Никогда не забывай меня

Прошел год с тех пор, как Твайлайт слышала что-либо о Трикси после инцидента с Амулетом Аликорна. Неожиданно новая принцесса Эквестрии получает письмо, в котором говорится, что её так называемая "соперница" трагически погибла, и Твайлайт просят присутствовать на похоронах единорожки.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Сила – это магия!

Тестостерон, мужественность, крепкие матерные выражения. Читать только настоящим мужикам, потому что пони — это для крутых.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Трикси, Великая и Могучая

Аналемма

Раз в месяц, кобыла появляется на пляже, далеко от дома. Она играет, она читает, она спит, и она прожигает драгоценное, бесценное время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Конкретно, Кто?

Чип Каттер не самый популярный жеребенок в Понивилле. Он просто слоняется по окрестностям и ищет вдохновение для новой скульптуры. Однако, когда он находит на стене брошенное произведение искусства, оно быстро приводит его на путь дружбы. Ему просто хотелось, чтобы этот путь был не настолько живописным.

Другие пони

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

Питающиеся страхом

Эти жалкие мерзкие предатели, превратившиеся в посыпанных блёстками бабочек, совершенно не были готовы к её возвращению. Более того, они не ждали и того, что вернется она не одна. Вступив в союз с королем теней, Кризалис вывела новый вид чейнджлингов, более сильный, более верный. Им больше не нужна любовь, чтобы кормиться. Им нужен только страх.

Кризалис Король Сомбра

Спасение от одиночества.

Когда нет никого, дождливым вечером бармен Смит встречает того, кто избавляет его от чувства одиночества навсегда.

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Минифигурка

Порталы - сложные, точные механизмы, настраиваемые с особой аккуратностью и прилежностью. Ведь даже самая маленькая ошибка может привести к непредсказуемым последствиям. Вот и здесь, никто и подозревать не мог, что что-то может пойти не так.

Флаттершай Другие пони ОС - пони Человеки

Fallout: Equestria. Заблудшие души

Рассказ о синем пегасе, чья жизнь была скучна и бессмысленна в постапокалиптическом мире, где все пони живут в закрытых от всего мира убежищах и совершенно не знающих, что творится снаружи.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Меж Звёзд

Глава 5. Внутренний демон

Ох… Что-то мне совсем нехорошо… Спать в два раза больше, чем установлено нормами, оказалось довольно плохой идеей. Ощущения такие, словно по голове прошлись тяжёлым молотом. Никогда не понимала, почему тело воспринимает пересып вот так вот в штыки, делая организм только ещё более уставшим после пробуждения, чем если бы я проспала 5-6 часов.

Еле еле приоткрываю тяжёлые веки, чтобы увидеть сквозь занавески повисшее над горизонтом солнце. Судя по всему, уже далеко за полдень, возможно, даже ранний вечер, часов пять примерно. Сестра, по всей видимости, опустила луну за меня.

Чувствую, как к горлу подкатил едкий ком, ноюще сжав всё внутри.

Раньше Тия будила меня, если вдруг я просыпала момент опускания луны. Ровно в шесть часов утра. И луну я потеряла? Эта мысль навевает на меня самый настоящий ужас… Надеюсь, что моя сестра не отобрала единственное, что у меня осталось, данное мне отроду самими звёздами. Если ей так угодно потешить своё самолюбие и принизить меня тем фактом, что она тоже способна управлять луной, являясь аликорном солнца — пожалуйста, флаг ей в копыта. Пускай, когда я не в состоянии опускать или поднимать ночное светило. Но вот если она вдруг решит ограничить мой доступ к луне и звёздам…

Меня всю передёрнуло, и, забыв о состоянии полудрёма, вскочила на копыта, попробовав дотянуться до луны магией, а затем попробовала её подвинуть буквально на пару метров за краем вселенной.

Фу-ух, нет, ещё нет. Ночь по-прежнему принадлежит мне. Вопрос лишь в том, как долго это продлится. Если вдруг моя дорогая сестра решит отобрать у меня и мои ночи… Я…

А способна ли я пойти против своей сестры в случае утраты самого последнего, что у меня осталось? Лишь одна только мысль на эту тему бросает меня в дрожь… Самое пугающее, что я не знаю ответа на этот вопрос. Это слишком сложно для меня… Я ненавижу эту… Королеву. Но я всё ещё люблю её. Мне даже представить сложно ситуацию, в которой меня отрывают от связи с луной и звёздами, я просто не знаю, что мне придётся вынести, и к чему это могло бы привести… Мне очень страшно… Я абсолютно не представляю, на что я действительно могу быть способна в такой ситуации, ибо разрыв этой связи для меня всё равно что смерть. Но я по прежнему люблю Тию…

Резко трясу головой, чтобы выбить эти дурные мысли из головы. В конце концов, она моя сестра… Да, отобравшая у меня почти всё, но никого другого у меня в жизни никогда не было и не будет. Смертные приходят и уходят, оставляя после себя лишь воспоминания, коих вовсе недостаточно бессмертному для ощущения того, что ты не одинок здесь и сейчас. В любом случае, я попытаюсь поверить, или хотя бы притвориться, что Тия не зайдёт настолько далеко во рвении обезопасить страну от никудышной принцессы Луны, всегда делающей всё наперекосяк.

Глубоко вздыхаю и подхожу к окну, раздвигаю шторы, чтобы яркое солнце ударило по глазам, заставив меня рефлекторно отвернуться и закрыть шторы поплотнее.

— Ты всё-таки не приснилась?

Обнаруживаю позади себя чёрную кобылу, сверлящую меня бирюзовыми драконьими глазами.

— Вообще-то говоря, нет, — услышав мои мыли, заявляет она. — Не приснилась. И то, как ты вчера решила заработать репутацию сумасшедшей, тоже было наяву, — насмехнулась Найтмер, заставив меня опустить ушки и немного покраснеть.

— Что ты здесь делаешь? — само вырвалось из меня.

Ответом мне послужила многозначительно поднятая левая бровь.

— Прости.

— Лучше Селестию заставь произнести эти слова, — кобыла небрежно плюхнулась на мою кровать. — Мне понравилась твоя мысленная тирада, к слову. В тебе определённо есть потенциал. Твоё желание, твоё намерение…

— Я не пойду против своей сестры! — тут же пытаюсь убедить ту в обратном.

— Даже если она вдруг придёт к тебе сейчас и скажет, мол «Принцесса Луна, мы тут соизволили пораскинуть мозгами и пришли к такому выводу, что столь бездарной лошади, коим вы являетесь, небезопасно доверять управление ночным светилом. Поэтому с настоящего момента вы больше не лунная кляча, а кляча обычная»? — пародируя Селестию, Найтмер показалась мне даже немного забавной. На удивление это нисколько не вызывало во мне злости, а даже наоборот. — Ты буквально минуту назад говорила самой себе практически обратное. Просто признай этот факт. В этом нет ничего зазорного. Ночь тебе никогда не делала больно по сравнению с твоей многоуважаемой недосестрой. Я понимаю твои чувства.

— Только если ты не будешь давить на меня и каким-либо образом заставлять меня идти против сестры, — приложив накопытник ко лбу, попыталась сказать как можно мягче.

— Ладно, — Найтмер пожала плечами. — Я и не собиралась этого делать. В конце концов, это дело твоё.

— Спасибо, — облегчённо вздыхаю.

В комнате повисла тишина на несколько мгновений.

— Может расскажешь мне что-нибудь о себе? О своей природе.

— Я вчера уже всё тебе рассказала, Луна, — недовольно проворчала кобыла, развалившись на спине, расправив угольные крылья в стороны.

— Но твои формулировки были… Весьма размытыми, — вздохнув, говорю я. — Что значит «мы одно целое»?

— И на это я тебе тоже ответила, — прозвучал ответ, заставив меня немного нахмуриться.

— Это был вовсе не ответ! — топнув копытом, говорю я с напором.

— Разве? — она перевернулась на бок, иронично взглянув на меня. — Ты не считаешь мой ответ ответом только потому, что это не то, что ты ожидала услышать?

— Но тут нет никакого смысла! — сил моих больше нет…

— Смысл есть во всём, Луна, — на удивление спокойно заявляет она, заставив меня почувствовать капризным жеребёнком, дергающего мать за платье. — Единственное, что не имеет смысла, отвергать его существование.

Я глубоко вздохнула, охлаждая свой пыл. В её словах действительно есть доля правды…

— Ладно, я попробую…

— Уже лучше, — удовлетворённо кивает она. — Тогда ты и поймёшь, что представляет моя сущность.

— Ты не против сходить в библиотеку? — взглянув на Найтмер, вижу, как она недовольно закатывает глаза.

— Вообще-то против, — говорит она, откинувшись на спину. — Что мы там будем делать? Это же убийственная скука!

— Искать смыслы, Найтмер, — говорю я, парируя её недовольное бурчание, вызвав со стороны кровати лишь недовольный вздох.


— Та-а-к, — откладываю книгу про изгнанных в тартар существ на вершину пергаментной башенки.

— Когда я говорила, что мы одно целое, я вовсе не имела ввиду, что я тартаровский ментис, — подперев голову копытом, заявила кобыла напротив.

— И всё же, мне нужно было удостовериться, — вздыхаю я, понимая, что книг больше не осталось, а дела вперёд так и не продвинулись.

— Удостовериться в том, что я не паразитирую на твоём сознании?

Она что, обиделась?

— Прости меня, — отвожу взгляд. — Просто… Это немного выглядит странно. Ты появилась из ниоткуда, никто, кроме меня, тебя не видит, и ты не рассказываешь мне, кто ты и откуда пришла. Мне, признаться, вообще-то немного не по себе от столь… — немного помолчала, подбирая слова. — От столь необычной ситуации. Раз ты каким-то образом привязана ко мне, я хотела бы иметь хоть какое-то подозрение о том, с кем же я на самом деле имею дело.

— Понимаю, — говорит она. — Знаешь, я могу уйти, если тебе не комфортно.

— Нет! — тут же вскинулась я, поймав удивлённый взгляд Найтмер. И, присев снова на место, продолжила. — Не надо.

— Не надо? Неужели передо мной сидит столь любопытная пони, чьё любопытство доминирует над страхом? — она иронично подняла бровь.

Я ничего не ответила. Не думала задеть такую стальную, на первый взгляд, кобылу своей предосторожностью. Хотя, если бы меня сравнивали с пустоголовым духом-паразитом из тартара, полагаю, обиделся бы кто угодно.

— Мы ещё долго тут торчать собираемся? — говорит она так, словно её заставляют тягать плуг.

— Я закончила, — встаю с пуфика, сгребая книги в телекинез. — Не желаешь пройтись по саду?

— Ну хоть не по тартару, — буркнула та в ответ.


Как же я люблю этот аромат летних цветов! Ни в одном месте более не найти ничего более успокающего и приятного. Вечернее солнце нежно греет шёрстку и дарит небосводу с копыт сшибательный розовый закат. Не люблю яркий жарящий полдень, от которого потом хочется в постель свалиться и не вставать больше до конца дня. А так, прохлада и наслаждение прекрасными видами, даже не смотря на то, что это не ночь. Красиво, как никак. Понимаю, почему пони так сильно любят Селестию, втаптывая в грязь слишком тёмные ночи.

— Селестия, — послышался голос сбоку. — Почему ты просто не пойдёшь и не выскажешь ей всё прямо в лицо? Какого Дискорда ты вообще терпишь всё это? Просто… Зачем?

— А что это изменит? — говорю, кратко посмотрев на кобылицу.

— Да всё изменит! — неожиданно повысила голос она. — Ты терпела, терпела, терпела, и ради чего? Ты посмотри, что сейчас происходит! Эта кривоногая взяла и выбросила тебя на помойку! И ты… Ты просто пошла и сказала себе: «Ох, как же мне плохо. Ну ладно, самый повод и дальше продолжать сидеть в своей скорлупе»!

По мне прошла волна раздражения и злости, но уже спустя мгновение она сменилась лишь грустью и обидой на саму себя.

— Почему, Луна? Зачем ты сама же себя закапываешь? Тебе откровенно больно от всего, что происходит вокруг, почему ты миришься с этим и не пытаешься хоть что-то изменить? — она встала передо мной, с искренним непониманием уставившись мне в глаза.

— Я люблю её, Найтмер, — опустив взгляд, ответила я. — Я люблю свою сестру, своих подданных. Да, меня уже все давно списали со счетов. Да, признаю, это не просто злит, это абсолютно полностью выбивает меня из колеи. Но раз я была для них лишь костью поперёк горла, лучше уйду с пути и не буду мешаться.

Очень тяжлый вздох привлёк моё внимание. Найтмер смотрела на меня с грустью и сожалением, покачивая головой из стороны в сторону.

— Это не те пони, которые достойны твоей любви, — сказала она спокойно. — Только не этот сброд, не дающий тебе сиять как самая яркая звезда на ночном небе.

— И всё же…

— И всё же, это мазохизм, — добавила кобыла к моим словам. — Ты себя окончательно загубишь, Луна. Оно просто того не стоит.

— Загублю и загублю, всё равно всем кругом плевать, если вдруг ночная принцесса решит покинуть этот мир, — покачав головой, продолжаю путь по вымощенной камнем тропе.

— В том то и дело, что всем вокруг плевать.

На этом диалог решил закончиться, а в пространстве повисло неприятное чувство недосказанности, от которого так и хотелось избавиться, но продолжать дискуссировать на эту тему не было особого желания. Хотелось просто забыться и насладиться успокаивающем вечером, который вот-вот должен закончиться, а на его смену придут ещё более красивые и умиротворяющие звёзды.

— Камень, брошенный по совету, летит дальше, — вдруг решила поставить точку Найтмер Мун.


— Никогда не понимала, в чём заключается смысл столь муторного занятия, — кобыла махнула копытом в сторону холста, и я от неожиданности чуть не оставила огромное пятно.

— Не мешай, пожалуйста, это очень сложный элемент, — не отвлекаясь, говорю я, прорисовывая блики на лезвии темно-синей стальной косы.

— Приношу глубочайшие извинения, — хоть она и находилась за спиной, я практически уверена, что она решила саркастично поклониться. — Так в чём же смысл? Зачем тратить часы на то, что ты всё равно выбросишь спустя неделю?

— Это искусство, Найтмер, — говорю я, выводя кратеры на луне. — Ты понимаешь, зачем пони нужно искусство?

— Скажу честно, не совсем, — ответила кобыла. — По крайней мере, зачем заниматься этим впустую. Можно ещё понять, когда все эти картины попадут на выставку, принеся тебе хороший заработок. Или когда ты пишешь симфонию, которая будет звучать на Гала. Ну или что угодно в подобной манере.

— Искусством занимаются прежде всего не в качестве работы, которая принесёт тебе выгоду. Разумеется, это приятный бонус, если тебе так угодно, однако первоисточник исходит далеко не отсюда.

— Так откуда же? — она села на пуф сбоку, прямо возле мраморных перил балкона.

— Выражение души и чувств. Не могу представить, как пони, никогда не бравшие в руки кисть, музыкальный инструмент или перо вообще самовыражаются. Это же такое такое давление изнутри, если не выпускать свой нрав вовне, — боковым зрением заметила поднятую бровь и абсолютно непонимающее выражение мордочки.

— Время убиваю, — нахмурившись, перефразировала я.

— Тогда это всё объясняет, — сказала Найтмер, повернувшись к звёздам. — Могу поинтересоваться, каков сюжет рисунка?

— Это первые мгновения после поражения Короля Сомбры, и, следовательно, после заточения Кристальной Империи, — немного суховато ответила я, пытаясь сохранять концентрацию на финальных штрихах.

Спустя несколько минут, я, наконец, закончила работу, довольно взглянув на холст.

— Вдоволь наубивалась?

— М? — непонимающее повернулась к кобыле.

— Время, я имею ввиду, — пояснила она.

— Вполне. Рисование успокаивает, даже если на холст переносятся одни из самых жутких воспоминаний. Этот процесс можно сравнить с медитацией, когда все мысли и эмоции уходят из твоей головы, транслируясь на полотно, — объясняю я.

— Мхм, — приставив копыто к подбородку, Найтмер внимательно рассматривает холст. — Как оно было?

— Что было? — непонимающе спрашиваю я.

— В этой войне. Как оно было? — уточнила кобыла.

Я лишь глубоко вздохнула.

— Мне лучше показать, чем томить и тебя и себя длинным монологом, — говорю я, направляясь к креслу.

— Что значит «показать»? Ты всё-таки решила пойти войной против своей недосестры? — насмешливо сказала она.

Я обернулась и грозно посмотрела на неё.

— Просто шутка, успокойся.

— Я знаю заклинание, способное транслировать воспоминания другому существу. Не знаю, сработает ли оно на тебе, — сажусь в кресло, приглашая Найтмер жестом присесть в соседнее.

— Неужели ты готова открыть мне частичку своей памяти? — иронизирует собеседница. — А я то думала ты всё ещё считаешь меня ментальным паразитом, — она искривила произношение последних слов.

— Я же извинилась, — прижимая копыто к груди, опустила ушки.

— Да мне просто нравится над тобой немного подтрунивать, не бери в голову, — она небрежно плюхается напротив. — Ну, валяй, показывай свои воспоминания, если, конечно, не боишься.

— Найтмер, я не считаю тебя ментисом! — моё заявление вызвало у неё лишь смешок, заставив меня тоже улыбнуться.

Закрыв глаза, я направляю рог в её сторону.

— Постой-постой, ты это всерьёз? — с искренним изумлением спрашивает Найтмер.

— Что всерьёз? — я отвела рог в сторону, остановив заклинание на пол пути.

— Как ты вообще так просто готова взять и открыть мне свою память? — переменившись в лице, с искренним беспокойством говорит Найтмер. — Нет, я конечно всё понимаю, что ты та ещё… Кобыла. Но мы знакомы буквально сутки. Ты в своём уме вообще? — она развела копыта в крайней степени изумления.

— Но в чём проблема? — погасив заклинание окончательно, наклоняю голову вбок.

Найтмер сделала просто нечитаемое выражение мордочки и, глубоко вздохнув, кладёт себе копыто на переносицу, закрывая глаза.

— Горе ты ходячее, — качает кобыла головой. — Ты у Старсвирла хоть слушала что-нибудь на лекциях о ментальной магии и её уязвимостях?

— Ну… — чувствую, как всё моё лицо просто полыхает.

— Заклинание творить научилась, это похвально, но даже я, — тыкает себе в грудь копытом Найтмер. — Существо, не способное применить эту вашу магию на практике, знаю, что будет, если ты вдруг впустишь себе в голову кого-нибудь с недобрыми намерениями.

Я просто молча сижу, чувствуя себя как жеребёнок, которого отчитывает мать за какую-нибудь оплошность.

— Тот, кого ты впускаешь в память, может усилием воли изменять твои воспоминания, как ему заблагорассудится, и ты даже ничего не заметишь, — откинулась на спинку кресла она, качая головой.

— Ну, если честно, — я не знаю почему, но даже после всех слов этой кобылы, мне почему-то не расхотелось дать ей доступ к памяти. — Я знаю, что это не аргумент, Найтмер, но у меня очень хорошо развитая интуиция. Скажу честно, в основном, именно поэтому я не стала истерично искать способ прогнать тебя вчера, да и сегодня тоже…

Аликорна лишь удивлённо сверлит меня глазами, ожидая, пока я закончу.

— Не знаю почему, но я доверяю тебе, — заканчиваю я.

Глубокий вздох спереди.

— Мне что-то подсказывает, что это не интуиция у тебя так хорошо развита, — вновь Найтмер закрывает копытом глаза. — Ну, я, разумеется, польщена, только вот мне теперь за тебя страшно…

— В любом случае, это мой выбор.

— Как скажешь, — пожимает плечами Найтмер. — Ну, давай. Демонстрируй свой фильм.

Вздохнув, я закрыла глаза и, пропустив всплывшее в памяти заклинание через рог, направила его на нас и в тот же момент почувствовала, как меня утягивает куда-то в памятный вихрь.


— Сестра, что происходит? Ты выглядишь довольно взволнованной, — говорю я, с нотками любопытства и беспокойства, подняв брови.

— Лулу, — ответила Тия, приложив накопытник ко лбу. И на этом её слова остановились.

— Что случилось? — паника уже понемногу начала нарастать.

— Пойдём, она всё расскажет, — позвала меня жестом сестра, направляясь к выходу из кабинета.

Какое-то время мы шли по широким коридорам, и мне только что бросилось в глаза, что почти весь служебный персонал, за исключением стражи, отсутствовал, а последние тревожно бегали туда-сюда. Когда мы дошли до тронного зала, внутри я увидела единорожку бледно-лавандовой масти с пастельно-голубой гривой. Её заплаканные глазки тут же метнулись в нашу сторону, и она подбежала к нам.

— В-ваше Высочество, прошу… Умоляю вас, не убивайте е-его! — она упала в копыта, и мощная волна слёз вырвалась наружу.

— Редиент Хоуп, мы не собираемся прибегать к столь крайним мерам, — Тия села рядом с ней и приобняла ту мягким крылом. — Мы сделаем всё возможное, чтобы уладить конфликт мирным путём.

Этот тон… Он знаком мне.

— Прошу вас, введите же меня, наконец, в курс дела, — говорю я слегка подрагивающим голосом.

— Я пойду следить за приготовлением к походу, — ответила сестра, поднимаясь на копыта. — Вы должны быть готовы к отбытию через пол часа. Редиент, — обратилась она к единорожке с кьютемаркой, судя по всему, лекаря-целителя. — Расскажи всё, что доложила мне полу часом ранее принцессе Луне.

— Д-да, Ваше Высочество, — поднялась Рэдиент на копыта, провожая взглядом уходящую Селестию. Её глаза, наполненные горечью и болью утраты метнулись ко мне. От этого мёртвого взгляда мне откровенно стало не по себе.

— Ваше Высочество, — начала она чуть более уверенно, сумев хоть на немного взять себя в копыта. — Пару часов тому назад мой… Мой друг… Он похитил Кристальное Сердце.
Что!?

— Похитил!? Кто!? — не контролируя себя, вскрик сам вырвался наружу.

— С-сомбра… — опустив голову, ответила целительница. — Принцесса Ми Аморе пыталась его переубедить… Но он…

Продолжения не нужно.

Не дослушав, я пропустила сквозь рог всплывшее в голове заклинание, и через мгновение я оказалась рядом с Селестией возле казарм.

— Сестра, нам нельзя терять ни минуты! — начала тараторить я, даже не понимая очевидности сказанных слов.

С громким лязгом доспехов, гвардейцы строем маршируют в сторону только что прибывшего военного состава.

— Я оповещу солнечных гвардейцев в своих покоях, — только я собралась двинуться к выходу, как меня остановил голос сестры.

— Я уже разобралась с этим, — спокойно сказала Тия, кивнув мне.

Я остановилась и поёжилась на месте. Виновато опустив уши.

— Мне стоит быть более бдительной…

— Я сама узнала о происшествии буквально чуть более получаса назад. Прости меня, что не успела оповестить тебя вовремя.

— Нет, как принцессе, мне следует быть в курсе всех происходящих в настоящий момент событий событий самостоятельно.

— И всё же, — сказала она задумчиво. — Это происшествие колоссального масштаба, представляющее угрозу далеко не только Эквестрии, но всему миру. Речь идёт о восстании в столице всего живого, в ядре самой магии. Если Кристальная Империя будет захвачена, жизнь на Эквусе будет уничтожена.

По коже прошла дрожь. Я…

— Нам следует держаться вместе, сестра, насколько бы плохо дела не обернулись.

— Ты сдаёшься!? — её слова ввергли меня в ужас.

— Нет, Луна, — Тия посмотрела на меня с нескрываемой грустью. — Однако, наш противник потенциально обладает силой аликорна. Я всё объясню тебе в поезде, — закончила она, заметив побеждавшего капитана солнечной гвардии.


За окном с огромной скоростью пробегали молодые ели, почти сливаясь в одну единую зелёную массу. Поймав неприятный отклик от вестибулярного аппарата, я, поморщившись, отворачиваюсь обратно к чашке чая.

— Сестра, я знаю, что сейчас не время для подобных вопросов, но с чего ты взяла, что этот единорог — умбрум?

— Ненависть пожирает любовь, а любовь пожирает ненависть, — загадочно начала она, не отрывая взгляда от окна. — Кому достанется победа — лишь вопрос в расстановке сил.

— Я не понимаю тебя, сестра.

— Редиент рассказала историю появления своей кьютимарки год тому назад, когда мы встретились впервые.

— Так вы уже знакомы?

— Редиент Хоуп — ученица Ми Аморе, о которой я тебе рассказывала, Луна. Неужели ты не помнишь? — немного разочаровано глянула на меня Тия.

— Прости, мне плохо даётся запоминания имён…

— В любом случае, и с лучшим другом её детства я была знакома, хоть лишь и из рассказов Редиент, — сестра внимательно посмотрела на меня вновь. — Ещё тогда я заподозрила неладное. Сомбра с раннего детства страдал аномальным недугом, проявляющимся лишь во время проведения Кристальных Ярмарок. Врачи пребывали в абсолютном неведении, столкнувшись с результатами анализов, показывающих, что с пациентом всё хорошо. Из года в год он мучился от страшных болей, пока в один роковой день его страдания не собрались оборваться.

Я сочувственно кивнула, сверля взглядом салфетку возле чашки.

— Тогда Редиент Хоуп смогла спасти своего единственного на тот момент друга от смерти, за что получила кьютимарку целительницы.

— В этом… Есть какой-то смысл. Но я по-прежнему не уверена, что Сомбра — умбрум.

— Как и я. Это лишь теория, на которую я ставлю хоть и не весь, но больший процент уверенности.

— Какой именно процент? — я взглянула на Тию.

— Восемь к десяти, — без колебаний ответила она. — Однако, больше меня волнует смерть принцессы Ми Аморе. Даже аликорн не способен в одиночку победить дочь самого духа Кристального Сердца. Даже умбрум не обладают настолько головокружительной мощью. Боюсь, мы имеем дело с их предводителем.

Ему удалось повергнуть Ми Аморе?

— Сестра… — тяжело проговорила я. — Ты убедила меня…

— Боюсь, нас ждут тяжёлые времена, Луна, — Тия горестно вздохнула. — Пока у нас есть шанс насладиться оставшимися крупицами покоя, я бы предложила побеседовать на более позитивную тему.

— С радостью, сестра… — мёртвые, как поверхность луны, слова, выдавила я из себя.


— Ваше Высочество, — в палатку вбежал стражник, оставляя снежные следы на ковре, занесённые с улицы. — Поступил доклад от разведотряда.

— Докладывайте, — воинственно сказала Тия, выставив уши вперёд.

Чувствую себя здесь немного лишней… Нет, я вовсе не лишена обязанностей, на моих плечах лежит руководство одним из батальонов, но всё же под указом сестры они вполне могут себе временно попасть под её юрисдикцию.

— Армия короля Сомбры надёжно укрепилась за кристальными стенами. Скорый анализ показал, что по всему периметру города разбросаны обереги, поглощающие любые магические воздействия, — стражник говорил на одном дыхании, и сделал паузу для вдоха. — Боюсь, мы пока что не знаем, каким образом можно попасть в город.

— Он решил осадить самого же себя? — пробормотала я себе под нос. Судя по всему, мои слова услышала только Тия.

— Что-то ещё?

— Нет, Ваше Высочество, из-за антимагического барьера у нас нет никакой информации, что происходит за стенами.

— Благодарю вас, возвращайтесь к капитану и передайте ему, чтобы он обеспечил безопасное сопровождение группы полевых исследователей, — заключила Селестия. — О результатах вылазки сообщить мне немедленно.

— Да, Ваше Высочество, — поклонился стражник тёмной масти и выбежал наружу.

Тия глубоко вздохнула и вновь уселась за стол, где покоилась развёрнутая карта Кристальной Империи.

— Тебе не кажется это странным, сестра? — сверля взглядом периметр кристальной стены на карте, начала я. — Сомбра взял и так просто запер свою армию внутри стен, с лёгкостью дав нам шанс организовать осаду и взять их измором. Я не вижу в этом никакого смысла.

— Боюсь, жизни его… рабов… не имеют для короля никакой ценности, — вздохнула Тия. — Однако, я вижу всего несколько вариантов. Первый — Сомбра хоть и обладает неописуемой мощью, но при том является никудышным предводителем и понятия не имеет, как правильно вести войну, и от страха проиграть он решил запереть всех пони за непроходимой стеной, надеясь, что это к чему-то да приведёт. Второй вариант — самый вероятный — он хочет выиграть время. Кристальная Империя никогда не была милитаристическим королевством, и захват сознаний пони был лишь первым этапом, теперь же своих марионеток нужно вооружить, при том в кратчайшие сроки. И третий вариант — это лишь уловка, чтобы заставить нас так думать.

— Дело дрянь… — говорю я себе под нос, переваривая услышанное.

— К великому сожалению, — кивает сестра. — Если всё-таки сбудется третье предположение, есть большие шансы на полный крах, даже несмотря на ориентировочное численное превосходство с нашей стороны. Однако, несколько лучших разведотрядов патрулируют местность вокруг. Если вдруг враг пойдёт в атаку, у нас будет как минимум около часа на подготовку.

— Ваше Высочество! — ворвался в палату стражник, а на его лице читался откровенный ужас. — На нас напали!

— Откуда!? — вскинулись мы с сестрой.

— Они появились прямо над… — не успел договорить стражник, как того пронзил магический луч, подпалив стену палаты.


Ужасающая картина, снег, залитый брызгами крови, всё ещё стояла у меня перед глазами и лишь добавляла мне большей решимости и ярости. Мы с сестрой, до самих ушей облачённые в боевые доспехи, шли по когда-то оживлённым жизнерадостным улочкам Кристальной Империи. Но теперь, помимо отчаяния и боли, он больше не ассоциировался ни с чем другим. Тут веет тьмой и смертью…

Взглянув на Тию, вижу, как её лицо приняло абсолютно непрошибаемое выражение, смесь самой настоящей ярости и горечи от потери армии…

Нет, не армии. Мы потеряли наших маленьких пони, которых поклялись когда-то защищать, но мы предали свою клятву. Мы не смогли их защитить, как ни пытались. И вот, теперь мы идём казнить Сомбру, провозгласившего себя королём всего мира. В этот раз на нас полагается весь Эквус, ибо нет более могущественного существа, который смог бы одолеть лидера умбрум.

— Это была ошибка, — вдруг неожиданно сказала сестра.

— Тия-

— Нет, Луна, не говори ничего, — прервала она меня резко. — Это была ошибка, на том всё сказано.

И вновь мы замолчали. Мне нечего было возразить, ибо Тия была права. Не Сомбра погубил наших подданных, не его копыта по локоть в крови.

— Он знает, что мы идём прямо к нему, — начала вновь сестра. — И при том терпеливо ждёт встречи, не стремясь атаковать из засады.

— Как ты это поняла? — взглянула на Тию, приподняв бровь.

— Такие чудовища, как Король Сомбра, всегда остаются на своём троне, посылая на убой лишь своих рабов.

Я промолчала, не зная, что сказать.

— Луна, — Селестия остановилась и посмотрела мне в глаза. Какое-то время помолчав, она глубоко вздохнула и продолжила. — Держись рядом, — она повернулась к дверям замка и пошла внутрь, а я последовала за ней.


Меня вытянуло из кинофильма воспоминаний, лёгкое головокружение поприветствовало меня первым в этом мире. Немного потряся головой, открываю глаза. Найтмер выглядела весьма задумчивой, уставившись в пустоту.

— Прости, — наконец, сказала она.

Что?

— За что?

— Я не думала, через что вам пришлось пройти на самом деле, — кобыла встала с кресла и направляясь к балкону.

Я лишь вздохнула и последовала за ней. Мы подошли к перилам, какое-то время молча любуюсь красотами ночного леса.

— В тот момент я действительно поверила, что аликорн способен умереть, — честно сказала я. — Благо, эти мысли были лишь порождением страха.

Найтмер ничего не ответила, словно пропустила мои слова мимо ушей, но я заметила, как её ухо дёрнулось в мою сторону от неожиданности.

— Я не про то, что твоя сеструня решила поиграть в смерть под алебардой Короля Сомбры, — спустя какое-то время, ответила она, немного сбив меня с толку. — Потери… Потери в этой войне, Луна.

Я посмотрела на неё, но она всё ещё принципиально избегает встречи взглядами.

— Сотни тысяч… И нет, я даже не про служащих армии Эквестрии, — кобылица, наконец, посмотрела мне прямо в глаза.

Я впервые вижу Найтмер настолько серьёзной и холодной, даже несмотря на столь небольшой срок, что мы провели вместе. От этого взгляда становится немного не по себе.

— Граждане Кристальной Империи. Девяносто процентов пали в кровавой резне, девять тяжело ранены, и всего один процент кристальных пони чудом остались невредимыми.

Мне нечего было сказать. После той войны я провела первый год в абсолютно обезбашенном состоянии, а следующие десять лет мне не удавалось даже немного улыбнуться и выйти из глубокого подавленного состояния. Однако, это было так давно… С течением времени удалось реабилитироваться.

— Ох… — Найтмер поднесла копыто ко лбу, прикрыв глаза. — Скажи мне, Луна.

Мой взгляд метнулся на неё.

— Его тюрьма… Сколько лет она должна простоять?

— Чуть более тысячи лет, быть может, полторы, — ответила я сухо.

— Мало. Этого мало, Луна. Ко всему прочему, это ведь ещё и идеальный прогноз? Без учёта внешних факторов? — она посмотрела на меня в пол глаза.

— Да… — я инстинктивно отвернулась, повесив уши от осознания.

— Теперь у вас есть элементы, вы просто обязаны укрепить его тюрьму.

— Мы планировали, — глубоко вздохнула я. — Но есть риск разрушить вмешательством элементов заклинание, сдерживающее Сомбру.

Найтмер лишь зло фыркнула в ответ.

— Ваш план, смею предположить, сложа копыта ждать возвращение короля, чтобы в этот раз избавиться от него навечно? — кобыла повернулась ко мне, с явным недовольством подняв бровь.

— Нет других вариантов, ты это прекрасно понимаешь, — в свою защиту парировала я.

— Эх… — она вздохнула, а в её взгляде теперь преобладала лишь грусть. — Ваши подданные, ваше дело. Хотя… Я бы сказала, теперь это её проблема.

— Может теперь, это и её проблемы, но маленькие пони остаются маленькими пони, — немного помолчала я, прежде чем продолжить. — Я попробую что-нибудь придумать. До возвращения Короля ещё весьма много времени.

— Только вот толку от этого, — горько усмехнулась Найтмер. — Разве ты у нас королева?

Осознание вдруг ударило по голове кирпичом.

— Сеструню свою для начала на место поставь, а потом строй планы, — добавила кобыла.

— Я не собираюсь идти против Селестии, Найтмер! — возмутилась я, тыкнув копытом ей в грудь. — Хватит! Я же просила тебя!

— Прости, не могу смотреть, как об тебя вытирают ноги, — она убрала моё копыто со своей груди. — И я не подстрекаю тебя вот прямо сейчас взять, собрать своих фестралов и пойти свергать солнцезадую.

— Найтмер!

— Просто подкалываю, — усмехнулась она. — В любом случае, нужно же ещё разработать план, стратегию и-

— Ох… — что за горе-тиран мне попался? — Всё, я спать.