Автор рисунка: Stinkehund

Принцессы в пекарной лавке

Дорогой дневник… хах, поверить не могу что я это делаю. Честно говоря, до сегодняшнего дня общение с личными дневниками я считал глупым занятием и рассматривал это, как неразумную трату личного времени, но отчего-то меня так потянуло это сделать. Наверное, всему виной недавнее происшествие.

В общем, дорогой дневник, пишет тебе скромный владелец пекарни, что расположилась в городе Кэнтэрлот на улице Подковной, дом три. Сегодняшний день начинался как и всегда, но закончился он так, что расскажи я эту историю кому-нибудь — меня тут же посчитают за умалишенного. Ладно, обо всем по порядку. Начну, пожалуй, с самого начала.

Моя пекарня не сказать, что была произведением архитектурного искусства (хоть и располагалась она в одном из красивейших районов города), интерьер её был довольно прост и зауряден. Деревянные полы, старые витрины и вечно стоящий запах свежей выпечки — вот в принципе и все, что я могу о ней сказать. Так, о чем это я? Ранним утром, открыв дверь в пекарню, я, по обыкновению, принялся готовить её к скорому открытию. Включил печи, поставил замешиваться тесто, расставил стулья по местам и сверился с часами. Острые стрелки указывали ровно на девять. Самое время открываться. Перевернув табличку на входной двери, я встал за прилавок и, параллельно занимаясь подготовкой сегодняшних заказов, стал дожидаться первых клиентов. Как я и говорил ранее, было самое обычное рабочее утро. Но обычным оно пробыло недолго, а закончилось это “обычно” где-то между одиннадцатью и часом дня. Когда в мою скромную пекарню вошли их высочества: Принцесса Твайлайт и принцесса Селестия.

— Да, точно! А ещё мы сделаем на нем полумесяц, прямо как её кьютимарка! — именно с этими словами сегодняшним днем в мою пекарню вошла принцесса Твайлайт Спаркл.

Сказать, что я был удивлен — это ничего не сказать. Я был просто ошарашен.

— Это очень хорошая идея, Твайлайт, мне кажется, ей должно понравится, — ответил ей другой голос, принадлежавший её величеству принцессе Селестии.

— Неужто я сплю или сошел с ума? Чем могу служить, ваше высочество?! — с трудом выйдя из ступора, выдавил из себя я.

После моих слов принцесса Твайлайт чуть покраснела и незаметно подавила смешок. Похоже, юная правительница ещё не до конца свыклась со своим новым статусом.

— Ваша похвала излишена, господин пекарь, разве принцессы не могут лично заглянуть к самому лучшему пекарю в Кэнтэрлоте? — спросила Селестия с легкой улыбкой на лице.

— Эээ… ну... конечно могут! Двери моей пекарни всегда открыты для вас в любое время суток! — холодный пот маленькими капельками собирался у меня на лбу.

Я одновременно боялся сказать или сделать что-то не так и в то же время был на седьмом... нет, на семьсот семьдесят седьмом небе от счастья. Во-первых, в мою пекарню вошли принцессы, а это означало, как минимум, хорошую прибыль, во-вторых, отличную рекламу, а в-третьих, сама принцесса Селестия назвала её лучшей в Кэнтэрлоте.
“Так-то, мистер Кэйк, попробуй теперь назвать мой бисквит черствым!” — сказал я про себя и довольно ухмыльнулся.

В общем, мысленно я уже купался в ванне из битсов, но то, что было дальше, спустило меня с небес на землю.

— Так, что же уважаемые миледи хотят приобрести в моей скромной пекарне? — сгорая от любопытства, но в то же время сдержанно спросил я.

— О, да! — оживилась принцесса Твайлайт, — в общем, нам нужен торт.

— А какой именно вам нужен торт? Мы можем предложить: торт-шутку, торт юбилейный, просто торт, “наполепонь”, торт диетический, — Селестия незаметно поджала губы, — торт поздравительный…

— Да, пожалуй именно этот нам и нужен, — прервала меня Твайлайт и глянула на Селестию, та одобрительно кивнула.

— Отлично, значит торт поздравительный, ага… — бормоча себе под нос, я записывал заказ, — а кого будем поздравлять? — закончив, поинтересовался я.

— Ну как же! Вы разве не знаете? Завтра же день рождения принцессы Луны! — всплеснула копытами принцесса Твайлайт.

— Ох, вот же я беспамятный! — воскликнул я. — Как же я мог забыть. Прошу простить меня, — стыдясь я преклонил голову.

— Ничего, вы не обязаны знать дни рождения всех и каждого, — она отмахнулась копытом. — Давайте лучше вернемся к заказу: как я уже сказала, нам нужен торт, — продолжила она.

— Ага, а какого размера? — я снова взялся за блокнот.

— Три метра в высоту и пять в длину, — в разговор вступила Селестия.

— Воу, это большой торт, очень большой торт, — проговорил я записывая.

— Да, мы и сами об этом подумали, но гостей планируется очень много, от этого и такие размеры, — пояснила мне Твайлайт.

— Не проблема! Все сделаем в срок. Будут ли какие-то особые пожелания по оформлению, или оставим классический стиль? — поинтересовался я, не прекращая записывать.

— Да, конечно! Вот мы и подошли к самому главному, — радостно объявила Твайлайт Спаркл и достала список. — Так вот, насчет оформления: торт должен быть черный, ну точнее не черный а темно-синий, словно ночное небо.

— Без проблем… — бормотал я, еле успевая записывать.

— И обязательно должен состоять из нескольких слоев, — перебила Твайлайт принцесса Селестия.

— Сделаем… — продолжал я.

— Точно, а слои должны держаться на колоннах похожих на тучи…

— Отличная идея… — поддержал я тараторящих принцесс.

— И торт должен быть усыпан звездами, а на верхушке торта должен быть полумесяц…

— Звезды… полумесяц. Все будет готово в срок! — записывая, я поддерживал беседу.

Принцессы тараторили, перебивая друг друга, словно жеребята, выбирающие шарики мороженого. Я в этот момент силился записать весь тот словесный поток, что они производили.

— Отлично, — спустя минуту я закончил. — Будут ли ещё какие-нибудь пожелания? Поздравление, например?

— Конечно, отличная, кстати, идея! Записывайте, — ответила мне Селестия. — С днем рождения, дорогая Сестра, с восемнадцатилетием тебя. Записали?

— Тебя… Агась! — записав, я перевел взгляд на них.

Твайлайт недоумевающе посмотрела на принцессу Солнца.

— Что? — наигранно удивилась та.

Твайлайт в немом вопросе приподняла бровь.

— Ладно, с тысячестовосемнадцатилетием, — добавила Селестия и закатила глаза.

— Отлично! И самый последний вопрос: какая будет начинка? — я приготовился записывать.

— Ох, это проще пареной репы! Естественно, это будет черника, — сказала Твайлайт и махнула копытом. — Ну, думаю, с этим все, продолжим наш путь? — обратилась Твайлайт к Селестии. — Еще столько всего предстоит сделать перед праздником, — посетовала Твайлайт и развернулась к выходу.

Тут по пекарне разлился тихий смех. Твайлайт развернулась и с недоумением уставилась на Селестию.

— Твайлайт, ну что за глупости ты говоришь? Какая черника? Разве ты не знаешь, что Луна её терпеть не может? — с легкой иронией говорила она. — У моей сестры, конечно, есть пристрастие, но это точно не черника, — расплываясь в милой улыбке, говорила Селестия, — так что, Твайлайт, не стоит на меня так смотреть, все мы иногда ошибаемся, — закончив, она развернулась в мою сторону. — Господин пекарь, запишите пожалуйста: ежевичную.

— Еж… — зачеркнув предыдущее слово, начал писать я.

Теперь тихим смехом залилась Твайлайт Спаркл.

— Ежевичная? Бросьте. Принцесса Селестия, при всем моем уважении, я все же склонна считать, что в данной ситуации ошибаетесь вы. Я абсолютно уверена в том, что принцессе Луне по вкусу придется черника, а не ежевика. Господин пекарь, пожалуйста, оставьте чернику. Похоже, солнышко сегодня светит слишком сильно, даже для принцессы солнца, — Твайлайт подмигнула и расплылась в довольной улыбке.

Принцесса Селестия, тем временем, похоже шутку не оценила, и царящая ранее на её лице легкая улыбка сползла, а глаза сосредоточились на довольной своим колким высказыванием: Твайлайт Спаркл.

— Твайлайт, дорогая, мне кажется, твой сарказм тут не уместен, я знаю Луну больше тысячи лет, и, уж поверь, запомнить её любимую начинку я ещё в состоянии, — максимально вежливо ответила Селестия.

— Тысячу из которых она провела на Луне… — тихо пробормотала Твайлайт.

— Что, прости? — переспросила Селестия.

— Нет, ничего, так, мысли в слух, — оправдалась она.

— Так вот, Луну я знаю с самого раннего детства, и одним из её любимых тогдашних лакомств были пирожки не с черникой, а именно с ежевикой! Которой в те года произростало в изобилии рядом с нашим дворцом, — завершила Селестия и снова улыбнулась.

В помещении нависло неловкое молчание. Так же, как перед первым раскатом грома воцаряется абсолютная тишина.

— Выходит, что не так уж и сильно вы её знаете, раз даже не помните, что ежевику она терпеть не может! Кстати говоря, рядом с вашим старым замком никогда и в помине не было кустов ежевики, — первой тишину нарушила Твайлайт. Это послужило своеобразной молнией в грозе, собирающейся в моей пекарне.

— В каком смысле не может терпеть? — недоумевающе переспросила Селестия, — Твайлайт, тебе, похоже, нужно больше спать, а не сидеть в библиотеке, раз ты путаешь реальность с вымыслом. Вспомни хотя бы тот торт, что ей испекла я. От него даже крошки не осталось! Так что прошу, перестань спорить и давай закончим с этим делом, — возразила Селестия и повернулась ко мне лицом.

Твайлайт все это время стояла с отвисшей челюстью, силясь что-то возразить принцессе.

— Так, во-первых, я слежу за режимом и не сижу в библиотеке слишком долго. Во-вторых, то, что испекли вы, сложно было назвать чем-то съестным, а уж тем более тортом, — с каждым счетом голос Твайлайт звучал все раздраженнее, а ей все сложнее было удерживать его в рамках, — и да, его съел Спайк, ибо Луна, повторюсь, терпеть не может ежевику! — еле заметно Твайлайт повысила тон, — черника, и только она должна быть в праздничном пироге.

— Так, юная леди, не забывайтесь пожалуйста, — серьезным тоном сказала Селестия. — Я же не упоминаю о той книге по истории, от которой одна эта история и осталась, — Селестия остановила свой взгляд на неловко съежившейся юной принцессе.

— Что?! Я… я… да я не в жизнь! Вы же знаете, как я обращаюсь с книгами! — вдруг выпалила Твайлайт и поджала губы от возмущения.

— Да? Тогда как на счет той горстки пепла, которую мы нашли под столом? — Селестия ехидно улыбнулась.

— Я же тогда только училась! Ну не удалось одно крохотное огненное лассо… А вы, принцесса, помните, как разбили мой подарок, который я клеила для вас на день вашего рождения?! — говорила Твайлайт на повышенных тонах.

— А сама-то помнишь, как чуть не взорвала нашу лабораторию?

— Я не виновата, что вы ошиблись в формуле…

— Принцессы не ошибаются, юная леди!

— Да? А как это назвать тогда? — в нетерпении Твайлайт уставилась на Селестию.

— Неточность, моя дорогая, это называется неточность. Да, ну а что насчет дыры во всю гостиную? Нам тогда только положили новые ковры, и они бы там продолжали лежать, если бы кое-кто не решил бы показать присутствующим маленький фокус.

Принцессы сошлись нос к носу и яростным взглядом выжигали друг в друге дыры.

— Я, наверное, пойду… — проговорил я в нависшую паузу.

— Нет, подождите. Лучше скажите, вы когда-нибудь слышали, как храпит Твайлайт Спаркл? — Селестия хитрым взглядом пилила собеседницу.

— Нет, вы не посмеете! — воскликнула та.

— Да машина Флима и Флэма тарахтит мелодичнее! — выпалила она.

— Да вы… да вы! — пыхтела Твайлайт от негодования. — А знаете ли вы, господин пекарь, как её высочество умеет чавкать? — Твайлайт таким же хитрым взглядом вцепилась в Селестию.

— Я не чавкаю! — обиженно возразила та.

— Да, а кто тогда на том приеме жевал, как сотня параспрайтов?! — принцесса Твайлайт залилась смехом.

— Ну, Твайлайт, ты перешла черту. Зануднее твоих вечеринок свет не знал! — кричала Селестия.

— Я хотя бы свой дом не двигаю, чтобы заслонить чей-то от Солнца! — воскликнула ей в ответ Твайлайт.

— Твайлайт, ну это уже бред сивой кобылы, что-что, но этим я точно не занимаюсь, — оторопев на секунду, сказала Селестия.

— А почему тогда на мой дом постоянно падает тень от вашего замка!? — Твайлайт прищурилась, не убирая взгляда с Селестии.

— Да даже если бы это и было правдой, тебе все равно это Солнце ни к чему! Сидишь в своем доме, зарывшись в книги!

— Да я спасаю Эквестрию от очередного чудо-юдо, пока вы просиживаете свой зад на троне и хотя бы в дверь библиотеки могу пройти спокойно! — тут Твайлайт не выдержала и залилась смехом, — ну вы поняли? Пройти не может… это… это...

Селестия в шоке уставилась на заливающуюся смехом Твайлайт. Её лицо сначала залилось краской, затем обидой, а после — жаждой мщения. Её рог засветился, и с прилавка в воздух поднялся сливочный торт.

— Ладно, Твайлайт, ты ещё ответишь за свои слова!

 — Стойте! — лишь успел выкрикнуть я, прежде чем фиолетовый аликорн с ног до головы стал измазан сливочным кремом и остатками от бисквита. Твайлайт ахнула.

— Вот, кто теперь в дверь не пройдет!? — на этот раз смехом залилась Селестия.

— Я же только недавно приняла душ! — Сокрушалась она, пытаясь очистится от крема.

— Ну что тут сказать, похоже, кто-то не следил за своим тоном и был наказан, — хихикала она, глядя на багровеющую Твайлайт.

Ничего хорошего это явно не предвещало. Её рог засветился, и с прилавка взлетел другой торт.

 — Нет, он же не готов! — но мои слова никто не услышал.

В Селестию прилетел другой торт, стоявший рядом с первым. Смех стих.

— Я же только сегодня вычистила перья! — воскликнула Селестия, отплевавшись от вишенок. — Теперь они слипнутся… Твайлайт, думай хотя бы перед тем, чтобы сделать что-то.

— Ах, перья вы почистили… тогда вот вам ещё! — новый снаряд окрасил и так уже испачканную шерстку Селестии.

На этот раз, в неё полетел курасант, и это ознаменовало начало войны. Закрыв голову копытами, я спрятался за прилавок, чтобы меня случайно в кого-то не швырнули. В ход пошли булочки, пирожки, тортики. В нашествие Чейнджлингов моя выпечка так не пускалась в расход, как сейчас. Адекватная речь кончилась, слышались только вздохи и ахи. Принцессы обкидывали друг друга, валяли в креме, толкались и делали все то, что могут позволить себе два рассерженных аликорна не применяя магию, а я в это время пытался остаться невредимым. Как вдруг все окончилось так же неожиданно, как и началось. Крики стихли, и лишь довольное “ммм” пронеслось в воздухе.

— Хм, в том торте был банановый крем? — раздался спокойный голос Твайлайт Спаркл.

— Похоже на то, — отозвалась Селестия.

— Вы думаете о том же, о чем и я? — спросила её Твайлайт.

— Да, мы выберем банановый, — заключила принцесса Солнца. — Мистер пекарь, запишите пожалуйста его.

В этот момент я не выдержал и тихо заплакал.

— Мистер пекарь? — недоумевающе спросила Твайлайт.

— Да, ваше величество, — кое-как успокоившись, ответил я.

— Выше нос! Я уверена, у вас все получится и извините нас за этот кавардак, — Твайлайт оглядела уничтоженную, измазанную в креме пекарню.

— Я вышлю вам письмо, как все будет готово, — проговорил я, направляясь в подсобку за шваброй.

— Отлично! Всего доброго, я уверена, торт будет высший класс! — сказала перепачканная Твайлайт, выходя из помещения.

— Всего доброго, — попрощалась Селестия и вышла за ней.

В общем, дорогой дневник, сейчас два часа ночи, я только закончил мыть пол. Больше никаких принцесс, нет сэр, никакое количество битсов не заставит меня снова обслуживать этих двух.

Комментарии (30)

0

AJ_Nuncle

Пасибо и тебе того же :3

Freeman #26
0

Смысла большого не вижу, да и поздно что-то менять.

Поддерживаю! Это убьёт соль фанфика.

Dwarf Grakula #27
+1

Сие произведение сделало мою пятницу как минимум на 20 процентов веселее! Классический юмор в исполнении казалось бы одних из самых адэкватных персонажей:-) Комиссариат одобряет, желает автору всего самого наилучшего и надеется, что он будет продолжать в том же духе!

Всем добра! Зануды-идите лесом:-D

Злобнокомиссар Саня #28
0

Dwarf Grakula да нз! Удачи тебе друг!

Барни #29
0

Очень позабавило, спасибо :) Ругающиеся принцессы, конечно, выглядели странно, но вот когда они начали кидаться тортами — это просто блеск! А уж финал и вовсе шикарен :)

Oil In Heat #30
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...