Сон и Танец -Хаос и Порядок

Мгновение меж сном и явью

Принцесса Луна Дискорд

Пять двадцаток на четыре

Несмотря на то, что MLP.FiM закончился несколько лет назад, мои друзья и я все еще любили этот Сериал. Истории, мерч, фан–арт – мне все нравилось. Однако все начало становиться странным, когда я обнаружил, что у меня на ноге появилась кьютимарка. Люди не должны получать кьютимарки, так откуда же, черт возьми, это взялось? И что происходит с моими волосами?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Жданный визит.

Немного романтики и еще кое что.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Талассофобия

Сколько Эпплджек себя помнит, она всегда смертельно боялась глубокой воды, и Рэрити — ее самая близкая подруга решила узнать, почему.

Рэрити Эплджек

Не смотри, не верь, не знай

Смотря ты можешь увидеть. Увидев ты можешь поверить. Поверив ты можешь узнать. Тогда тебе конец.

ОС - пони

Статуя

Каменная статуя всегда безжизненна. И исключений быть не может.

Принцесса Селестия Дискорд

В пустоте послышался плач

На знатный вечер в качестве главного гостя позвали "ГОВОРЯЩИЙ КАМЕНЬ". То ещё зрелище я вам скажу...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Врата

Я бы смеялся, но это не смешно. Я бы плакал, но это не то, над чем стоит плакать. Тут не над чем плакать или смеяться, нужно просто слушать, нужно смотреть и осознавать, только тогда будет что-то понятно. Иногда я думаю: «Лучше бы я умер».

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Холиайс

Не все грифонихи находят себе хороших хозяев. Впрочем, бывает же и хуже?

ОС - пони Человеки

Бремя аликорна

Как бы сложилась дальнейшая судьба Твайлайт Спаркл после коронации? Корона это дар или проклятие?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund

Большая Маки

Глава 4: Наблюдение за странным яблочком

На следующее утро Эппл Блум позвала своих подруг в клубный домик, где у них обычно проходили собрания, чтобы вместе с ними обсудить, что им делать с загадочной тётушкой. Несмотря на то, что Эппл Блум встала ещё до рассвета, она выглядела как никогда бодрой, чего нельзя было сказать о других Меткоискателях. Свити Белль и Скуталу выглядели немного вялыми и были малость раздражены тем, что им пришлось прийти в такую рань. В задней части их клубного домика на доске висели разноцветные нитки, намотанные на гвозди, и прикреплённая к ним дюжина или около того различных фотографий членов семьи Эппл, что очень сильно напоминало карту всеобъемлющего заговора. Эппл Блум знала, что её друзья были не в восторге от столь раннего подъёма. Тем не менее кобылке не терпелось поделиться с ними теорией о том, что её так называемая тётушка Орчард на самом деле является её сестрой. Увидев, что друзья уже расселись и ждут, когда она что-то им скажет, Эппл Блум прочистила горло и начала:

– Ну вот, мы все в сборе, так что давайте приступать. Во-первых, хочу поблагодарить вас за то, что пришли на экстренное собрание Меткоискателей. Я понимаю, что мы никогда раньше не встречались так рано, но я должна вам кое-что рассказать, а после мы займёмся составлением плана и будем решать, как именно воплотить его в жизнь.

Свити Белль подняла копытце и с громким зевком сказала:

– Эппл Блум, может, хватит уже ходить вокруг да около? Просто объясни нам, зачем мы здесь.

Скуталу согласно кивнула и раздражённым тоном прибавила:

– Верно. Чего резину-то тянуть? Кроме того, у меня скоро начнётся тренировка с Рэйнбоу Дэш. Мы будем готовиться к Состязанию Сестёр, так что говори скорее, что ты задумала.

Фермерская кобылка повернулась к своим друзьям и с победоносной улыбкой произнесла:

– Хорошо, в таком случае слушайте. Я провела всё это утро, изучая свою родословную, и пришла к выводу, что Орчард Блоссом никакая мне не тётя, а давно потерянная сестра-близнец Биг Мака.

Скуталу и Свити Белль удивлённо фыркнули и посмотрели друг на друга, после чего белая единорожка повернула голову и спросила:

– Что? Эппл Блум, ты серьёзно?

Эппл Блум энергично кивнула.

– Да, я точно знаю, что у меня не может быть тёти Орчард. Кроме того, я заметила у неё несколько подозрительных особенностей. Во-первых, она слишком похожа на Биг Мака. Во-вторых, всю жизнь прожила в Мэйнхеттене, а мы о ней ничего не слышали. В-третьих, у неё такой же знак отличия, как и у моего брата. И наконец, в-четвёртых, она изредка произносит похожие с ним слова. Всё это может означать только одно: она моя давно утерянная сестра!

Щёки Скуталу слегка покраснели. Она задумчиво поскребла пол копытцем, после чего сказала:

– Возможно, или же… хм… как думаете, а может, это и есть Биг Мак? И его просто превратили в кобылу?

Все три кобылки посмотрели друг на друга и тут же весело захохотали.

Однако после смеха Эппл Блум задумчиво потерла подбородок и на мгновение задумалась над этой теорией, которая вполне могла оказаться правдой. Ведь Зекора была с Рэрити и тётушкой Орчард в одном вагоне. Может, она сварила какое-то зелье, чтобы изменить пол Биг Мака? Эта мысль заставила Эппл Блум недоверчиво хмыкнуть. Нет, это было слишком нелепо.

Кобылка отрицательно замотала головой.

– Нет, Биг Мак никогда бы не пошёл на это. И потом, хоть ему однажды и пришлось носить корсет Бабули Смит за проигрыш в пари с Эпплджек, но чтобы вот так превратился в кобылу? Нет, этого просто не может быть.

Свити Белль пожала плечами и сказала:

– Ладно, этот вариант отпадает. Но если она действительно давно потерянная сестра-близнец Биг Мака, то как же их разлучили при рождении?

Эппл Блум торжествующе улыбнулась. Она уже читала о подобном в книге и стала им объяснять:

– О, это довольно просто! Я недавно прочитала одну историю, где две пони были однояйцевыми близнецами и их тоже разлучили при рождении. Но у каждой из них был при себе фрагмент медальона, который доказывал, что они родственники.

Остальные Меткоискатели опять удивлённо переглянулись, и Скуталу спросила:

– И... как это относится к твоей тётушке?

Эппл Блум закатила глаза.

– Ох, это же так очевидно. Нам просто нужно найти что-нибудь, что есть и у Орчард Блоссом, и у Биг Мака. И тогда это докажет, что она моя сестра.

Скуталу почесала копытом за ухом и спросила:

– Хорошо, а у твоего брата есть медальон или что-нибудь в этом духе?

– Ну… я не уверена, но ведь всегда можно его поискать, – растерянно отозвалась фермерская кобылка.

Тогда заговорила Свити Белль:

– Зачем? Мы даже не знаем, есть ли он. И потом я совсем не понимаю, кому вообще пришло в голову разлучать двух пони при рождении?

Эппл Блум задумчиво прикусила губу, понимая, что в чём-то она права.

– Ну, по сюжету книги злодей сделал это нарочно. Поскольку их медальоны были двумя фрагментами ключа, что открывал секретное хранилище, в котором было что-то очень важное, что могло спасти Эквестрию. Не знаю, что именно. Я ещё не дочитала до этого момента, – ответила она.

Скуталу была немного удивлена таким ответом. Она задумчиво почесала затылок и сказала:

– Ха, а ведь верно. Я об этом не думала. Ты считаешь, что Биг Мака и Орчард Блоссом тоже разделил какой-то злодей?

Однако Свити Белль лишь саркастично фыркнула и сказала:

– Ерунда! Вы слишком увлекаетесь детективами, девочки! Здесь явно произошло что-то другое.

– И что же? – спросила Скуталу.

– Ну, например, доктор в больнице по ошибке отдал её не той маме или что-то подобное. Лично я не верю, что какому-то таинственному злодею пришла в голову мысль помешать Биг Маку и Орчард Блоссом воссоединиться.

– Ха, у нас в Понивилле и не такое бывало, – заметила пегаска.

– И всё же это маловероятно, – настаивала единорожка, после чего остальные Меткоискатели начали с интересом обсуждать эту теорию. И с каждой минутой их предположения становились всё более и более запутанными. Однако Эппл Блум вынуждена была признать, что идея о том, что какой-то неизвестный злодей решил разлучить её семью, была действительно малость безумной. Но мысль о том, что эти двое являлись близнецами и Орчард Блоссом забрали из её семьи при рождении, казалась вполне разумной даже её друзьям. Фермерская кобылка прочистила горло, чтобы привлечь внимание остальных, а затем сказала:

– Знаете, я думаю, совершенно неважно, почему именно их разлучили. Нам просто нужно выяснить, действительно ли они близнецы. И с сегодняшнего дня это станет нашей целью. Мы должны найти какое-нибудь доказательство, подтверждающее, что тётя Орчард является моей сестрой, прежде чем она вернётся в Мэйнхэттен.

Она повернулась к Скуталу и сказала:

– Для начала я хочу попросить тебя сходить в нашу больницу и поискать там что-нибудь о рождении моего брата. Справишься?

– Ха, не вопрос. Скажи, а это как-то повлияет на получение моей кьютимарки? – с волнением спросила Скуталу.

– Возможно. Кто знает, может, ты получишь метку детектива, лупу там или блокнот, – кивнула Эппл Блум и повернулась к Свити Белль.

– Ладно, что касается тебя, то когда Орчард Блоссом будет навещать Рэрити, ты должна будешь за ней пошпионить. Не отходи от неё ни на шаг, и тогда ты наверняка сможешь найти или услышать что-нибудь очень важное, что докажет, что она моя сестра.

– Хорошо. Уверена, это будет не так уж сложно, – кивнула Свити Белль.

Эппл Блум улыбнулась своим друзьям и сказала:

– Ура! Большое вам спасибо за помощь, девочки! Я знаю, что прошу слишком многого, но если мы сможем доказать, что она моя сестра, тогда, возможно, мы даже убедим её остаться в Понивилле!

– Точно! Это было бы здорово! Лично я бы не отказалась иметь сразу двух старших сестёр! – с энтузиазмом подхватила Свити Белль.

– Хех, двух. Мне бы хватило и одной, – тихо проворчала Скуталу.

Эппл Блум выставила вперёд копыто и громко произнесла:

– В таком случае за дело!

– Меткоискатели, вперёд! – дружно воскликнули кобылки.


Этим же утром солнечные лучи проникли в комнату Орчард Блоссом, и она приглушённо застонала, всё ещё чувствуя себя довольно слабой после превращения. Лениво потянувшись и отбросив в сторону одеяло, она села на край кровати и стала любоваться окружающими её вещами, как это сделала бы любая нормальная кобыла в своей комнате (что, впрочем, было не так уж далеко от истины). И хотя Биг Мак находился сейчас в другом облике, ему по-прежнему нравились те вещи, которые он любил, когда был жеребцом, например, комиксы или фигурки от настольных игр.

– Однако сейчас они не мои, а старшего брата Эппл Блум, и мне пора вновь становиться тётушкой Орчард, – наконец сказал он себе, довольный тем, что проснулся пораньше и смог немного побыть собой.

– Что ж, в таком случае пора подниматься. Не стоит заставлять мою милую племянницу ждать, – наконец сказала Орчард и, зевнув, медленно слезла с кровати и направилась к шкафу, где начала надевать сшитые Рэрити вещи. Кобыла посмотрела на себя в зеркало и немного полюбовалась на свою блузку, которая плотно облегала её грудь, а также юбку, что скрывала её смущающе крупное вымечко. Несмотря на то, что в новом теле она всё ещё чувствовала себя неловко, Орчард не могла не отметить, что она очень привлекательна.

«Именно такой кобылой я бы и хотел быть до конца своих дней, – мысленно произнес он, улыбнувшись своему отражению, и, тут же спохватившись, прибавил: – Тьфу, то есть с такой. С такой кобылой я бы хотел всё время жить, ух».

И, отойдя от зеркала, она рысью спустилась вниз по лестнице, ведущей на нижний этаж, где увидела Бабулю Смит. Та уже была на кухне и готовила завтрак. Бросив на вновь вошедшую кобылу прежний недоверчивый взгляд, пожилая пони поставила на стол тарелку с яблочными блинчиками и спросила:

– Доброе утро, Орчард Блоссом. Вижу, ты уже проснулась. Будешь завтракать? – подозрительно ласковым тоном спросила она.

Красная кобыла закатила глаза и села за стол.

– Да, большое спасибо. Я очень вам признательна.

– О, не стоит благодарности, Биг Мак, – ехидно произнесла старушка.

– Агась, – на автомате ответила кобыла и тут же приглушённо застонала, поняв, что Бабуля Смит только что её подловила и теперь уже бессмысленно что-либо отрицать.

– Ладно. Я попался. Прошу, только не говори никому, – наконец сказала Орчард Блоссом, приступая к завтраку.

Бабуля Смит медленно обошла стол и села напротив своего внука или, лучше сказать, внучки?

– Само собой. Я же понимаю, что ты пошёл на это ради Эппл Блум. Чтобы она смогла принять участие в Состязании Сестёр, так что я никому ничего не скажу.

– Спасибо, – благодарно кивнула Орчард, стараясь говорить как можно тише, на случай, если Эппл Блум находится где-то неподалёку. Сделав пару глотков кофе, она принялась за блины, как вдруг Бабуля Смит громко сказала:

– Однако ты должен сказать Эппл Блум правду. Нехорошо ей врать.

Красная кобыла ничего на это не ответила, продолжая есть свой завтрак. Закончив с ним, она вытерла рот салфеткой, обдумывая слова бабушки, которая в чём-то была права: нечестно водить свою младшую сестру за нос и заставлять думать, что она её тётя. Однако она не могла просто так пойти и признаться ей.

– Я бы с радостью. Но ты же знаешь, что Эппл Блум никогда не умела хранить секреты. Если судьи на состязании узнают, что я на самом деле жеребец, нас не допустят до участия.

– Да, я понимаю, но всё же... – задумчиво протянула старушка. – Ладно, пока что ничего не говори. Но как закончится состязание, ты должен будешь рассказать ей всё как есть.

И, собрав посуду, она понесла её к раковине, чтобы помыть.

– Разумеется, именно так я и сделаю. Ты, главное, сама не проболтайся раньше времени. И прошу, обращайся ко мне как к кобыле, а то ещё чего доброго раскроешь меня, – заметил бывший жеребец, вставая на ноги и смахивая со своей юбки крошки. Тут же, как по команде, через входную дверь влетела Эппл Блум и, пробежав через всю комнату, с криком бросилась к своей тёте:

– Доброе утро, тётушка Орчард!

– Доброе утро, Эппл Блум! – слегка вздрогнув, воскликнула кобыла, разворачиваясь к ней и выставляя вперёд копыта, чтобы поймать. Обхватив кобылку ногами, она крепко прижала её к своей груди. И хоть это было неправдой, кобыла в какой-то момент почувствовала себя мамой Эппл Блум. Немного подержав её в объятиях, она поставила девочку на пол и спросила:

– Ну что, готова записаться на Состязание Сестёр?

– Ха, ещё бы! Думаете, почему я сегодня встала так рано?! – радостно произнесла Эппл Блум, подпрыгивая и дёргая Орчард Блоссом за ногу.

Кобыла весело фыркнула, когда та вывела её из дома и потащила в сторону Понивилля. Однако по мере приближения к городу Орчард Блоссом немного забеспокоилась и стала мысленно просить принцесс о помощи и надеяться, что другие пони окажутся не столь проницательными, как Бабуля Смит, и не раскусят его раньше времени.

Нервно сглотнув, она направилась вместе с сестрой к тому месту, где завтра будет проходить состязание. К счастью, на улице ещё было очень рано и вокруг ходило не так уж много пони. Но те немногие, что уже встали, не могли удержаться от того, чтобы поглазеть с удивлением или восторгом на удивительную кобылу, идущую мимо них. Орчард Блоссом слегка наклонила голову, понимая, что Понивилль – не такой уж большой город и её присутствие не могло пройти незаметно. К тому же несмотря на то, что Биг Мак не являлся какой-то знаменитостью, он всё же был достаточно известен, чтобы другие пони его знали. Оставалось только надеяться, что характерные черты Орчард Блоссом не вызовут у окружающих ненужных вопросов.

Эппл Блум заметила её волнение и тут же спросила:

– Тётушка Орчард, у вас всё хорошо?

Кобыла от неожиданности взвизгнула и, повернувшись к младшей сестре, одарила её нервной улыбкой.

«Ну же, соберись! Тебе нужно вести себя более уверенно! Иначе всё вокруг догадаются, кто ты такая!» – мысленно отругала она себя и, взъерошив копытом гриву кобылки, ответила:

– О, не переживай за меня, дорогая. Я в порядке, просто ещё не привыкла к вашему сельскому городку.

«И его любознательным жителям», – мысленно прибавила она, после чего брат и сестра (или, лучше сказать, сёстры) продолжили идти дальше, пока не оказались у полосы препятствий, где им предстояло участвовать в соревнованиях. Неподалёку от неё находился стол, за которым сидели судьи и записывали имена новых участниц.

«Ну всё, пришло время блеснуть и показать этому городу очаровательную модель из Мэйнхэттена!» – мысленно сказала себе Орчард и, откинув назад гриву, пошла в сторону судей, грациозно раскачивая крупом.

Теперь больше не было Биг Мака! Он умер! Вместо него на свет появилась несравненная Орчард Блоссом… которая всё равно не могла не краснеть, чувствуя, как её пышный круп выпячивается при каждом шаге.

Когда она с сестрой подошла к столу, старый жеребец-судья окинул её заинтересованным взглядом и спросил:

– Да-да, вы кто?

Пухленькая кобыла приложила копыто к груди, пару раз похлопала ресницами, после чего сладким голосом сказала:

– Меня зовут Орчард Блоссом. Я приехала к вам из Мэйнхэттена, чтобы записаться на Состязание Сестёр вместе с Эппл Блум.

Судья-жеребец слегка приоткрыл рот, придя в неподдельный восторг и не в силах поверить, что перед ним стоит такая красавица. Повисла небольшая пауза, которую вскоре нарушила сидевшая рядом с ним кобыла:

– Эм, мне кажется или я вас уже где-то видела? Скажите, мы не знакомы?

– О... хм... нет, это вряд ли. Вы, должно быть, перепутали меня с Биг Маком. Но поверьте, я вовсе не он. Мы просто родственники, – довольно уверенно ответила ей кобыла, хотя в глубине души и чувствовала себя крайне напряжённо. Если у судей возникнет хоть какая-то причина сомневаться в том, что Орчард Блоссом – кобыла, то всё, что она делала до сих пор, окажется напрасным.

Обе кобылы-судьи принялись пристально разглядывать её, что несколько встревожило Орчард Блоссом, которой приходилось молча наблюдать за происходящим. Она гадала, не думают ли они, что она замаскированный Биг Мак, и надеялась, что не сделает ничего такого, что раскроет им истину, а потому изо всех сил старалась сохранять спокойствие и вести себя так, будто в ней нет ничего подозрительного. Наконец, к облегчению Орчард, главная судья утвердительно кивнула и сказала:

– Да, верно, вы немного похожи, но ясно же, что вы не он.

– Разумеется, нет. А теперь давайте займёмся делом. В конце концов, Эппл Блум ещё должна пойти в школу, – с игривым смешком заявила Орчард, радуясь, что её маскировка не сорвалась.

Старая кобыла положила на стол перед ней бланк регистрации.

– Конечно. Вы будете в одной команде?

– Да! Мы будем участвовать вместе! – радостно воскликнула Эппл Блум, подпрыгивая к столу и энергично записывая своё имя. Увидев её довольную улыбку, Орчард Блоссом почувствовала, как её сердце наполнилось радостью. В этот момент она была как никогда счастлива, что пошла на эту жертву со сменой пола и помогла своей сестре записаться на столь важное для неё состязание.

Когда Эппл Блум закончила, кобыла подошла к бланку и наклонилась, чтобы тоже записать своё имя. При этом она заметила, что старый жеребец с вожделением смотрит на её круп с похотливой и немного жутковатой улыбкой на лице. Лицо кобылы покраснело, а из носа повалил пар, и она почувствовала, как её охватывает яростный гнев, как тогда в Мэйнхэттене, когда незнакомый жеребец шлёпнул её по крупу. Закончив писать своё имя, она одним быстрым движением огрела старого жеребца по лицу, отчего тот свалился со стула и упал в грязь.

Эппл Блум испуганно охнула, как и все остальные судьи, а старый извращенец опять сел на стул, потирая покрасневшую щёку, и воскликнул:

– За что?!

– Вы прекрасно знаете за что! Теперь, надеюсь, меня не дисквалифицируют? Или мне стоит рассказать другим судьям, на что именно вы пялились? – возмущённо бросила кобыла, чувствуя себя немного рассерженной из-за того, что потеряла самообладание. Но это нежелательное сексуальное домогательство она не могла оставить просто так. Остальные судьи вопросительно посмотрели на старого жеребца, который тихо проворчал:

– Конечно нет, только не делайте так больше.

– Вы тоже, уважаемый, – заметила Орчард.

– Ладно, здесь мы закончили и теперь можем идти. Вперёд, тётя Орчард! Я должна вам столько всего показать! – весело воскликнула Эппл Блум, дёрнув красную кобылу за ногу, и вместе с ней поскакала обратно в город.


Орчард Блоссом сидела за столиком в «Сахарном Уголке» напротив своей сестры и вместе с ней пила молочный коктейль с ванильным и клубничным мороженым, взбитыми сливками и маленькой вишенкой наверху. Когда они пришли сюда, кобыла огляделась по сторонам и увидела, что многие другие посетители смотрят на неё и вполголоса о чём-то шепчутся. Несмотря на то, что после регистрации в состязании она почувствовала себя более уверенной, Орчард всё ещё немного нервничала и опасалась, что другие пони захотят выяснить, почему она так похожа на Биг Мака. Но пока что этого не происходило, и она, молча склонив голову, потягивала через трубочку свой коктейль.

– У вас всё хорошо, тётушка Орчард? – спросила Эппл Блум, решив применить нечестный приём и сделав свои большие щенячьи глаза. Орчард ласково ей улыбнулась и ответила:

– Да, дорогая, всё замечательно. Просто в вашем городке многие пони подозрительно на меня смотрят. А поскольку мы сейчас не на подиуме, то я немного нервничаю от такого внимания.

Эппл Блум понимающе кивнула и, поглядев на других посетителей (которые тут же отвернулись в другую сторону), сказала:

– Да, это действительно некультурно. Но с другой стороны, вы же такая интересная. В наш город редко приезжают знаменитые модели. Кроме того, им, должно быть, непривычно видеть кого-то, кто так сильно похож на моего брата.

– Как я уже сказала, это просто совпадение, – вздохнула Орчард Блоссом, недовольная тем, что этот вопрос постоянно всплывает. Было очевидно, что её маскировка оставляет желать лучшего.

– Вы ведь моя сестра, не так ли?! – вдруг резко спросила Эппл Блум, стиснув зубы и заметив, что другие пони опять смотрят в их сторону. Но Эппл Блум было наплевать, и она, сглотнув слюну, стала напряжённо ждать ответа.

– Нет, конечно же, нет! – быстро ответила Орчард, заметно растерявшись.

– Да? И кто же тогда ваши родители? – не сдавалась фермерская кобылка.

Орчард на секунду замолчала, обдумывая ситуацию. Она понятия не имела, что ей на это ответить. Если честно, она и подумать не могла, что подобный вопрос вообще всплывёт. Кобыла мысленно прокляла Бабулю Смит за то, что та вчера задала этот вопрос и, заикаясь, ответила:

– Ох, хорошо! Ты меня раскусила. Меня удочерила одна богатая семья в Мэйнхеттене, но даже если и так, разве это имеет какое-то значение?

– Ещё как имеет! Если вы действительно моя сестра, я должна знать это! – воскликнула Эппл Блум. – А ещё, если вы моя сестра, то я хочу, чтобы вы остались с нами в Понивилле!

Орчард Блоссом сделала небольшую паузу, понимая, что теперь ей нужно срочно придумать какое-нибудь оправдание, чтобы не оставаться в Понивилле.

– Конечно, я бы с радостью у вас задержалась, но ты же понимаешь, что мне нужно будет вернуться в Мэйнхэттен. У меня там своя жизнь, работа модели, знаешь ли, – довольно прямолинейно ответила красная кобыла, стараясь изо всех сил поддерживать ложь, которая должна успокоить Эппл Блум.

Но фермерская кобылка не собиралась отступать и, хлопнув копытцами по столу, воскликнула:

– Да ладно вам, у нас же есть Рэрити! И она шьет лучшие наряды во всей Эквестрии! А ещё владеет несколькими бутиками, один из которых находится в Кантерлоте! Давайте вы будете работать моделью у неё! Ну пожалуйста!

Орчард Блоссом приглушённо застонала. Она совсем не ожидала такого поворота событий. Теперь, когда Эппл Блум думает, что она – её давно потерянная старшая сестра, объяснить правду будет гораздо сложнее.

– Хорошо, я подумаю об этом, но ничего не обещаю, – наконец выдавила она из себя.

– Ага, как же. Когда взрослые так говорят, они всегда обманывают, – насупилась Эппл Блум, сложив передние копытца на груди.

Миссис Кейк, находившаяся в этот момент у кассы, заметила это и с обеспокоенным видом подошла к ней.

– Дорогая, у тебя всё в порядке? – спросила она.

– Да, спасибо, всё хорошо. Мы с моей "тётей" просто кое-что обсуждаем, – ответила Эппл Блум, сделав копытами воздушные кавычки на слове «тётя».

– Верно и у вас совершенно нет причин для… ах! – собиралась прибавить Орчард, но тут же восторженно ахнула, когда увидела на спине у хозяйки двух маленьких жеребят. Это были её дети-близнецы Кейки, которые невинно гугукали.

В душе красной кобылы возникло сильное желание кое-что сделать. То, о чём раньше она стеснялась спрашивать, будучи жеребцом. Но теперь, когда она стала кобылой, подобная просьба была гораздо уместнее и к тому же могла положить конец вопросам Эппл Блум.

Орчард Блоссом нерешительно сглотнула и сказала:

– Извините за столь странный вопрос. Но не могу я немного подержать ваших жеребят?

– Эм, конечно, только будьте с ними осторожны, хорошо? – ответила миссис Кейк, отдавая жеребят в копыта Орчард Блоссом. Два маленьких жеребенка тут же ласково улыбнулись и, протянув в её сторону ножки, прижались к груди кобылы, заставив её почувствовать себя немного смущенной, но и в то же время очень счастливой.

– Ого, никогда раньше не видела, чтобы они так быстро кого-то признавали! – удивилась миссис Кейк.

Глаза Эппл Блум загорелись, и она сказала:

– Именно! Они словно чувствуют в вас что-то родное! Как если бы вы были сестрой кого-то хорошо им знакомого, верно?

Орчард Блоссом закатила глаза, видя, что вопросы всё ещё продолжаются. Она просто покачала головой и пожала плечами:

– Неа, это вряд ли, – сказала она, и многие пони вместе с Эппл Блум удивлённо ахнули.

Орчард Блоссом печально вздохнула, поняв, что только что произнесла коронную фразу Биг Мака. Видя, какое внимание это привлекло со стороны окружающих, она решила, что им с Эппл Блум лучше отсюда уйти. Поцеловав напоследок каждого из жеребят в макушку, она вернула их матери, после чего миссис Кейк сказала:

– Вы такая заботливая кобыла. Разрешите спросить, у вас есть свои жеребята?

– К сожалению, нет, но я бы очень хотела их завести, – смущенно признался бывший жеребец, понимая, что действительно всю жизнь мечтал о своих жеребятах.

Эппл Блум фыркнула и подергала её за копыто.

– Ладно, тётя Орчард, пошли! Я должна ещё показать тебя своим одноклассникам!

– Хорошо-хорошо, – пискнула кобыла, покорно следуя за ней.

«Ну вот, опять идти туда, где меня все знают и куда я не раз ходила на разные школьные собрания и Дни Семейных Встреч. Только бы меня никто там не раскрыл».


Эппл Блум стояла перед своими одноклассниками, что тихо сидели за партами и с интересом смотрели на красную кобылу, которая от столь пристального внимания начала чувствовать себя тревожно. Почти так же, как в тот день, когда её только-только превратили в кобылу. Эппл Блум гордо улыбнулась и воскликнула:

– Да, я знаю, что сегодня у нас не День Семейных Встреч, но я всё равно хотела бы показать вам всем свою тётю, которая проделала долгий путь из Мэйнхэттена, чтобы завтра мы смогли с ней участвовать в Состязании Сестёр!

Орчард Блоссом нервно окинула взглядом класс, желая убедиться, что никто из них не догадывается, кто она на самом деле. После чего широко улыбнулась и, приложив копыто к груди, произнесла:

– Привет, малыши! Меня зовут Орчард Блоссом, и я модель из Мэйнхэттена!

Все жеребята дружно ахнули, впечатлённые её красотой. Однако Даймонд Тиара лишь злорадно ухмыльнулась, видя, как хмуро смотрит Чирайли на Эппл Блум.

– Эппл Блум, как бы я ни ценила то, что ты решила показать нам свою тётю, сейчас это неуместно. Кроме того, ты опоздала на урок.

Кобылка виновато опустила голову.

Заметив, что её сестра опечалена, Орчард Блоссом решила встать на её защиту. Она повернулась к Чирайли и, выразительно похлопав ресницами, сказала:

– Прошу, не будьте к ней так строги, уважаемая. Она просто обрадовалась, что я приехала к вам в гости, и из-за этого мы немного опоздали. Можете во всём винить меня.

– Ладно, Эппл Блум, займи своё место, – сказала Чирайли, указывая ей на стул, и фермерская кобылка последовала её совету.

Учительница с ухмылкой посмотрела на Орчард Блоссом и сказала:

– И раз уж твоя тётушка здесь, то почему бы ей не рассказать всему классу о том, чем занимается модель?

Бывший жеребец посмотрел на неё, гадая, раскусила ли Чирайли его маскировку. Конечно, пытаться отказать ей было бы довольно глупо, поэтому Орчард Блоссом оставалось только согласиться на предложение учительницы.

– Разумеется, почту за честь, дорогая, – сказала она и, повернувшись к классу, на секунду замерла, обдумывая, что ей сказать. Максимум, что она знала о моделях, так это та расплывчатая информация, которую она почерпнула из десятков гламурных журналов, которые Рэрити заставила её прочитать во время поездки на поезде в Понивилль. Она прочистила горло и сказала:

– Что ж, модель – это пони, которая примеряет различные наряды, созданные дизайнерами, желающими продемонстрировать своё мастерство и стиль, как простым пони, так и искушенной публике.

Весь класс наполнился восторженными вздохами, которые в основном шли от кобылок, в то время как жеребчики приглушенно стонали или говорили «скука». Видя их реакцию, Орчард Блоссом решила разрушить их замкнутые представления о моде. Она пару раз кашлянула и продолжила:

– И хотя многим кажется, что подобной работой занимаются только кобылы, жеребцы тоже могут быть моделями или даже модельерами, как, например, Хойти Тойти.

Это заставило жеребчиков застонать ещё сильнее, и Орчард Блоссом насмешливо прибавила:

– Да-да, я понимаю, как это звучит, но поверьте, быть моделью не так уж плохо. Лично я проработала в этом деле почти всю свою жизнь и начала, когда была ненамного старше вас. Сейчас я работаю в тесном контакте с Рэрити, от которой узнала, что моя семья живет здесь, в Понивилле, – она улыбнулась Эппл Блум и прибавила: – И которая рассказала мне, что моей племяннице срочно нужен партнёр для Состязания Сестёр! И вуаля! Так я оказалась в вашем уютном сельском городке, который поразил меня своей красотой!

Кобыла поклонилась, и все жеребята дружно зааплодировали ей (включая некоторых жеребчиков), как будто она только что выступила с воодушевляющей речью.

Чирайли быстро подошла к ней и с улыбкой сказала:

– Что ж, спасибо вам, Орчард Блоссом, за ваш интересный рассказ о мире моды. Надеюсь, вы придете к нам ещё раз, когда мы будем проводить День Семейных Встреч.

– Конечно, с большим удовольствием сделаю это. И ещё я буду очень рада, если завтра вы все придёте на Состязание Сестёр и поболеете за нас! – воскликнула красная кобыла, помахав на прощание копытом и выходя из школы, в то время как жеребята радостно скандировали её имя. Откинув назад гриву, она вышла за дверь и зашагала по улицам Понивилля. Но, покидая школу, Орчард Блоссом начала понимать, что никогда бы не получила такого тёплого приёма, если бы пришла сюда как Биг Мак. Да что уж там, за все годы своей жизни она никогда не была так близка с Эппл Блум, как всего лишь за один этот день. И тут в её голову закралась странная мысль:

«А что, если по окончании состязания я останусь кобылой навсегда?»