Не дай жучку укусить себя за ногу

«Берегись постельных жучков, что могут укусить тебя за ноги» – часто говорил отец своему маленькому жеребенку, когда укладывал его спать. Однако тот не сильно-то верил в каких-то там жучков и не придавал этим словам особого значения, пока однажды его родители не ушли на ночь в гости, и он не встретился с королевой этих жучков, что жила у него под кроватью.

Другие пони Кризалис

Арфа для Лиры

Ожившая сказка, воспоминание из детства... простой музыкальный инструмент. Лира.

Лира Бон-Бон

Новая семья Сансет

Рассорившись с принцессой, Сансет Шиммер бежит из Кантерлотского Замка не разбирая дороги и попадает в неприятности, от которых её спасает таинственная серая пони-единорог, представившая профессором Вельвет Спаркл. Профессор предлагает Сансет стать её воспитанницей и ученицей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор Мундансер Сансет Шиммер

Дракон над Понивиллем

Летчик Японских Имераторских ВВС Судзухара Тодзи попадает в Эквестрию, и становится свидетелем совершенно невиданных событий...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Тайна Принцессы.

Не все хорошие пони на самом деле такие хорошие... У всех есть слабости и соблазн поддаться им может быть сильнее их самих и иметь разрушительные последствия...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Чужая

Твайлайт просыпается в незнакомом месте. Из зеркала на нее смотрит величественный аликорн. Последнее, что она помнит — преддверие тысячного Праздника Летнего Солнца. Что же с ней произошло?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Миаморе Каденца

Большая Маки

Биг Мак очень любит свою младшую сестру Эппл Блум и хочет быть для неё лучшим братом на свете, но, к сожалению, кобылка предпочитает большую часть свободного времени проводить с Эпплджек, из-за чего жеребцу иногда кажется, что они начинают отдаляться друг от друга и постепенно становятся чужими. Однако всё меняется, когда незадолго до очередного Состязания Сестёр Эпплджек приходиться уехать на миссию дружбы, тем самым оставив свою младшую сестру без партнера, и тогда Биг Мак решает ей помочь и заменить Эпплджек. Но чтобы принять участие в этом состязании, он хочет не просто переодеться кобылой, а СТАТЬ КОБЫЛОЙ.

Рэрити Эплблум Зекора Биг Макинтош Другие пони

О настырных насекомых...

Вот уже некоторое время Анон работает уборщиком в школе Дружбы и, в целом, доволен судьбой. Тем более, что все ученики вполне дружелюбны к нему - за исключением одной кобылочки-чейнджлинга...

Другие пони Человеки

Рассказы у костра

Здравствуй, путник! Присядь у костра с нами, отдохни. Раздели с нами еду и питье. Расскажи историю из мест где ты побывал. Или, если не хочешь, послушай других. Уверен, какой-нибудь рассказ затронет струны твоей души. В конце концов, такая ночь как нынешняя поистине волшебна. И кто знает, кто еще присядет к костру...

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

О восходе и закате небесных тел

Принцесса Кейденс и принцесса Твайлайт Спаркл прибывают в Кантерлот, чтобы взять на себя новую ответственность - за Солнце и Луну.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: BonesWolbach

Тот, кто поддерживал огонь

Год 40

Анон сидел у небольшого костерка, разожжённого в руинах дома, когда-то бывшего частью Кристальной Империи, и зябко кутался в шубу. Убежище из развалин было так себе, но лучше, чем совсем ничего.

Много лет назад в ходе сражений с принцессой Твайлайт Спаркл Опалине приходилось иметь дело и с другими противниками. В частности, с властительницей небольшого города-государства на Морозном Севере, принцессой Кейденс. Когда Опалина победила, известие о поражении принцессы просто-таки уничтожило волю к жизни обитателей Кристальной империи. В результате работающий на энергии счастья этих пони артефакт под названием Кристальное сердце, обеспечивающий приемлемые температурные условия, перестал функционировать. Без магической защиты от ледяных ветров и без возможности позвать принцессу на помощь Кристальная империя перестала быть местом, пригодным для существования пони, и вскоре исчезла с карты.

Найти это здание оказалось по-настоящему сложно. Остатки города покоились под толстым слоем снега, к тому же, как положено на Морозном Севере, день с бураном здесь случался гораздо чаще, чем день без бурана. К счастью, безжизненные, но достаточно высокие развалины королевского замка в центре Империи всё ещё были заметны, и их удалось использовать в качестве ориентира. Если бы не замок, Анон вообще вряд ли смог бы отыскать в бескрайней заснеженной тундре место, где когда-то находился город.

Путешествовать по Морозному Северу Анону было по-настоящему трудно. Не только из-за чрезвычайно некомфортного окружения, но и потому что человек, как ни храбрился, всё чаще вынужден был признавать, что молодость давно закончилась. Обитая рядом с бессмертной аликорной, легко было потерять ощущение течения времени — но тело постепенно начало намекать, что большая часть его ресурса уже израсходовалась.

В том числе по этой причине он и оказался здесь. Воспользовавшись полученным много лет назад разрешением на «собственное приключение», человек отправился в путь, который привёл его в промёрзшие развалины небольшого дома по соседству с куда более крупными, но столь же промёрзшими развалинами королевского замка. Здесь находился вход в давно заброшенное подземелье в фундаменте замка, в котором располагалась старинная магическая лаборатория. Анона привлекло сюда короткое упоминание про некий кулон, встреченное в одной из книг — там было даже не сказано, как оно называется, только описаны свойства. Человек назвал его для себя «Ожерелье чёрного глаза».

Дрожа от холода, человек сунул руку в карман и вытащил небольшой двояковыпуклый золотой диск на украшенной кристалликами цепочке. Кулон был красивым — но основные его свойства, если верить книге, раскрывались, когда артефакт надевали на шею. Впрочем, надевать его Анон не собирался.

Спрятав кулон обратно в карман, человек глубоко вздохнул — и вырвавшееся сквозь шарф, обмотанный вокруг лица, облако пара было очень густым и плотным даже несмотря на костерок. Оставаться в развалинах на ночь было крайне рискованно, но у него просто не было сил отправляться сейчас в обратный путь. Подземелье оказалось тем ещё лабиринтом, и чтобы найти лабораторию, ушёл почти весь день. К счастью, артефакт действительно обнаружился в одном из ящиков. Теперь оставалось только добраться домой, в замок Опалины.

Мысли человека переключились на саму аликорну, и, как всегда, на лице его появилась широкая улыбка. С того дня двадцать лет назад, после сражения на мосту, их отношения изменились. Да, он продолжал употреблять в разговоре уважительное обращение и подчиняться её приказам, но на самом деле они стали гораздо ближе, чем могут быть повелитель и приспешник. Окажись в замке кто-нибудь посторонний, он сказал бы, что аликорна и человек ведут себя как давным-давно женатая пара. И пусть Опалина большую часть времени пыталась скрывать свои чувства за маской «злой королевы», то, что они любят друг друга, было очевидно обоим.

Именно поэтому человек считал себя самым везучим из всех людей на свете.

Анон привалился к стене, стараясь не отдаляться при этом от огня. Два месяца. Целых два месяца он провёл в этом путешествии, и теперь очень хотел домой. А ещё он сделал из всего этого два вывода: первый — это, абсолютно точно, его последнее путешествие. Стар он уже для таких приключений. И второй — если буран не стихнет к утру, ему конец.

С каждой секундой всё сильнее хотелось спать, утомлённый организм отключался, не спрашивая разрешения у самого человека. Вздохнув, Анон закрыл глаза. Авось его везения хватит на завтрашний день.


С трудом вырвавшись из объятий сна, человек осознал, что, во-первых, ему холодно, очень. Во-вторых, огонь погас, и то, что он проснулся, это само по себе чудо. И в-третьих, он не мог понять, закончился буран или нет — все входы в здание оказались плотно засыпаны снегом.

Анон кое-как поднялся на ноги, пару раз едва не свалившись в процессе, и для пробы пошевелил пальцами на руках и ногах. Пальцы шевелились, но с трудом и почти ничего не чувствовали. Паршиво.

Подойдя к проёму в стене, через который вчера прошёл в эту комнату, человек толкнул снежную пробку, однако спрессованный снег даже не пошевелился. Тогда он попытался копать — с околонулевым успехом. Вздохнув, Анон огляделся по сторонам и почувствовал нарастающую панику — все прочие выходы были либо завалены каменными обломками, либо столь же плотно забиты снегом. Он оказался в ловушке, выхода из которой просто нет.

Стараясь побороть страх, мужчина принялся лихорадочно обдумывать возможности спасения. Проломить стену? Не хватит сил. Развести новый костёр? Он задохнётся — раньше дым выходил через верхнюю часть пролома, теперь ему будет некуда деться. Подождать, пока снег растает? Это займёт невероятно много времени, и к тому же, если буран всё ещё продолжается…

Через некоторое время те немногие силы, что ещё оставались у Анона, исчерпались, и человек, лишившись сознания, упал на засыпанный снегом пол.


Тепло…

Снова разлепив глаза, человек, к своему удивлению, понял, что до сих пор жив. А ещё нечто очень тёплое, словно плотное одеяло, согревает его со всех сторон. Пошевелившись, он почувствовал, как что-то мешает двигаться его ногам и рукам.

— Ты очнулся, это замечательно! — раздался позади него знакомый голос.

И только тогда Анон пришёл в себя достаточно, чтобы понять — позади него, обняв его своими великолепными крыльями, сидит лучшая из всех аликорнов: Опалина.

— Вот почему всегда так? Стоило отпустить тебя одного — и ты будто специально сделал всё, чтобы замёрзнуть насмерть. Ай-яй-яй… Ничего без моей помощи не можешь!

— Леди Опалина? — человек с трудом повернул голову, оглядываясь, и только тогда осознал, что не находится больше в промёрзших руинах, да и вообще вокруг не снега Морозного Севера, а степь Северной Эквестрии. Впрочем, судя по широкой белой полосе на горизонте, он не так уж далеко от линии снегов, но всё равно во многих милях от заброшенной Кристальной империи. — Где мы? И как вы меня нашли?

— Чуть южнее края Морозного Севера, мой маленький человек. А найти тебя было просто. Ты же сам сделал для меня Зеркальное око, забыл?

— Вы… присматривали за мной?

— Ну не могу же я перестать приглядывать за моим любимым приспешником, тем более, когда он вдали от моего замка? — её объятия стали немного крепче. — Нет, изначально я, конечно же, не собиралась вмешиваться, но когда тебя понесло на Морозный Север… И если бы я не отправилась тебе навстречу, там бы ты и замёрз.

— Ох… спасибо, моя леди…

— Да-да, знаю, я замечательная. Больше так не делай.

— Точно не буду. Стар я уже для этого.

— Незачем себя принижать… но в столь холодные места я бы на твоём месте больше не забиралась.

Человек и аликорна одновременно хихикнули, после чего Анон попробовал подняться на ноги. Его, конечно, слегка покачивало, но все части тела были на месте (и даже пальцы), что было очень даже хорошо.

— Как ты меня вытащила?

— Я — огненная аликорна, забыл? Мороз и снег для меня не препятствия. — Убедившись, что человек уверенно стоит на ногах, Опалина повернулась и зашагала вперёд. — Пойдём. До замка ещё очень далеко.

И они направились в обратный путь.

Домой.


Добравшись до замка, и человек, и аликорна находились на последнем издыхании. Поэтому, не задерживаясь в тронном зале, они сразу направились в сторону их общей спальни.

— Кстати, хотела тебя кое о чём спросить.

— Да, моя леди?

— Я заметила, что ты добыл какой-то амулет. Что, собственно, в нём такого ценного, что ты потратил столько сил и времени для его получения?

— Если честно, даже не знаю, как именовал его создатель, я про себя называю эту штуку Ожерельем чёрного глаза. Может, вы знаете его название.

Анон достал из кармана диск на цепочке и продемонстрировал аликорне.

— И что же особенного в этой блестящей безделушке?

— Как написано в книге, — гордо улыбнулся человек, — оно выводит на первый план все тёмные чувства надевшего его, заставляя того с большей лёгкостью совершать злые поступки. И кроме того, после того как оно привяжется к владельцу, через него можно будет разговаривать с приспешником и влиять на ход его мыслей. В общем, это волшебный способ создать злого приспешника и поддерживать с ним связь, а заодно и… убеждать поступать так, как потребуется.

— Ну надо же, как увлекательно звучит. И что ты собирался сделать с ним?

— Отдать вам, разумеется.

— Ха! Ты решил попробовать меня контролировать?

— Нет-нет, я имел в виду просто подарить! Я не подключал его к себе, зачем? И вообще… — человек посмотрел на лежащий в руке амулет. Озвучить следующие слова ему оказалось невероятно сложно. — Время идёт, и чем дальше, тем острее я чувствую, что не смогу служить вам вечно. Так что, скорее всего, когда к вам вернётся магия, меня рядом уже не будет.

— Анон?

Человек вздохнул.

— Я бы не хотел, чтобы вы вновь остались в одиночестве. И подумал, что, обладая этим ожерельем, вам проще будет завести себе нового приспешника, когда от меня больше не будет прока. Мне не хочется думать о том, как меня кто-нибудь заменит… но такова реальность.

Опалина долго смотрела на него сочувственным взором, потом, вздохнув, взяла кулон и повертела в копытах.

— Я самая сильная, великолепная, могущественная пони из всех, что жили на этой земле, и всё равно иногда задумываюсь о том, достойна ли я иметь такого соратника.

Тем временем они дошли до спальни, и Опалина положила кулон в ящик стола, сразу заперев оный на ключ.

— Подумать только, который раз ты думаешь о своей смерти, и в первую очередь предпринимаешь усилия для того, чтобы уменьшить её последствия для меня.

— Как может быть иначе? Леди Опалина, вы — мой смысл жизни.

Аликорна покачала головой.

— Ты тоже повлиял на мою жизнь, — чуть слышным шёпотом произнесла она.

— Извиняюсь, что?

— Ничего, — Опалина устало завалилась на свою огромную, пышную, застеленную пурпурными простынями постель, после чего с ожиданием во взгляде повернулась к человеку. — Ну? Королеве нужно твоё внимание!

— Почту за честь!

Становясь старше, Анон понимал, что не может предсказать, сколько ещё времени сможет провести со своей драгоценной леди. Но именно такие моменты делали его жизнь счастливой.

— Ну, ты идёшь?

— Леди Опалина?

— Что? — аликорна с интересом посмотрела на него.

— Я… люблю тебя.

— Ха! — щёки аликорны зарумянились, но она скрыла это, повернувшись куда-то в сторону. — Разумеется, меня все любят!

Анон лишь улыбнулся, счастливым взором рассматривая свою любимую повелительницу. Ответ именно в таком стиле был вполне ожидаемым. Иначе это не была бы Опалина. Но это делало её ещё более милой.


Некоторое время спустя они лежали в постели, взмокшие и ещё более усталые, крепко прижимаясь друг к другу.

— И я тебя люблю, мой маленький человек, — внезапно разрушил уютную тишину голос аликорны.

— Леди Опа…

Прежде чем человек успел произнести ещё хоть звук, губы аликорны вынудили его замолчать, прижавшись к его собственным. Глаза человека широко распахнулись в радостном удивлении. Он делал со своей любимой много чрезвычайно интимных вещей (вот, например, несколько минут назад…), но такое проявление ответных чувств случалось крайне редко.

— Я намерена ценить каждую минуту, которую ты сможешь провести вместе со мной. И не потерплю возражений.

Чмокнув её в щёку, человек ещё сильнее прижал к себе аликорну.

— Клянусь, я пробуду рядом столько, сколько смогу.

— Вот и хорошо. Ты мне нужен.