена?

— Лейтенант!

К компании подбежал гвардеец, его взгляд на мгновение задержался на аликорне, после чего жеребец отсалютовал чейнджлингу.

— Сэр, её высочество готова, — объявил он, снова метнувшись взглядом к Твайлайт. — Полагаю, мы можем продолжать. Внимания леди Рэрити и остальных настойчиво требует персонал.

“Подождите, — хотела сказать принцесса. — Подождите, я не готова, стойте”.

— Превосходно. Передайте капитану Бризу, что все гвардейцы чейнджлинги на позициях, — наконец Рифт повернулся к двери и трижды постучал. — Открыть двери!

Из-за дверей донёсся шорох запоров, и Спайку пришлось отступить, чтобы дать место открыться двум большим створкам. Твайлайт слегка сползла назад по голове дракона, внезапно и резко осознав, что именно сейчас произойдёт.

И, если так подумать, ей ведь на самом деле не обязательно прямо сейчас встречаться с Кейденс, так ведь?

Именно! Сначала она могла повидаться с Луной. Или поехать в Понивилль, а уже потом отправиться к Луне. По правде говоря, она как раз кое-что забыла в библиотеке! Она ещё не целиком вернулась, и там наверняка были книги, которые срочно требуется прочитать, да и помещение стоит вычистить, и вот тогда, уже после всего этого, она могла бы встретиться с Кейденс, потому что прямо сейчас...

Она не готова.

Но вдруг Темис улетел, а Спайк двинулся вперёд, лишив её выбора.

— Твайлайт!

Отчаянный взгляд принцессы замер на Рэрити, она оглянулась, безнадёжно надеясь, что возлюбленная ещё раз предложит ей телепортироваться прочь, но она этого не сделала. Вместо этого рог единорожки засветился, и седельные сумки появились рядом с Твайлайт. Принцесса бросила на Рэрити умоляющий взгляд, но она ничего не сказала. Просто подняла копыто, прижав его к светящемуся кристаллу, висящему на шее.

И Твайлайт ничего не оставалось, как повторить этот же жест, её копыто вжалось в ожерелье, в то время как Спайк пересёк проём, и двери за ним закрылись.

Аликорн уставилась на эти створки. Она проанализировала их, тщательно изучила дизайн, отмечая про себя, что они изменились. И так страшно было оглянуться назад и посмотреть, что ещё изменилось.

— Принцесса скоро спустится.

Голос Рифта эхом разнёсся по залу, единственная фраза, что могла заставить Твайлайт обернуться. Всё было именно так, как он сказал. Кейденс нигде не было. На самом деле, вообще никого не было видно. В огромном вестибюле не было никого и ничего, кроме них троих.

Но ей было всё равно.

Твайлайт была слишком занята борьбой с нарастающим давлением в груди, пока глаза блуждали по её старому дому. Величественные лестницы, ведущие на верхние этажи, по которым она спускалась и поднималась бесчисленное число раз, боковые проходы, ведущие в кухни, в столовые, в библиотеки, в...

Всё было таким, каким она помнила.

Почти, потому что пойди она сейчас в обсерваторию, она не обнаружила бы там Луну, расставляющую звёзды или спящую весь день напролёт.

Если пошла бы в тронный зал, то не обнаружила бы там Селестию, принимающую просителей или обсуждающую политику и всяческие договоры.

Если пошла бы в оружейную, то не встретилась бы там с Шайнингом, полирующим свой щит или разрабатывающим новую военную стратегию.

Родителей не оказалось бы в доме. Фезер Скролл не вытирал бы пыль с книг в библиотеке. Брисл Лоф не оказался бы на кухне, всегда готовый отчитать её за то, что она тайком таскает выпечку к себе в комнату. Спотлесс Харт не разбудил бы её стуком в дверь ранним утром. Айрон Коблер не оказался бы готов последовать за ней по малейшей просьбе.

Все, кого она любила, умерли.

Одно имя за другим, всплывали, от поваров до горничных, от библиотекарей до учёных, даже дворяне, с которыми она спорила... все они умерли.

Все они мертвы.

Мертвы, и единственная, кто осталась в замке, видела всё это своими глазами.

Единственная, кто осталась в живых, и Твайлайт не знала, простит её Кейденс или нет.

Простит за такое будущее, за то, что было отнято у неё, у них и...

Слёзы выступили на глазах, стекая по щекам на копыто, прижатое ко рту. Она скучала по дому. Сильно скучала, даже если всё вокруг было таким знакомым, домом оно больше не было.

— Твайлайт?

Голос Спайка, нежный и заботливый, единственный дом, который, как она знала, всё ещё остался, обратился к ней, и она поняла, что не может говорить.

— С-Спайк... — слова вырвались на хриплом дыхании, искажённые, переломанные, надтреснутые до такой степени, что она не была уверена, что это был её собственный голос. — Их всех уже нет.

— Я знаю.

— Их уже нет, — повторила Твайлайт, как будто это могло отменить сам факт, потому что ей хотелось всё изменить, чтобы не было всей этой боли. Ей хотелось утешения.

Но тут у неё перехватило дыхание, когда знакомая голубая магия окутала ручки на дверях над лестницей. Какие-то мгновения дверь не двигалась, и Твайлайт подумала, не боится ли тоже та, кто за ними.

Через силу она слетела вниз, приземлившись перед Спайком, повернула голову и увидела его глаза, полные слёз. Он молча смотрел на неё, дракон, ждавший тысячу лет, чтобы найти её и вернуть обратно.

Двери открылись.

Твайлайт обернулась, наблюдая, как принцесса Кантерлота шагнула вперёд, ничего и никого, кроме неё, кроме какого-то предмета, плывущего позади. Там стояла она, принцесса Кантерлота, чьё истинное имя затерялось в веках, от принцессы Ритм до принцессы Мелоди, и так далее и далее, пока принцесса Денза не приняла мантию правления.

Принцессы смотрели друг на друга через мучительную пропасть в тысячу лет, их эмоции были так же скрыты, как была скрыта правда от всей Эквестрии.

Твайлайт не знала, что сказать.

Не знала, что сказать, даже когда принцесса выдвинулась к ней навстречу, даже когда спускалась по ступенькам, даже когда дошла до последней и заняла своё место на другом конце помещения.

Это была она. Это правда была она, от вишнёвого цвета шёрстки до пурпурной гривы с прядями цвета золота, корона, глаза. Это была она, и в то же время не она, потому что в её глазах Твайлайт не могла разглядеть Кейденс. Она не видела теплоты, не видела улыбки на губах, не видела любви, которой так славилась Кейденс.

Принцесса посмотрела вниз, и предмет позади неё выплыл на передний план, оказавшись щитом. Щитом, на котором Твайлайт разглядела знакомую, выцветшую метку, заставившую задние ноги подкоситься.

Наконец Кейденс заговорила.

— Он бы хотел, чтобы это было у тебя, — тихо произнесла она.

Дрожащими копытцами Твайлайт взяла щит своего брата, слёзы капали на его поверхность. Она помнила, как Шайнинг часами полировал его, помнила, как он сражался и защищался им, помнила, как щит один за другим принимал на себя удары, щит, который она считала таким же несокрушимым и вечным, как самого Шайнинга Армора.

И вот он, призрак своего прежнего "я", без хозяина, что мог бы им воспользоваться.

"Я найду тебя вновь, в этой жизни или в следующей".

Она больше никогда не увидит своего брата.

Когда Твайлайт больше не смогла смотреть на щит, она обратила свой скорбящий взор на саму принцессу, которая тоже потеряла столь дорогое для них обеих. Принцесса продолжала смотреть, и чем больше она смотрела, тем больнее было Твайлайт, потому что она скучала по Кейденс, по своей Кейденс, семье. Потерять Шайнинга было ужасно, но потерять ещё и её...

Знать, что Кейденс, возможно, столько же померкла, как кьютимарка на этом щите.

— К-Кейденс? — в слезах позвала её Твайлайт, прямо как когда-то давно, когда маленькая кобылка искала утешения у своей няни.

Поначалу принцесса ничего не ответила.

Ничего, пока не наклонила голову, пока глаза не заблестели от слёз, пока губы не украсила тёплая улыбка, пока она не начала тихо петь.

— Божьи коровки...

Колыбельная, приветствие и утешение, которого Твайлайт давным-давно лишилась, и теперь едва смогла продолжить.

— Н-нам с-счастье принесли, — наконец прошептала она, срывающимся голосом, едва сдерживая душившие её рыдания. — Ц-цокни копытцами и...

Всхлип прервал Твайлайт, она спрятала мордочку за щитом, брат в последний раз защитил её от мира, который стремился причинить ей боль.

— К... Кейденс... Шайнинг А-Армор... он... я...

— Твайлайт...

Она подняла затуманенный слезами взгляд и увидела припавшую перед ней на колени Кейденс.

— Кейденс, — сквозь сдавленные рыдания произнесла Твайлайт, прижимая щит к груди. Было тяжело говорить, невыносимо тяжело. — Прости... прости меня. Пожалуйста, прости меня. Мне жаль, как же мне жаль, я...

Она замолчала, потому что некоторые вещи исправить она не в силах.

— Твайлайт.

Рог Кейденс засветился, и магия коснулась щёк заплаканного аликорна, такая же тёплая магия, как дом, который когда-то у неё был.

— Твайлайт, мне нечего прощать.

И тогда щит упал на пол, и тогда Твайлайт потянула вперёд, чтобы обнять её, и тогда, когда она прошла сквозь Кейденс, Твайлайт зарыдала. Она плакала, плакала и плакала, по тем, кого потеряла, по тем, кого больше никогда не увидит, по дому, которого больше не было. Плакала даже тогда, когда тёплая голубая магия баюкала её, а Кейденс повторяла снова и снова, что прощать нечего.

Позади раздался всхлип, Твайлайт обернулась и увидела Спайка, по щекам которого струились огромные капли, он прикусывал губу, совсем как когда-то делал, будучи ещё маленьким дракончиком, храбрясь перед Твайлайт.

— Привет, Спайк, — произнесла Кейденс, таким же тёплым и успокаивающим голосом, как магия, утешающая Твайлайт. — Добро пожаловать домой. Останешься на ужин?

— Да, — срывающимся голосом ответил дракон. — Думаю, что останусь.