Сёстры вечны

Сёстры были всегда. Сёстры будут всегда.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Радуга после дождя

Существует множество рассказов о том, как пегас лишается возможности летать. А что, если взглянуть на ситуацию немного с другой стороны...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Зекора

Афганистан экспресс: возвращение дьявола

Продолжение рассказа "Афганистан Экспресс" повествующее о секретной операции ЦРУ, в ходе которой люди устраивают повторное вторжение в Эквестрию

Твайлайт Спаркл Человеки

Слепая удача

Мир Гигаполисов. Можно сколько угодно бежать от взрослой жизни, теша себя надеждами, что кто-то другой будет принимать решения и сталкиваться с последствиями, но однажды мрачная реальность нагонит беглеца и разрушит с таким трудом выстроенную сказку. А уж если жизнь решила выдать тебе «черную метку», то остается уповать разве что на удачу…

Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки

В тёмном лесу заблудилась лошадка

Голоса... шёпот... Луна пытается разгадать утерянные тайны исчезнувшей Кристальной Империи и отправляется в мир снов. Но её ждёт лишь страх и тьма. Она блуждает во тьме и кажется скоро узнает секрет и то, почему целая империя в один момент просто исчезла. Но что то мешает ей. Кажется это Оно. И Оно свободно! Оно стоит у тебя за спиной. Не двигайся. Не дыши.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Полет Аликорна

Деяния Рэрити, имевшие место в серии «Sweet and Elite», запустили цепь событий, которая приведёт к тому, что всеми нами любимый модельер станет участником самой грандиозной гонки воздушных кораблей в истории — «Кубка Аликорна». Возбуждение и радость уступят место ужасу, когда Рэрити обнаружит себя втянутой в политический заговор против Эквестрии. А уверенность быстро сменится на отчаяние, когда она потерпит кораблекрушение далеко от родного дома вместе с самым ненавистным для неё жеребцом на свете — невежей Блубладом. Рэрити узнает об измене в правительственных кругах Кантерлота и попытается найти нечто хорошее за грубой оболочкой принца, покуда она будет бороться с судьбой не только ради себя, но и ради целой нации.

Рэрити Принц Блюблад Другие пони ОС - пони

Мёртвый мир

На века замерший город мёртвого мира. И почему я раз за разом прихожу сюда?

ОС - пони

Судьба Аликорнов

Воспоминания Селестии о своем с сестрой прошлом и прошлом своей расы.

Принцесса Селестия

Doctor Whooves

Попав в очередную передрягу, Доктор обнаруживает себя в неизвестном ему мире, регенерировавшим в пони...

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия

Закон Эквестрии. Союз Пяти Фигур

Тучи поднимаются над бушующим мегаполисом Мэйнхеттеном. Преступный синдикат подвергает опасности жителей этого города, захватывая не только его многочисленные улицы, но и небо над высокими небоскребами. И только двое Стражей могут встать на их пути. Двое скромных представителей нового отдела Защиты Эквестрии. Они называют себя агентами Королевского Контроля.

Стража Дворца

Автор рисунка: Stinkehund

Меж Звёзд

Глава 6. Интервью

— С добрым утром! — раздался крик прямо над ухом, чуть не заставив меня упасть с постели.

Резко дёрнувшись, округлёнными глазами замечаю Найтмер в дюйме от моей мордочки.

— Найтмер! — переводя дыхание, выплёвываю я. — Какого сена?!

— Не благодари, — выпрямившись, гордо заявила та.

Что?

Непонимающе взираю на самодовольную кобылу.

— Это всё равно, что окатить спящего ледяной водой… — хныкаю я, приложив копыто ко лбу.

— Спасибо за идею.

Я дёрнулась, резко посмотрев на кобылу, чтобы увидеть злую клыкастую ухмылку.

— Не смотри на меня так. Если в следующий раз будешь спать до обеда и мучать меня скукотой, жалеть тебя я не буду. Выбирай, нормальный режим сна, или приятный холодный душ прямо не вставая с постели, — закончила она.

Судя по этому взгляду, настроена она вполне серьёзно…

— Довольно убедительно… — вздыхаю я.

Погодите-ка…

— Постой, а ты разве можешь взаимодействовать с материальными-

— Хочешь проверить? — надомной раздался магический хлопок, сопровождаясь появлением деревянного ведра.

— Стой!!! Я всё поняла! — в панике махаю копытами, жалобно уставившись на кобылу.

С довольной игривой усмешкой, она опустило ведро и поставила его на пол.

— Лучше не шути так со мной, — заключила она, взирая на меня искоса.

— Ладно, ладно, я поняла, — облегчённо вздохнув, делаю пару шагов вокруг, дабы окончательно проснуться. — Найтмер.

— М? — отозвалась она, разглядывая мой автопортрет на стене.

— Ты можешь взаимодействовать с этим миром?

Вижу, как её рог загорается и ручку ведра окутывает голубое свечение.

— Найтмер, не надо, пожалуйста. Мне просто любопытно.

Свечение погасло.

— А ты как думаешь? — безучастно отвечает она, продолжая разглядывать портрет.

— Я… Понятия не имею. Мне просто хотелось бы понять твою природу, вот и всё, — подхожу к ведру, всматриваясь в своё отражение на водной глади. Выглядит вполне реалистично, если бы не одно но… — Оно ведь не настоящее, верно?

— Луна, — посмеялась она приглушённо. — Ты прямо-таки вынуждаешь меня-

Встретившись с моим серьёзным взглядом, она замолчала. Я заметила, как вся игривость в её глазах ушла, от чего мне стало даже немного стыдно убивать хорошее настроение Найтмер. Она поспешила вернуться к картине. И, вздохнув, кобыла продолжила.

— Смотря, как ты к этому относишься, — она немного помолчала. — В твоём видении мира, скорее «нет», чем «да».

Так и знала.

— Выглядит довольно натурально… — заключила я.

— Так же натурально ледяная вода будет ощущаться ранним утром, — поспешила вставить она, и игривость в её глазах вновь заиграла, и от того мне стало немного спокойнее, несмотря на потенциальную угрозу.

— Ты можешь взять вот это? — левитирую со стола пустую золотую чернильницу поближе к кобыле.

Она посмотрела на неё, затем на меня, а потом вновь уставилась на картину.

— Если тебе и вправду интересны мои возможности, думаю, мне всё-таки стоит сказать тебе максимально прямо, — начала Найтмер. — Я не могу как обычная пони просто взять, и делать ваши обыденные штуки в материальном мире. Я… Не из этого класса. Как я, думаю, ты уже давно поняла.

— Но из какого же, Найтмер? — подошла к ней почти вплотную.

Она, улыбнувшись, взглянула на меня и пошла в направлении к выходу.

— Из класса тех, кому хочется пойти и поесть.


— Не думала, что тебе нужно есть… Тем более это… — говорю я, взирая на Найтмер, уплетающую за обе щёки иллюзию жареной рыбы.

Аж живот скрутило… Никогда не понимала, как можно употреблять в пищу куски мёртвых тел… Первое время на дипломатических встречах с грифонами меня буквально рвало при одном только виде приготовленных мясных блюд. Запах жаренного мясо просто выворачивал меня наизнанку. Благо со временем мне всё-таки удалось привыкнуть к столь нестандартному рациону плотоядных существ, хоть и не удалось полностью искоренить неприязнь к таким до ужаса «экзотическим» блюдам.

— Я думала, аликорны вполне себе способны питаться мясом, — закидывая кусок рыбы, подчеркнула кобыла.

— Дело не в этом… — потеряв всякий аппетит, наливаю в стакан воды. — Мне в принципе непонятно, как это можно… Класть себе в рот.

— А ты вообще когда-нибудь пробовала сочный стейк, приготовленный на натуральном огне в маринаде? — покончив с рыбой, Найтмер оперлась на спинку стула, закинув задние копыта на обеденный стол.

— Н-нет, — аж дрожь пробрала лишь от одной мысли…

— Так попробуй, — пожимает плечами она. — Это вкусно, хоть на первый взгляд и кажется отвратительно. Потом без мяса жить не сможешь, уверяю тебя.

— Нет, спасибо, — ставлю точку я. — Пожалуй, предпочту другой вид деликатесов.

— Как знаешь.

— Найтмер, тебе всё-таки нужно пропитание?

— Не-а, — легко сказала она, повернув голову в сторону окна. — Я бессмертна, как и ты, однако за исключением тебя с твоей сеструней, я не испытываю голода от слова совсем.

— Тогда зачем…

— Удовольствие, — кобыла завела передние копыта за голову, расслабленно прикрыв глаза. — Удовольствие, удовольствие, и ещё раз удовольствие. Если бы у тебя была возможность есть всё, что угодно, просто ради блаженного вкуса, при этом не боясь повредить своей фигуре, ты бы пользовалась этой привилегией? Вот взять тебя, Луна. Ты употребляешь пищу, чтобы не мучиться от голода, хотя знаешь, что недостаток питательных веществ тебя не убьёт, даже если ты не будешь есть хоть тысячу лет. У меня, могу сказать, нечто похожее… Только мучает меня не голод, а желание отведать чего-то аппетитного. Всё предельно просто.

— Ясно, — киваю я, в знак понимания. — Эта рыба… Она ведь, надеюсь, тоже иллюзия?

— А как я по твоему иначе смогла бы её достать? — несколько раздражённо отвечает Найтмер.

Облегчённо вздыхаю… Нет, я понимаю, что рыба не является разумным видом, как все остальные живые существа. Но лишь один факт поедания мёртвого тела весьма выбивает меня из колеи. Даже несмотря на то, что ежедневно в дикой природе происходят постоянные убийства других живых существ со стороны хищников ради пропитания. Одно дело, когда ты идёшь на такое лишь из-за своей природы, совсем же другое, когда это исходит только из желания получить удовольствие.

— Кстати говоря, давно не видела твою горе-сестру, что с ней? С дизайнером засиделась над проектирование сверх безбашенной новой короны?

— Я не знаю, — настроение значительно упало при упоминании Тии. — И врятли вообще хочу знать. У неё новые дела и обязанности, скорее всего она просто работает целыми днями, чтобы адаптировать новый уклад правления. Не хочу её отвлекать.

— На твоём месте я всё-таки поговорила бы с ней, — кобыла села прямо.

— Я не хочу, Найтмер, — серьёзно взглянула на неё. — По крайней мере, не сейчас… Я не готова к такой встрече в ближайшие дни… Один её вид меня ранит, понимаешь? Я… Я просто не могу сейчас пойти к ней.

Опускаю мордочку, еле сдерживая слёзы. Краем глаза заметила сочувственный взгляд Найтмер, за которым последовал тяжёлый вздох.

— Пойдём покажу тебе кое-что, — кобыла резко вскочила со стула и поцокала в сторону выхода.


— Цветы? — спрашиваю в недоумении я.

Чувствую, как тепло зенитного солнца жаром впивается в мою тёмно синюю шёрстку, а свежий, чуть заметный ветерок так ласково и приятно обдаёт прохладой, пронизывая эфирную гриву. Так и стояла бы здесь до бесконечности, наслаждаясь идеальной погодой.

— Нет, не цветы, — как нечто чрезвычайно очевидное, отвечает кобыла.

— Но что же тогда? — недоумение, наверное, уже прямо читается на моей мордочке.

— Что ты видишь вокруг? — сказала Найтмер необычайно спокойно, и… даже как-то заботливо. — Расслабься, выдохни, и просто присмотрись. Прислушайся.

Я какое-то время просто смотрела на Найтмер, но всё-таки решила исполнить её просьбу. Закрыв глаза, я сконцентрировалась на ощущениях своего тела, на каждом квадратном миллиметре. Все мои мышцы ныли от напряжения и томящей усталости. Сконцентрировалась, постепенно расслабляя и успокаивая каждый участок своего тела. Такое приятное ощущение… Мне и в голову не приходило ранее, отчего я постоянно чувствую себя уставшей и изнурённой. Постояв какое-то время вот так, нехотя открываю глаза.

Вау… Всё вокруг такое… Красочное? Такое живое и пёстрое. Листья шелестят на летнем ветру. Сладкий запах пионов и белых роз. Бабочки кружатся в вальсе. Аромат хвои, приносимый восточным ветром с леса. А небо… Такое голубое, циановое, ни облачка. Трава приятно щекочет подушечки копыт. Жужжание пчёлок и шмелей.

Вновь закрываю глаза, наслаждаясь моментом умиротворения и абсолютного покоя. Неужели, это было так просто? Всего-то нужно было расслабиться и обратить внимание на то, что тебя окружает, отпустив всё обыденное.

— Так что же ты видишь, Луна? — послышался голос Найтмер со стороны.

Я спокойно открываю глаза, улыбнувшись ей.

— Жизнь.

Она улыбнулась в ответ. Нет, не так, как она обычно делает, а искренне. Не привыкла я её видеть в таком расположении духа, с её обычным образом это идёт в абсолютный диссонанс. Однако, мне куда больше нравится видеть её именно такой. Хоть я и знаю её всего чуть больше недели, но не могу отделаться от мысли, что мы всю жизнь с самого рождения провели вместе. Искренне не понимаю, почему…

Найтмер закрыла глаза, повернув мордочку к солнцу, и вдохнула полной грудью.

— Когда меня нагоняли мрачные мысли, я уходила куда-нибудь в лес, чтобы вспомнить истоки всего живого, — она сладко выдохнула. — Все пони привыкли утопать в бесконечном потоке рутины и «важных неотложных дел», забывая, частью чего мы на самом деле являемся.

После этих слов на меня снизошло озарение.

— Спасибо, Найтмер, — сказала я искренне.

— Да не за что, подруга, — ответила она.

Подруга?

— Ты считаешь меня свои другом? — с величайшим удивлением спросила я.

Найтмер вдруг резко дёрнулась и смущённо прижала ушки к голове.

— Эээ… Я, ну… — она растерянно замялась.

А я, изо всех сил сдерживая хихиканье, наблюдала за тем, как «стальная кобыла» не может справиться с покрасневшими ушами. Кто бы мог подумать, что столь подгоревший и твёрдый зефир снаружи окажется таким мягким внутри?

— Да, я считаю тебя своим другом, — сдавшись, вздохнула она. — Скажу честно, ты довольно любопытная кобыла, с которой можно весьма неплохо скоротать время. Да и что ты будешь без меня делать наедине с солнечным тираном?

— Взаимно, — кивнула я, пропустив мимо ушей последнее предложение.

— Кстати говоря, могу я спросить? — она поцокала к ближайшей беседке. — Почему, всё-таки, ты не вылезаешь за пределы территории замка? — Найтмер уселась на пуфик, приглашая меня устроиться напротив. — Разве тебе не хотелось бы повидать мир? Посмотреть, как живут пони? Быть может, завести новые знакомства. Тем более, ты сейчас как-никогда можешь себе это позволить. И нет, это не очередной подкол. Королева, жаждая сковать тебе копыта, любезно подарила тебе бескрайнюю свободу, сама того не подозревая. И я бы очень советовала тебе хотя бы попробовать вкусить этот подаренный плод.

Перед глазами промелькнули сцены с их безразличными и осуждающими взглядами… Внутри меня вновь зародилась паника и горечь. Поспешно закрыв глаза, вновь сконцентрировалась на музыкальной природной гармонии вокруг, заботливо убаюкивающей мои нервы.

— Я… Я не готова, — удержав волну спокойствия за хвост, говорю я. — По крайней мере, не сейчас.

— Почему же? — с искренним любопытством спрашивает Найтмер.

— Последний раз, когда я пыталась завести друзей среди пони, когда я пыталась кому-то понравиться, в ответ об меня вытирали копыта. Их взгляды в мою сторону… Они смотрели на меня так, словно я проклятие этого мира, которое существует по исключительной ошибке. Меня ненавидят лишь за то, что я просто существую… — настроение окончательно ушло ниже плинтуса, и никакая мелодия леса уже не способна его поднять. — Поэтому я не хочу… Я просто боюсь вновь окунуться в этот ад, когда буквально каждый прохожий не скрывает своей ненависти, а матери поспешно уводят своих жеребят подальше при виде ночной принцессы. Мне больно, Найтмер. Лучше я останусь здесь и не буду попадаться на глаза, как все того и хотят. В тишине и покое.

Чёрная кобыла смотрела на меня какое-то время, а затем сочувственно вздохнула и отвела глаза в сторону.

Какое-то время мы так и сидели, пока Найтмер вдруг не встрепенулась и с наполненными энтузиазмом глаза не продолжила.

— Магия чейнджлингов! — воскликнула она.

Я вздрогнула от неожиданного возгласа.

Она правда хочет, чтобы я пошла на такое?

— Найтмер, я не думаю-

— Стой, послушай, — продолжила кобыла на энтузиазме. — Ты берёшь свой амулет, наполненный магией чейнджлингов, придумываешь себе новое имя, новый облик, биографию. И живёшь полноценной жизнью без тирана под боком! Да даже можно не горбатиться столь сильно, просто придумать имя и взять первый попавшийся облик, чтобы просто прогуляться по городу.

— Но, — я не знала, что ответить под таким напором, но идея мне не очень нравится. — Я не могу так, Найтмер. Это как минимум обман.

— Ты загнёшься в этих стенах, Луна! — сказала кобыла предельно серьёзно, облокотившись передними копытами о стол. — Одно дело не выходить в пони неделю, месяц, да даже год, другое — десятки лет.

— А если я с кем-то сближусь, и по истечении времени эти пони увидят, что я по какой-то неведомой причине не старею или что-то в этом духе? Я разобью этим пони сердце, когда они узнают, кто я на самом деле! — приложив копыто к груди, интонацией подчёркиваю я последнюю фразу.

Найтмер вздохнула уселась на своё место.

— Знаешь, как определить, настоящий друг или нет? — спросила она спокойно.

— Уж точно не игрой с чужими чувствами, — отрезала я.

Кобыла вновь вздохнула, но продолжила.

— Да, Луна. Возможно, ты разобьёшь кому-то сердце. Это не исключено. И, однажды, твоё истинное лицо точно будет раскрыто. Вопрос в том, как именно. Судьба может опрокинуть тебя в лужу и сама снять с тебя маску, но это ты можешь сделать и сама, — Найтмер сохраняла спокойный уверенный тон. — Если друзья окажутся настоящими, они примут тебя, даже окажись ты ненавистной всеми принцессой. Да, будут ужасно злиться, да, Луна. Без этого никак. Однако любая буря рано или поздно заканчивается, а вслед за ней на небе появляется радуга. Они поймут, почему тебе пришлось пойти на маскировку, уверяю. Рано или поздно.

Мне нечего было ответить. Её аргументы казались крайне убедительными, однако мне всё равно хотелось оставить всё как есть.

— Самое главное, Луна, — кобыла привлекла к себе внимание. — Будь собой. Даже пускай под чужим именем. Будь собой. Не притворяйся другой пони.

Я вздохнула.

— Прости, но мне надо подумать, — ответила я. — Вероятно, мой ответ будет скорее «нет», чем «да», однако ничего не исключено. Одно я знаю точно, не сейчас.

— Правильно, подумай хорошенько, — Найтмер понимающе кивнула. — Я не принуждаю тебя идти предложенным мною путём, однако всё-таки настоятельно рекомендую. Будет не легко, но я считаю, что оно того стоит.

— В любом случае, спасибо за идею, Найтмер.

— Да не за что, главное не спеши с решением.


— Ох… — кремовая пегаска положила мордочку на передние копыта, от усталости сложив бровки домиком. — Надеюсь, я всё сделала правильно…

Ещё раз пробежавшись взглядом по стопке бумаг, Гейз глубоко вздохнула от надвигающегося волнения и, встав со стула, закинула увесистую стопку себе на спину. Выйдя из помещения, её обдало прохладой вечернего коридора замка. Внутри кабинета всегда было душно ввиду его относительно небольших размеров, а также отсутствием артефактов, охлаждающие атмосферную температуру внутри. Пегаска вовсе не считала данное небольшое неудобство пренебрежением к персоналу со стороны королевы, ибо артефакты атмосферной магии были чрезвычайно сложны в производстве, насколько она могла знать. И располагались они лишь в избранных частях замка. Однако, летняя духота так или иначе сказывалась на продуктивности работы.

Кабинет королевы располагался совсем неподалёку, буквально за поворотом, но нести на спине эту башню даже несмотря на столь небольшое расстояние было немного проблематично.

— Её Величество королева Селестия просила её не беспокоить, — когда Гейз подошла ко входу в кабинет, стражник-пегас тёмно-синей окраски преградил путь копьём.

— Но Её Величество просила меня отнести ей важные бумаги, — Гейз отступила на шаг.

— Вам придётся подождать, — как стена, стоял на своём жеребец.

Винд лишь глубоко вздохнула, смирившись сыграть в самую худшую игру в жизни — игру в ожидание, и присела на пуфик у стены, сложив стопку на пол рядом с собой. Спустя целых два часа ожидания и изнуряющих бабочек в животе, пегаска заметила кобылку с подносом, направляющуюся в сторону кабинета, которую без лишних слов стражник пустил внутрь. Не понимая, в чём дело, Гейз направилась к стражнику.

— Так мне всё-таки можно войти? — в недоумении спросила ассистент.

— Возможно, — ехидно улыбнувшись, жеребец надменно посмотрел на робкую пегаску сверху вниз.

Винд отступила на шаг в абсолютном шоке от неожиданного порыва беспричинной издёвки над ней. В её глазах королевские стражники всегда были благородными рыцарями, хранящие мир и гармонию по всей стране. Она всегда чувствовала себя под защитой королевских гвардейцев, особенно в пределах замка, где концентрация стражи просто зашкаливает. Однако сейчас всё её представление о «героях в доспехах» рухнуло в тартар.

— Ох, нет, нет, нет, нет, нет! — взявшись копытами за голову, запаниковала пегаска.

В следующее мгновение, она вскочила со скоростью ошпаренной кобылы за бумагами, и кинулась к дверям кабинета, чуть не сбив служанку на пороге.

— Что вы себе позволяете! — с крайней степенью возмущения воскликнула королева повышенным тоном.

— Простите-простите-простите-простите! — в панике затараторила Гейз. — Я-

— Помолчите пожалуйста! — прервала королева. — Вы мало того, что бесцеремонно ворвались в наш кабинет, так ещё и просрочили наше поручение более, чем на целых два часа! Мы ждём объяснений вашему бестактному поведению! — Селестия с хлопком закрыла дверь сзади пегаски, грозно сверля ту взглядом.

— Простите пожалуйста, я… — переводя дыхание от подскочившего адреналина, пегаска продолжила. — Стражник возле дверей сказал вас не беспокоить, я ожидала в течение двух часов. Но, как я поняла, он решил поиздеваться надомной и намеренно меня не впустил.

Королева подняла одну бровь и какое-то время смотрела на пытающуюся сжаться чуть ли не в один атом бедную кобылку. Селестия вздохнула и молча поднялась с кресла, заставив Гейз в панике попятиться назад, однако правительница прошла мимо и, отворив дверь, вышла за порог.

— Снять доспехи, — ровно сказала Тия, уничтожая взглядом пегаса.

Винд аккуратно выглянула из-за угла.

— Ваше Величество? — настороженно подняв копыто, отклонился тот назад от нависшей над ним королевой.

— Нам следует повторить? — убийственно спокойно продолжала Селестия.

От такого спокойствия мурашки по коже пробежали не только у стражника, но и у пегаски. Гвардеец молча сглотнул и принялся поспешно стягивать с себя доспехи.

Когда все части брони были опущены на мраморную плитку, рог королевы загорелся, обволакивая снятые доспехи. По металлической поверхности прошлась магическая рябь, словно позолоченная сталь на момент превратилась в жидкость, а в следующий миг доспехи окрасились в ярко розовый цвет, а эстетические острые боевые узоры превратились в гравировки в виде роз.

Свечение погасло, и доспехи с громким лязгом упали на пол.

— Одевайте, — сказала Селестия холодно.

В глазах стражника воцарился самый настоящий ужас, глядя на розовые доспехи. Секунду помедлив, он решил всё-таки подчиниться и не доводить ситуацию ещё пуще. Закончив с доспехами, он решился подать голос.

— П-прошу прощения за недоразумение, Ваше Величество, — жеребец поклонился так низко, как только смог.

Селестия вновь окутала магией доспехи, явно накладывая какое-то заклинание.

— Приберегите извинения для церемонии, а теперь отправляйтесь к капитану Сан Сикеру и доложите прислать на ваш пост замену, — Тия развернулась и направилась в кабинет. — Организацией торжественной церемонии займётся мой ассистент Винд Гейз, — Тия указала крылом на пегаску, скромно наблюдающую из-за порога.

Выражение морды стражника в тот момент было не передать словами… Жеребец был абсолютно уничтожен осознанием того, насколько судьба порой может быть извращённой.

— Да… Ваше Величество, — сказал напоследок он с нескрываемым раздражением и поспешил удалиться, пряча взгляд.

Селестия вновь уселась за письменный стол, жестом крыла приглашая Винд сесть напротив.

— Ваше Величество… — подавляя порыв страха, сказала пегаска, укладывая стопку бумаг на стол.

— Мы слушаем, — кивнула Селестия, пододвигая отчёт ближе.

— Почему вы наказали его? — задала кремовая самый наивнейший из всех наивнейших вопросов.

Селестия удивлённо вскинула брови и посмотрела на Гейз.

— Он намеренно принял решение создать помехи рабочему процессу государства, полностью осознавая, на что тот идёт. Такое преступление, как правило, карается пожизненным заключением в темнице, — объяснила Тия, словно самую очевидную вещь на свете.

— Простите, я не так донесла вопрос, — пискнула Винд. — Почему вы наказали его? — она сделала максимальный акцент на последнем местоимении.

— Мхм, — Селестия кивнула в знак понимания. — Однажды нечто подобное уже случалось. С новенькой служанкой, которую мы совсем недавно приставили к себе. В то время мы изъявили думать, что бедная кобыла просто-напросто не способна признавать ошибки и готова напрямую лгать, дабы сгладить личное положения. Разумеется, она была навсегда отстранена от своей должности. Однако, это уже второй случай за неделю, и, ко всему прочему, мы можем с уверенностью заявить, что вы не из тех кобыл, что стали бы лгать, — объяснила Селестия. — Мы полагаем, вам следует изложить про «церемонию», — безапелляционно заявила она, увидев, что Гейз хочет задать ещё один вопрос. — В Дневной Гвардии есть негласные законы служебного этикета. «Служить солнцу доблестно, честно и мудро», как гласит их девиз. Смарт Харрикейн, стражник, которого мы избрали лично в состав на пост охраны нашего кабинета, не только нарушил все принципы служебного этикета, но и совершил преступление, которое можно расценивать чуть ли не как госизмену. А именно препятствие функционированию внутренних государственных процессов. Как мы и говорили ранее, преступление такого уровня карается пожизненным заключением в темнице, однако мы имели милость «смягчить» наказание лишь из-за доблестных героических заслуг Смарт Харрикейна в прошлом.

Винд Гейз с любопытством слушала, не отвлекаясь.

— «Доспехи позора», худшее из наказаний, которое можно только представить любому солнечному гвардейцу. Честь — главное, что движет любым стражником. Те же, кто ею не обладают и не стесняются выставлять этот изъян на показ, дабы опозорить весь гвардейский корпус, одевают доспехи позора, а затем мы лично ставим солнечную печать, тем самым делая невозможным любые попытки снять доспехи без нашего вмешательства. Лейтенанту Харрикейну предстоит носить их на протяжении долгого солнечного августа, а в конце срока его ожидает унизительная церемония отставки на глазах всего гвардейского корпуса и прочих желающих лицезреть мероприятие воочию, также, разумеется, под нашим прямым приказом приглашаются представители самых популярных СМИ. И, конечно же, все ранее выданные награды за службу аннулируются. После церемонии, как правило, служащие, кого настигла столь ужасная участь оказаться в доспехах позора, уезжают из страны. Ибо под нашим личным руководством новость о мероприятии разлетается столь активно, что практически нет места в королевстве, где не слышали бы о самом позорнейшем отстранении от должности.

Гейз лишь молча наблюдала за тем, как королева распинается.

— Доспехи позора назначаются лично нами, и, ко всему прочему, это требует множества наших сил и времени. Однако это необходимость, а не наша личная прихоть. В противном случае, удержать в узде целый корпус своенравных жеребцов, постоянно желающих помериться силами и показать личное превосходство друг над другом, не представляется возможным, — наконец, закончила Тия.

— Доспехи позора… Пожалуй, могу вспомнить. Возможно я уже видела что-то знакомое в газетах много лет назад, — наконец, подала голос Гейз.

— Это чрезвычайно редкий вид наказания для особо провинившихся гвардейцев, — королева сделала акцент на слове «особо». — Последний раз данное мероприятие проводилось пятнадцать лет тому назад.

— Ваше Высочество, простите меня, я не знаю, справлюсь ли я с организацией церемонии. Мне неизвестно, как она проходит! — мило запаниковала Винд.

— Ничего страшного, чуть позже мы объясним вам основные принципы, а сейчас, если вы не возражаете, мы приступим к и без того запоздалому делу, — немного едкости просочилось в голосе королевы. Хоть Винд и знала, что это упрёк вовсе не в её сторону, однако на душе стало немного томно.

— Конечно, Ваше Величество!

— Как мы можем заметить, вы справились со выданной задачей, — Тия перекладывала один за другим листы отчёта, пробегаясь глазами по тексту. — Вы поступили правильно, сконцентрировав рекламную компанию в Единорожьем Округе, особенно в Дымных Горах. По нашим личным наблюдениям это наиболее перспективная область поиска потенциально одарённых юных магов. Можем ли мы поинтересоваться, на данное решения вас сподвигло происхождение Старсвирла Бородатого?

— Да, Ваше Вилечество, — пегаска почтенно поклонилась. — Из учебников истории мне помнится, что Старсвирл Бородатый родом из Дымных Гор, подле я решила собрать статистику по количеству проживающих единорогов в округе, сравнив её с остальными. На данный момент это самый густонасёленный единорогами город.

Селестия улыбнулась, удовлетворённо кивнув.

— Очень хорошо, — титульный лист пергамента окутало золотое свечение, и в уголке появилась большая магическая печать в виде солнца. — Отнесите эти бумаги нашему бухгалтеру, она уже знает, что делать.

— Да, Ваше Величество, — Гейз поклонилась, неуклюже взгромождая громоздкую стопку себе на спину, и двинулась к выходу.


— …таким образом, мы хотели бы поздравить вас и ваших жеребят с успешным отбором. Тридцать юных талантов, которые, возможно, изменят королевство, а то и весь мир к лучшему, — Селестия заканчивает речь на вступительном родительском собрании. — А теперь, есть ли у вас какие-нибудь вопросы?

— В-ваше Величество, — поднял копыто светло-голубой единорог с переднего ряда трибуны лекционного зала.

Тия кивнула ему.

— Меня терзает вопрос оплаты. Перед отборочным туром мне не удалось найти какой-либо информации, касательно стоимости обучения. Учитывая статус школы, могу предположить, что оплата обучения будет довольно высокой. Наша семья… Далеко не из богатых. Сам я ветеран пограничных столкновений с грифонами, можем ли мы рассчитывать на льготы?

— Обучение в Школе Одарённых Единорогов абсолютно бесплатно, — сказала спокойно королева, вызвав своим ответом абсолютно ошарашено-радостные взгляды родителей. — Мы специально изволили не глаголить о стоимости обучения, дабы не допустить перегруза отборочной комиссии объёмом претендентов. Однако, несмотря на бесплатное обучение, проживание в солнечном корпусе замка, а также содержание учеников и обеспечение жеребят всем необходимым потребует ежемесячной оплаты, которая составит сто битс в месяц с одного жеребёнка.

Родители понимающе закивали, но никаких возражений не последовало в виду довольно-таки дешёвой цены для проживания в политическом центре государства.

— Если у какой-нибудь семьи нет возможности стабильно совершать ежемесячную оплату в данном объёме, прошу вас поднять копыто, мы обсудим этот вопрос после собрания, — последовала абсолютная тишина. — Очень хорошо, следующий вопрос.

— Ваше Высочество, — подняла копыто белая золотогривая пегаска.

— Мы внимаем, — ответила королева.

— Я сама не являюсь единорогом и не разбираюсь в магии, однако, мой муж так и не смог присутствовать сегодня на собрании. Он занимается исследованиями в области артефактории, сфера оберегостроения.

Она достала из под крыла кусочек бумаги.

— Цитирую его вопрос: «Какой уровень знаний в области создания артефактов получит Амбиент Мун? А также, какие области магии в целом будут затронуты в программе обучения за эти двенадцать лет?»

Селестия кивнула и начала отвечать лекционным тоном.

— Программу обучения в нашей школе нельзя сравнить ни с одним учебным планом, существующим на данный момент. Скорее, это смесь гимназийской школы и института. Всего мы можем выделить следующие фундаментальные направления в области единорожьей магии, изучаемых по нашей программе: артефактория, магия жизни, элементальная магия, магия крови, эфироделзим, алхимия, магия разрушения, магия воплощения, зачарование, пространственная магия, магия иллюзии, магия астрала. Это лишь самые основные направления, о полной программе обучения вы можете расспросить нашего ассистента. Что же касается конкретно оберегостроения, после получения диплома выпускники смогут совершенно свободно владеть созданием любых видов оберегов седьмого класса защиты, уже не говоря о полном редактировании и переписывании плетения уже существующих оберегов. Более подробную информацию вы можете узнать из документации, которую выдаст вам наш ассистент. Следующий вопрос, пожалуйста.

Светло серое копыто пожилого единорога с заднего ряда поднялось вверх.

— Мы слушаем.

— Ваше Величество, данный вопрос будет немного провокационным, — прохрипел старик.

Тия молча кивнула.

— Спасибо, — прокашлялся жеребец и продолжил. — Лично я был несколько обескуражен неожиданным решением открыть элитную школу в самом центре королевства, в которой некоторые дисциплины собираетесь преподавать лично вы, Ваше Величество. Я, конечно, далёк от политики, но на фоне недавних событий в стране создаётся впечатление, что государству что-то угрожает, оттого вы решаете создать некий бастион элитных магов, способных противостоять угрозе. Это правда, что наши дочери, сыновья и внуки будут поставлены под удар в случае опасности?

В зале прошла волна перешёптываний, обескураженные выжидающие взгляды родителей метались то к Селестии, то к старику.

— Ситуация на политической арене и вправду неспокойна, — сдержано начала Тия. — Королевство Гриффинстоун так и ждёт, чтобы нанести нам удар при первых же признаках слабости. И да, скажем прямо, отчасти ваши слова правдивы, но лишь отчасти.

Ошарашенные взгляды устремились к Селестии.

— Однако, мы никогда бы не поставили под удар учеников нашей школы, нет. Данный проект преследует лишь несколько целей, никогда не обговариваемых в СМИ ранее. Первая и самая главная — показательная демонстрация уровня владения магией среди единорогов. Грифоны чтят превосходство силы и никогда не станут нападать на государство, которое считают мощнее их самих. Ни о каком элитном боевом магическом отряде речи не идёт. Вторая причина — технологический прогресс. Эквестрия нуждается в юных умах со свежими взглядами на мир, ибо только они способны продвинуть королевство вперёд. И третья, пожалуй, причина нашего личного характера.

Во время речи родители заметно расслабились, услышав то, что они хотели услышать.

— Мы желаем найти десницу.

Родители вновь шокировано взглянули на королеву, но в этот раз радостно-шокировано. Одна лишь мысль, что их жеребёнок может стать правым копытом Селестии буквально сносила крышу. Впервые за всю историю правления Тии, она собирается взять в ученики совершенно обычного смертного. Имя самого первого ученика войдёт в учебники по истории!


Выпуск #127.

Дата печати: 30-е августа 124-го года аликорньей эры, 157-го года Эквестрийской эпохи.

Здравствуйте, всепони, меня зовут Грей Инк, я журналист «Canterlot Times». Как и, вероятно, у вас, сегодня мой день начался совершенно по шаблону. Чашечка крепкого кофе, запах яичницы, мятые брюки и утюг. Я уже собирался выходить на рабочее место, как вдруг заметил выглядывающий уголок письма из почтового ящика. Выругался про себя, ожидая увидеть извещение об уплате очередных налогов на жилище. Однако, не могу передать словами моего удивления, когда вместо привычного конверта я обнаружил свиток с королевской печатью. Разумеется, я, не теряя времени, сорвал печать и развернул письмо, адресантом которого оказалась сама Её Величество королева Селестия. Я был на седьмом небе от счастья, но обо всём по порядку. За неделю до этого я решил написать письмо Её Величеству с вопросом о проведении интервью про, однозначно, один из самых насыщенных месяцев за время существования королевства. Ходило множество слухов после принятия Её Величеством титула королевы, и, разумеется, чего только стоила сенсация с открытием Школы Одарённых Единорогов под личным руководством Её Величества. До этого дня не было дано официальных комментариев на счёт столь бурной череды событий, однако, сегодня нас ждёт самый сенсационный выпуск за всю историю Canterlot Times. Моему счастью не было предела, когда я увидел одобрительный ответ. Со скоростью ошпаренного пегаса я галопом забежал в редакцию газеты, дабы рассказать новость моему начальнику, а затем мигом добрался до вокзала, ибо время было назначено на сегодняшний вечер.

И так, настал тот час, проводив взглядом выходящего из тронного зала главу Клаудсдейльской делегации, меня пригласили на приём. Зайдя внутрь, я не мог сдержать восхищения её величественностью. Передомной большом золотом троне восседал царственный аликорн. Я никогда в жизни не видел столь изящного и утонченного создания, её мудрый взгляд таил за собой несоизмеримую мощь и силу. Лишь одно только присутствие в одном помещении с Её Величеством заставило меня задуматься о том, насколько значимость обычных пони мала по сравнению с бессмертными существами. Мне никогда ранее не представлялось возможным увидеть королеву Селестию воочию, и я даже представить не мог всё то могущество, которым от неё веяло в настоящей жизни… Спустя мгновение, я набрался решимости и взял себя в копыта, чтобы начать интервью.

— Здравствуйте, Ваше Величество, — сказал я, почтенно поклонившись. — Меня зовут Грей Инк, журналист «Canterlot Times». Я бесконечно рад, что вы положительно ответили на моё предложение взять у вас интервью.

— Доброго Вам вечера, Грей Инк, мы были бы очень рады ответить на интересующие вас вопросы, — прозвучал бархатный благородный глас Её Величества. — Мы надеемся, что сможем ответить вам в полной мере и не оставить никаких пробелов.

— Хорошо, спасибо. Хочу поинтересоваться, сколько времени вы готовы отвести на интервью? — осторожно спросил я.

— На сегодняшний день вы наш последний посетитель, мы не ограничены во времени, — кивнула она.

— В таком случае, дайте знать, когда будете готовы начинать.

— Мы готовы.

— Хорошо, тогда первый вопрос. Пожалуй, самый обсуждаемый в последний месяц. Ваши подданные в неведении и очень желают знать, что сподвигло вас, Ваше Величество, отказаться от устоявшихся традиций и принять титул королевы? Неужели это связано с агрессией Королевства Гриффинстоун?

— Пожалуй, нам стоило ответить на данный вопрос много ранее, дабы не держать в неведении граждан Эквестрии, однако, мы хотели бы принести свои извинения за столь длительное ожидание. Нам предстояло закончить множество дел, связанных с прошедшей коронацией. Отвечая на ваш вопрос, скажем лишь то, что это являлось чрезмерной необходимостью, дабы стабилизировать и укрепить положение государства на международной арене. Во многих соседних государствах титул принцессы не воспринимается всерьёз, что и побудило нас на столь радикальные изменения устоявшихся обычаев. Предупреждая ваш следующий вопрос, спешим заявить, титул королевы никак не скажется на привычной жизни подданных.

— Рад это слышать. Следующий вопрос. За прошедший месяц с момента коронации появилось множество сплетен касательно вашего решения. Некоторые пони думают, что вы приняли новый титул лишь для того, чтобы обеспечить властное неравенство по отношению к вашей сестре принцессе Луне. Что вы думаете об этих заявлениях? А также, как отреагировала сама принцесса? Какова её позиция во всей нынешней ситуации?

— Довольно интересный вопрос. Мы думаем, что некоторым пони пора прекращать строить бессмысленные теории заговора. Её Высочество, разумеется, отреагировала весьма вспыльчиво и несдержанно по отношению к нашему указу. Конечно, ибо это действительно порождает властное неравенство между нами, как правителями. Окажись мы на её месте, мы бы так же не смогли пойти на уступки, поэтому относимся с пониманием к столь неоднозначной реакции. К сожалению, нам не удалось мирно договориться на счёт данного решения, поэтому мы были вынуждены взять инициативу в свои копыта.

— Тогда хотел бы задать смежный вопрос. Могут ли повлиять ныне натянутые отношения вас и вашей сестры на жизнь королевства? Вам не кажется, что это может снизить стабильность в рядах власти?

— Как мы и говорили ранее, титул королевы никак не скажется на привычной жизни подданных. Несмотря на наше бессмертие, мы совершенно обычные кобылы-сёстры, которые постоянно ссорятся и мирятся, как это и происходит в бытовой жизни любого пони. Это просто житейское дело, которое, как правило, никогда ранее не влияло и не повлияет на внутреннюю стабильность государства.

— Очень рад слышать, что всё находится под вашим контролем. Думаю, это должно значительно успокоить пони со всех уголков королевства. Благодарю вас за ответ. Итак, следующий вопрос. Чуть менее месяца назад появилась информация о создании закрытой школы магов прямо в Замке Двух Сестёр, причём одним из преподавателей является вы, Ваше Величество. Это правда? Или это был чей-то нездоровый порыв ввести дезинформацию в массы?

— Вовсе нет. Это чистая правда. Я лично руковожу Школой Одарённых Единорогов, а также являюсь главным преподавателем большинства предметных областей.

— Тогда хочу спросить, почему ранее не последовало официальных заявлений и информации в открытом доступе на счёт школы и программы обучения?

— Всё довольно просто, Грей Инк. Расчёт был набрать всего одну группу обучающихся, состоящую из тридцати мест. Заяви мы об этом в открытую, избирательная комиссия бы лопнула от десятков, а то и сотен тысяч желающих попытать удачу отдать своего жеребёнка в элитную школу магии под нашим личным контролем. Ко всему прочему, нам удалось избежать вмешательства со стороны аристократии. Таким образом, мы смогли набрать самых талантливых из талантливейших жеребят совершенно разных происхождений из разных семей, что действительно продвинет Эквестрию вперёд по технологическому прогрессу. В противном случае, мы бы получили группу из тридцати жеребят богатейших семей из богатых.

— Это… Весьма неоднозначный ответ. Ваше Величество, вы не боитесь ополчения со стороны аристократии после таких слов?

— Представители крупнейших владений, конечно же, были возмущены. Это само собой разумеющееся. Однако, мы преследуем философию равенства, отбор должен происходить в абсолютно одинаковых условиях для всех, чтобы действительно выявить неогранённые алмазы среди населения. Именно поэтому организационные приготовления школы проходили в тайне, благодаря чему мы организовали абсолютно бесплатное обучение за счёт государства. Мы будем продолжать и далее преследовать данную политику.

— Ещё один вопрос, с какой периодичностью будет проходить набор в Школу Одарённых Единорогов? Может ли моя дочь попытать удачу пройти отбор?

— Боимся, ваша дочь уже перерастёт проходной возраст к тому моменту, когда будет организован следующий набор обучающихся. С учётом того, что школа рассчитана всего на одну группу, следующий конкурс будет проводится лишь через двенадцать лет после выпуска ныне набранного класса.

— Жаль это слышать, однако, попытаться стоило. Следующий вопрос, после печати интервью всё королевство узнает о существовании вашей школы. Разумеется, количество желающих, как вы говорили ранее, может достигать сотни тысяч. Ваше Величество, как вы планируете справиться с таким наплывом претендентов? Будет ли происходить какая-то предварительная фильтрация желающих перед основным отбором?

— Разумеется, Грей Инк. Хоть до следующего конкурса нам предстоит ждать довольно длительное время, однако, план уже разработан и готов к внедрению в любой момент. Никакой предварительной фильтрации, каждому жеребёнку будет предоставлен шанс показать свои навыки. Мы рассматриваем систему пирамиды. Кастинг будет проходить по всей территории королевства, в каждом, даже самом небольшом поселении, где есть хотя бы десяток-другой желающих. Далее, те претенденты, которые смогут пройти первый кастинг, отправляются на уровень выше, затем ещё на уровень и так далее, пока не будут отобраны финалисты на конкурс, к тому времени, уже в Кантерлотском замке. Финальную ступень судить будем лично мы. Также, кастинг будет стартовать за три года до окончания конкурса, чтобы успеть оценить всех желающих.

— Благодарю вас за столь развёрнутый ответ. Ещё один вопрос, вы упомянули, что к тому времени Кантерлотский замок будет построен. Можем ли мы услышать приблизительную дату окончания строительства и нарекания постоянной столицы?

— Разумеется. Кантерлот будет ознаменован столицей пятнадцатого июля сто двадцать девятого года аликорньей эры. За год до этого замок будет официально сдан в пользование.

— Рад, что осталось ждать совсем недолго. Многие нынешние жители Кантерлота ждут не дождутся, когда смогут похвастать тем, что живут по соседству со знатью. Итак, думаю, последний вопрос. Принцесса Луна, почему Её Высочество за сто двадцать с лишним лет правления так ни разу и не согласилась дать интервью или же хоть каким-нибудь образом изъявить участие выступить перед поданными? Почему принцесса так обходит стороной СМИ и всё, что с этим связано? Что вы об этом думаете?

Её Высочество королева Селестия тяжело вздохнула, покачав головой.

— Наша сестра… Не очень любит публику. Её Высочество любит тишину и покой, что делает её закоренелой затворницей. Она любыми способами избегает внимания со стороны подданных, несмотря на то, что одна из обязанностей правящего лица прежде всего слушать и уметь выслушивать тех, кто доверил тебе свою жизнь и судьбу, вложив бразды правления в твои копыта. Мы не можем винить нашу сестру за желание умиротворения и покоя, но также не можем одобрять полную изоляцию от мира сего. Придёт время, и Её Высочество осознает важность положения, мы считаем, ей нужно время привыкнуть к судьбе правителя. Все пони уникальны, всем пони нужно разное.

— Спасибо вам большое за интервью. Пожалуй, теперь всё встало на свои места. Благодарю вас за выделенное время, более вопросов нет, — сказал я, поклонившись.

— Очень рады, что смогли помочь развеять пелену неопределённости, — кивнула королева, поведя крылом. — В таком случае, аудиенция считается оконченной. Всех благ вам!

— Спасибо, Ваше Величество, хорошего вечера!


— Тётя Селестия, а куда мы идём? — спросила маленькая единорожка.

На вид ей было семь-восемь лет. Её полные детской наивности глаза цвета заката идеально сочетались с белой-белой шёрсткой и золотисто-огненной гривой. Удивительно, что в столь юном возрасте у неё на бёдрах уже красовалась кьютимарка в виде огненного шара, в то время как большинство жеребят из группы так и не нашли своё призвание.

— Кое-что очень красивое, Мелоди Файр, — заботливо ответила Селестия, прикрыв мягким крылом единорожку.

— Что, что, что?! — оживлённо, как язычки пламени, запрыгала она. — Мы пойдём смотреть на цветы? Или пойдём слушать пение птиц? Или… — задумалась единорожка на пару секунд. — Или мы пойдём изучать степень влияния лунного света на фотосинтез растений?

Тия легко усмехнулась, умиляясь столь пёстрой жизнерадостности юной кобылки.

— Почти, Мелоди. Однако, в этот раз я хотела бы показать тебе нечто более красивое. Нечто, чем не могу перестать восхищаться даже спустя более сотни лет своей жизни, — сказала Селестия, отворив заднюю дверь солнечного крыла, ведущую в небольшой собственный уголок сада Тии, за которым всегда ухаживала лично она сама. — Взгляни наверх, что ты видишь? — спросила аликорн, опустившись животом на мягкий газон возле куста белых роз, крылом укутывая Файр рядом с собой.

— Звёзды? — спросила Мелоди, посмотрев на Тию.

— Не просто звёзды, — она подняла голову вверх, наслаждаясь ночным небосводом. — Произведение искусства, шедевр, нарисованный гениальным художником всех времён. Это картина всего мира, олицетворяющая саму гармонию. Бесконечная бездна, усыпанная тысячами, миллионами ярких огней. Бездна без ярких огоньков была бы просто бескрайней пустотой, не имеющая никакого смысла, лишь холод и мрак укутывал бы ночное небо. Бескрайний свет же подобен пустоте, поглощающий в своей бездонной яркости всю материю, вижигая всё сущее с полотна. Однако стоит распределить массы равномерно, щепотку огней там, щепотку тьмы здесь, и получится нечто столь прекрасное, что не оставит равнодушным ни одну, даже самую заблудшую душу.

— Как красиво! — воскликнул огонёк. — Почему я раньше никогда не смотрела на звёзды?!

Селестия хихикнула, но потом немного погрустнела, глубоко вздохнув.

— Тётя Селестия, с вами всё хорошо? — заметила Файр.

Тия, не сводя взгляд с ночного неба, спросила.

— Что ты знаешь о звёздах, Мелоди? — Селестия одарила заботливым взглядом единорожку.

Та присела, задрав носик, прикрыла глаза, пытаясь сделать максимально умный начитанный вид.

— Это продукт магических остатков, поднявшихся в верхние слои атмосферы, а затем, спустя миллионы лет разложения, отрезанировавших к границам Вселенского Купола в виде радиоактивных атомов, которые на горизонте событий имеют тенденцию притягиваться к себе подобным, тем самым, сгруппировавшись в небольшие кучки, начинается процесс движения и, следовательно, бесконечного трения атомов друг о друга с абсурдно высокой скоростью и силой, что вызывает нагревание до десятков миллионов градусов, тем самым вызывая свечение, получившее название «звёзды», — закончила Файр с крайне довольным видом от демонстрации своих знаний.

— Ты бесподобно знаешь магическую физику, Мелоди, я горжусь тобой, — Тия мягко улыбнулась ей.

— Спасибо, тётя Селестия, — единорожка немного засмущалась от похвалы.

— Но если отбросить знания магической теории, — королева вновь устремила взгляд к небу. — С чем у тебя ассоциируются звёзды?

Этот вопрос сбил Мелоди с толку. Она задумчиво посмотрела на свою наставницу, приложив копыто к подбородку, а затем вновь на звезды, прищурив глаза и наклонив голову в бок.

— Красивые… искорки? — задумчиво ответила она. — Красивые искорки от пламени костра, — утвердилась в своём варианте Файр.

— Как символично, — улыбнувшись, Тия потрепала крылом огненную гриву своей ученицы.

— А что вы видите в звёздах, тётя Селестия? — выжидающе спросила кобылка.

Тия мягко улыбнулась и ответила.

— Частички души своей сестры, принцессы Луны, — немного погрустнев, начала она. — Она вкладывала всё своё существо в сие творение, дабы дарить подданным успокаивающие колыбели, опускающиеся прямиком с небосвода на Эквус. Никто, кроме неё, не способен подарить миру тишину и покой, когда так сильно нужно побыть наедине с собой и отдалиться от горящего колеса ежедневной суматохи под палящим солнцем.

— Ох, — посмотрела единорожка перед собой, усваивая сказанное. — Тётя Селестия, а принцесса Луна тоже живёт в замке?

— Да, Мелоди, она живёт в ночном крыле замка с другой стороны, — кивнула Тия.

— А можно её увидеть, пожалуйста? — запросила кобылка. — Я очень хочу с ней увидеться!

— Когда придёт время, — Селестия погладила единорожку крылом по спинке. — Когда придёт время, я обязательно вас познакомлю. Однако сейчас нам стоит вернуться в замок, пока вахтёрша не напорола нам крупы, — поднимаясь на ноги, сказала она.

— Гарден Страй?! Но она же просто вредная старушка, а вы… а вы королева! — воскликнула Файр.

— Порой и королевам, и принцессам достаётся ремня, не только жеребятам, — сказала Тия, открывая дверь замка.

Она обернулась, дабы напоследок вновь посмотреть на звёзды, но в этот раз вместо частиц души своей сестры она увидела искры пылающего пламени, охватившего мир.