Поэзия

Писать стихи - всё равно, что заниматься любовью.

Принцесса Селестия Другие пони

Голос гармонии

С приходом людей в Эквестрию жизнь сказочного королевства сильно изменилась. "Попаданцы" всех мастей каждый день оказывают влияние на жизнь волшебного мира. Но, как выясняется, не только они могут менять мир поняш. Брони, таинственные писатели "фанфиков" - кто они? Как влияют рассказы на мир Эквестрии? Твайлайт с подругами отвечают на этот вопрос в прямом эфире ток шоу на Human-TV. Писателям фанфиков и их критикам посвящается.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони

Твай и Диана: Осенние минутки

"Торжественно клянусь, что замышляю хаос и только хаос!".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

FO:E - "Проект Титан"

Стальной рейнджер, попавший в ловушку. Рейдер, застигнутый врасплох. Нечто общее есть у корма для стервятников, не находите? Настоящий рейтинг рассказа - R (детям до 16 - только в сопровождении родителей), ждем, когда подчистят глюки библиотеки.

Заклинание, которое всё поправит

Твайлайт побеждает Дискорда одним махом.

Твайлайт Спаркл

Долгая дорога к дружбе / Long Road to Friendship

Возложив на себя Элемент Магии, Сансет Шиммер узрела скрывающееся в ней чудовище. И оно испугало её. Свершилось правосудие Элементов Гармонии — отныне Сансет вынуждена всегда говорить правду и исполнять чужие просьбы, хоть она совершенно не горит таким желанием. И пока в её сердце живёт злоба, девушка целиком отдана во власть своих сверстников, пусть и без их на то ведома. Помогут ли новые «друзья» встать на тропу искупления или же низвергнут отступницу в пропасть? И будто этого мало, существует другая Твайлайт Спаркл, с которой Сансет продолжает постоянно сталкиваться!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Человеки Сансет Шиммер

Принц-Босяк

8-я часть цикла "Мир Солнечной пони". Принцу Блюбладу волею судеб приходится поработать на ферме Эпплов.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Принц Блюблад Другие пони ОС - пони Кризалис Шайнинг Армор

Волшебный цветок Лили

Маленькая розовая кобылка получает в свои копытца бесценное сокровище - цветок, исполняющий желания. Но по-настоящему хотеть чего-то порой бывает сложно, а потому все свои лепестки она потратит на одно-единственное желание.

Другие пони Дискорд

Хроники одного гвардейца

Трудные (Кто бы мог подумать, да?) времена наступают Для жителей Понивилля! Где-то в лесу пробудились неведомые существа и героям, как знакомым, так и новоявленным, предстоит не столько остановить их, сколько разобраться в причинах их появления. Все начиналось с попытки легко и интересно высмеять ряд привычных нам шаблонов и мемов, но переросло в грандиозный по своим текстовым масштабам проект.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Дэринг Ду

Дракон из паралельного мира

Альтернативное название: "Дебошир в Эквестрии" Весь расказ - сплошной дебош. К двадцатой главе у него появляется необычный друг из вселенной "Скачок не туда", и они устраивают еще больший дебош.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Зекора Биг Макинтош Снипс Снейлз Черили Мэр Спитфайр Сорен Принц Блюблад Энджел Вайнона Опалесенс Гамми Совелий Филомина Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Дискорд Пипсквик Танк Мистер Кейк Миссис Кейк

Автор рисунка: Devinian

E.Q.U.E.S.T.R.I.A: Тайна Вечносвободного Леса

Глава 4: Загадки Области 77-Б

26.10.1008, Деревня “Березка”, 16:44

Несмотря на неловкость, возникшую между Кристал и Рэпидом после инцидента на Рембазе, напарники продолжили путь, как ни в чем не бывало. Молчание быстро сошло на нет, и спустя десять минут после выхода единорожка, всё еще чувствуя себя виноватой, вновь начала задавать вопросы наставнику:

— Рэпид, слушай, а что это у тебя за дробовик? — заинтересованная, единорожка ткнула наставника копытом.

— “Айсберг”. Эквестрийский, разработан год назад для яйцеголовых. — Рэпид остановился и вытащил дробовик из сбруи, предлагая Кристал взять его и осмотреть, — помповый, пять патронов в трубке, двенадцатый калибр. Ликвидаторам выдавали такие для борьбы с мутантами, однако стрелки из них были, откровенно говоря, никудышные, так что некоторое количество этих ружей попало в копыта сталкеров. Вот и мне достался один, — подождав, пока единорожка закончит рассматривать дробовик, он аккуратно забрал его у неё и вложил обратно в сбрую — машинка хороша, ничего не скажешь, знай только чисти. А ты чего вдруг заинтересовалась?

В ответ Кристал лишь достала из кобуры пистолет и подняла его на уровень глаз, показывая его жеребцу:

— Не думаю, что этот пистолет будет помехой чему-то крупнее, чем собака. Те же бандиты — я думаю, мой пистолетик бы им был нипочем.

— Ну, тут ты не права — тон Рэпида был серьезен. — У тебя в копытах — “Кольт”, один из лучших пистолетов, которые были сделаны в Эквестрии. У него хороший патрон, а у тех бандитов не было никакой защиты, кроме кожаных курток. Но в целом согласен, с одним пистолетом ходить — не дело. Я бы посоветовал тебе тоже купить дробовик, хотя бы обрез.

— А какие еще есть варианты? — заинтересованно спросила единорожка, убирая "Кольт" в кобуру.

— Есть пистолеты-пулеметы. Они стреляют теми же патронами, что и пистолеты, но автоматически. Точность низкая, далеко не постреляешь — только если одиночными, зато сами дешевые и патроны тоже. Есть полуавтоматические винтовки — они стреляют более крупными патронами, точно и далеко, но громоздкие. Есть автоматические винтовки — Рэпид остановился и почесал подбородок. — Но тут проблема, их в Эквестрии почти не производят, они все у нас в основном грифоньего производства, “Тэлон Файерармс” или “Клоу Индастриз”. Дорогие, патроны у них большего калибра, чем пистолетные, но меньшего, чем винтовочные.

— Понятно… А почему в Эквестрии не производят автоматические винтовки?

— А зачем? — Рэпид явно не шутил, и не пытался уйти от ответа, его тон давал понять, что так и есть: — у нас есть единороги с энергомагическими винтовками, а для остального есть пулеметы и винтовки. Автоматические винтовки просто почти никому не нужны — особенно теперь, когда они используют свой патрон, отличающийся от нашего. Пожалуй, сейчас с ними в армии ходит только спецназ — реже, чем автоматы, у вояк только энергомагические штуки встречаются. Да и у спецуры автоматы — это единичные экземпляры. Вот только в Области они и нашли применение. Скай, например, тоже… Эх…

Незаметно для себя, Рэпид вновь переключился на неприятную тему, но тут же замолчал, и на морде у него появилось угрюмое выражение. Стремясь нарушить тягостное молчание и разбавить атмосферу, Кристал быстро задала еще один вопрос:

— В Области? Почему?

— Ну, потому, что у них достаточно мощный патрон, они быстро стреляют, неприхотливы. Когда на тебя бежит стая собак — лучшее решение, — Рэпид вытащил из кармана пачку сигарет и закурил, отгоняя грустные мысли. — Некоторые местные кулибины, я слышал, планировали сделать автоматический дробовик, но после того, как он взорвался в копытах испытателя, превратив его голову в кучу мяса, никто особо не пытался повторить их “успех”. Хотя, поговаривают, что они еще занимаются созданием этого чудо-оружия, — земнопони хмыкнул, явно скептически настроенный к “великим мастерам”. — Так что — пока что выбор невелик.

— Ты упомянул энергомагические винтовки, я слышала о них до Катаклизма, — Кристал вспомнила, как брат рассказывал ей об этом чудо-оружии, и, по его словам, это оружие было прям супер-пупер-сильным. — Они же дорогие, что просто ужас, неужели и они здесь есть?

— Конечно! — Но откуда?! — Ха, ну тут всё просто. Здесь же, ебать его в рот, целый полигон — по крайней мере, так думали ребятки из Кристальной Империи, когда одному из отрядов спецназа выдавали их, — заржал Рэпид. — Десять штук выдали, прикинь?

— Судя по твоему тону, с ними что-то произошло, — не то спросила, не то констатировала факт единорожка, глядя на наставника.

— Разумеется. Все погибли в окрестностях завода. То ли от копыт каких-то наёмников, то ли в перестрелке между группировками, то ли в аномалии… То ли сунулись, куда не следовало, — на этих словах наставник поморщился, как будто раскусил кислую ягоду. — Последнее — самое вероятное. Винтовки теперь, кстати, по Области разбрелись — правда, всего полдюжины. Четыре штуки исчезли хер пойми куда. Может, рзъебало их в аномалии, или мутанты сожрали, или всё сразу, но следы их обрываются. Больше воякам, кстати, энергомагичку не давали — вроде на все СИО их две штуки. Возвращаясь к теме — думаю, тебе хватит простого двуствольного дробовика, “ПКБ-95” подойдет.

— ПКБ-95? — Принцессинское Конструкторское Бюро, модель 995. Старый, дешевый, надежный, простой. С такими половина Области ходит.

За разговорами пара не заметила, как добралась до восточных окраин деревни. Здесь Рэпид остановился, и, достав детектор и поводив им из стороны в сторону, заговорил:

— Что-то не так. Здесь должна быть аномальная зона… Может, детектор глючит?

Он вытащил болт и плевком отправил его в направлении предполагаемой аномальной зоны. Болт долетел до середины дороги, не встретив никакого сопротивления, однако, к удивлению единорожки, наставник лишь активнее начал водить детектором:

— Блять, блять, блять! Только не это! — он сделал еще несколько плевков, продолжая при этом водить детектором из стороны в сторону: — Бродячая аномалия — это плохо, это пиздецки плохо!

— Почему? — недоумевающе спросила Кристал, начав озираться по сторонам, беспокойство наставника передалось и ей.

— Потому, что они хаотичны! Детектор Абстракции бы, конечно, смог каким-то ебучим, неведомым мне образом, просчитать границы, но я этой херней не пользуюсь. Так, ладно, сейчас попробуем пощупать, куда сместилась эта хрень… Сейчас аккуратно заходим по дороге в деревню, и болтиками ищем эту падлу.

— Но почему бродячие аномалии — это так плохо? — Ух, это будет сложно объяснить, — Рэпид остановился, как вкопанный, стараясь подобрать слова: — Представь себе тучу. Обычную такую тучу.

— Тучу? — немного скептично подняла бровь единорожка.

— Это аналогия, не перебивай! Из этой тучи льет дождь. Постоянно, каждый день, из года в год, — Рэпид почесал подбородок копытом, думая дальше: — Теперь представь, что есть какой-то пегас, который двигает эту тучу. Ну, шутки ради двигает.

— Представила... — всё ещё не совсем понимая, к чему клонит Рэпид, медленно кивнула Кристал.

— А теперь представь, что этот пегас выжрал литр самогона, и решил поиграться с тучей. И жители города, зная об этом, теперь вынуждены прятаться по домам или под другой крышей — а ну как сумасшедший пегас решит над ними приколоться и полить их водой из тучи?

— Мммм… — неопределённо промычала кобылка, хотя до неё наконец стала доходить суть проблемы.

— А теперь представь, что вместо воды из облака льется кислота или лава, а вместо ебанутого пегаса — неведомая ебаная хрень… Поздравляю, ты представила себе бродячую аномалию. Она может переместиться на метр. Может на два. Может на двор. А может переехать к нам в лагерь и жить в прихожей Ауры… Хотя последнее и маловероятно, но далеко не невозможно. А теперь — кончаем базар, достаем металлолом и начинаем искать эту аномалию. Только аккуратно!

Коротко кивнув и вытащив из кармана несколько гаек и болтов, единорожка медленно поравнялась с Рэпидом и так же медленно пошла по дороге, стараясь узнать дома, находившиеся вокруг. Несмотря на то, что дом родителей Кристал находился в совсем другом месте, она без особого труда вспомнила пони, живших здесь.

Так, в доме слева от неё жил старенький дедушка, когда-то работавший в погодной команде, и всё еще периодически пытавшийся помочь “молодняку”, как он называл команду под руководством Рэйнбоу Дэш. В доме же справа обитал угрюмый и неразговорчивый пони, с которым Кристал не очень-то и хотела общаться, особенно в свете того, что, по слухам, он убил свою жену и скормил её останки волкам в Вечнодиком лесу. Чуть дальше по улице, в основном, жили семьи работников завода, а пройдя буквально сотню шагов, можно было дойти до перекрестка, с одной стороны которого еще находилась деревня “Березка”, а с другой начинался дачный поселок “Каштан”, о чем свидетельствовал соответствующий указатель.

Вздохнув, Кристал продолжила путь, не забывая кидаться болтиками перед собой и вокруг себя, разок даже зацепив Рэпида, о чем тот сообщил в весьма раздраженной нецензурной форме, вызвав хихиканье у единорожки, за которым последовал ответный бросок наставника, больно попавшего кобылке по лбу.

— Кристал! — внезапно раздался голос наставника. Единорожка обернулась и увидела, что он разглядывает тот самый указатель. — Ты же, вроде, местная?

— Ну, вообще да, а что? — кобылка приблизилась на пару шагов, с любопытством гадая, что именно заинтересовало её наставника.

— А я вот сам не местный, и вот сколько я уже в этой деревне сижу, — спустя несколько секунд молчания раздался голос земнопони, и в нем явно чувствовался интерес. — Мне всё было интересно: как так получилось, что деревню и дачный поселок построили впритык друг к другу?

— Ой, это очень скучная история, на самом деле. Деревня тут была, когда “Бутона” еще не было, и у всех земля тут во владении была уже пару сотен лет как — от родителей и дедушек с бабушками осталась. А когда завод строить решили, и Понивилль только начал расти, решили тут построить дачный поселок. Ну и бумаги затерялись, так что, когда первые дома возводить начали, тут чуть ли не война была — оказалось, что гео…геод… ге-о-де-зи-чес-кая экспертиза ошиблась на пару сотен метров — в общем, пришлось спешно искать выход. Думали перенести поселок — а уже поздно, пока выясняли, кто прав, а кто виноват — началось строительство завода, ну и поскольку слишком близко к заводу ничего строить нельзя, пришлось оставить, как есть. Такие дела.

— Да уж, история действительно не из самых захватывающих. — скучающим голосом произнес Рэпид, продолжая двигаться вперед. Однако, сделав еще пару шагов, он остановился, и, подняв детектор, вскрикнул:

— Есть контакт! На самом краю уловил. Если я правильно понял… — сделав еще с полсотни шагов, Рэпид посмотрел на перекресток и засмеялся. — Эй, Кристал, тут, видимо, Область выказывает негодование этим вашим геодезистам — аномалия-то прямо на въезд в дачный поселок переехала!

— Хе-хе, действительно, забавно, — слегка хихикнула единорожка, проследив за взглядом напарника.

— И, кстати говоря, здесь есть артефакты. Ну-ка, пошли подойдем ближе — но аккуратно!

Единорожка легкой рысцой подбежала к наставнику, после чего они проследовали к перекрестку. Остановившись и вытащив из кармана еще один болтик, Кристал кинула его в сторону аномалии. Болтик долетел до середины улицы, после чего завис в воздухе, но прежде, чем Кристал успела разглядеть, что будет дальше, Рэпид подскочил к ней и прижал к земле. Не успев возмутиться такому поведению наставника (нет, она понимала, что он не просто так это сделал, но, блин, мог бы и предупредить!), Кристал проглотила слова, которые собиралась сказать ему, после того как с громким хлопком и тихим “дзинь!” позади неё упал тот самый злополучный болтик.

— “Пушка”. Телекинетическая аномалия. Отправляет неорганические объекты, попадающие в неё, обратно — причем по той же траектории, что был произведен бросок, и с той же скоростью, что и в начале пути, — Рэпид на мгновение замолчал, вспоминая что-то, и, слегка прокашлявшись, продолжил: — Пару месяцев назад наблюдал, как между кучкой бандюков и сталкером оказалась такая аномалия, но она не видна, пока заряжена, поэтому бандиты, естественно, по сталкеру из всех стволов лупанули — никто не ушел. Сталкер в ахуе, бежал оттуда, как ошпаренный, я потом его на Базаре встретил в баре, он эту историю рассказывал всем, весь дрожит, что не удивительно — представь, каково это: услышать выстрелы, обернуться, увидеть, как несколько пони падают с кучей дырок, а между тобой и ними — аномалия, — Рэпид поежился, как от холода.

— А что будет, если туда попадет пони? — Кристал, перед глазами которой после рассказа жеребца весьма живо предстала описанная сцена, всё же нашла в себе силы задать этот вопрос.

— О, тебе пиздец, — простым словом было уже сказано достаточно, но Рэпид продолжил: — Представь, что тебя привязали к двум машинам, направленным в разные стороны, и пустили их вперёд — в смысле каждую вперёд. Представила? А теперь представь, что машин не две, а две сотни — и ты получишь примерное представление о действии "Пушки". Тебя просто разорвёт на клочки, и хоронить будет нечего. Так что харэ болтать и молча кидай болты. Только помни что здесь ими аккуратно пользоваться надо. Не кидать со всей одури, а лучше медленно и аккуратно катить вперед. И если внезапно почувствуешь, что аномалия рядом, то замри, как вкопанная, даже не дыши, и медленно сделай пару шагов назад. И ни в коем случае не пытайся прощупывать аномалию с помощью телекинеза — ты помнишь, что случилось с Кислотой?

— Да-да, помню, не нужно меня учить, — Кристал поморщилась и даже потёрла рог — воспоминания были свежи и болнзненное жжение ощущалось почти физически.

— Конечно, помнишь, я и не сомневался, — хмыкнул земнопони. — Только это не значит, что тебя учить не надо. Не ты первая, не ты последняя. Артефакт должен быть в том доме, — наставник указал на покосившийся двухэтажный дом сбоку от дороги: действительно, в глубине его виднелось какое-то свечение. — Как найдешь артефакт, не забудь засунуть его в контейнер — не дай Селестия он окажется фонящим, ты из дома не вылезешь. Контейнер, если что, у тебя вот, — Рэпид аккуратно ткнул копытом в ящичек на боку единорожки, из-за чего ящик — или, как назвал его Рэпид, контейнер — открылся с негромким щелчком. — Не забудь про него!

Кристал закатила глаза и, одними губами вытащив из кармана небольшой болт, аккуратно положила его на копыто, после чего аккуратно толкнула его в сторону аномалии — примерно как жеребята откидывают совочком песок. Пролетев по воздуху, болтик коснулся аномалии и с небольшой скоростью отлетел назад. Несколько бросков — и вот болтик пролетел вперед, не встретив сопротивления:

— Рэпид! Я нашла проход!

— Молодец. Теперь определи его границы, чтобы мы знали, пройдем ли мы туда.

Кристал кивнула и продолжила кидать маленькие кусочки металла, стараясь определить границы аномалии. Несколько раз крепеж попадал в аномалию — один раз Кристал не рассчитала силу и едва успела пригнуть голову, иначе она вполне могла остаться без глаза, и спустя несколько минут очертила вполне приемлемый по размерам проход дальше — по крайней мере, она туда точно пройдет, если будет аккуратной. Коротко окликнув Рэпида и убедившись, что он знает, что она сейчас будет делать, единорожка сделала глубокий вдох, сердце её застучало, а в голове возникли крайне неприятные мысли: “Соберись, Кристал! Ты же убедилась, что там безопасно и аномалии нет! Это просто проход… Возле смертельной аномалии… И в том, что он там есть, я убедилась с помощью простых болтов… И вся моя уверенность возникла из-за убеждения, что аномалия не реагирует на них… Так! Хватит! Рэпид достаточно опытен чтобы знать, о чем говорит, а если я сейчас дам слабину, то мне впору идти сдаваться военным, поскольку трусов здесь, скорее всего, не жалуют!”

Всё еще терзаясь в сомнениях и слегка колеблясь, кобылка сделала осторожный шаг в направлении дома. Холод пробежал по её телу, когда она услышала негромкий треск — звук, который издавала аномалия вблизи, очень тихий, один из тех звуков, на которые ты не обращаешь внимания, пока не становится слишком поздно — но переборола в себе желание сбежать куда подальше, и сделала еще один осторожный шаг. А затем еще, и еще… Единорожка сама не заметила, как оказалась на пороге дома, но писк детектора давал ей понять, что самое сложное еще впереди. Впрочем, к уже ставшему знакомым писку детектора аномалий теперь добавился еще один — немного более низкий, с меньшей частотой. Его единорожка слышала впервые.

— Ты там как? — раздался из-за спины голос наставника.

— Я у дома, но тут проблема, — крикнула в ответ единорожка. — В доме, судя по детектору, действительно есть артефакт… И куча аномалий.

— Блять! Давай возвращайся! В другой раз достанем!

— Нет, я справлюсь! — ответила единорожка, и её прошиб холодный пот, когда она поняла, что только что сказала. Пути назад теперь не было: если она не достанет этот артефакт…

— Не справишься! Это слишком опасно! Кристал! — Рэпид явно переживал за полезшую вглубь аномального поля ученицу.

Не обращая внимания на оклики Рэпида, единорожка вновь взяла в рот несколько болтиков, и, глубоко вздохнув, сделала осторожный шаг внутрь дома.

Старый дом видал и лучшие времена. Когда-то, два года назад, его можно было бы назвать поистине роскошным — для дачного поселка, разумеется, — и даже после прошедшего времени он сохранял часть своего былого величия. Кристал оказалась в прихожей: рядом с ней стоял комод, на котором лежал полуистлевший тканевый коврик, стояла потрескавшаяся ваза — без цветов, что не удивительно — и рамка для фотографий, внутри которой стояло на удивление хорошо сохранившееся, пусть и поблекшее, фото старого жеребца-земнопони и кобылы-пегаса, обнимающих своего жеребенка. Кристал аккуратно подхватила фото телекинезом и осмотрела его поближе: на задней стороне рамки виднелась сильно выцветшая подпись. Сотворив заклинание света и приблизив рамку, Кристал попыталась прочесть написанное на рамке:

“Мистер Цинк и Миссис Сульфат со своим сыном Айроном, 20.04.987”. Решив не задумываться, что случилось с этой милой парой и их сыном, Кристал аккуратно вернула фотографию на место и, не гася свет, продолжила осматривать прихожую. Ковер, устилающий пол, за время отсутствия кого-либо в этом доме превратился в тряпку, картины, висевшие на стенах, выцвели и полуистлели — даже удивительно, учитывая, в каком состоянии была фотография — а в полу тут и там зияли дыры. А еще здесь кругом был слышен тот самый тихий треск, что напугал её несколькими минутами раньше.

Вздрогнув и отряхнувшись, Кристал вытащила очередной болтик и аккуратно подкинула его вперед. Аномалия не заставила себя ждать, и откинула кусочек металла обратно к единорожке — недостаточно сильно, чтобы навредить, но ощутимо и неприятно. Путь вперед единорожке был закрыт, хотя судя по свечению, которое она видела, в этом и не было необходимости — поэтому Кристал повернулась в сторону второго прохода и кинула болтик уже туда. Железка пролетела вперед, не встретив сопротивления, и Кристал уже собиралась сделать шаг, но тут же осеклась и сделала еще несколько бросков. Убедившись, что проход достаточно широкий для неё, единорожка сделала аккуратный шаг: половицы под копытом заскрипели и слегка прогнулись, однако выдержали, поэтому кобылка сделала еще несколько шагов и медленно прошла в следующее помещение — как оказалось, на кухню. Посередине стоял большой деревянный стол — пожалуй, на нём время сказалось меньше всего — и несколько стульев, которым повезло намного меньше; вдоль дальней от единорожки стены расположились несколько тумб, небольшая дровяная печка из красного кирпича, раковина и холодильник. И именно над плитой зависло то, что можно было бы назвать артефактом: нечто похожее на кусок камня каплевидной формы, окрашенное в бежевый цвет у острого конца, плавно переходящего в серо-бурый у нижнего основания. Кристал потушила свой рог, отчего помещение погрузилось в полутьму, и сделала несколько бросков, после чего громко выругалась: аномалия располагалась вокруг артефакта и прямо за ним. При этом, как будто издеваясь над единорожкой, между ней и артефактом аномалии не было — “Пушка” расположилась по бокам и на полу, но на уровне головы пони аномалии не было. Достать артефакт было невозможно.

“Вот это подстава! Ну, Область, удружила! И нахрен я сюда лезла? Достать копытом артефакт я не смогу, у меня они не настолько длинные, достать его телекинезом — слишком опасно, никакого сачка или чего-то такого у меня нет. И что мне делать?”

Единорожка вновь поглядела на злополучный артефакт, так и манящий её своим блеском, и вновь задумалась. Выжить при попадании в “Пушку”, скорее всего, было невероятно тяжело — хотя, глупое замечание, при попадании в любую аномалию выжить почти невозможно — а достать артефакт нормальным способом было нельзя. Даже если бы она зашла с другой стороны, всё, чего бы она добилась — это удар в лоб болтом, отскочившим от аномалии… Отскочившим…

Единорожка вздрогнула, осененная внезапной догадкой, и сделала еще несколько бросков. Артефакт не висел в самой аномалии! Она расположилась вокруг него. Возможно, если пихнуть артефакт в аномалию, она вытолкнет его оттуда! Но как придать ему достаточную скорость?

Единорожка села на круп и начала постукивать по полу, пытаясь придумать, как бы ей так вытащить артефакт, и начала ощупывать свой жилет. Наткнувшись на кобуру с пистолетом, Кристал вытащила его и тупо уставилась на оружие. Дискорд её побери, это была рискованная идея! В памяти Кристал вспыхнули слова Рэпида: “по сталкеру из всех стволов лупанули — никто не ушел”. Следовало бы, конечно, спросить наставника…

Но она и так сильно потрепала ему нервы! Она должна принести ему этот артефакт, отблагодарить его за всё, извиниться за то, что разбередила старые раны! Глубоко вздохнув, Кристал попыталась прицелиться в артефакт, что было не так уж и просто — единорожка последний раз держала в копытах оружие достаточно давно, да и ситуация не располагала к тому, чтобы вспоминать объяснения Клира, поэтому она не придумала ничего лучше, чем поднести пистолет как можно ближе к артефакту — примерно на метр — и, постаравшись совместить направление ствола с артефактом, зажмурившись, нажала на спуск.

Выстрел прогремел в помещении раскатом грома, хлесткий щелчок и лязг затвора заставили единорожку содрогнуться и выронить пистолет — к счастью, не выстреливший ещё раз, — и упасть на землю, попытавшись закрыть морду копытами. Что-то больно стукнуло её по уху, и она решилась глянуть — и увиденное заставило её вскочить на копыта и заскакать на месте от радости: прямо перед ней лежал тот самый артефакт, все ещё слегка сиющий и без каких-либо отметин.

Схватив телекинезом пистолет у убрав его в кобуру, Кристал аккуратно подхватила камень и убрала его в контейнер, после чего вздохнула с облегчением. Аккуратно развернувшись и убедившись, что за время её раздумий аномалии никуда не сдвинулись, единорожка аккуратно пошла к выходу.

Выйдя из здания Кристал насторожилась: Рэпид стоял, готовый к бою: сбруя приведена в боевое состояние, сам он спрятался за забор — она видела его лишь потому, что он выглядывал из-за него, и периодически бросал взгляды на дверь, отвлекаясь от наблюдения. Решив, что кто-то следит за ними или преследует их, единорожка аккуратно выбралась на дорогу, после чего, выйдя за пределы аномалии, подбежала к Рэпиду, лишь сухо кивнувшему ей.

— Что случилось? — шепотом поинтересовалась единорожка, думая, не вытащить ли ей пистолет.

— Ты мне скажи, — не глядя на свою подопечную, таким же шепотом ответил ей Рэпид. — По кому ты стреляла? У нас проблемы?

— А! Ты об этом! Не беспокойся, — вздохнула с облегчением единорожка. — Мне просто нужно было достать артефакт, а там такая интересная ситуация была…

— Значит, опасности нет? — внезапно перебил её Рэпид.

— Ну, я никого не видела там, — честно ответила единорожка, после чего наставник наконец посмотрел на неё — и ей не понравилось то, что она увидела у него в глазах. — Почему ты на меня так смотришь?

— Позже. Пошли отсюда.

Не глядя на единорожку и на всякий случай не убирая оружие с боевого взвода, Рэпид пошел прочь от аномалии. Кристал, всё еще озадаченная его поведением, последовала за ним. Спустя несколько минут, когда пара вышла на небольшой пригорок, и Рэпид убедился, что за ними никто не идет, он убрал дробовик с боевого взвода и повернулся к единорожке:

— Теперь рассказывай.

Кристал начала с воодушевлением пересказывать свои поступки и то, что она увидела в доме, опустив, впрочем, свои мысли насчет благодарности наставнику:

— Потом я открываю глаза, а перед носом артефакт лежит! А дальше ты уже знаешь.

— Хорошо.

Это единственное слово было сказано с небывалым холодом в голосе. Кристал собиралась было спросить, что же произошло, когда наставник внезапно дал ей достаточно сильную оплеуху копытом. Шокированная единорожка отшатнулась, слёзы навернулись на её глаза, и единственное, что она смогла из себя выдавить, прежде чем заплакать, было простое:

— За что?!

— За что?! Ты еще спрашиваешь?! Я, блядь, тебе чётко сказал: не лезь в этот дом! Вот нахуя ты туда полезла со своим ДАС? Жить, блять надоело? Или геройство в заднице заиграло? Приключений хочется? Бабла? Дура ебанутая, ты могла сдохнуть! СДОХНУТЬ НИ ЗА ЧТО! ЗА ЕБУЧИЙ КУСОК АНОМАЛЬНОГО КАМНЯ! Ты, блядь, ещё не поняла, куда попала? Здесь, блядь, не курорт! Здесь не детский сад, не школа и не ебучая Кантерлотская Академия! Здесь — Область 77-Б! Здесь единственный, блядь, закон — это закон выживания! Если ты лох — значит ты сдох! Тебя что, не учили слушать более старших и опытных пони? Или я, по-твоему, просто глупый зеленый юнец, который боится всего в этой Области? Открою тебе одну тайну — бесстрашные дохнут здесь первыми! Свою жизнь не жалко, так брата пожалей! Вот сдохла бы ты там, что бы я ему сказал? Как бы я объяснил Клиру, что ты погибла, как тупая дура, в погоне за наживой?

Всё ещё плачущая Кристал сквозь слезы взглянула на наставника: на его морде висело выражение крайней ярости. Даже появление Трейла в деревне не вызвало такой реакции. Морда Рэпида покраснела, его глаза были наполнены огнем, а тон его разительно отличался от того, как он разговаривал обычно. Продолжая рыдать, Кристал попыталась ответить:

— Я… Я просто... — сквозь всхлипы еле произнесла кобылка.

— Что? Что ты? — Всё так же яростно продолжал спрашивать её Рэпид.

— Я… Я не ради денег! Я хотела достать этот артефакт…

— Это я понял! Ты явно дала это понять, забираясь в дом, полный аномалий, и стреляя из пистолета возле аномалии, распидорасившей тех, кто крайний на моей памяти решил, что это охуенная идея!

— Я хотела достать этот артефакт потому, что он нужен тебе!

— Что? — Рэпид осекся, и его голос зазвучал уже гораздо тише.

— Этот артефакт был нужен тебе! А ты столько для меня сделал! Я хотела тебя отблагодарить, и я… Я…

Рыдающая Кристал почувствовала, как ей на плечо легло копыто наставника, и вновь взглянула на него. Морда его ещё выражала остатки той ярости, однако в основном она отступила, уступив место состраданию и… снисходительности? Благодарности? Всему сразу? Не успев удивиться такой резкой смене настроений, Кристал почувствовала крепкие объятия земного пони:

— Эх, ты… Дура ты… Не стоит оно того. Ты мне ничего не должна, и даже не заикайся больше об этом! И даже если бы была должна, запомни: никакой долг, никакая благодарность, ничто из этого не стоит жизни! Ни твоей, ни моей, ни чьей-либо еще. Здесь, в Области, благодарность — бесславная штука, и лишь единицы по-настоящему ценят её, — продолжая обнимать единорожку, Рэпид продолжал: — Здесь есть расчет. Есть договор. Есть чувство долга, и даже чувство взаимопользы. А благодарности почти нет.

Вздохнув, Рэпид разжал копыта, выпуская всё еще хныкающую Кристал из объятий:

— Ну показывай, из-за чего у тебя так чувство благодарности разыгралось. Не зря лезла же! Кристал вытерла остатки слёз, открыла контейнер и вытащила артефакт, заискрившийся на солнце и все ещё светящийся. Увидев его, Рэпид аж присвистнул:

— Ну ты даешь! — жеребец покачал головой. — Да уж, новичкам действительно везет. Это же “Булавка”! Хороший хабар, весьма хороший!

— “Булавка”? — переспросила Кристал, пытаясь понять, как странная капля может быть похожа на булавку.

— Она самая! И не смотри на неё так, это просто у тебя она “грязная” — то есть формы, сильно отличающейся от обычной. Но только у “Булавки” такой необычный градиентный цвет, так что это наверняка она. Только, лучше убери её в контейнер, она чутка фонит.

Убрав артефакт обратно в контейнер, единорожка вытащила планшет и открыла было энциклопедию, как Рэпид сам продолжил свою речь:

— Артефакт телекинетического происхождения — ну, это ты, наверное, поняла. “Булавка” обычно именно такой формы — тонкий “стержень” и широкая “шляпка”, и чем она дальше от идеальной формы, тем сильнее. У тебя, я так понимаю, средняя “булавка” — самые сильные прям цилиндрические, но такие тут появляются крайне редко, — Рэпид почесал затылок, вспоминая что-то. — Я только раз видел, чтобы “сильную” принесли к Ауре, тот понь сразу отсюда уехал богачом, не знаю, что с ним стало сейчас. “Средние” не такие редкие, но тоже стоят приличных денег. “Слабые” достаточно дешевы — ну, как для артефакта, даже за дешевый артефакт можно получить приличную по меркам Большой Земли сумму — и свойства у них пожиже. — Наставник вытащил из кармана портсигар и закурил. Выпустив облачко дыма в воздух и сделав глубокую затяжку, он продолжил: — “Булавка” в активном контейнере действует похоже на материнскую аномалию, отклоняя пули и осколки, летящие в тебя. Чем сильнее артефакт, тем большие пули он отклоняет — помню, слышал, что “Сильная Булавка” отклонила очередь из крупнокалиберного пулемета, но это, скорее всего, выдумка. “Средняя” — та, что у тебя, скорее всего спасет тебя от выстрела из дробовика, пистолета. “Слабые” защищают от осколков, и то весьма посредственно.

— Ты упомянул некий “активный контейнер”? — навострив ушки, уточнила единорожка, тихо радуясь про себя, что на неё точно больше не злились.

— Да. Смотри сюда, — он повернулся к Кристал боком и показал на свой контейнер: на крышке его находился какой-то поворотный механизм, которого он коснулся копытом. — У тебя такого нет, у тебя контейнер-переноска: он лучше экранирован от некрополя, но не имеет активного режима. Если я сейчас поверну этот переключатель, контейнер перейдет в этот самый активный режим: по сути, в герметичной коробке, не пропускающей излучение артефактов, приоткроется окошечко. Оно не позволит артефакту выпасть, но на тебя в полной мере подействуют его излучение и эффекты. Правда, если я сейчас активирую контейнер — мы так называем перевод его в активный режим — то я изжарюсь на месте из-за воздействия “Батарейки”.

— Кстати, можно вопрос? — вдруг спросила Кристал, задумавшись.

— Спрашивай, — кивнул наставник, явно довольный тем, что подопечная старалась узнать побольше об Области.

— Артефакты же всегда появляются в аномалиях, так?

— Нет, не так. Это зависит от самой аномалии. "Лавовая лампа", например, формирует артефакт на останках тех бедолаг, что не убрались вовремя от разлета её капель. Некоторые ушлые дельцы даже намеренно мусор раскидывают, — Рэпид мерзко улыбнулся, и на морде у него возникло выражение какого-то... удовлетворения? — Как правило, именно из их трупов и появляются самые крупные артефакты. Но "Пушка" обычно формирует артефакты внутри, да.

— Тогда зачем ты вообще отправил меня к тому дому? — на мордочке единорожки было видно некоторое замешательство.

— В смысле? — переспросил Рэпид, не поняв что вызвало вопрос у кобылки.

— Ну, "Пушка" формирует артефакты внутри, а раз артефакт в доме, то, наверное, и аномалия должна была быть внутри, так?

— Вообще, как правило, так и есть. Но поскольку эта аномалия — бродячая, есть вполне приемлемый шанс, что она сдвинулась, а артефакт остался на месте, — терпеливо пояснил Рэпид, хотя морда его показывала, что он считал это очевидным: — Артефакты, как правило, статичны. Хотя, тут тоже от аномалии зависит — например, "Катапульта" может свой артефакт закинуть в такие ебеня... Один сталкер как-то рассказывал, что ему "Грушей" по макушке зарядило прямо — а до ближайшей известной "Катапульты" было что-то около двух километров. Хотя, может это была "аномалия-вспышка".
— "Аномалия-вспышка?" — Кристал нахмурилась, пытаясь припомнить, что было написано в энциклопедии, но быстро сдалась. — Я ничего о таких не слышала!

— Не удивительно, честно говоря. Это легенда, подтвердить существование таких аномалий никто не смог, — Рэпид затянулся дымом слегка чуть больше, чем следовало, и закашлялся: — Кх-кх, ёп... Это курение меня, кх, в могилу сведет... О чем это, кх, я? — откашлявшись, он продолжил: — Существует легенда, что в короткий миг после Вспышки в Области может родиться сверхсильная аномалия. Эта аномалия, кроме собственных артефактов, может породить и ещё один — легендарное "Сердце Вспышки". Многие заявляли, что видели его, кто-то заявлял, что почти достал его — чуть-чуть не хватило! Но доказать само существование не то, что артефакта, но и аномалии не удалось еще никому. Целые группы Ликвидаторов искали их, но их супер-крутые детекторы Абстракции ничего не показали, — Рэпид достал планшет и глянул на время. — Вечереет. Дискорд, это плохо, нам нужно поспешить. Если тебе интересно — дорасскажу, как в лагерь вернемся.

Сделав еще одну затяжку, Рэпид сплюнул окурок на землю и затоптал его копытом, после чего, оглядевшись по сторонам, указал копытом в направлении военной части:

— Нам на запад. Где-то там, в районе тропки на Подстанцию, видели стаю бродячих собак, которых было бы неплохо отстрелять, а то не ровен час — припрутся в лагерь, и ничем хорошим это не кончится. Твой рассказ выявил серьезный пробел в твоих навыках, и, думаю, мне не нужно пояснять какой.

— Хм? — Окончательно успокоившись, единорожка поднялась на копыта, пытаясь понять, о чем конкретно говорил Рэпид.

— Да мля… Стрелять ты не умеешь, вот о чём я. В армии это проблема, здесь это верная смерть. Так что пора устранять и этот пробел в твоих знаниях. Кстати, а можно мне посмотреть на твой пистолет? — с этими словами Рэпид вдруг слегка отстранился от кобылки, стараясь держать дистанцию. — Только не направляй его на меня, очень тебя прошу.

Кристал удивилась, но аккуратно захватила пистолет магией и вытащила его из кобуры, направив ствол вверх. Рэпид, явно расслабившись, подошел ближе и, задержав на мгновение взгляд на пистолете, ткнул в него копытом: раздался тихий металлический щелчок. Единорожка удивленно посмотрела на Рэпида, который опять ткнул копытом в пистолет, кивком призывая Кристал посмотреть на эту часть оружия. Внизу, под металлической рамой с небольшой выемкой, с двух сторон от рукоятки располагались металлические пластины, похожие на какие-то ручки. Единорожка в недоумении посмотрела на наставника, который слегка стукнул себя копытом по морде:

— Предохранитель. Позволит тебе не выстрелить себе в копыто, или, чего хуже, кому-нибудь в тушку, если произойдет какая-нибудь хуйня: ну там концентрация собьется, решит какой-нибудь долбоеб напугать вооруженного пони, — кривая ухмылка возникла у него на морде. — Звучит смешно, а такие долбаебы здесь бывали.
— Бывали? То есть больше их нет?

— Ага. Они быстро кончились, — единорожка не поняла, была это шутка или же нет, но выражение морды наставника не изменилось: — Ну вот, собьется концентрация, и ты отправишь пулю в ебасосину этому мудаку. И, как бы, он, конечно, виноват и всё такое, но всё равно — лучше держи на предохранителе.

Внезапно он нахмурился:

— Я же правильно понимаю, что ты всё это время ходила с пистолетом, снятым с предохранителя?

— Получается, что так... — немного неуверенно кивнула единорожка.

— Мда, — Рэпид вздохнул и явно с трудом удержался от того, чтобы приложить копыто к морде. — Очень хочется посмотреть в глаза тому придурку, который дал тебе заряженный пистолет и не поставил его на предохранитель.

— Да он разряжен был, я его перед выходом зарядила, — виновато ответила единорожка.

— Надо было проверить это перед выходом, а я, идиот, из-за всей хуйни с Трейлом забыл, — Рэпид несколько раз моргнул, после чего пробурчал себе под нос: — Хм, видимо, ещё не все кончились... Так, ладно, хватит о грустном, — он поднял взгляд на единорожку и обычным голосом продолжил: — Сколько у тебя магазинов?

— Четыре, три в жилете и один в пистолете.

— Хм, я думал, ты спросишь, что такое “магазин”, — слегка удивленный, Рэпид всё же быстро взял себя в копыта, с интересом и толикой недоверия взглянув на свою подопечную.

— Не, что такое “магазин” я знаю. В детстве в тир с братом ходила, так он мне это всё рассказывал, — вздохнув, честно ответила кобылка, слегка замотав головой, отгоняя воспоминания: — Я, конечно, многое подзабыла, только помню, как стрелять и что в пистолет нужно заряжать эти самые магазины. В них заряжаются пули, там еще специальная машинка для этого была…

— Угу, только не пули, а патроны, — кивнув, подтвердил Рэпид. — Машинка такая и у меня есть в рюкзаке: не очень удобно, зато быстро. Относительно. Правда, я последний раз ей пользовался крайне давно — дробовику она не нужна, у него зарядка попатронная, в трубку. Так, теперь достань магазин из пистолета…

Кристал попыталась вытянуть магазин из пистолета, но что-то держало его внутри. Она собиралась уже спросить об этом жеребца, когда вспомнила, что в пистолетах есть специальная кнопка для этого: покрутив пистолет, она заметила её — небольшая, размером с таблетку, кнопка на рукоятке. Нажав её и вновь потянув за донышко магазина, Кристал без особых усилий достала его и с улыбкой показала Рэпиду.

— Хех, твой брат был бы хорошим сержантом по подготовке, — заржал Рэпид.

— Что?

— Да просто забавно, что стрелять из пистолета ты нихрена не умеешь, но вот как его перезаряжать — это ты помнишь отлично! — затем он задумался, и ухмыльнулся. — Хотя не, ты же про предохранитель забыла! Так и представляю, попадаешь ты в армию, на смотре достаешь винтовку и…

— Ой, да иди ты! — не выдержала и облегченно засмеялась единорожка.

Недавнее происшествие, казалось, было забыто, и Рэпид продолжил показывать кобылке как правильно обращаться с оружием: как заряжать патроны в магазин, как правильно держать магазин в разгрузке, как целиться. Земнопони явно не был полностью удовлетворен навыками Кристал, но всё же признал, что у неё есть все шансы: снайпером она не станет, но и стрелять в белый свет не будет, а в остальном — дело практики. Проверив свой дробовик и дав легкого подзатыльника единорожке, увидев, что она опять забыла поставить пистолет на предохранитель, жеребец вновь закрепил детектор на прикладе и ступил на небольшую тропинку между дворами, направляясь на запад.

26.10.1008, Деревня “Березка”, 18:51

Вечернее осеннее небо было всё таким же серым — разве что понемногу начало темнеть, явно указывая на необходимость заканчивать дела и возвращаться в лагерь. Полумрак проулка между дворами вынудил было Рэпида включить фонарик, но когда тот увидел, что Кристал сотворила простое заклинание света, наставник заворчал что-то про “выпендривающихся единорогов” и выключил его. Дорога была достаточно запутанной, и если бы земнопони не знал эти повороты, как свои четыре копыта, то напарники бы наверняка заплутали: карты местности не были настолько подробными. Впрочем, Кристал достаточно хорошо знала эти места — пожалуй, даже слишком хорошо, и от этого ей было не по себе. Не от самого наличия знания, но по намного более грустной причине, о которой она старалась не думать. Петляя между дворов парочка вышла на большую дорогу, опоясывающую деревню: здесь земнопони остановился и, повертев головой, заговорил:

— Почти пришли. Вон за тем холмом — наставник указал единорожке на небольшой холм на другой стороне дороги, поросший травой и редким кустарником, — В последний раз видели эту стаю, голов шесть-семь было точно.

— Стаю собак?

— Псевдособак. Мутировавших: у кого шерсть как иголки, у кого зубы такие что, кажется, ебальник могут откусить, у кого-то лапищи такие, что прыгают, блять, как из катапульты запущенные — в общем, разные есть. Я даже слышал о толстошкурых, которых хер пробьешь, и о сука быстрых — в которых хрен попадешь, — Рэпид сплюнул на землю и привел дробовик в боевое положение: — Пошли, время поджимает: уже вечереет, было бы неплохо до ночи вернуться в лагерь. Сейчас ты тихо, как маленькая мышка, идешь шаг в шаг за мной. Приготовь ствол, но с предохранителя пока не снимай.

Кристал кивнула и, вытащив пистолет, аккуратно пошла — практически заскользила — за наставником, стараясь не смотреть в противоположную сторону. Шаг за шагом они приближались к холму, удаляясь от деревни, и к моменту, когда Рэпид забрался на холм и лег на землю, Кристал практически гордилась собой, пройдя весь путь без единого звука. Легши на землю, единорожка подползла к наставнику и прошептала:

— Есть?

— Да, есть. Шестерых вижу, и вроде все просто крупные, так что нам крупно повезло, извини за каламбур, — таким же шепотом ответил ей наставник: — а сейчас, видишь вон ту, отставшую от стаи? — он указал копытом на одну из собак, сидевшую неподалеку от остальных.

— Вижу.

— Стреляй!
— Я? — опешила единорожка, ошеломленная приказом: — Может, лучше ты? У тебя лучше получится…

— Ну, тебе надо тренироваться. Да ты не переживай, я, если что, добавлю. Только целься в голову, помнишь, как я учил? — он посмотрел на дрожащую единорожку, всё ещё глядящую на собаку и сжимающую пистолет в телекинетической хватке, но так и не целящуюся: — Ну, чего ты ждешь? — он ткнул единорожку копытом, и увидев, как дернулась единорожка, порадовался, что пистолет всё еще был на предохранителе.

Как будто выйдя из транса, единорожка наконец опустила пистолет к глазам и попыталась прицелиться — пистолет завис в телекинетической хватке, однако сильно дрожал, и его ствол водило из стороны в сторону. Рэпид слышал, как единорожка делает глубокие вдохи, пытаясь сосредоточиться. Спустя примерно минуту попыток, Кристал опустила пистолет, и, пытаясь сдержать слёзы, произнесла лишь два слова:

— Не могу.

— Так, успокойся, — Рэпид, думая, что у Кристал просто не получается сосредоточиться на прицеливании, решил повторить свои наставления: — Сделай глубокий вдох, совмести мушку с целиком и с целью, нажми на спуск…

— Нет… Я… Я не могу… — чуть не всхлипнула Кристал.

— Прости, я не понимаю, о чем ты? — теперь Рэпид выглядел озадаченным, и с удивлением посмотрел на свою подопечную, — я же говорю…

— Выстрелить не могу…

Эти слова единорожка буквально промямлила себе под нос, так что жеребец едва расслышал. Поняв, в чем на самом деле была проблема Кристал, он вздохнул и сполз вниз по холму, копытом поманив единорожку за собой.

К чести Кристал, она смогла сдержать слёзы. Несколько негромких всхлипов — и единорожка, вытерев слезы рукавом костюма, виновато взглянула на Рэпида:

— Я не могу вот так… Эти собачки… Они же ни в чём не виноваты. Им просто не повезло, что они стали такими, это же не то же самое, что бандиты… У бандитов был выбор!

— Может быть, и был, — тихим спокойным голосом ответил земнопони.

Вздохнув, он потянулся за портсигаром, но бросив взгляд в сторону холма — в направлении стаи — вновь вздохнул и положил копыто на плечо своей ученице:

— Кристал. Эти собаки, конечно, не виноваты. И здесь ты абсолютно права. Но они опасны — для тебя, для меня, для всех тех новичков в лагере. Если бы я был уверен, что они никогда не придут к нам в деревню, я бы оставил их в покое. Но это — вынужденная мера.

— Но может, их можно как-то… — Кристал неуверенно повертела копытом в воздухе — как-то приручить? Прогнать? Или еще что-то такое?

— Нет.

— А кто-нибудь пробовал?

— Кристал, — Тон наставника оставался спокойным, но в нём проявились железные нотки абсолютной уверенности: — Как ты думаешь, почему я занимаюсь тем, чем занимаюсь? Почему я помогаю новичкам?

— Потому, что ты не хочешь, чтобы они погибли?

— Это одна из причин, да, но не самая главная. Была бы главная причина в этом, я бы нашел способ договориться с вояками и Ликвидаторами, или еще что-нибудь. Например, всё-таки бы нанял парочку Путеводителей: они бы и как учителя были лучше, и лагерю защита, и я бы сам отдохнуть мог. Нет, главная причина — в другом. Я мог бы попытаться сделать из них тренированную массу, карманную армию Ликвидаторов, внештатное подразделение армии. Но это не сработает, потому что каждый пони по-своему уникален. Каждый новичок, пришедший сюда, имеет свои загоны, и поэтому к каждому нужно найти свой подход.

— А как это связано с приручением собак?

— Очень просто: — тем же спокойным голосом продолжал наставник, — Когда новички идут со мной в рейд, у них происходит полный слом моральных печатей. Они становятся как кусок глины. И моя задача — вылепить из этого куска глины достойного пони, с правильными принципами и ориентирами.

Рэпид громко вздохнул:

— Я никогда не работаю с бывшими военными или бандитами. Они привыкли ко всякому дерьму, и им уже привиты вполне конкретные принципы и ориентиры. И если у бывших солдат эти принципы, в целом, те же — взаимовыручка, осторожность и прочее, то со всякими бандитами ситуация намного хуже: у этих крыша поехала давно и насовсем, поэтому я, как правило, просто шлю их с глаз подальше и дел с ними не имею. И, сука, эти уёбки живут долго и хорошо, как правило, а сталкеры, которым не чужды взаимовыручка и прочее, мрут как мухи.

— Я всё еще не понимаю, как это относится к стрельбе по собакам…

— Прости, отвлёкся. Потянуло меня на философию что-то… Это я всё к чему. Эти собаки — уже взрослые особи, выросшие в условиях вражды и борьбы за жизнь. Они обучены нападать на пони. У них в голове сформировалась четкая система рефлексов, и рефлексы эти ничуть не похожи на таковые у домашних собак. Так что когда я говорю, что этих собак нельзя приручить — это значит, что их нельзя приручить. Так что давай поднимайся на холм и помоги мне устранить эту угрозу.

С этими словами Рэпид вновь поднялся на холм, в то время как единорожка осталась на месте, пораженная его крайними словами: устранить угрозу. Поразили не сами слова — как-никак, за этот день Кристал услышала от него и более шокирующие вещи, поэтому такое циничное заявление не вызвало у неё особого удивления. Кобылка была поражена тем… что он был прав. Неожиданно для себя она поняла: Рэпид абсолютно прав. Эти собаки — угроза для них, и для всех тех пони в лагере. Действия жеребца не были продиктованы жестокостью или кровожадностью, нет — они были продиктованы таким новым, чужим и неприятным для пони явлением, как борьба за выживание. Единорожка на мгновение представила всё, о чем рассказал ей наставник, с нарастающим внутренним ужасом осознавая, что чем больше она задумывается об этом, тем более правильными ей кажутся его поступки. Она вспомнила про убийство бандитов: если сразу ей показалось, что это просто жестокость или месть, то сейчас она впервые задумалась о том, за что те два урода убивали пони. Она подумала про ту пощечину: то, что казалось ей яростью, было сродни тому, как родители наказывают детей: через боль. Она совершила большую глупость в своём порыве благодарности, и Рэпид явно дал ей понять, что это было неправильно: она поставила благодарность превыше выживания. И сейчас она должна помочь ему пристрелить мутировавших собак, потому что это необходимо. Потому, что иначе никак — таков залог выживания.

Выживание. Некогда забытое слово гулким эхом отдавалось в голове единорожки, когда та наконец-то осознала, насколько ужасно место, где она оказалась: на место правосудию, благодарности и доброте пришло выживание, отравляя эти понятия и переворачивая их. На место правосудию пришло право сильного и принцип “Убей или умри”. На место благодарности пришло чувство взаимовыгоды и стремления к наживе — ведь только так можно выжить: забрав у другого то, что нужно тебе, отдав взамен то, что тебе не нужно, выполнив какую-то работу… или просто всадив пулю в затылок. На место доброте пришел холодный расчет и хладнокровие: есть лишь ты и твои товарищи — и только к ним можно проявлять сочувствие и сострадание, ведь они прикрывают тебе спину. Их выживание — твоё выживание, а остальные не имеют значения. Таков закон этого ужасного места — и Кристал придется или принять его… или умереть, как тринадцать тысяч пони два года назад.

Кристал зажмурила глаза, отгоняя слёзы, и прошептав короткое “Селестия, помоги мне!” вползла на холм вслед за Рэпидом, только чтобы осознать, что он все эти секунды наблюдал за ней. Кивнув единорожке, он отвернулся и прошептал:

— Надеюсь, ты наконец поняла, что на кону. Здесь дело не в деньгах или артефактах, не в славе или доблести. Здесь на кону твоя жизнь. Так что если ты хочешь выжить здесь — тебе придется научиться выживать.

Кристал ничего не ответила и не удостоила наставника взглядом. Сделав глубокий вздох и, сняв пистолет с предохранителя, вновь подняла его на уровень глаз. Совместив мушку и целик, она сконцентрировалась, стараясь удержать пистолет в ровном положении, после чего навела мушку на голову собаки, всё еще сидевшей отдельно от стаи. Да, эта собака была ни в чём не виновата — она просто подчинялась тому же инстинкту выживания, что и Рэпид, те бандиты и другие сталкеры. Она не хотела этого. Она не просила об этом. Она лишь приспособилась к изменившимся обстоятельствам: к этой неприветливой аномальной зоне, где нет любящих родителей, нет добрых врачей, доблестных полицейских и отважных спасателей, нет сильной армии, где один верный друг — это уже большая ценность. Где нет чувства безопасности и защищенности, где нет любви и доброты. Единорожка находилась в Области 77-Б — и единственным, что имело здесь значение, было выживание.

Вечернюю тишину Области 77-Б пронзил хлесткий выстрел из пистолета сорок пятого калибра.


100 советов по выживанию в Области Совет №4

Хотя большинство сталкеров и относятся с подозрением к любому встречному, большинство из них будут не против поделиться полезной информацией за небольшую плату или даже просто так. Однако не пытайтесь подружиться с первым встречным — большинство сталкеров, конечно, порядочные, но и подонков хватает, так что будьте готовы.