О призрачных принцессах и простуженных единорогах

Ничем не примечательный визит к призрачной принцессе в библиотеку Понивилля омрачён тем фактом, что Рэрити немножко (вернее, не так уж и немножко) простудилась.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Клубок Спаркл

Началось с того, что Твайлайт Спаркл втянулась в изучение специфического вида магии. А выбраться назад оказалось намного сложнее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Черный пони

Восстание, призванное свергнуть Сомбру, потерпело неудачу. Все его участники были схвачены, и теперь их ожидает страшная участь...

ОС - пони Король Сомбра

Недостойная

Бывает, доброе слово всё исправит…

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Необычный день в Эквестрии

Вследствие взрыва обычный парень чудом попадает в мир, населённый пони. Будет ли там его ждать обычная жизнь? Или он вернётся обратно? А может от него будет зависеть вся Эквестрия?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Человеки

Принцесса Луна носит крабов

Возвращаясь с рыбалки, старик увидел весьма примечательное зрелище...

Принцесса Луна ОС - пони

Саботажники

Лира убеждена, что Берри Панч и Руби Пинч — суперзлодеи под прикрытием, и единорожка сделает всё возможное, чтобы раскрыть правду, пока не стало слишком поздно.

Лира Бон-Бон Другие пони Бэрри Пунш

Мои домашние пони

Говорят, пони чем-то похожи на кошек...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Человеки

Железный меч и красная роза 2: Тайна тёмного леса

После того, как Роза остановила падение Эквестрии, на этом страдания не закончились. Вечносвободный лес начинает расти на территорию Эквестрии, тем самым принося беды и не счастья их обитателей, но кто сможет остановить это безумие? Если главная спасительница умерла, а пони начали превращаться в камень, заходя на территорию "Тёмного леса"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз Дискорд Человеки

Слепая удача

Мир Гигаполисов. Можно сколько угодно бежать от взрослой жизни, теша себя надеждами, что кто-то другой будет принимать решения и сталкиваться с последствиями, но однажды мрачная реальность нагонит беглеца и разрушит с таким трудом выстроенную сказку. А уж если жизнь решила выдать тебе «черную метку», то остается уповать разве что на удачу…

Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Тропы вероятностей

Глава 21.5. А счастье — лишь краткая в ней остановка

То, чего никто не ждал, никто не просил, и что никому не нужно...

В комнату зашла одинокая кобыла. Это была Меринетт. На ней уже не было доспехов, ничего не было. Ну, допустим, ладно, чего такого? Но зачем она закрыла дверь на замок? Что-то случилось?

— Эй, Меринетт? Что-то не так? — спросил я.

Она молча подошла к кровати, на которой я лежал, сев на стул, на котором уже раньше сидела. Она на меня не смотрела. Её волосы были распущены, и глаза скрыты под чёлкой. Хм, а её волосы куда длиннее, чем мне казалось. Ей так даже больше идёт...

— Меринетт? — переспросил я.

Она же запрокинула голову, смахивая чёлку с лица. Одним из источников света в комнате была свеча на столе, которая секунду назад потухла от случайного сквозняка, и сейчас лицо Меринетт освещал только свет луны, пробивающийся сквозь окно. Я видел, как тяжело она дышит, я видел её томный взгляд, и как румянец покрывал её лицо. Я невольно сглотнул. В этот момент она выглядела даже через чур... Вызывающе. Мне нужен был ответ!

— Меринетт, что тебе нужно?!

— Ах... — раздался стон, — Дима... Это зелье... Зелье Зекоры... Оно уже не действует, и... Кажется, побочный эффект не совсем тот, о котором она говорила...

Чего? Не совсем тот? Так, стоп... Блять... Блять, что?! Да не может быть! Зекора что, специально это подстроила?! Что это за варево такое она мне дала?! Блядский полосатый монстр!!

— Так, Меринетт... Спокойно. Давай поговорим. Что с тобой? Как ты себя чувствуешь? И что я могу с этим сделать? Ну, в рамках приличия. Мне кажется, Зекора ввела нас в заблуждение...

Договорить она мне не дала:

— Нет, всё хорошо, правда...

Она даже слегка улыбнулась, продолжая на меня смотреть, но этот взгляд... Блять, лучше бы не смотрела! Она точно себя контролирует?

— В каком смысле?! Ты очевидно не в себе! Ты... Ты будто афродизиака хлебнула! — возражал я.

— Нет, всё в порядке, правда... Да, давай поговорим, хорошая идея. Я давно хотела...

Правда? Ну, надеюсь, что правда, и мне не придётся утром ни о чём жалеть. Я сейчас крайне беспомощен, и если вдруг она решит сделать со мной какие-то нехорошие вещи, то в моих силах будет только истошно звать на помощь... Ебаная зебра!

Меринетт подвинулась ко мне ещё ближе. Я буквально чувствовал её горячее дыхание. Она продолжила:

— Тогда, в нашей повозке... Мы обсуждали твой взгляд... То, как ты на меня смотрел... Но ты же мне врал, верно?

Холодный пот проступил у меня на лбу, но я не был уверен, что причиной тому было моё волнение. Кажется, это Руби очухалась, поняв, что происходит. Надо было с самого начала говорить правду! Меринетт, тем временем, продолжала:

— Дело же не только в инстинктах, правильно? Я тебе и правда нравлюсь... Ну, как кобыла, верно?

Что за бред? Конечно нет! Я и хотел ей это ответить, но... Блять, мой рот не открывался!! Руби, сука! Она опять меня контролировала! Я мог лишь растерянно смотреть на то, как копыта Меринетт опускаются на мою грудь, плавно сползая до живота... Даже через одеяло я чувствовал потоки энергии, струящиеся через её копыта по моему телу, и... Я был точно уверен, что это не моя честная реакция, но... У меня, блять, был стояк!

«Руби?! Остановись!!!»

Ответа не было. Я был уверен, она меня слышала! Но как же упорно игнорировала!!!

Конечно, мой «шпиль» было видно сквозь всё бельё и одеяло. Это не осталось незамеченным Меринетт. Она довольно прищурилась, смотря на него:

— Конечно... Я была права... Я тебе нравлюсь.

Её копыто, наконец, коснулось моего члена, и даже через всю эту ткань, я почувствовал то, чего точно никогда не чувствовал... Эта всё ваша магия! Что за ебанутое ощущение?! Такое странное, но в то же время реально приятное... Я столько всего хотел сказать, но изо рта вырывались лишь какие-то нечленораздельные стоны. Руби всё ещё мне мешала. Она явно наслаждалась процессом! А обо мне она подумать не хочет?! Меня буквально используют как инструмент для чьих-то плотских утех! Я ебучий страпон! Третий лишний! Меринетт снова заговорила:

— Ну, ты, наверное, и так уже давно понял... Ты мне тоже нравишься...

Она нагнулась ко мне ещё ближе, стягивая одеяло и оголяя моё тело. Очевидно, я был в одних лишь трусах. Многие участки тела до сих пор были перемотаны бинтами, но это не сильно мешало лицезреть мой торс и все его мышцы. Мне сказали, что многие из них были порваны, но... На первый взгляд так и не казалось. Пусть они и болели при малейшем напряжении, но выглядели вполне неплохо. Настолько неплохо, что даже смогли на какое-то время приковать к себе взгляд возбуждённой кобылы:

— Ты такой сильный... Аахх... Как бы я хотела, чтобы ты взял меня силой... Придавил своим телом, напирал как зверь... — она мечтательно вздохнула, облизываясь, — но я всё понимаю. Ты сейчас беспомощен... И, так уж и быть... Я сама обслужу тебя. Ты это заслужил...

«Нет, нет, и ещё раз нет!!! Остановите это безумие!!! Мы едва знакомы!!! Кто-нибудь!!! Помогите!!! Насилуют!!!»

Но конечно, меня никто не слышал. Кроме, разве что, Руби. И вдруг, она соизволила мне ответить:

«Ну разве это не приятно, Дима?»

«Это ненормально!!! Мы не должны этого делать!!! Я же себя уважать перестану!!!»

«Почему же? Тебя всё ещё напрягает, что она пони, а ты человек? Настолько велика разница? Ну разве она не милая? Разве она лишена привлекательности? Ты считаешь это зоофилией? Но разве она — животное?»

Мои глаза смотрели прямо на Меринетт. Она окончательно стянула с меня одеяло, после чего аккуратно легла прямо на мои ноги. Слегка больно. Но она явно старалась не причинять мне дискомфорта. А когда она ртом стала стягивать с меня трусы, я реально начал краснеть. Уже реально честно, от себя. Блять... Что со мной не так? На самом деле, я не мог категорично опровергнуть заявления Руби... В каком-то роде эти пони действительно были милыми. Привлекательными? Не знаю... Но то, что они умели в секс и интим, я убедился. Вполне наглядно. Как раз в тот момент, когда единорожка лизнула мой оголившийся член. Я вздрогнул.

— Мм... Солёный, как и ожидалось... Но мне это даже нравится...

Откуда... Откуда у неё такие навыки? Или это у них от природы? Её рот... Это просто невероятно! Секс с человеческой женщиной был у меня относительно давно, и, конечно, воспоминания несколько притупились, но я всё ещё чётко видел разницу! Почти ни одна женщина не могла без должной подготовки полностью засунуть в глотку член, но пони... У них, в целом, шея была несколько длиннее, и это, вероятно, стало причиной отсутствия рвотного рефлекса. Она начинала с аккуратных полизываний и посасываний, но уже через пару минут полностью заглатывала мой член, даже ни разу не поперхнувшись! И ощущения... Это... Слов нету. Да даже если бы были, я все равно ничего сказать не мог...

Но неожиданно мой рот таки открылся. Но говорила сейчас Руби:

— Ну... И как тебе человеческий член?

Меринетт медленно высовывала член из своей глотки, на несколько секунд задержав головку внутри рта. По ощущениям, она там внутри активно облизывала её языком. В конце концов, она освободила свой рот, ответив:

— Конечно, он несколько поменьше, чем у наших жеребцов, но... Но его форма такая... Такая аккуратная, такая приятная... Это... Это просто чудо... Он в меру твёрдый, в меру мягкий... И куда теплее... Я... Я чувствую его буквально всем своим естеством... Он идеально подходит для меня...

Тяжёлое дыхание. Полный похоти взгляд. Она подползала ко мне ближе. Мой член тёрся обо всё её тело. Я чувствовал тепло её кожи и приятный зуд от её шёрстки... Блять, чьи это мысли, мои или Руби? Я начинал теряться в этом удовольствии. Моё прежнее возмущение стало сходить на нет... Ну, а почему бы, в конце концов, не попробовать, да? Ведь рано или поздно пришлось бы?

«Верно, Дима. Правильно мыслишь. Слишком много плохого произошло за последние пару дней. Давай хотя бы немного расслабимся, и поможем расслабиться одной бедной кобылке, которая жаждет этого уже довольно давно...» — говорила Руби.

«Какие же пони, всё-таки, похотливые...»

Сейчас Меринетт сидела на мне как наездница. Я увидел то самое её место. Мокрая киска, об которую сейчас тёрся мой пульсирующий член, и пара сосочков чуть выше. Нечто вроде вымя. Там почти не было шерсти... Возможно, кому-то это могло показаться отвратительным. Да и мне, наверное, чуть раньше, тоже, но сейчас... Сейчас у меня было совершенно иное мнение по поводу этого...

— У меня... У меня так давно никого не было, — начала Меринетт, — ох, когда ты в меня войдёшь, я просто не захочу тебя выпускать...

— Ну так вперёд... — произнесла Руби моим ртом.

После этого мои слегка ноющие руки поднялись, и ладони легли прямо на ягодицы Меринетт, если их можно было так назвать. Я слегка помял их. Довольно упругие, и в тоже время в меру мягкие... Меринетт снова простонала:

— Ааах... Да. Ты уже входишь во вкус... Меня это заводит ещё сильнее...

В конце концов, она медленно приподнялась. Мой член упёрся головкой прямо в её вход. Она начинала медленно опускаться на него. И когда в киску вошла головка, она прикусила губу, промычав от удовольствия, а я сделал мощный выдох. Ох... Это... Это отличается от Алисы. Прям разительно. В куда лучшую сторону...

На этом единорожка не остановилась. Она, слегка дрожа, опускалась ещё сильнее, буквально насаживаясь на мой член. Каждый вошедший сантиметр обеспечивал нас обоих огромным удовольствием... И почему я отказывался от этого? Это... Это, как минимум, крайне полезный опыт, да ещё и познавательный... Ну и очень приятный, само собой...

И когда две трети члена вошло, я не выдержал, и сам надавил руками на Меринетт, насадив её полностью. Она пискнула, запрокинув голову, и сжав меня внутри ещё сильнее, чем раньше. Я заговорил. На этот раз именно я. Останавливаться я уже не планировал. Сгорел сарай, гори и хата:

— Ну что... Довольна? — спросил я игривым тоном.

Та, наконец, снова согнулась, демонстрируя мне своё лицо. Чёлка снова упала на лоб, закрывая один глаз. Второй был чуть прищурен, а рот скривился в похотливой ухмылке:

— Заполни меня, Дима!

И тут она начала двигать. Аккуратными, нежными, возвратно-поступательными движениями. Несмотря на то, что ей реально оторвало башку из-за похоти, она всё ещё отдавала себе отчёт в том, что я был ранен, и со мной надо быть поласковей. Я ценил это. И потому решил простимулировать её ещё больше. Мои ладони переместились с её ягодиц прямо на её соски. Пальцами было довольно удобно их массировать. Вряд ли такое могли сделать местные жеребцы своими копытами. Я надеялся, что эта зона была не менее эрогенной... И не прогадал. Стоны Меринетт усилились, и она всячески показывала, что ей это нравится. Безумно нравиться...

А ведь нравилось и мне! Мой член был готов лопнуть от напора крови, который к нему нахлынул. А Меринетт же, в ответ на это, наоборот, сжималась внутри ещё сильнее. И слегка больно, и приятно... Вместе — безумное сочетание...

Спустя пять минут Меринетт прильнула ко мне, начав покусывать и меня. Как мои соски, так и просто кожу. Конечно, было больновато. Но удовольствие с лихвой это всё нивелировало. Я был близок к оргазму... И я видел довольно существенный плюс в том, что мы разного вида. Она уж точно не залетит. Значит можно не сдерживаться!

— Д-дима... Я... Аахх... Я почти... — говорила она сквозь всхлипы и стоны.

— Да... Я тоже...

Игнорируя мышечную боль, я сам начал слегка двигать тазом, засаживая член на максимально возможную глубину... Если мне внутри было так узко, то какого обычным жеребцам, раз у них, по её словам, член даже больше? Фух... Ну пони... Ну дают...

Спустя всего минуту наступила кульминация. Стиснув зубы, я спускал накопившееся за долгое время семя глубоко в Меринетт. Такое чувство, будто я спускаю сперму литрами... Я никак не мог остановиться. Меринетт без остановки стонала с каждой новой порцией влитого в неё семени:

— Уах...аахх... Ох... Святая... Селестия... Такая горячая... Я плавлюсь... Изнутри... Мфхах!!

Кажется, она кончала вместе со мной. Причём, не единожды. Я чувствовал нарастающую влагу внизу... Наше совместное оргазмирование продолжалось целую минуту. Мне кажется, я заполнил её до отказа, ведь уже начало вытекать наружу, а я ещё даже член не вытащил!

Но что самое главное, слышал я не только стоны Меринетт. Я прислушался к голосу в своей голове. И услышал оттуда не менее развратные звуки:

«Ньях...аах... Господи... Д-дима... Эта... Эта твоя... Штука... Просто нечто... Мфх...»

Это я, получается, так или иначе, удовлетворил сразу двоих? Своеобразный тройничок...

Меринетт, наконец, стала слезать с меня. Она делала это медленно, так как и она, и я, после оргазма были супер чувствительными. Когда, наконец, мой член оказался снаружи, единорожка издала последний стон и свалилась на кровати прямо побок от меня. Мы оба очень часто дышали. После того как возбуждение стало отступать, я, конечно, начал задумываться о правильности своего поступка, но... Но я не так что бы сильно жалел. И тому подтверждением мне стали слова слегка хихикающей Меринетт:

— Ну что... Понравилось?

И после этого, я, наконец, понял, в чём тут дело... Слишком быстро она пришла в себя...

— Зелье Зекоры, да? — спросил я с нескрываемым сарказмом.

Та же, ничего не скрывая, рассмеялась, прижимаясь ко мне ближе:

— Никогда жеребцы первого шага не сделают... И ты, кажется, не исключение... Прости, я не удержалась... Хороший был повод безнаказанно провести с тобой ночь...

— Скажи... Что ты во мне нашла? Ты действительно меня любишь? С чего вдруг? Мы почти друг друга не знаем, на самом то деле... Мне вообще казалась дикостью сама идея секса с пони... Я же человек. Понимаешь?

Я думал, что она обидится, но в ответ услышал лишь смешок и простое объяснение:

— В любви как на войне, Дима. Вот что означает моя кьютимарка. Ты у меня не первый, и никто раньше не отвечал мне взаимностью. Но разве это повод останавливаться? Я просто... Просто почувствовала в тебе что-то... Что-то особенное! Я не могу это объяснить. Можешь считать это зовом сердца...

— Ага... Вот эта ваша «магия любви»?

Она лишь пожала плечами... Да уж. В любви как на войне? Удивительно... Не повезло ей, конечно, по жизни... Но я почему-то просто не мог взять и лишить её шанса на успех, и потому ответил:

— Ну, чтобы завоевать мою любовь, тебе придётся постараться. Одного секса будет мало...

Она наигранно удивлённо вздохнула, спрашивая:

— Ах... Неужто ты готов ко второму раунду?!

— Что? Я не...

Не успел я опомниться, как она снова сползла вниз. И снова я почувствовал своей кожей её язычок... И, как ни странно, мой член вновь стал напрягаться, а чувство возбуждения нахлынуло с новой силой... Если это вызов, то я его принимаю...

«Селестия милостивая...» — услышал я стон Руби в своей голове

«Знаешь, что? Виновата сама. Теперь терпи»

И, ухмыльнувшись, я положил свою руку на голову Меринетт, аккуратно помогая ей орудовать своим ртом...

Ночь на этой планете была длинной, и воспользуюсь я этим в полной мере... Один раз живём!