Скука

Щелчок там, щелчок тут - простая арифметика случайного порядка, называемого со всей серьёзностью - Хаосом. И неважно, что за этой великой субстанцией кроется лишь озорство и шалость. Ведь шалость дурашливого божка гораздо приятней, чем больная скука всемогущего духа. По крайней мере, ему самому так это казалось.

Дискорд

Ломка

Учение — свет. Знание — сила. Беда пришла откуда не ждали.// Комментарий переводчика: Короткий фанфик, но какая экспрессия!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Гармоничный день

Обычный день обычно существующего в вездесущей гармонии существа...

Дискорд

Мои маленькие принцессы: Королева Коробкии и ужасная Драпони

Вероломное нападение на жителей маленькой, но гордой страны Коробкии! Ужасная драпони Селестия кружит над городом в поисках печенья сокровищ. Только бесстрашная королева Луна и стойкие защитники государства, вооружённые смертельно точными подушко-катапультами смогут остановить вторжение!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сверхновая

Подходит к концу победный марш Селестии, что объединяет племена и народы, несёт мир и гармонию. Единственный город, отказавшийся входить в лоно Эквестрии — легендарный Сталлионград. Гордые сталлионградцы отказались иметь дело с Селестией. Может быть, делегаты всех трёх народов Эквестрии изменят их мнение?

Принцесса Селестия

Fallout: Equestria. Оperation:"TIME PARADOX"

1. О путешествиях одного единорога на эквестрианской пустоши и о том что он там нашёл помимо разрушений и рейдеров.2. О путешествиях и жизни возрождённого.

Другие пони

Флиттер

Чейнджлинг, проживший рядом с эквестрийской кобылой большую часть своей жизни, оказывается в самом центре вторжения королевы Кризалис в Кантерлот. Он понятия не имеет, кто она такая, и что надо ее улью, ему просто хочется остаться там, где он есть, и, что важнее, тем, кто он есть. Но заклинание, которое завершило вторжение, чейнджлингов не различает. Маскировка безвозвратно разрушена, и вся Эквестрия охотится на ему подобных. Однако он изо всех сил пытается сохранить свою семью и найти место в мире.

Другие пони Чейнджлинги

Оттенки красного

По ту сторону океана от Эквестрии существует военная сверхдержава СРП-Союз Республик Пони в котором прявит диктатура пролетариата. В результате "холодной"войны с СШЗК-Соединенными Штатами Западного Континента на территорию СРП была сброшена природная бомба-оружие массового поражения уничтожающее все законы природы в радиусе поражения Главный герой-Макс Сено-бывший пилот бомбардировщика а сейчас-ходок за драгоценными камнями на территории взрыва природной бомбы. В один прекрасный день Партия вновь зовет своего солдата служить во имя процветания СРП и построения Светлого Будущего для всех пони планеты

Другие пони

Выходной Принцессы Селестии

Сборник стихов разных лет о пони и для пони. Продолжение появляется, как только автор посчитает свой очередной стишок достойным включения в данный сборник.

Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Человеки

Сквозь огонь

Твайлайт Спаркл очень давно влюблена в принцессу Селестию. Наконец решившись, по совету самой же Селестии, признаться в своих чувствах, Твайлайт обнаруживает секрет, который Селестия хранила сотни лет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Автор рисунка: aJVL

Добро должно быть с кулаками

Глава 1

…Но здесь мир начинается иной:
Вот она, дверь!
И волны несут тебя в небеса,
К сиянию звёзд по кромке льда,
Разорвана нить, воскресла душа твоя!
Чёрный Кузнец – Твой Путь.

Реинкарнация.

Колесо Сансары, круг перерождений, и что-то ещё – как ни крути, а люди в это верили, причём некоторые верят и сейчас, что особенно любопытно, учитывая моё текущее положение...

– Ochen interesno...

Простые слова, сами собою слетевшие с языка, прозвучали скрипуче и чужеродно, словно были древним наречием, предназначенным для призыва демонов, а не родной русской речью.

– Очень интересно, – повторила я уже на языке местных жителей, к числу которых, с некоторых пор, и принадлежала.

К слову, обо мне. Первые мои воспоминания относятся к двухлетнему возрасту и весьма расплывчаты, но две вещи запомнились хорошо – противоестественная боязнь зеркал и нежелание смотреть вниз, на собственное тело, словно некий благодетельный инстинкт подсказывал, что добром это не кончится...

О, я прекрасно помню, как впервые увидела своё отражение, и как долго не могла смириться, что чуждое всей логике и человеческим знаниям существо в зеркале – я сама!

Огромные глаза, занимающие большую часть морды.

Короткая фиолетовая шёрстка.

Четыре мягкие лапки без пальцев или когтей.

Витой рог на лбу!

И, о ужас – точно такая же тварь стояла у меня за спиной! Она раскрыла наполненный белоснежными зубами рот, и...

– Т̵͍̘̫͐͆͝В̴̢̫̾͐̕͜А̴͔͚͎̔̐̕Й̵͙̪͇̀̓͝Л̵͖̻̿͑̕А̴̻͖͎̀͘͝Й̴̦̘͚̒͊͝Т̴̻̺̫̓̓͝ !

Отвратительное сочетание звуков отправило меня в спасительный обморок...

Через несколько лет эти воспоминания вызывали только смущённый смех, но в тот момент лишь недавно сформировавшийся мозг уцепился за единственную имеющуюся информацию и сделал ошибочные выводы.

Дело в том, что с самого детства я помнила прошлую жизнь. Та «я» была человеком – существом из странного, порою даже пугающего, мира, и эти воспоминания долгое время были единственным, чем я руководствовалась. В конце концов, опыт ребенка по сравнению с опытом взрослого ничтожен, и годовалая я это осознавала, назначив человеческим воспоминаниям, так сказать, более высокий приоритет...

К сожалению, это сыграло со мной злую шутку, ведь человеком я больше не была. Мой новый вид, если переводить буквально, назывался «пони», но не позволяйте этому имени обмануть вас! Там, в прошлой жизни, я видела пони – маленьких, милых созданий, забавно фыркающих и дергающих ушами. Эти «пони» выглядели и вели себя совершенно иначе!

Взять хотя бы то, что они обладали разумом – впрочем, это очевидно и так. В конце концов, на фоне прочего разумность существ без хватательных конечностей попросту не выдерживала конкуренции…

Из разумности вытекало наличие культуры и цивилизации, и с этим у них тоже было всё в порядке – города, письменность, специализация... Последнее, к слову, обеспечивалось механизмом так называемых «кьютимарок», решительно непонятных моей человеческой логике.

Если вкратце, то у каждой пони на бедре имелся особый рисунок, символизирующий её талант и призвание, причём появлялись они сами по себе в детском или, реже, в подростковом возрасте. Да-да, вот так просто – стоило ребенку найти своё любимое дело, как р-раз – и готово. Вспышка – и значок, причём не какая-то там аморфная «родинка в форме звезды», а подробная, цветная картинка!

Не буду рассказывать, какие ужасы я напридумывала про них в детстве – скажу только, что клеймение магическим железом там шло сразу после рабства и роевого интеллекта, а влияние на личность варьировалось от лёгкого внушения до полноценного безумия и ломания характера в угоду специализации...

Стоит ли добавлять, что реальность оказалась куда скучнее, и ничего на них не влияло и совсем не вредило?..

Тем не менее, кьютимарки однозначно делали пони лучше в своей области и воспринимались ими как нечто полезное и необходимое, а те, кто значка не имел, считались как бы не совсем взрослыми.

Что же касается внешности и внутреннего строения, то и в этом отношении пони умудрились отличиться.

Было их три подвида – простые, «земные» пони, сильные как пятитонный тягач и умеющие влиять на рост растений, крылатые «пегасы» – летающие и быстрые, как реактивный истребитель, ну и рогатые «единороги», к числу которых относилась и я, и которые владели некой «магией» – рога их начинали светиться, после чего происходили некие явления, выходящие за рамки разумного. Тяжёлый рояль взлетал, словно пёрышко, тарелки сами ныряли в шкаф, игрушки – в ящик, и многое, многое другое, для описания чего не хватит никаких слов!

Фразы, которые они произносили при левитации рояля, я даже запомнила и тайком повторила в надежде поднять хотя бы подушку. Звучало оно так:

– Ух, с-сено, тяжело-то как! Йа! Селес-стия!

Последние слова повторялись в разных комбинациях, и я решила, что Селестия – имя одного из их нечестивых богов, или сила, к которой обращаются колдуны, а «Йа», похожее на лошадиное ржание, означает объект приложения силы.

Сработало – в какой-то момент я ощутила, будто обнимаю подушку третьей рукой, ну и поднажала, стараясь выговаривать заклинание как можно громче и отчетливее.

Позже этот случай станет семейной легендой, которую мама, папа и брат будут рассказывать всем за чашкой чая – ещё бы, эдакая милашка с пушистыми щёчками ругается как портовый грузчик и тащит маленькую подушечку. Очень смешно...

Однако именно этот случай заставил меня взглянуть на жизнь по-новому, и увидеть чудеса там, где другие видели обыденность. Мне-то было с чем сравнивать – люди магии не знали, но втайне её хотели. Обилие псевдо-документальных фильмов и сериалов на конспирологическую тематику это доказывало.

Я-человек небезосновательно считал, что в любой технике можно разобраться, прочитав инструкцию, и, погрузившись в его воспоминания, я рассудила, что он был прав и пора начинать искать учебники. Это ведь тоже самое, верно?..

Найти их было несложно – я подошла к шкафу, вытянула невидимый захват, «ЙА, Селестия», и всё – детская раскраска в лапках. И не спрашивайте, как эти лапки работают, без пальцев или, на худой конец, щупалец.

Вернув ненужную раскраску на место, я тем же путем перебрала верхнюю полку, пока не нашла потрёпанный учебник для самых маленьких единорогов – нечто вроде азбуки.

Вот после этого моя жизнь кардинально изменилась – и вместе с ней жизнь всего нашего квартала.

Я вычитала там методы тренировок и пару трюков – простых, даже примитивных, но, несомненно, магических – и начала их отрабатывать, а родители, будучи сами единорогами, не могли нарадоваться моему «таланту», щедро снабжая литературой.

Единственный, кто не радовался – старший брат, которому книжка и принадлежала изначально. Дело в том, что он поступал в некое подобие кадетского корпуса, и больше не мог за мною присматривать – а оставлять «такую малышку» одну было совсем нельзя.

В качестве доказательства он ткнул в оплавленную дыру на потолке, возникшую после неудачного заклинания, и красноречиво буравил взглядом обоих родителей.

Здесь стоит пояснить, что семья моя состоит из четырех поней – серая Твайлайт Вельвет, она же «мама», сине-голубой Найт Лайт, он же «папа», и белоснежно-белый Шайнинг Армор, он же просто «братик». Сколько я из него кровушки выпила – то словами не описать, потому что взрослые, жуть-то какая, работают свои законные семь с чем-то часов, а малышке с архивом человеческих знаний очень хочется знать, почему пегасы летают, и что за птицы в фонтане плавают...

К его чести, на каждое мое «почему» у него находился ответ, а факт питья крови был установлен только благодаря его завываниям:

– Может, лучше в прятки?..

– Неть! Расскажи лучше, как зачаровать кристалл Дэнс Электрик под бином Сноу Даймонд!

Это, если что, две магические системы, названные по именам изобретателей.

– Ва-а-а!

Но вернёмся к моей проблеме – братик убедил маму и папу, что одну меня оставлять нельзя, и на этом они вопрос отложили, отчего я расслабилась... Как оказалось – зря.

Потому что на следующий день они привели мне няню!

И вот смотрела я на это розовое пушистое недоразумение лет пятнадцати от роду, если на наши годы, которое от волнения слюну глотало, и думала – мне сразу утопиться, или обождать до завтра?

Потому что привели мне цельного аликорна – эдакую супер-пони, с крыльями, рогом, и богатырской силой одновременно. Всего таких в стране... Ну, полагаю, теперь две – первая-то в замке, утверждает, будто правит тысячу с чем-то лет и поднимает солнце и луну – словом, изображает бога-императора, а вторая вот – передо мной мнётся...

Честно говоря, я тогда сильно струхнула – согласитесь, довольно странно, что редчайший подвид отправят работать именно к невезучей пони, которая помнит прошлую жизнь!

Испугаться-то я испугалась, но лицо удержала – эмоции никогда не показывала, ведь человеческие выражения на мордочке пони смотрелись бы как жуткие гримасы. Сами-то они и ушами шевелили в такт словам, и фыркали, и хрюкали, и чего только не вытворяли, но я так и не научилась нормально различать эти их пантомимы – в этом отношении человеческий опыт забивал всё остальное, и приходилось едва ли не сверяться с рисунками.

«Но как себя вести?» – напряжённо размышляла я тогда, – «не похожа она на правительственного агента... Или притворяется? Хочет завербовать? Втереться в доверие и выведать секреты иной цивилизации?»

В итоге я пришла к выводу и решению – во-первых, неважно, известно им о моей ситуации, или они только подозревают – нет, хотели бы убить – сделали бы это давно и по-другому, так что однозначно – завербовать.

Во-вторых, наиболее беспроигрышной стратегией будет показать готовность к сотрудничеству, при этом намекнув на отсутствие каких-либо технических сведений. Ну не знала я, как сделать компьютер или хотя бы радио с нуля, хоть ты тресни!

– Думаю, мы поладим, – подала голос я к вящему восторгу присутствующих.

– Д-да, – наконец справилась с голосом пони, – думаю, мы поладим.

После этого матушка отправилась показывать кухню и чем меня кормить, отец ускакал работать, а брат – учиться...

Испытание откладывалось до завтра.


– Ochen interesno, – усмехнулась я, захлопывая учебник по прикладной магии превращений.

Сейчас, анализируя произошедшие события и последующие за ними приключения и успехи, я видела многие другие пути и возможность выбора там, где, казалось, выбирать не из чего, но что было – то прошло...

Однако осмысление и подробный разбор произошедшего позволяет взглянуть на уже новые вызовы с другой стороны, а это само по себе преимущество.

Передо мной же за прошедшее время этих вызовов было – хоть отбавляй! Одна Селестия чего стоит!

Но мой рассказ о себе будет не полным, если не упомянуть те вехи, которые повлияли на становление моего характера и привычек в том виде, в каком они есть сегодня.

Начну, пожалуй, с Кейденс – пони, которая повлияла на меня больше всего, и наградила такой неслабой паранойей, что даже братик однажды покрутил у виска... Впрочем, паранойя эта распространялась на одну конкретную сферу и заключалась в ведении ежедневных записей... Но обо всём по порядку.

Тогда Кейденс еще не была той богиней красоты, в каковую она вымахала сейчас, а была обычной поней, которая заплетала гриву в хвостик и завязывала его маленьким синим бантиком.

Постараюсь вспомнить день нашего знакомства и свои мысли в этот момент как можно подробнее, а недостающие детали заполнить из полученных позднее воспоминаний других участников тех событий.

Итак, первый день с Кейденс...


Проснулась я от стука молотков и скрипа шифера – нанятые заранее пони-рабочие заделывали крышу.

Спрыгнув с кровати и протерев глаза лапкой, я зажгла рог и начала ежедневное упражнение телекинеза – сначала подняла весь хлам в воздух, а затем начала расставлять его по местам. Учебники – на стол, чернильницу – туда же, обёртку от бутерброда – в мусорное ведро, а само ведро – под стол... Вскоре вещевой вихрь растворился, а с ним исчез и беспорядок.

Раздвинув шторы – на этот раз лапками – я вытащила записную книжку и взяла в зубы карандаш.

«Заклинание Дробления Камня» – вывела я, – «недаром предназначалось для горнопроходческих работ. Бетонные плиты, составляющие наш потолок, успешно раздробились вместе с крышей. Перехожу к ремонтным чарам из» – остановившись на секунду, я сверилась с обложкой, – «из сборника заклинаний «восстановление и ремонт своими рогами»

За испорченный потолок немного грызла совесть – он, всё-таки, стоит денег, а они не бесконечные...

– Доброе утро, Твайлайт, – заглянула ко мне Кейденс.

Так-так, а вот и правительственный агент... А голос-то у неё такой мягкий, неуверенный – ну прямо подросток! Верю, однозначно верю!

Где-то внутри поднялась робкая надежда, что всё это действительно совпадение, и она совсем не шпиён, но эту мысль я быстро отбросила – слишком удачно для простой случайности!

– Доброе утро, Кейденс, – вежливо кивнула я.

– З-завтрак готов, – запнулась она, – пойдём кушать?

– Да, – спокойно ответила я, легко прошмыгнув мимо переминающейся с ноги на ногу горе-няни.

Опустим подробности об умывании, причёсывании и чистке зубов – скажу только, что делала я всё это, в качестве тренировки, исключительно телекинезом, Кейденс норовила заплести мне косичку, а я всё ждала, когда она начнёт меня вербовать.

Но никаких намеков или агитации не последовало, что странно. То есть, Селестия – это же классический добрый дедушка Дамблдор, а Кейденс – Хагрид, призванный провести ненавязчивую обработку неокрепшего сознания. Кто в этой аналогии я, думаю, и говорить не стоит.

Тут-то у меня в голове и щёлкнуло – ну точно же! У меня же в памяти целая база данных по всяким магическим интригам и Дамбигадам! Я-человек любил такие истории, в которых, знаете ли, его соплеменник случайно попадал в известный ему мир. Вроде как фантастический рассказ вдруг стал реальностью, главный герой туда попал и как-то выживает, пользуясь знанием сюжета.

Я ещё одно время думала, что тоже являюсь таким «попаданцем», но отбросила эту мысль – герои тех произведений ощущали себя собой, как бы это не звучало, а я ощущаю себя, все-таки, поней, да и сюжетов с этими существами не припомню...

Но зацепка интересная – что, если у некоторой части людей есть способность перерождаться после смерти? Это бы объяснило такое количество историй с попаданцами – они просто вернулись и захотели поделиться своими приключениями, а чтобы не возникло проблем (напомню, магии у людей нет), выдали их за вымысел!

Тема эта, конечно, интересная, но молчание затягивалось, и пушистая няня снова начала нервничать. Похоже, она действительно принадлежит к типажу Хагридов – простодушная, искренне уважающая свою вариацию Дамбигада, и должная стать объекту старшим товарищем и другом.

– А что, – нарушила тишину я, – правда, будто аликорнов всего двое на всю Эквестрию?

– Д-д-д-а, – дёрнулась она, стуча зубами, – Селестия, и вот я...

И опустила мордочку.

Как бы её разговорить?..

– А ты знаешь Селестию?

Притворятся или актёрствовать не хотелось – раскусят мигом, а этот вопрос интересовал меня по-настоящему.

– Тётушку? – оживилась Кейденс. – Разумеется! Она взяла меня под свою опеку и до сих пор дает наставления! Она очень мудра и по-настоящему хорошая принцесса!

Да, точно Хагрид.

Что это значит для меня? Ну, обычно Дамбигад хотел вырастить из главного героя пешку, а герой, стало быть, преодолевал его козни, становился сильнее и всех побеждал, иногда в процессе собирая табун... Тьфу, гарем! Так вот, со мной явно не тот вариант – мне и знания дают на блюдечке, и семья хорошая, да и в целом условия Избранности не выполняются.

Значит, все-таки боевая единица или учёный. Скорее всего, второе – я бы на её месте ухватилась за технологию другого мира всеми лапками, и вот тут возникает первая закавыка – хоть меня убей, а построить ядерный реактор или компьютер не смогу.

Вопрос – что они сделают, когда узнают о моей, скажем прямо, бесполезности? Убьют, чтобы не досталась врагам? Нет, вряд ли – на её месте я бы не стала разбрасываться ресурсами без веской причины. Думаю, эта Кейденс должна без особых затрат обеспечить так называемую «эмоциональную привязку» и внушить фанатичную веру в Селестию, а дальше меня отпустят в свободное плавание. Изобрету что-то – хорошо, а нет, так и не жалко.

Логично? Логично.

Дожевав бутерброд с сеном и залпом выпив чай, я уставилась на няню, стараясь выглядеть как можно дружелюбнее – уши прямые и такая, знаете, открытая полу-улыбка на мордочке.

Аликорна отчего-то подавилась печеньем.

– Воды? – предложила я, сохраняя прежнее выражение.

– Нет, спасибо, я в порядке! – откашлявшись, отказалась она. – А что... Что ты обычно делаешь по утрам?

– Читаю инструкции к новым заклинаниям, – честно ответила я, не понимая, к чему она клонит.

– А потом?

– Потом я их отрабатываю...

– Отлично! – внезапно обрадовалась она. – Я знаю прекрасное место в городском парке, там нам никто не помешает... э-э-э... отрабатывать заклинания!

– Ты уверена? – подавила я желание приподнять брови. – Другим посетителям это может не понравиться...

– Чепуха! – отмахнулась она. – Если что-то пойдёт не так, я помогу!

Ну-ну, Кейденс, ври больше – брат, вон, тоже пытался помочь, а в итоге укрылся под защитным куполом и дрожал, прикрывая голову. Но даже это не спасло его от моих вышедших из-под контроля расчесывающих чар – так и ходили потом оба, причёсанные, и с косичками. В тот день вообще многие осознали, что косы – это не так уж и плохо...

Мои вялые протесты она отмела аргументом – мол, мама попросила отвести меня на прогулку.

Ну, мама – это серьёзно, пришлось согласиться. Перекинув через спину седельные сумки, Кейденс телекинезом опустила туда салфетки, какие-то лекарства и мази, пластыри, и много чего ещё, словно в парке нас поджидали по меньшей мере непроходимые джунгли.

Тем не менее, такой ответственный подход к делу я уважала – пусть меня и коробило от подобного отношения. Увы, как ни старайся, а возраст даёт о себе знать, что я, благодаря памяти прошлой жизни, осознавала и потому избежала многих ошибок маленьких жеребят.

Но это ерунда – сборы скоро закончились, и мы выдвинулись в парк...