Buck to the future: Chronicles of Equestria

Задумывались ли вы, что будет попади остатки Делореан в Эквестрию?

Скуталу Совелий Доктор Хувз

Умойся!

От Эпплджек стало попахивать. И Рэрити полна решимости исправить эту ситуацию, с согласия Эпплджек или же без оного.

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек

Продолжение стэйблриджских хроник

Второй сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф, которые как происходили так и не прекращаются. Но теперь противостоящих напастям героев стало больше, мест действия тоже…

ОС - пони

Влекомые роком

Каково жить в условиях перманентного "конца света", чей приход не осознаётся никем, кроме горстки пони да сущностей, которых принято называть божествами? Каково осознавать, что будущее в значительной степени детерминировано, а обмануть Судьбу можно лишь громадной ценой? Каково достичь понимания почётной миссии и одновременно незавидной роли всей расы пони в сложной игре надмировых сил, противостоящих Хаосу и Тартару, которые угрожают бессчётному множеству миров? Каково проникнуть смертным умишком во многие тайны мироздания и дела бессмертных существ, не сойдя при этом с ума?

Другие пони ОС - пони

Падающие звезды

В Омске идёт дождь.

Принцесса Селестия

Шум сердца

Списать всё на изуродованный мир, разумеется, можно было бы. Ведь перекидывать с себя ответственность в последнее время вошло в привычку, притворяться, что всё это естественно. Больные. Обе больные и обезумевшие.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер Сансет Шиммер Темпест Шэдоу

Все цвета жизни

Мир Гигаполисов. Почему-то никто никогда не говорит, что происходит после того, как герои «победили». Искусственные существа получили свободу, ход истории изменился, но все ли зажили после этого долго и счастливо? Перед нами – продолжение истории «Солнце в рюкзаке» и «Пробуждение», через некоторое время после событий романа «Сломанная Игрушка». Герои столкнулись с извечным вопросом после того, как отгремели победные салюты и вроде как все закончилось… А что дальше?

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Город на цепи

Фрейм — это осколок человеческой цивилизации. Один город, столетия странствующий в хаосе. Люди научились там выживать, они изменили себя, нашли свою особенную дружбу и магию. Они живут будущим, мечтая однажды найти безопасный мир. А Эквестрия? Всего лишь одна остановка на пути. Пусть мир пони необычен, но он очень опасен, он так же как другие пытается остановить город. Коварные богини, любопытные поньки, пропасть непонимания и холодная война, наконец дружба и тентакли — всему этому нашлось место в небольшом рассказе.

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Лира Человеки

Письмо Любимому Брату

Вернувшись в Понивиль после свадьбы в Кантерлоте, Твайлайт решает написать письмо Шайнинг Армору, своему любимому брату, Лучшему Другу Навсегда...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Поворот

Да чего тут описывать...И так всё ясно...Любовь, дружба, предательство, слёзы, радость, попаданцы...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund

Непоколебимая решимость

5. Сука идет на запад

Что делать, что делать. С рассветом пришло смятение, а с смятением — страх и сомнения. Шедо была свидетелем чего-то большего, чего-то сверхъестественного, она видела отпечаток лапы бога — Черной Гончей. Она видела отпечаток его ярости, когда он начертал на земле свое имя, и тем самым выжег свое клеймо на ее сердце.

Шедо не знала, что делать и куда идти дальше. Все, что у нее было, — это меч, рваные остатки грязного рюкзака и четыре лапы, готовые идти. Но в какую сторону? После долгих раздумий Шедо вспомнила, что есть три, да, три направления, в которых она может идти. Она была совершенно уверена, что их три.

— В какую сторону пойдет Шедо? — спросила она вслух.

— Ну, я думаю, будет достаточно драматично, если ты, как герой, пойдешь на запад, в сторону заходящего солнца, — ответил Лайми. Затем, немного подумав, добавил: — Иди налево, Шедо.

Шедо потребовалось несколько попыток, но она разобралась с тремя направлениями и отправилась в общем северо-северо-восточном направлении. Так продолжалось некоторое время, и со стороны Лайми доносились звуки тяжелого дыхания, пока дыхание не перешло в бешенство, а меч не издал низкий стон.

— Нет! Левее! Туда! — Когда Лайми произнес эти слова, Шедо почувствовала, что ее тело подталкивают в другом направлении, и она поддалась мягкому побуждению.

Здесь не было ни дороги, ни тропинки, ни тропы, только деревья и земля. Со всех сторон их окружала дикая местность, хотя Шедо знала, что где-то вдали есть города. Города пони. Наполненные пони. Они занимались тем, чем занимаются пони, живущие в городах. Возможно, она найдет их и объяснит, что она хорошая собака.

Высунув синий язык, Шедо отправилась на запад.


Прошло по крайней мере три дня, да, три дня. По крайней мере, Шедо была уверена, что прошло именно три дня. Она пыталась сосчитать их на пальцах лап, и каждый раз получалось три. И вот, спустя три дня, она наткнулась на небольшое поселение пони и, сидя высоко на развилке дерева, наблюдала за ними, гадая, дружелюбны ли они.

Здесь было несколько построек из камней, сложенных друг на друга, с дерновыми крышами, и Шедо это очень понравилось: гораздо приятнее, чем жить в норе в земле. У пони были огороды, овощи, и она увидела морковь, бобы и капусту. Все эти овощи означали, что их захотят съесть всякие вкусные твари, и она подумала, что, может быть, пони нужна помощь в борьбе с вредителями.

Но подойти к ним было проблематично. Шедо боялась: алмазные собаки и пони не всегда ладили друг с другом, и Шедо знала, почему. Было много плохих собак, а плохие собаки все ухудшали. Эти пони казались милыми, здесь было несколько жеребят, несколько козлят, по крайней мере три овцы и несколько кур, за которыми Шедо знала, что лучше не гоняться.

В какой-то момент Шедо поняла, что ей придется спуститься с дерева и поздороваться.


К ним приближался большой земной пони. Он был блеклого, пыльно-оранжевого цвета, и на нем была широкополая соломенная шляпа. Шедо, встав на четвереньки, наблюдала и ждала, не делая резких движений, но виляя хвостом. Вилять хвостом — это дружелюбие и хорошие манеры. Ей так хотелось угодить и быть принятой.

— Привет, я Шедо!

Большой земной пони приостановился, а другие пони за его спиной держались на безопасном расстоянии. Шедо изучала его лицо и поняла, что ее изучают. Стоя на четвереньках, Шедо вынуждена была смотреть на пони снизу вверх, и она подумала, не чувствует ли он себя от этого в большей безопасности.

— Привет, меня зовут Болеро Денвер.

Все шло не совсем так, как планировалось, и Шедо почувствовала легкое беспокойство. Неужели ей не удалось произвести впечатление? Она еще немного повиляла хвостом, но не знала, что нужно делать, чтобы подружиться с пони. Присев на землю, Шедо изо всех сил старалась выглядеть безобидной.

— Мой сын, Нельсон Денвер, он единорог, и он давно за тобой наблюдает. — Суровое лицо Болеро немного смягчилось, и он кивнул Шедо. — Ты наблюдала за нами некоторое время, сидя на том дереве. Я не думаю, что ты здесь для того, чтобы создавать проблемы, и не хочу показаться недружелюбным. Времена сейчас тяжелые, и мы потеряли некоторых из наших в диких землях.

— Шедо сожалеет. Шедо может помочь?

На мгновение Болеро выглядел весьма удивленным, и его глаза немного расширились. Потянувшись вверх, он отодвинул шляпу, чтобы лучше рассмотреть Шедо, а позади него некоторые из собравшихся пони начали переговариваться. Патриарх почесал подбородок, продолжая изучать Шедо. Через некоторое время он заговорил.

— Ты поможешь нам? Должен сказать, что это очень удивительно. На нас уже совершали набег алмазные собаки, несколько месяцев назад. Никого не похитили, к счастью, но драка была неприятной. Мы в затруднительном положении… Мы потеряли двух кобыл, жеребца и одного жеребенка. У нас также пропали овцы, коза и коровы. Мы не знаем, кто это сделал, но если ты хочешь нам помочь, ты можешь пойти и поговорить с драконом, который живет за хребтом. Я не утверждаю, что это сделал дракон, но у него в плену зебра, и это кажется вероятным.

Шедо моргнула. Дракон!

— Мы не хотим, чтобы тебя убили, — сказал Болеро, глядя Шедо в глаза. — Я не хочу, чтобы это было на моей совести. Но у тебя есть такой шикарный меч, и ты выглядишь достаточно дружелюбно. Дракон может поговорить с тобой. Если можешь, узнай, что задумал дракон, и выясни, не он ли похищает наших сородичей. Когда мы его видели, у него была пленная зебра, так что, возможно, дракону нужны работники или рабы.

У собравшихся пони были обнадеживающие взгляды, грустные, полные надежды. Эти пони знали потерю так же, как и Шедо. Вытянув заднюю лапу, Шедо на мгновение почесала за ухом, раздумывая, что делать. Лайми по какой-то причине молчал, и она пришла к выводу, что это решение — ее собственное. Она опустила заднюю лапу и задумалась, что же ей делать.

— Болеро, а если ее схватят?

— Тихо, Окра! — Болеро повернулся лицом к заговорившей кобыле. — Драконы воспринимают алмазных собак иначе, чем нас, пони.

— Правда? — спросила Шедо.

Обернувшись, Болеро кивнул:

— Насколько я понимаю, не очень хорошие драконы и не очень хорошие алмазные псы торгуют друг с другом. Драгоценные камни, руда, рабы… Я полагаю, что драконы считают алмазных псов немного более полезными для себя, чем пони.

Кивнув, Шедо увидела в этом мудрость, но также и неправильность. У ее рода была репутация.

— Держать рабов нельзя. Плохо. Неправильно. Весь клан Шедо убит, уничтожен Черной Гончей. Диг-Даг поступал неправильно, жил неправильно, был неправ, и теперь мы все мертвы. Я — все, что осталось. Только я. Бедная Шедо. — Заглянув в глаза земной пони, она увидела неподдельную, искреннюю грусть, и была тронута.

— Мне очень жаль, Шедо… Я правильно говорю?

Она кивнула.

— Я не знаю, кто такая Черная Гончая… и мне жаль, что она забрала весь ваш клан. Я возглавляю этот клан, и мы стараемся делать добро. Мы стараемся, чтобы наши дела были честны и справедливы. — Болеро сделал паузу и на мгновение пожевал губу. Затем, немного опечалившись, он продолжил: — Если говорить о честности и справедливости, то нам нечем заплатить тебе, если ты нам поможешь. У нас нет ни бит, ни золота, ни драгоценных камней, у нас есть только еда, которую мы выращиваем, да мы друг с другом.

— Шедо все равно поможет, потому что Шедо хочет быть хорошей собакой.

— Будь покорной. Будь кроткой. Будь почтительной. — Голова Болеро немного опустилась и наклонилась в одну сторону. —  Попробуй заставить дракона думать, что есть еще алмазные собаки, и что ты полезнее живой, чем мертвой. — Патриарх моргнул, затем кивнул. — Спасибо, Шедо. Ты хорошая собака.

Окра нарушила строй и шагнула ближе, оставив остальных позади себя. Она подошла к Болеро и, не обращая внимания на его неодобрительный взгляд, сказала:

— Действительно, очень хорошая собака. Может быть, ты хочешь поесть с нами? Я знаю, что ты можешь есть суп и хлеб. Побудь с нами, поешь с нами, прежде чем уйдешь.

Суровое выражение лица Болеро смягчилось, и он по-доброму прижался к Окре:

— Да, оставайся с нами. Раздели с нами нашу пищу и общение.

— Хорошо.

И вот наша героиня принята общительными, но зловещими пони, которые теперь вдруг почувствовали себя немного виноватыми в том, что избавились от надоедливой, нежелательной алмазной собаки, заманив ее на барбекю к дракону. Она такая бестолочь. Хорошо, что она сейчас не слышит, как я называю ее дурой. Как-то надо уберечь Шедо от этих коварных, ужасных пони. Что делать, что делать. Сражаться с драконом, по-моему, не в наших силах…


Тени становились все длиннее и темнее, когда солнце позднего вечера перевалило через край хребта. Внизу, на дне долины, Шедо увидела дракона, о котором шла речь. Она не знала, насколько он длинный или большой, но когда она поднесла большой палец к глазам, то увидела, что дракон намного больше.

Дракон был достаточно большим, чтобы съесть зебру, которую она видела, за один укус, но дракон не ел зебру, нет. Прищурившись, она попыталась разглядеть, что лежит на земле, но не смогла. Зебра, маленькая зебра, сгорбилась над тем, что это было, и смотрела на него сверху вниз. Дракон указывал своим массивным, похожим на косу когтем.

Трудно было сказать, но, похоже, зебре ничего не угрожало.

Шедо понаблюдала еще немного, и каждый раз, когда дракон касался зебры когтем, она напрягалась, ожидая, что маленькая головка зебры вот-вот покатится. Лайми молчал, и это очень беспокоило Шедо, но она ничего не сказала по этому поводу. Дракон становился все более интересным объектом, и щенок решила, что настало время представиться.

Спустившись с дерева, она вспомнила все, что ей рассказали добрые земные пони.


— Наконец-то ты спустилась с дерева, щенок.

Остановившись на месте, Шедо посмотрела на дракона большими, мерцающими глазами, благоговея перед огромным зверем и его впечатляющим, грохочущим баритоном. Дракон смотрел на нее, а Шедо — на него, и она поняла, что на самом деле она всего лишь маленький щенок.

— Что это за собака, которая лезет на дерево? — вопрошал дракон. — Я пытаюсь научить юного Конифера познавать окружающий мир, а ты хоть представляешь, как трудно объяснить, что такое собака, лазающая по деревьям? Прекрати нарушать естественный порядок вещей! Ты же не кошка!

— Нет, я Шедо.

— Действительно, — ответил дракон язвительным, хриплым голосом.

Зебра была совсем жеребенком, и Шедо увидела, как он с любопытством смотрит на нее. Его шерсть была блестящей, даже лоснящейся, и, должно быть, это было самое чистое существо, которое она когда-либо видела в дикой природе. Его белые части тела были настолько белыми, что блестели. Дракон был большим и серебристым, казалось, что он сделан из яркого блестящего металла.

— Меня зовут Хром, — сказал дракон, представляясь, — а это Конифер, моя зебра. Ты — Шедо, и я предполагаю, что ты — алмазная собака, чья родословная восходит к Инудзиме. Конничива, Шедо.

— Шедо не говорит на старом языке. Извините.

— Как жаль, — сказал дракон, а затем выпустил дымящуюся струйку разочарования. — Конифер, будь внимателен. Алмазные Псы с Инудзимы очень разные и непохожие друг на друга. Многие из них — самураи, гордые и благородные. Самый лучший вид собак. Благородные, но многие пони брезгуют их благородной традицией — собирать головы своих врагов, как капусту. Не суди строго, Конифер, культы собирателей голов не так уж плохи, если только они собирают правильные головы. По моему глубокому убеждению, миру не помешало бы больше отрубленных голов. Слишком много пустых голов, которые занимают место и дышат моим ценным воздухом.

— Она маленькая, — сказал Конифер несколько писклявым голосом.

— Ну конечно же, она маленькая, она же щенок! — Хром разжал свои когти, которые были длиннее меча, и издал вздох, наполненный дымом и копотью. — Честное слово, вас обоих не хватит даже на приличный шашлык!

Конифер, действительно любопытная зебра, подошел поближе, чтобы рассмотреть Шедо. Жеребенок зебры был бесстрашен так, как могут быть бесстрашны только жеребята зебры, за которыми присматривают серебряные драконы. В мгновение ока он оказался в нескольких сантиметрах от Шедо, изучая ее и пытаясь постичь великую тайну древесной гончей.

— Она пахнет, — сказал Конифер Хрому.

— О, как это ужасно! — вздохнул Хром, вскидывая в отчаянии когти. — Конифер, сколько раз тебе говорить, что нельзя говорить все, что у тебя на уме! Драконы могут это делать, потому что мы достаточно велики, и нам это сходит безнаказанно, но ты… ты — зебра! Ты просто маленький кусочек! Тебя даже не хватит, чтобы подавиться!

Шедо навострила уши, озадаченная тем, как странно дракон произнес слово "зебра". Зед-бра. Усевшись на мягкий лесной суглинок, она устроилась поудобнее. Размяв лапы, она положила их на колени, глядя на дракона, а тот смотрел на нее сверху вниз.

— Полагаю, те земные пони послали тебя поговорить со мной о своих пропавших родственниках.

— Да. — Шедо кивнула.

— Ну, я не имею к этому никакого отношения, но я знаю, кто и что за это отвечает. — Дракон опустил голову вниз, оказавшись лицом к лицу с Шедо. — Мне неловко, правда. У меня кое-что украли, а я слишком большой, чтобы это вернуть. Если ты мне поможешь, я дам тебе взамен что-нибудь ценное…